Екатерина Вилкова и Илья Любимов: «Чем дольше мы вместе, тем больше неразделимы»

Говорить о притяжении противоположностей здесь было бы общим местом. Уж слишком они действительно разные: смешливая, легкая, светлая, почти прозрачная Катя и многозначительный, хмурый, беспощадный, как февральское утро, Илья. Тандем тем уникален, что приближает нас к заветной формуле идеального баланса. Пропорции «ингредиентов» не так очевидны, как может показаться. В кино Вилкова от нежных героинь перешла к волевым, даже жестким образам. Вероятно, что-то изменилось и в ней самой.

Катя, в сериале «Мамы чемпионов» вы играете спортсменку с трудной судьбой. К вам относится определение «спортивный характер»? Ведь в детстве вы занимались художественной гимнастикой.

Да, я даже разряд умудрилась получить. Вероятно, результат мог бы быть лучше. Но, возможно, тогда пострадали бы какие-то иные ветви моего развития: учеба и другие интересы, помимо спорта. Было весело, и я не помню ощущения какой-то работы. У меня почти всегда так. Мой организм так устроен, что я выкладываюсь, не замечая напряжения, в котором нахожусь. Удовольствие и реализация гораздо выше затрачиваемых сил. После работы я обычно чувствую себя не уставшей, а, наоборот, вдохновленной, получившей дополнительную энергию. И на съемках фильма «Мамы чемпионов» у меня были прекрасные партнеры, представилась возможность хорошо провести это время, без мучений и конфликтов. Так, а о чем вопрос был? Про спортивный характер?

Да, закалку вы в детстве получили?

Если считать спортивным интересом обойти своих коллег на пробах, то, наверное, да. Я думаю, каждый артист увлечен таким «спортом». Хочется сделать что-то точнее других. Но до съемок и проб достается Илье — сначала я все сцены отыгрываю перед ним дома.

Катя через себя пропускает все свои работы. То, что она проживает жизнь своих героев, не проходит бесследно. Эти «мутации» потом долго из нее выветриваются. Проектом «Мамы чемпионов» она по-настоящему болела. Эта история созвучна многим поколениям, потому что все, ну или почти все, в конечном итоге обзаводятся детьми. И участие в жизни детей — это твоя вторая жизнь, которая со временем становится основной.

Екатерина Вилкова и Илья Лю­би­мов познакомились весной 2010 года. Илья увидел коллегу на фотосессии, а потом встретил ее в храме. 1 мая 2011 го­да состоялась их свадьба.
(Екатерина: платье, плащ, Alena Akhmadullina х «Снежная Королева»; колье, серьги, HStern. Илья: рубашка, Dockers; пиджак, Corneliani)

У вас двое детей. Илья, насколько вы вникаете в такие вещи, как родительские чаты, все эти обстоятельства детской жизни? Это Катина епархия или ваша общая?

У нас в семье действует принцип: каждый делает то, что может. Мы стараемся друг другу помогать. Хотя у обоих часто возникают справедливые претензии, что кто-то взял на себя больше. Этого не избежать. Волей-неволей приходится погружаться в современные реалии родительского воспитания — как вы сказали, чаты и так далее. Интуитивно мы стараемся держаться от этого подальше и полагаться только на внутренние ощущения. Но дети растут, и они занимают все больше и больше времени, хотя история и опыт других подсказывают, что это время ограничено. И поэтому сейчас мы стараемся отдать им как можно больше себя. Вся родительская жизнь с детьми — это череда здоровых ограничений. Ребенок так устроен, что он пытается взять абсолютно все. Позволить ему взять только то, что нужно, — в этом, наверное, и есть мудрость родительской философии.

Люди переносят на общение с детьми шаблон родительского поведения. У вас так происходит или вы делаете что-то вопреки?

Вы знаете, я в прошлом году окончил Институт Иоанна Богослова, получил магистерскую степень по специальности «Теология». И там, в частности, мы изучали опыт статистического исследования. К XIX веку сложилось твердое убеждение, что решающую роль в развитии ребенка играет воспитание, а уже во вторую очередь — генетика. Так вот, в XX веке ученые склоняются к тому, что, к сожалению, генетика преобладает в структуре развития человека. И в этом смысле, конечно, я советую всем, и себе тоже, немножечко расслабиться. Не отпускать вожжи воспитания вовсе, но понимать: человек устроен так, что его природа мощнее, чем любое воспитание. Опасно любое насильственное искажение действительности, когда родители пытаются привить ребенку то воспитание, которым не обладают сами. Когда ребенок видит, что на словах родители транслируют одну систему, а живут совершенно в другой, воспитание становится недействительным: ребенок подсознательно, а потом уже и сознательно чувствует, что никакого воспитания нет, что все это ложь и что жизнь течет по непонятным ему законам. Поэтому в конечном итоге главное в воспитании — это откровенный и бескомпромиссный контакт. Конечно, с условием доминирования. Если у ребенка нет никаких примеров, к которым он мог бы апеллировать, никакого родительского голоса, которому он мог бы доверять, вот тут наступает действительно фиаско.

Вас не обременяет тот факт, что вам постоянно приходится что-то решать за детей?

Я вспоминаю свое детство и понимаю, что сейчас времена изменились, но не хочу, чтобы мои дети были тепличными. Мы с братом в достаточно маленьком возрасте уже принимали решения и несли за них ответственность. И мне хочется, чтобы мой мужичок вырос мужчиной, а девочка выросла женщиной, но с характером. Павле — семь. Она занимается художественной гимнастикой, ходит в студию, и я туда не лезу вообще. Я опираюсь только на собственный опыт, и у меня есть ощущение, что если ты хочешь чего-то добиться, то должен делать это сам, не из-под палки. И помощники в этом — тренер и партнеры, девочки, с которыми тренируешься. Ты сам отвечаешь и за свои вещи, и за режим, и за то, что у тебя происходит. Очень многие родители до такой степени участвуют в жизни своего ребенка, что от этого страдают другие дети. На выступлениях иной раз дверной проем настолько занят родителями, что дети не могут пройти в зал. Вокруг одного ребенка скачут восемь взрослых, бабушек, дедушек, теть, дядь, еще родственников. Мне кажется, это неправильно. Пожалуйста, зайдите на балкон, сидите там, смотрите на своих детей, болейте за них, не выбегайте посередине парада награждения на ковер в количестве двухсот человек. Потому что ребенок ничего, во-первых, не успевает понять, а во-вторых, у него складывается ощущение, что мир крутится вокруг него. Я обойдусь без лишних фотографий своего чада на айфон, посмотрю на весь процесс глазками. Мне интересны взаимоотношения моих детей с миром. То, как они умеют договариваться, решать вопросы. Сын совсем еще маленький, конечно: Пете недавно исполнилось пять. Его приходится водить в детский сад. Павла еще не школьница, но на подготовительные занятия ходит сама. У нее есть телефон, она всегда мне может позвонить. Когда она выходит, я даю ей некие «технические указания»: где перей­ти дорогу, на что обратить внимание — и слежу за ней с балкона. Потом перебегаю к окну, выходящему на другую сторону. Мне хочется, чтобы у нее и отношения с педагогом в школе выстроились свои собственные. Чтобы она была в курсе того, что происходит. Ведь ей потом в этом мире жить.

Есть такая закономерность: чем дольше люди живут вместе в браке, особенно если брак удачный, тем больше они становятся друг на друга похожи. Вы это замечаете?

Да, и это просто ужас. Я стала замечать, что превращаюсь в Халка. Вероятно, Илюшина энергетика намного сильнее моей, потому что я частично превратилась в него. А я не знаю, как с этим существовать, потому что из моего тела реально иногда вырывается этот мой черный абрек, с его характером, с его какими-то взглядами на жизнь. Знаете, бывает, ты произносишь фразу, тебе задают вопрос «почему?», а ты не знаешь почему, потому что это сказала не ты, а Халк. (Смеется.) Но я начинаю привыкать к своему второму «я». Скоро начну брить бороду, вероятно. Но есть и плюсы — у Ильи, например, длинные ноги… (Смеется.)

Ни для кого не секрет, что люди, живущие вместе, учатся друг у друга. Кроме того, Катя действительно в состоянии проникнуть в любого собеседника, который рядом с ней. Поэтому ей иногда дорого и болезненно даются взаимоотношения с людьми. Она не может имитировать общение, не может формально общаться. Вообще ни с кем. Поэтому она очень ценный персонаж для общества и для, не побоюсь этого выражения, российской культуры. Такой человек, как Катя, в кино незаменим. Я от нее приобретаю умение видеть жизнь радостно. И именно потому, что она много отдает, сильно устает. Она перенимает у меня те способы защиты, которые позволяют ей в какой-то момент умыкнуться и зализать раны, поскольку люди все равно остаются людьми, они часто наносят друг другу, даже несознательно, душевные травмы. В общем, интуитивно она выбрала самый очевидный способ — относиться ко всему достаточно цинично, трезво. Цинизм — это, в общем, определенная блокада любого проникновения в тебя. Катя эти инструменты волей-неволей взяла на вооружение после нашей уже почти 10-летней истории совместной жизни.

У вас появились какие-то общие привычки, взгляды на жизнь?

Если бы у нас не было каких-то общих интересов и взглядов на жизнь, мы, вероятно, не сошлись бы. Только изначально общие интересы просто развивались, а сейчас я не могу отделить свои интересы от его интересов. Есть интересы семьи, общие. Сейчас это, конечно, звучит как-то очень напыщенно и банально. Мы достаточно циничные люди. (Смеется.) Интересы нашей семьи тоже очень циничны.

Заработать побольше денег?..

Вы знаете, даже это уже не самый главный интерес в жизни. Тысячей больше, тысячей меньше… Для чего? Купить квартиру на 10 метров больше, ближе к центру? Я не понимаю, что даст это новое обстоятельство. У нас немаленькая квартира, четыре комнаты, пусть они крошечные, но они есть. Пять? И что изменится? По большому счету ничего. Деньги, конечно, дают комфортное существование. Можно куда-то съездить, можно купить ребенку то, что ему требуется. Можно потратить деньги на все эти секции-кружки-курсы, не отрывая их от сердца, не думая: мол, я сейчас за это заплачу — и мне не хватит на гречку. Это единственный момент свободы, который дают деньги. Я шопоголик, конечно, но в достаточно бюджетном ценовом сегменте. А самое главное для нас сейчас — мне кажется, Илья со мной солидарен — чуть большее количество денег в нашей семье дает нам возможность без ущерба для себя помогать другим людям. Будь то наши родственники, друзья. Это, наверное, единственное, для чего следует их зарабатывать.

У вас довольно большая разница в возрасте…

Нет, всего семь с половиной лет, мы попадаем в одно поколение. Этого достаточно для того, чтобы Илья был на уровне моего развития, потому что девочки взрослеют раньше. (Смеется.) Плюс, я надеюсь, этой разницы хватит на то, чтобы в определенном возрасте я не смотрелась бы чересчур старой рядом с ним. К тому же моя тяга к взрослым мужчинам вполне удовлетворена. Мне нужен был, наверное, частично в Илье не только муж, друг, любовник, но и человек, несущий ответственность. Какие-то папины черты мне были важны как женщине. Я надеюсь, что мы попали в золотую середину разницы в возрасте.

У вас бывают конфликты? Потому что кажется, что вы всегда друг с другом согласны, у вас такие идеальные отношения…

Ну, я не буду, конечно, скрывать, у нас действительно идеальные отношения. (Смеется.) Какие-то трения, конфликты происходят, потому что у людей разное настроение, разные степени уста­лости, а иногда даже разные тропинки в жизни. Ты работаешь в одном месте, он ра­ботает в другом. Ты уже заинтересован в какой-то одной линии поведения на эти три-четыре месяца съемочного периода, он — в другой. Но я понимаю, что мне дали такого чувака! Единственно возможного для меня в той модели отношений, ко­торую я представляю между мужчиной и женщиной. Да, когда он ест, все вокруг в крошках. Но это единственный человек, с которым я могу поговорить. В какой-то момент я поняла, что у меня клевые подруги, но есть состояния моего психического неравновесия, которые я могу обсудить только с ним. Иногда мне срочно нужно выговориться, а у Ильи спектакль. Люди, которых я перебираю в голове, классные, но сейчас мне нужен только он. Он даже не решит вопрос. Он просто может выслушать. А может даже не выслушать. (Смеется.) Я буду очень активно посылать сигнал мирозданию, чтобы то, что нам сейчас дано, сохранилось. Возможно, это не только наша заслуга, но пусть так будет всегда.

Наверное, еще очень важную роль играет чувство юмора, которое у вас обоих присутствует?

Безусловно, мне нравится жить весело. Даже если внутренне я отношусь к чему-то серьезно, об этом никто не должен знать. Должна быть публичная степень пофигизма, что ли. Мне даже немножечко неудобно и стыдно на людях быть на скотском серьезе, со слезами на глазах, с паром из ушей, с внутренним остервенением. В принципе, на скотском серьезе только мои дети. И если я буду не стебаться над ними, а только трястись, то, наверное, сразу умру, как только они уйдут из семьи. Нет, еще раньше, не дожидаясь их взросления, когда что-то пойдет не по моему плану. (Смеется.) У меня и так есть много вещей, по которым мой мозг сходит с ума. Хотя бы Халк, живущий внутри меня. Эта «хахашка», смех, облегчает мне существование и, я надеюсь, другим тоже.

По статистике, сейчас больше разводов, чем 20, 30 лет назад. Это создает напряженную обстановку среди тех же родителей, которые вас окружают. Тяжело ли жить православной семье в современной действительности, которая все меньше ориентируется на фундаментальные ценности?

Вы знаете, не стоит сейчас обрушивать на головы читателей термины «православие», «католицизм», «мусульманство». Давайте опустимся на уровень, который понятен каждому человеку, независимо от того, определился он или нет: жизнь в соответствии с голосом сердца и совести. Мир всегда был таким же жестоким, таким же внешне страшным, необъяснимо грубым по отношению к человеку, как о нем модно говорить сейчас. Он всегда был одинаков. К глубокому сожалению, именно потому, что человеку во все времена свойственно считать, что «теперь-то мир стал другим».

То есть ощущение катастрофы было присуще человеку всегда?

Еще в Древнем Египте обнаружили запись одного мыслителя, так его назовем. Он писал буквально следующее: «Мир теперь стал не таким, как раньше. Дети перестали слушаться родителей». Обратите внимание, как это созвучно нашему времени. Это может написать сейчас, наверное, любой отец. Дети всегда переставали слушаться родителей.

Просто для каждого нового поколения происходит открытие неофита, когда он с этим сталкивается.

Да. Просто давайте различать те голоса, которые звучат у нас внутри. Надо все-таки понимать, что человек гармонично живет только тогда, когда он живет развернувшись от себя. Когда он отдает. Когда он тратит самую драгоценную валюту своей жизни, а именно — время. И тратит его не на себя, а на того, кто рядом. Многие скажут: «У меня нет семьи. У меня нет детей. На кого мне тратить время своей жизни? Конечно, я буду тратить его на себя». И в этом ловушка. Что такое в конечном итоге пример Христа? Это пример отданной жизни. Это пример безумной растраты всего того, что имеет человек, ради абсолютно незнакомых, но все равно близких. Ради людей. Человек всеми силами пытается не остаться один, не зная, как это осуществить. Человек хочет купаться в любви, чувствовать тепло, получать удовольствие от этой жизни. И конечно, ему дарят наслаждение солнце и ветер, если он теплый…

И Instagram…

Instagram, обратите внимание, это, кстати, отражение близости между людьми. Ты моментально проникаешь в чей-то интимный круг, и у тебя складывается ощущение, что ты не один. Во все времена человек пытается избежать своего глобального одиночества души. Способ вроде бы известен каждому, я его только что назвал: отдай свое время — и ты на какой-то момент почувствуешь, что ты не один. Но это очень умо­зрительно, и я бы сказал, что это каждый раз сравнимо со сдачей крови в донорском отделении. Как говорил один арабский врач, лечения без боли не бывает. И если человек заболел одиночеством души, то ему придется пройти через боль реабилитации. Отдав свою кровь — время своей жизни.

«Катя умеет находить радость. А плохое видит в последнюю очередь. Она и меня заражает этим позитивным взглядом на мир»

Стиль: Мария Колосова. Продюсер: Ольга Закатова. Макияж: Валерия Гурчиани/салон профессионального окрашивания волос WOW. Прически: Иван Савски/арт-директор салона профессионального окрашивания волос WOW. Ассистент стилиста: Алена Газарова. Ассистент продюсера: Елизавета Гардер. Благодарим галерею коллекционного дизайна MIRRA и MOSS Apartments за помощь в проведении съемки

Звезды

Биография

Илья родился в московской интеллигентной семье. Актер признается, что у него было прекрасное детство. Он благодарен своим родителям, которые буквально окутали любовью детей, прилагая максимум усилий для их воспитания.

«Они положили всю свою жизнь, чтобы вырастить нас, поддержать и укрепить. Внешне у нас все было как обычно, но внутри, вот эта родительская любовь — она до слез трогает, — рассказывает Илья Любимов.

Мама наша — филолог, переводчик, специалист по английскому языку и литературе, в совершенстве владеющая еще и французским. Папа — как талантливый конструктор — всю жизнь двигал отечественное военное авиастроение в знаменитом ОКБ Сухого.

К слову, как и папа, я был силен в математике и долгое время хотел стать программистом. Впрочем, все науки давались мне легко. Нашел общий язык и с музыкой — мальчик из хорошей семьи, разумеется, окончил музыкальную школу.

Родители отдали энергичного ребенка в Театр юного москвича под руководством Александра Тюкавкина, где мой старший брат Олег уже занимался несколько лет.

Забегая вперед, скажу, что по проторенной братом тропке я поступил и в ГИТИС, вольным слушателем в «Мастерскую Петра Фоменко» (Олег тогда уже играл у прославленного мастера в театре). Выпускные классы школы параллельно окончил экстерном. А в двадцать один год стал актером того же театра. То есть моя биография выглядит довольно красиво».

Театр

Получив диплом, юноша был принят в труппу театра «Мастерская Петра Фоменко». Здесь он очень скоро стал одним из ведущих актеров.

ТЕАТРАЛЬНЫЕ РАБОТЫ

  • Безумная из Шайо (Продавец шнурков, Чудак, Уличный музыкант)
  • Война и мир. Начало романа (Князь Андрей Болконский)
  • Дом, где разбиваются сердца (Гектор)
  • Египетские ночи (Вершнев)
  • Одна абсолютно счастливая деревня (Франц)
  • Семейное счастие (Кавалеры на балу, Итальянец)
  • Бесприданница (Сергей Сергеич Паратов)
  • Варвары (Притыкин)

В 2000 году Илья получил престижную театральную премию «Чайка» в номинации «Некоторые любят погорячее» (в дуэте с Ксенией Кутеповой) за спектакль «Семейное счастие».

Кинематограф

Впервые в кино Илья Любимов снялся в 1999 году в короткометражной ленте режиссера Александра Шейна «Утро не время для девочек».

В течение последующих пяти лет он регулярно появлялся на экране в небольших ролях: Ерхов в сериале «Гражданин начальник», студент Исай Лазурский в детективе «Дневник убийцы», Коля «Затон» в боевике «Бумер», художник Анри Жино в военном фильме «Красная капелла».

«Не родись красивой»

Первый успех к актеру пришел в 2005 году с выходом мелодрамы «Не родись красивой». Это ремейк американского телевизионного сериала «Влюбиться в Нью-Йорке».

По сюжету Катя (Нелли Уварова), главная героиня фильма, уверенно поднимается вверх по служебной лестнице. И в это время неожиданно ее настигает… любовь. У Кати кружится голова от счастья, но вдруг она понимает, что была лишь тайным оружием в нечестной игре.

Роль главного злодея Александра Воропаева артисту предложили без всяких проб, и он сразу согласился. Сам Илья объясняет это тем, что отрицательных персонажей играть интересно. А то, что пришлось пойти на некоторые жертвы – прежде всего, перекраситься в рыжий цвет – Любимов воспринял без проблем.

«Роль Воропаева мне очень интересна, как интересны вообще гламурные мерзавцы. Думаю, в душе каждый мужчина хотел бы хоть немного побывать на месте моего героя. Ведь что такое отрицательный персонаж? Это персонаж, отрицаемый другими людьми, которые не приемлют логику их поступков. Воропаев — бизнесмен, человек дела, волей-неволей ему приходится плести интриги. Он умеет переступать через личные привязанности, моральные обязательства, нравственные принципы», — отмечает актер.

Съемки в проекте заняли около года. Любимов признается, что получил богатый и своеобразный опыт: «Работа в ритме ситкома – хорошая школа для актера. Я все время сравнивал это с первым курсом института: быстро получил задание, быстро должен выдать результат. На любом этапе обучения актерскому мастерству (которое длится, по-моему, до самой кончины, славной или бесславной) такие тренинги крайне полезны. Ну и вообще – проверка сил на длинные дистанции».

«20 сигарет»

Следующей этапной работой Ильи Любимова стала социальная драма режиссера Александра Горновского «20 сигарет». Его персонаж — рекламный менеджер Андрей — в течение одного дня неоднократно вынужден принимать важные решения.

Андрей попадает в ситуацию, когда под угрозой оказывается его карьера, семья, отношения с друзьями. За этот день он выкуривает пачку сигарет, и каждая сигарета – это маленький выбор, который предстоит сделать герою. Каждое решение ему дается непросто, ибо приходится вступать в битву с соблазнами, по сути бороться с собственной слабостью. У него есть шанс победить, однако эту битву он раз за разом проигрывает, начиная с невыполненного обещания не курить и заканчивая предательством друга.

Сам актер «20 сигарет» охарактеризовал, как фильм о слабости и грехопадении, как фильм-предупреждение: «Куда важнее смотреть на то, к чему мы приходим, чем на то, из какого безобразия вышли, и никого не судить, не ставить ни на ком крест при жизни, ведь пока мы живем, у нас есть возможность измениться. Равно как и не измениться, несмотря на все располагающие к тому обстоятельства».

Илья Любимов активно снимается в кино, нередко исполняя главные роли. Диапазон его персонажей достаточно широк. Тут и молодой, талантливый пластический хирург Максим Переславсский в картине «Другое лицо», и опытный оперативник Михаил Найман в детективном сериале «Петровка, 38. Команда Семенова», и криминальный бизнесмен Салим в ленте «20 лет без любви».

Зрительскую любовь получила комедийная мелодрама «Неадекватные люди», снятая в 2010 году режиссером Романом Каримовым. Этот фильм победил в пяти различных номинациях кинофестиваля «Окно в Европу». Критики высоко оценили органичный дуэт главных героев, роли которых исполнили Ингрид Олеринская и Илья Любимов.

В 2011 году актер снялся в популярном «Дневнике доктора Зайцевой» в роли заведующего хирургическим отделением Макса Майорова. Любимов признался, чтобы убедительно сыграть врача, он не стал смотреть знаменитые западные сериалы медицинской тематики. Артист ориентировался на отечественных персонажей, в частности, профессора Преображенского и доктора Борменталя из «Собачьего сердца».

«Корабль»

Отдельно стоит выделить работу Ильи Любимова в ситкоме «Корабль» — отечественной адаптации испанского постапокалиптического телесериала «Ковчег». Его герой — жесткий, желчный, мрачный и беспощадный преподаватель по основам выживания Герман Ворожцов.

«Герман только представился всем инструктором по выживанию. В действительности же он совсем не тот, за кого себя выдает, — поясняет актер. — Он человек в погонах, фээсбэшник, который всеми силами пытался уйти из-под контроля этой организации. Вообще с течением времени не только Герман, но и все остальные обитатели корабля постепенно снимают с себя слои. Ситуацию точно отражает цитата поэта Льва Халифа: «Из чего твой панцирь, черепаха?» — я спросил и получил ответ: «Он из пережитого мной страха — и брони надежней в мире нет». В конечном итоге зритель наверняка разглядит в каждом из наших персонажей испуганного ребенка, который прячется за своими заскорузлыми мозолями».

Музыка

Детские занятия в музыкальной школе не прошли для актера даром. В свое время он работал в клубе «Слава», теперь же музыка стала для него приятным хобби. «Такой кайф просто сесть и поиграть: это и развлечение, и отдохновение», — признается Илья.

Порой у артиста рождаются мелодии, некоторые из которых вошли в альбомы друзей-музыкантов Любимова. В фильме «Утро не время для девочек» также звучит его музыка.

Вера

Илья Любимов – религиозный и глубоко верующий человек. Он пришел к вере сознательно, будучи уже взрослым. Даже служит алтарником в одном из православных храмов столицы.

Артист поясняет: «Что касается ухода из профессии – нет, я не считаю, что это нужно. Напротив, надо хорошо делать то дело, на которое Господь поставил. Конечно, у актера должен быть внутренний ценз – так же, как и в любом другом деле. Надо ясно понимать, с каким материалом ты никогда работать не будешь, пусть хоть Стивен Спилберг снимает это кино. Мы ведь на работе – такие же христиане, как и в храме. И важно, чтобы не смещался внутренний курсор. Вот только понять, сместился или нет, бывает непросто. Для этого надо иметь здоровую душу. Лично мне до этого далеко, но я пытаюсь лечиться – через Таинства Церкви. Мы же готовы неделями лечить грипп, а тут – болезни посерьезнее».

Личная жизнь

Приняв крещение, Илья Любимов кардинально пересмотрел свои взгляды на жизнь. Это ему помогло не только обрести себя, но и найти свою половину, настоящую любовь.

С будущей женой, актрисой Екатериной Вилковой, он познакомился в 2010-ом на пасхальном богослужении. Через год состоялось венчание. 11 февраля 2012-ого у них родилась дочка Павла, а 6 апреля 2014 года – сын Петр.

Имена детям выбирали по святцам. Интересно, что необычное имя, которое дали дочери, носила главная героиня фильма «Вербное воскресенье» Павла Кочеткова. Ее Катя Вилкова сыграла за несколько лет до рождения первого ребенка.

Илья Любимов говорит: «Как всякий мужчина, который любит свою жену, я — подкаблучник и не стесняюсь признаться в этом. Разве стыдно уступать, забывать свои интересы в пользу дорогого человека? Я знаю, чего стою, и вроде бы обидное слово «подкаблучник» меня не напрягает. А зачем в браке претензии?».

Интервью

Об актере:

«Актер — это своеобразная синтетическая болванка, из которой можно сделать что угодно. В идеале — это лысый и безликий человек. Я не боюсь рисковать».

О Петре Фоменко:

«Встреча с этим человеком, не только великим мастером в профессии, но и нравственным ориентиром, была одним из ключевых моментов в моей судьбе.

Фоменко — человек глубокой внутренней свободы и необычайного человеколюбия, обладавший (пусть это никого не отпугнет) христианским взглядом на жизнь. Он так умел любить людей, как может только великий человек! Смирял себя до каждого человека, снисходил до каждой просьбы, каждого вздоха. Он был прежде всего Человеком, и только потом — Мастером».

О родителях:

«Моим родителям было со мной невероятно сложно. Но они очень смиренные люди, очень терпеливые. Они принципиально предоставляли мне возможность самому оступаться, самому выбирать. И они всегда были готовы прийти на помощь. Родители окружали ненавязчивой любовью. И именно эта любовь в какой-то момент растопила мое сердце. Они отдали мне самое дорогое — время».

О себе и своем детстве:

«Я — мальчик, что называется, из хорошей семьи, умел отлично пользоваться набором данных природой и воспитанием преимуществ: смазливостью, образованностью, способностью хорошо болтать и красиво врать, являя всем свою двуликость. Причем до такой степени, что, если опросить обо мне знакомых — учителей, соседей, приятелей, они нарисуют абсолютно несхожие портреты, будто говорят о разных людях. Но все это был один и тот же хитрый и изворотливый мальчик».

«В моей природе уживались стремление к чистому, глубокому, прекрасному и страстная тяга к темному и греховному. К набору удовольствий, которые неизменны для человека, рвущегося из теплой, уютной, благополучной семьи на холодную, угрюмую и опасную улицу».

«Все, что я играю, с успехом присутствует во мне. Я — желчный, алчный, завистливый, честолюбивый и тщеславный мизантроп. Я — в прямом смысле слова мерзкий мужичонка, поэтому мне легко играть злодея. Вдобавок к этому, я любуюсь собой, себя очень люблю…

Кстати, когда играешь отрицательных персонажей, происходит в некотором смысле терапия: выходит все плохое, что в тебе накапливается. Вот так, законно, в кадре, весь пар уходит в свисток, давление падает — и душа пребывает в покое».

Призы и награды

  • Премия «Чайка» в номинации «Некоторые любят погорячее» (дуэт с Ксенией Кутеповой в спектакле «Семейное счастие»), 2000 год.
  • Лауреат Театральной премии МК в категории «Начинающие» (лучшая эпизодическая роль — Франц, «Одна абсолютно счастливая деревня»), 2001 год.
  • Лучший дуэт (Ингрид Олеринская и Илья Любимов) за фильм «Неадекватные люди» на кинофестивале «Окно в Европу», 2010 год.

Фильмография: Актер

История одной семьи без секса до свадьбы

Друзья, сегодня мы расскажем вам о жизни творческой семейной пары — актёров Ильи Любимова и Екатерины Вилковой. Это интересная и весьма поучительная житейская история…

Илья рассказывает

Я просто прожигал жизнь… Я был движим дикой страстью, жадным любопытством к исследованию всех сторон жизни. С обязательной оговоркой: жизни в том понимании, какое может быть у человека, не имеющего ни малейшего представления о Боге. Обладая талантом виртуозного демагога, разносил в пух и прах любого, кто пытался приближаться ко мне с христианскими идеями.

Женщины, секс, плотские утехи

В общем, к двадцати восьми годам, как мне казалось, испытав все и вся, к своему полнейшему недоумению «я очутился в сумрачном лесу». Поскольку жадно исследовал бытие, то мне казалось, что прекрасно изучил простые законы, по которым оно, бытие, существует, — законы волчьей стаи.

То есть никто никому ничего не должен, нет никаких обязательств, никакой справедливости, нет порядка, все относительно — хаос движет человечеством. В вожаках стаи тот, кто успешен. Но и он одинок. Потому что волк. Как жить в таком мире? Только разрушаться! Причем с максимально возможным удовольствием.

Я пропустил момент, когда у меня возникло устойчивое ощущение, что теряю связь с реальностью, она ускользает, и я не понимаю, куда дальше плыть. Ведь знал же все и про все до этого момента! И вдруг со всей ясностью увидел, что есть иная, совершенно незнакомая сила, движущая жизнью. Мне неизвестны ее законы, но позвоночником чувствую, что они работают.

Я решил, что нужно креститься…

И единственное, куда не ступала моя нога, куда даже не бросил взгляда, — это в сторону Божьего храма. И я решил, что мне надо креститься.

И я двинулся на Софийскую набережную в храм Софии Премудрости Божией, конечно, по совету Щенникова. Служба закончилась, из алтаря вышел рекомендованный мне батюшка, отец Димитрий Рощин, который мне тогда, не побоюсь сказать, был до фени.

Я — к нему, мол, хочу креститься. Отец Димитрий мгновенно спросил: «А зачем?» Я обалдел, потому что увидел, что он абсолютно точно считал мой настрой и говорит на понятном мне языке. Мне ж не надо, чтобы было легко, чтоб сразу в руки. Растерявшись, промямлил что-то вроде того, что не люблю людей.

Батюшка: «Ну, тогда тебе надо к психологу, а не к священнику». «Надо же, какой настырный батёк-то. Да скажи спасибо, что пришел!» — подумал и что-то еще невразумительное прожевал губами. Священник «спасибо» не сказал, помедлил-помедлил и заключил: «Давай хоть Евангелие почитай. И приходи».

Ладно, думаю, раз такое дело, почитаю. Прошло несколько дней, почитал Евангелие, ничто меня не поразило, но пришел к нему снова, доложил: «Ну вот, прочитал». Отец Димитрий ни о чем меня по домашнему заданию не спрашивал, каким-то образом чувствуя, что подобные вопросы меня только возмутят. Объяснил, что у них в храме нет купели для взрослых, направил на Красную площадь в храм Казанской иконы Божией Матери, где можно креститься с полным погружением.

Как сейчас помню, дело было зимой…

Женщина, с которой я жил тогда, приготовила мне крестильную рубаху, и в сопровождении Щенникова я направился на Красную площадь креститься. Какое-то легкое воодушевление испытал, но не более. Но когда вышел из храма, меня как по башке шарахнула мысль, что я — вор. Потому что обманываю прекрасную женщину, использую ее доверие. Ведь не собираюсь остаться с ней навеки, рожать детей, а значит, краду ее у другого, предназначенного ей мужчины. И так же очень ясно понял, что не вправе продолжать этот обман, потому что она хороший человек и морочить ей голову — свинство.

Будто получил команду сверху, что надо вырвать все это немедленно и с корнем. Страшно стыдясь, по-тихому собрал свои вещи и позорно убежал из ее квартиры. И в тот же момент так же твердо осознал, что жить буду только с женщиной, которая станет моей женой. Во всем остальном полученная в таинстве благодать действовала невидимо, ничто, казалось, существенно не изменилось. Господь не входил в мою жизнь как Наполеон на Бородинское поле, он, как и всякого человека, не лишал меня свободы.

Переломным стал день моего рождения

Прошло полтора месяца с Рождества. Меня просветили, что надо в этот день непременно причащаться, чему совершенно не обрадовался. Я привык совсем иначе проводить этот день: выпивать с друзьями, веселиться. «Опять готовиться, поститься, читать молитвы. Да зачем вообще в свой день рождения идти в храм? Не хочу!» — так думал я… И двадцать первого февраля с раннего утреца пошел.

И вот тут случилось нечто!

Меня наполнило радостью, которую не испытывал никогда, я погрузился в какое-то счастливое опьянение. Весь день до позднего вечера провел в утомительных пробках за рулем, развозил каких-то людей, друзей по необходимым им делам. В общем, потратил день на какую-то, казалось бы, ерунду. Вернувшись за полночь домой, нашел подарки от родителей — и все. День закончился. Но это был самый лучший день рождения в жизни!

С утра и до вечера мне было так хорошо и радостно, будто бы я обожрался какой-то неизвестной мне, невиданной наркоты. Да-да, именно так и думал о святом причастии как о самом дивном наркотике в мире, а что еще могло быть в моей голове — с моим бэкграундом?! Господь общался со мной на понятном мне языке.

Я приставал к священникам с вопросами относительно того, как правильно жить дальше. Полным откровением (хотя подсознательно каждый человек это чувствует) стал абсолютный евангельский запрет на близкие отношения с женщиной вне брака. Принять это мне оказалось не просто легко, я ощутил восторг: вот она сила, которую хочет являть собой каждый мужчина, — проста и доступна. И кроется она в отказе, в жертве. Не в комфортном слове «да», а в умении сказать «нет» — себе, своим плотским желаниям, всему тому, от чего ты привык получать наслаждение.

Но чем дальше продвигался в этом направлении, тем сильнее меня искушали

Я падал, но поднимался. Уже на личном опыте убедился, какая сила открывается в человеке, который живет в чистоте, в шокирующем светского человека отказе не только от блуда, но и от рукоблудия, то есть от полового удовлетворения в принципе, культ которого подпитывает вся поп-культура и даже медицина. Для меня стало личным открытием, что вся современная индустрия, работающая на внешний имидж человека, буквально подталкивает его к тому, чтобы он был постоянно готов к соитию.

Я будто воочию увидел, что и мужчина, и женщина, как механизмы, всегда готовы к сладкому, неожиданному и универсальному (то есть где угодно, как угодно и каким угодно способом) соитию с прекрасной незнакомкой или незнакомцем. Это было тем более поразительно, что и я, не сознавая, сам так жил. Секс стал идолом, современным божком, и об этом не следует говорить пренебрежительно.

В какой-то момент пришло понимание, что для человека есть только две возможные ступени для духовной реализации — монашество или супружество. И я не столько боялся одного и желал другого, сколько просил Бога определить предназначенный мне путь.

Долго просил, обращался к нему постоянно, взывал, вел доверительный разговор — так я учился молиться. Очень смешно молился: «Господи, ты мне дай, пожалуйста, жену, если, конечно, на то твоя воля, и чтоб она была блондинка и с голубыми глазами». Почему? Просто если уж тебе дан такой карт-бланш, отчего ж не попробовать, ведь написано: просите и дастся вам.

Женщина, которая любит церковь, а не рестораны…

…Отец Андроник в Псково-Печёрском монастыре, глядя прямо на меня, поднял указательный палец и не то спросил, не то констатировал:

— Молодой, не женат. — Да. — Ну, надо найти такую жену, чтобы любила церковь! Не всякие там рестораны и не всякую ерунду, а церковь.

И это было очень страшно… Вопрос, который я за два часа не сумел толком в уме сформулировать, даже не пришлось озвучивать. До меня дошло, что отец Андроник видит человека насквозь!

По дороге домой я пытался разгадать заданную старцем загадку. Что значит «женщина, которая любит церковь, а не рестораны»? Ответа не было…

Но после встречи с отцом Андроником все стало развиваться стремительно. И меня, и Катю исполинской рукой взяли за шкирку и просто поставили лицом к лицу. Сначала я увидел ее во время фотосессии: как меня туда занесло — ума не приложу. Был весь заросший, с бородой.

Шел Великий пост

Надо сказать, что к этому моменту я уже два года жил в воздержании и однажды ощутил, что совершенно спокойно смотрю на женщин: как на девочек в детском саду, как на бесполых существ. При этом было очень занимательно, как говорил Петр Наумович, снимать с человека слой за слоем его шелуху.

То, под чем скрывается тот чистый ребенок, каким каждый из нас был когда-то. Этим я и развлекался, глядя на Катю, позирующую фотографам. А она все это время, как потом мне призналась, думала: «Что это за человек, который видит меня насквозь?» Так прошла наша первая встреча: она фотографировалась, я на нее смотрел, ну и, собственно, все…

Но в пасхальную ночь — богослужение уже подошло к концу, народ причащался — я вышел в притвор и вдруг замер: там стояла Она. Моя — я это точно знал, вы не поверите — блондинка с голубыми глазами. Это была Катя. Ноги сами направились к ней, губы сами складывали звуки в слова. «Христос Воскресе!» — естественно произнес я.

Все сложилось как бы случайно, она была на каком-то концерте со своей подругой Аней Бегуновой, та уже ходила в наш храм и предложила заглянуть. До этого Катя иногда заходила в церковь с папой, как многие, свечку поставить — не более. Крещена была в детстве

Все происходившее мы отслеживали с Катей много позже. А с той пасхальной встречи нас будто опьянили, подтащили друг к другу, соединили и в конце концов отправили под венец. Она со мной не кокетничала, я ее не завоевывал, а уж если бы мы стали руководствоваться каким-то здравым смыслом, ничего бы у нас не получилось.

Но меня ставили в тупик звучавшие внутри слова старца Андроника…

Глядя на вполне светскую Катю, делавшую первые шаги в храме, понимал, что она категорически не вписывалась в обозначенный им образ жены. Никак не мог про нее сказать, что она не любит рестораны и прочую ерунду, а любит церковь. И что это вообще значит — любить церковь? Смысл старческого пророчества открылся позже.

Поначалу мне предстояло поверить внутреннему ощущению, что это — мое, и не сопротивляться. Я и не сопротивлялся — с удовольствием и настолько, что через месяц общения с Катей пришел к отцу Димитрию и сказал: — Мы хотим пожениться. На что услышал в ответ: — Ишь какой быстрый! Давайте-ка походите еще — с годик.

«Походите с годик» в нашем случае означало буквально походить за ручку, как дети. Впрочем, о том, что близость между нами невозможна до венчания, я объявил Кате сразу, ожидая увидеть, как ее огромные глаза станут еще больше. Но ничуть не бывало — она безропотно согласилась. На самом деле тут нет никакого секрета. Несмотря на то что подобное предложение идет совершенно вразрез сложившимся современным установкам, возможно, это то, что хочет услышать от мужчины любая, подчеркиваю — нормальная — женщина.

Кате было двадцать шесть лет, и она тоже мечтала о семье. Не испытывала недостатка в мужском внимании, но всегда вполне определенного рода, и с лихвой настрадалась в этих отношениях. Опыт приучил мужчинам не доверять. И абсурдность предложения мужчины взять в жены, не получая взамен ее прекрасного тела до брака, повергает женщину в хорошем смысле в шок и, конечно, дает мужчине бонус доверия.

Но Катя — человек сильный, волевой и очень цельный, она не поддалась провокациям

Господь дал нам силы пройти этот путь. Ведь я тоже проходил его впервые и сам не очень верил в то, что говорил, в том смысле, что это вообще возможно. Понимал одно: раз уж шаг в этом направлении сделан, то стоит идти до конца. Так вот, когда явился к отцу Димитрию с нашим решением, мы еще даже не поцеловались ни разу.

Услышав батюшкино благословение, позвонил Кате: — Год надо ходить. На что она неожиданно спокойно сказала: — Ну и хорошо, год значит год. Она поверила мне во всем, абсолютно во всем.

И вот тут меня осенило — я понял смысл слов старца. Катя в ту пасхальную ночь сразу же послушалась меня, совершенно не знакомого ей человека, и пошла на исповедь. Она безропотно идет тем путем, который предложил ей я. В свою очередь, я послушен своему духовному отцу, а он — своему, и если все мы, смиряемся и стараемся исполнять заповеди, то это и есть любовь к церкви.

Ведь грех наших прародителей был грехом непослушания, нарушения его заветов, а значит, нелюбви. Потому и вернуться к истинной любви можно только через послушание.

Поскольку официальное предложение при родителях свершилось, мы поняли, что выходим на финишную прямую. Воздерживаясь от близости, были абсолютными первопроходцами — и для самих себя, и для всего нашего светского окружения. Чувствовали, как оно с нарастающим интересом и напряжением следит за марафонским забегом.

Конечно, мы не в буквальном смысле не притронулись друг к другу. Бывали какие-то проявления страсти, поцелуи, объятия. Но мы себя останавливали, соглашаясь в том, что это невозможно. И мы пришли к финишу.

После пышной свадебной церемонии нас с Катей ждал президентский люкс, подаренный роскошным отелем, и — первая брачная ночь. Мы стали мужем и женой. И как мне жаль, что не смогу этими простыми словами донести всю их объемность. Наша близость стала венцом пути длиною в год, который мы вместе с Катей прошли.

Это поистине Божественный подарок!

Подарком стало для меня совершенно реальное, почти физическое ощущение, что моя жена — часть меня самого. То же случилось и с Катей. И это уникальное чувство помогает нам избегать кажущихся неизбежными семейных ссор. Не станешь же ты, в самом деле, злиться и конфликтовать со своей шеей, если она резко повернула будто бы не туда, даже если причинила тебе при этом боль?

И вряд ли огреешь себя сковородой по голове, если случится мигрень. Звучит неправдоподобно, но у нас с Катей не возникает никаких разногласий: ни глобальных, ни даже мелких бытовых, о которые частенько бьются семейные лодки. Скажите, откуда им взяться, если ключевая фраза моей жены в ответ буквально на все: «Я сделаю так, как ты скажешь»?

Ничем не заслужил везения вытянуть этот счастливый лотерейный билет с именем Катя Вилкова! С ней невозможно поссориться, если даже очень захотеть! Кроме того, она девочка сметливая и быстро поняла, что есть очевидное удобство для женщины, когда за все отвечает муж. При таком вотуме доверия я не вправе ее подвести и органически не способен сделать нечто такое, что может навредить нашей семье.

Но венчание на то и таинство, что вмещает некое пророческое начало супружеских взаимоотношений. Мужчина, чтобы быть способным стать истинным главой семьи, получает в дар талант духовной зоркости. То есть даже если мужик не семи пядей во лбу, то он руководится внутренним знанием, чувствуя, как правильно поступить. И смущающая всех фраза «Жена да убоится мужа своего» несет в основе не страх, а доверие к этому дару, полученному мужем вместе с ответственностью за жену и детей.

Естественно, это не значит, что я игнорирую мнение Кати. Она обладает тонкой интуицией и много чего полезного советует мне и в отношении профессии, и относительно движения нашего семейного судна. В общем, все у нас происходит по принципу: мы посоветовались — я решил. И нам с женой это нравится…

 ( 18 голосов: 4.61 из 5 )

Статья помогла? Поддержите работу сайта!

Перевести средства на работу сайта

Помочь делом

Последние сообщения в форуме

| Главная | Наши книги | Волонтерская помощь | Аудиокниги | Аудиотека | Авторы | Станьте автором! | Помочь проекту | Наши баннеры | | Карта сайта | О проекте | © «Настоящая любовь». 2007-2016. Группа сайтов «Пережить.ру».
Без разрешения редакции допускается использование на одном сайте не более одного материала с www.realove.ru.
При воспроизведении материала обязательна гиперссылка на www.realove.ru

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *