Преподобный Порфи́рий Кавсокаливит (Баирактарис)

Ста­рец Пор­фи­рий, в ми­ру Еван­ге­лос Ба­и­рак­та­рис, ро­дил­ся 7 фев­ра­ля 1906 го­да в Гре­ции, в се­ле­нии Айос-Иоан­нис близ го­ро­да Ка­рист на ост­ро­ве Эв­бея. Его ро­ди­те­ли бы­ли бед­ные бла­го­че­сти­вые кре­стьяне. Свое об­ра­зо­ва­ние Еван­ге­лос по­лу­чил в двух клас­сах на­чаль­ной сель­ской шко­лы. С са­мо­го дет­ства он по­мо­гал ро­ди­те­лям за­ни­мать­ся хо­зяй­ством: па­сти овец, ра­бо­тать в ого­ро­де. В 8 лет маль­чик по­шел ра­бо­тать на уголь­ную шах­ту, а за­тем за при­ла­вок ма­га­зи­на.

В ран­ней юно­сти Еван­ге­лос про­чи­тал жи­тие свя­то­го Иоан­на Кущ­ни­ка. Оно про­из­ве­ло на него та­кое силь­ное впе­чат­ле­ние, что он втайне от ро­ди­те­лей ушёл на Свя­тую Го­ру Афон. Там Еван­ге­лос от­дал се­бя в по­слу­ша­ние двум доб­ро­де­тель­ным и ду­хов­но опыт­ным стар­цам, жив­шим в Свя­то-Ге­ор­ги­ев­ской ке­лии на Кав­со­ка­ли­вии.

Од­на­жды утром они по­сла­ли его на­ко­лоть дров для печ­ки. В их по­ис­ках юный по­слуш­ник до­брал­ся до овра­га, на­хо­див­ше­го­ся до­воль­но да­ле­ко от ски­та Кав­со­ка­ли­вия, в ко­то­ром он то­гда жил со сво­и­ми стар­ца­ми. Ко­гда маль­чик на­чал ру­бить дро­ва, с ним слу­чи­лось несча­стье: с то­по­ра со­рва­лась ру­ко­ят­ка, и лез­вие вон­зи­лось ему в но­гу, силь­но ее по­ра­нив. Из ра­ны хлы­ну­ла кровь. По­бли­зо­сти ни­ко­го не бы­ло, и, вне вся­ко­го со­мне­ния, от­рок дол­жен был уме­реть от по­те­ри кро­ви. Чув­ствуя смер­тель­ную опас­ность, он изо всех сил на­чал гром­ко при­зы­вать на по­мощь Ма­терь Бо­жию: «Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца, по­мо­ги мне!» И кровь немед­лен­но оста­но­ви­лась.

Вско­ре Еван­ге­лос при­нял мо­на­ше­ство с име­нем Ни­ки­та. Од­на­жды он, при­дя ра­но в цер­ковь, сто­ял в тем­ном уг­лу и мо­лил­ся. В этот мо­мент в храм во­шел мо­нах Ди­мит­рий, 90-лет­ний рус­ский ста­рец. Огля­дев­шись по сто­ро­нам и ни­ко­го не за­ме­тив, он стал на мо­лит­ву, де­лая зем­ные по­кло­ны. Во вре­мя мо­лит­вы стар­ца оси­я­ла та­кая бла­го­дать, что он сто­ял по­сре­ди хра­ма, не ка­са­ясь по­ла. Бо­же­ствен­ная бла­го­дать, из­лив­ша­я­ся на свя­то­го стар­ца, кос­ну­лась и юно­го ино­ка Ни­ки­ты. По пу­ти на­зад в кел­лию по­сле при­об­ще­ния Свя­тых Та­инств серд­це от­ца Ни­ки­ты пе­ре­пол­ня­ла та­кая ра­дость и лю­бовь к Бо­гу, что, воз­дев­ши ру­ки к небу, он гром­ко вос­кли­цал: «Сла­ва Те­бе, Бо­же! Сла­ва Те­бе, Бо­же! Сла­ва Те­бе, Бо­же!»

Он хо­тел всю жизнь под­ви­зать­ся на Афоне, но Гос­подь рас­по­ря­дил­ся ина­че. Де­вят­на­дца­ти­лет­ний Ни­ки­та по­лу­чил вос­па­ле­ние лег­ких, ко­то­рое пе­ре­шло в плев­рит. Стар­цы при­ка­за­ли ему оста­вить Афон и по­ехать ле­чить­ся. Прой­дя курс ле­че­ния и по­чув­ство­вав се­бя луч­ше, он вер­нул­ся на ме­сто по­стри­га. Од­на­ко бо­лезнь вновь да­ла о се­бе знать, и стар­цы, ви­дя, что афон­ский кли­мат мо­жет убить их уче­ни­ка, по­сла­ли его на­зад, не бла­го­сло­вив воз­вра­щать­ся на Свя­тую Го­ру.

Так в 19-лет­нем воз­расте отец Ни­ки­та оста­вил Афон и по­се­лил­ся в мо­на­сты­ре свя­то­го Ха­ра­лам­пия в Лев­коне, неда­ле­ко от сво­е­го род­но­го се­ла. В воз­расте 21 го­да Ни­ки­та был ру­ко­по­ло­жен во иерея Си­най­ским ар­хи­епи­ско­пом Пор­фи­ри­ем III, ко­то­рый дал ему свое имя. Вско­ре, несмот­ря на юный воз­раст ба­тюш­ки, мит­ро­по­лит Ка­рист­ский Пан­те­ле­и­мон на­зна­чил от­ца Пор­фи­рия мо­на­стыр­ским ду­хов­ни­ком. Это по­слу­ша­ние отец Пор­фи­рий нес в мо­на­сты­ре св. Ха­ра­лам­пия до 1940 г. Мно­гие из окрест­ных жи­те­лей об­ра­ща­лись к нему, ища ис­це­ле­ния сво­их ду­шев­ных ран. Отец Пор­фи­рий без уста­ли слу­жил Бо­гу и лю­дям. Ве­ре­ни­цы лю­дей жда­ли сво­ей оче­ре­ди, т. к. ис­по­ве­ди дли­лись ча­са­ми без пе­ре­ры­ва. И так про­дол­жа­лось изо дня в день. За свои неустан­ные тру­ды в 1938 го­ду отец Пор­фи­рий по­лу­чил сан ар­хи­манд­ри­та.

В 1940 го­ду отец Пор­фи­рий при­е­хал в Афи­ны, где был на­зна­чен при­ход­ским свя­щен­ни­ком в церк­ви свя­то­го Ге­ра­си­ма при афин­ской боль­ни­це. За трид­цать три го­да сво­е­го слу­же­ния на этом ме­сте отец Пор­фи­рий по­мог ты­ся­чам лю­дей об­ре­сти ду­шев­ный мир, мно­гих из них по бла­го­да­ти Бо­жи­ей он ис­це­лял от раз­но­го ро­да бо­лез­ней.

По­сле ухо­да на пен­сию отец Пор­фи­рий про­дол­жал слу­жить и ис­по­ве­до­вать в древ­нем за­бро­шен­ном хра­ме свя­ти­те­ля Ни­ко­лая в рай­оне Пен­де­ли до 1978 го­да. Ко­гда с ним слу­чил­ся ин­фаркт, он несколь­ко ме­ся­цев про­жил у сво­их дру­зей в Афи­нах, по­сле че­го в 1979 го­ду по­се­лил­ся в рай­оне Ми­ле­си, где и по­стро­ил боль­шое по­дво­рье с хра­мом в честь Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня.

Отец Пор­фи­рий ни­ко­гда не остав­лял на­деж­ды вер­нуть­ся об­рат­но на Афон. Ко­гда в 1984 го­ду он узнал, что по­след­ний оби­та­тель род­ной для него Свя­то-Ге­ор­ги­ев­ской кел­лии оста­вил ее и пе­ре­шел жить в мо­на­стырь, он по­спе­шил на Свя­тую Го­ру. Гос­подь ис­пол­нил за­вет­ное же­ла­ние Сво­е­го вер­но­го слу­ги, и по­след­ние два го­да сво­ей жиз­ни ста­рец про­вел на Афоне.

В это вре­мя он ча­сто го­во­рил о том, как бу­дет да­вать от­вет на Страш­ном су­де. Вспо­ми­нал ис­то­рию из Па­те­ри­ка, в ко­то­рой один ста­рец, чув­ствуя при­бли­же­ние смер­ти, при­го­то­вил для се­бя мо­ги­лу и ска­зал сво­е­му уче­ни­ку: «Мой сын, кам­ни скольз­кие и тро­па кру­тая, ты мо­жешь по­ка­ле­чить­ся, ес­ли ре­шишь нести мое те­ло к мо­ги­ле. Да­вай пой­дем ту­да, по­ка я еще мо­гу хо­дить». Уче­ник, под­дер­жи­вая стар­ца под ру­ку, до­вел его до мо­ги­лы. Ста­рец лег в при­го­тов­лен­ную мо­ги­лу и пре­дал ду­шу свою Бо­гу.

По прось­бе стар­ца неда­ле­ко от кел­лии для него бы­ла вы­ко­па­на мо­ги­ла. В по­след­нюю ночь сво­ей зем­ной жиз­ни ста­рец ис­по­ве­дал­ся, по­сле че­го уче­ни­ки ста­ли чи­тать ка­нон на ис­ход ду­ши, а за­тем по чет­кам ке­лей­ное пра­ви­ло ве­ли­кос­хим­ни­ка.

По­след­ни­ми сло­ва­ми стар­ца ста­ли еван­гель­ские стро­ки: «Да бу­дут все еди­но». За­тем еле слыш­но он про­шеп­тал: «Гря­ди» и ис­пу­стил дух. Гос­подь за­брал его свет­лую ду­шу в 4:31 утра 2 де­каб­ря 1991 го­да.

Чу­де­са

Го­во­ря о ду­хов­ных да­ро­ва­ни­ях стар­ца Пор­фи­рия, дру­гой все­мир­но из­вест­ный гре­че­ский ста­рец, Па­и­сий Свя­то­го­рец, го­во­рил: «У него цвет­ной теле­ви­зор, а у ме­ня толь­ко чер­но-бе­лый».

Бог есть

Неко­то­рое вре­мя вме­сте с ба­тюш­кой в мо­на­сты­ре жил один про­фес­сор бо­го­сло­вия. Он был на­мно­го мо­ло­же от­ца Пор­фи­рия и был его ду­хов­ным ча­дом. Од­на­жды про­фес­сор пред­ло­жил по­бе­се­до­вать о су­ще­ство­ва­нии Бо­га. Об­су­див эту те­му со всех воз­мож­ных то­чек зре­ния, про­фес­сор и ба­тюш­ка при­шли к за­клю­че­нию, что Бог есть. Од­на­ко мо­ло­дой про­фес­сор об­ра­тил­ся к стар­цу с прось­бой. Ко­гда тот умрет, то при­дет к про­фес­со­ру и рас­ска­жет, есть ли Бог. В от­вет на это ба­тюш­ка спро­сил, по­че­му про­фес­сор счи­та­ет, что пер­вым умрет имен­но он? На это мо­ло­дой че­ло­век от­ве­тил, что ба­тюш­ка стар­ше его в два ра­за, по­это­му, есте­ствен­но, быст­рее умрет тот, кто стар­ше. Но отец Пор­фи­рий по бла­го­да­ти Бо­жи­ей знал, что рань­ше умрет про­фес­сор, при­чем очень ско­ро. Это­го ба­тюш­ка не стал го­во­рить, но по­обе­щал, что при­дет по­сле смер­ти ска­зать, есть ли Бог. Та­кое же обе­ща­ние дал ба­тюш­ке и про­фес­сор на слу­чай, ес­ли он все-та­ки умрет рань­ше.

Через неко­то­рое вре­мя про­фес­сор по­ки­нул мо­на­стырь и уехал в го­род. Не про­шло и го­да, как ба­тюш­ка и про­фес­сор рас­ста­лись, но вот в один из ве­ли­ких празд­ни­ков, ко­гда отец Пор­фи­рий с бра­ти­ей го­то­ви­лись к празд­нич­ной тра­пе­зе, в мо­на­стырь при­шел че­ло­век из со­сед­ней де­рев­ни и со­об­щил, что про­фес­сор скон­чал­ся. Спу­стя ка­кое-то вре­мя по­сле дол­гой мо­лит­вы отец Пор­фи­рий вы­клю­чил свет в кел­лии и по­пы­тал­ся за­снуть. Вдруг из тьмы раз­да­ет­ся гро­мо­вой го­лос, со­про­вож­да­е­мый непо­нят­ным шу­мом. «Бог есть! Бог есть! Бог есть!» – три­жды по­вто­рил го­лос. Это был го­лос про­фес­со­ра! В стра­хе ба­тюш­ка встал на ко­ле­ни и на­чал мо­лить­ся о его ду­ше. И так до утра! Мож­но ли по­сле это­го со­мне­вать­ся, что «Бог есть»?!

Ис­точ­ник

В од­ной гор­ной де­ре­вуш­ке не бы­ло во­ды. Ее жи­те­ли об­ра­ща­лись в раз­ные ин­стан­ции, пла­ти­ли день­ги, но все без тол­ку. Все в один го­лос го­во­ри­ли, что в этом рай­оне нет под­зем­ных вод. Так что жи­те­ли де­рев­ни вы­нуж­де­ны бы­ли со­би­рать дож­де­вую во­ду. И вот один че­ло­век, ко­то­рый был ча­дом ба­тюш­ки и знал о его спо­соб­но­сти на­хо­дить во­ду, по­про­сил его по­мочь этой бе­де. Ба­тюш­ка сра­зу от­ве­тил, что в де­ревне мно­го хо­ро­шей во­ды, и по­ка­зал на чер­те­же ме­сто, где она про­те­ка­ет. По­сле го­ря­чих и на­стой­чи­вых просьб отец Пор­фи­рий сам по­шел на это ме­сто и точ­но ука­зал, где на­хо­дит­ся во­да и на ка­кой она глу­бине. И дей­стви­тель­но: ко­гда ста­ли ис­кать, имен­но на том ме­сте и на той глу­бине на­шли во­ду, ко­то­рая би­ла чи­стей­шим клю­чом!

То­гда все жи­те­ли де­рев­ни ста­ли на­зы­вать ба­тюш­ку свя­тым и про­ро­ком. Все хо­те­ли к нему при­кос­нуть­ся, по­це­ло­вать его ру­ки, но­ги, об­лас­кать, все на­пе­ре­бой хо­те­ли при­нять его у се­бя до­ма. И по­сколь­ку они при­хо­ди­ли и кла­ня­лись ему в но­ги, по­чи­тая за свя­то­го, ба­тюш­ка очень рас­стро­ил­ся и по­про­сил немед­лен­но най­ти спо­соб увез­ти его из де­рев­ни. Так слу­чи­лось, что в это вре­мя шел ав­то­бус в Афи­ны.

Отец Пор­фи­рий с боль­шим тру­дом вы­рвал­ся из объ­я­тий жи­те­лей и сел в ав­то­бус; и хо­тя на­род пы­тал­ся за­дер­жать его, он все-та­ки уехал. И вот тут-то, по­сле столь­ких вос­тор­гов и по­кло­не­ний, ба­тюш­ку ожи­да­ло боль­шое ис­пы­та­ние. Кон­дук­тор ав­то­бу­са, че­ло­век неве­ру­ю­щий, на­чал го­во­рить раз­ные глу­по­сти, вы­зы­вав­шие смех у неве­ру­ю­щих пас­са­жи­ров и него­до­ва­ние у ве­ру­ю­щих. Та­ким об­ра­зом, пас­са­жи­ры ав­то­бу­са раз­де­ли­лись на два ла­ге­ря: од­ни за ба­тюш­ку, дру­гие – про­тив. Шум и пе­ре­бран­ка гро­зи­ли пе­рей­ти в ру­ко­паш­ную. Кон­дук­тор же про­дол­жал по­до­гре­вать стра­сти. Ба­тюш­ка был очень рас­стро­ен и ста­рал­ся не при­ни­мать уча­стия в скло­ке. Ко­гда ав­то­бус оста­но­вил­ся, чтобы пас­са­жи­ры немно­го от­дох­ну­ли, ба­тюш­ка по­до­шел к кон­дук­то­ру и ска­зал: «Я, быть мо­жет, и не умею на­хо­дить во­ду, но знаю, что ты стра­да­ешь си­фи­ли­сом. Будь осто­ро­жен, не же­нись те­перь, по­то­му что мо­жешь за­ра­зить же­ну и де­тей. Про­дол­жай ле­чить­ся, ты по­пра­вишь­ся, а по­том же­нишь­ся». Кон­дук­тор про­сто оне­мел, услы­шав сло­ва ба­тюш­ки, и с то­го мо­мен­та всю до­ро­гу мол­чал, слов­но язык про­гло­тил. Пас­са­жи­ры так­же умолк­ли.

Кон­чи­на ма­те­ри

В афин­ской по­ли­кли­ни­ке уже несколь­ко дней ле­жа­ла боль­ная мать от­ца Пор­фи­рия. Вра­чи ему го­во­ри­ли, что она вы­здо­рав­ли­ва­ет, но ба­тюш­ка бла­го­да­тью Бо­жи­ей пред­ви­дел, что жи­вой из боль­ни­цы она уже не вый­дет. Од­на­жды по­шел на­ве­стить свою боль­ную мать ба­тюш­кин брат Ан­то­ний (он скон­чал­ся на год рань­ше ба­тюш­ки). Ко­гда он спро­сил вра­чей, как здо­ро­вье его ма­те­ри, те от­ве­ти­ли: «От­лич­но! Зав­тра она вый­дет из боль­ни­цы, а се­го­дня ве­че­ром мы при­го­то­вим вы­пис­ку из ис­то­рии бо­лез­ни». Ан­то­ний, ко­то­ро­го отец Пор­фи­рий очень лю­бил, при­шел до­мой успо­ко­ен­ным. Вне­зап­но за­зво­нил те­ле­фон. Это был ба­тюш­ка. Он ска­зал Ан­то­нию, чтобы тот немед­лен­но по­ез­жал в боль­ни­цу, ина­че ма­ма умрет, и они не успе­ют взять у нее бла­го­сло­ве­ние. На это брат ба­тюш­ки ска­зал, что он толь­ко что вер­нул­ся из боль­ни­цы, и вра­чи ему ска­за­ли, что зав­тра их ма­ма бу­дет уже до­ма. Но отец Пор­фи­рий на­ста­и­вал на сво­ем. И дей­стви­тель­но, как толь­ко они при­е­ха­ли в по­ли­кли­ни­ку, мать ед­ва успе­ла их бла­го­сло­вить. Гос­подь при­звал ее к се­бе, а ба­тюш­кин дар про­зор­ли­во­сти под­твер­дил­ся и на сей раз.

Ис­це­ле­ния

Ста­рец мог ис­це­лять при­кос­но­ве­ни­ем к боль­но­му. Од­на­жды его на­ве­стил один док­тор с же­ной. Из­ло­жив стар­цу вол­но­вав­шие их во­про­сы и, по­лу­чив ис­чер­пы­ва­ю­щий на них от­вет, су­пру­ги уже ста­ли про­щать­ся. Отец Пор­фи­рий, с сво­ей обыч­ной от­цов­ской улыб­кой на ли­це, взял ру­ку же­ны док­то­ра как раз в том ме­сте, где у нее бы­ла силь­ная боль. Ста­рец ни­че­го не знал об этой бо­лез­ни, ко­то­рую они уже дав­но про­бо­ва­ли ле­чить при по­мо­щи уко­лов и силь­ных про­ти­во­вос­па­ли­тель­ных средств. Ко­гда отец Пор­фи­рий взял ее ру­ку, то жен­щи­на по­чув­ство­ва­ла теп­ло­ту, про­шед­шую по все­му ее те­лу, и ее слег­ка за­му­ти­ло. Но это чув­ство тут же про­шло, а с ним и са­ма боль в ру­ке. Жен­щи­на со сле­за­ми ска­за­ла стар­цу: «Вы и про это, ба­тюш­ка, зна­е­те?» С то­го дня она вы­ки­ну­ла ле­кар­ства и уже боль­ше не об­ра­ща­лась к док­то­рам.

Отец Пор­фи­рий ис­це­лял не толь­ко лю­дей, но и жи­вот­ных. В один вос­крес­ный день в Се­вер­ной Эвии, где он от­ды­хал, про­изо­шел сле­ду­ю­щий слу­чай. Од­на пас­туш­ка по­про­си­ла от­ца Пор­фи­рия по­мо­лить­ся о ее ста­де коз, ко­то­рых по­стиг­ла ка­кая-то бо­лезнь. Ба­тюш­ка со­гла­сил­ся и встал пе­ред ко­за­ми, под­няв свои ру­ки к небу и стал чи­тать раз­лич­ные сти­хи псал­мов, от­но­ся­щи­е­ся к жи­вот­ным. Ни од­на из коз не сдви­ну­лась с ме­ста. Как толь­ко он за­кон­чил мо­лит­ву и опу­стил ру­ки, из ста­да вы­шел ко­зел, по­до­шел к ба­тюш­ке, по­це­ло­вал ему ру­ки и ти­хо ото­шел на­зад.

Бог зна­ет все

Как-то ба­тюш­ка и его трое ду­хов­ных чад при­то­ми­лись и ре­ши­ли пой­мать так­си, чтобы до­е­хать до мо­на­сты­ря. В этот мо­мент вда­ли по­ка­за­лось так­си. Три по­пут­чи­ка стар­ца ре­ши­ли его оста­но­вить. «Не бес­по­кой­тесь, – ска­зал ста­рец, – так­си са­мо оста­но­вит­ся. Но, ко­гда вы ся­де­те в него, вы не долж­ны раз­го­ва­ри­вать с так­си­стом, толь­ко я бу­ду с ним го­во­рить». Точ­но так и про­изо­шло. Так­си оста­но­ви­лось, хо­тя они не под­ни­ма­ли рук, все се­ли в него, и ста­рец ска­зал, ку­да им на­до ехать. Ко­гда так­сист тро­нул­ся с ме­ста, то по­чти тут же на­чал об­ви­нять ду­хо­вен­ство во всех смерт­ных гре­хах. Каж­дый раз, ко­гда он вы­па­ли­вал оче­ред­ное об­ви­не­ние, то об­ра­щал­ся к си­дев­шим сза­ди ду­хов­ным ча­дам стар­ца со сло­ва­ми: «Не прав­да ли, ре­бя­та? Что вы на это ска­же­те?» Но они из по­слу­ша­ния си­де­ли мол­ча. Ко­гда так­сист по­нял, что ему не со­би­ра­ют­ся от­ве­чать, то он об­ра­тил­ся к от­цу Пор­фи­рию и спро­сил: «Что ска­жешь, па­па­ша? То, что пи­шут в га­зе­тах, — все прав­да, не так ли?» Ста­рец от­ве­тил: «Сы­нок, я те­бе рас­ска­жу ко­рот­кую ис­то­рию. Я рас­ска­жу ее толь­ко один раз, те­бе не при­дет­ся ее слу­шать два­жды. Жил один че­ло­век, в од­ном ме­сте (он на­звал это ме­сто), у ко­то­ро­го был пре­ста­ре­лый со­сед, ко­то­рый вла­дел боль­шим участ­ком зем­ли. Од­на­жды но­чью он убил со­се­да и за­ко­пал его в зем­лю. За­тем, поль­зу­ясь под­лож­ны­ми до­ку­мен­та­ми, он за­вла­дел зем­лей со­се­да и про­дал ее. И зна­ешь, что он ку­пил на эти день­ги? Он ку­пил так­си». Как толь­ко так­сист услы­шал эту ис­то­рию, он весь за­тряс­ся, за­тем свер­нул на обо­чи­ну до­ро­ги и за­кри­чал: «Мол­чи, ба­тюш­ка. Толь­ко ты и я зна­ем об этом». «Бог то­же зна­ет об этом, — от­ве­тил отец Пор­фи­рий. — Он ска­зал мне, чтобы я пе­ре­дал это те­бе. Смот­ри, по­кай­ся и ис­правь свою жизнь».

Ста­рец Пор­фи­рий и по смер­ти жив у Бо­га

Ко­гда отец Пор­фи­рий ото­шел ко Гос­по­ду, один из его ду­хов­ных чад на­хо­дил­ся по ра­бо­те в дру­гом го­ро­де и не знал о смер­ти ба­тюш­ки. По воз­вра­ще­нии в Афи­ны у муж­чи­ны воз­ник­ли опре­де­лен­ные се­мей­ные про­бле­мы, и он, как все­гда, ре­шил по­зво­нить от­цу Пор­фи­рию по­со­ве­то­вать­ся. Он взял те­ле­фон, на­брал но­мер и услы­шал на дру­гом кон­це го­лос стар­ца. Он по­при­вет­ство­вал стар­ца, ис­про­сил его бла­го­сло­ве­ния и стал из­ла­гать ему свои нуж­ды. Ста­рец вы­слу­шал его, дал ему цен­ный со­вет. Об­ра­до­ван­ный ду­хов­ный сын ска­зал: «Я ско­ро зай­ду к вам, как толь­ко осво­бо­жусь», на что отец Пор­фи­рий от­ве­тил: «Не зво­ни мне опять, по­то­му что я уже умер».

Но Бог не есть Бог мерт­вых, но жи­вых, и мы ве­рим и зна­ем, что ста­рец Пор­фи­рий жив у Бо­га и слы­шит на­ши мо­лит­вы, и си­лен хо­да­тай­ство­вать за нас, греш­ных, пе­ред пре­сто­лом Все­выш­не­го.

Изречения и советы

Ста­рец, ес­ли со­бе­сед­ник не при­ни­мал его пер­во­го со­ве­та, усту­пал и да­вал ему дру­гой со­вет, бо­лее лег­кий. Но пер­вый со­вет был ду­хов­но бо­лее по­лез­ным.

Бе­ре­ги­те лам­па­ду жиз­ни

Од­но­му сво­е­му ду­хов­но­му ча­ду ста­рец Пор­фи­рий пред­ска­зал, что тот про­жи­вет столь­ко-то лет. Ко­гда этот че­ло­век под­верг рис­ку свое здо­ро­вье, ста­рец за­явил, что тот мог уме­реть. На недо­умен­ный во­прос о том, как это со­гла­су­ет­ся с дан­ным ра­нее пред­ска­за­ни­ем, ста­рец от­ве­тил: «То, что я те­бе ска­зал, вер­но. Ни­че­го не из­ме­ни­лось. Лам­па­да тво­ей жиз­ни име­ет мас­ла на столь­ко лет, сколь­ко я те­бе ска­зал. Но ес­ли ты ее уро­нишь, мас­ло разо­льет­ся и лам­па­да по­гаснет! Та­ко­ва жизнь! Бог нам да­ет мно­го­цен­ный дар жиз­ни; мы его при­ни­ма­ем и обя­за­ны обе­ре­гать, а во­все не под­вер­гать опас­но­стям, да к то­му же бес­смыс­лен­ным».

Ни­ка­ких ссор при де­тях!

– Ни­ко­гда ва­ши де­ти не долж­ны слы­шать, как вы ссо­ри­тесь меж­ду со­бой… да­же что вы по­вы­ша­е­те го­лос друг на дру­га!

– Но раз­ве это воз­мож­но, ге­рон­да?

– Ко­неч­но, воз­мож­но! По­это­му хо­ро­шень­ко за­пом­ни­те мои сло­ва: ни­ко­гда ни­ка­ких ссор при де­тях… Ни­ко­гда!

Ес­ли бы мы ви­де­ли, как нас лю­бит Хри­стос!

«Гос­подь ни­ко­гда и ни­где нас не остав­ля­ет. С то­го мо­мен­та, как Он при­шел на зем­лю, ро­див­шись от Пре­свя­той Де­вы Бо­го­ро­ди­цы, и стал Бо­го­че­ло­ве­ком, Он все­гда с на­ми. Ес­ли бы мы уви­де­ли, как нас лю­бит Хри­стос и что Он для нас де­ла­ет, то от без­мер­ной ра­до­сти по­му­ти­лись бы рас­суд­ком. Мы оста­лись бы в Его объ­я­ти­ях, и нам бы уже ни до че­го не бы­ло де­ла».

Лю­бовь к Бо­гу долж­на быть бес­пре­дель­ной

«На­ша лю­бовь к Бо­гу, ди­тя мое, долж­на быть бес­пре­дель­ной, она не долж­на быть раз­дроб­ле­на на при­вя­зан­ность к раз­лич­ным ве­щам.

Вот те­бе при­мер: че­ло­век, ска­жем, име­ет в се­бе од­ну ба­та­рей­ку опре­де­лен­ной энер­го­ем­ко­сти. Ес­ли он бу­дет рас­то­чать эту энер­гию на раз­лич­ные де­ла, не име­ю­щие от­но­ше­ния к люб­ви к Бо­гу, то остав­ший­ся в нем для этой люб­ви за­ряд бу­дет весь­ма неболь­шим, ча­сто мо­жет быть да­же со­всем ни­чтож­ным. Ес­ли же мы всю на­шу энер­гию об­ра­тим к Бо­гу, то­гда ве­ли­ка бу­дет на­ша лю­бовь к Нему.

При­ве­ду те­бе еще та­кой при­мер.

Од­на де­вуш­ка очень силь­но по­лю­би­ла юно­шу по име­ни Ни­кос. Каж­дую ночь она про­сы­па­лась и тай­но от сво­их ро­ди­те­лей, босая, вы­пры­ги­ва­ла через ок­но на ули­цу и, невзи­рая на боль от впи­ва­ю­щих­ся в но­ги ко­лю­чек, через по­ле бе­га­ла на встре­чу со сво­им воз­люб­лен­ным. Ко­гда же она воз­вра­ща­лась на­зад, в дом, то Ни­кос все­гда как бы на­хо­дил­ся ря­дом с ней. За ка­кую бы ра­бо­ту она ни бра­лась, ее Ни­кос был здесь, она ви­де­ла его. Так­же и ты, ди­тя мое, дол­жен все свои си­лы устрем­лять к Бо­гу. Твой ум все­гда дол­жен быть в Нем, по­то­му что имен­но это­го и же­ла­ет Бог».

Мо­лись о тер­пе­нии

«Мо­лись не о том, чтобы Бог из­ба­вил те­бя от раз­лич­ных тво­их бо­лез­ней, но о том, чтобы те­бе по­сред­ством ум­ной мо­лит­вы, пре­бы­вая в тер­пе­нии, уми­ро­тво­рить­ся. Это при­не­сет те­бе очень боль­шую поль­зу».

«Не про­си Бо­га об­лег­чить твои стра­да­ния от раз­лич­ных бо­лез­ней, не при­нуж­дай Его к это­му в сво­их мо­лит­вах. Но с неиз­мен­ной стой­ко­стью и тер­пе­ни­ем пе­ре­но­си свои неду­ги – и уви­дишь, ка­кую от это­го по­лу­чишь поль­зу».

В ре­зуль­та­те ра­ко­вых бо­лез­ней на­пол­нил­ся рай

Во вре­мя бе­се­ды со сво­и­ми ду­хов­ны­ми ча­да­ми ста­рец ска­зал: «Ле­кар­ство от ра­ка очень про­стое. Вра­чи поль­зу­ют­ся им еже­днев­но, оно по­сто­ян­но у них под ру­кой, как мне это, по бла­го­да­ти Бо­жи­ей, из­вест­но. Но Бог не от­кры­ва­ет им это сред­ство, по­то­му что в по­след­нее вре­мя в ре­зуль­та­те ра­ко­вых бо­лез­ней на­пол­нил­ся рай!»

Боль­ше чи­тай Свя­щен­ное Пи­са­ние

«Чтобы пра­во ше­ство­вать пу­тем ис­тин­ным, сле­ду­ет по­сто­ян­но чи­тать Свя­щен­ное Пи­са­ние, жи­тия свя­тых, дру­гие цер­ков­ные кни­ги. Ес­ли во вре­мя чте­ния ка­кое‑ли­бо сло­во или мысль из про­чи­тан­но­го по­ра­зит те­бя, пре­рви чте­ние и за­дер­жись на ней по­доль­ше, хо­ро­шень­ко ее об­ду­май. Ско­ро ты уви­дишь, ка­кую ве­ли­кую поль­зу это при­но­сит».

«Чи­тай боль­ше, чтобы про­све­тил­ся твой ум. Зна­ешь, я сам чи­тал очень мно­го. Чтобы ме­ня ни­кто не бес­по­ко­ил, я за­би­рал­ся на од­но де­ре­во по ле­сен­ке, ко­то­рую я сам сма­сте­рил. Под­няв­шись на­верх, я за­тас­ки­вал ее за со­бой, чтобы ни­кто ни­че­го не за­ме­тил и чтобы ме­ня не по­бес­по­ко­и­ли. Так я мог на про­тя­же­нии мно­гих ча­сов вни­ма­тель­но чи­тать и раз­мыш­лять над про­чи­тан­ным».

Ис­по­ведь – дар люб­ви Бо­жи­ей че­ло­ве­ку

«Ис­по­ведь – это один из пу­тей, по ко­то­ро­му че­ло­век дви­жет­ся к Бо­гу. Это дар люб­ви Бо­жи­ей че­ло­ве­ку. Ни­кто и ни­что не мо­жет ли­шить че­ло­ве­ка этой люб­ви».

Кто не по­ка­ет­ся, тот по­гибнет

– Ге­рон­да, ска­жи­те мне сло­во к ду­шев­ной поль­зе.

– Кто не по­ка­ет­ся, тот по­гибнет. По­вто­ряю те­бе: кто не по­ка­ет­ся, тот по­гибнет.

Кто умер ра­ди Хри­ста, для то­го нет смер­ти!

«Спа­се­ние в Церк­ви! – все­гда го­во­рил нам ста­рец. – Кто яв­ля­ет­ся чле­ном Церк­ви, тот не бо­ит­ся вто­рой смер­ти! Для тех, кто со­сто­ит в Церк­ви Хри­сто­вой, смер­ти нет! Пра­во­сла­вие – со­вер­шен­но, в нем нет ни­ка­ко­го несо­вер­шен­ства!»

«Смер­ти нет! Не бой­ся смер­ти! Кто умер ра­ди Хри­ста, для то­го нет смер­ти! А ес­ли ты не умер ра­ди Хри­ста, то умри!»

Как мо­лить­ся но­во­на­чаль­но­му

На во­прос од­но­го бра­та: «Ге­рон­да, как сле­ду­ет мо­лить­ся но­во­на­чаль­но­му?», ста­рец от­ве­тил: «Но­во­на­чаль­ный мо­нах дол­жен чи­тать жи­тия свя­тых и Но­вый За­вет».

На­став­ле­ния бе­ре­мен­ным жен­щи­нам

Ста­рец со­ве­то­вал од­но­му вра­чу пе­ди­ат­ру: «Го­во­ри жен­щи­нам, что они долж­ны осо­зна­вать, как вы­со­ко по­чтил их Бог, спо­до­бив стать ма­те­ря­ми. С мо­мен­та за­ча­тия пло­да они но­сят в се­бе вто­рую жизнь. Пусть они раз­го­ва­ри­ва­ют с мла­ден­цем, лас­ка­ют его, по­гла­жи­вая свой жи­вот. Ре­бе­нок неким та­ин­ствен­ным об­ра­зом все это чув­ству­ет.

Ма­те­ри долж­ны с лю­бо­вью мо­лить­ся о сво­их де­тях. Ре­бе­нок, как уже ро­див­ший­ся, так и на­хо­дя­щий­ся еще во чре­ве, чув­ству­ет недо­ста­ток ма­те­рин­ской люб­ви, нер­воз­ность ма­те­ри, ее гнев, нена­висть и по­лу­ча­ет трав­мы, по­след­ствия ко­то­рых бу­дет ощу­щать всю свою жизнь.

Свя­тые чув­ства ма­те­ри и ее свя­тая жизнь освя­ща­ют мла­ден­ца с са­мо­го мо­мен­та его за­ча­тия. Все, что я толь­ко что ска­зал, на­до хо­ро­шо пом­нить не толь­ко ма­те­рям, но и бу­ду­щим от­цам то­же».

Ока­зы­вай­те и та­кую по­мощь

Ко­гда у те­бя есть воз­мож­ность, по­мо­гай и ма­те­ри­аль­но. Но боль­ше ока­зы­вай тем, кто на­хо­дит­ся ря­дом с то­бой, вот ка­кую по­мощь: раз­го­ва­ри­вай с ни­ми, вы­слу­ши­вай их, ко­гда они хо­тят рас­ска­зать те­бе о сво­их труд­но­стях, вы­ска­зать те­бе свою боль, по­си­ди с ни­ми вме­сте, чтобы они не чув­ство­ва­ли се­бя оди­но­ки­ми.

Мы­та­ри и блуд­ни­цы впе­ред вас идут в Цар­ство Бо­жие

Ста­рец Пор­фи­рий го­во­рил, что для то­го, чтобы до­стичь сми­ре­ния и со­стра­да­ния к дру­гим греш­ни­кам, че­ло­век дол­жен осо­знать свое гре­хов­ное и нрав­ствен­но ни­щен­ское со­сто­я­ние. По­это­му Хри­стос и го­во­рил, что мы­та­ри и блуд­ни­цы через по­ка­я­ние и сми­ре­ние пред­ва­ря­ют про­чих в Цар­стве Небес­ном. Ста­рец не хо­тел слу­шать ни­ка­ких об­ли­чи­тель­ных слов про греш­ни­ков. Он го­во­рил: «Ко­го мы на­зы­ва­ем мы­та­ря­ми и блуд­ни­ца­ми, для Бо­га – пой­ман­ные во­ры, то­гда как я и вы все – мы во­ры, но не пой­ман­ные. За­дер­жан­ный и уни­жен­ный вор, всем из­вест­ная, по­кры­тая по­зо­ром блуд­ни­ца – сми­рив­ша­я­ся и по­ка­яв­ша­я­ся, на­мно­го вы­ше нас, име­ю­щих доб­рое имя, но жи­ву­щих ни­ко­му не ве­до­мой и со­мни­тель­ной жиз­нью».

Де­тям не нуж­но мно­го слов

«Ма­те­ри уме­ют пе­ре­жи­вать, со­ве­то­вать, мно­го­сло­вить, но не уме­ют мо­лить­ся. Мно­гие со­ве­ты и ука­за­ния при­но­сят вред. Де­тям не нуж­но мно­го слов. Сло­ва уда­ря­ют в уши, а мо­лит­ва идет в серд­це. Тре­бу­ет­ся мо­лит­ва с ве­рою, без стрес­сов, но и с хо­ро­шим при­ме­ром».

Как го­во­рить о ре­ли­гии

«В бе­се­дах не мно­го­словь­те о ре­ли­гии – и то­гда по­бе­ди­те. Поз­воль­те че­ло­ве­ку, у ко­то­ро­го дру­гое мне­ние, из­ли­вать­ся, го­во­рить, го­во­рить… Пусть он по­чув­ству­ет, что встре­тил­ся со спо­кой­ным че­ло­ве­ком. Воз­дей­ствуй­те на него сво­ей доб­ро­же­ла­тель­но­стью и мо­лит­вой, а по­том ска­жи­те немно­го слов. Вы не до­стиг­не­те ни­че­го, ес­ли бу­де­те го­во­рить рез­ко, ес­ли, к при­ме­ру, ска­же­те: “Ты го­во­ришь ложь!” И что из это­го вый­дет? Вы – как ов­цы по­сре­ди вол­ков (Мф.10:16). Что вам де­лать? Внешне будь­те невоз­му­ти­мы, а внут­ренне мо­ли­тесь. Будь­те го­то­вы­ми, будь­те об­ра­зо­ван­ны­ми, имей­те дерз­но­ве­ние, но со свя­то­стью, кро­то­стью и мо­лит­вой. Но чтобы по­сту­пать так, вы долж­ны быть свя­ты­ми».

Не по при­выч­ке

«Будь вни­ма­те­лен, не при­ча­щай­ся по при­выч­ке. Каж­дый раз при­сту­пай к Та­ин­ству так, как буд­то ты де­ла­ешь это в пер­вый раз, и в то же вре­мя как буд­то это твое по­след­нее При­ча­ще­ние пе­ред смер­тью».

Ко­гда на­сту­пит Вто­рое при­ше­ствие

Од­на­жды стар­ца спро­си­ли: «Ге­рон­да, в по­след­нее вре­мя мно­го го­во­рят о чис­ле 666, о яв­ле­нии ан­ти­хри­ста, ко­то­рое при­бли­жа­ет­ся, неко­то­рые да­же утвер­жда­ют, что он уже при­шел, об элек­трон­ной пе­ча­ти на ру­ку или на лоб, о столк­но­ве­нии Хри­ста и ан­ти­хри­ста и о по­ра­же­нии по­след­не­го, о Вто­ром При­ше­ствии Гос­под­нем. А что Вы об этом ска­же­те?»

Ста­рец от­ве­тил: «Что тут ска­зать? Я не го­во­рю, что ви­дел Бо­жию Ма­терь, что бу­дет вой­на и то­му по­доб­ные ве­щи. Знаю, что при­дет ан­ти­христ, что бу­дет Вто­рое При­ше­ствие Хри­сто­во, но ко­гда, не знаю. Зав­тра? Через ты­ся­чу лет? Не знаю. Од­на­ко ме­ня это не тре­во­жит. По­то­му что я знаю, что в час смер­ти для каж­до­го из нас на­сту­пит Вто­рое При­ше­ствие Гос­подне. И этот час уже весь­ма бли­зок».

Православные акафисты

Акафист преподобному Порфирию Кавсокаливиту

Храбрый воин Царя сил Господа Иисуса, предивный преподобный отче Порфирий! Ты любишь нас, исцеляешь и защищаешь от всяких бед и скорбных обстояний, тепло перед Господом ходатайствуешь о даровании нам обожения. Ведая помощь твою, мы благодарно взываем:

Радуйся отче Порфирий!

Икос 1

О, добрый пастырь стада Господня! Вдали от житейских бурь вёл ты тихое и богоугодное житие. Размышляя о жизни и служении Иоанна Каливита, ты, вняв голосу пламенного своего сердца, положил и сам пройти по стопам сего святого мужа. Мы же, прославляя решимость твою, так воспеваем:

Радуйся, ко Спасению своё стадо наставляющий.

Радуйся, лютые страсти исцеляющий.

Радуйся, воздержания ревнитель.

Радуйся, невыразимого таинства обитель.

Радуйся, хранилище святыням непорочное.

Радуйся, за правду ратующим ограждение прочное.

Радуйся, образ пастырям в служении явивший.

Радуйся, преобильную Божию благодать вместивший.

Радуйся, тьму неверия светом любви разгоняющий.

Радуйся, жизнью святой Спасение возвещающий.

Радуйся, Эвбеи утешение.

Радуйся, от тяжести скорбей избавление.

Радуйся, отче Порфирий!

Кондак 2

В Кавсокаливии, следуя пути великих подвижников, ты был иноком; наказам старцев внимал, никогда не прекословя, но исполнением дела отвечая слову их веления, как слову Самого Христа, Которому и ныне непрестанно взываешь: Аллилуиа!

Икос 2

За житие твое непорочное, отче, Бог сподобил тебя Своей благодати. Ты учил побеждать греховные страсти, тебе было дано провидеть великие тайны, стяжать всеусердное внимание ко всякому, к тебе в скорбях приходящему. И мы, чувствуя отеческую заботу твою, благодарно поём:

Радуйся, сумевший Христа в своё сердце принять.

Радуйся, обретший Его благодать.

Радуйся, жилище Духа Святого.

Радуйся, соратник воинства Христова.

Радуйся, чистым оком тайны прозревавший.

Радуйся, непорочными устами Истину вещавший.

Радуйся, всю жизнь обративший в служение.

Радуйся, новое Афона украшение.

Радуйся, многие раны безмездно лечивший.

Радуйся, от многих недугов исцеливший.

Радуйся, о страждущих имевший попечение.

Радуйся очам и душам прозрение.

Радуйся, отче Порфирий!

Кондак 3

Кротость и смирение — вот оружие послушника в духовной брани. Сим оружием искусно овладев, ты одолел врага. Наградой же за победу стало твоё, преподобный отче, земное пребывание в благодати Господней. Будучи преисполнен ею, ты изливаешь её на всех, прибегающих к тебе за помощью, утешаешь, исцеляешь, обращаешь к Творцу, призывая благодарно восклицать Ему: Аллилуиа!

Икос 3

Отче, прославил тебя Господь славою Своею Небесною, но ты не забывал и о отечестве земном. В монастыре святого Харлампия, ты всё время проводил в служении, избавляя людей от страдания. Избавленные же очищенным и благодарным сердцем поют тебе:

Радуйся, отечества земного прославление.

Радуйся, усердный делатель молитвенного бдения.

Радуйся, река чудес излиянная Богом.

Радуйся, глубина тишины, умирение тревогам.

Радуйся, миру себя не связавший.

Радуйся, ангельскую жизнь на земле стяжавший.

Радуйся, к покаянию возвращавший Христовых овец.

Радуйся, смягчивший горечь многих сердец.

Радуйся, всегда входивший через тесные врата.

Радуйся, ныне в лике ангельском для Господа поют твои уста.

Радуйся, возвращавший здравие телесное.

Радуйся, возвещавший Царствие Небесное.

Радуйся, отче Порфирий!

Кондак 4

Смиренно внимая Божественному промыслу, ты прибыл в Афины, пасти Христовых овец. Здесь, с неутомимым горением Церкви служа, ты многих людей, искавших помощи, опоры и надежды, наставил на истинный путь, побудил непрестанно взывать Богу: Аллилуиа!

Икос 4

В церкви на площади Омония ты многих ко Спасению наставлял. Ты был подобен ангелу, спустившемуся в Вавилон. О, предивный Порфирий, ты стал врачом и наставником для жителей Афин, ты многих привел ко Христу, и спасённые радостно воспели:

Радуйся, заповедей Христовых неколебимое хранение.

Радуйся, лукавых духов грозное устрашение.

Радуйся, сердце в чистоте хранивший.

Радуйся, и наши сердца просветивший.

Радуйся, Эллады процветение.

Радуйся, Эвбеи украшение.

Радуйся, дорогою многих скорбей безропотно шёл.

Радуйся, ещё на пути этой жизни Божие Царство обрёл.

Радуйся, смирением возвышаемый.

Радуйся, Афинам свет неугасаемый.

Радуйся, заблуждающихся вразумление.

Радуйся, многих ко Христу возвращение.

Радуйся, отче Порфирий!

Кондак 5

Бог даровал тебе, отче, с верой просящих исцелять от телесных и душевных скорбей. Но, служа в храме святого Герасима, ты видел его, а не себя Божиим орудием в этих исцелениях. О, преподобный! Кротостью и смирением ты возносишь высочайшую хвалу Источнику всяких благ ‒ Господу нашему, Которому надлежит непрестанное пение: Аллилуиа!

Икос 5

Преподобный отче, миро благоухания Христова! Кто в бедах и скорбях к тебе искренно приходит, тот в утешении и радости воспоёт:

Радуйся, молитвою к Богу на молитвы к тебе отвечающий.

Радуйся, идущих к Нему наставляющий.

Радуйся, совершенный образ служения.

Радуйся, в боголюбии нам поучение.

Радуйся, Духа благоухание.

Радуйся, глубина любви и сострадания.

Радуйся, Церкви смиренный служитель.

Радуйся, о страждущих попечитель.

Радуйся, святости начертание.

Радуйся, евангельского света сияние.

Радуйся, добродетелей стяжатель и хранитель.

Радуйся, ныне с Богом разделяешь ты Обитель.

Радуйся, отче Порфирий!

Кондак 6

Служа в миру, ты не прилагал сердца к мирской славе и богатству. Твоя любовь отгоняла горькие печали, утешала скорбящих, вселяла надежду в отчаянных. Вознося свои молитвы за страждущих, ты научил их призывать имя Божье и воспевать Спасителю: Аллилуиа!

Икос 6

Авва светоносный, ты весь был озарён Божественным сиянием Святой Троицы. Благость Бога позволяла тебе исцелять всякие скорби и болезни, а исцелявшиеся взывали к тебе:

Радуйся, Божественными лучами освещённый.

Радуйся, преподобный ‒ Господу уподоблённый.

Радуйся, преданнейший Христов служитель.

Радуйся, заповедей Его усердный исполнитель.

Радуйся, обиталище божественной любви и простоты.

Радуйся, от Бога премудрости сподобился ты.

Радуйся, чистоты храниение.

Радуйся, душевредных страстей истребление.

Радуйся, Богу в дар принесённая души красота.

Радуйся, храбрый воин Господа Иисуса Христа.

Радуйся, помощью Божией Матери был на земле ты храним.

Радуйся, ныне и сам помогаешь небесным предстательством чадам своим.

Радуйся, отче Порфирий!

Кондак 7

Совершая монашеские подвиги, ты сохранял дивное смирение; принимая скорби от мира, хранил сердечную к людям любовь. Ты врачевал бесноватых, и трепетали имени твоего полки бесовские. О, богоносный отче! Сколь высока и поистине свята жизнь твоя! Прославляя Бога, так в тебе просиявшего, воспоём Ему: Аллилуиа!

Икос 7

Твой свет просветился пред людьми, чем прославил Ты Небесного Отца. Он же наделил разум твой пророческим зрением людских сердец и Божиих судеб. Видевшие глубину твоего ведения в изумлении восклицали:

Радуйся, от Бога дар провидения получивший.

Радуйся, слова Христовы в жизни воплотивший.

Радуйся, чудес источение.

Радуйся, веры соблюдение.

Радуйся, путь совершив, возгорелся у Бога ты новой звездой.

Радуйся, в море житейском светишь нам с Неба своей чистотой.

Радуйся, мглы недугов прогнание.

Радуйся, сокровенного проницание.

Радуйся, Царства Небесного прежде всего остального искавший.

Радуйся, каждому делу к Богу любовь во главу полагавший.

Радуйся, отче Порфирий!

Кондак 8

О, смиренный отче, много ты претерпел скорбей от тех, чьи души помрачили злоба и безверие. Но сам, совершенное незлобие храня, ты с миром и кротостью отвечал оскорбителям; и замолкали проклинающие уста, и закованные в лёд греха сердца начинали оттаивать от изливаемой теплоты твоего сострадания, и вот уже слышен умиленный глас: Аллилуия!

Икос 8

Среди бесконечной суеты Афин, ты умел сохранять блаженный мир души. В шуме центральной площади столицы, ты жил, как в пустыне Святой Горы. По скончании же трудов своих упокоился ты в желанной Кавсокаливии. Ныне же и жители Афин, и братья Афона, и мы едиными устами тебе поём:

Радуйся, в Богообщении познавший блаженный покой.

Радуйся, внутренний мир сохранивший нерушимым мирской суетой.

Радуйся, монашеский путь показавший во всей красоте.

Радуйся, инокам образ в молитве, трудах и посте.

Радуйся, хранитель молитвы умной.

Радуйся, пристань в тиши близ Омонии шумной.

Радуйся, виденье водных истоков от Бога стяжал.

Радуйся, все поношения с кротостью ты принимал.

Радуйся, злобу любовью гасивший.

Радуйся, свет, темноту озаривший.

Радуйся, отче Порфирий!

Кондак 9

Откровение Иоанново в озарении снизошло на тебя, когда в его пещере на Патмосе возносил ты молитвы. Узрев и услышав предивное, исполнившись страха Господня, трепетно ты возгласил: Аллилуия!

Икос 9

Господь наш Иисус Христос делил трапезу с мытарями и грешниками. Следуя Ему и ты, преподобный отче, с беспримерным состраданием приходил к несчастным, попавшим в горькие сети греха душам. Ты нёс им весть о Спасении, ты возвещал о милосердии Божием, ты своей любовью призывал сердца к покаянию, и те отзывались, трепетно и умиленно:

Радуйся, многих на праведный путь возвративший.

Радуйся жизнью своею свидетельство веры явивший.

Радуйся, отче, ты истинно Бога узрел.

Радуйся, ибо всегда Его в сердце имел.

Радуйся, светильник, для мира горящий.

Радуйся, к Богу людей приводящий.

Радуйся, свет, средь Афин просиявший.

Радуйся, Духа Святого стяжавший.

Радуйся, спасший тысячи вокруг.

Радуйся, Христов блаженный друг.

Радуйся, отче Порфирий!

Кондак 10

Блаженный отче, ты умел слушать Бога и слышать Его. В жизненных обстоятельствах и голосе ближних, в пении соловья и картинке из книги ты узнавал голос Господа и, пав ниц, благоговейно восклицал в ответ: Аллилуиа!

Икос 10

Страсти сердечные молитвою ты прекращал, авва Порфирий, мир и спокойствие душам возвращая. Всякий, приходивший к тебе за утешением, обретал его; всякий, искавший наставления, принимал просимое, дивясь глубине божественной мудрости, сокрытой в добродушной простоте, и благодарно взывая:

Радуйся, не книжное познавший богословие.

Радуйся, премудрости наученный любовию.

Радуйся, доброе стяжавший любознание.

Радуйся, заботясь о других, ты вёл сие стяжание.

Радуйся, всё, что имел, во благо ближних полагавший.

Радуйся, всего себя заботе о пасомых отдававший.

Радуйся, всегда пред Господом ходивший.

Радуйся, Его всем сердцем возлюбивший.

Радуйся, в основание дел полагавший смирение.

Радуйся, оным всякое угашавший смятение.

Радуйся, верный Православия служитель.

Радуйся, догматов Церковных непорочный хранитель.

Радуйся, отче Порфирий!

Кондак 11

Бог особой благодатью даровал тебе, отче, высвобождать источники вод из глубин земной тверди. Подобно сему ты высвобождал животочный образ Божий из глубин затвердевших во грехе сердец. И когда тонким ручьём начинал струиться в них родник Духа, тогда был слышен благодарный свободный глас: Аллилуия!

Икос 11

Твое явление, отче, подобно тихому сиянию небесного света, мягко изливающегося на тех, кто внимает тебе. Тогда начинает рассеиваться тьма, утихают порывы ветров, и вот в душе становится так ясно и так тепло, что уста сами благодарно поют:

Радуйся, Христа негасимый свет.

Радуйся, Его любовью ты проникся с юных лет.

Радуйся, Истины Божией глас.

Радуйся, ибо Эсфирь от погибели спас.

Радуйся, основатель обители Преображения.

Радуйся, чудесно прозревший источник воды для её устроения.

Радуйся, в сердце носивший Священные строки Писания.

Радуйся, к духовному чтению ты много имел прилежания.

Радуйся, Богослужениям присно внимавший.

Радуйся, чадам своим в тексты службы вникать завещавший.

Радуйся, ибо обитель в Милеси данным тобою заветам верна.

Радуйся, тихим пристанищем миру да будет на многие веки она.

Радуйся, отче Порфирий!

Кондак 12

Добрый пастырь, авва Порфирий! Ныне все чада твои несут тебе слова чистой любви и благодарения, с детской искренностью взывают к тебе. А ты вновь простираешь к ним руки, вновь готов их обнять, укрыть и вместе воспеть: Аллилуия!

Икос 12

С радостью воспели мы явленные в тебе Божии дарования. Во всех сих прославляется Святая Троица, ибо Сия есть Источник всякого блага, Сия есть начало премудрости и разума, прозрения и исцеления, чистоты и святости, смирения и любви. Снова и снова в явленных дарах Дарующего прославляя, так воспоём:

Радуйся, всем добродетелям сочетание.

Радуйся, Рая благоухание.

Радуйся, твердыня веры неколебимая.

Радуйся, чистота, непрестанно хранимая.

Радуйся, новой звездою в лике святых просиявший.

Радуйся, новой жемчужиной, Церковь украсившей, ставший.

Радуйся, в Отчестве Небесном ты ныне пребываешь.

Радуйся, отечеству земному молитвой помогаешь.

Радуйся, у Бога пребывая, ты видишь рядом всех Его друзей.

Радуйся, на Матерь Божию со трепетом взирая, о всех нас помолись ты вместе с Ней.

Радуйся, предивный старче, земной прошедший путь.

Радуйся, коль мы ещё в дороге, для нас звездою путеводной будь.

Радуйся, отче Порфирий!

Кондак 13

Преподобный отче Порфирий! Воистину обрёл ты Царство Божие, чему вся твоя жизнь – непреложное свидетельство. Помоги же и нам путём покаяния достичь Желанных Чертогов Господа Нашего, чтобы вместе с тобою и всеми святыми устами едиными, сердцем единым с горящей любовью Ему воспевать: Аллилуия, Аллилуия, Аллилуия!

Сей Кондак читается трижды, затем Икос 1 и Кондак 1.

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *