Память (Книга вторая) | Страница 150 | Онлайн-библиотека

Кстати, плечом к плечу с Дмитрием Ивановичем, как известно, встали в полдень 8 сентября 1380 года два отважных и умных литовских князя. Андрей и Дмитрий Ольгердовичи привели с собой на Куликово поле нетолько псковских, полоцких, черниговских и брянских русских воинов, но и верных им витязей — земляков, сородичей и соплеменников. И еще уточню — митрополит литовский (киевский) Киприан, болгарин по происхождению, в 1380 году стал одновременно и митрополитом московским, так что в день Куликовской битвы противостояли друг другу тысячи единоверцев и единоплеменников, имеющих к тому же одного официального духовного пастыря.

А знаменитый русский историк Н. М. Карамзин когдато разыскал в Синодальной библиотеке старинную книгу, в которой рассказывается, как 2 июля 1380 года прискакал в Москву один из стражей дальней границы Андрей Семенов. С пятьюдесятью конными удальцами он одиннадцать дней объезжал степями «силу» Мамая, а на двенадцатый его «имали и поставили пред Царем». Мамай спросил: «Ведомо ль моему слуге Мите Московскому, что аз иду к нему в гости?» Далее Мамай перечисляет «Орды, Царства и Князей», идущих с ним на Москву, и под конец просит передать Дмитрию: «может ли слуга мой всех нас употчивать?» Дмитрий, как мы знаем, смог употчевать их всех, но отметим одну подробность того важного разговора: разных князей — военачальников под своим штандартом Мамай числил более тридцати,»опрпчь Польских».

И если участие поляков — католиков в битве на Непрядве не подтверждается другими источниками — Мамай мог просто прихвастнуть, — то историки, веря летописям, не сомневаются, что какую — то часть разношерстного войска, пришедшего на Куликово поле, составляли армяне — григориане — наемные или мобилизованные воины, вероятно, не из Великой Армении, на которую власть Мамая не распространялась, а потомки тех армян — изгнанников, что бежали на север в XIII веке, спасаясь за Кавказским хребтом от уничтожения ордой. И еще одно несомненное сведение об этническом и религиозном составе орды Мамая. Приплыл морем и прошел сушей на поле Куликово большой полк фряжских рыцарей, нанятый на заемные деньги черноморских и средиземноморских купцов. В наемном полку была та же этническая пестрота, которая характеризовала все это разбойничье — захватническое полчище. В Италии, откуда явилось на Русь закованное в рыцарские латы воинство, их называли кондотьерами — от слова condotta — «наемная плата». Отряды хорошо вооруженных авантюристов, нанимаемые в XIV веке итальянскими феодалами и мелкими тиранами, боровшимися за власть, города и земли, состояли в основном из немцев, но были среди них также английские рыцари, например свирепый Джон Гаквуд, предводитель отряда наемных англичан, французские и итальянские искатели легкой наживы,служившие оружием тому, кто больше платил.

О религиозной их принадлежности едва ли стоит говорить — быть может, только в детстве они были христианами — католиками. Один из самых беспощадных разорителей итальянской земли немецкий предводитель кондотьеров Вернер фон Урслинген, скажем, наводивший на Италию ужас в 1334 — 1352 годах, выбил серебром на своем панцире такой «религиозный» девиз: «Враг Бога и милосердия».

Летописец, перечислив очевидную часть, так сказать, наличного состава войск Мамая, добавляет: «и иныа с ним». Не будем долго гадать, кто были эти «иныа», но вполне возможно, что национальную и религиозную пестроту огромной орды, поднявшей до неба пыль по всему каспийско — черноморскому югу летом 1380 года, дополняли, например, иудеи, которых русские летописцы числили среди сборщиков золотоордынской дани и ростовщиков; это могли быть и далекие потомки хазарского клана правителей, и крымские караимы — обособленная иудаистская секта, поселившаяся в Крыму задолго до событий, и персидские, выметенные народным восстанием торговцы, выступавшие в роли средневековых интендантов и маркитантов. Возможно, что освободительная борьба в Иране, покончившая к тому времени с властью Хулагидов, выбросила на север и часть их бывших прислужников, исповедовавших зороастризм, исконную религию персов, из горных районов Азербайджана, подвластного Золотой Орде, были мобилизованы не успевшие «обесермениться» христиане, поклонявшиеся разрушенным храмам древней Албании, с Тамани — готы — тетракситы, а из Крыма, с которым у Мамая было связано столько экономических и политических страстей, вполне могли пойти на дальнюю соблазнительную добычу еще жившие там крымские готы, чью воинственность отмечали средневековые историки; готы были православными христианами, издревле пасомыми Византийской (Константинопольской) метрополией.

Итак, вражеское войско на Куликовом поле не представляло никакого «мусульманского суперэтноса», в полчищах Малая были. не только представители всех мировых религий, но и последователи множества их разнотолков и ответвлений.

За два года повсеместных сборов к такому предприятию примкнули все, кто, служа или подчиняясь власти, наловчился стрелять, колоть, рубить, резать и грабить людей, азиатские и европейские ландскнехты и искатели приключений, степные, лесные и горные разбойники, рыцари наживы, средневековые уголовные преступники и прочее перекати — поле, в том числе и самый низкий человеческий сброд, не верящий ни в бога ни в черта, какого во все времена хватало на этой земле.

Меньше всего в полчище Мамая было монголов и татар. Это было разноплеменное и разноязычное скопище разноверцев, обманутое, соблазненное, принужденное или купленное международным авантюристом XIV века, движимым непомерным воинским честолюбием, властолюбием и звериным политическим цинизмом, так что Куликовская битва, широкое празднование любого юбилея которой не может оскорбить ни исторической памяти, ни национального достоинства или религиозного чувства кого бы то — ни было из живущих, священна для всего цивилизованного человечества, потому что знаменовала собой особую, исключительную веху в мировой истории.

Перейдем к этой важной теме.

Мамаевы полчища не были, однако, рыхлым или слабым конгломератом разнородных боевых отрядов. Они сорганизовались в тысячеверстном совместном целевом походе, подтянули фланги и тылы, слились, сжались утром 8 сентября 1380 года в единый мощный кулак. Кроме беспрекословного единоначалия их объединяла общая цельизрубить в крошку, как они предполагали, неповоротливую мужичью рать Дмитрия московского и ринуться на беззащитные города и села русских с повальным грабежом, огнем и насилием. Однако не только это «Мамай мысляше в уме своем, паче ж.е в безумии своем»! В едном из средневековых Синопсисов, «согласно с некоторыми иными списками», как пишет Карамзин, зафиксированы интереснейшие подробности событий, непосредственно предшествовавших Куликовской битве.

Дмитрий Иванович, узнав о приближении огромного войска Мамая, сделал попытку дипломатическим путем предотвратить сражение. Он «отправил к Мамаю хитрого мужа Захария Тютчева, дав ему множество золота, серебра и двух переводчиков».

Встреча боярина Захария Тютчева с Мамаем — еще одно свидетельство, как на самом деле относились к послам степные завоеватели, если они были уверены в своей силе и безнаказанности. Для начала разговора русский посол, разложив драгоценные дары, именем великого князя справился о здоровье Мамая. Дипломат ничегошеньки не нарушил в посольском ритуале, однако Мамай тут же унизил и оскорбил посла. Он во гневе сбросил башмак с ноги и сказал Тютчеву: «се ти дарую», а своим воинам:

«возьмите дары Московские и купите себе плети: злато бо и сребро князя Дмитрия все будет в руку моею».

Приведу еще несколько важных для нашей темы средневековых свидетельств. С весны 1380 года Мамай разослал по всем подвластным ему улусам повеление: «…ни един из вас не пашите хлеба, да будете готовы на русские хлеба». Это было нужно ему не только для того, чтобы оторвать от сельскохозяйственных работ ради своих чисто военных целей мужское земледельческое население обширных территорий, соблазнив его чужим хлебом, он задумал куда более серьезное. Кроме золота, серебра и хлеба нового урожая Мамай, оказывается, вознамерился отнять главную ценность любого оседлого народа — землю. Во время встречи с Захарием Тютчевым он изложил одну из основных целей похода на князя Дмитрия: «землю же его разделю служащим мне, а самого приставлю пасти стада верблюжее».

29 сентября (16 сентября ст. ст.) Церковь чтит преставление иже во святых отца нашего Киприана, митрополита киевского и всея Руси. Также 9 июня (27 мая ст. ст.) празднуется перенесение мощей святителя Киприана.

Житие и труды митрополита Киприана

Будущий митрополит Киевский Киприан родился в сербском городе Тернов около 1330 г. и в молодости удалился на святую гору Афон. Среди афонских монахов он выделялся начитанностью и образованностью, что повлекло за собой приглашение Константинопольского патриарха Филофея (1364-1376) стать доверенным патриаршим лицом с прицелом на Киевскую митрополичью кафедру. В 1390 г., после смерти св. Алексия, Киприан стал митрополитом Киевским и всея Руси. Дальнейшая его жизнь проходила между Киевом и подмосковным селом Голенищевым, которое являлось митрополичьей резиденцией.

Огромен вклад святителя Киприана в книжное дело на Руси. Высокообразованный митрополит был усердным переписчиком, искусным переводчиком, редактором, одаренным писателем и реформатором литературного языка. Он уделял большое внимание «исправлением книжным», стремясь внести порядок и единство в язык русской книжности и правописание. Он работал над совершенствованием церковного Устава и литургических текстов, саморучно переписал Псалтирь, Служебник, Требник, Кормчую, «Лествицу» Иоанна Лествичника. Он — автор жития святителя Петра и службы ему, а также поучений и посланий. Также известен «посланиями» к игумену Афанасию и Псковскому духовенству. Большая часть этих трудов проделана в упомянутой подмосковной резиденции митрополита — селе Голенищеве, облюбованном им еще в первые годы его пребывания в Московском княжестве за тишину и безмятежность, к которым он так стремился. Там он построил храм в честь трех вселенских святителей, хиротонисал многих епископов и священников.

При святителе Киприане на Русском Севере было основано множество монастырей, развивалось церковное строительство, расписывались церкви по всей Руси. На его правление приходится русский период творчества Феофана Грека и начало творческого пути преподобного Андрея Рублева. При нем же была проведена реформа русского церковного пения и музыкальной нотации. С ним связывают и переход Руси с «мартовского» года на «сентябрьский». Св. Киприан также занимался вопросами упорядочения богослужения, особенно актуальными в конце XIV в., в связи с переходом на иерусалимский богослужебный устав. Помимо всего прочего, Киприан резко выступал против обливательного крещения, в то время начавшего проникать на Русь с Запада. Святитель Киприан способствовал распространению на Руси исихастской традиции и именно он ввёл чтение в первое воскресение Великого поста «Синодика православия», в котором прославляется богословие святителя Григория Паламы.

Преуспевая в богоугодных подвигах, митрополит Киприан достиг глубокой старости и занемог, пребывая в своем селе Голенищеве. За четыре дня до кончины он написал прощальную грамоту, «многаго любомудрия и Божественнаго разума исполнену», в которой прощал и благословлял всех верующих и сам просил у них прощения, завещая прочесть ее над его гробом перед народом.

Святитель Киприан скончался в ночь на 16 сентября 1406 года. Тело его было перенесено из Голенищева в Москву и предано земле в Успенском соборе Кремля. Святые мощи его были обретены при перестройке собора 27 мая 1472 года и покоятся рядом с мощами святителя Московского Фотия, бывшего преемником святителя Киприана в управлении Русской Церковью.

Святитель Киприан в истории Русской Церкви

Годы жизни и служения святителя Киприана пришлись на непростое время церковных смут, тесно переплетенных с политическими и экономическими аспектами в политике Московской Руси. В 1360-х гг. уже ощущалось, что церковная зависимость Русской Церкви от Константинополя постепенно перестает быть благоприятным фактором. В период государственного объединения Руси, греческое влияние тормозило этот процесс, поскольку Константинополь учитывал в первую очередь свои интересы. Русские в этот момент хотели видеть в митрополитах своего соотечественника, который занимался бы продвижением интересов Руси, а не уже на тот момент гибнущей Византии. Именно поэтому обострились противоречия между русскими и греками в вопросе поставления митрополитов на Киевско-Московскую митрополию.

Помимо этого, был обострен литовский вопрос: Литва стремилась к созданию независимой от Москвы митрополии. Здесь греки также действуют в своих интересах, ища выгоды в политическом союзе с Литвой. Литовский князь Ольгерд даже добился от Константинополя поставления на Литовскую кафедру своего ставленника-тверича Романа, но все же титул митрополита Киевского и всея Руси был сохранен за св. Алексием. Так или иначе, на Руси оказалось два митрополита, но Тверь и Москва в итоге поддержали Алексия. Конфликт между Алексием и Романом исчерпался со смертью последнего в 1361 г. Во второй половине XIV в. польский король Казимир III присоединил к своим владениям Галицию и часть Волыни, затем потребовал восстановление независимости от св. Алексия Галицкой митрополии. Угрозами и уговорами он сумел убедить Константинополь выполнить его просьбу, и митрополитом Галицким стал Антоний в 1371 г.

Именно при таких сложных и смутных обстоятельствах Киприан попал на Русь как доверенное лицо патриарха Филофея. Его задачей было примирение Ольгерда с Алексием. В итоге по возвращении в Константинополь, в 1375 г., Киприан стал митрополитом Киевским и всея Руси, с таким же титулом, как и у св. Алексия. Народ ответил Киприану, что признает только св. Алексия. Князь Дмитрий Донской выдвинул своего кандидата в митрополиты — попа Митяя.

Ситуация была трудная, смутная и противоречивая. После смерти св. Алексия (1378), св. Киприана по-прежнему не хотели видеть на митрополичьем престоле. В первую очередь Дмитрий Донской, который на тот момент решил оказать давление на Церковь и поставить в митрополиты своего протеже — уже упомянутого коломенского попа Митяя. По пути в Константинополь он скончался, а его спутники продолжили путешествие, достигли столицы Византии, и в итоге самовольно в митрополиты был избран игумен Горицкого монастыря Пимен (не без помощи коррупционных схем, конечно). Стало еще более очевидно, что греческое влияние на Русскую Церковь в своей пагубности усугублялось.

С утверждением в Киеве митрополита Киприана в 1390 г., церковная смута, длившаяся довольно долго, в полной мере себя исчерпала. Благодаря своему дипломатическому таланту, Киприан сумел найти способ воссоединить Литовскую и Московскую митрополии в единую Русскую Церковь, вернуть под русскую юрисдикцию некоторые епархии Галицкой митрополии.

Скончался св. Киприан 16 сентября 1406 г. Был погребен в Успенском соборе Кремля.

Святитель Киприан. Иконы

Святитель Киприан на иконах изображается глубоким старцем, с большой длинной бородой, раздвоенной на конце, скромным, худощавым лицом; на нем — саккос, омофор, палица, митра и на груди — панагия. В руке может быть евангелие и хартия.

Свт. Киприан. Икона. Москва. XVII в. Успенский собор Московского КремляСвятитель Киприан Московский. Лицевые святцы русских святых. Сентябрь (лист 1). Монахиня Иулиания (Соколова). Рисунок. Сергиев Посад. 1959-1962 гг.Святитель Киприан Московский. Миниатюра «Житие св. Киприана». Русь. XVII в. РГАДА. МоскваСвятитель Киприан. Современная иконаИкона «Святители Киприан, Фотий и Филипп». Москва, Иоанн Дмитриевич Краузов, 1890 г.Боголюбская икона Пресвятой Богородицы с избранными святыми (Левая створка: святители Московские Алексий, Киприан, Филипп и Стефан Пермский). Истома Савин. Икона — Складень трехстворчатый. Москва, конец XVI — начало XVII в. Москва, ГТГСретение Владимирской иконы Пресвятой Богородицы (среди предстоящих изображен святитель Киприан)

Ученые о святителе Киприане

Личность святителя Киприана занимала научные умы на протяжении многих лет. В частности, в конце 1960-х годов исследователь В. Г. Брюсова выдвинула предположение, что Спасо-Андроников монастырь был основан не митрополитом Алексием в конце 50-х годов XIV века, а святителем Киприаном в 1390-1392 годах. В это же время был построен и Спасский собор монастыря, сохранившийся до наших дней. Таким образом, святителем был основан новый, особый центр духовной жизни. Версия об основании монастыря Киприаном вызвала полемику и встретила аргументированную критику. Однако связь митрополита Киприана с Андрониковым монастырём никто не оспаривает. В дальнейшем эту версию поддержал Б. Л. Альтшуллер

Другой ученый, Олег Ульянов, связывает появление новой иконографии Пресвятой Троицы, известной по знаменитой иконе Андрея Рублёва, с инициативой Киприана. Исследователь пишет: «Именно при митрополите Киприане на Руси получает распространение новая иконография „Живоначальной Троицы“, впервые появившаяся на Святой Горе Афон, на что указывает, например, заимствование в русском искусстве таких характерных особенностей, отмеченных нами на кантакузиновской миниатюре, как крестчатый нимб среднего ангела и выступающий на передний план престол правого (от зрителя) ангела». Ульянов связывает появление новой иконографии с литургической реформой, в которой прослеживается усиление акцента на богословии Троицы.

Литература:

  1. Петрушко В.И. История Русской Церкви с древнейших времен до установления патриаршества: учеб. пособ. – Изд. 2-е. – М.: Изд-во ПСТГУ, 2007. – 356 с.
  2. Архимандрит Леонид. Киприан до восшествия на Московскую митрополию. — ЧДОИР. — 1867. — Кн. 2. — С. 11.
  3. Голубинский Е. Е. История Русской Церкви. Том 2. Митрополит Киприан. — С. 306—314
  4. Андреев В. Ф. Из истории Русской Церкви XIV—XV веков. Митрополит св. Киприан. — Великий Новгород, 2008.
  5. Архм. Леонид. Киприан до восшествия на Московскую митрополию // ЧДОИР. — 1867. — Кн. 2. — С. 11—32
  6. Брюсова В. Г. Спорные вопросы биографии Андрея Рублёва. // Вопросы истории. — 1969. — № 1. — С. 35—48.
  7. Ульянов О. Г. Влияние Святой горы Афон на особенности почитания Святой Троицы при митрополите Киприане (к 600-летию преставления святителя)

КИПРИАН КИЕВСКИЙ

Свт. Киприан. Икона (XVII в.) из Успенского собора Московского Кремля

Киприан (Цамблак) (ок. 1330 — 1406), митрополит Киевский и всея Руси, святитель

Память 27 мая — обретение и перенесение мощей в 1472 году, 16 сентября — преставление, в Соборах Болгарских, Волынских, Галицких, Киевских и Московских святых; Афонских и Хилендарских преподобных, а также преподобных русских Святогорцев

Родился около 1330 года в городе Тырнове, который в то время был столицей Болгарского царства. Кем он был по национальности доподлинно неизвестно; по одним источником — болгарином, по другим — сербом из Тырново . По окончании школьного воспитания в родном городе, Киприан, чувствуя влечение к иноческой жизни, по совету своего духовного наставника и родственника блаженного Евфимия, подвизался на Афоне.

На Афоне и в Константинополе

О своем житии на Святой Горе сам святой Киприан говорит в послании к игумену Афанасию. В какой именно из святогорских обителей подвизался инок Киприан, точно неизвестно. Вероятнее всего, что в одном из славянских монастырей (возможно и в Старом Русике, населенном в то время его земляками из Сербии и Болгарии) и в Лавре святого Афанасия. Хотя, если судить по характеру послания болгарского патриарха Евфимия к святому Киприану, то можно предположить, что он подвизался какое-то время и вне монастыря, в пустыне.

Подвизаясь на Святой Горе Афон, будущий святитель был тесно связан с сербским Хиландарским монастырем, Старым Русиком, обителью св. Павла и Великой Лаврой св. Афанасия, где насельником был будущий Константинопольский патриарх-исихаст Филофей (Коккин). Знакомство с последним сыграло важное значение в судьбе святителя .

По оставлении в первый раз патриаршего престола в 1354 году патриарх Филофей до 1364 года пребывал на Афоне. Ученый инок Киприан, занимавшийся переводами с греческого, сделался известным опальному патриарху. Отсюда идет их духовная связь, обратившаяся в сыновнюю любовь и преданность со стороны первого и отеческое расположение и покровительство со стороны последнего. Таким образом, во время второго восшествием святителя Филофея (Коккина) на патриарший престол в 1364 году, Киприан уже состоял при патриархе «ближним его монахом», то есть помощником. Желание иметь помощника в примирении с соседними славянскими Церквами и укреплении влияния на русскую митрополию, вполне объясняет причину, по которой патриарх приблизил к себе ученого инока, которого узнал и оценил еще на Афоне.

Выбор удался вполне. Во время своего второго патриаршества (1364-1376) патриарх примирился с Сербской и Болгарской Церквами и укрепил свое влияние на Церковь Русскую, и достиг всего этого при содействии инока Киприана. Примирение с Болгарской Церковью, предстоятелем которой до самого падения Тырнова в 1389 году был блаженный патриарх Евфимий, учитель и наставник святого Киприана, не могло представлять особенных затруднений. Труднее было достигнуть примирения с Церковью Сербской, с которою было прервано всякое общение. Но и здесь дело устроилось в начале 1375 года старанием того же инока Киприана и почтенного афонского инока Исаии.

Деятельность в Литве и России

Около 1373 года Киприан, по воле патриарха Филофея, был послан в Литву и на Русь для примирения литовских, смоленских и тверских князей с митрополитом всея Руси Алексием: «патриарх послал, говорить собору, Киприана, собственного монаха, человека миролюбивого и богобоязненного, умеющего благоразумно пользоваться обстоятельствами и управлять делами, послал его, чтобы примирить князей друг с другом и с митрополитом». Во время поездки через русско-литовские земли Киприан встречался с князьями Литовской Руси и нашёл у них поддержку.

В результате усилий патриаршего посла зимой 1373/1374 года тверской князь Михаил отказался от претензий на Владимирское великое княжение, и митрополит Алексий снял с него наложенное ранее отлучение. В Тверь на вдовствующую кафедру был поставлен новый владыка Евфимий (Вислень). Киприан участвовал в этом поставлении.

В конце зимы Алексий ставит епископом Суздальским и Нижегородским печерского архимандрита и друга Киприана Дионисия. Литва принимает активное участие в антитатарском движении: «Ходила Литва на татарове, на Темря, и быша межи их бой». Складывается мощная общерусская коалиция. Основу этой коалиции составляли Великое княжество Литовское и великие княжества Московское, Тверское и Нижегородское. Однако из-за интриг Орды продержалась коалиция недолго. Обострилась конфронтация за великокняжеское первенство между Тверью и Москвой. Князь Михаил вновь заявил свои права на Владимир, между Москвой и Тверью началось военное противостояние. Вместе с Тверью от коалиции отошла и Литва. Дело закончилось походом Дмитрия Московского в 1375 году против Твери.

Поскольку в разразившемся противостоянии проживавший в Москве митрополит Киевский Алексий занял сторону московского князя, то в Литовской Руси отказались подчиняться его предписаниям и недовольные князья послали большое посольство с грамотою к патриарху, умоляя дать им особого митрополита для юго-западной Руси, говоря, что иначе они «готовы будут приступить к другой церкви». После соборного рассуждения о сем, патриарх Филофей, руководствуясь желанием сохранить мир, решился сделать уступку их просьбе, и в декабре 1375 года посвятил Киприана в сан митрополита Киевского для Литвы. Тогда же, на Константинопольском Соборе, было постановлено, во избежание разделения русской митрополии, «быть ему по смерти святителя Алексея митрополитом всея Руси».

Митрополит Киевский

9 июня 1376 года Киприан прибыл в Киев, который находился под властью литовского князя Владимира Ольгердовича, и стал обустраивать жизнь подчиненных ему епархий Киевской митрополии в пределах Великого княжества Литовского. В Москве такое назначение отказались признавать и по-прежнему считали Киев и другие юго-западные русские епархии под властью митрополита Алексия, проживавшего в Москве.

12 февраля 1378 года умер митрополит Алексий. Согласно соборному постановлению, Киприан должен был распространить свои полномочия на всю Киевскую митрополию. 3 июня из Любутска, он пишет игуменам Сергию Радонежскому и Феодору Симоновскому о намерении прибыть в Москву. Однако по указанию князя Дмитрия Ивановича по дороге в Москву святитель Киприан был арестован, ограблен и посажен в тюрьму, а позже с позором изгнан за пределы Московского княжества. После этого святитель Киприан поспешил под защиту князей Дмитрия и Владимира Ольгердовичей и 23 июня написал второе послание игуменам Сергию и Феодору, в котором доказывал недопустимость поставления в митрополиты белого попа Митяя «по завещанию» и предал князя Дмитрия Ивановича анафеме.

В 1380 году, после смерти выбранного великим князем Московским Дмитрием Ивановичем кандидата Митяя, Киприан был признан митрополитом и в Московском государстве, но ненадолго.

Но, в 1382 году, после опустошения Москвы Тохтамышем обстоятельства вновь изменились. Когда в августе 1382 года Тохтамыш приближался к Москве, Киприан пробыл в столице несколько дольше великого князя, но в конце концов тоже оставил город и перебрался в Тверь. Осенью 1382 года он ненадолго вернулся в Москву и был свидетелем приезда ханского посла Карача, который привез Дмитрию ханскую «милость», а фактически принял капитуляцию князя . Митрополит стал неугоден князю, в том числе как вероятный союзник Ягайло, и Димитрий Донской вернул его обратно в Киев, а на его место призвал Пимена. Вместе с Киприаном в Литву отправился и игумен Серпуховского Высоцкого монастыря Афанасий.

В 1385 году митрополит Киприан был вызван патриархом Нилом в Константинополь для канонического разбирательства ситуации в Русской митрополии. В столицу он прибыл вместе с патриаршими послами, которые закончили в Москве следствие по делу Пимена. И в этой поездке его сопровождал игумен Афанасий. В Константинополе митрополит поселился в Студийском монастыре, известным своей библиотекой, и занимался переводами текстов с греческого на славянский. В том числе им были переведены творения Дионисия Ареопагита. Киприан составил Евхологий, по которому позднее проводилась реформа в богослужебной практике Русской Церкви, 27 апреля закончил переписывать Лествицу Иоанна Синайского. В течение этого время Киприан неоднократно как Киевский митрополит участвовал в заседаниях Синода Константинопольской Церкви.

29 мая 1387 года святитель Киприан вновь отбыл на Русь. После этого мы видим митр. Киприана в Киеве и Литве, где он сумел убедил литовского князя Витовта возглавить антипольскую коалицию и примирить с московскими князьями.

В феврале 1389 года на Соборе в Константинополе святитель Киприан был окончательно утвержден в статусе единого митрополита Киевского и всея Руси, а московский митрополит Пимен был низложен. Вскоре, 19 мая, умер великий князь Дмитрий Донской и препятствий к возвращению святителя Киприана в Москву больше не было.

Из Киева святитель Киприан 6 марта 1390 года прибыл в Москву. Управляя Церковью в двух различных державах, он умел соблюсти единство церквей и строго преследовал неправды епископов. Он двукратно посетил Киев, ездил и в другие южные епархии для «утверждения православных в благочестии». Участвовал на соборе, осудившем патриарха Макария; обратил в православие трех ханских вельмож.

Весной 1399 года митрополит Киприан приехал в Тверь, где благословил политический союз между Москвой и Тверью, направленный против Литвы.

В ходе очередной поездки в западнорусские епархии весной — летом 1399 года митрополит Киприан, похоже, сумел добиться перехода Галицкой митрополии под свой омофор, причем без одобрения Константинополя (официально Константинопольская патриархия объявила о воссоединении Галиции с митрополией Киевской и всея Руси только при преемнике Киприана — Фотии). Сохранилась жалованная грамота польского короля Владислава II Ягайло Перемышльской епископской кафедре, выданная по просьбе митрополита Киприана. В этом документе Киприан назван «митрополитом Киевским, Галицким и всея Руси» . Из этой титуляции видно, что право на Галицкую митрополию было признано королем за Киприаном.

В начале 1401 года польский король Владислав Ягайло и великий князь Литовский Витовт заключили новую государственную унию между Польшей и Литвой, по месту заключения получившую название Виленско-Радомской. Согласно этому документу Польша и Литва объявлялись союзными государствами. Союз с Польшей способствовал усилению Витовта, который 26 июня 1404 года после долгой осады вторично захватил Смоленск. Возможно, именно с повторным взятием Смоленска литовцами могла быть связана и поездка митрополита Киприана в Великое княжество Литовское в июле 1405 — январе 1406 года. Еще одной немаловажной целью его визита было устранение злоупотреблений, допущенных представителями митрополичьего наместничества в Киевской земле, следствием чего стали радикальные кадровые перестановки в Киеве: «наместника своего Тимофея архимандрита и слугъ своихъ тамошнихъ пойма и отосла в Москву». Своим новым наместником в Киеве митрополит назначил «Феодосия, архимандрита Спасского», которому в помощь «слугъ своихъ избра», повелев им «на Киеве бытии со архимандритомъ наместникомъ его».

1 января 1406 года, пребыв в Великом княжестве Литовском «лето едино и 5 месяць», митрополит Киприан вернулся в Москву, где совершил многочисленные епископские хиротонии.

Осенью 1406 года Киприан тяжело заболел, 15 сентября скончался в селе Голенищеве под Москвой и 16 сентября был погребен в Успенском соборе Московского Кремля.

Его мощи были обретены 27 мая 1472 года во время строительства нового каменного Успенского собора в Кремле и были положены в Московском Успенском соборе под спудом.

В истории Русской Церкви митрополит Киприан занимает важное место, как деятель на поприще исправления церковно-богослужебных книг и церковных обрядов. В Русской Церкви первоначально принят был студийский устав, обработанный св. Феодором Студитом и господствовавший в Византии до конца XI в., когда там стал входить в употребление церковный устав другого типа, иерусалимский, в XIV в. окончательно упрочившийся на всем Востоке и у южных славян. Русская Церковь стала тогда получать с Востока богослужебные книги, составленные применительно к новым порядкам; во множестве приезжали с Востока и духовные лица, привыкшие к иерусалимскому уставу и применявшие его и в России. Отсюда ряд недоумений, которые принимали иногда острый характер, и необходимость просмотра всего круга богослужебных книг, составленных по началам устава студийского, для исправления их согласно началам устава иерусалимского. Митрополит Киприан много способствовал разрешению этой задачи; но не по силам одному человеку было полное исправление богослужебных книг. В литургических книгах, которые считаются у нас принадлежавшими Киприану или списанными с книг, ему принадлежавших — служебнике и требнике, — Киприаном переведены и отчасти приспособлены к потребностям русской практики только некоторые отдельные части. Несомненна принадлежность свт. Киприану Псалтири (рукопись московской духовной академии).

В общем деятельность свт. Киприана была направлена более на постановку задачи, нежели на осуществление ее в подробностях. Св. Киприану приписываются и некоторые мелкие статьи литургического содержания, частью переводные, частью самостоятельные; но лишь немногие из них могут считаться трудами свт. Киприана. Последний разряд литературных трудов митрополита Киприана образуют его послание к игумену Афанасию, поучение к новгородскому духовенству о церковных службах и послание к псковскому духовенству с наставлением разным предметам служебной практики. Изучение этих произведений св. Киприана имеет важное значение для разъяснения несогласий, возникших при исправлении книг патриархом Никоном; они проливают свет на богослужебные порядки XIV-XV вв. и на их отношение к порядкам, введенным при Никоне.

Свт. Киприан в период своего нахождения на митрополичьей кафедре невольно способствовал укреплению позиций Москвы и великих князей Московских. В 1390-х годах он добился упразднения Галицкой митрополии, сменил почти всех епископов и взял курс на укрепление независимого положения церкви и ее связей с Константинополем, но так и не поддержал московскую великокняжескую власть в конфликте с Литвой.

Иконография

«Спас на престоле с припадающим митр. Киприаном. Икона (1700 г., автор Г. Т. Зиновьев)

Сохранилась икона «Спас на престоле с припадающим митрополитом Киприаном», по преданию, написанная при жизни святителя. В 1518 году при митрополите Варлааме образ был перенесён из Владимира в Москву, где поновлен и украшен окладом.

Молитвословия

Тропарь, глас 4

И́же от Бо́га свы́ше Боже́ственною благода́тию соверше́н/ и благи́ми нра́вы украше́н,/ Ду́хом Святы́м просвеще́н,/ соверши́в святы́ню в стра́се Бо́жии,/ сподо́блен бы́сть благода́ти Боже́ственнаго Ду́ха,/ пасы́й Це́рковь Бо́жию Ру́сския митропо́лии,/ посто́м вся́ побора́я, волне́ние претерпе́, гоне́ние премину́в,/ свята́го Петра́ митрополи́та всегда́ себе́ в по́мощь призыва́я,/ и сего́ помо́щника име́я,/ и того́ стопа́м после́дуя./ Служи́тель благоприя́тный,/ за́поведи Бо́жия соблюда́я, Ду́хом Бо́жиим наставля́ем,/ просвеща́я ве́рныя лю́ди уче́нием слове́с твои́х,/ поще́нием украси́ житие́ свое́,/ яре́м Госпо́день измла́да восприи́м,/ и па́че все́х Христа́ возлюби́./ Того́ ра́ди и архиере́йским седа́лищем поч­те́н,/ и, я́ко светоза́рное со́лнце, от Се́рбския земли́ происше́д,/ и по вся́ концы́ Ру́сския земли́ доброде́телию просия́в,/ свети́ло яви́ся ми́рови,/ и преста́вися ко Го́споду от сея́ жи́зни в ве́чный поко́й,/ вели́кий архиере́ю Бо́жий, Киприа́не митрополи́те,/ учи́телю и наста́вниче Ру́сския земли́,/ всегда́ предстоя́ престо́лу Пресвяты́я Тро́ицы,/ моли́ Го́спода приле́жно/ об архиере́ех и о все́х христиа́нех,// да спасе́т тебе́ ра́ди ду́ши на́ша.

Ин тропарь, глас 4

Правосла́вия учи́телю,/ просвеще́ния ревни́телю,/ красото́ бо́лгарския страны́/ и Руси́ достосла́вный свети́льниче,/ святи́телю о́тче на́ш Киприа́не,/ моли́ Христа́ Бо́га// сохрани́ти на́м ве́ру до сконча́ния ве́ка.

Кондак, глас 2

Необори́мь сто́лп Правосла́вия,/ ве́ре Христо́ве утвержде́ние,/ це́рквам украси́тель, прему́дрый учи́тель,/ се́рбское воспита́ние, ру́сское процвете́ние,/ Госпо́днею любо́вию распала́емь,/ Ду́ху Пресвято́му до́м яви́ся/ и ду́шу, я́ко же́ртву непоро́чну, Го́сподеви принесе́,/ досточу́дне и всече́стне Киприа́не, святи́телю Христо́в,/ Сего́ ра́ди всели́ся в широту́ ра́йскую,/ предстоя́ Христу́ в ли́це святы́х,/ Ему́же моли́ся и спаса́й гра́д и лю́ди от пога́ных нахожде́ния,/ я́ко да зове́м ти́:// ра́дуйся, о́тче Киприа́не, учи́телю прему́дрый.

Ин кондак, глас 6

Святи́телю Христо́в,/ па́стырю до́брый,/ учи́телю Небе́сныя му́дрости,/ свети́льниче све́та духо́внаго,/ Киприа́не досточу́дне,/ не преста́й моли́тися за па́ству свою́,/ за лю́бящих и чту́щих тя́,// гра́да на́шего кре́пкий засту́пниче.

Литература

Использованные материалы

  • Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона.
  • Страница календаря портала Православие.ру:
  • «Святитель Киприан, митрополит Киевский и всея Руси» // Официальный сайт Русской Православной Церкви:
  • Минея. Сентябрь, изд. Московской Патриархии, с. 461-462 (молитвословия):
  • Святитель Киприан Киевский: афонский подвижник-исихаст и митрополит всея Руси // Православный информационно-просветительский портал Русский Афон:
  • Малето Е. И. Средневековая Русь и Константинополь. Дипломатические отношения в конце XIV — середине XV в. / Е. И. Малето — «Центрполиграф», 2018 — (Новейшие исследования по истории России, Выпуск 13), С. 13, 30 — 75, 91, 123, 128, 133 — 136, 143

Версия о сербском происхождении отражена в молитвах к святому. По мнению архимандрита Амфилохия, Труды III археологического съезда, т. II, Киев, 1878, — болгарин из Тырнова.

«Связи Руси с Афоном при святителе Киприане (Цамблаке) Киевском и их влияние на особенности почитания Святой Троицы» // Православный информационно-просветительский портал Русский Афон,

Мейендорф И., прот. Византия и Московская Русь: Очерк по истории церковных и культурных связей в XIV веке. Глава X. Литва поворачивается к Западу, Paris: YMCA-PRESS, 1990,

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *