РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ ЗАГРАНИЦЕЙ

Нью-Йоркский Знаменский Синодальный домовой собор и первоиераршая резиденция

Русская Православная Церковь Заграницей, самоуправляемая Церковь в составе Московского Патриархата

  • Официальный сайт:
  • Каноническая территория: диаспора: наиболее представлена в США, в меньшей степени — в Германии, Канаде, Австралии; также действует в других странах Западной Европы, Южной Америки, Азии и в Новой Зеландии; на канонической территории нескольких поместных Церквей ведает своими епархиями, учреждениями и приходами
  • Богослужебный язык: основные церковнославянский и английский; в соответствии с нуждами приходов немецкий, французский, испанский, индонезийский и др.
  • Календарь: юлианский
  • Кафедральный собор: Знаменский в г. Нью-Йорке (первоиераршая резиденция при соборе)
  • Предстоятель: Иларион, Высокопреосвященнейший Митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский
  • Состав: 18 архиереев; 9 епархий; 409 приходов (2013) ; 39 монастырей (2013) ; 2 высших духовных школы (1 институт, 1 семинария); ? членов
  • На карте: Яндекс.Карта, Google-карта

Епархии

  1. Восточно-Американская
  2. Берлинская
  3. Женевская
  4. Каракасская
  5. Монреальская
  6. Ричмондская
  7. Сан-Францисская
  8. Сиднейская
  9. Чикагская

Исторический очерк

Возникновение

Октябрьский переворот 1917 года и последующая гражданская война в России привели к срыву нормального сообщения между многими частями бывшей Российской империи и к массовому исходу православных верующих из России. Фронты гражданской войны, границы новообразованных отделившихся государств и госуадрств-неприятелей разделили ранее объединенное пространство. К началу 1920-х годов приблизительно около 3-4 миллионов беженцев и эмигрантов оказались разбросаны по всему миру, более 8 миллионов православных нашли себя за пределами новообразованного советского государства. Священноначалие Русской Православной Церкви, будучи сосредоточено в Москве в самом центре советского государства, оказалось перед большими затруднениями пытаясь продолжать духовное окормление отрезанной паствы, в то время сведения о положении дел в разных частях бывшей империи и всего мира были труднодоступны и неверны. Духовнество оказавшееся вне советской территории также могло иметь лишь смутное представление о том что происходило в советской стране. В этих условиях возникли первые попытки образовать управление для частей и чад Русской Церкви оказавшихся зарубежом.

Ее история восходит к Ставропольскому Собору 19-24 мая 1919 года котоый организовал Временное Высшее Церковное Управление Юго-Востока России для частей Русской Православной Церкви оказалавшихся на территории занятой белыми войсками Деникина. В ноябре 1920 года члены Управления покинули Россию. Наиболее авторитетные иерархи, покинувшие Россию, — митрополит Киевский и Галицкий Антоний (Храповицкий), архиепископ Волынский и Житомирский Евлогий (Георгиевский) — первоначально собирались затвориться в монастырях, а деятельность Управления прекратить, предоставив окормление русской паствы за рубежом соответствующим Поместным Церквам, но затем сменили решение. По свидетельству биографа митрополита Антония, изменить свои планы и сохранить русскую церковную организацию он решил после того, как узнал о намерении генерала Врангеля сохранить военную организацию для борьбы с большевиками.

19 ноября 1920 года на пароходе «Великий князь Александр Михайлович» в Константинопольском порту состоялось первое за пределами России заседание Управления. Иерархи во главе с митрополитом Антонием решили продолжить свою деятельность среди эмигрантов. Указ, выданный Местоблюстителем Константинопольского патриаршего престола митрополитом Брусским Дорофеем в декабре 1920 года, разрешал деятельность Управления на территории Константинопольского Патриархата при подчинении верховной власти патриарха, за которым сохранялись, в частности, и судебные прерогативы.

Каноническое основание для своей деятельности в эмиграции зарубежные иерархи усматривали в 39 правиле VI Вселенского Собора — взгляд выраженный в статье профессора С. В. Троицкого «О правах епископов, лишившихся кафедр без своей вины». Еще одним документом, часто упоминавшимся за границей как основание для деятельности зарубежного Церковного Управления, стал указ от 20 ноября 1920 года за № 362 патриарха Тихона, Священного Синода и Высшего Церковного Совета предписывавший временную организацию «высшей инстанции церковной власти» в отрезанных епархиях в условиях срыва сообщения. В качестве косвенного признания нового Управления со стороны святителя Тихона заграничные архиереи восприняли его указ № 424 от 8 апреля 1921 года, подтверждалось временное назначение архиепископа Евлогия (Георгиевского) управляющим русскими приходами в Западной Европе, первоначально произведенное Высшим Церковным Управлением в октябре 1920 года, еще в период пребывания в Крыму.

12 мая 1921 года Высшее Церковное Управление переехало из Константинополя на территорию Соединенного Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев, правительство которого оказало русским эмигрантам гостеприимство, а Сербский патриарх Димитрий с любовью встретил русских архипастырей и предоставил им свою резиденцию в Сремских Карловцах. 31 августа 1921 года Архиерейский Собор Сербской Православной Церкви предоставил Высшему Церковному Управлению право юрисдикции над русским духовенством, не состоящим на службе в Сербской Церкви.

Высшее Церковное Управление в тот период было признано большинством из свыше чем 30 русских архиереев, оказавшихся за границей. При этом, для того чтобы упрочить свое каноническое положение, зарубежные архипастыри неоднократно пытались связаться со святителем Тихоном. В частности, в июле 1921 года митрополит Антоний представил патриарху рапорт с предложением учредить Высшее Управление Российской Церковью за границей, объединяющее все зарубежные русские приходы и епархии Московского Патриархата, включая Финляндию, Прибалтику, Польшу, Северную Америку, Японию и Китай, под председательством Патриаршего наместника. Испрашивалось также благословение на созыв заграничного собрания Российской Церкви. Однако 13 октября 1921 года патриарх Тихон, Священный Синод и Высший Церковный Совет Российской Православной Церкви признали нецелесообразным учреждение должности Патриаршего наместника «как ничем не вызываемое», Высшее церковное управление оставили «с прежними его полномочиями», не распространяя сферу его действия на Польшу и Прибалтику, а сообщение о предстоящем собрании приняли к сведению.

21 ноября 1921 года в Сремских Карловцах открылось Общецерковное заграничное собрание архиереев, клириков и мирян, в ходе заседаний переименованное во Всезарубежный Собор. Послание Собора «Чадам Русской Православной Церкви, в рассеянии и изгнании сущим» содержало призыв к возвращению на российский престол законного православного царя из дома Романовых. Направленное от лица Собора послание к международной Генуэзской конференции, назначенной на апрель 1922 года для обсуждения вопросов о государственных долгах России, призывало все народы мира поддержать оружием и направлением добровольцев военный поход против советского государства. Эти воззвания были использованы советской властью для обострения гонений на Церковь в России и коренным образом изменили отношения зарубежного центра с Московской Патриархией. Принятые в Карловцах документы противоречили принципу невмешательства Церкви в политические дела . Власти в Москве требовали от святителя Тихона лишить сана зарубежных архиереев, однако патриарх не желал подобных мер. 5 мая 1922 года последовал указ № 348 (349) патриарха Тихона, Священного Синода и Высшего Церковного Совета согласно коему послания Карловацкого Собора признавались не выражающими официального голоса Русской Православной Церкви и, по причине их чисто политического характера, не имеющими канонического значения. Ввиду допущенных политических от имени Церкви заявлений, Высшее Церковное Управление за границей упразднялось, а власть над приходами в Европе сохранялась за митрополитом Евлогием. Был поставлен и вопрос о церковной ответственности духовных лиц за границей за их политические заявления, сделанные от имени Церкви.

На следующий день после подписания указа патриарх Тихон был арестован. За границу информация об аресте святителя пришла раньше указа, к моменту получения которого уже была предпринята раскольниками-обновленцами попытка узурпировать власть в Русской Церкви. Вследствие этого большая часть представителей зарубежного епископата опасалась, что законная церковная власть в России уничтожена окончательно. Во многом по этой причине указ № 348 был выполнен лишь формально. Собор русских архиереев за границей 2 сентября 1922 года упразднил Высшее Церковное Управление, однако образовал вместо него временный Архиерейский Синод во главе с митрополитом Антонием. Основанием для этого решения архипастыри называли указ № 362 от 20 ноября 1920 года. Зарубежные архиереи сочли, что указ давал право на создание церковной организации и за пределами канонической территории Русской Православной Церкви, где ее епархий доселе не существовало. Заграничный Архиерейский Собор в июне 1923 года подтвердил решение о создании Синода.

После кончины святителя Тихона 7 марта 1925 года зарубежные архиереи не сразу признали полномочия патриаршего местоблюстителя священномученика Петра (Полянского), что во многом было вызвано неизвестностью за границей относительно его намерений по отношению к обновленцам. 9 апреля 1925 года Архиерейский Синод Русской Зарубежной Церкви счел целесообразным,

«в случае, если советская власть в России не допустит избрания нового патриарха, а будет путем насилия и обмана навязывать и укреплять власть обновленческого синода или насиловать архипастырскую совесть местоблюстителя или нового патриарха, предоставить председателю Архиерейского Синода Высокопреосвященнейшему митрополиту Антонию с правами временного, до созыва канонического Всероссийского Священного Собора, заместителя патриарха, представительствовать Всероссийскую Православную Церковь и, насколько позволяют условия и обстоятельства, руководить церковной жизнью и Церковью не только вне России, но и в России». Однако осенью того же года Архиерейский Синод приостановил действие данного определения, так как выступления митрополита Петра против обновленцев убедили заграничных архиереев признать его полномочия патриаршего местоблюстителя.

Отношения зарубежных архипастырей с заместителем патриаршего местоблюстителя митрополитом Сергием (Страгородским), возглавившим Русскую Церковь после ареста митрополита Петра 10 декабря 1925 года, первоначально были доверительными. Однако после предложения архиереям в Западной Европе дать подписку о лояльности по отношению к советской власти, а также после издания Послания к пастырям и пастве митрополита Сергия и временного Патриаршего Синода от 29 июля 1927 года (так называемой «Декларации митрополита Сергия»), Архиерейский Синод 5 сентября 1927 года принял решение прервать общение с заместителем патриаршего местоблюстителя. В Окружном послании Архиерейского Собора Русской Православной Церкви за границей от 9 сентября 1927 года говорилось:

«Послание митрополита Сергия, не архипастырское и не церковное, а политическое и потому не может иметь церковно-канонического значения и не обязательно для нас, свободных от гнета и плена богоборной и христоненавистной власти… Такое постановление не может быть признано законным и каноническим».

Собор, от которого к тому времени уже отделились митрополиты Евлогий и Платон с возглавлявшимися ими приходами в Западной Европе и Северной Америке, постановил прекратить сношения с московской церковной властью, продолжая признавать в качестве главы Русской Церкви патриаршего местоблюстителя митрополита Петра, находившегося в ссылке. Вместе с тем, в Окружном послании говорится, что

«заграничная часть Русской Церкви почитает себя неразрывною, духовно-единою ветвью великой Русской Церкви. Она не отделяет себя от своей Матери-Церкви и не считает себя автокефальною».

В разрыве со священноначалием в Москве

После 1927 года общение между Священноначалием Церкви в Отечестве и иерархами в зарубежье было прервано на долгие десятилетия. В 1934 году заместитель патриаршего местоблюстителя митрополит Сергий (Страгородский) издал указ о запрещении в священнослужении митрополита Антония (Храповицкого) и нескольких зарубежных иерархов. Архиерейский Синод Зарубежной Церкви не признал данного постановления. После кончины первоиерарха Русской Зарубежной Церкви митрополита Антония, последовавшей в 1936 году разделение сохранялось и далее, при его наследниках. В августе 1938 года в Сремских Карловцах состоялся Второй Всезарубежный Собор.

В годы Второй Мировой войны некоторые из представителей Русской Зарубежной Церкви выражали надежду на освобождение России от власти большевиков силой оружия. Другие архипастыри, наоборот, ожидали победы Красной армии и именно в этом видели победу России. Так епископ Шанхайский святитель Иоанн (Максимович) совершал денежные сборы на нужды Красной армии и служил благодарственные молебны после ее побед над гитлеровцами, архиепископ Богучарский Серафим (Соболев) управлявший русскими приходами в Болгарии категорически отказывался благословлять русских эмигрантов на борьбу против России. По окончании войны, 10 августа 1945 года, патриарх Московский и всея Руси Алексий I обратился с посланием к зарубежным архипастырям и клиру, где призывал их к единству с Московским Патриархатом, и многие архипастыри вняли ему , заметно умалив число приверженцев Зарубежного Синода. Стоит отметить, что Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий I, находясь в Югославии в 1945 году, отслужил панихиду по митрополиту Антонию.

При этом Архиерейский Синод продолжил свою деятельность. В ходе войны он покинул Сремские Карловцы, с 1946 года находился в Мюнхене, а с 1950 года — в Нью-Йорке. Сразу после войны к нему примкнул ряд архиереев-беженцев из СССР.

Оставаясь в разрыве с Церковью в отечестве, Зарубежная Церковь сохраняла понимание себя как неразрывной части Русской Церкви, временно отчужденной силой внешних обстоятельств. Это выразилось в принятом в 1956 году Положении о Русской Православной Церкви Заграницей, в котором она определяется как

«неразрывная часть поместной Российской Православной Церкви, временно самоуправляющаяся на соборных началах до упразднения в России безбожной власти».

Святитель Западно-Американский и Сан-Франциский Иоанн (Максимович) говорил:

«Я каждый день на проскомидии поминаю патриарха Алексия. Он патриарх. И наша молитва всё-таки остается. В силу обстоятельств мы оказались отрезаны, но литургически мы едины. Русская Церковь, как и вся Православная Церковь, соединена евхаристически, и мы с ней и в ней. А административно нам приходится, ради нашей паствы и ради известных принципов, идти этим путем, но это нисколько не нарушает таинственного единства всей Церкви». В середине 1960-х годов архиепископ Иоанн писал: «Русская Зарубежная Церковь духовно не отделяется от страждущей Матери. Она возносит за нее молитвы, хранит ее духовные и вещественные богатства и в свое время соединится с нею, когда исчезнут причины, разъединяющие их».

В течение десятилетий Русская Зарубежная Церковь усердно хранила традиции православного благочестия, восходящие к дореволюционной Руси, активно занималась издательской и просветительской деятельностью. Продолжалась и монашеская жизнь. Новым воплощением почаевских иноческих традиций стал монастырь святого Иова в Ладомирове (Чехословакия), основанный в 1923 году. В 1946 году братия монастыря переехала в Соединенные Штаты Америки, где влилась в состав Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле (штат Нью-Йорк), основанного в 1930 году. Свято-Троицкий монастырь стал главным духовным центром Русской Зарубежной Церкви. Здесь была основана в 1948 году и Свято-Троицкая духовная семинария, которая стала духовно-образовательным центром Церкви, здесь же возобновилось и начатое в монастыре святого Иова издательское дело. Трудами братии издано множество газет, журналов и книг, часть которых с большими затруднениями удавалось порой переправлять в Россию. Там, где в советское время издание духовной литературы было крайне ограничено, хорошо знали такие сочинения авторов из Русской Зарубежной Церкви, как «Закон Божий» протоиерея Серафима Слободского, «Толкование на Четвероевангелие» и «Толкование на Апостол» архиепископа Аверкия (Таушева), «Догматическое богословие» протопресвитера Михаила Помазанского.

При первоиерархе митрополите Филарете (Вознесенском) состоялся III Всезарубежный Собор в сентябре 1974 года в Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле, а также был совершен ряд прославлений — святого праведного Иоанна Кронштадтского (13 ноября 1964 года), преподобного Германа Аляскинского (25/26 июля 1970 года), святой блаженной Ксении (24 сентября 1978 года), и, важнейшее из них, святых Новомучеников и Исповедников Российских (1 ноября 1981 года).

В годы разобщения с Церковью в отечестве, Русская Зарубежная Церковь огородилась от общения с большинством других Поместных Православных Церквей, настаивая на неприемлимости ложного экуменизма и сетуя о отступлении большинства Церквей от церковного юлианского календаря. При этом, Зарубежная Церковь неизменно находилась в евхаристическом общении с Сербской Православной Церковью.

Восстановление единства Русской Православной Церкви

Начало конца атеистического режима и возрождения Церкви в России ознаменовалось торжественным празднованием в 1988 году 1000-летия Крещения Руси. Поместный Собор 1988 года канонизировал патриарха Тихона и целый ряд подвижников, Церкви стали постепенно возвращаться храмы и монастыри. Эти перемены дали надежду на скорое восстановление единства и члены Поместного Собора 1988 года призвали Зарубежную Церковь к переговорам, но в 1990 году, несмотря на несогласие ряда архипастырей, Архиерейский Собор Русской Зарубежной Церкви вынес решение об открытии приходов своей юрисдикции на канонической территории Московского Патриархата, что снова обострило отношения.

В 1991 году СССР не стало и открылась новая возможность к сближению. В октябре этого года патриарх Московский и всея Руси Алексий II в открытом письме участникам Конгресса соотечественников сказал:

«Внешние оковы агрессивного безбожия, долгие годы связывавшие нас, пали. Мы свободны, и это создает предпосылки для диалога, ибо именно свобода нашей Церкви от гнета тоталитаризма была тем условием встречи с заграничными братьями и сестрами, о котором неоднократно говорило Священноначалие Русской Зарубежной Церкви».

Определенным этапом в развитии диалога стали начавшиеся в 1993 году регулярные собеседования между представителями Московского Патриархата во главе с архиепископом Берлинским и Германским Феофаном и клириками Берлинской епархии Русской Зарубежной Церкви во главе с архиепископом Марком. В совместном заявлении участников последнего, девятого собеседования, прошедшего в декабре 1997 года, было отмечено: «Все мы воспринимаем себя как чада духовных устоев Русской Церкви. Она есть Матерь-Церковь для всех нас… Мы согласны в том и отмечаем, что благодатность таинств, священства и церковной жизни не должна ставиться под вопрос…». Начиная с 1990-х годов епископ Лавр (Шкурла), сыгравший центральную роль в воссоединении, начал свои регулярные неофициальные посещения России для ознакомления с действительностью ее церковной жизни. В 1994 году на Архиерейский Собор Русской Зарубежной Церкви в Лесне было принято решение начать сближение с Московской Патриархией. Однако, первоиерарх Зарубежной Церкви митрополит Виталий вновь приостановил процесс сближения, а отчуждение имущества Зарубежной Церкви на Святой Земле обострило отношения, вновь отсрочив излечение размежевания.

Важной вехой на пути к единству стал Юбилейный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви, состоявшийся в Москве в августе 2000 года. Собор прославил новомучеников и исповедников Российских, принял «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви», где прояснялась позиция Московского Патриархата в отношении к государственной власти, «Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию», в котором ясно излогалось видение межконфессионального диалога. Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в своем докладе назвал разделение между Церковью в Отечестве и Церковью за границей «исторической трагедией русского народа» и призвал Русскую Зарубежную Церковь к единству. Решения Собора были положительно восприняты в Русской Зарубежной Церкви, а уход митрополита Виталия на покой и возведение владыки Лавра на первоиераршескую кафедру открыло путь к сближению.

24 сентября 2003 года в Генеральном консульстве России в Нью-Йорке состоялась встреча президента Российской Федерации В. В. Путина с митрополитом Лавром. Президент Путин передал митрополиту Лавру письмо от патриарха Алексия, а также, от своего имени и от имени патриарха, пригласил митрополита Лавра посетить Россию. В ноябре 2003 года Москву посетила официальная делегация Русской Зарубежной Церкви, прошли переговоры при которых стороны выразили волю к установлению молитвенно-евхаристического общения и решили создать комиссии, призванные способствовать решению накопившихся за годы разделения проблем. В декабре 2003 года эти коммиссии были созданы и состоялось обсудившее вопросы церковного единства Всезарубежное пастырское совещание Русской Зарубежной Церкви, в котором приняли участие и клирики Московского Патриархата. В своем обращении участники Пастырского совещания заявили, что приветствуют шаги, направленные к единству Русской Церкви. Знаменательным событием стал визит в Россию делегации Русской Зарубежной Церкви во главе с ее первоиерархом митрополитом Лавром 14-27 мая 2004 — первый официальный визит первоиерарха Русской Зарубежной Церкви за все годы разделения. В ходе паломнических посещений и собеседований достигалось более глубокое взаимопонимание, а символичным событием визита стала совместная закладка патриархом Алексием и митрополитом Лавром храма на месте массовых расстрелов на Бутовском полигоне, которая состоялась 15 мая. Подробную работу по обсуждению и осмыслению разделявших Церковь проблем проделали комиссии обеих сторон, встечавшиеся в Москве (ОВЦС, 22-24 июня 2004), Мюнхене (14-17 сентября 2004), Москве (17-19 ноября 2004), окрестностях Парижа (2-4 марта 2005), Москве (26-28 июля 2005), в Наяке (штат Нью-Йорк, 17-20 февраля 2006 года), Москве (26-28 июня 2006) и Кёльне (24-26 октября 2006).

В октябре 2004 года состоялся Архиерейский Собор Русской Православной Церкви, который одобрил уже достигнутые результаты работы комиссий, а в мае 2006 года IV Всезарубежный Собор, состоявшийся в Сан-Франциско, принципиально одобрил курс к единству. Комиссии закончили свою работу в ноябре 2006 года, выработав за это время проекты документов, определяющих канонический статус Русской Зарубежной Церкви в составе Московского Патриархата, отношение сторон к проблемам взаимоотношений Церкви и государства, Православной Церкви и инославия. Все эти документы впоследствии были одобрены Священным Синодом Русской Православной Церкви и Архиерейским Синодом Русской Православной Церкви за границей. Одновременно с проведением переговоров Московский Патриархат и Русская Зарубежная Церковь осуществили ряд совместных начинаний, свидетельствующих, что объединение находит живой отклик среди православной паствы. Несмотря на казавшееся сильным противостояние среди немалой части зарубежной паствы, под молитвенным и мудрым водительством митрополита Лавра Зарубежная Церковь смогла подойти к воссоединению потеряв лишь очень немногих чад. Наконец, 17 мая 2007 года в Московском храме Христа Спасителя состоялось торжественное подписание патриархом Московским и всея Руси Алексием II и первоиерерхом РПЦЗ митрополитом Восточно-Американским и Нью-Йоркским Лавром Акта о каноническом общении между Московским Патриархатом и Русской Зарубежной Церковью, после подписания которого состоялось первое совместное богослужение.

Управление и жизнь Русской Православной Церкви Заграницей регламентирует Положение о Русской Православной Церкви Заграницей.

Первоиерархи

Святыни

В Знаменском храме при Архиерейском Синоде в Нью-Йорке хранится главная святыня Русской Зарубежной Церкви, чудотворная Курская-Коренная икона Божией Матери, вывезенная из России в 1920 году. Икона часто переносится для поклонения в различные епархии и приходы Русской Зарубежной Церкви. Драгоценной святыней являются также мощи святых преподобномучениц великой княгини Елисаветы Феодоровны и инокини Варвары, убитых большевиками в 1918 году. Останки преподобномучениц в 1921 году были перевезены в Иерусалим, где они ныне почивают в храме святой Марии Магдалины.

Статистика

Ставропигии

  • Джорданвилльский Троицкий монастырь (мужской)
  • Ново-Дивеевский Успенский монастырь (женский)
  • Магопакская Ново-Коренная пустынь (мужская)
  • Джексонский Владимирский храм-памятник

Учебные заведения

  • Сан-Францисский православный институт святых Кирилла и Афанасия Александрийских
  • Пастырская школа Средне-Американской епархии
  • Джорданвилльская духовная семинария Святой Троицы

Использованные материалы

«Доклад Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 2 февраля 2013 года», Журнал Московской Патриархии, 2013, № 3, с. 19,

Принцип этот был ясно выражен в патриаршем послании от 8 октября 1919 года: «Мы с решительностью заявляем, — писал святитель Тихон, — что… установление той или иной формы правления не дело Церкви, а самого народа. Церковь не связывает себя ни с каким определенным образом правления, ибо таковое имеет лишь относительное историческое значение».

Сафонов Д. В., «Взаимоотношения двух частей Русской Православной Церкви: к истории вопроса,» Радонеж (газета), 21 мая 2004,

«Издан новый справочник приходов Русской Зарубежной Церкви», страница официального сайта Русской Православной Церкви, 24 мая 2009,

История Русской Православной Церкви за рубежом

Ноябрь 1920 года — Архиереи, покинувшие Россию, на Первом соборе в Югославии образовали Высшее Русское Церковное Управление (ВРЦУ) за границей, которое положило начало РПЦЗ.

Каноническим основанием для этого послужил Указ св. Патриарха Тихона № 362 от 7(20 ноября) 1920 года, по которому части Церкви, оказавшиеся за линий фронта или за границей, не имеющие возможности контактировать с Центром , должны организовать свое собственное управление во главе со старшим архиереем, оказавшимся в этой части Церкви.

Так началась история РПЦЗ (иначе ее называют «карловацкой», или «синодальной», церковью).

21 ноября — 3 декабря 1921 года — В Сремских Карловцах на территории Югославии был учрежден Всезаграничный Русский Церковный Собор, выступивший против власти большевиков.

Тогда же было принято «Послание чадам Русской Православной Церкви, в рассеянии и изгнании сущим».

Это вызвало недовольство советской власти и от Патриарха Тихона потребовали роспуска ВРЦУ. Патриарх под давлением властей вынужден был издать указ о закрытии ВРЦУ заграницей.

31 августа 1922 года — Образован Временный Священный Архиерейский Синод Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ), который возглавил один из старейших и самых авторитетных иерархов того времени — митрополит Киевский и Галицкий Антоний Храповицкий (1863-1936).

Именно он набрал большинство голосов на выборах патриарха в 1917 году (но поскольку патриарх выбирался жеребьевкой, им стал митрополит Тихон — ссылка на биографию).

Представителей церкви, созданной русскими архиереями-эмигрантами во главе с митрополитом Антонием (Храповицким) называют «зарубежниками» (до 1944 года сторонников этой церкви называли «карловаты», так как в это время Синод располагался в г. Сремски-Карловцы).

В конце 1920-х годов среди русской церковной эмиграции возникли свои противоречия.

29 августа 1927 года — Допущенный большевиками к управлению Российской Церковью митрополит Сергий (Страгородский) опубликовал Декларацию, в которой заявлял, что Церковь едина с советским богоборческим правительством и потребовал в ультимативной форме от всего эмигрантского духовенства письменной подписки о лояльности советской власти.

Почти все зарубежные иерархи и священники отказались дать подписку о лояльности, митрополит Сергий заявил о разрыве этого духовенства с Московской патриархией.

С этого момента Русская православная церковь за рубежом (РПЦЗ) оказалась совершенно самостоятельной церковной структурой, осознающей себя как «временно самоуправляющаяся на соборных началах часть поместной Российской Церкви».

Середина 1930-х годов — В Западной Европе сложилась сохранившаяся до наших дней «расстановка сил» в русской церковной эмиграции: консервативная РПЦЗ (ее приходы находятся в основном в Швейцарии и Германии), либеральные «евлогиане» Константинопольского патриархата (Франция) и немногочисленные приходы Московского патриархата, появившиеся в основном после Второй мировой войны и сильно умножившиеся в последние десятилетия (больше всего их в Великобритании, но немало и в Германии).

1936 год — Скончался митрополит Антоний и его преемником стал митрополит Анастасий.

1938 год — Состоялся Второй Всезарубежный Собор, который принял два послания: «К Русскому народу в Отечестве страждущему» и
«К Русской пастве в рассеянии сущей».

Во время войны немцы с угрозами потребовали от митрополита Анастасия, который оставался в Югославии, написать послание к русскому народу о сотрудничестве с фашистской Германией.

Анастасий отверг эти требования, однако РПЦЗ поддержала Комитет освобождения народов России (КОНР), созданное генералом А.А. Власовым.

К концу войны митрополит Анастасий переехал в Вену, затем в Карлсбад и, наконец (после окончания войны) в Мюнхен. Здесь в 1945-1950 годах обосновался Центр русской церковной и общественной жизни. В 1950 году Заграничный Синод РПЦЗ переехал в Нью-Йорк.

1964 год — митрополит Анастасий, за год до своей кончины, ушёл на покой и главой РПЦЗ был единогласно избран епископ Брисбенский (Австралия) преосвященный Филарет, который управлял РПЦЗ в течение 21 года.

1986 год — В связи с кончиной митрополита Филарета, первоиерархом РПЦЗ стал архиепископ Монреальский и Канадский Виталий (Устинов).

10 июля 2001 года — Митрополит Виталий ушел на покой по состоянию здоровья. Первоиерархом РПЦЗ стал архиепископ Троицкий и Сиракузский Лавр (в миру Василий Михайлович Шкурла).

Под его духовным началом находится около полумиллиона православных, проживающих более чем в 30 странах мира, в первую очередь в США, Австралии, Германии, Канаде и Франции. В юрисдикции РПЦЗ находятся 19 архиереев, около 600 священнослужителей, 16 епархий, 39 монастырей и скитов, 454 прихода.

В том же году от «зарубежников» отошли приходы, не согласные с избранием Лавра (Шкурлы). Усилило этот раскол то обстоятельство, что 90-летний митрополит Виталий (Устинов) — прежний первоиерарх, ушедший на покой по старости, — вдруг передумал и заявил о незаконности избрания митрополита Лавра.

Во главе РПЦЗ оказались два взаимно не признающих друг друга первоиерарха, последователи которых называли себя, соответственно, РПЦЗ(Л) и РПЦЗ(В).

Первые, безусловно, преобладают количественно и настроены на воссоединение;

вторые — в меньшинстве и относятся к Московской патриархии непримиримо, как и их предшественники по церковной эмиграции.

После окончания советского периода, в условиях наступившей религиозной свободы, Патриарх Московский и всея Руси Алексий II несколько раз обращался к Русской зарубежной церкви с призывом начать процесс сближения, считая, что «отпали причины, которые лишали Зарубежную церковь возможности воссоединиться с Матерью-Церковью».

Май 2004 года — Состоялась первая встреча Алексия II с первоиерархом РПЦЗ митрополитом Лавром, на которой было принято решение добиться воссоединения двух частей Русской церкви.

Все справки>>

Русская православная церковь за рубежом

Русская православная церковь за рубежом

Классификация

Православие

Лидер

Иларион (Капрал)

Основатель

Антоний (Храповицкий)

Ответвление от

Русская православная церковь

Разделения

Западноевропейский экзархат русских приходов, Северо-Американская митрополия, Бостонский раскол, РПЦЗ(В), РПЦЗ(А)

Количество приходов

около 400

Количество церковнослужителей

13 епископов

Другие названия

Русская зарубежная церковь, Русская Православная Церковь заграницей, Карловацкая церковь

Официальный сайт

Русская православная церковь за рубежом (англ. Russian Orthodox Church Outside of Russia, ROCOR; РПЦЗ; Русская зарубежная церковь, Карловацкая церковь; официально: Русская Православная Церковь заграницей (слитное написание заграницей — вопреки официальному русскому правописанию как нынешнему, так и дореформенному, «по Гроту» — в соответствии с уставными документами РПЦЗ)) — с 17 мая 2007 самоуправляемая часть Русской Православной Церкви. Возникла в 1920-е годы как русская православная эмигрантская церковная организация, вышедшая из административного подчинения Московскому Патриархату вследствие революции 1917 в России и гражданской войны; объединяла ряд епископов Православной Российской Церкви, оказавшихся в изгнании и эмиграции, которые не пожелали подчиниться Временному Патриаршему Синоду во главе с митрополитом Сергием (Страгородским), считая его несвободным в своих решениях в условиях атеистических и политических гонений на церковь и находящимся в порабощении у большевистского режима. В СССР рассматривалась властями и официальной пропагандой как контрреволюционная, антисоветская монархическая «эмигрантская религиозно-политическая группировка».

17 мая 2007 в московском Храме Христа Спасителя Патриарх Московский Алексий II и Первоиерарх РПЦЗ митрополит Лавр подписали Акт о каноническом общении РПЦЗ и РПЦ.

Акт гласит, что «Русская Православная Церковь За границей <…> пребывает неотъемлемой самоуправляемой частью Поместной Русской Православной Церкви» (п. 1 Акта).

История

До Второй мировой войны

В мае 1919 в Ставрополе Кавказском — на территории, контролировавшейся Белым движением, — было образовано Временное Высшее Церковное Управление Юга России . Впоследствии учреждение ВВЦУ было легитимизировано изданием Постановления Патриарха Тихона, Священного Синода и Высшего Церковного Совета от 7/20 ноября 1920 № 362 — Акта, рассматриваемого канонистами РПЦЗ в качестве основного правоустанавливающего документа.

Ранее, в ноябре 1918, Временное Высшее Церковное Управление было создано Сибирским церковным Совещанием в Томске, объединившим 13 архиереев епархий Урала и Сибири.

2/15 октября 1920 ВВЦУ Юга России, на тот момент находившееся уже в Симферополе, назначило управлять приходами в Западной Европе архиепископа Евлогия (Георгиевского) на правах епархиального архиерея, каковое назначение было утверждено Указом Патриарха Тихона 8 апреля 1921 — временно, «впредь до восстановления канонической связи с Петроградом» (поскольку заграничные приходы исторически находились в подчинении петербургской епархии).

Осенью 1920 в оккупированном тогда войсками Антанты Константинополе оказалась группа архиереев, эвакуированных вместе с военным и гражданским населением из Крыма. На состоявшемся заседании бывшего ВВЦУ Юга России в ноябре 1920 было образовано Высшее Русское Церковное Управление за границей (ВРЦУ). Также, в частности, было постановлено «снестись с Константинопольской Патриархией для выяснения канонического взаимоотношения». 22 декабря 1920 последовала Грамота Вселенской Патриархии за № 9084, которая предоставляла «русским иерархам» право «исполнять для русских православных беженцев все, что требуется Церковью и религией для утешения и ободрения православных русских беженцев». Им разрешалось «образовать для пастырского служения временную церковную комиссию (Эпитропию) под предначальственным управлением Вселенской Патриархии для надзора и руководства общей церковной жизнью русских церковных колоний, в пределах православных стран, а также для русских воинов…».

Последнее заседание ВРЦУ в Константинополе состоялось 29 апреля (12 мая) 1921. В 1921, по приглашению Сербского Патриарха Димитрия, Высшее Церковное Управление Русской Православной Церкви Заграницей переехало в Сербию, в Сремски Карловцы, где оставалось до эвакуации в 1944. Первое заседание ВРЦУ в Сремских Карловцах состоялось 8(21) июля 1921 под председательством митрополита Антония (Храповицкого).

8 — 20 ноября (по старому стилю) 1921 в Сремских Карловцах состоялось Всезаграничное Русское Церковное Собрание, впоследствии переименованное в Собор (в современной литературе часто именуется Первым Всезаграничным Церковным Собором). На соборе был заслушан Наказ Собору, приняты Обращение к воинам русской армии, Послание чадам Русской православной Церкви, в рассеянии и изгнании сущим, а также Послание к мировой Конференции (Генуэзской). Ряд заявлений Собора носил чисто политический характер, в частности призыв к восстановлению на российском престоле «законного православного царя из дома Романовых» и прямой призыв к мировым державам оказать помощь для вооружённого свержения режима в РСФСР. Решения и участники получившего в советской печати наименование Карловицкого Собора были подвергнуты в советской России осуждению. 5 мая 1922 в Москве на соединённом присутствии Священного Синода и Высшего церковного совета под председательством Патриарха Тихона было вынесено постановление, которое в виде указа Патриарха было выслано возведённому в сан митрополита Евлогию для передачи в ВЦУ. Патриарший Указ гласил:

«1. Я признаю Карловацкий Собор заграничного русского духовенства и мирян не имеющим канонического значения и послание его о восстановлении династии Романовых и обращение к Генуэзской Конференции не выражающим официального голоса Русской Православной Церкви;

2. Ввиду того, что заграничное Русское Церковное Управление увлекается в область политического выступления, — а с другой стороны, заграничные русские приходы уже поручены попечению проживающего в Германии Преосвященного Митрополита Евлогия, Высшее Церковное Управление за-границей упразднить…».

По ознакомлении с указом, большинство членов ВЦУ пришло к мнению о том, что он был подписан под давлением большевиков. В русских зарубежных приходах начался сбор подписей под обращениями к митрополиту Антонию с просьбой не уходить на покой.

Архиерейский Собор, состоявшийся 2 сентября 1922, решил формально исполнить волю Патриарха Тихона. Собор упразднил ВРЦУ и образовал Временный Заграничный Священный Синод РПЦ. Решение Собора гласило:

«1.Во исполнение Указа его Святейшества Святейшего Тихона Патриарха Московского и всея Руси и Святейшего при нём Синода от 24 апреля (5 мая) 1922 года за 348 существующее Высшее Русское Церковное Управление упразднить;

2. Для организации новой Высшей церковной власти созвать Русский Всезаграничный Собор 21 ноября 1922 года;

3. В целях сохранения правопреемства Высшей Церковной власти образовать Временный Заграничный Архиерейский Синод РПЦ за границей с обязательным участием митрополита Евлогия, каковому Синоду и передать все права и полномочия Русского Церковного Управления за границей».

13 сентября 1922 Архиерейский Собор постановил образовать Архиерейский Синод Русской Православной Церкви Заграницей под омофором Сербской Патриархии, что означало разрыв с юрисдикцией Константинопольской патриархии без надлежащего, с точки зрения последней, согласования с нею.

Управляющим Североамериканской епархией был назначен митрополит Платон (Рождественский) в соответствии с Указом Патриарха Тихона от 14(27) апреля 1922.

В состав РПЦЗ вошли тогда не только епископы-эмигранты, но и те части Российской Церкви, которые оказались вне пределов бывшей Российской Республики: многочисленные приходы в Западной Европе, епархия в Америке, две епархии на Дальнем Востоке (Владивостокская и Пекинская), причём из Владивостокской епархии, до ноября 1922 года находившейся под белой властью, выделена была ещё третья дальневосточная епархия — Харбинская в Маньчжурии. Вошли в Заграничную Церковь также Православная Духовная Миссия в Палестине и приход в Тегеране.

В 1927 Архиерейский собор Русской православной церкви за границей (5.09.1927), заслушав Послание заместителя патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия и Временного патриаршего Священного Синода от 16/29 июля 1927 года (так называемую Декларацию митрополита Сергия), постановил: «Заграничная часть Русской Православной Церкви должна прекратить административные сношения с Московской Церковной властью, ввиду невозможности нормальных сношений с нею и ввиду порабощения ее безбожной советской властью… Она не отделяет себя от своей Матери-Церкви и не считает себя автокефальною. Она по-прежнему считает своею главою патриаршего местоблюстителя митрополита Петра и возносит имя его за богослужениями».

9 мая 1928 постановлением Временного Патриаршего Синода за № 104 «возникшее в Сремских Карловцах Высшее Управление русскими заграничными православными епархиями и общинами объявлено упразднённым, а его действия и распоряжения — не имеющими канонической силы и отменёнными. Архиереям и клирикам, подчиняющимся Управлению, предложено было (независимо от того, дадут ли они или не дадут известное обязательство в лояльности) сделать постановление о ликвидации Управления или же по крайней мере каждому в отдельности порвать с этим Управлением и со всей группой, возглавляемой им (п. VII). Тех, кто откажется исполнить наше постановление (опять-таки „независимо от того, дано или не дано вышеназванное обязательство“), предложено „предать соборному суду как ослушников законного священноначалия и учинителей раскола, с запрещением (смотря по вине и упорству) в священнослужении впредь до суда или до раскаяния“ (VIII-в).»

На практике это распоряжение не могло иметь никаких реальных следствий.

Постановлением Заместителя Патриаршего Местоблюстителя и при нём Патриаршего Священного Синода О Карловацкой группе от 22 июня 1934 года № 50 постановлялось:

«1. Заграничных русских архиереев и клириков так называемой Карловацкой группы как восставших на свое законное Священноначалие и, несмотря на многолетние увещания, упорствующих в расколе предать церковному суду по обвинению в нарушении правил Святых Апостолов 31, 34, 35; Двукратного Собора 13-15 и других с устранением обвиняемых впредь до их раскаяния или до решения о них суда от церковных должностей (если таковые они занимают).
2. По указанным в предложении основаниям сверх того и на то же время запретить в священнослужении Преосвященных: бывшего Киевского митрополита Антония, бывшего Кишиневского архиепископа Анастасия, бывшего Забайкальского архиепископа Мелетия, бывшего Финляндского архиепископа Серафима, бывшего Камчатского епископа Нестора, а также епископа Тихона (Лященко), епископа Тихона, возглавляющего карловчан в Америке, и епископа Виктора — в Пекине.
3. Предупредить православных архипастырей, клир и мирян, что входящие в молитвенное общение с раскольниками, принимающие от запрещенных Таинства и благословение подлежат по церковным правилам одинаковому с ними наказанию.»

В сентябре 1936 созванное Сербским Патриахом Варнавою Совещание архиереев РПЦЗ приняло Временное Положение о Русской Православной Церкви заграницей, которое, в частности, учреждало Дальневосточный и Североамериканский митрополичьи округа. Североамериканский округ возглавил митрополит Феофил (Пашковский). Первая Глава Положения определяла Русскую Церковь за пределами СССР следующим образом:

Русская Православная Церковь заграницей, состоящая из находящихся за пределами России епархий, духовных миссий и церквей, есть неразрывная часть Российской Православной Церкви, временно существующая на автономных началах. Имя Местоблюстителя Всероссийского Патриаршего Престола Митрополита Петра всегда возносится за богослужением во всех заграничных церквах.

В конце 1936 приходит весть (как окажется много позже, — неверная) о кончине в ГУЛАГе Патриаршего Местоблюстителя м-та Петра (Полянского). В Москве Заместитель Местоблюстителя м-т Сергий возлагает на себя звание Патриашего Местоблюстителя. Ввиду непризнания последнего со стороны РПЦЗ, последняя связь (поминовение имени Местоблюстителя) между РПЦЗ и Патриахией обрывается.

Так наз. 2-й Всезарубежный Собор Заграничной Церкви собрался в 1938 в Сремских Карловцах под председательством м-та Анастасия (Грибановского), до того с 1924 управлявшего Русской Православной Миссией в Иерусалиме. Помимо рассмотрения текущих дел Собор обратился с двумя посланиями: К русскому Народу в Отечестве страждущему и К Русской пастве в рассеянии сущей. Собор также осудил учение священника Сергия Булгакова о Софии, подтвердив прежнюю квалификацию его учения как ереси Архиерейским Собором 1935.

РПЦЗ во время Великой Отечественной войны

(источник) Евгений Спицын, комментируя предположительно фальшивые останки, клевещет на РПЦЗ, ругает её за несогласие с советским режимом и обзывает “власовской церковью”.

Архиепископ (впоследствии Митрополит) Берлинский и Германский Серафим (Лядэ), бывший этническим немцем, и некоторые другие клирики РПЦЗ поддержали «освободительный поход» вермахта против СССР, полагая коммунистический режим гораздо бо́льшим злом для России.

Однако, несмотря на проводимую руководством Германии политику религиозного и юрисдикционного плюрализма на занятых территориях Союза ССР, отношение руководства Рейха к РПЦЗ было чрезвычайно недоверчивым и её деятельность на территории СССР была весьма ограничена, а митрополит Анастасий находился под фактическим домашним арестом.

РПЦЗ после Второй мировой войны

Определением Священного Синода РПЦ МП от 10 августа 1945 епископат и клир РПЦЗ преданы суду собора епископов и запрещены в священнослужении.

После 1945 руководство РПЦЗ во главе с м-том Анастасием переехало в Мюнхен.

Собор Северо-Американской Митрополии под председательством митрополита Феофила (Пашковского), проходивший в июне-августе 1946 в Кливленде, постановил «просить Его Святейшество Патриаха Московского воссоединить нас в свое лоно… при условии сохранения нашей полной автономии». После бесплодных переговоров с посланником Московского Патриаха статус Митрополии оказался совершенно неопредёленным и мог бы быть охарактеризован как фактическая самопровозглашённая автокефалия.

В 1950 Архиерейский Синод РПЦЗ переехал в Нью-Йорк, США, где и пребывает ныне.

Важнейшим церковно-политическим деянием РПЦЗ стала совершённая 19 окт./1 ноября 1981 канонизация Новомучеников и Исповедников Российских и свв. Царственных Мучеников.

После Акта о каноническом общении

Правящий архиерей Таврической и Одесской епархии РПЦЗ епископ Агафангел (Пашковский) опубликовал специальное пояснительное письмо Архиерейскому Синоду РПЦЗ . В дальнейшем, епископ Агафангел и ряд клириков отказались признать воссоединение Русской Православной Церкви заграницей с РПЦ МП, в связи с чем, было опубликовано оповещение епископа Агафангела пастве и всей РПЦЗ .

После публикации оповещения епископ Агафангел был запрещён в служении Архиерейским Синодом РПЦЗ(Л) .

11 июня 2007 года, сторонниками епсикопа Агафангела было образовано Временное Высшее Церковное Управление РПЦЗ .С этого момента, фактически была создана РПЦЗ(А).

15 июня 2007 официально было распространено Заявление епископа Ирийского Даниила, викария Председателя Архиерейского Синода, окормляющего единоверцев, гласящее, что епископ Даниил полагает «союз с Московской Патриархией пока что преждевременным»; Заявление также опровергло прежде распространявшиеся в СМИ сведения о том, что он осуждает Акт

Богословские достижения и отличия

Никаких догматических отличий в вероучении и практике РПЦЗ никогда не было, что связано с тем обстоятельством, что её руководство всегда видело своей наипервейшей задачей сохранение православного вероучения и практики в неизменности и чистоте. Эта мысль проходит красной нитью во всех словах, речах и статьях идеолога и основателя РПЦЗ — митрополита Антония Храповицкого.

Ввиду такой консервативной линии, РПЦЗ всегда жёстко осуждала всё, что она рассматривала как отступления от чистоты православия, как-то софианство, сергианство, экуменизм. Всегда с крайней враждебностью относилась к латинству.

Первоиерархи РПЦЗ

Усилия по соединению РПЦЗ и РПЦ

Руководство Московской Патриархии всегда относилось к РПЦЗ как к раскольникам и именовало ее «Карловацким расколом», «карловчанами». Периодически МП призывала «всех ея чад, пребывающих в рассеянии и вне ограды Матери-Церкви» (Обращение Священного Синода РПЦ от 14 марта 1957) придти «к правильному решению возвратиться на Родину». Подобного рода усилия имели некоторый успех в первые годы после Второй мировой войны: ряд епископов и священников приехали в СССР для постоянного проживания.

После Второй мировой войны мировоззрение руководства РПЦЗ совершило некоторую эволюцию, вызванную прекращением прежних ожиданий скорого краха коммунистического режима в СССР и своего возвращения в «освобождённую» Россию: оно становилось более изоляционистским и эсхатологичным: преобладает взгляд на себя как на «малое стадо», одиноко «стоящее в истине» посреди бушующего моря «апостасии». К неизменной критике советского режима в СССР добавляется критика экуменизма, гуманизма, общества потребления. Поиски истоков бедствий России порою приводят некоторых архипастырей (см. слова и речи епископа Андрей (Рымаренко), Роклендского, викария Нью-Йорской епархии) ко временам ереси жидовствующих в Новгороде и Москве.

Предъюбилейное Послание Синода МП от 21 июня 1987, обращаясь к русскому церковному зарубежью, призывало «преодолеть дух ожесточения и средостения». Архиерейский Синод РПЦЗ в своем Послании к пастырям и пастве Русской Православной Церкви от 19 ноября 1987 называет три «причины, разделяющие нас»: 1) отказ Московской Патриархии от Мучеников и Исповедников нашего времени; 2) «та, что декларация митрополита Сергия… о тождестве интересов Церкви и безбожного государства лежит до сих пор в основе их отношений»; 3) «в том, что послание Московской Патриахии определенно утверждает…, что мы находимся вне спасительной ограды Матери-Церкви». Послание Синода РПЦЗ подчеркивает: «Мы никогда не мнили себя вне Матери-Церкви, храня духовное и молитвенное единство с мучениками, страдальцами за веру…, со всей полнотой Русской Церкви»; «мы остаемся верными завету Соловецких узников о том, „что не в целости внешней организации заключается сила Церкви, а в единении веры и любви преданных ей чад ея“».

Духом мессианской исключительности пронизано Юбилейное Послание Архиерейского Собора к пастве Русской Православной Церкви 1988 года: «Пока церковное возглавление Московской Патриархии поражено безгласностью и не может говорить правды, мы — русские епископы за границей, чувствуем страшную ответственность, лежащую на нас за всю Церковь… Управляя свободной частью ея, зарубежной, мы… не знаем компромиссов с врагами Христовой истины… мы — единственные русские епископы, голос которых может и должен быть и является свободным голосом многострадальной матери Церкви,… говорящие правду о положени верующих на родине,… сохранившие канонический строй управления Церковью,… дерзнувшие прославлять новых мучеников и исповедников нашей Церкви».

В конце 1980-х, когда жёсткий государственный контроль над МП в СССР был снят и объективно появились предпосылки к воссоединению, руководство РПЦЗ потребовало от иерархов МП отречения от так наз. сергианства, покаяния в грехах сотрудничества с коммунистическим режимом, отказа от экуменизма, прославления Новомучеников Российских — требования, на тот момент совершенно неприемлемые для иерархии МП.

Московский Патриархат, в свою очередь, мыслил воссоединение как вхождение РПЦЗ в состав РПЦ в той или иной форме и без исполнения каких-либо предварительных условий с его стороны. Принятие 7 апреля 1990 в РПЦЗ клира и прихода Цареконстантиновского собора в Суздале во главе с архимандритом Валентином (Русанцовым) и его последующая епископская хиротония, принятие в мае 1990 Архиерейским Собором РПЦЗ Положения о Российской Православной Свободной Церкви, Решение Синода РПЦЗ в 1992 назначить епископа Варнаву (Прокофьева) представителем Синода в России и настоятелем Синодального подворья в Марфо-Мариинской обители и последовавший 3 августа 1992 съезд духовенства под председательством Епископа Варнавы, на котором было принято решение об учреждении Московского епархиального управления РПЦЗ , были восприняты в МП как фактическое объявление юрисдикционной войны.

После травмы, полученной в 2000 году, Митрополит Виталий фактически отошёл от дел, а в июле 2001 года передал свои полномочия заместителю, архиепископу Лавру. В октябре того же года Архиерейский Собор РПЦЗ избрал Лавра новым Первоиерархом, однако, под давлением окружения, Митрополит Виталий не признал этого избрания, удалился в свой скит в Мансонвилле и, при участии епископа Варнавы (Прокофьева), положил начало РПЦЗ(В).

Позднейшее развитие ситуации и подписание Акта

24 сентября 2003 в Нью-Йорке в Генеральном консульстве РФ состоялась встреча Первоиерарха Русской Православной Церкви заграницей митрополита Лавра и членов Архиерейского Синода с российским президентом Владимиром Путиным. На встрече было передано письмо Патриарха Алексия II митрополиту Лавру с приглашением посетить Москву, которое было с благодарностью принято. В ноябре 2003 состоялся визит в Москву делегации РПЦЗ во главе с архиепископом Берлинским и Германским Марком (Арндтом). В состав делегации входили также архиепископ Сиднейский и Австралийско-Новозеландский Иларион, епископ Сан-Францисский и Западно-Американский Кирилл, протоиерей Николай Артемов, секретарь Германской епархии, и протоиерей Петр Холодный, казначей Архиерейского Синода РПЦЗ. Делегация была принята Патриархом Алексием II.

В мае 2004 Первоиерарх РПЦЗ митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский Лавр впервые посетил Москву и присутствовал на ряде патриарших богослужений. С целью восстановления евхаристического общения (также называемого «полного церковного») были созданы комиссии, а 6—14 мая 2006 в Сан-Франциско состоялся Всезарубежный Собор РПЦЗ, по сообщениям СМИ, в принципе одобривший проект Акта о каноническом общении с Московским Патриархатом. Проект Акта был направлен в переговорные комиссии обеих Церквей для доработки и снятия вопросов, остающихся неурегулированными .

Митрополит Лавр, проявивший ранее инициативу в восстановлении молитвенного общения Церквей, публично поддержал в ходе Собора начинания РПЦ, заявив, что «даже в случае воссоединения с Московским патриархатом РПЦЗ сохранит свой автономный статус и будет продолжать жить, как прежде». Речь, по его словам, идёт лишь о признании друг друга как единой поместной Русской православной церкви.

24-26 октября 2006 в Кёльне была выработана формулировка Акта о каноническом общении, по которому РПЦЗ «пребывает неотъемлемой самоуправляемой частью Поместной Русской Православной Церкви» и будет «самостоятельна в делах пастырских, просветительных, административных, хозяйственных, имущественных и гражданских, состоя при этом в каноническом единстве со всей Полнотой Русской Православной Церкви».

Тем не менее, в среде духовенства и мирян РПЦЗ шли оживлённые дебаты; в адрес митрополита Лавра были выдвинуты обвинения в связях с российским государством и спецслужбами.

30 января 2007 Патриарх Алексий II встретился в своей рабочей резиденции в Чистом переулке с делегацией РПЦЗ(Л), в состав которой вошли архиепископ Сиднейский и Астралийско-Новозеландский Иларион, первый заместитель председателя Архиерейского Синода РПЦЗ(Л), и архиепископ Берлинский и Германско-Великобританский Марк, председатель Комиссии по переговорам об объединении РПЦЗ(Л) с Московским патриархатом .

По поводу Обращения епископа Анадырского и Чукотского Диомида и иже с ним митрополит Кирилл отметил 1 марта 2007, что данное письмо появилось именно в преддверии подписания Акта о каноническом общении с Зарубежной церковью, и в нем отразились те «протестные настроения, которые имеют место в крайне радикальной части Русской зарубежной церкви». М-т Кирилл считает, что «всё это направлено на то, чтобы сорвать подписание соглашения, помешать Русской православной церкви восстановить свое единство». Митрополит выразил уверенность, что «главную роль здесь сыграла некая группа людей, которая еще находится в тени. Но они будут найдены и обвинены в провокации» . Спустя несколько дней м-т Кирилл высказал более мягкую оценку ситуации.

10 апреля 2007, выступая на пасхальном приеме для дипкорпуса и представителей религиозных организаций, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил, что «событием поистине исторического масштаба станет предстоящее воссоединение Русской православной церкви Московского патриархата и Русской православной церкви за границей, которое завершится подписанием их предстоятелями — патриархом Алексием II и митрополитом Лавром — в мае сего года в Москве Акта о каноническом общении».

2 мая было распространено интервью митрополита Кирилла для The Washington Post, где он разъяснил своё понимание предстоящего акта: «17 мая 2007 года, в Москве, в кафедральном соборном Храме Христа Спасителя, Святейший Патриарх Алексий и митрополит Лавр подпишут «Акт о каноническом общении», который устанавливает канонические нормы взаимных отношений между Церковью в Отечестве и в зарубежье. А затем впервые после восьми десятилетий отчуждения совместно совершим литургию.»

16 мая 2007 Священный Синод постановил:

«1. Утвердить Акт о каноническом общении, которым восстанавливается единство внутри Поместной Русской Православной Церкви.

2. Определить, что Акт о каноническом общении вступает в силу после торжественного подписания Патриархом Московским и всея Руси Алексием и Председателем Архиерейского Синода Русской Зарубежной Церкви митрополитом Лавром в храме Христа Спасителя в Москве, в праздник Вознесения Господня 17 мая 2007 года.»

Кроме того, Синод своим отдельным Определением урегулировал новый статус епископа РПЦЗ в России Евтихия (Курочкина):

«Преосвященному епископу Евтихию (Курочкину) быть епископом Домодедовским, викарием Московской епархии, с поручением ему временного архипастырского окормления бывших приходов Русской Зарубежной Церкви в России, согласно Приложению к Акту о каноническом общении.»

17 мая 2007, в день праздника Вознесения Господня, в Москве в Храме Христа Спасителя состоялось торжественное подписание Акта о каноническом общении.

Литература

  1. Проф. Андреев П. М. Краткий обзор истории Русской Церкви от революции до наших дней. Jordanville, N. Y., 1951.
  2. Протопресвитер Георгий Граббе. Правда о Русской Церквина Родине и за Рубежом. Jordanville, N. Y., 1961.

Примечания

  • Русская православная церковь
  • Акт о каноническом общении РПЦЗ и РПЦ
  • Катакомбная церковь
  • Сергианство

Ссылки

  • Русская Православная Церковь заграницей. Описание: на официальном сайте МП
  • Акт о каноническом общении
  • Официальный сайт РПЦЗ(Л)
  • Официальный сайт РПЦЗ(В)
  • Официальный сайт РПЦЗ(А)
  • Вехи истории РПЦЗ
  • ХРОНОЛОГИЧЕСКОЕ ПРЕДИСЛОВИЕ К ИСТОРИИ РПЦЗ
  • Протоиерей Сергий ЩУКИН. Краткая история Русской Православной Церкви заграницей 1922-1972
  • История взаимоотношений между РПЦ и РПЦЗ (2000—2005 гг.)
  • Граббе Г. Опровержение ошибок и неправд в сочинении Д. Поспеловского «The Russian Church Under the Soviet Regime 1917-1982»
  • Документы Катакомбной Церкви ИПХ
  • Митрополит Смоленский и Калининградский КИРИЛЛ — председатель Отдела внешних церковных связей Московского патриархата, постоянный член Священного Синода РПЦ МП
  • Епископ РПЦЗ(Л) Евтихий (Курочкин) уличает во лжи митрополита Кирилла (Гундяева) и Священный Синод РПЦ МП
  • К событиям в РПЦЗ 1945-1955 гг. Архиепископ Амвросий (граф фон Сиверс)
  • Русская Зарубежная Церковь под управлением Константинополя?
  • Взаимоотношения Церкви и российских спецслужб
  • История переговоров «сергианцев» и «карловчан»
  • Лев Регельсон. Трагедия Русской Церкви. 1917-1953.
  • Церковный листок — оппозиция присоединению к МП
  • Патриарх Московский и всея Руси Алексий ответил на вопросы сотрудника редакции официального Интернет-сайта Русской Зарубежной Церкви — 1 мая 2006
  • Прот. Л.Лебедев. Диалог РПЦЗ с МП: для чего и как? (1998 г.)

Канонические православные церкви:

Автокефальные: Албанская • Александрийская • Американская • Антиохийская • Болгарская • Грузинская • Иерусалимская • Кипрская • Константинопольская • Польская • Румынская • Русская • Сербская • Чехословацкая • Элладская

Автономные: Синайская • Финляндская • Эстонская (КП) • Японская

Самоуправляемые в составе РПЦ: Китайская • Латвийская • Молдовы • РПЦЗ • Украинская (МП) • Эстонская (МП)
в составе КП: Западноевропейский экзархат • прочие: Абхазская • Бессарабская • Охридская

Неканонические юрисдикции:

Белорусская АПЦ • Катакомбники • Македонская ПЦ • Российская ПАЦ • РПЦИ • Старообрядцы • Старостильники (Болгарские • Греческие • Румынские) • Украинская ПЦ КП • Украинская АПЦ

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *