Отношения Врач – Пациент

От того, насколько успешно складываются отношения между врачом и пациентом, зависит эффективность лечения. Правильно выстроенный приём и общение во время него гарантируют положительный результат. Какие модели отношений существуют между доктором и больным, на каких принципах они строятся, вы узнаете далее.

Какие бывают отношения между врачом и пациентом?

В разных странах отношения между врачом и пациентом понимаются по-разному. Современным специалистам и экспертам удалось выделить классификацию, которую принимают за основу.

Американский биоэтик Роберт Витч выделяет 4 модели отношений врач–пациент:

  • техническая – лечение в этом случае является технической процедурой, а больной не рассматривается как личность. Человек, обратившийся за помощью, рассматривается как «механизм, который нужно починить»;
  • патерналистская (сакральная) – доктор выступает в роли заботливого «родителя», а пациент – «ребенка». В этой модели отношений учитывается личность человека, врач морально поддерживает своего подопечного;
  • коллегиальная – в этой модели отношений пациент является союзником врача. Он принимает активную позицию, доктор все решения обсуждает с ним, не скрывая детали болезни. С моральной точки зрения, это самая притягательная модель, поскольку работа идёт в тандеме;
  • контрактная – врач и пациент взаимодействуют на основе негласного, в некоторых случаях, юридически оформленного, договора. Первый – назначает лечение, второй – рассказывает о соблюдении или несоблюдении рекомендаций. Основное решение при этом остается за врачом.

Особенностями взаимодействия больного с доктором занимается такая наука как биоэтика. Впервые этот термин употребил немецкий теоретик Фритц Яр. Он выдвинул концепцию под названием «биоэтический импертив», под которым подразумевал уважительное отношение как к человеку, так и к растениям и животным. Затем этот термин упоминает в 1969 году американский онколог и биохимик Ван Ренесслер Поттер. Первые публикации с этим термином в медицинских журналах появились в 1971 году.

Биоэтика – весь круг этических проблем во взаимодействии врача и пациента; наука о нравственной стороне деятельности человека в медицине и биологии.

Патерналистская (сакральная) модель

Основа патерналистской модели отношений врача и пациента заложена в гиппократовскую эпоху. Тогда доктор представал в роли заботливого отца или бога, который управляет жизнью человека по своему усмотрению. Больной в этом случае слепо и безоговорочно верил ему и не нёс никакой ответственности за своё здоровье.

Патерналистская (сакральная) модель отношений доктора и пациента в России значительно отличается по сравнению с опытом других стран. Это связано с тем, что эта модель распространена не только в медицине, но и в других сферах деятельности, например, в политике или экономике. Так в СССР были важны права общества, коллектива, государства, а не отдельного человека.

Конфликты между врачом и пациентом

В медицине сложно избежать конфликтов, поскольку эта сфера основана на постоянном общении людей, а также затрагивает жизнь и здоровье человека.

Проанализируем, из-за чего могут возникнуть конфликты, что чувствуют оба оппонента, как избежать подобных ситуаций.

Пациент как участник конфликта:

  1. Боится. Человек приходит к врачу с определёнными симптомами или обострившейся хронической болезнью. Перед приемом он мог почитать о своих симптомах в интернете и «накрутить себя», то есть приходит взвинченным. Пациент боится, что его болезнь серьёзная, что она сможет привести к инвалидности и даже смерти, а лечение будет тяжелым и с ограничениями. В этом случае доктор должен говорить спокойным, мягким голосом и проявить максимум внимания к приходящему.
  2. Не доверяет врачу. В большинстве случаев общество думает, что «поликлиники никуда не годятся», а «врачи плохо работают». В итоге пациенты на приеме пытаются начать контролировать медработника и высказывать своё мнение по поводу того, какое лечение назначили. Усилить недоверие может недостаток знаний о состоянии своего здоровья и большой поток дополнительной информации из интернета. Чтобы вызвать к себе доверие, проявите максимальное участие, покажите, что понимаете его трудности, и знаете, какое лечение будет эффективным.
  3. Испытывает физический дискомфорт. Пациент может быть изнурен долгим ожиданием в коридоре и своим плохим самочувствием. Один может зайти в кабинет и не высказать ничего по поводу длинной очереди, а другой может начать возмущаться. Попробуйте сделать ожидание максимально комфортным. Если в коридоре душно, попросите открыть окно. Людей с сильными болями и температурой необходимо принимать без очереди.
  4. Находится под влиянием эндогенных (внутренних) факторов. Большинство болезней влияет на центральную нервную систему. Из-за плохого самочувствия пациент может отреагировать на слова или действия врача неадекватно. В таких случаях необходимо оставаться и вести себя максимально корректно.
  5. Обладает личностными особенностями. У всех пациентов разный характер. На прием могут прийти те, кто любит устроить скандал в поликлинике или больнице. Есть одинокие и пожилые люди, которые таким способом пытаются компенсировать недостаток общения. Есть любители оставлять жалобы, также встречаются любители получить компенсации через суд. Подобные ситуации предотвратить практически невозможно, можно только смягчить конфликт грамотными действиями. С конфликтными людьми нельзя повышать голос и показывать раздражение. Громкая речь только раззадорит спорщика.

Врач как участник конфликта:

  1. Провоцирует пациента мелочами. Мятый халат, резкое приглашение в кабинет даёт возможность больному высказать недовольство. Чтобы избежать подобного, необходимо опрятно выглядеть и соблюдать деловой этикет.
  2. Недостаточно общается с пациентом. Если выдать информацию завуалированно или в малых количествах, у больного может возникнуть ощущение, что врач не уделяет ему должного внимания. Максимально сообщайте информацию о болезни конкретного человека и состоянии его здоровья. Можно сделать типовые рекомендации по режиму и диете и выдавать в конце каждого приема. Создадите страничку в интернете, где пациент может задать вам любой вопрос и получить на него исчерпывающий ответ.
  3. Затягивает очередь или уделяет мало времени. Нехватка времени связана с перегруженностью врачей, а также нормативами, которые не учитывают необходимость общения с пациентом. За 10 минут специалисту крайне трудно опросить человека, провести первичный осмотр, заполнить необходимые документы, поставить диагноз, назначить обследование (если необходимо) и лечение. В результате приходится либо затягивать прием, либо проводить его формально. Оба варианта могут привести к конфликтам. Постарайтесь правильно лавировать между этими моментами, чтобы перед кабинетом не было очереди, но и пациент получил достаточное количество информации. Если кому-то необходима подробная консультация, попросите записаться на другой день или время после приёма.
  4. Назначать неудобные обследования или непростое лечение. Пациенты могут не понимать, для чего им необходимо проходить ту или иную процедуру или в очередной раз сдавать кровь. Подробно разъясните, почему больному необходимо пройти обследование. После этого у человека не возникнет дополнительных вопросов, а процедура не вызовет негативной реакции.
  5. Обладает личностными особенностями. Эмоциональные перегрузки, ночные дежурства и переработки со «сложными» пациентами могут вызвать негативную реакцию у врача, что приводит к конфликту. После такого приема у больного остаётся неприятный осадок. В некоторых случаях это дает повод обратиться с жалобой к главврачу или в Минздрав. Изучите специальную литературу, в которой рассказывается, как управлять гневом и снять стресс. Если есть возможность, откажитесь на время от переработок или возьмите отгул.

Конфликты между врачом и пациентом могут привести к разбирательствам, в том числе и судебным. Недовольный человек сначала обращается к главному врачу медицинского учреждения. Если же конфликт не исчерпан, то обращается в вышестоящие инстанции: Минздрав и суд. Последние в некоторых ситуациях могут заподозрить халатное отношение медработников к пациентам. Чтобы избежать подобного, необходимо общаться с больными максимально корректно и не давать конфликтам разгораться.

Приглашаем вас принять участие в Международной конференции для частных клиник «Инновационные подходы к удовлетворению ожиданий современных пациентов», где вы получите инструменты для создания положительного имиджа вашей клиники, что повысит спрос на медицинские услуги и увеличит прибыль. Сделайте первый шаг на пути развития вашей клиники.

Габай Полина Георгиевна

Приглашаем медицинских работников и организаторов здравоохранения, работающих по профилю «стоматология». Последние годы обстановка в сфере здравоохранения накалилась до такой степени, что первостепенную роль стали играть юридические, а не реальные, человеческие критерии оценки качества медицинской помощи. Имея доступ к множеству источников информации, а также чуть ли не бесплатную юридическую поддержку юристов и правоохранителей, пациенты открыто заявляют о своих правах и смело требуют компенсации за их нарушение. Массовые уголовные преследования медиков перестают быть сенсацией, оставляют тяжелое ощущение дискредитации отрасли в лице общественного мнения. Административное бремя и участившиеся проверки органов надзора подогревают настороженность и требуют постоянного мониторинга перманентно меняющегося законодательства. «Внутриусобицы» также подрывают стабильность системы, проявляясь в конфликтах с работниками (работодателями), жесткой борьбе за рабочие места, льготы и компенсации. Информационная среда, превратившись в помойку, достигла максимальной степени токсичности. Размываются границы чести, достоинства и деловой репутации, что усложняет процесс защиты от клеветы и оскорблений. Как обеспечить юридическую безопасность в наше непростое время? Как минимизировать риски юридической ответственности, как не стать «денежным деревом» для пациента? Как правильно оформлять документы с пациентом, как застраховаться от ошибок? Как выйти с наименьшими потерями в конфликте «работник-работодатель»? Как защититься от органов надзора и правоохранителей, как вести себя при проверке? Как защититься от оскорблений, ложных сведений, клеветы, провокаций? Программа Медицинская документация как основное доказательство и «свидетель» ошибок «Карточка для прокурора»: особенности, основные ошибки и неприятности, вытекающие из незаполненной или плохо заполненной медицинской карты пациента. Форма стоматологической карты пациента, сроки хранения медицинской документации и порядок ее уничтожения. Предоставление медицинских карт по запросам органов надзора, суда, следствия и пр. Ознакомление пациента с медицинской документацией, порядок и нюансы. Изъятие и выемка оригиналов медицинских документов. Фальсификация медицинской документации и ответственность. Права и обязанности пациента-потребителя стоматологической услуги Классификация прав пациента. «Три кита»: информация, качество и безопасность услуги. Экстренная и неотложная медицинская помощь: братья близнецы. Пациент с острой болью. Право на получение экстренной медицинской помощи без взимания платы. Право пациента на получение информации о своем здоровье. Право знакомиться с медицинской документации и получать ее по запросу. Отказ медицинской организации в предоставлении информации, возможные последствия, методы понуждения. Сроки хранения медицинской документации. Порядок уничтожения медицинской документации. Обязанности пациента и ответственность за их несоблюдение. Можно ли привлечь пациента к ответственности за клевету, оскорбление, провокации? Документальное оформление правоотношений с пациентом от «А до Я» Как правильно: договО́р, дО́говор или публичная оферта? Заказчик, потребитель и плательщик – кто есть кто. Права пациентов, их родственников и представителей по принятию решений и подписанию документов. Законные представители и представители по доверенности, пределы прав. Статус бабушек, дедушек, няней и иных родственников – как оформлять отношения. Договор на лечение или излечение пациента? Гарантии в стоматологии. Информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство и пределы «индульгенции». ИДС в разрезе судебной практики. Виды ИДС, форма, срок действия, шпаргалка для разработки корректной формы. Встречают по одежке, а выписывают по эпикризу. Порядок оформления окончания лечения. Подробный алгоритм действий работников клиники в различных ситуациях Сроки оказания медицинских услуг, сроки исполнения договора и сроки лечения. План лечения и смета: медицинская и юридическая сторона вопроса. Порядок оформления ситуативного лечения и лечения по плану. Отказ в лечении и от лечения. Алгоритм оформления и минимизация рисков. Что делать, если пациент не явился на приём? Не оплачивает лечение? Явился в состоянии алкогольного опьянения? Все время опаздывает? Не подходит к телефону и не отвечает на письма? Иски и претензии пациентов к медицинской организации Как не стать «денежным деревом» для пациента: разбор судебной практики по гражданским делам в сфере стоматологии (некачественная медицинская помощь, дефекты медицинской помощи, причинение вреда жизни и здоровью, врачебная ошибка и халатность врачей и др.) Право пациента на безопасность медицинских услуг. Критерии безопасности медицинской помощи. Безопасность в стоматологии. Современные источники «доказательной медицинской практики». Статус порядков, стандартов, клинических рекомендаций. Качество медицинской помощи. Критерии качества, практика применения. Экспертиза качества медицинской помощи и независимая экспертиза. Дефекты стоматологической помощи, оценка качества и судебная практика. Формы, виды и пределы ответственность врача и клиники Ответственность работника (врача). Регрессный иск работодателя к работнику. Ответственность врачей, привлекаемых судом в качестве третьих лиц. Ответственность за работу без лицензии, с грубыми нарушениями лицензионных требований, пр. Кто и как можем закрыть клинику, приостановить действие лицензии, аннулировать лицензию? «Любимая» статья 238 УК РФ — оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности. Претензия пациента и порядок ее разбора. Варианты досудебного урегулирования претензии, минимизация рисков. Новые уголовные составы для врачей! Как не попасть под дамоклов меч следствия и избежать ответственности. Специфика стоматологической деятельности Частная практика врача-стоматолога, аренда кабинетов и стоматологических кресел: законодательные основы и юридические риски. Юридические риски при использование местных анестетиков. Аллергопробы: обязанность или по показаниям. Судебная практика. Анестезиология в стоматологии (общая анестезия, севоран, ксенон): правовые особенности использования, требования к помещению, лицензирование, использование сильнодействующих препаратов, наркотических средств и психотропных веществ. Все об использовании рентгеновского оборудования в стоматологии (ИИИ): согласование рентгеновского кабинета, портативные рентгены, требования безопасности и средства рентгензащиты, персонал группы А и Б, регистрация и учет дозовых нагрузок пациентов, индивидуальный дозконтроль персонала, статистическая отчётность и пр. Какие современные технологии нельзя, а какие «льзя» использовать во время лечения Электронная медицинская карта. Дистанционные консультации (телемедицинские) и онлайн мессенджеры. Телемедицинские технологии, ЕГИСЗ, федеральный регистр медработников и федеральный реестр медицинских организаций – что это такое и с чем это едят? Отправка анализов по СМС и электронной почте. Искусственный интеллект. Видеосъёмка процесса лечения и многое другое. Статус скрытой съемки Стоимость участия в вебинаре: 7 990 руб.

Пациентка, которой врач желала «сдохнуть», получила инсулин

Лекарство после этого получить удалось, а врача за такое поведение уволили. Однако бывшие коллеги с решением руководства не согласны.

У надежды Гречкиной обнаружили диабет первого типа еще 15 лет назад. Чтобы регулировать уровень сахара в крови, она вынуждена постоянно принимать инсулин. Для таких больных лекарство жизненно необходимо. Инсулин можно получить только по рецепту. По словам девушки, она и не думала, что после обычного визита к врачу у нее так подскочит сахар. Дежурный терапевт изрядно потрепала ей нервы, отказавшись выписывать рецепт из-за отсутствия предварительной записи.

По словам Надежды, она пыталась объяснить доктору, что была записана на прием, но не смогла попасть, так как находилась в другом городе. Но терапевт стояла на своем и, судя по снятым на приеме кадрам, была довольно агрессивно настроена, бросила на пол специальную тетрадь учета инсулина пациента, а позже однозначно дала понять, что лекарства не будет. «Да хоть сдохни! Не дам ничего», — заявила врач.

Надежда Гречкина, пациентка: «Я заняла очередь. Человек зашел и вышел. Я за ним. Доктор начала искать мою фамилию, говорит, что я не записана, до свидания. Возле двери собралось большое количество людей, они все слышали эти крики. Потом зашла врач, я не знаю ее имени, она увела меня в другой кабинет. Я уже была в слезах».

Терапевт действительно ведет прием только по предварительной записи, которую можно сделать в регистратуре или через Интернет, пациенту назначается конкретный день и время. Рецепт могут выписать сразу несколько врачей — эндокринолог, терапевт и заместитель главного врача, и тоже при наличии предварительной записи. Но в экстренных случаях, когда заканчивается жизненно необходимый препарат, есть законодательно прописанные исключения.

Известно, что терапевта зовут Людмила Бердник. У нее 36-летний врачебный стаж, 32 года она работает в Северской районной больнице. Женщина никогда не считалась конфликтной. Ее коллеги заподозрили, что пациентка специально спровоцировала медика, к тому же видеозапись беседы с врачом, попавшая в Интернет, явно смонтирована, поэтому Неизвестно, что осталось за кадром. Администрация лечебного заведения долго не разбиралась, Людмилу Бердник уволили.

Сейчас этим делом заинтересовались в СКР, проводится проверка. Правоохранительные органы должны дать свою оценку действием медика. Что касается Надежды, то она получила жизненно необходимый инсулин. Его ей выдали в тот же день без предварительной записи и каких-либо талончиков. Мало того, по словам главврача, выданных лекарств девушке хватит на три месяца.

Взаимоотношения в системе «врач — пациент»

Отношение «врач — пациент» (ОВП) является традиционной проблемой врачебной этики. Вместе с тем оно представляет собой и одну из центральных проблем социологии. Социологический подход к исследованию ОВП позволяет раскрыть новые аспекты этого отношения, обнаруживает его сложность, показывает динамику. Врачебная этика как один из видов профессиональной этики делает основной упор на враче и рассматривает это отношение в плане некой активности, исходящей от врача и направленной на пациента. Социология здравоохранения понимает ОВП главным образом как взаимодействие двух личностей. Таким образом, даже первый медико-социологический взгляд на ОВП оказывается боле панорамным, чем медико-этический, так как пациент представляется не только в качестве пассивного реципиента, но и как активный субъект взаимодействия.

Применение социологического подхода к ОВП конкретизирует систему социальных факторов, существенно влияющих на все стороны рассматриваемого отношения: тип организации общества и системы здравоохранения, профессиональные организации врача и ожидания пациента, роль малых групп — семьи, друзей, коллектив медиков. В итоге социологический подход дает возможность выявить типичные характеристики взаимоотношения врача и пациентов.

Большинство американских моделей ОВП является результатом развития и модификации исходной модели Т. Парсонса. В ней взаимоотношения врача и пациента трактуются с позиций структурно-функционального анализа, для которого в целом характерны подчеркивание решающей роли момента устойчивости системы и оценка различных явлений под этим углом зрения. Оценивая здоровье как одну из функциональных предпосылок устойчивости социальной системы, Парсонс характеризует пациента как девианта, роль которого даже при временном характере этой «девиантности» нежелательна. На первый план выдвигается проблема прав и обязанностей врача при «узаконивании» болезни, т.е. обосновании «законности» исполнения тем или иным человеком роли больного, решая вопрос наподобие «вратаря» общества.

На основании этих предпосылок Т. Парсонс разработал идеальные типы ролей врача и пациента. Хотя врача и пациента, по его мнению, связывает общая цель — восстановление здоровья последнего, их обязанности и привилегии резко разграничиваются. Пациент обязан: 1) мотивировать свое состояние как больного; 2) искать потенциальную помощь; 3) доверять врачу; 4) освобождаться от выполнения обычных обязанностей и от ответственности за свое состояние. Профессиональная роль врача заключается в выполнении следующих требований:

  • 1) действовать для благоденствования пациента, а не в целях корысти;
  • 2) руководствоваться правилами профессионального поведения (универсализм), а не какими-либо личными отношениями и групповой принадлежностью;
  • 3) максимально использовать свои профессиональные знания для того, чтобы контролировать заболевание (функциональная специфичность);
  • 4) быть объективным и эмоционально отключенным (эффектная нейтральность). Конечно, здесь больше присутствует психология, чем социология. На эти различия обращал внимание и Макс Вебер при анализе социального действия.

Рассматриваемые таким образом роли врача и пациента неравноценны, взаимоотношения ОВП характеризуются как асимметричные: доминирующим лицом является врач, который подтверждает состояние болезни, контролирует пациента, чтобы тот не злоупотребил своими привилегиями, и несет ответственность за возвращение его к выполнению нормальных социальных функций. Хотя Т. Парсонса часто критиковали за подчеркивание этой асимметрии как защитника технического элитаризма, тем не менее он настаивал на «институционализированном превосходстве профессиональных ролей», т.е. на необходимости профессионального доминирования врача.

В 1970-х годах Т. Парсонс пересмотрел свою модель и выдвинул ее новый вариант, назвав его моделью «коллегиальной ассоциации», который существенно не отличается от первоначальной модели, за исключением усиления роли взаимозависимости соматического и психического равновесия личностей.

Высокая степень абстрактности теоретических построений Т. Парсонса часто подвергалась критике. При этом сам Парсонс считал, что его модель достаточно конкретна и позволяет преодолеть ограниченность биомедицинского редукционизма, рассматривающего больного как неличный, физический объект, а уход врача за здоровьем — как объект инженерной технологии. Разница состоит лишь в том, что она исследует социальные отношения в культурологическом контексте. Поэтому она стоит как бы выше просто «искусства здравоохранения», характерного для легенды ее романтического прошлого. Построение Парсонса учитывает более тонкое структурное отношение и претендует на всесторонний учет личностных моментов системы «врач-пациент».

Т. Шац и М. Холлендер выдвинули три модели ОВП, в качестве критерия для выделения типа модели они взяли состояние организма больного. В их типологии асимметрия в отношениях врача и пациента сохраняется и не может усиливаться или ослабляться в зависимости от характера заболевания.

В первой модели «Активность — пассивность» активным является врач, пациент же пассивен, полностью беспомощен. Эта модель отражает такие состояния пациента, как потеря сознания, шок, кома. Роль врача состоит в том, что он «что-то» делает для пациента. Роль пациента — пассивный реципиент, прототип модели отношения «родитель- младенец».

Вторую модель авторы назвали «Руководство и кооперация». Она применима при большинстве острых заболеваний, например при инфекционных болезнях. В этом случае врач говорит пациенту «что делать», а пациент выполняет его указания. Прототипом этих отношений является «родитель — несовершеннолетний ребенок».

В случае таких хронических болезней, как сахарный диабет, миастения и другие, наиболее адекватна модель «Партнерство», при которой роль врача ограничивается тем, что он помогает пациенту «помочь самому себе». В подобных случаях врач выступает преимущественно как советчик, а центр тяжести в осуществлении лечебных мероприятий передвигается к пациенту. В рамках этой модели пациент действует активнее всего и асимметрия в положении врача и пациента, хотя и сохраняется, но весьма незначительна. Прототипом модели служат отношения «взрослый — взрослый».

Из других моделей ОВП американской социологии здравоохранения наибольшего внимания, на наш взгляд, заслуживает модель С. Блюма, в которой содержится попытка обобщить известные ранее модели. Блюм отказывается от истолкования ОВП как группы из двух лиц. Так как при этом не учитывается динамика медицинской ситуации, когда роль врача чаще выполняется медицинской бригадой, а взаимосвязь перемещается из дома или частного кабинета врача в больницу. Только на первом этапе своего исследования он рассматривает ОВП как взаимодействие двух элементов — врача (А) и пациента (В); (А) и (В) — это субъективные атрибуты, отличающие врача и пациента в качестве индивидов. Между ними существует два вида отношений: (х) — человеческое взаимодействие и (у) — объективное применение медицинской науки. Далее Блюм включает в схему главную референтную группу врача — (А), понимая под эти стандарты профессионального поведения, интернализированные врачом, и называет все это «медицинская профессия». На третьей фазе Блюм аналогично включает референтную группу пациента, т.е. семью — (В), которая, как он считает, оказывает самое значительное социальное влияние на поведение пациента в роли больного. Поскольку семья, как, впрочем, и медицинская профессия, чутко реагирует на те или иные течения в культуре общества вообще и является интегральной частью культуры, то окончательно взаимодействие врача и пациента следует рассматривать на фоне социокультурной матрицы (С), из которой дополнительно выделяются две субкультурные референтные группы (Д) и (Е). Они касаются таких факторов, которые в особых случаях служат дополнительными источниками ценностной ориентации врача и пациента. Сюда Блюм относит класс, расу, религию, национальность. Таким образом, внутреннее окружение взаимосвязи содержится в пределах четырех элементов: (А)+(В)+(Х)+(У), внешнее окружение образует (Р)+(Е)+(С). Модель С. Блюма полнее других учитывает специфику современной медицинской ситуации, когда взаимодействие врача и пациента перемещается из частного кабинета в больницу, а в роли врача выступает медицинская бригада. В данной модели наиболее последовательно дифференцирована система социальных индикаторов, которая в неразвернутом виде содержалась в модели Т. Парсонса. Блюм показывает многообразие социальных факторов и некоторую последовательность включения диады врач — пациент в окружающую социальную систему.

Выступая на международной конференции «Отношение «врач — пациент» в меняющейся картине здоровья» (1976) и рассматривая современное состояние вопроса, Т. Парсонс проанализировал три модели ОВП, которые значительно отличаются от тех, которые доминировали исторически ранее: модели «рынка», «бюрократии» и «демократической ассоциации».

В модели «рынка» больной понимается как потребитель, покупатель, а врач — как продавец. Основа их взаимосвязи — главным образом экономическая. Однако Парсонс считает, что хотя в последнее время имеет место некоторое возрождение этой модели, в целом она является неприемлемой. Парсонс считает, что традиционная финансовая связь врача и пациента, когда пациент непосредственно платит врачу, уже отошла в прошлое.

На основании того, что взаимоотношения врача и пациента в настоящее время чаще всего развертываются в клиниках, была выдвинута модель «бюрократии», где анализируются главным образом административные функции медицинских организаций. По мнению Парсонса, эта модель, как модель «рынка», игнорирует самые существенные компоненты взаимосвязи в ОВП и абсолютизирует бюрократическую компоненту, которая обязательно присутствует в госпиталях и клиниках как административных организациях, но не исчерпывает их функций.

Разновидностью модели бюрократии является модель «пролетаризации». Суть ее заключается в том, что многие врачи являются получающими жалование служащими в организации, «слугами», которых эксплуатирует класс «боссов», государство. Однако, отмечает Парсонс, постоянно увеличивающийся уровень доходов американских врачей не дает никакого основания причислить их к эксплуатируемому классу, чего не скажешь о России. Маловероятно также, замечает Парсонс, чтобы врачи были бы в авангарде будущей пролетарской революции.

Ядром третьей модели «демократической ассоциации» является основной принцип обычного членства равных в любой добровольной демократической ассоциации «1 член — 1 голос». В сфере здравоохранения это означает полное равенство врача и пациента. Ценность этой модели заключается в ее демократически-элитарных компонентах, подчеркивании прав пациента, принципа добровольного его согласия на проводимое медицинское обслуживание, что крайне важно в медицинских исследованиях и экспериментах.

Подводя итог краткому историческому анализу моделей ОВП в американской медицинской социологии, можно сделать вывод о том, что авторы этих моделей искренне озабочены кризисом связанной диады «врач — пациент». Большое количество разнообразных теоретических моделей свидетельствует об их непрекращающихся попытках предложить хотя бы паллиативные пути преодоления данного кризиса.

Российские социологи анализируют динамику социального положения врачей, их социальные установки и ценности, а также изучают перспективы и стратегии повышения социального статуса врачебной профессии в России.

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *