Мощи Луки Крымского, находящиеся в Свято-Троицком храме Симферополя, являются местом поклонения паломников и проявления чудес. Попадая на Одесскую улицу крымского города, невозможно не заметить величественное здание — Свято-Троицкий собор. Жители южного города называют его храмом Святого Луки, к мощам которого в любое время года с раннего утра и до закрытия стоит вереница паломников.

Уникальная личность святителя и врача Луки Крымского

Известный, как врач Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий, будучи знаменитым хирургом, он получил сан священника. Патриарх Тихон дал будущему святителю разрешение на хирургическую деятельность, чем он занимался до 1955 года. В военные годы доктора Валентина трижды бросали в концлагеря за христианскую деятельность, что подорвало его здоровье, это стало причиной его болезни, за 5 лет до смерти Войно-Ясенецкий ослеп.

Читайте о святом:

  • Житие святителя Луки Крымского
  • Икона святого Луки Крымского
  • Акафист святителю Луке

Слепота не стала препятствием педагогической и духовной деятельности. Доктор медицинских наук, лауреат Сталинской премии за всемирно известный трактат «Очерки гнойной хирургии» продолжал служить в сане архиепископа Крымского, помогая людям духовно и телесно.

Святитель Лука Крымский

Священнослужители, пребывающие около архиепископа, утверждали, что даже будучи слепым, святитель мог точно установить диагноз больного и при этом еще рассказать о его будущей жизни.

Интересно! Помимо дара исцеления, великий доктор и священник обладал пророческим даром.

Прижизненные чудеса доктора и священника Валентина Ясенецкого

По свидетельству современников прижизненные чудеса исцеления раскрылись особенно после перевода святителя в Крым.

  • По решению хирургов женщине, у которой были обварены кипятком обе ноги, грозила ампутация. Святитель был против этого решения, он молился и проводил свои хирургические манипуляции, чем и спас женщину от инвалидности.
  • Больной Семен прибыл к доктору Валентину с просьбой присутствовать на его операции, однако епископ помолился и сказал, что ему не нужна операция, так и случилось.
  • 12-летний мальчик мучился огромной опухолью на шее, а после молитвы святителя нарост исчез через три дня.

Чудеса, происходящие около мощей

День Всех Святых в 1961 стал последним днем пребывания на земле архиепископа Крымского Луки, 11 июня Валентин Войно-Ясенецкий скончался и был похоронен на кладбище около церкви Всех Святых.

Мощи святителя Луки покоятся в Свято-Троицком монастыре Симферополя

По записям, сделанным в церковной книге, многие люди получили исцеления и ответы на молитвы после прошений у могилы архипастыря.

Читайте о чудесах:

  • Чудеса в православии
  • Чудеса и помощь Божьей Матери
  • Чудеса Николая Чудотворца в наши дни

Внимание! Через 35 лет православная церковь причислила Валентина Войно-Ясенецкого к лику святых, нетленные мощи святого были перенесены в Свято-Троицкий храм 20 марта 1996 года.

Юбилейный Архиерейский Собор 2000 года прославил Святителя в лике святых российских, постановив отмечать 11 июня и 28 декабря дни почитания святого.

Мощи святого Луки хранятся в Свято-Троицком храме Симферополя в серебряной раке, 300 кг серебра для которой было подарено греками в знак благодарности за многочисленные исцеления.

Когда и в чем помогает молитва у святых мощей

Святитель Крымский лечил не только скальпелем хирурга, но и духовным словом. Его молитвы укрепляли веру в исцеление и дарили надежду на жизнь.

С утра до вечера не прекращается поток паломников к нетленным мощам, люди идут к Святому с молитвами:

  • дать исцеление в душевных и телесных заболеваниях;
  • благополучно выносить и родить ребенка;
  • освободить от зависимостей как душевных, так и физических;
  • помочь при проведении операции;
  • укрепить веру в силу крови Иисуса.

На заметку! Поклониться частицам святых мощей преподобного Луки можно и в Москве, они хранятся в храме Иверской Иконы Божьей Матери.

Как правильно прикладываться к мощам

Попадая первый раз на подворье храма, удивляешься чинности и порядку. Старожилы сразу предупреждают, что прошения будут услышаны, если выстоять всю очередь, проведя это время в молитве. Здесь же расскажут, как вести себя перед ракой и прикладываться к мощам.

Икона с частицей мощей святителя Луки Крымского, чудотворца

Приближаясь к нетленным мощам, следует помнить, что время пребывания около них ограниченно, поэтому следует четко сформулировать свое прошение.

Перед самой ракой необходимо:

  • наложить троекратное крещение;
  • совершить поясные поклоны;
  • прикоснуться к раке челом;
  • высказать прошение;
  • снова перекреститься.

На заметку! Ежедневно с 8 часов утра и до обеда в храме читается акафист святителю Крымскому о даровании здоровья и исцеления. Среди прихожан часто встречаются врачи, которые приходят к преподобному Луке за помощью и советом.

Ответы на молитвы около святых мощей

  • Маленький Ваня страдал от пупочной грыжи, молодая мама настаивала на операции по рекомендации врачей, а верующая бабушка поехала в Симферополь и привезла священное масло. Им женщина смазывала грыжу и молилась у иконы святителя. Грыжа исчезла сама по себе, без операции, по великой милости великого доктора и любви Господней.
  • Анна мечтала стать врачом, конкурс в мединститут был очень большой, ежедневно девушка и ее мать ходили на акафист и прикладывались к раке. После сдачи экзаменов девушка была зачислена в медицинский институт. Удивлению врачей не было конца, когда у женщины, которую они готовили к операции по удалению кисты яичников, новообразования не обнаружилось. Оно пропало после посещения больной Свято-Троицкого собора и мощей Крымского Луки.
  • По свидетельству женщины из Грузии ее тетя длительное время не могла избавиться от головных болей, причину которых не могли установить врачи. Услышав от подруги из Симферополя про чудеса святителя, они приобрели икону святого и все вместе посмотрели фильм «Святые 20 века». Переданным маслом от раки святителя тетя мазала виски, во время ежедневных молитв, прикладывая иконку к голове, и однажды ночью она почувствовала во сне, что ей делают операцию. Было очень больно, но женщина не могла проснуться, чьи-то руки вытащили что-то из головы, помазали ее маслом, и на утро тетя была здорова. В знак благодарности святому вскоре родившийся внук был назван Лукой, имея надежного и верного ангела-спасителя.
  • Больной ДЦП поставили страшный диагноз — гигрома сухожилия и назначили третью по счету операцию. Это было в Москве, и больная часто ездила в церковь с частичками мощей святителя и прикладывалась к ним с искренней молитвой прошения. Ее радости и удивлению не было конца, когда после очередного МРТ врач сообщил, что это фиброма, а не онкология, поддающаяся лечению.

Многие верующие свидетельствуют не только об исцелениях, но и других ответах на молитвы:

  • Олег Быков благодарит архиепископа за избавление от запоев.
  • Светлана Асташева вымолила у святого образа отца, который, будучи атеистом, принял крещение в 88 лет.
  • Виктор Сахнов свидетельствует, что архиепископ Крымский стал его ангелом-хранителем во все дни его жизни, будь то болезнь, финансовые проблемы или трудности в личной жизни. После искренней молитвы всегда приходил ответ, как поступить в той или иной ситуации.

Важно! Список чудес, дарованных через молитвы святителю Крымскому можно продолжать до бесконечности. Священная книга Библия говорит, что по вере будет вам дано (Матвея 9:29). Усыпальница святителя Луки Крымского в Симферополе

Валентин Войно-Ясенецкий (Святитель Лука) — врач, лечивший людей в ссылке и писавший научные труды в тюремной камере. Хирург, носивший рясу в ту пору, когда священники в страхе срывали ее и отказывались от своей веры.

Биография Войно-Ясенецкего — это смесь противоречивых фактов, в которые сложно поверить и которые больше похожи на легенды. Особенно если ничего не знать о череде событий, превративших скромного земского доктора в ученого, архиепископа и… лауреата Сталинской премии.

Почему в годы гонений на церковь успешный хирург принял постриг? За что ссыльный архиепископ получил премию имени советского тирана? Где находятся храмы Святителя Луки и памятники хирургу-священнику? Ответы на эти и другие вопросы в статье.

  • Миф и правда
  • Несостоявшийся художник
  • Земский доктор
  • Анна Ланская
  • Хирург-священник
  • Война
  • Последние годы
  • Храмы Святителя Луки

Миф и правда

В советские времена ходила по стране странная молва о священнике-хирурге, читавшем молитвы перед операциями. Говорили, он скальпелем владел виртуозно и от любого недуга избавлял. Причем хирург-священник носил генеральские погоны, а в годы Великой Отечественной войны заведовал сибирским госпиталем.

Первые утверждали, что загадочный доктор жил в Сибири. Вторые, что в Крыму. Третьи уверяли — в Ташкенте. Самая распространенная история о Войно-Ясенецком гласила: монахом он стал после смерти горячо любимой жены. Правда часто сплавлена с мифами, а исторические факты — с легендами.

Только в конце 80-х портрет Святителя Луки, по книгам которого училось не одно поколение советских хирургов, стал проясняться. И оказалось, что не так уж много вымысла в его биографии: Войно-Ясенецкий отнюдь не мифический персонаж, а вполне реальный человек. Однако человек незаурядный, с несгибаемым характером, а главное — совместивший несовместимое.

Каждый советский человек «знал»: наука и религия совместимы. Священник-хирург доказал, что эти две сферы могут сосуществовать.

Несостоявшийся художник

Войно-Ясенецкие — старинный дворянский род, представители которого в разное время владели обширными имениями в Польше и Западной Украине. Правда, к началу XVII века они изрядно обмельчали, а к середине XIX столетия многие из них откровенно обеднели. В том числе и прадед архиепископа Луки, заправлявший мельницей и носивший лапти.

Отец его был католиком, честным, добрым человеком и неудачливым аптекарем. Мать страстно занималась благотворительностью, но церковь не посещала принципиально.

Валентин Войно-Ясенецкий родился в 1877 году в Керчи. Спустя несколько лет семья переехала в Киев. Помимо Валентина, у дворянина-аптекаря было два сына и три дочери.

Войно-Ясенецкий отличался от своих братьев: был замкнутым, молчаливым. Его томили нравственные вопросы.

Заразившись толстовскими идеями, он стал вегетарианцем, принялся спать на полу и общаться с мужиками. Когда же в руки будущему епископу попалась книга «В чем моя вера», он разочаровался в Толстом и больше никогда не читал труды писателя-еретика. Однако потомственного дворянина по-прежнему терзало то, что терзало сотни русских интеллигентов — вина перед простым мужиком.

Валентин Войно-Ясенецкий с детства увлекался живописью. Мечтал стать художником. Рисовал он обычно нищих, деревенских баб с детьми, истово молящихся мужиков и странников с посохами. Окончив гимназию, человек, которого сегодня Россия знает как Святителя Луку, хотел было поступить в Академию художеств. Однако на экзамене передумал.

В автобиографической книге Святителя Луки сказано:

… я не имел права заниматься тем, что мне нравится, и должен был делать то, что полезно для страдающих…

Земский доктор

Отказавшись от живописи, Войно-Ясенецкий поступил на юридический факультет, но проучился там недолго. Перевелся на медицинский. Химию и физику ненавидел, но учился хорошо.

Войно-Ясенецкий был незаметным студентом: в общественной жизни университета участия не принимал, каких-либо выдающихся работ не писал. Ничто в нем не выдавало будущего ученого и тем более проповедника.

В 1903 году, после окончания университета он немало удивил товарищей, заявив, что собирается стать простым земским врачом. Не заниматься практикой, не писать научные работы, а поехать в глушь, чтоб жить в нужде и принимать по 50—60 деревенских мужиков и баб в день…

В своей книге святитель Лука признался:

… я учился на медицинском факультете исключительно для того, чтоб стать мужицким врачом…

Однако в глушь он поехал только после Японской войны. А прежде отслужил в Красном кресте, где и познакомился с будущей женой.

Анна Ланская

Она была сестрой милосердия. Двое врачей просили ее руки, но она отказала, потому как дала обет безбрачия. А предложение вчерашнего студента Войно-Ясенецкого приняла.

За день до венчания Анна молилась в храме, и в какой-то момент ей показалось, что Христос отвернул от нее свой лик. Будущая жена врача Войно-Ясенецкого восприняла это как наказание за нарушение обета.

В тени каждого великого человека неизменно таится страдающая женщина. В тени хирурга Валентина-Ясенецкого, автора «Гнойной хирургии» (именно за эту книгу Святитель Лука был удостоин Сталинской премии) таилась бывшая медсестра милосердия. Она выбрала его потому, что он был особенным. И она, вероятно, ожидала большой и сильной любви.

Валентин Войно-Ясенецкий отдал в жертву страждущим не только свою жизнь, но и жизнь жены. Карьере городского доктора он предпочел бедную деревенскую больницу. Университетским операционным — «мужицкую» медицину.

Войно-Ясенецкие переезжали из одного уездного города в другой. И везде доктора ожидали нищие больничные палаты и крестьяне, вереницей спешащие к нему на прием. На работе он проводил по 15—18 часов в сутки. А если появлялась свободная минута, Войно-Ясенецкий посвящал ее научным изысканием. Семья жила в нищете, каждую копейку откладывали на поездку в Москву для сдачи докторских экзаменов.

При этом он не только лечил своих пациентов, но и помогал им с деньгами. Одному бедняку подарил дорогой пояс (прямо с себя снял). Другому — ковер, прежде висевший в его кабинете. Вопрос «Есть ли у вас средства на лечение?» больные нередко слышали от Войно-Ясенецкого. Он много думал о пациентах, но просмотрел болезнь в своем доме.

У Анны был туберкулез. В те времена верили, что от этой болезни избавляет южный, сухой климат. Войно-Ясенецкие уехали в Ташкент. Южный климат не помог. Анна умерла в 1919 году.

Могилы жены и дочери Войно-Ясенецкого. Ташкент

О ее смерти позже было сложено несколько легенд. Вот одна из них.

Была у врача Войно-Ясенецкого жена-красавица. Как-то заболела, слегла, и больше не вставала. Ни муж, ни другие доктора не смогли спасти ее. В день своей смерти она подозвала к себе старших детей. Перекрестила. И померла. А с младшим попрощаться не успела. Но тут он вдруг появился в дверях и как закричит: «Мама! Мама!». И что же вы думаете? Рука покойницы поднялась и перекрестила младшенького. С тех пор Войно-Ясенецкий в Бога уверовал и в монахи постригся.

Это, конечно, всего-навсего фольклор. Но в каждом мифе есть доля правды.

Хирург-священник

Едва ли Войно-Ясенецкий искал утешения в религии — он принимал и оперировал больных 16 часов в сутки. Но однажды, спустя два года после смерти жены, явился на работу в рясе священника. Это было в феврале 1921 года и вызвало шок у коллег.

Надеть рясу в то время, когда повсюду висят плакаты о злейших врагах — помещиках, попах и белых офицерах! И всем стало ясно, что Войно-Ясенецкого совсем скоро арестуют.

И снова легенда-быль о хирурге-священнике.

В свободные от операций часы он проводил в церкви — писал иконы. Как-то рабочие забрались на крышу — кресты ломать. Тут Войно-Ясенецкий вышел и начал ругать их. Один из рабочих в тот момент стоял на верхушке лестницы, и, когда грозный батюшка в ярости толкнул ее, упал и сломал ногу.

Войно-Ясенецкий позвал санитаров, приказал отнести бедолагу в больницу, а там сделал ему операцию. После снял халат, вымыл руки и пошел в милицию («Арестуйте меня!»).

На самом деле Войно-Ясенецкий в милицию сдаваться не ходил — за ним пришли, когда он делал операцию. К тому же это бы уже второй арест, первый случился еще до семейной трагедии и в некотором роде приблизил смерть Анны. Но и первый, и второй аресты к тюрьме не привели. Через два месяца хирурга Войно-Ясенецкого отпустили.

Ссылка

Епископский сан был присвоен Войно-Ясенецкому в мае 1923 года. А в июне он снова был арестован. Ему предъявили нелепые обвинения. На этот раз заключения было не избежать.

На суде обвинитель спросил хирурга-священника: «Ночью вы молитесь, а днем людей, получается, режете! Разве вам это позволяет ваш бог?». Подсудимый ответил вопросом на вопрос: «Я это делаю для их спасения, а ради чего вы режете людей?».

Войно-Ясенецкого отправили в Енисейск, где и пошла первая молва о необыкновенном священнике-хирурге.

Находясь в ссылке, архиепископ Лука продолжал лечить людей. Однажды его вызвали на допрос. «Как вы смеете заниматься практикой?», — кричал на него чекист. А Войно-Ясенецкий отвечал так: «Денег с больных я не беру, а отказывать им, простите, не имею права — клятву Гиппократа давал».

Кроме того, он продолжал богослужения, из-за чего провел несколько дней в одиночной камере.

В довоенное время епископ Лука стал едва ли не самой популярной личностью в Красноярском крае — вторую ссылку он провел в Туруханске. Работал в местной больнице, выполнял сложнейшие операции. Опять же совершал богослужения.

Один из пациентов, важный чиновник, как-то задал провокационный вопрос Войно-Ясенецкому: «Вы, профессор, Бога не видели, как же можете утверждать, что он существует?». «Я не раз вскрывал человеческий череп, и никогда не видел там так же и ума, и глупости» — парировал хирург-священник.

В 1925 году Войно-Ясенецкий был отправлен в деревню, расположенную в двухстах километрах от Полярного круга. Здесь он жил в маленькой ветхой избушке. Не умер от голода и холода лишь благодаря помощи местных жителей.

Удивительно, но ссыльный доктор находил силы и на научную работу. Уже в конце двадцатых о нем знали за границей, его статьи были опубликованы в немецкой газете. Как туда попали работы советского хирурга-священника? Несмотря на страх перед арестом, у Войно-Ясенецкого находились сторонники, которые всячески помогали ему.

Война

Есть такая версия. Во время войны Сталин вызвал к себе Бурденко и спросил, что ему нужно для нормальной работы. Главный военный хирург ответ: «Войно-Ясенецкого». Спустя несколько дней тот был на свободе.

Так ли это было, неизвестно. Но в войну архиепископу Луке действительно доверили управление несколькими сибирскими госпиталями. Более того: Сталин присвоил ему звание генерал-майор. При этом условия Войно-Ясенецкого были соблюдены: рясу он не снимал, богослужения совершал. Священник-хирург в генеральских погонах на всю жизнь запомнился солдатам Красной армии.

Последние годы

В конце 40-х Войно-Ясенецкого еще несколько раз возили на Лубянку. Обещали должность кремлевского врача, ректора медицинского института и даже звание академика. В том случае, если он снимет рясу. Упрямец Войно-Ясенецкий отвечал: «Не могу раздвоить себя!».

И его больше не трогали, но держали подальше от Москвы. Последние годы он провел в Симферополе.

Архиепископ Лука оперировал вплоть до 1955 года, пока полностью не потерял зрение. Умер в 11 июня 1961-го.

Дети Валентина Войно-Ясенецкого стали тоже врачами. Но ни один из них не наследовал от отца ту невероятную силу воли, бесстрашие, непоколебимость. Во всяком случае, любопытство советского писателя, решившего написать в 60-е годы биографию святителя Луки, вызвало у сыновей раздражение и страх (такая книга могла не лучшим образом повлиять на карьеру).

Храмы

Святитель Лука похоронен в Симферополе. Его могилу (находится справа от главного входа) круглый год посещают паломники из разных городов — считается, что молитва здесь избавляет от болезней.

В 1995-м хирург священник был причислен к лику святых. Церкви, названные его именем, есть в городах России и Украины.

В Москве три храма Святителя Луки. Первый находится на Симферопольской, второй в Марьине. Третий — в научном центре им Бакулева. Кроме того, в 2008 году, на улице Маршала Рыбалко, на территории 52-й больницы, была освящена часовня Святителя Луки.

Храмы есть в Воронеже, Липецке, Екатеринбурге, Красноярске, Киеве, Одессе. И конечно, в городе, где он провел последние годы. Мощи Святителя Луки хранятся в Свято-Троицком соборе.

Церковь расположена на улице Одесской. Построена на месте старой деревянной, возведенной в XVIII веке. Святитель Лука Крымский здесь был настоятелем с 1946 года.

Здесь же, в Симферополе, несколько памятников Войно-Ясенецкому. В разных городах больницы и госпитали названы в его честь. И один из крупнейших сибирских медицинских вузов — Университет им Войно-Ясенецкого в Красноярске.

В том же городе в 2002-м установлен памятник Святителю Луке.

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий) — профессор, врач, архиепископ

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий): врач, лечивший обычных людей, многие из которых живы и сейчас; профессор, читавший лекции обычным студентам, ныне практикующим врачам. Политзаключенный, прошедший ссылки, тюрьмы и пытки и… ставший лауреатом Сталинской премии. Хирург, спасший от слепоты сотни людей и сам потерявший зрение в конце жизни. Гениальный врач и талантливый проповедник, порой метавшийся между этими двумя призваниями. Христианин огромной силы воли, честности и безбоязненной веры, но не избежавший серьезных ошибок на своем пути. Реальный человек. Пастырь. Ученый. Святой…

Святитель Лука пока не так широко известен, как патриарх Тихон или преподобномученица великая княгиня Елисавета. Мы предлагаем вниманию читателя наиболее яркие факты его необыкновенной биографии, которой, кажется, вполне хватило бы на несколько жизней.

«Я не вправе заниматься тем, что мне нравится»

О медицине будущий «святой хирург» никогда не мечтал. Зато с детства мечтал о профессии художника. Окончив Киевскую художественную школу и проучившись некоторое время живописи в Мюнхене,

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий) вдруг… подает документы на медицинский факультет Киевского университета. «Недолгие колебания кончились решением, что я не вправе заниматься тем, что мне нравится, но обязан заниматься тем, что полезно для страдающих людей», — вспоминал архиепископ Лука.

В университете он приводил в изумление студентов и профессоров своим принципиальным пренебрежением к карьере и личным интересам. Уже на втором курсе Валентина прочили в профессоры анатомии (художественные навыки ему тут как раз и пригодились), но после окончания университета этот прирожденный ученый объявил, что будет… земским врачом — занятие самое непрестижное, тяжелое и малоперспективное. Товарищи по курсу недоумевали! А владыка Лука потом признается: «Я был обижен тем, что они меня совсем не понимают, ибо я изучал медицину с исключительной целью быть всю жизнь деревенским, мужицким врачом, помогать бедным людям».

«Слепых делает зрячими…»

Операциям на глазах Валентин Феликсович стал учиться сразу после выпускных экзаменов, зная, что в деревне с ее грязью и нищетой свирепствует болезнь-ослепительница — трахома. Приема в больнице ему казалось недостаточно, и он стал приводить больных к себе домой. Они лежали в комнатах, как в палатах, Святитель Лука (Войно-Ясенецкий) лечил их, а его мать — кормила.

Однажды после операции у него прозрел молодой нищий, потерявший зрение еще в раннем детстве. Месяца через два он собрал слепых со всей округи, и вся эта длинная вереница пришла к хирургу Войно-Ясенецкому, ведя друг друга за палки.

В другой раз епископ Лука прооперировал целую семью, в которой слепыми от рождения были отец, мать и пятеро их детей. Из семи человек после операции шестеро стали зрячими. Прозревший мальчик лет девяти впервые вышел на улицу и увидел мир, представлявшийся ему совсем по-иному. К нему подвели лошадь: «Видишь? Чей конь?» Мальчик смотрел и не мог ответить. Но привычным движением ощупав коня, закричал радостно: «Это наш, наш Мишка!»

Гениальный хирург обладал невероятной работоспособностью. С приходом Войно-Ясенецкого в больницу Переславля-Залесского число проводимых операций возросло в несколько раз! Спустя время, в 70-х годах врач этой больницы с гордостью докладывал: делаем полторы тысячи операций в год — силами 10-11 хирургов. Внушительно. Если не сравнивать с 1913 годом, когда один Войно-Ясенецкий делал в год тысячу операций…

Архиепископ Лука в окружении паствы. Фото из книги Марка Поповского «Жизнь и житие святителя Луки (Войно–Ясенецкого), архиепископа и хирурга» предоставлено православным издательством «Сатисъ»

Регионарная анестезия

В то время больные зачастую умирали не в результате неудачного оперативного вмешательства, а попросту не перенеся наркоза. Поэтому многие земские врачи отказывались либо от наркоза при операциях, либо от самих операций!

Архиепископ Лука посвятил свою диссертацию новому методу обезболивания — регионарной анестезии (степень доктора медицины он получил именно за эту работу). Регионарная анестезия — самая щадящая по последствиям по сравнению с обычной местной и тем более общей анестезией, однако — самая сложная по исполнению: укол при этом способе делается в строго определенные участки тела — по ходу нервных стволов. В 1915 году вышла в свет книга Войно-Ясенецкого на эту тему, за нее будущему архиепископу была присуждена премия Варшавского университета.

Женитьба… и монашество

Когда-то в молодости будущего архиепископа пронзили в Евангелии слова Христа: «Жатвы много, а делателей мало». Но о священстве, и тем более о монашестве, он помышлял, вероятно, еще меньше, чем в свое время о медицине. Работая во время русско-японской войны на Дальнем Востоке, военно-полевой хирург Войно-Ясенецкий женился на сестре милосердия — «святой сестре», как ее называли коллеги, — Анне Васильевне Ланской. «Она покорила меня не столько своей красотой, сколько исключительной добротой и кротостью характера. Там два врача просили ее руки, но она дала обет девства. Выйдя за меня замуж, она нарушила этот обет. За нарушение его Господь тяжело наказал ее невыносимой, патологической ревностью…»

Женившись, Валентин Феликсович вместе с супругой и детьми переселялся из города в город, работая земским врачом. Радикальных перемен в жизни ничто не предвещало.

Но однажды, когда будущий святитель приступил к написанию книги «Очерки гнойной хирургии» (за которую в 1946 году ему и дали Сталинскую премию), вдруг у него появилась крайне странная, неотвязная мысль: «Когда эта книга будет написана, на ней будет стоять имя епископа». Так впоследствии и случилось.

В 1919 году, в возрасте 38 лет, умерла от туберкулеза жена Войно-Ясенецкого. Четверо детей будущего архиепископа остались без матери. А для их отца открылся новый путь: через два года он принял священнический сан, а еще через два — монашеский постриг, с именем Лука.

Жена Валентина Феликсовича Анна Васильевна Войно-Ясенецкая (Ланская). Фото предоставлено пресс-службой Симферопольской и Крымской Епархии Украинской Православной Церкви Московского Патриархата

«Валентина Феликсовича больше нет…»

В 1921 году, в разгар Гражданской войны, Войно-Ясенецкий появился в больничном коридоре… в рясе и с наперсным крестом на груди. Оперировал в тот день и в последующем, конечно, без рясы, а как обычно, в медицинском халате. Ассистенту, который обратился к нему по имени-отчеству, ответил спокойно, что Валентина Феликсовича больше нет, есть священник отец Валентин. «Надеть рясу в то время, когда люди боялись упоминать в анкете дедушку-священника, когда на стенах домов висели плакаты: “Поп, помещик и белый генерал — злейшие враги Советской власти”, — мог либо безумец, либо человек безгранично смелый. Безумным Войно-Ясенецкий не был…» — вспоминает бывшая медсестра, работавшая с отцом Валентином.

Лекции студентам он читал также в священническом облачении, в облачении же являлся на межобластное совещание врачей… Перед каждой операцией молился, благословлял больных. Его коллега вспоминает: «Неожиданно для всех прежде чем начать операцию, Войно-Ясенецкий перекрестился, перекрестил ассистента, операционную сестру и больного. В последнее время он это делал всегда, вне зависимости от национальности и вероисповедания пациента. Однажды после крестного знамения больной — по национальности татарин — сказал хирургу: „Я ведь мусульманин. Зачем же Вы меня крестите?“ Последовал ответ: „Хоть религии разные, а Бог один. Под Богом все едины“.

Однажды в ответ на приказ властей убрать из операционной икону главврач Войно-Ясенецкий ушел из больницы, сказав, что вернется только тогда, когда икону повесят на место. Конечно, ему отказали. Но вскоре после этого в больницу привезли больную жену партийного начальника, нуждавшуюся в срочной операции. Та заявила, что будет оперироваться только у Войно-Ясенецкого. Местным начальникам пришлось пойти на уступки: вернулся епископ Лука, а на следующий после операции день вернулась и изъятая икона.

Диспуты

Войно-Ясенецкий был превосходным и бесстрашным оратором — оппоненты побаивались его. Однажды, вскоре после рукоположения, он выступал в Ташкентском суде по «делу врачей», которых обвиняли во вредительстве. Руководитель ЧК Петерс, известный своей жестокостью и беспринципностью, решил устроить из этого сфабрикованного дела показательный процесс. Войно-Ясенецкий был вызван в качестве эксперта-хирурга, и, защищая осужденных на расстрел коллег, разбил доводы Петерса в пух и прах. Видя, что триумф ускользает из его рук, выведенный из себя чекист набросился на самого отца Валентина:
— Скажите, поп и профессор Ясенецкий-Войно, как это вы ночью молитесь, а днем людей режете?
— Я режу людей для их спасения, а во имя чего режете людей вы, гражданин общественный обвинитель? — парировал тот.
Зал разразился хохотом и аплодисментами!
Петерс не сдавался:
— Как это вы верите в Бога, поп и профессор Ясенецкий-Войно? Разве вы видели своего Бога?
— Бога я действительно не видел, гражданин общественный обвинитель. Но я много оперировал на мозге и, открывая черепную коробку, никогда не видел там также и ума. И совести там тоже не находил.
Колокольчик председателя потонул в хохоте всего зала. «Дело врачей» с треском провалилось…

11 лет тюрем и ссылок

В 1923 году Луку (Войно-Ясенецкого) арестовали по нелепому стандартному подозрению в «контрреволюционной деятельности» — неделю спустя после того, как он был тайно рукоположен в епископы. Это стало началом 11 лет тюрем и ссылок. Владыке Луке дали проститься с детьми, посадили в поезд… но тот минут двадцать не трогался с места. Оказывается, поезд не мог двинуться, потому что толпа народа легла на рельсы, желая удержать епископа в Ташкенте…

В тюрьмах епископ Лука делился теплой одеждой со «шпаной» и получал в ответ доброе отношение даже воров и бандитов. Хотя иной раз уголовники его грабили и оскорбляли…
А однажды во время следования по этапу, на ночлеге, профессору пришлось произвести операцию молодому крестьянину. «После тяжелого остеомиелита, никем не леченного, у него торчала из зияющей раны в дельтовидной области вся верхняя треть и головка плечевой кости. Нечем было перевязать его, и рубаха, и постель его всегда были залиты гноем. Я попросил найти слесарные щипцы и ими без всякого затруднения вытащил огромный секвестр (омертвевший участок кости — авт.)»

«Мясник! Зарежет больного!»

Епископа Луку ссылали на Север трижды. Но и там он продолжал работать по своей медицинской специальности.

Однажды, только прибыв по этапу в город Енисейск, будущий архиепископ пошел прямо в больницу. Представился заведующему больницей, назвав свое монашеское и мирское (Валентин Феликсович) имя, должность, просил разрешения оперировать. Заведующий сперва даже принял его за сумасшедшего и, чтобы отделаться, схитрил: «У меня плохой инструмент — нечем делать». Однако хитрость не удалась: посмотрев инструментарий, профессор Войно-Ясенецкий, конечно, дал ему реальную — довольно высокую — оценку.

На ближайшие дни была назначена сложная операция… Едва начав ее, первым широким и стремительным движением Лука рассек скальпелем брюшную стенку больного. «Мясник! Зарежет больного», — промелькнуло в голове у заведующего, ассистировавшего хирургу. Лука заметил его волнение и сказал: «Не беспокойтесь, коллега, положитесь на меня». Операция прошла превосходно.

Позже заведующий признался, что испугался в тот раз, но впоследствии поверил в приемы нового хирурга. «Это не мои приемы, — возразил Лука, — а приемы хирургии. У меня же просто хорошо натренированные пальцы. Если мне дадут книгу и попросят прорезать скальпелем строго определенное количество страниц, я прорежу именно столько и ни одним листком больше». Ему тут же была принесена стопка папиросной бумаги. Епископ Лука ощупал ее плотность, остроту скальпеля и резанул. Пересчитали листочки — порезано было ровно пять, как и просили…

Ссылка на Ледовитый океан

Самая жестокая и далекая ссылка епископа Луки — «На Ледовитый океан!», как выразился в приступе гнева местный начальник. Владыку конвоировал молодой милиционер, который признался ему, что чувствует себя Малютой Скуратовым, везущим митрополита Филиппа в Отроч монастырь. Милиционер не повез ссыльного на самый океан, а доставил в местечко Плахино, за 200 километров от Полярного круга. В глухом поселке стояло три избы, в одной из них и поселили владыку. Он вспоминал: «Вместо вторых рам были снаружи приморожены плоские льдины. Щели в окнах не были ничем заклеены, а в наружном углу местами виден сквозь большую щель дневной свет. На полу в углу лежала куча снега. Вторая такая же куча, никогда не таявшая, лежала внутри избы у порога входной двери. <…> Весь день и ночь я топил железную печку. Когда сидел тепло одетым за столом, то выше пояса было тепло, а ниже — холодно»…

Однажды в этом гиблом месте епископу Луке пришлось крестить двух детей совершенно необычным образом: «В станке кроме трех изб, было два человеческих жилья, одно из которых я принял за стог сена, а другое — за кучу навоза. Вот в этом последнем мне и пришлось крестить. У меня не было ничего: ни облачения, ни требника, и за неимением последнего я сам сочинил молитвы, а из полотенца сделал подобие епитрахили. Убогое человеческое жилье было так низко, что я мог стоять только согнувшись. Купелью служила деревянная кадка, а всё время совершения Таинства мне мешал теленок, вертевшийся возле купели»…

Хирург В. Ф. Войно–Ясенецкий (слева) проводит операцию в земской больнице. Фото предоставлено пресс-службой Симферопольской и Крымской Епархии Украинской Православной Церкви Московского Патриархата.

Клопы, голодовка и пытки

В тюрьмах и ссылках владыка Лука не терял присутствия духа и находил в себе силы для юмора. Он рассказывал о заключении в Енисейской тюрьме, во время первой ссылки: «Ночью я подвергся такому нападению клопов, которого нельзя было и представить себе. Я быстро заснул, но вскоре проснулся, зажег электрическую лампочку и увидел, что вся подушка и постель, и стены камеры покрыты почти сплошным слоем клопов. Я зажег свечу и начал поджигать клопов, которые стали падать на пол со стен и постели. Эффект этого поджигания был поразительным. Через час поджигания в камере не осталось ни одного клопа. Они, по-видимому, как-то сказали друг другу: «Спасайтесь, братцы! Здесь поджигают!» В последующие дни я больше не видел клопов, они все ушли в другие камеры».

Конечно, не на одном чувстве юмора держался епископ Лука. «В самое трудное время, — писал владыка, — я очень ясно, почти реально ощущал, что рядом со мной Сам Господь Бог Иисус Христос, поддерживающий и укрепляющий меня».

Епископ Лука, Ташкент, тюрьма НКВД, 1939 год

Однако было время, когда он и роптал на Бога: слишком долго не кончалась тяжелая северная ссылка… А во время третьего ареста, в июле 1937 года, епископ доходил почти до отчаяния от мучений. К нему применили жесточайшую пытку — 13-дневный «допрос конвейером». Во время этого допроса сменяются следователи, арестанта же днем и ночью держат практически без сна и отдыха. Епископа Луку били сапогами, сажали в карцер, содержали в ужасающих условиях…

Трижды он объявлял голодовку, пытаясь таким образом протестовать против беззаконий властей, против нелепых и оскорбительных обвинений. Однажды он даже предпринял попытку перерезать себе крупную артерию — не с целью самоубийства, а чтобы попасть в тюремную больницу и получить хоть какую-то передышку. Изможденный, он падал в обморок прямо в коридоре, терял ориентацию во времени и пространстве…

«Ну уж нет, извините, никогда не забуду!»

С началом Великой Отечественной войны ссыльный профессор и епископ был назначен главным хирургом эвакогоспиталя в Красноярске, а потом — консультантом всех красноярских госпиталей. «Раненые офицеры и солдаты очень любили меня, — вспоминает владыка. — Когда я обходил палаты по утрам, меня радостно приветствовали раненые. Некоторые из них, безуспешно оперированные в других госпиталях по поводу ранения в больших суставах, излеченные мною, неизменно салютовали мне высоко поднятыми прямыми ногами».

После, получив, словно подачку, медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—45 гг.», архиепископ произнес ответную речь, от которой у партработников волосы встали дыбом: «Я вернул жизнь и здоровье сотням, а может, и тысячам раненых и наверняка помог бы еще многим, если бы вы не схватили меня ни за что ни про что и не таскали бы одиннадцать лет по острогам и ссылкам. Вот сколько времени потеряно и сколько людей не спасено отнюдь не по моей вине». Председатель облисполкома стал было говорить, мол, надо забыть прошлое и жить настоящим и будущим, на что владыка Лука ответил: «Ну нет уж, извините, не забуду никогда!»

Страшный сон

В 1927 году епископ Лука совершил ошибку, о которой впоследствии очень сильно жалел. Он просил об увольнении на покой и, пренебрегая пастырскими обязанностями, стал заниматься почти исключительно медициной — он мечтал основать клинику гнойной хирургии. Епископ даже стал носить гражданскую одежду и в Министерстве здравоохранения получил должность консультанта при андижанской больнице…

С этих пор жизнь его разладилась. Он переезжал с места на место, операции бывали неудачными, епископ Лука признавался: он чувствует, что его оставила Божья благодать…

Однажды ему приснился невероятный сон: «Мне снилось, что я в маленькой пустой церкви, в которой ярко освещен только алтарь. В церкви неподалеку от алтаря у стены стоит рака какого-то преподобного, закрытая тяжелой деревянной крышкой. В алтаре на престоле положена широкая доска, и на ней лежит голый человеческий труп. По бокам и позади престола стоят студенты и врачи и курят папиросы, а я читаю им лекции по анатомии на трупе. Вдруг я вздрагиваю от тяжелого стука и, обернувшись, вижу, что упала крышка с раки преподобного, он сел в гробу и, повернувшись, смотрит на меня с немым укором… Я с ужасом проснулся…»

Впоследствии епископ Лука совмещал церковное служение с работой в больницах. В конце жизни был назначен в Крымскую епархию и делал все, чтобы в тяжелейшую хрущевскую эпоху не угасла церковная жизнь.

Архиерей в заплатанной рясе

Даже став в 1942 году архиепископом, святитель Лука питался и одевался очень просто, ходил в заплатанной старой рясе и всякий раз, когда племянница предлагала ему сшить новую, говорил: «Латай, латай, Вера, бедных много». Софья Сергеевна Белецкая, воспитательница детей владыки, писала его дочери: «К сожалению, папа опять одет очень плохо: парусиновая старая ряса и очень старый, из дешевой материи подрясник. И то, и другое пришлось стирать для поездки к Патриарху. Здесь все высшее духовенство прекрасно одето: дорогие красивые рясы и подрясники прекрасно сшиты, а папа… хуже всех, просто обидно…»

Архиепископ Лука всю жизнь был чуток к чужим бедам. Большую часть своей Сталинской премии он пожертвовал на детей, пострадавших от последствий войны; устраивал обеды для бедных; ежемесячно рассылал денежную помощь гонимым священнослужителям, лишенным возможности зарабатывать на хлеб. Однажды он увидел на ступеньках больницы девочку-подростка с маленьким мальчиком. Выяснилось, что их отец умер, а мать надолго положили в больницу. Владыка повел детей к себе домой, нанял женщину, которая приглядывала за ними, пока не выздоровела их мать.
«Главное в жизни — делать добро. Если не можешь делать для людей добро большое, постарайся совершить хотя бы малое», — говорил Лука.

«Вредный Лука!»

Как человек, святитель Лука был строг и требователен. Он нередко запрещал в служении неподобающе ведущих себя священников, лишал некоторых сана, строго запрещал крестить детей с неверующими восприемниками (крестными), не терпел формального отношения к служению и подхалимства перед властями. «Вредный Лука!» — воскликнул как-то уполномоченный, узнав, что тот лишил сана очередного священника (за двоеженство).

Но архиепископ умел и признавать свои ошибки… Сослуживший ему в Тамбове протодиакон отец Василий рассказывал такую историю: в храме был пожилой прихожанин, кассир Иван Михайлович Фомин, он читал на клиросе Часы. Читал плохо, неверно произносил слова. Архиепископу Луке (тогда возглавлявшему Тамбовскую кафедру) приходилось постоянно его поправлять. В один из дней, после службы, когда владыка Лука в пятый или шестой раз объяснял упрямому чтецу, как произносятся некоторые церковнославянские выражения, произошла неприятность: эмоционально размахивая богослужебной книгой, Войно-Ясенецкий задел Фомина, а тот объявил, что архиерей ударил его, и демонстративно перестал посещать храм… Через короткое время глава Тамбовской епархии, надев крест и панагию (знак архиерейского достоинства), через весь город отправился к старику просить прощения. Но обиженный чтец… не принял архиепископа! Спустя время владыка Лука пришел снова. Но Фомин не принял его и во второй раз! «Простил» он Луку лишь за несколько дней до отъезда архиепископа из Тамбова.

Похороны архиепископа Луки, Симферополь, 1961 год. Фотография предоставлена архивом Издательского Совета РПЦ

Мужество

В 1956 году архиепископ Лука полностью ослеп. Он продолжал принимать больных, молясь об их выздоровлении, и его молитвы творили чудеса.

Святитель скончался в Симферополе рано утром 11 июня 1961 года, в воскресение, в день Всех святых, в земле Российской просиявших.

Власти сделали все, чтобы похороны не стали «церковной пропагандой»: подготовили к публикации большую антирелигиозную статью; запретили пешую процессию от собора до кладбища, сами подогнали автобусы для провожающих владыку и велели ехать по окраине города. Но случилось непредвиденное. Никто из прихожан не сел в приготовленные автобусы. На дышащего злобой и угрозами уполномоченного по делам религии никто не обращал внимания. Когда катафалк с гробом двинулся прямо на верующих, регент собора, Анна, крикнула: «Люди, не бойтесь! Он нас не задавит, они не пойдут на это — хватайтесь за борт!» Люди тесным кольцом обступили машину, и она смогла тронуться только с очень небольшой скоростью, так что получилась пешая процессия. Перед поворотом на окраинные улицы женщины легли на дорогу, так что машине пришлось ехать через центр. Центральная улица наполнилась народом, движение прекратилось, пешая процессия продолжалась три часа, люди всю дорогу пели «Святый Боже». На все угрозы и уговоры функционеров отвечали: «Мы хороним нашего архиепископа»…

Его мощи были обретены 22 ноября 1995 года. В том же году определением Синода Украинской Православной Церкви архиепископ Лука был причислен к лику местночтимых святых. А в 2000 году Архиерейский Собор Русской Православной Церкви прославил священноисповедника Луку в сонме новомучеников и исповедников Российских XX века.

Святой Лука

Этому человеку пришлось в жизни многое перенести скорбей, гонений, страданий, разлук с любимыми. Но жизнь его представляет собой великий подвиг ради спасения людей. Он был не только целителем тел, но и врачевателем душевных недугов.

Детство и юность

В 1877 году в Керчи в дворянской семье Войно-Ясенецких родился мальчик, которого назвали Валентином. Это был четвертый ребенок, после него родился ещё один. Отец был провизором, имел свою аптеку, но потом сменил род деятельности, устроившись в транспортное общество.

Отец исповедовал католицизм, а мама, которая больше него общалась с детьми, была православной. Она и дала детям уроки православной веры.

Когда Валентину было двенадцать лет, семья переехала в столицу Украины. Здесь дети смогли получить прекрасное образование. Мальчик окончил гимназию и, поскольку он хорошо рисовал, художественную школу. Перед ним не стоял вопрос о выборе профессии, талант художника у него открылся в раннем детстве.

Валентин подал документы в Художественную академию, но когда почти все экзамены были сданы, он вдруг передумал. Юноша забрал документы и поступил на медицинский факультет.

Молодые годы, венчание

После обучения Валентин решил стать обычным врачом. Он устроился в госпиталь и поехал с ним на фронт. Тогда была война с Японией. Там молодой врач делал серьезные операции.

Там же Валентин познакомился с медсестрой Анной. Молодого человека поразила её красота и доброта. Он влюбился, но узнал, что красавица дала Богу обет безбрачия. Анна отказала двум женихам, тоже врачам. Но Валентин сумел добиться её сердца.

Они повенчались в 1904 году. Анна рассказывала, что во время венчания ей было видение, как Лик Спаса на иконе отвернулся от неё. Она переживала, что нарушила свой обет, данный Богу. За это, как она считала, потом в жизни её преследовали неудачи.

Молодой врач работал в Ардатове, потом в селе Курской губернии, затем в Саратовской губернии. Его деятельность совпала с эпидемиями страшных болезней. Валентина все уважали за его большой труд.

В 10-м году Валентин попал в больницу Переславля-Залесского на должность главврача. Здесь он создал свой главный труд – книгу «Очерки гнойной хирургии». Иллюстрации к книге он нарисовал сам, наконец-то его художественный талант пригодился.

Болезнь и кончина супруги

Через шесть лет у его супруги был обнаружен туберкулез. Было решено переехать в Ташкент. Доктор был уверен, что сухой климат поможет любимой супруге выздороветь.

В следующем году Валентин уже был профессором. Тут в страну пришла новая власть, и он был арестован большевиками за то, что держал у себя дома и лечил белого есаула. Профессор отнёсся спокойно к своему аресту, продолжал оперировать людей. Перед операцией он по обычаю всегда осенял пациента крестом, вне зависимости от его вероисповедания.

Арест мужа трагически повлиял на исход болезни Анны. Она умерла в 19-м году. Профессор (святой Лука) остался один с четырьмя детьми, младшему было тогда всего шесть лет, старшему – двенадцать. Читая над гробом усопшей молитвы, Валентин получил откровение от Бога – оставить детей на знакомую медсестру, а сам принял священный сан, а затем монашество.

Священство и монашество святого Луки

Господь уготовал ему скорбный и узкий путь, ведущий в Царство Небесное. В 21-году он принял сан иерея. Но священник продолжал работать в больнице и делать операции. Он являлся на своё рабочее место в рясе и с крестом, не опасаясь гонений большевиков. Перед операцией он всегда горячо молился перед иконой, которую повесил в операционной.

В 23-м году он был тайно подстрижен в монашество в собственном доме, а затем назначен епископом Туркестанским. Новое имя его стало – Лука, в честь апостола и врача.

Принять монашество и священный сан в годы страшных гонений на Церковь было равно самоубийству. Но Лука не смущался везде ходить в рясе и с крестом. Он открыто вызывал огонь на себя.

Ссылки святого Луки

В 1923 году святой Лука был снова арестован и помещен в Ташкентскую тюрьму. Там он продолжал трудиться над своими книгами и молиться. Вскоре его отпустили, велев срочно уехать в Москву. Сотни его почитателей-прихожан следовали за ним, не желая отпускать от себя святого.

В столице он служил с Патриархом Тихоном. Затем был направлен в ссылку в Енисейск. Там святой продолжал вести приёмы больных. Потом его отправили в Туруханск, где он тоже совершал операции и служил в церкви.

Со святого в больнице требовали расписку о прекращении богослужебной практики, но он предпочёл уволиться. После этого его направили в глухую деревню. Там он чуть-чуть бы и замёрз на смерть, местные жители едва спасли его.

В 25-м году Луку освободили, и он вернулся в Ташкент. Там он продолжал служить и спасать людей. Но пять лет спустя его снова арестовали и отправили на Север. В Архангельске он служил и делал операции. В 34-м году его освободили, он вернулся в Ташкент, где получил степень доктора наук.

В 37-м году святого снова арестовали. Он сидел в тюрьме Ташкента три года, после чего его отправили в ссылку в Красноярский край. Там он служил архиепископом Красноярским, одновременно работая хирургом в больнице.

В 44-м году святого перевели в Тамбов, где он также был архиепископом. Патриарх наградил его за труд бриллиантовым крестом на клобуке и медалью.

Последние годы жизни святителя Луки

Через два года он был переведен в Симферополь, где возглавил святительскую кафедру.

К тому времени зрение Луки стало ухудшаться, и в 55-м году он совсем ослеп. Это заставило его оставить хирургическое дело. Но святой продолжал совершать богослужения по памяти. В это время он не отчаялся по причине своей телесной немощи, но стал проповедовать и писать книги. Известна его книга «Я полюбил страдание». В 57-м году Лука стал почётным членом Академии наук.

Он всегда был очень скромен в житейских вопросах, не обращал внимания на то, какая еда на столе, какая мебель у него дома. Он никогда не стыдился исповедовать свою веру, и за это многое претерпел скорбей. Поистине это был святой человек, сподобившийся венцов на Небе за свое долготерпение, веру и любовь к людям, несмотря на злобу и гонения.

Скончался святой в 1961 году, похоронен на кладбище Симферополя. В 2000-м году Лука был реабилитирован посмертно.

Народная любовь приводила людей к его могиле, где происходили чудеса исцеления. В 1995 году он был канонизирован как местный святой, а пять лет спустя – как исповедник Русской православной церкви.

День памяти святого Луки:

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *