Рассуждение. Нужны ли заимствования в русском языке? статья по русскому языку (10 класс) на тему

Нужны ли заимствования в русском языке? Ясность, понятность речи зависят и от правильного употребления в ней иностранных слов. Нередко спрашивают, следует ли употреблять иностранные слова или лучше обойтись без них. Вопрос об использовании в нашей речи иностранных слов не случаен. Иноязычные слова издавна были предметом обсуждения учёных, общественных деятелей, писателей, любителей русского языка, из каких языков больше всего заимствуется слов, в чем причина заимствования, не засоряют ли иностранные слова родной язык. Делались даже попытки заменить слова, пришедшие из других языков, русскими. В. И. Даль в свой знаменитый словарь включал мало заимствованных слов, считая, что следует заменить областными, просторечными или вновь созданными, например, автомат — самодвига, самоход, живуля; инстинкт — побудок, побудка; кокетка – хорошуха, красовитка, миловидница. Делая некоторую уступку в пользу распространённых общенародных слов, таких как горизонт, атмосфера, В.И. Даль всё же не прочь был и их заменить просторечными синонимами. Он писал: «Почему “завесь” и “закрой”, как говорят на Каспийском море, хуже горизонта”.

Заимствование- это нормальное, естественное явление для любого языка. Например, в словаре английского языка заимствования составляют более его половины, немало их в немецком, французском и других языках. Такое явление не было чуждо и древним языкам: в латинском языке более 7 тысяч заимствованных слов.

Заимствованные слова в языке появляются в результате связей одних народов с другими, в результате политических, экономических и культурных связей между ними.

В наше время оживляются старые и возникают новые виды связей между русскими и другими народами. Поэтому современный русский язык постоянно пополняется словами, заимствованными из других языков, и в свою очередь обогащает словами различные языки мира.

Место иноязычных слов в русском языке, их дальнейшая судьба неодинакова и определяется их назначением. Заимствования по степени их проникновения в словарный состав русского языка можно разделить на три группы.

Первую из них составляют иноязычные слова, прочно вошедшие в русский язык. Они заимствованы давно, усвоены всем народом и не воспринимаются, как иноязычные. Эти слова- единственные наименования жизненно важных понятий. К этой группе относятся не только бытовые слова кровать, сахар, капуста, свекла, фонарь, тарелка, чулок, каблук, кукла, сарай, базар, но и слова, связанные с производством, образования: шахта, цех, фабрика, класс, тетрадь. карандаш и др. От многих из этих слов в русском языке возникли производные слова: газета,(итал.)- газетный, газетчик, роман-газета, стенгазета; культура- культурность, бескультурье, физкультура, физкультурник , культпоход, культфронт, культурный, некультурный, культурно-бытовой, культурно-просветительный.

Вторую группу составляют слова, широко распространенные в русском языке и так же являющиеся единственными наименованиями обозначаемых понятий, но осознающиеся как иноязычные: тротуар, пижама, сервиз, абажур, радио, стенд, троллейбус, контейнер, лайнер и др.

В третью группу входят иноязычные слова, которые не получили широкого распространения. К ним относятся и слова, имеющие русские параллели, но отличающиеся от них объемом, оттенком значения или сферой употребления. Сравним, например, слова ревизовать, контракт, консервативный, константный, пунктуальный, утрировать с синонимичными им русскими словами: проверить ,договор ,косный, устойчивый, точный, преувеличивать. Ревизовать чаще означает проверку материальных ценностей, денежных документов. Поэтому нельзя сказать: «Ревизовать работу преподавателей в школе». Заимствованным словом контракт в отличие от русского договор называют только письменно оформленное соглашение, а консервативный в сравнении с синонимичным ему словом косный означает не просто :»тяготеющее к старому, привычному, не восприимчивый к новому, прогрессивному», а «враждебный новому и активно, по убеждению отстаивающий старое».Иначе складывается отношение между синонимами контактный и устойчивый, пунктуальный и точный, утрировать и преувеличивать. Иноязычные слова отличаются сферой употребления, преимущественно используются в книжной речи.

Рассмотрим, какие ошибки встречаются в речи при употреблении иностранных слов. Неправильное использование иностранных слов чаще всего связанно с незнанием точного их смысла. Например, «Его представили этаким полиглотом: он и физик, и математик, и поэт» Известно, что полиглот-это человек, владеющий многими языками, поэтому употребление слова полиглот в данном случае не уместно.

Некоторые толкуют слово приоритет (первенство в открытии) как «уважение » (он пользовался в коллективе особым приоритетом). Можно услышать фразу «Эта идея мне гармонирует»,- в которой cпутаны понятия «гармонировать» «импонировать . Не все различают слова репатриация(возвращение эмигрантов или военнопленных на родину) и репарация(возмещения ущерба, нанесённого войной).

Непонимание значений иностранных слов может привести к тавтологическим выражением в нашей речи. Так, в лекции о новейших достижениях науки и техники было сказано:»Ученые, инженеры, рационализаторы, изобретатели призваны двигать вперед научно-технический прогресс». Слово прогресс означает движение вперед, поэтому неправильно сказать двигать вперед прогресс. Подобная ошибка допущена в предложении «Всё это крайне затрудняет предсказания точного прогноза путины. Прогноз означает предвидение, предсказание, основанное на определённых данных». Следовало сказать: «Всё это крайне затрудняет точный прогноз».

Нередко можно услышать сочетание странный парадокс. Но парадокс- это и есть странное мнение, расходящееся общепринятыми мнениями. Слово «странный» в приведенном сочетании лишнее. Иногда говорят: имеется свободная вакансия, забывая, что вакансия означает свободная, незащищенная должность. Неправильными считаются и такие выражения — первый дебют, памятные сувениры, старый ветеран, своя автобиография, биография жизни.

Используя иностранные слова, следует учитывать их многозначность. При этом необходимо иметь в виду, что слово в одном значении бывает более употребительно и известно, чем в другом. Так, один докладчик, делясь впечатлениями о встрече с делегатами конференции , сказал»особо пикантным было выступление П.» Эти слова вызвали не ту реакцию , которой ожидал говорящий. Дело в том, что слово пикантный имеет несколько значений. В прямом смысле оно означает «острый на вкус, пряный»(например, соус, подливка и т.п.). Переносное значение слова пикантный -«возбуждающий острый интерес, любопытство своей необычностью, сенсационностью и т.п.» Именно в этом значении и употребил выступающий слово пикантный в приведенном примере, но он не учел, что это слово имеет оттенок: «не вполне пристойный, возбуждающий чувственность, соблазнительный Рекомендуется избегать употребление иностранных слов , если есть русские слова с таким же значением, например: лимитировать-ограничивать, ординарный -обыкновенный, индифферентно-равнодушно, корректив-исправление, игнорировать — не замечать и др.

Употребляя иностранные слова, надо быть уверенным, что они поняты слушателем. Поэтому важно умело ввести иностранное слово в свою речь. Необходимо давать соответствующие пояснения значений использованных слов.

Большую помощь в овладении терминами и иностранными словами может оказать постоянная работа со словарём.

Известный американский Д. Стейнбек рассказывает о романе «Зима тревоги нашей» о методе, которым тётушка заставляла героя понимать новые слова.

Она всегда старалась заинтересовать меня непонятным словом,- вспоминает герой романа Итен Хоули, а потом заставляла самостоятельно доискиваться до его значения, листая словарь. «Если я тебе скажу, -замечала она,- у тебя в одно ухо войдёт, в другой выйдет». Для того ,чтобы понять словарную статью, приходилось отыскивать значения еще ряда слов, употребленных в ней.

Одно слово поджигало десяток других, как шутихи, нанизываемые на нитку,- говорил Итен

Способ очень верный и действительный. Возьмём, к примеру, слова версия и компромисс. При и объяснении мы сталкиваемся с такими понятиями, как гипотенуза, потенциал, адекватность и др. Таким образом, уточняя значение нужного нам слова, можно познакомиться с целым рядом новых слов.

В процессе обращения людям часто приходится разъяснять, как следует понять то, то обсуждается, уточнять, какой смысл имеет то, или иное слово, выражение. Речевая практика выработала несколько способов объяснения слов. Их используют лексикографы, составляя словари; политики, дипломаты, юристы, толкуя смысл документов, законов. Приёмами объяснения слов должен владеть каждый, если он ответственно относится к своим выступлениям, к своей речи, заинтересован в повышении её культуры. Нужны ли заимствования в речи? Несомненно. Но нужно бережно относиться к языку, носителем которого мы являемся, не засорять его словами, которые только «украшают речь», дублируя многие, уже имеющиеся в языке. Правильность нашей речи, точность языка, четкость формулировок, умелое использование терминов, иностранных слов, удачное применение изобразительных и выразительных средств языка повышают эффективность общения, усиливают действенность устного слова.

Употребление заимствованной лексики: за и против

Размещено на http://www.allbest.ru/

Саратовский государственный технический университет имени Гагарина Ю.А.

Употребление заимствованной лексики: за и против

Е.В. Головенкова

Проблема заимствований в языке актуальна в настоящее время не только среди ученых-лингвистов, но и среди общественных деятелей, деятелей культуры, работников сферы образования. В последние два десятилетия Россия стала открытой для контактов с другими странами во всех сферах жизни: культурной, научной, технической, финансовой. И, как следствие, в русский язык вошло огромное количество новых слов. Заимствованные слова стали широко использоваться, заменяя многие исконно русские слова. Однако отношение в обществе к этому процессу неоднозначное.

Общеизвестно, что лексика любого языка расширяется и обогащается, в том числе за счет слов других языков. Это естественное явление, а в определенные исторические периоды даже неизбежное. Вспомним огромную положительную роль, которую сыграли греческие и латинские языки в Европе, старославянский язык в славянском мире, арабский — на мусульманском Востоке . С древних времен народы занимались торговлей, художники и музыканты нередко жили в разных странах, развивая свой талант; одни страны завоевывались другими. В результате этих контактов, а также развития науки и техники в повседневную жизнь людей входили новые предметы и явления, а вместе с ними и новые слова. Это, по мнению Л.П. Крысина, одна из причин проникновения новых слов в язык.

Что касается русского языка, то в его истории можно выделить несколько периодов, в которые заимствования из других языков происходили особенно интенсивно. В нашем языке большое количество слов греческого происхождения. Объясняется это тем, что христианство пришло в нашу страну из Византии. В эпоху правления Петра I налаживались контакты со странами Европы, начала развиваться наука, в язык пришло много слов из голландского языка, а через польский язык в русский проникали немецкие, французские и английские слова. В XVIII-XIX веках наш язык пополнился за счет слов, пришедших из французского, ведь в этот период все представители дворянства свободно владели французским языком. Развитие экономики, появление компьютеров и IT-технологий в конце XX-начале XXI веков сделали английский язык источником большого числа заимствований. Процесс заимствованием англицизмов характерен не только для русского языка, но и для многих других современных языков.

С одной стороны, это нормальное явление, так как английский язык — это язык международного общения, он играет важную роль в мировом сообществе. С другой стороны, во многих странах видные политические деятели и представители культурной сферы бьют тревогу из-за так называемого «засорения» родных языков заимствованными словами. Надо отметить, что отношение к этой проблеме всегда было неоднозначным. Связано это с тем фактом, что еще со времен петровских реформ в России наметились две группы иноязычных слов. Одни — полезные, обозначающие новые понятия и неизвестные ранее предметы, а поэтому обогащающие язык; другие — бесполезные, дублирующие уже имевшиеся исконно русские наименования, а поэтому не обогащающие, а засоряющие речь . Использование последних — простая дань моде. Это явление характерно и для настоящего времени. Наверное, сложно найти вескую причину тому, что на витринах большого числа магазинов мы видим английское слово “Sale” вместо русского «Распродажа». Именно такое — неоправданное — использование иноязычных слов вызывает негативную реакцию большого числа людей.

Каково отношение ученых и общественных деятелей к проникновению в язык и использованию иностранных слов? Мы постарались привести в нашей работе краткий обзор некоторых точек зрения по данному вопросу.

Вот как писал К.И. Чуковский о заимствованной лексике в своей книге «Живой как жизнь»: «Только простакам и невеждам можно навязывать мнение, будто русский язык терпит хоть малейший ущерб от того, что наряду со словом «вселенная» в нем существует космос, наряду с плясками — танцы, наряду с мышцами — мускулы, наряду с вопросами — проблемы, наряду с воображением — фантазия, наряду с предположением — гипотеза, наряду с языковедом — лингвист. Нужно быть беспросветным ханжой, чтобы требовать изгнания подобных синонимов, которые обогащают наш язык, тем более что у этих синонимов, как бывает почти постоянно, очень разные смысловые оттенки» . Как видно из этой цитаты, проблема проникновения иноязычных слов волновала деятелей науки и искусства еще в середине XX века, когда такого притока заимствований в наш язык не было.

Наиболее активно новые слова исследуются в отечественном языкознании начиная с 60-х годов XX века, о чем свидетельствуют монографии, диссертационные исследования, многочисленные статьи, в которых рассматриваются различные аспекты новообразования и заимствования слов: словообразовательный, лексикологический, социолингвистический, нормативный, стилистический, ономасиологический (работы М.Л. Бакиной «Языковые процессы современной русской литературы», О.А. Габинской «Типология причин словотворчества», Е.А. Земской «Активные процессы современного словопроизводства», В.В. Лопатина «Рождение слова: неологизмы и окказиональные образования», А.Г. Лыкова «Можно ли окказиональное слово назвать неологизмом?», Р.Ю. Намитоковой «Авторские неологизмы: словообразовательный аспект», Л.П. Крысина «Жизнь слова», Т.Н. Александровой) .

Процесс заимствования — это не только расширение лексики языка, он также предполагает освоение чужого опыта через язык. Как пишет Т.Н. Александрова в своей статье «Когнитивное моделирование процессов смыслопорождения на базе английских заимствованных слов в русском языке», вопрос об освоении чужого опыта, «импортированного» в русское лингвокультурное пространство в форме иноязычных слов, его адаптация и ассимиляция на почве заимствующей культуры неоднократно обсуждался в современной лингвистической литературе. Исследователи, занимающиеся проблемами языковой экологии, противопоставляют в процессах заимствования две тенденции — плодотворную тенденцию концептуально-языкового интегрирования в интернациональное пространство и тенденцию разрушения языковой этнической самобытности. Анализ, проведенный Т.Н. Александровой, показывает, что осуществление последней из названных тенденций едва ли возможно, поскольку заимствованные единицы адаптируются к концептуальной и оценивающей картине мира русского языка. Ученый приводит слова Е.В. Марининой: «В языке «срабатывает» своего рода защитный механизм — чужой материал язык относительно быстро делает своим» .

О различных взглядах на проблему заимствований пишет в своей статье «Вечный» вопрос о мере использования иноязычных слов» С.С. Изюмская. В новых исторических условиях вновь возникает вопрос о том, в каких пределах допустимо использование иноязычной лексики. Так, А.А. Брагина, О.С. Мжельская и Е.И. Степанова, И. Фомин, Г.Н. Скляревская и др. полагают, что заимствование иноязычной лексики является одним из способов обозначения новых реалий и понятий, возникающих в условиях политических, экономических и культурных связей между народами. В то же время многие филологи (О.Н. Трубачев, Н.А. Ревенская, А.А. Региня и др.) отмечают, что газеты изобилуют излишними иностранными словами, упрекают СМИ в чрезмерном увлечении заимствованиями из других языков, решительно возражают против терминологической избыточности (рынок — маркетинг, оценка — рейтинг), протестуют против потока иностранных слов «от стагнации до презентации и от брифинга до консорциума, заполонивших повседневную русскую речь». Цитата Л.П. Крысина, приведенная в статье, выражает противоположное мнение: «Наш язык от «фьючерсов» не очень страдает: грамматика — его костяк, его плоть — остается» и «иностранные слова иногда очень точно выражают суть предмета». По его мнению, регулировать использование англицизмов следует не административными мерами, а пропагандой культуры языка. . Л.П. Крысин также пишет: » Чаще всего новые иноязычные слова можно встретить в прессе и в других средствах массовой информации, например, на телевидении, в передачах, посвященных экономической или политической жизни, моде, музыке, кино, спорту. В устной публичной речи например, в радио- и телеинтервью на бытовые темы, в выступлениях на заседаниях парламента употребление иноязычных слов-неологизмов часто сопровождается оговорками типа: так называемый монетаризм, как теперь принято выражаться, электорат и т.п., поскольку, ориентируясь на массового слушателя, говорящий ощущает связь с ним более непосредственно и остро, нежели автор газетной или журнальной статьи. Некоторые из заимствований употребляются не только в прямых своих значениях, но и переносно, метафорически: телевизионный марафон, реанимация российской экономики, ангажированная пресса, политический бомонд, рейтинг вранья и т.п., и это явление также характерно в основном для языка средств массовой информации. Обиходная речь не испытывает сколько-нибудь заметного наплыва иноязычных слов, и это понятно: будучи по большей части словами книжными или специальными, заимствования и употребляются главным образом в жанрах книжной речи, в текстах публицистического, научного и технического характера» . По мнению С.С. Изюмской, «именно в переломную историческую эпоху неизбежны и закономерны массовые заимствования, обозначающие новые понятия. Любые попытки искусственно воспрепятствовать этому процессу с помощью административных мер, без учета способности русского языка к самоочищению могут принести только вред».

Л.А. Нестерская соглашается с мнением С.С. Изюмской и отмечает, что «обильный приток и активизацию заимствований не следует рассматривать как негативные явления в русском языке». Прежде всего, потому, что они свидетельствуют об открытости лексической системы, о ее жизнеспособности. Ученый отмечает, что «язык на дальнейших этапах эволюции отторгнет избыточные элементы, заимствованные же лексические единицы, которые смогли адаптироваться в системе, включиться в системные отношения в языке, обогатят русский язык, как уже не раз происходило в прошлом» .

Е.А. Майзенберг также считает, что употребление иноязычных слов обогащает язык. Исследователь пишет в своей статье, что в ряде случаев употребление английских слов выполняет функцию разграничения понятий. «Апгрейд» несет более специфическое значение по сравнению с модернизацией; «электорат» — это не совокупность всех избирателей, а круг лиц, голосующих за конкретного политика. В других случаях, наоборот, имеет место расширение понятия. Слово «амнистия» сейчас означает не только прощение вины осужденных, но и круг явлений, связанных с освобождением от некоторых финансовых обязательств (например, дачная амнистия). «Анонимность» употребляется не только в значении «отсутствие авторства», но и как синоним секретности, например, в выражении: «Анонимность гарантируется». Термин «экология» тоже стал употребляться расширительно, относиться уже не только к сфере природы, например, «экология души» .

Рассмотренные выше примеры показывают, что употребление иноязычных слов в данных случаях оправданно. Однако — и об этом мы уже упоминали выше — нередко заимствованные слова используются лишь как дань моде. Мода на английские слова так широко захватила общество, что появились немотивированные заимствования, когда в речи возникли пары слов, абсолютно синонимичных: неудачник — лузер, улыбка — смайлик, хлопковый — коттоновый, скидка — дисконт, спортивный тренер — коучер . Довольно часто американизация, мода на английские слова и выражения, стремление предпринимателей, владельцев магазинов обязательно употребить в названии или в рекламе своего заведения «заграничное» слово без знания самого языка приводит порой к ляпсусам, нелепым ошибкам, очевидным для знающих язык .

Некоторые исследователи, чье отношение к заимствованной лексике скорее негативное, указывают еще на один аспект употребления иноязычных слов. Нельзя забывать, что слово не просто называет ту или иную вещь, оно и «встраивает» ее в определенную, веками складывающуюся картину мира. Например, Л.Ю. Воротников определяет значение слова киллер: «Слово киллер в переводе с английского — «наемный убийца». Ведь называть человека наемным убийцей — это одновременно и вынести ему самый суровый нравственный приговор, а назвать его киллером — это просто определить род его профессиональных занятий. Так, говоря о «непотребности самого понятия», оценочно-нейтральное для русского уха слово киллер как бы «прикрыло» собой одно из ужасных и диких явлений современного мира — «наемного убийцу», самого худшего из убийц, который убивает не в ослеплении безумия или страсти, убивает не в ярости и даже не в порыве непреодолимой жажды наживы, а хладнокровно, обыденно. Для этого человека убийство — в порядке вещей, так сказать, исполнение своих служебных обязанностей». По поводу такого рода заимствований В.В. Колесов совершенно справедливо замечает: «Иностранное слово лукаво прячет непотребность самого понятия: «вымогатель» — рэкетир, «продажный» — ангажированный» .

В начале статьи мы уже упоминали тот факт, что влиянию иноязычной лексики, в особенности англицизмов, подвержены в настоящее время многие языки. В разных странах отношение к этому явлению различное. Так, при обсуждении вопроса о том, как можно ограничить влияние (прямых) заимствований, нередко ссылаются на пример французской языковой политики, осуществляемой специальными комиссиями по созданию эквивалентов англоязычных номинаций, как, например, часто упоминаемых mondialisation вместо globalizationиordinateur вместо computer, причем данные решения имеют обязательный характер .

В России оживленные споры вызвала и вызывает статья 1, §6 Закона РФ «О государственном языке Российской Федерации» от 1 июня 2005 г.: «При использовании русского языка как государственного языка Российской Федерации не допускается использование слов и выражений, не соответствующих нормам современного русского литературного языка, за исключением иностранных слов, не имеющих общеупотребительных аналогов в русском языке» .

В Германии и Австрии нет законов о языке, но именно в Германии большую активность проявляют языковые сообщества, как, например, Verein Deutsche Sprache, основанный в 1997 г., и Stiftung Deutsche Sprache, основанный в 2001 г., с проектом Aktion «Lebendiges Deutsch» . Каждый месяц «Aktion» выдвигает по два предложения слов-заменителей или просит общественность выдвинуть свои предложения о замене таких англицизмов, которые воспринимаются как излишние, некрасивые или не общепонятные слова . Акция призывает немцев к творческой номинативной деятельности, обсуждает полученные предложения и обосновывает выбор того слова-заменителя, которое, по мнению жюри, лучше всех отвечает таким требованиям, как краткость, стилистическая эквивалентность с англицизмом, приемлемость в тех сферах коммуникации, в которых немецкое слово должно заменить англицизм. Например, для слова brainstorming более четырех тысяч участников опроса внесло свыше десяти тысяч предложений. Из них членами жюри было выбрано стилистически нейтральное слово Denkrundе . На наш взгляд, описанный И. Онхайзер проект очень интересен, он вовлекает людей в творческий процесс словообразования, пробуждает интерес к родному языку.

Стоит отметить, что на одном из сайтов после статьи «Использование заимствований — оскудение русского языка» среди прочитавших ее идет оживленная дискуссия по затронутой проблеме, и один из участников обсуждения также предлагает «устроение конкурсов … в ряде крупных газет и журналов» для «придумывания» новых слов.

Проблема проникновения в язык и употребления заимствованной лексики достаточно противоречива, что видно по обзору только некоторых работ, который предпринят в данной статье. С одной стороны, в ряде случаев заимствованные слова употребляются лишь потому, что это модно. С другой стороны, иноязычные слова обогащают язык, служат для обозначения новых реалий, разграничения понятий. Развитие науки и техники, международные контакты в различных сферах способствуют притоку новых слов в язык. Исследования в сфере заимствованной лексики представляют огромный интерес для лингвистов. Активно новые заимствования исследуются на материале современных СМИ.

Список использованной литературы

английский заимствованный слово язык

2. Чуковский, К.И. Живой как жизнь // http://esti1111.narod.ru/Russian_Stylistics/Zhivoi_kak_zhizn.pdf.

4. Изюмская, С.С. “Вечный” вопрос о мере использования иноязычных слов // http://www.rustranslater.net/index.php?object=stat2.

5. Крысин, Л.П.О русском языке наших дней // http://www.philology.ru/linguistics2/krysin-02.htm.

6. Майзенберг Е.А. Изменения в современном русском языке под влиянием английских языковых ресурсов // Иностранные языки в контексте межкультурной коммуникации: материалы докладов II Международной он-лайн конференции «Иностранные языки в контексте межкультурной коммуникации» (24-26 февраля 2010 года) — Саратов: ИЦ «Наука». — 404 с.

Размещено на Allbest.ru

(1)Мир вокруг нас меняется. (2)И язык, который существует в меняющемся мире, меняется сам, перестаёт выполнять свою функцию. (3)Мы не сможем говорить на нем об этом мире, потому что у нас просто не хватит слов. (4)И не так уж важно, идёт ли речь о домовых сычах, новых технологиях или новых политических и экономических реалиях. (5)Объективно всё правильно, язык должен меняться, и он меняется. (6)Более того, запаздывание изменений приносит людям значительное неудобство, но и очень быстрые изменения могут мешать и раздражать.
(7)Что же конкретно мешает мне и раздражает меня?
(8)Не люблю, когда я не понимаю отдельных слов в тексте или в чьей-то речи. (9)Даже если я понимаю, что это слово из английского языка, и могу вспомнить, что оно там значит, меня это раздражает. (10)Позавчера я споткнулся на стритрейсерах, вчера — на трендсеттерах, сегодня — на дауншифтерах, и я точно знаю, что завтра будет только хуже.
(11)К заимствованиям быстро привыкаешь, и уже сейчас трудно представить себе русский язык без слова «компьютер» или даже без слова «пиар» (хотя многие его и недолюбливают). (12)Я, например, давно привык к слову «менеджер», но вот никак не могу разобраться во всех этих «сейлз-менеджерах», «аккаунт-менеджерах» и им подобных. (13)Я понимаю, что без «специалиста по недвижимости» или «специалиста по порождению идей» не обойтись, но ужасно раздражает, что одновременно существуют «риэлтор», «риелтор», «риэлтер» и «риелтер», а также «криэйтор», «криейтор» и «креатор». (14)А лингвисты при этом либо просто не успевают советовать, либо дают взаимоисключающие рекомендации.
(15)Когда-то я с лёгкой иронией относился к эмигрантам, приезжающим в Россию и не понимающим некоторых важных слов, того же «пиара», скажем. (16)И вот теперь я сам, даже никуда не уезжая, обнаружил, что некоторые слова я не то чтобы совсем не понимаю, но понимаю их только потому, что знаю иностранные языки, прежде всего английский. (17)Мне, например, стало трудно читать спортивные газеты (почему-то спортивные журналисты особенно не любят переводить с английского на русский, а предпочитают сразу заимствовать). (18)В репортажах о боксе появились загадочные «панчеры» и «круэеры»; в репортажах о футболе — «дерби», «монегаски» и «манкунианцы». (19)Да что говорить, я перестал понимать, о каких видах спорта идёт речь! (20)Я не знал, что такое кёрлинг, кайтинг или банджи-джампинг (теперь знаю).
(21)Окончательно добил меня хоккейный репортаж, в котором было сказано о канадском хоккеисте, забившем гол и сделавшем две «ассистенции». (22)Поняв, что речь идёт о голевых пасах (или передачах), я, во-первых, поразился возможностям языка, а во-вторых, разозлился на журналиста, которому то ли лень было перевести слово, то ли, как говорится, «западло». (23)Потом я, правда, сообразил, что был не вполне прав не только по отношению к эмигрантам, но и к спортивному журналисту. (24)Ведь глагол «ассистировать» (в значении «делать голевой пас»), да и слово «ассистент» в соответствующем значении уже стали частью русской спортивной терминологии. (25)Так чем хуже «ассистенция»?
(26)Но правды ради должен сказать, что более я этого слова не встречал.
(27)Думаю, что почти у каждого, кто обращает внимание на язык, найдутся претензии к сегодняшнему его состоянию, может быть, похожие, может быть, какие-то другие (вкусы ведь у нас у всех разные, в том числе и языковые).
(28)Я, в принципе, не против сленга (и других жаргонов). (29)Я просто хочу понимать, где граница между ним и литературным языком. (30)Я, в принципе, не против заимствований, я только хочу, чтобы русский язык успевал их осваивать; я хочу знать, где в этих словах ставить ударение и как их правильно писать. (31)Я, в принципе, не против языковой свободы: она, (конечно, в разумных пределах) способствует творчеству и делает речь более выразительной.
(32)Но мне не нравится языковой хаос (который вообще-то является её обратной стороной), когда уже не понимаешь, игра его или безграмотность, выразительность или грубость.
(По М. Л. Кронгаузу*)
* Максим Анисимович Кронгауз (род. в 1058 г.) — доктор филологических наук, автор научных монографий и многочисленных публикаций в периодических и интернет изданиях.

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *