И не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого

Что такое искушение и кто такой лукавый?
Искушение — это испытание, которое либо посылается нам от Бога, либо приходит от диавола, но попускается Богом. Каждое искушение для нас — своего рода испытание на прочность. И мы это испытание иногда проходим, а иногда — нет. Прося Бога: “Не введи нас во искушение”, — мы как бы говорим Богу: “Не посылай нам испытания выше сил, посылай нам такие, с которыми мы сможем справиться, чтобы те испытания и скорби, которые Ты посылаешь, не сокрушили нас, не убили в нас веру”.

Лукавый — это диавол, враг рода человеческого. В отношении диавола нужно избегать двух крайностей. Некоторые склонны вообще отрицать существование диавола и бесов. Эти люди — верующие или неверующие — не осознают реальности присутствия в этом мире злых сил, причем не абстрактных сил, но живых существ, потому что диавол и бесы, как и ангелы, — это реальные живые существа. Есть и другая крайность, особенно распространенная среди людей верующих, церковных, — когда значение диавола преувеличивают, когда человек настолько боится воздействия диавола и злых сил, что живет в каком-то полупарализованном состоянии. Отсюда распространенный среди верующих страх перед сглазом, порчей и т. п. Отсюда — такое робкое отношение к жизни, при котором человек всего боится, во всем видит угрозу, не может жить творчески, свободно, полноценно.

Мы должны понимать, что лукавый, конечно, имеет силу и может оказать негативное, даже разрушительное воздействие на нашу жизнь, но только в том случае, если мы сами допустим его к себе. Диавол бессилен там, куда его не приглашают, где его присутствия не хотят. Если человек ходит в церковь, молится, носит на себе крест, осеняет себя крестным знамением; если он исполняет заповеди Божий и воздерживается от грехов, то диавол бессилен, ему нет места в таком человеке. Когда диавол обретает силу? Когда человек открывает какие-то шлюзы, форточки в своем доме, когда, например, впадает в какую-то страсть — скажем, наркоманию или алкоголизм. И опасность алкоголизма не в том, что человек выпьет вина больше, чем следовало бы, но в том, что это его обессиливает и открывает доступ диаволу внутрь его души.

Поэтому, когда мы просим Бога: “Избави нас от лукаваго”, — мы просим, чтобы Он помогал нам всегда находить силы воздерживаться от того, что может дать возможность лукавому влиять на нашу жизнь. И если мы этому научимся, то ни диавол, ни другие злые силы, ни сглаз, ни порча, ни что-либо подобное не смогут оказать на нас никакого влияния.

Из книги митр. Иллариона (Алфеева) — «О Молитве»

Избави нас от лукавого (2014), Сюжет.

Сержант Ральф Сарчи работает в связке с Батлером, который подшучивает над внутренним радаром напарника, улавливающим неприятности. Они приезжают по адресу, где произошло бытовое насилие. Мужчина, избивший жену и дочь, сбегает. Полицейские узнают, что в прошлом он служил в морской пехоте.

Сарчи и Батлер едут по новому вызову. В зоопарке женщина бросила двухлетнего сына в ров у вольера со львами. Свидетелем случившегося является маляр, красивший стену внутри вольера, но он сбегает. Из участка Джейн, которая явно находится не в себе, забирает священник Мендоза, чтобы отвезти в клинику. Он считает, что она одержима демоном. Сарчи относится к этому предположению с сарказмом.

Во время следующего вызова в подвале дома он находит труп одного из сослуживцев морпеха и понимает, что маляр из зоопарка тоже имеет отношение к этой истории. Во время службы он увидел нечто такое, после чего стал одержимым, и теперь «вербует» под демонов других людей. Сарчи рассказывает все Мендозе, и тот делится тем, как стал священником.

Сарчи становится раздражительным, срывается на семье, у него бывают слуховые галлюцинации. Он вычисляет имя и адрес маляра и устраивает засаду у него дома, во время которой Сантино убивает Батлера.

Сарчи исповедуется Мендозе в убийстве насильника детей, и Мендоза отпускает ему грехи. По дороге домой перед машиной Сарчи с крыши падает женщина – та самая Джейн, которая сбежала из клиники, убив надзирателя. Стоя перед ее трупом, Сарчи видит на телефоне входящий от жены, но, ответив, слышит голос Сантино. Он спешит домой, вызывает подмогу и арестовывает Сатино, но выяснить, где тот спрятал его жену и дочь, не может, поскольку Сантино одержим демоном.

В участке Мендоза предлагает Сарчи провести над Сантино обряд экзорцизма. Демон сопротивляется, но в итоге возвращается, откуда пришел. Обессиленный морпех называет адрес, приехав по которому Сарчи находит жену и дочь живыми.

Через семь месяцев Сарчи снова становится отцом. Мендоза крестит ребенка, а Сарчи уходит из полиции.

«Избави нас от лукавого»: Черт в большом городе

Режиссер «Синистера» изгоняет дьявола

Полицейский из Бронкса Ральф Сарчи (Эрик Бана) находит труп младенца в мусорном баке, а спустя пару часов надевает наручники на избивающего свою жену ветерана войны в Ираке. После этих событий в начале фильма как-то сразу понимаешь, что и дальше ничего веселого ни героя, ни зрителя ждать не может. В подтверждении этого в городе появляется демон в обличье еще одного иракского ветерана (игравший Яна Кертиса в «Круглосуточных тусовщиках» Шон Харрис), который на свою голову во время несения службы залез с товарищами в какой-то склеп.
То, что по идее могло бы стать мрачной полицейской драмой, постепенно превращается в мистический триллер про поиски в злачном Нью-Йорке одержимого бесом, эдакий «Падший» в антураже фильма «Семь». Скотт Дерриксон, набивший руку на хоррорах про злых духов («Шесть демонов Эмили Роуз», «Синистер»), экранизировал сборник рассказов вполне реального Ральфа Сарчи, уволившегося из полиции и всерьез занявшегося демонологией. Продюсер Джерри Брукхаймер, большой любитель красивых взрывов и зрелищных погонь, не стал требовать характерных для большинства выпускаемых из-под его крыла фильмов яркости и динамичности, и если отсутствие первого только пошло картине на пользу, то второе бы ей точно не повредило. Примерно через час экранного времени сюжет ощутимо провисает и опирается только на «пугающие эпизоды», построенные на факторе неожиданности. Впрочем, не стоит быть слишком уж строгим к очередному фильму про экзорцизм, да еще и с названием, которое до этого использовали как минимум пять раз.

В «Избави нас от лукавого» есть и свои изюминки – например, песни группы The Doors, которые почему-то очень нравятся демону. Забавно, что в столкновение с темной силой напарник Сарчи, любитель группы Alice in Chains по имени Батлер(Джоэл МакХэйл) вчистую проигрывает. Поневоле приходит мысль, что всё дело в футболке – будь у него написано на груди The Doors, ему бы повезло чуть больше. Второй жирный плюс — образ священника-иезуита Джо Мендозы, которого, кстати, в книге Сарчи не было. С ним прекрасно справился венесуэлец Эдгар Рамирес, известный как международный террорист Ильич Рамирес Санчес в фильме Оливье Ассаяса «Карлос».
Рамирес сочетает брутальность и харизму в роли бывшего наркомана, поменявшего зависимость на веру: он не только умеет читать нараспев молитвы на латыни, но и смачно выпивает и с удовольствием курит. Возможно, еще и благодаря этим навыкам он убеждает атеиста Ральфа поверить в то, что сверхъестественное зло существует – благо, ему не приходится так уж сильно стараться, особенно когда опасность начинает угрожать жене и дочке полицейского (Оливия Манн и Лулу Уилсон соответственно).
В какой-то момент Дерриксона покидают идеи, и он заканчивает фильм обязательной сценой изгнания дьявола с битьем стекол и порывами ветра, но даже и при таком раскладе «Избави нас от лукавого» все равно оказывается чуть лучше, чем можно было ожидать.
«Избави нас от лукавого» в прокате с 28 августа

«Избави нас от лукавого»: Экзорцизм на грани фола

В кинозале мы сидели в довольно многочисленной компании, а выходя, наблюдали рассыпанный поп-корн, но вряд ли от ужаса: бывало, что зал смеялся, а чтобы стонал от страха – не слышали.

Создатели (и вступительные титры) уверяют, что фильм основан на реальных событиях. Ральф Сарчи – действительно бывший полицейский из Южного Бронкса, оставивший службу ради борьбы с духами злобы поднебесной. Он действительно встретился со священником, который открыл ему глаза на паранормальную составляющую некоторых криминальных случаев, и теперь колесит по Америке, расследуя непонятные происшествия.

В случае необходимости он даже изгоняет бесов – как он говорит в интервью, не из людей (это оставляется священникам), а из помещений. Ральф Сарчи написал автобиографическую книгу «Бойся ночи», которая и легла в основу сюжета.

В фильме всё получается очень гладко: паззлы складываются, нервы положительных героев не сдают. Конечно, по пути нужно немножко побояться, но какой-никакой хэппи энд предчувствуется с самого начала. Морпех, «подцепивший» беса в неизвестного назначения катакомбах в Ираке, «заразил» злом двоих товарищей. Они были с позором уволены из армии за нападение на капеллана, а в Бронксе один стал избивать жену, а другой покончил с собой. Большой город этого в принципе не заметил, хотя поступок жены совершившего самоубийство морпеха – она бросила в львиный ров в зоопарке их маленького сына – должен был быть резонансным.

Нешаблонный священник

Фильм, строго говоря, вряд ли захочется пересматривать, и даже было бы скучно пересказывать, если бы не фигура одного из героев – священника-экзорциста. Падре Джо Мендоза является в полицию вслед за Джейн, бросившей в львиный ров своего ребенка. Он уверен, что она одержима, но пока не говорит этого полицейским напрямую – явно для того, чтобы его не сочли сумасшедшим. Просто оставляет визитку. Этого католического священника нельзя опознать не только по сутане, но даже по колоратке, а полицейскому он говорит, что «не носит формы – так же, как и вы».

Он не только не носит «формы». Он вообще не вписывается в представления о духовенстве. Неизвестно, насколько это реальный образ, и что думает о герое фильма епископ, управляющий церквями в Бронксе. Но это очень показательный пример для проповедей о том, что личное недостоинство священника не означает, что Бог через него не изгонит беса или не обратит грешника.

Падре учит полицейского на собственном примере: не получится бороться с духами зла, если не покаешься в своих грехах, так что исповедуйся, вот хотя бы прямо здесь и сейчас, в полицейской машине у подъезда преступника в ожидании его возвращения. Иначе бес «зацепит» тебя за твои собственные страсти: «так было со мной», – говорит священник. Когда он встретил своего первого беса, вступил в схватку – и тот отступил.

Но после этого успеха он вернулся к героину, который чуть не убил его до рукоположения, и завел роман с подругой-наркоманкой. Та забеременела и сделала аборт. Кайся, полицейский, лучше даже не представлять, что будет, если ты не покаешься. В доказательство падре изгоняет беса из одного из морпехов – очень вовремя, иначе он задушил бы офицера Ральфа Сарчи.

Да, исповедоваться тяжело, и с первого раза коп, «переросший Бога» в 12 лет, не соглашается. Священник выпивает с ним, курит при нем, заглядывается на девушек («О, не все вы педофилы!» – «Какие еще стереотипы мы сегодня разоблачим?»), рассказывает, как исповедовал свой возврат к наркотикам и нарушение целибата, понимая, что его должны лишить за это сана. Сана не лишили, оставили «до первого срыва», и он готов принять исповедь.

В алтаре полицейский бывал ребенком – но неизвестно, бывал ли в исповедальне. Теперь он исповедуется, сидя на парапете балкона над ночным городом, и получает отпущение, хотя не произносит слова «каюсь».

Священник – такой, какой есть, бывший наркоман, способен изгонять бесов – значит, и грехи способен отпускать. Сам вернулся из «загула» – может возвращать к вере «переросших» Бога. И получается это у него пусть не мгновенно, но так легко, что требуется усилие, чтобы согласиться.

Например, полицейского мучает проблема теодицеи (даже если он не знает этого слова). Когда много лет назад в его дом ворвался хулиган «под кайфом», почему останавливать его пришлось 12-летнему подростку, где же был Бог? Ожидаемый ответ русского священника, вероятно, был бы «это Бог дал тебе, 12-летнему мальчишке, силу и бейсбольную биту, решимость и реакцию». Ответ падре Джо Мендозы – о том, что говорить о зле можно долго, но как насчет добра. Откуда оно, и если нет Бога, то почему пожарные готовы отдавать жизни за спасение незнакомых людей. И это «срабатывает».

Если бывший наркоман и блудник это может – потому ли, что он не гонял в подпитии по городу на дорогой иномарке (а может, и гонял, просто за кадром)? Или потому, что Бог так решил?

Ваде ретро, сатана!

Фильм – может быть, даже слишком подробное пособие по экзорцизму, с зачитыванием требника и перечислением шести стадий, из которых складывается обряд. Бес послушно отыгрывает все шесть этапов. Главное, как говорится, «не пытайтесь повторить это дома». Полиглоты оценят, что священник, используя молитвословия на разных языках, переключается с латыни на «яко тает воск от лица огня, тако да погибнут бесы от лица Божия», словно чувствует, что по-английски дьявол если и понимает, то не верит.

Даже когда падре Джо дает слабину и начинает разговаривать с демоном, уже поддается на уловки, уже верит – его спасает навязавшийся в напарники полицейский. «Не знаю, что он там тебе наговорил, но ты делаешь ровно то, чего не велел делать мне – слушаешь его», – это наставление полицейский мудро произносит, уже поймав священника в охапку.

Бес, явившийся в Бронксе, судя по хэппи-энду, не самый сильный из падших ангелов. Да, рядом с ним мигают и гаснут лампочки, а для нагнетания страха создатели фильма по традиции «Секретных материалов» используют тараканов и пауков. Да еще камера слишком надолго останавливается на распятом распотрошенном коте в изголовье одержимого.

И все же бес достаточно убедителен, чтобы его не хотелось встретить в реальности. Может, потому, что мы слишком хорошо помним, что «сей род не может выйти иначе, как от молитвы и поста» (Мар.9:29), а в своих молитвах и постах не очень уверены (и уж точно не превзошли апостолов, которым это было сказано). Да, невозможное человекам возможно Богу, а верующим обещана не только власть горы переставлять, но и защита от ядов и сила изгонять бесов именем Христовым. Так что благополучное изгнание беса безо всякой аскезы можно объяснить не прямолинейностью сценариста, а силой веры падре Джо Мендозы. Не молитвой и постом, так искренностью и напором. И покаянием.

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *