Откровение офицера-воспитателя кадетского корпуса

Лишь солнца луч пробил туман,
Я с ручкой, над листом бумаги,
Задумал написать роман,
Про, жизни нашей, передряги.
Все началось лет пять назад,
Когда, мой юный сын-оболтус,
Собравши в ранец все подряд,
Учиться шел в кадетский корпус.
Узнали позже, мы, потом
И это правдой оказалось,
Что в корпусе, кадетском том,
Нехватка кадров наблюдалась…
Не долго думая, тогда,
На пенсии и без работы,
Согласие свое я дал,
На должность командира взвода.
Увы, тогда, не ведал я,
Какую совершил промашку
Коррупция там у руля,
Все остальное им не важно…
Там Замов стая правит бал,
Интриг сплетая паутину,
Каждый, как маленький шакал,
Гадость соседу рад подкинуть.
Из этих замов, лишь один,
В семью шакалов не входил,
Он на Кавказе воевал,
Меня с пол-слова понимал.
Он офицер, не ровня этим,
Что, типа, думают о детях,
Твердят, что мы одна семья,
Интриги нить, при том плетя.
Взять Зам по Соц! Зовут Татьяна…
Она при помощи обмана,
Семье своей, без приключенья,
Пробила мед.обеспеченье,
Лишь в класс Федота-стукача
Пристроив внука главврача.
Чаи с Директором гоняет
И сплетни все ему сливает.
Крышует избранных детей,
Не вылезая с соц.сетей.
А если, чуть в работе крен-
Звонит подруге а ПДН!
Еще есть зам, Галиной звать…
Так эта любит побухать!
Любит, когда стакан налит,
С утра, всегда, опухший вид…
И правду вам открою я-
Вот эта, та еще змея!
Бабло гребет и ртом и жопой.
Хочет давно свалить в Европу.
И где-то в Чехии она
Себе котедж приобрела!
Я бы об этом не узнал…
Но вот ее подвел стакан-
Коньяк, что «приняла на грудь»,
Помог ей лишнего взболтнуть!
А от того, что я узнал,
Потом же сам и пострадал!
Что-то я с Замами увлекся…
Ведь не о том я сел писать!
Давайте, в корпус, вновь, вернемся,
Ведь, в нем я стал преподавать.
Да, по началу сложно было…
От заполнения бумаг
Меня, ей Богу, воротило…
Но справился я, кое-как.
За годы, я среди кадет,
Смог заслужить авторитет!
И для детей, в конце концов,
Я стал и мамой и отцом…
Признаюсь, что не мало сил
В сплоченье взвода я вложил.
Возможно, перегибы были…
Но в целом, жили-не тужили!
Поскольку был наш лучший класс,
Повсюду привлекали нас-
Парады, праздники, банкеты…
На нас валились, словно, беды.
И чтоб в учебе не отстать-
Все приходилось совмещать.
И я скажу, без дураков,
Каких мне стоило трудов
Кадетов в «тонусе держать»…
Начальству ж было наплевать,
Они на лаврах почивали,
Все дыры нами затыкая
И на любой бал-маскарад,
Чуть что, вели моих ребят!
Так продолжалось раз за разом…
Но мы уже в 9-ом классе!
Отстать от нас уже пора,
Ведь, на носу, у нас ГИА.
Я, по наивности своей,
Встал грудью, за своих детей:
-Не дам их всюду привлекать!
С Начальством стал конфликтовать…
Я был на стороне детей,
Но шеф не любит бунтарей…
И чтоб мою принизить роль-
Я, под особый, взят контроль!
Так тучи надо мной сгустились,
Замы, как вороны кружились,
В надежде компромат собрать
И неугодного убрать…
Тут им помог стукач Федот,
Который уж не первый год,
В нашей отличной параллели,
В хвосте тащился еле-еле.
Во мне он видел конкурента
И ждал удобного момента,
Кому и как бы настучать,
Чтобы меня с пути убрать…
А я, забыв про осторожность,
Ему такую дал возможность…
А он используя момент,
Составил нужный документ
И гордый от минуты славы,
Сдал Замам, жаждущим расправы!
И собралась стая шакалов,
Все со своим материалом,
Уже бумаги шлют в Управу
И , с нетерпеньем, ждут расправы!!!
Видно, пробил расплаты час…
Все ждали, лишь, команды «ФАС!»
Шеф посчитал, что он устал,
На откуп Замам все отдал.
Не нужен им в среде кадетов
Бунтарь с таким авторитетом.
И чтобы в страхе всех держать,
Он дал добро меня убрать!
Описывать я вам не буду,
Как семиглавым чюдом-юдом,
Глумились замы надо мной,
Грозя законом и тюрьмой.
Финал я знал уже заране…
И заявлении составил,
Со строем, на плацу простился
И гордо, чинно удалился…
А прошлое накрыл туман…
Я был последним с «магикан»…
По моему ступая следу,
Кадетский корпус канул в лету…
Я ж, с гордостью, ношу пока
Эмблему III MKK!

Что касается до внешности традиций, то все ее значение обуславливается внутренним содержанием: есть на лицо внутренняя, глубокая традиция — уместна и желательна будет внешность, нет ее — не надо и наружности, которая в этом случае обращается лишь в пустую внешность. Поэтому все эти красивые старые формы, на которые пошла теперь такая мода, будут полезны только при условии полного соответствия их с внутренними мерами к поддержанию традиций; самая красивая форма сама по себе традиций не поддержит и явится лишь дорогостоящей и потому вредной игрушкой.

(Парский Д.П. — генерал-лейтенант, командующий армией в I Мировой войне)

Кадетские традиции

(И.Лощилов. Памятка Российского кадета. СПб,2001)

См. также:

  • Поведения

    • Этикет для кадет

    • Заветы кадету

    • Кодекс чести кадета

  • Товарищества

    • Заповеди товарищества

    • Ты или Вы ?

  • О дуэлях

    • История дуэлей

    • Дуэльный кодекс

  • Правила для военнослужащих

    • О служебном этикете военнослужащего Российской армии

    • Моральный облик офицера

Воинские традиции — это передающиеся от поколения к поколению и сохраняющиеся длительное время в военной среде общественные и ратные ценности, правила и нормы поведения военнослужащих, а также обычаи и воинские ритуалы.

В старой российской армии традиции играли выдающуюся роль, они по существу заменяли собой политработников, институт которых понадобилось ввести, когда традиции перестали существовать. В силу их задающейся роли традиции имели официальную поддержку, без них в российской армии не было ни одной части, ни одного военно-учебного заведения. Проявлялись они по-разному и отражались обычно в «Историях полков» или иных документах, но чаще всего это был сложный, неписаный кодекс внутренней жизни и взаимоотношений, тесно связывающий сослуживцев в единую семью.

В содержательной части большинство традиций были серьезны и требовательны. Они учили преданности Отчизне, Вере, начальникам, прививали любовь к армии и своему полку, воспитывали у молодежи уважение к старшим, умение подчиняться прежде, чем получить право командовать. Они требовали неукоснительного соблюдения законов войскового товарищества, личного достоинства и чести, развивали сообразительность, мужество и отвагу, побуждали к жертвенности по отношению к своим товарищам, учили поступаться личными интересами. В своей внешней, обрядовой части традиции выражались по-разному и нередко носили озорной, шутливый характер, особенно в кадетских корпусах и военных училищах, что вполне соответствовало настроению молодежи.

I

Каждый кадетский корпус имел свои традиции, которыми очень дорожил. Даже после того, как корпус прекращал свое существование, они еще долгое время сохранялись в среде его питомцев. Хранителем корпусных традиций считался старший, 7-й класс, которому это право торжественно передавалось от предыдущего выпуска. Из его среды выбирался «выпускной совет», возглавляемый «генералом» выпуска и его помощниками (адъютантами). Эти лица были непререкаемыми авторитетами для кадет, а власть «генерала» была в иные отношениях даже сильнее, чем власть директора корпуса. Выпускной совет вырабатывал общие решения по наиболее важным вопросам внутренней жизни, он чутко реагировал на каждый бесчестный поступок кадета, накладывал на него взыскания из арсенала собственных средств, но не менее чутко отзывался на допущенную по отношению к кадетам несправедливость и устраивал организованные выступления против их виновников (так называемые «бенефисы»). Предметом особого внимания совета являлась честь корпуса и охрана его репутации, в связи с чем проступки, бросающие пятно на корпус, карались чрезвычайно строго.

Полное участие в «традиционной жизни» начиналось обычно с 6-го класса, то есть с переходом в строевую роту. На младшие классы кадетские традиции распространялись лишь частично. Наиболее стройная система приобщения к кадетским традициям существовала в корпусах, где признавался «цук» — система внутренних карательных мер. Эта система возникла в школе гвардейских подпрапорщиков, созданной в 1823 году для подготовки офицеров гвардейской кавалерии. Цук был распространен во всех кавалерийских школах и училищах; считалось, что без него нельзя воспитать настоящего кавалериста. Любая замеченная промашка новичка в отношении с лошадью, снаряжением, оружием, в строю и просто в быту каралась наказанием со стороны старшего. Меры могли быть самые разные: приседания, отжимания, верчения, прыжки и пр. Поскольку служба в кавалерии считалась весьма престижной и составляла предмет желания каждого кадета, то корпуса, расположенные в непосредственной близости от кавалерийских училищ, признавали цук.

Вообще говоря, отношение к цуку было разное. Сторонники считали его демократическим средством, уравнивающим знатных и простых: все они, независимо от положения, становились «сугубцами» перед «благородными корнетами». Противники усматривали в нем унижение личного достоинства, надругательство над личностью. Спорили на эту тему долго, но убедить друг друга не могли. Спорщиков примирила жизнь.

Существовали и иные кадетские структуры. В Донском корпусе властвовал «атаман» выпуска, в помощь которому выбирался товарищ атамана и войсковой писарь. Старшие кадеты имели звания хорунжих, а оставшиеся на второй год — есаулов, причем эти последние пользовались особенным уважением, что подчеркивалось «званием» и рядом привилегий. В других корпусах, особенно в отдаленных районах России, влияние местных условий и традиций определяло иные виды кадетских структур. Однако при всем их различии существовали традиции, общие для всех корпусов, за соблюдением которых бдительно следила кадетская иерархия любой структуры.

Основной общей традицией являлось подчинение младших кадет старшим. Этим отрабатывались главные принципы военной организации: умение отдавать приказы и выполнять их. Подчинение требованиям старшего кадета считалось законом чести, но и старший не мог отдать необоснованный приказ, в особенности, если он унижал достоинство младшего. За этим следили еще более старшие, а за всеми ними — выпуск. Любая несправедливость, не говоря уже об издевательстве и оскорблении, каралась самым жестоким образом.

Подобные отношения существуют в любой организации, подчиняющейся своим внутренним законам. Жизненный опыт, знания и умение зрелых служат основанием для послушания со стороны молодых и менее искушенных. Так было всегда и в армии: к авторитету старых солдат прибегали и Суворов, и Наполеон. Так что в таком подчинении нет ничего необычного. Все дело в формах, в которых оно осуществляется. В российских кадетских корпусах даже в самую мрачную пору или жизни физическое насилие вообще было сведено к минимуму, что нашло отражение в кадетской заповеди: «Младшим не драться, старшим не расправляться насилием». Послушание младших происходило не от страха перед силой, а из сознательного чувства восхищения и гордости за старших товарищей, из желания им подражать, стать такими же ловкими строевиками, лихими традиционерами, хранителями заветов старины. В иных критических ситуациях эта подчиненность оказывалась эффективнее строгих приказов воспитательного персонала, особенно когда дело касалось кадетской чести.

Если традиция послушания младших родилась с самого начала существования кадетских корпусов, то традиция, предписывающая старшим заботиться о «братьях меньших», возникла значительно позже. Но она постоянно укреплялась, демонстрируя силу кадетского братства, ибо подлинная сила проявляется не в грубости, а в доброте. Отзывчивость, оказание помощи попавшему в беду собрату, заботливое отношение к сиротам были повсеместным явлением и принимали подчас весьма трогательные формы. Было, например, распространено, что питомцы корпуса опекают малолетних кадет-сирот, берут их на каникулы в свои семьи, делают подарки к праздникам.

Последующие события принесли кадетскому братству новые испытания. Благотворительности и милосердия оказалось недостаточно, тогда старшие товарищи взяли малышей под свою защиту и постоянную опеку. В суровую осень 1917 года кадеты строевой роты 2-го Московского корпуса, примкнувшие к юнкерам Алексеевского училища, выставили вооруженный караул для охраны помещений младшей роты. Об этом их никто не просил, а директор, боявшийся осложнений с новой властью, даже запретил. Запрет, однако, не подействовал. «Охранять младших кадет, как братьев» — отныне эта заповедь в моральном кодексе кадета стала одной из главных. Особенно ярко она проявилась в зарубежных корпусах. Старшие приняли на себя функции отсутствующей в эмиграции военной среды, а зачастую и родительского дома. В дореволюционной жизни воинское воспитание кадет было облегчено тем, что благодаря своей военной форме они были под постоянным наблюдением: офицеры-воспитатели и весь персонал в корпусе, а вне его юнкера и офицеры, с которыми приходилось встречаться, следили за их поведением и внешним видом. Им поневоле приходилось подтягиваться, они быстро приобретали выправку. В эмиграции дело обстояло по-другому. Персонал корпуса, особенно семейные офицеры и преподаватели, были очень стеснены материально, что часто вызывало небрежность их внешнего вида, а постоянная перегруженность — усталость и апатию. По этой же причине кадеты младших рот, особенно оставшиеся без семьи, не могли получить с их стороны должного внимания. В отпуске кадеты были предоставлены сами себе, их поведение зависело от собственного благоразумия и сознательности. А такие качества в младших кадетах надо было еще развить. Эту обязанность взяли на себя старшие кадеты, воспитанные в старых кадетских традициях.

Руководство корпусов поддержало такую инициативу и стало назначать авторитетных кадет выпускного класса помощниками офицеров-воспитателей во все отделения младших рот, до 4-го класса включительно. Они подучили название «дядек». Дядьки проводили все свое свободное время в помещениях опекаемых ими отделений, покидая своих питомцев только для подготовки и посещения уроков. Они учили кадетиков военному быту: вовремя подняться с постели, обиходить себя, встать в строй без опоздания, соблюдать чистоту и опрятность, уметь обращаться с предметами обмундирования, элегантно носить военную форму. Не менее важная задача дядек состояла в том, чтобы привить малышам особый кадетский дух, приучить соблюдать кадетские традиции. Постепенно между ними и подопечными устанавливались почти родственные отношения. Дядьки с любовью и заботой, а иногда и с отеческой строгостью, создавали из малышей хороших кадет, получая в ответ искреннюю привязанность, продолжавшуюся долгие годы после окончания корпуса.

Так сомкнулись в неразрывный круг две кадетские традиции: подчинение младших старшим кадетам и забота последних о своих младших товарищах. Извечный круг, в котором замыкаются со временем все, кто носит офицерские погоны.

Другой общей традицией было нерушимое товарищество и главным образом недоносительство. Истоки этой традиции долго искать не требуется: русский офицерский корпус всегда был славен своим крепким товариществом. Но вот недоносительство… Ведь некоторые воспитатели требуют, чтобы им рассказывали о проказах учеников, и доказывают, что сообщение о чьих-либо неблаговидных действиях является настоящим товарищеским долгом. В кадетских корпусах никакие доказательства такого рода не признавались ни начальством, ни тем более кадетской средой. Считалось, что некоторый выигрыш, получаемый воспитателем от своевременного «доношения», не сможет компенсировать моральный ущерб, который нанесло бы офицерскому корпусу воспитание потенциального доносчика. Этот принцип строго соблюдался во все времена. Жаловаться начальству на товарищей было недопустимо. Такому «фискалу» первый раз ставили на вид, а второй раз устраивали «темную», которую не выдерживал почти никто — через день-другой родители забирали виновного из корпуса. Начальство назначало расследование, но вели его воспитатели, сами бившие кадеты, вели спустя рукава, и все кончалось оставлением отделения без отпуска на ближайшее воскресенье. Благодаря такому отношению, доносительства практически не было или, как гласила кадетская заповедь: «В корпусах выдачи нет». Никакие следствия или дознания не могли вскрыть виновных в совершенном проступке, если сами кадеты не решали, что виновному надо сознаться. Причем это решение принадлежало не провинившемуся кадету, а общему постановлению. Неоднократно случалось, что отделение, а то и целая рота сидели без отпуска продолжительное время, не разрешая виновному сознаться. Бывали случаи, когда приходилось брать на себя чужую вину, ибо признание истинного виновника могло роковым образом сказаться на его будущем.

Другим проявлением крепкого товарищества были неуклонное выполнение общих вердиктов и согласованные действия в критических ситуациях, что выражалось известкой формулой: «Все, как один». Пример таких действий приводил Д.С.Лесков в «Кадетском монастыре». В 1826 году главным директором кадетских корпусов стал некто Давыдов, человек крайне безжалостный. Начал он свою деятельности с того, что в назидание всем прочим отправил в полк кадет, имевших наихудшие отметки по поведению. Оставшиеся решили выразить ему свое презрение. Сначала, находясь в строю, они не ответили на его приветствие. Затем отказались от гостинцев, которыми он их одарил. Когда солдаты стали разносить корзины по рядам, правофланговый кадет, взяв горсть конфет, успел шепнуть соседу:

— Конфекты не есть -в яму.

«…И в одну минуту «передача» эта пробежала по всему фронту с быстротою и незаметностью электрической искры, и ни одна конфекта не была съедена, Как только начальство ушло и нас пустили порезвиться, мы все друг за другом, веревочкою, пришли в известное место, держа в руках конфекты, и все бросили их туда, куда было указано.

Так и кончилось это демидовское угощение. Ни один малыш не слукавил и не соблазнился конфектою; все бросили. Да иначе и нельзя было: дух дружества и товарищества был удивительный, и самый маленький новичок проникался сим быстро и подчинялся ему с каким-то священным восторгом…»

Нередко случалось поступаться не только лакомствами, иные общинные действия грозили более серьезными последствиями участникам, но и тогда о нарушении товарищеского долга не могло быть и речи.

Традиции нерушимого кадетского товарищества предполагали бережное, деликатное отношение друг к другу, скрупулезное соблюдение правил общежития. Об этом красноречиво говорят кадетские заповеди:

«Не подводить товарища под ответ за свои поступки»,

«Если запачкался сам, не пачкай чистых»,

«Стеснять себя, чтобы не стеснять товарищей»…

Подобные моральные установки не оставляли места для бесчестных по отношению к товарищам поступков, поэтому такие пороки как воровство, утаивание чужих вещей в кадетской среде были просто немыслимы.

Традиции обязывали следить за внешним обликом кадет, их чистотою и опрятностью. Кадеты носили красивую, элегантную форму и должны были отличаться от гимназистов, реалистов и прочих «шпаков» особой щеголевато­стью. Тот, кто нарушал ее на улице, мог быть немедленно отправлен старшим кадетом обратно в корпус и попробуй он ослушаться этого досрочного прекращения отпуска. Так они сызмальства приучались ощущать себя представителями большого братства, гордиться принадлежностью к кадетской среде.

II

Часть кадетских традиций не имела глубокой содержательности и носила скорее озорной характер. Самой главной из этой части являлось ведение «Звериады» — нечто вроде летописной книги, в которой выпуск за выпуском записывались главные события в жизни корпуса, шутливые наблюдения за воспитателями, преподавателями и самими собой. Впервые эта летописная книга появилась в эпоху Николая I и называлась она тогда «Звери ада», причем под зверями понималось корпусное начальство и воспитательный персонал. Ее возникновение явилось платой кадет за суровые условия жизни и жесткую систему наказаний, поэтому «зверям» выдавалось полной мерой. Естественно, их реакция была крайне отрицательной, книгу приходилось тщательно прятать, что только укрепляло ее авторитет.

Впоследствии условия изменились, понятие «звери» расширилось и слилось со вторым словом, а книга приобрела почти официальный статус (начальство примирилось с ее существованием) и стала священной кадетской реликвией. Ее соответствующим образом и почитали: выносили, как знамя, на торжественные построения и собрания (разумеется, сугубо кадетские), отдавали честь и называли: «Ее превосходительство «Звериада»». Дня этого понадобилось придать ей достойный вид: книга имела богатый переплет под цвет корпусного погона, буквы с золотым тиснением, золотые застежки, великолепную бумагу, ее оформляли лучшие художники. Ответственность за ведение и оформление книги возлагалась на выпускной класс. В его тощем бюджете имелась специальная статья: «Сбор денег на «Звериаду»». Класс получал сию святыню на торжественном параде в 12 часов ночи после сдачи последнего экзамена их предшественниками и с этой поры должен был вписать к нее свою часть корпусной летописи. Для чтения «Звериада» отводился торжественный день (обычно корпусной праздник), в остальные дни «ее превосходительство» была недоступна никому, кроме выпускников. Общих канонов ведения «Звериады» не существовало, кроме того, что там не должно быть неприличностей:, хотя на первых порах пренебрегали и этим ограничением. Наиболее распространенную часть содержания книги составляли насмешки над воспитателями и педагогами, жуликом-экономом и другими лицами, а также шутливые страдания кадет, которые они испытывали из-за несправедливого устройства корпусной жизни:

Скорей померкнет мира свет,

На землю явится Создатель,

Чей прав окажется кадет,

А виноватым воспитатель!

Затем происходило собственно прощание и напутствие молодым:

Прощайте иксы, плюсы, зеты!

Здорово, шашки, кивера!

Ура! мы больше не кадеты,

А молодые юнкера!..

Усердно помоляся Богу,

Кадетам прокричав «Ура»,

Прощайте, братцы, нам в дорогу,

А вам уж спать давно пора…

Подобным образом писались «Звериады» всех корпусов. Их содержание заметно изменилось лишь в зарубежье. В этих «Звериадах» исчезло высмеивание педагогов и начальства, поскольку жизнь на чужбине требовала более бережного отношения друг к другу, зато возникли новые мотивы: тоска по Родине, память о павших товарищах, надежда на возвращение. Кадеты Русского корпуса с гордостью писали:

Далекой Родины заветы

Средь гор чужой для нас земли

В сердцах измученных кадеты

С любовью свято сберегай.

В нем сердце трепетной России

Хранит свой прежний гордый вид,

Наперекор чужой стихия

В нем дух таинственный горит…

Им вторили крымские кадеты:

Нас воспитал орел двуглавый,

Смертельно раненый в бою,

Покрытый громом вечной славы,

Он не склонил главу свою…

Не забывай же корпус Крымский,

Гордись везде, что ты кадет,

Борись всегда за стяг Российский,

Служи Отчизне весь свой век!

Несмотря на в общем-то озорной характер, «Звериада» несла и воспитательные функции. К ней прикладывались наиболее значительные постановления «выпускного совета», а также бойкотный лист, хранящий вечную память о тех, кто и за что подвергался столь суровому наказанию.

К числу других повсеместно распространенных шутливых традиций относились «Похороны» и «Парады».

«Похороны» проводились обычно дважды в году. Первый раз «хоронили» анатомию, второй раз химию и все другие науки. Процедура была такова: столярами, то есть кадетами, занимавшимися в столярном кружке, изготавливался гробик. В него складывались учебники по анатомии, а сверху — вырванный из учебника же рисунок человеческого тела со всеми органами и мышцами. Около полуночи кадеты, закутанные в белые простыни, выбирались тайком из спальни и шли в заранее назначенное укромное место, где предварительно была вырыта могила. Укромное — потому что участники процессии несли зажженные свечи и не должны были привлекать лишнего внимания. Иногда, у могилы разжигался костер. «Погребение» сопровождалось стенаниями и речами, в которых против обыкновения о покойнице и ее покровителях говорились не совсем лестные вещи. Затем по всем правилам воинского ритуала происходил торжественный марш. В приказе, отдававшемся по этому случаю, форма одежды определялась такой: 1) фуражка, 2) сапоги, 3) пояс, 4) адамов костюм. Не надеть пояса считалось неприличным.

Таким же образом хоронили химию и прочие науки. Иногда из-за недостатка учебников «положение во гроб» надоевших наук происходило символически.

«Парады», называемые традиционными, в отличие от официальных, корпусных, проводились как минимум дважды в год. Первый раз в день передачи «Звериады» и прощания с выпускниками, второй раз — в корпусной праздник, после официальных торжеств. В отличие от «Похорон» они проходили в серьезной атмосфере, со строгим соблюдением обычных воинских правил: построение, рапорт «генералу», вынос «Звериады», зачитка приказов и прохождение торжественным маршем. Приказы касались внутренней кадетской жизни: перевода из сугубцев в кадеты или каких-либо других важных событий. Окончание парада сопровождалось пением кадетских песен.

Помимо описанных общих каждый корпус имел собственные традиции. Их наличие определялось желанием иметь свое лицо и отличительные особенности. Об этом говорил прежде всего «кадетский журавель» — девиз-двустишие, также озорного характера. Существовало их великое множество и порой было трудно узнать, какой же из них «официальный». Журавель псковских кадет гласил: «На шпаргалки портачи то зубрилы-псковичи». Объективно он отражал тот факт, что выпускники Псковского кадетского корпуса славились наиболее высоким уровнем подготовки, а кто его придумал, сами зубрилы или их завистники, — неизвестно.

«Полчане; как жиды, всегда вместе, все на «ты»» — журавель полоцких кадет отражал их особую сплоченность и правило говорить друг другу «ты», независимо от возраста, положения и времени окончания корпуса. Кстати, такого же правила придерживались выпускники Пажеского, 1-го кадетского, Сибирского, а позже всех зарубежных корпусов. «А как выпить-закусить, у донцов надо спросить» — пели про себя кадеты Донского корпуса, хотя точно неизвестна были ли на самом деле донцы такие молодцы или только хвалились.

Во многих корпусах праздновался так называемый «царский отбой» — день окончания уроков в 7-м классе и начала подготовки к выпускным экзаменам. Отмечался он по-разному. Например, в Крымском корпусе отбой игрался небольшим оркестром, после чего кадеты выносила на руках преподавателя последнего урока и пускались в пляс в ротном коридоре под завистливые взгляды свою младших товарищей, которым предстояли еще две недели скучного учения.

Подобный праздник в 1-м Московском кадетском корпусе происходил так. 7-й класс выстраивался на широкой лестнице, выходящей в парк, и лишь горнист начинал играть сигнал «на уроки», как старшеклассники затягивали старую песенку:

Дети, в классы собирайтесь,

Не толпитесь, не ругайтесь,

Ротный наш глядит в окно,

Уж покинул воспитатель

Свою теплую кровать,

И спешит преподаватель

На урок не опоздать.

Припев: «Буки-аз, буки-аз, счастье в грамоте для вас»

Кадеты, поднимаясь по лестнице, бросали счастливым выпускникам медяки, как бы за пение. В этом же корпусе существовал «шванц-парад», который устраивался выпускниками после получения назначения и военные училища. Парад открывали вышедшие в пехоту, как самые многочисленные. Форма зависела от воображения. Например, пехота могла пройти в вывернутых наизнанку мундирах и самодельных бумажных киверах, кавалерия пронестись верхом на палочке в кальсонах, а артиллеристы тащить водосточную трубу и швабру, символизирующие пушку и банник.

Там, где признавался цук, происходило ежегодное посвящение в кадеты. Накануне церемонии собирался «корнетский комитет» и определял, кого из кадет, пока еще «сугубого зверя», не запятнавшего кадетскую честь ябедничеством, подлизыванием и прочими грехами, можно перевести в кадеты. «Генерал выпуска» зачитывал соответствующий приказ, после которого производилась «рубка хвостов»: вновь произведенным отсекали «хвост» рапирой, что символически означало переход в человеческое состояние.

В других корпусах церемония посвящения в кадеты имела свои особенности, но везде, несмотря на шутливый характер, она несла в себе определенный воспитательный заряд. Тот, кто не производился в кадеты наравне со всеми, получал предметный урок. Более того, кадетский приговор, как правило, принимался во внимание начальством при выпуске и в дальнейшей службе.

Многие традиции при своем конкретном воплощении учитывали особенности отдельных корпусов. Это в первую очередь касалось Донского корпуса, ориентированного на самобытный уклад казачьей жизни. Специфической традицией этого корпуса было проведение Войскового Круга.

Заседания Круга шли серьезно, в торжественной обстановке. Присутствующие с должной почтительностью встречали появление атамана с его символами власти — булавой и бунчуком. Затем выносилась «Ее превосходительство — «Звериада»». Объявлялась повестка дня. Вопросы решались по казачьему обыкновению (по «обыку») — общим «присудом». На мелочах не задерживались, глупостями не занимались. Причины к созыву бывали разные: заказ выпускного жетона, устройство бала или вечеринки, неблаговидный поступок какого-либо кадета и его наказание. Нарушитель мог получить выговор, объявленный наедине или с вызовом провинившегося на заседание Круга, оказаться на «красном» положении, то есть подвергнуться частичному, временному или полному бойкоту, «темной», а за особо неблаговидный поступок — публичной порке. В последнем случае придерживались старинного обычая: «маненько поучить плетюганом». По тому же обычаю провинившийся потом вставал и, кланяясь на все четыре стороны, благодарил за то, что «поучили уму-разуму». Донцы выбирали «даму выпуска», или «атаманшу», которая входила в состав традиционного начальства и пользовалась особым почитанием. Вообще Донской корпус отличался строгой приверженностью казачьим традициям, о чем говорит и официальный корпусной девиз: «Верны заветам старины».

III

Кадетские традиции возникали в недрах кадетской среды. Но помимо них существовали официальные традиции кадетских корпусов. Это прежде всего их история, корпусные праздники, процедура проведения которых была у каждого корпуса своя (как и меню праздничного обеда), торжественные построения и марши по улицам города, храмовые праздники и дни поминовения, церемония прибивания знамени к древку, публичные концерты, спортивные выступления и пр. У каждого корпуса был свой цвет погона и его маркировка, свой девиз, выпускной жетон (нагрудный знак). Некоторые корпусные традиции смыкались с кадетскими, что особенно ярко проявилось в так называемых кадетских заповедях. Их авторами могли быть кадеты, воспитатели, даже сам директор. Авторство в данном случае не имело значения, лишь бы данное правило соответствовало общему настрою и разделялось кадетской средой. Наиболее полно кадетские традиции нашли отражение в «Правилах Русского корпуса» или «Заветах генерала Адамовича своим кадетам».

Вот наиболее важные из них.

Самое главное

Быть верными старой России и относиться уважительно к ее прошлому.

Уважать русские старые обычаи.

Охранять нашу национальность.

Сохранять русский строй и выправку.

Подчиняться не рабами, а доброй волей.

Отношение к корпусу

Любить корпус, как любят старые кадеты.

Не грязнить гнездо и будущие воспоминания о своем детстве, отрочестве и юности.

Оберегать дом в корпусе и все в нем.

Соблюдать в корпусе гостеприимство к старым кадетам.

Не набрасывать тень на кадет своим поведением вне корпуса.

Соблюдать форменность кадетской одежды.

Облик кадета

Быть бодрым.

Закалять свою волю.

Терпеть безропотно лишенья» (К.Р.)

Смотреть людям в глаза.

Быть честным во всем.

Помнить, что честен в великом лишь честный в малом.

Не лгать.

Не хвастаться.

Не хамствовать.

Не быть грубым.

Не сквернословить.

Соблюдать трезвость.

Знать свои недостатки.

Не оправдываться ни тем, что «все по-волчьи воют», ни тем, что «один в поле не воин».

Быть, а не казаться.

Быть благодарным (благодарность — первый взнос в уплату долга и «шестое чувство человека»).

Взаимоотношения

Помогать товарищам.

Не завидовать.

Поддерживать выдающихся.

Не нарушать правил собственности.

Делиться.

Не делать бесчестного даже ради товарищества.

Не подводить товарищей под ответ за свои поступки.

Не преклонять служебный долг перед долгом товарищества.

Не оскорблять. Помнить: оскорбление товарища оскорбляет товарищество.

Младшим не драться, старшим не расправляться насилием.

Уважать молящегося.

Охранять младших кадет, как братьев.

Если загрязнился, не грязни чистых.

Не дружить во вред товариществу.

Поссорившись, думать о мире.

Не доносить и не сплетничать.

Из правил общежития

Не лишать товарищей удобств общежития.

Стеснять себя, чтобы не стеснять товарищей.

Не бояться быть вежливым.

Уважать чужое горе, печаль, радость и веселье, сон, труд и покой.

Не выдавать грубостью и руганью своей ненаходчивости и ограниченности.

Не барствовать перед прислугой.

Не брать пищу до раздачи. Соблюдать за едой приличие.

Не проявлять и не высказывать брезгливость.

Из корпусных правил

Все кадеты должны:

а) следить за почитанием младшими кадетами старших;

б) следить за нравственностью младших кадет;

в) следить за дружественными отношениями между всеми кадетами.

Старшие кадеты не должны злоупотреблять своим старшинством.

Воровство карается исключением из корпуса кадетской средой.

Кадеты должны приветствовать бывших кадет, носящих жетон корпуса.

Каждый выпуск должен делать не то, что ему хочется, а то, что требует благо корпуса.

Кадетская школа: чем она отличается от обычной и стоит ли отдавать ребёнка в кадеты

Современное школьное российское образование предлагает много форм организации учебного процесса. Наряду с новаторскими подходами, есть те, что были восстановлены из старого забытого прошлого. Так, кадетские школы существовали в России ещё до революции. Успешно функционируют они и сегодня. Несведущий человек, услышав о таких заведениях, может представить себе что-то вроде казармы, «армии в миниатюре». Так ли это? Чем кадетская школа отличается от обычной?

Чем отличается кадетская школа от обычной

В кадетском корпусе ребята также получают общее образование, однако это учебное заведение имеет массу отличий от обычной школы:

Кадетские школы от департамента — это средние общеобразовательные учреждения, в которых наряду с общими предметами дети изучают предметы военной подготовки. Они бывают двух видов: школы-интернаты и обычные школы.

  • В школах-интернатах дети находятся пять дней в неделю, а выходные проводят дома.
  • А в кадетские школы дети ходят так же, как и в обычные общеобразовательные. Существуют школы смешанного обучения, а также раздельного — для мальчиков и для девочек.

Кадетские учебные заведения бывают двух типов — школы и корпуса. Первые принадлежат департаменту образования, вторые — министерству обороны. Кроме того, бывают кадетские классы, открытые при обычной общеобразовательной школе.

Кадетские школы от департамента также бывают двух типов: школы-интернаты, где дети находятся пять дней в неделю, а на выходные отправляются домой, и обычные школы, где после уроков и дополнительных занятий ребёнок идёт домой.

В кадетских корпусах же ребята живут постоянно домой можно попасть только в увольнительные.

Кадетские корпуса — это школы-интернаты с проживанием и питанием

Поступить в кадетскую школу может не каждый ребёнок: необходимо хорошо сдать экзамены по общеобразовательным предметам, нормативы по физкультуре, пройти собеседование с психологом на стрессоустойчивость. Хотя есть и льготники (например, дети военных, погибших при исполнении воинского долга и пр.). Если же поступает будущий первоклассник, то необходимо заключение медицинской комиссии о состоянии его здоровья и беседа с психологом.

Кадеты обязательно носят форму. Есть повседневная, парадная, для кадетского духового оркестра. Форма каждой школы имеет свою символику, отличительные знаки.

Ученики обязательно носят форму с символикой своей школы, причём она бывает повседневной, парадной, для духового оркестра

Школьники обязательно изучают азы военного дела:

  • строевая и огневая подготовка,
  • военный устав,
  • ориентирование на местности,
  • медицинская подготовка и пр.

Обязательная часть программы — изучение азов военного дела

Есть летняя практика, где закрепляются полученные знания (строевая подготовка, полевые учения), отрабатывается спортивное мастерство. Кроме того, ребята наводят порядок в училище, готовят его к новому учебному году. Длится практика обычно две недели (первая половина июня).

Всё здесь происходит по режиму, конкретному распорядку, поддерживается строгая армейская дисциплина. Например, дети строем ходят в столовую, дежурят. Дежурный, например, перед уроком готовит класс и сдаёт рапорт учителю. Есть определённая культура обращения, например, педагог обращается к ребёнку «Кадет Попов».

В дни воинской славы, памятные даты России ребята обязательно несут вахту возле военных памятников (в том числе Вечного огня).

В кадетских школах и корпусах есть традиция — ребята дают клятву кадета (подобие военной присяги). Ученик даёт обещание выполнять свои новые обязанности, служить Родине и при необходимости защащать её. Это происходит всегда в торжественной обстановке (в военном музее, возле памятника и пр.). Клятва символизирует, что ученик становится самостоятельным человеком, несущим ответственность за свои поступки.

Летом кадеты обычно отправляются в специально организованные лагеря, например, палаточные. Там они, наряду с отдыхом на природе, отрабатывают полученные военные знания, выполняют боевые задания.

В школе традиционно обучаются ребята одного пола (есть специальные кадетские школы и для девочек). Однако есть исключения — школы, где вместе находятся и мальчики, и девочки, например, это Кадетская школа имени Героя Российской Федерации С. А. Солнечникова в г. Волжский Волгоградской области. Если мы говорим о кадетском классе в общеобразовательной школе, то там вместе учатся и мальчики, и девочки.

В кадетской школе обучаются только дети одного пола

Планка успеваемости здесь более высокая: культивируются высокие оценки, учиться на «тройки» стыдно.

Многопрофильность (нет гуманитарного, естественно-научного, физико-математического уклона). В кадетской школе углублённо изучают иностранный язык, математику, физику, историю, занимаются исследовательской работой, в основном, в области экологии, валеологии (например, разрабатывают способы усиления охраны окружающей среды, обеспечения безопасности здоровья).

После уроков кадеты обычно не идут домой, а проводят время в секциях и кружках по интересам (робототехника, авиомоделирование, творческие занятия и пр.). Из-за такой загруженности на занятия с репетиторами и подготовку к экзаменам в старших классах у кадетов свободного времени почти нет.

После уроков ребята занимаются по интересам в разных секциях, кружках, например, по робототехнике

Жёсткий отбор учителей, большой конкурс на место. Педагог кадетской школы должен пройти специальное тестирование по своему предмету, а также другие ступени отбора (например, предпочтение отдаётся специалистам с категориями, победителям различных конкурсов).

В старших классах организуются выезды в военные училища, знакомство с их бытом.

Что касается возраста поступления в кадетскую школу, некоторые из них набирают детей с 7 лет (то есть они будут первоклассниками). Но большинство родителей предпочитают отправлять туда школьников после окончания начальных классов в обычной школе. А, к примеру, директор Первого Московского кадетского корпуса вовсе советует делать это после 6-го класса, чтобы сам ребёнок был уверен, что хочет быть кадетом, был мотивирован.

Это возраст, когда ребёнок может сказать родителям: «Нет, я не хочу в кадетский корпус». В пятом классе он этого сказать не может, поэтому вместо мотивированных кадет в пятом классе мы получаем мотивированных родителей, а это не одно и то же. Если у ребёнка есть желание, значит, он мотивирован, мы из него что-то сделаем. А если он не хочет — как бы родители ни желали, никакого толку не будет.

Преимущества и недостатки обучения в кадетской школе

Исходя из отличительных признаков кадетской школы, очевидны её преимущества:

  1. Всегда высокий профессиональный уровень педагогов.
  2. В кадетских школах и классах царит дисциплина и культ высоких оценок. Поэтому ребята дополнительно мотивированы на успешную учёбу.
  3. Выпускник получает блестящее разностороннее образование (объективно это подтверждают более высокие баллы по ЕГЭ), имеет прекрасную физическую форму.
  4. Почти стопроцентная гарантия поступить на бюджетные места в патронажные профильные вузы (связанные с силовыми структурами). 80% выпускников как раз и выбирают высшие заведения, связанные с армией, силовыми структурами, тем более что там им предоставляются льготы (например, образовательный комплекс заключает договор (соглашение о сотрудничестве) с профильным министерством или силовым ведомством).
  5. Однако кадеты-выпускники имеют высокие шансы поступить и в другие вузы (ведь они в большинсве своём хорошо подготовлены по различным предметам, особенно по истории, математике, иностранному языку).

    Выпускники кадетской школы без проблем поступают в лучшие вузы страны, в большинстве своём в военные учебные заведения

  6. Ребёнок учится самостоятельности, ответственности за свои решения, поступки, закаляется его характер. Ребята учатся содержать в порядке свои вещи.
  7. Развивается чувство патриотизма, уважение к героям своей Родины (этому способствует глубокое изучение родной истории).
  8. В процессе обучения ребята постоянно заняты, за ними осуществляется присмотр. Для этого в кадетской школе есть специальные сотрудники — воспитатели. Они контролируют, как дети делают домашнее задание, проводят консультации для слабоуспевающих учеников. Таким образом, родители не будут переживать, что ребёнок по вечерам гуляет в подозрительной компании. У кадетов просто другие интересы.
  9. Обучение в кадетской школе бесплатное (все расходы, в том числе на питание, учебники и пр. осуществляются из государственных средств).

Между тем нужно упомянуть о моментах, которые для многих детей и родителей окажутся недостатками кадетской школы:

  1. Попасть туда не так просто, ведь требования для поступления довольно высокие.
  2. Требуемая стрессоустойчивость есть далеко не у всех.
  3. Даже если ребёнок прошёл все необходимые экзамены, психологические тесты, не исключено, что он будет тосковать по дому. Конечно, по выходным школьника могут посещать родители, но если школа находится в другом городе, посещения не будут слишком частыми.
  4. Если решение поступить в кадетскую школу всё же принималось родителями (ведь это престижно), то у самого ребёнка нет высокой мотивации к учёбе (ведь, возможно, он вовсе не мечтает посвятить свою жизни карьере военного).
  5. Не каждый ученик выдерживает довольно жёсткие условия, высокий уровень подготовки. Поэтому школьника могут отчислить из кадетской школы за неуспеваемость, невыполнение нормативов, или его родители сами примут такое решение (и ребёнок пойдёт учиться дальше в обычную школу).
  6. Ограничение кругозора, нет свободы действий: так, ребёнок не может после уроков пойти в кино, купить мороженое и пр. (это допускается только в старших классах). Отсюда снижается настроение.
  7. Изолированность от прежних друзей также может ухудшить эмоциональное состояние.
  8. По отзывам родителей, в кадетских корпусах не обходится без дедовщины.
  9. Однополое образование. Отсюда неумение общаться с противоположным полом, возможные проблемы в личной жизни в будущем.

    Однополое образование в кадетской школе может провоцировать проблемы с общением с противоположным полом

Видео: один день из жизни кадетов

Видео: будни кадетского корпуса

Это амурский кадетский корпус, единственное подобное учебное заведение на Дальнем Востоке. Уже 3 года подряд оно получает самые высокие оценки со стороны минобороны и образования. Воспитанники являются победителями в смотре курсантов кадетских учреждений нашей страны.

Видео: кадетский корпус для девочек (Кузбасс)

Кадетская школа — это, конечно, интересно и престижно. Но не стоит спешить определять туда своё чадо, ведь все дети разные. Даже если школьник подходит для кадетского корпуса по всем параметрам (состояние здоровья, успеваемость и пр.), нужно взвесить все плюсы и минусы этого учебного заведения и обязательно психологически готовить к нему ребёнка (при условии, что он сам хочет стать кадетом).

Доброго времени суток всем 🙂

Хотелось бы немного затронуть тему воспитания детей, а-ля «современное общество плохо влияет на детей, Интернеты учат безнравственности и насилию».

Нет, нет, нет и еще раз нет. При правильном воспитании ни один ребёнок не возьмет ни из Интернета, ни из поведения окружающих то, что считает плохим, а это уже прямая обязанность родителей: объяснить что есть хорошо, а что не очень.

Теперь к теме.

В возрасте 12 лет я неожиданно для себя очутился в кадетском корпусе (не путать с кадетским школами!)

Пухлый, унылый, расхлябанный домашний нюня мягко говоря. С детства все важные вопросы решали родители, да и жизненные вехи задавались ими, что не могло не привести к шквалу возмущения в моём текущем возрасте. Что можно ожидать от такого безвольного тела? Правильно, что кадетский корпус ему не по зубам. Быть может, тоже самое думаете и вы о своих сыновьях, но поверьте — ваш ребёнок может вас удивить, что, собственно, и произошло в моём случае.

Конец июня, площадка асфальта перед школой, утомленные трёхчасовым ожиданием на жаре родители и дети. Вступительные экзамены… У многих они были, а первые экзамены, как известно, самые страшные, ибо всё ново и непонятно. Три предмета: русский язык, математика, физкультура. Так вышло, что сдавал я только 2: за три дня до экзаменов я умудрился распороть ногу на озере. Две пятёрки, физру поставили автоматом. Учителя, принимающие экзаменуемых, были разными, но в общем и целом понравились)

И вот оглашение результатов. Первыми назвали тех, кто может прямо сейчас собираться и отчаливать домой, ибо три «2» — это перебор. Не понимаю, что хотели получить эти люди, но жизнь их отвернула от кадетской стези. Затем назвали тех, кто принят условно, то есть до первой двойки в четверти (как выяснилось позже, это было попыткой стимулировать желание к учёбе). Остальные же были счастливцами, ведь фразой «Мой сын поступил в кадетский (!) корпус!» можно гордиться, можно даже похвастаться перед коллегами. Уехал я оттуда уже без чувства того, что я делаю что-то неправильно.

28 августа 2012 года, тёплый денёк уходящего лета.

Вереница медленно идущих по территории дивизии родителей и детей. Новенькая, еще хрустящая по швам форма немного натирает между ног (важная деталь). И вот мы в казарме. Да, именно в обычной армейской казарме со стеклянными окнами и вечно свистящей вентиляцией, наспех заклеенной скотчем.

Первая встреча с будущими офицерами-воспитателями прошла вполне хорошо, правда я по случайности перепутал этаж и сначала пришел на 4-ый вместо 5-ого. Ольга Михайловна и Сергей Владимирович. Хорошие в сущности люди, поэтому душа моя была спокойна.

О это расселение по комнатам! Как же я был неправ, когда подумал, что нет никакой разницы между одинаковыми на первый взгляд комнатами. Деревянные кровати, которые впоследствии заменили на металлические, та же история с тумбочками. В целом очень скупая обстановка, но вполне достаточно для жизни, если приспособиться 🙂

А эта первая ночь… О да, это именно то самое ощущение, когда попадаешь в совершенно незнакомое место и совсем не понимаешь, что ты здесь делаешь. Дима, Влад, Урал (да, это имя). Первая комната для первых заселенцев 71 взвода. Естественно, что спать никто не собирался) Но вдруг среди негромкой беседы 4-ых щеглов появился ОН. Десятиклассник, представившийся Андреем. Спасибо ему, что сразу коротко и ясно дал понять, что расслабиться семиклассникам никто не даст, а потому мы должны четко следовать его указаниям, если хотим пережить первое время.

На вопросы о дедовщине или о чем-то подобном скажу так: была. Но не так, как это бывает в армии или в местах не столь отдаленных. Вот что вы подумаете, если в первую же ночь к вам зайдет уже другой старший и попросит телефон позвонить, проговорит всю ночь и на утро отдаст разряженный телефон с оставшимся лимитом на месяц в размере 10 минут от былых 150? Правильно, что он окуел. Но нам тогда было не до таких мелочей. Мысли у меня были в основном о том, что предстоит мне долгая и трудная дорога работы над собой, самовоспитание и прочее прилагается. Много кто думал о доме, о родителях, что в принципе вполне ожидаемо. На 2-ой день кто-то плакал, кто-то радовался, что вырвался из под гнета родителей, кто-то смирился со своей судьбой, решенной за него его же родителями. Вообще, как показала практика, мало кто задерживается в местах такого рода, будучи приведенными туда силком, из-под палки. Не хочет ребенок — не надо, без собственного желания возникнут большие трудности.

И вот первый день новой жизни!

Подъем тогда ещё в 6:30 утра дался вполне легко, несмотря на 5-часовой сон. Умывание, утренний туалет. Старшие выходят из расположения медленно, вальяжно, хотя седьмой и восьмой класс уже построен и ждет дальнейших команд. «Железная дисциплина — вот чему меня здесь научат», думал тогда я. Что ж, вперед, товарищ! Грызи гранит науки и постигай азы военного дела!

Завтрак был, мягко говоря, не очень. Весь рацион на год состоит из меняющихся каждый день блюд, будь то гречка с колбаской или же «полезная» каша. О питании скажу сразу: кормят мало и не совсем вкусно. Прослыть «нехватосом» (да-да, спасибо отцу за принесенный в семью армейский сленг) мне не хотелось, а потому оставалось только привыкнуть к такому количеству и сбросить 13 (!) килограмм за месяц. С обедом и ужином вроде лучше, хотя на любой приём пищи была вышеописанная схема. «Товарный дефицит», думал я тогда, вспоминая период застоя в советское время.

И кто же был первым щеглом, получившим пиздюлей? Я конечно же. Не в то время, не в том месте, как говорится. В нашем классе на второй ступени (всего их было 3) увлеченно рубились в карты одиннадцатиклассники. Знаете выражение «В каждом стаде есть паршивая овца»? Так вот среди них оно приобретает противоположный смысл: в их коллективе было 5-6 адекватных людей. Ах да, сидели то они не в форме, поэтому на вежливую просьбу одного из них покинуть помещение в очень ускоренном темпе был послан туда же. Стоило мне развернуться к нему спиной, как через секунду в затылок прилетает что-то твёрдое. Каблук туфли был реально твердым, потому затылок начало ломить нещадно. А он со спокойным лицом продолжил играть в карты. Вот так я стал первым, кто получил в первый же рабочий день)

Вышенаписанное небольшая часть того, что произошло даже за месяц пребывания в корпусе. Повторюсь, что учусь я не в показушной школе, где нет места ничему из описанного. Личности воспитателей, руководства, совзводников — все это заслуживает отдельных историй, которые я с удовольствием напишу по просьбе тех, кому это понравится (если конечно понравится, а то зарвался я, юный писатель). Всем удачи!

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *