Возьми крест свой, и следуй за Мною

Что означает фраза «нести крест свой»? Почему нужно отвергнуться себя перед тем, как начать нести свой крест, и какой смысл заключается в повелении Господнем «следуй за мною»?

Многие люди находятся в заблуждении по поводу несения своего креста по жизни. Кто-то скажет: мой крест – это муж алкоголик, с которым я мучаюсь всю жизнь. Другой считает крестом своим мучавшую его физическую болезнь, а кто-то — вечную нехватку денег, постоянные долги, заботу о престарелом больном родителе. Если во всем этом нет отвержения себя и следования за Христом, то несение такого креста бессмысленно и не приводит человека ко спасению его души. Здесь царит ропот, жалость к самому себе, недовольство жизнью, претензии к Богу, типа такого: «за что меня Бог наказывает?» Здесь проявляется, в основном, ветхая натура не преображенного светом Христовым человека.

Крест человека является продолжением креста Христова, на котором Спаситель все уже совершил для нашего с вами спасения. Он заплатил Своей жизнью за наши грехи. Он понес наши болезни и немощи на Себе, забрал все наши проклятия. Он обнищал ради нас, чтобы мы обогатились Его нищетою.

Личный крест является инструментом для достижения царства небесного, универсальным орудием умерщвления ветхой греховной природы человека, унаследованной от Адама, и облачением в новые одежды небесного человека, во всем подобного Христу. Без этого никто не сможет достичь царства небесного.

Основные этапы достижения царства небесного

Отвергнуться себя

Что это значит? Человек по натуре эгоцентричен, т.е. свое «я» ставит на первое место. К примеру: «я специалист в области юриспруденции». Другими словами: «я окончил юридический факультет, обладаю знаниями и опытом в этой области. Это мое достижение в жизни. Я неплохо зарабатываю, обеспечиваю свою семью, у меня надежные связи. Не делаю никому зла. Бог доволен мною…» Видно из этого, что человек гордится собой, считает, что он своими силами достиг своего положения, и он достоин уважения со стороны других людей. Знакомая картина, не правда ли? И это нормально с человеческой точки зрения, но это не приводит человека в царство небесное. Почему? Да потому, что человек остался прежним со своей Адамовой природой, грешной и обреченной на уничтожение. Он не отверг себя, свое «Я». Да и не в состоянии совершить это своими человеческими усилиями, сколько не применял бы усилий к этому. Человеку надобно родиться свыше посредством веры в искупительную жертву Христа. Для этого необходимо умереть для своего «я», чтобы воскреснуть для новой жизни во Христе. Здесь нужен крест, т.е. распятие всех своих амбиций, гордости, человеческих желаний, помыслов. Необходимо полностью отрешиться от своего накопленного опыта, знаний, природных дарований, но все подчинить Христу, поставив Христа на первое место. Другими словами, свергнуть идола, самого себя. Это процесс всей жизни.

Взять крест свой

Что это значит?

Это значит — со смиренным сердцем принять в свою жизнь все преходящие испытания, скорби, болезни, удачи и неудачи, взлеты и падения, принять, как ниспосланное Богом для совершения дела спасения души человеческой. Принять без ропота и сомнения, с верою, что Бог делает все во благо человеку.

Крест свой – это полное послушание Слову Божьему, Его святым заповедям, послушанию, даже до смерти, при необходимости.

Крест свой – это готовность умереть за ближнего своего.

Крест свой – это сделаться слугой для других людей, делая это как для Господа.

Крест свой – это молитвенное бдение, постоянное смирение плоти в угоду духу, благочестивая жизнь в обществе.

Несение креста своего без полного отречения от себя (отвержения) не имеет смысла, так как одно с другим неразрывно и взаимосвязано.

На своем кресте в течение всей жизни мы распинаем свою плоть со страстями и похотями, чтобы умертвить тело греха и дать место новому человеку во Христе Иисусе.

Наглядная иллюстрация. Зерно, брошенное в землю должно умереть, чтобы принести плод. Если оно не умрет, то плода не будет. Зерно – это то, что мы сеем – свою греховную, тленную натуру, чтобы умерев для греха, возродиться в новом человеке, подобном Христу.

Еще пример: метаморфоза превращения гусеницы в прекрасное новое творение – бабочку. Гусеница – образ нашей ветхой природы. Бабочка – прообраз нашего духовного нетленного человека во Христе.

Нести свой крест – это определенный труд, производимый человеком по вере в Иисуса Христа. Любой труд всегда предопределяет конкретные усилия по достижению результатов, тем паче – несение креста своего требует принесения себя на жертвенный алтарь для Бога, потому что «царство небесное силою берется, и применяющий усилие восхищает его». (Матф.11:12)

Следуй за мною

Что значит фраза «следуй за мною»?

Совершенно бесполезно нести крест свой без следования за Христом. Попробую прокомментировать свою мысль.

Есть немало так называемых подвижников, которые думают, что честно несут свой крест, но фактически они только обманывают самих себя. Многие занимаются самосовершенствованием, чтобы улучшить свой характер, привести себя в смиренное состояние духа, искоренить в себе дурные привычки, истязают себя несением определенных служений в поместной церкви, тем самым пытаясь заслужить у Бога одобрение добрыми делами. Это есть глубочайшее заблуждение и тупиковый путь. Богу не нужны наши дела, совершаемые нами в целях задобрить Его и заслужить спасение. Это дела самоправедности, а не веры. Человек как бы говорит Богу: «вот я много тружусь для Тебя, делаю добро людям, постоянно работаю над своим характером, запиши, Господи, мне в актив это…» В глубине души такой человек надеется, что угождает Богу. Фактически, он пытается собственными усилиями достичь царства небесного, игнорируя тот факт, что Сын Божий претерпел за него на кресте и все уже совершил для его спасения. Не требуется больше человеку зарабатывать свое спасение, ему надо просто верить в искупительную жертву Христа и позволить Христу быть главным во всей его жизни, а дела, лишь следствие посвящения Христу. Такой человек все еще руководствуется своим «я», он еще не до конца умер для своей плоти. Он все еще в суете. Все его дела — есть лишь скрытое тщеславие и самообольщение.

Следовать за Христом – значит жить по закону Христа, действовать в соответствии с требованиями Христа, служить в церкви в соответствии с повелением Святого Духа, данного каждому верующему. Следование за Христом – это полная капитуляция своего «я» и предоставление всех своих органов чувств, помышлений и самого тела в послушание Христу.

Вспомните двух разбойников, распятых вместе со Христом. Оба они приняли свой крест, но не оба последовали за Христом. Один из них, вися на кресте, поносил и хулил Сына Божьего, а другой, увещевая приятеля, покаялся, уверовав в Сына Божьего. Из Библии видно, что второй разбойник получил обещание Спасителя: «И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю.» (От Луки 23:43) Он просто уверовал и последовал за Христом.

Следование за Христом – это полное отречение от воли своей. Это полное повиновение Богу.

Крест кажется нелегким до тех пор, пока пребывает крестом своим. Когда же личный крест преобразится в крест Христов, то становится легким. «Иго Мое благо, и бремя Мое легко есть, сказал Господь» (Мф.11, 30).

Крест свой изменяется в крест Христов в следующих случаях:

1. Ученик Христа проносит его с полным осознанием греховности себя, нуждающейся в искоренении.

2. Несет его с благодарностью и славословием Христа.

В итоге ученик получает великое утешение, которое делается источником непостижимой радости и мира, благодатно наполняющих его дух, разум, чувства и само тело.

Терпеливое несение своего креста есть истинное покаяние.

Благодаря Кресту Христову ученик возносится от земли, помышляя о горнем, сердцем и умом пребывая на небе и созерцая красоту царства Божия.

Спасибо Господу за Его Отцовскую неизреченную любовь и долготерпение ко всем чадам Своим. Аминь.

Обязательно посмотри видеоролик!

Если Вам понравилась эта статья, поделитесь, пожалуйста, ею со своими друзьями в социальных сетях – нажмите кнопочки, расположенные ниже. И не забудьте

С уважением, Вячеслав Ерогов

Что значит по-настоящему следовать за Христом?

Вопрос: Что значит по-настоящему следовать за Христом?
Ответ: Во всех четырех Евангелиях заповедь Иисуса «следуй за Мной» встречается несколько раз (например, Матфея 8:22; 9:9, Марка 2:14; Луки 5:27; Иоанна 1:43). Во многих случаях Иисус говорил так, когда призывал двенадцать человек, которые должны были стать Его учениками (Матфея 10:3-4). Но в других местах Он говорил так всем, кто желал того, что Он предлагал (Иоанна 3:16; Марка 8:34).
В Евангелии от Матфея 10:34-39 Иисус ясно сказал, что значит следовать за Ним. Он сказал: «Не думайте, что Я пришел установить мир на земле. Не мир Я принес, но меч. Я пришел разделить! Разделить “сына с отцом, с матерью дочь, со свекровью невестку. И враги человеку его домочадцы”. Кто любит отца или мать больше Меня, тот не для Меня! Кто любит сына или дочь больше Меня, тот не для Меня! И кто свой крест не берет, идя за Мною, тот не для Меня! Кто хочет жизнь свою обрести, тот погубит ее. А кто погубит свою жизнь ради Меня, тот ее обретет» (тут и далее – перевод Российского Библейского общества).
Тот факт, что Иисус несет «меч» и обращает членов семьи друг против друга может показаться немного резким после слов о том, что тот, кто верит в Него, не погибнет (Иоанна 3:16). Но Иисус никогда не смягчал истину, а истина заключается в том, что следование за Ним ведет к сложному выбору. Иногда мы можем хотеть все бросить. Услышав учение Иисуса на горе блаженств (Матфея 5:3-11) и о грядущем кресте, многие Его последователи отвернулись (Иоанна 6:66). Даже ученики решили, что следовать за Иисусом было слишком тяжело, в ночь, когда Он был схвачен. Все они оставили Его (Матфея 26:56; Марка 14:50). В ту ночь следование за Христом подразумевало возможный арест и казнь. Вместо того, чтобы рисковать своей жизнью, Петр трижды отказался от того, что он даже знал Иисуса (Матфея 26:69-75).
Следовать за Христом по-настоящему означает, что Он стал для нас всем. Каждый человек следует за кем-то или чем-то: друзьями, массовой культурой, семьей, эгоистическими желаниями или Богом. Мы можем следовать только за чем-то одним (Матфея 6:24). Бог заявляет, что мы не должны иметь никаких других богов перед Его лицом (Исход 20:3; Второзаконие 5:7; Марка 12:30). По-настоящему следовать за Христом означает не следовать больше ничему другому. Иисус сказал в Евангелии от Луки 9:23: «Кто хочет следовать за Мной, пусть забудет о себе и каждый день несет свой крест – тогда он будет следовать за Мной». Нет такого понятия, как «ученик наполовину». Как продемонстрировали апостолы, никто не может следовать за Христом своими собственными силами. Фарисеи были хорошим примером тех людей, которые пытаются повиноваться Богу собственными силами. Их собственные усилия привели лишь к высокомерию и искажению всей цели закона Божьего (Луки 11:39; Матфея 23:24).
Иисус раскрыл Своим ученикам тайну, как правильно следовать за Ним, но в то время они не понимали этого. Он сказал: «Только Дух дарует жизнь, человек тут бессилен» (Иоанна 6:63). А также: «Поэтому Я и сказал вам: только тот ко Мне сможет прийти, кому будет дано Отцом» (ст. 65). Ученики находились с Иисусом в течение трех лет, обучались, наблюдали и участвовали в Его чудесах. Тем не менее, даже они не смогли следовать за Ним по-настоящему собственными силами. Они нуждались в Помощнике.
Иисус обещал много раз, что после после Своего возвращения к Отцу, Он пошлет им «Заступника» – Святого Духа (Иоанна 14:26; 15:26). На самом деле, Он сказал, что Его уход будет для их же блага, чтобы мог прийти Святой Дух (Иоанна 16:7) и поселиться в сердце каждого верующего (Галатам 2:20; Римлянам 8:16; Евреям 13:5, Матфея 28:20). Иисус предупреждал своих последователей не начинать свидетельствовать о Нем, «пока не укрепитесь силою свыше» (Луки 24:49; Деяния 1:4). Когда Святой Дух сошел на этих первых верующих в день Пятидесятницы, они в тот же миг получили всю силу, необходимую им для следования за Христом, даже к смерти, если это было необходимо (Деяния 2:1-4; 4:31; 7:59-60).
Следовать за Иисусом означает стремиться быть похожим на Него. Он всегда слушался Своего Отца, так что и нам следует стремиться к этому (Иоанна 8:29; 15:10). По-настоящему следовать за Христом значит сделать Его главным, таким образом мы делаем Иисуса Господом своей жизни (Римлянам 10:9; 1 Коринфянам 12:3; 2 Коринфянам 4:5). Каждое решение и каждое стремление должно фильтроваться через Его Слово с целью прославления Его во всем (1 Коринфянам 10:31). Мы не спасаемся тем, что делаем для Христа (Ефесянам 2:8-9), а лишь тем, что Он сделал для нас. Из-за Его благодати, мы желаем угождать Ему во всем. Все это достигается, когда мы позволяем Святому Духу иметь полный контроль над каждой областью нашей жизни (Ефесянам 5:18). Он объясняет Писание (1 Коринфянам 2:14), дает нам духовные дары (1 Коринфянам 12:4-11), утешает (Иоанна 14:16) и направляет (Иоанна 14:26). Следовать за Христом значит, что мы применяем истину, которую узнаем из Его Слова, и живем так, будто Сам Иисус находится рядом с нами. English

Вернуться на русскую стартовую страницу
Что значит по-настоящему следовать за Христом?

Возьми крест свой

И, подозвав народ с учениками Своими, сказал им: кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее. Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою? Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами.

В душеспасительной литературе и нормативных проповедях этот шокирующий призыв сводится к следующему: отсеки свою волю (говоря на языке монасей), а заодно с ней и голову со всеми ее бесконечными «зачем» и «почему». Она тебе больше не нужна – есть духовник, священноначалие, катехизис, номоканон и свв. отцы, давшие ответы на все вопросы) и терпи, терпи, терпи до самой, Марковна, до смерти («Житие протопопа Аввакума»).

В пору моего «неофитства» мне довелось услышать от одного популярного среди московской молодежи тогда еще молодого священника, что христианская мудрость – это мудрость салтыковского премудрого пескаря и чеховского «человека в футляре». В общем, залепи уши ватой, надень темные очки, заберись поглубже в свою нору, никогда не езди на велосипеде и пусть все тебе будет божья роса. Послушание паче поста и молитвы, то есть: постись, молись, но главное – слушайся и не мудрствуй: где просто там ангелов со сто, а где мудрено – там ни одного. Сиди и не питюкай, и спасешься и ты, и дом твой.

Но в этом ли состоит Христом свобода, стоять в которой призывает Павел? В осознанной необходимости беспрекословного повиновения «системе»? Воля отсечена, голова отключена, т.е. та и другая, став орудиями «послушания», действуют в строго заданном извне направлении, понимаемом как «узкий путь» будто бы за Христом, хотя Христос – по умолчанию – уже и не важен, и не нужен, и не интересен: Его заменяет «система» и «старцы», вычитывание правила и магические акты индивидуального «освящения», к которому сведены крещение, евхаристия и все остальные таинства; Его заменяет заточенный под домострой быт и политическая мифология. Царство Божие понимается как а) как загробный мир («во блаженном успении вечный покой» в награду за послушание) и б) «святая Русь» (вариант: Великая Россия как православная сверхдержава) – страна-монастырь во главе с игуменом царем-батюшкой, пасущем жезлом железным и своих чернецов (Иоанн IV) и все языки (Иосиф Виссарионович, Иоанн Васильевич сегодня). Короче говоря, Царство – это рабство и физическое и духовное, как в СССР, «самой свободной стране», рабство здесь, на земле, и там, в великолепном, как ВДНХ, райскому саду, альтернатива которому – огнь не угасающий и червь неусыпающий, скрежет зубовный, тьма кромешная и мука вечная. Но если христианство – вот это, то трудно понятно, почему нашел такой «широкий отклик» призыв Вольтера раздавить гадину.

Терпение, безусловно, необходимо и необходимо во всем, без него невозможен успех ни в каком деле, и первое, чему необходимо учиться. Учиться любому, а особенно тому, кто всерьез решил следовать за Христом, увидев в Нем Путь, Истину и Жизнь, единственного Спасителя, совершенного Человека, единосущного Отцу. Но призывая отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною Иисус говорит не только о самоотверженности и терпении в несении всего, что выпадет на твою долю. Ведь это, что называется, и ежику понятно, это обычная житейская, человеческая, слишком человеческая мудрость, если вообще может быть названа мудростью общеизвестная истина, с которой никто не спорит. Но «Сын плотника» потому и говорил как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи, что, в отличие, от них, не изрекал ожидаемых нравоучительных религиозно-патриотических сентенций, упакованных в эффектные «фигуры речи». Он вербовал последователей, которые придут на смену Ему после того, как Он будет взят от мира, был – прежде всего – лидером начатого им движения и лишь «по совместительству» – «учителем нравственности» (раввином); Его заявления, переворачивали все с ног на голову, вызывали зачастую шок, а не «чувство глубокого удовлетворения».

Представим себя на месте Его слушателей. Что означало для них отвергнись себя, и возьми крест свой? В отличие от нас, они видели в этом не аллегорию, а получившего без малого сто ударов рвущими мясо нагайками висельника, к вытянутым в стороны рукам которого привязана поперечная балка креста – patibulum; обливаясь жгущими глаза потом и кровью, он волочит ее, падая, разбивая лицо о каменные плиты дороги, к месту распятья, подгоняемый конвоирами; брус длинной примерно в два с половиной метра и весом в 36 кг, из дуба (такую нес Спаситель, согласно исследованиям Туринской плащаницы), давит всей тяжестью на кровоточащее месиво в которое превращены спина и плечи, бьет по затылку, особенно – при падениях, но это ничто по сравнению с тем, что придется претерпеть осужденному, когда к ней пришьют гвоздями его запястья. Волей-неволей отвергнешься тут себя, молясь или проклиная, или – и то, и другое.

Все это слушатели Иисуса знали не из книг и не понаслышке: римляне не церемонились с участниками «фронта национального освобождения», в сочувствии которым подозревали не без основания всех иудеев. Иисус говорил о Царстве, что для иудея могло означать только одно: государственный переворот, широкомасштабное восстание, и, следовательно, воспринимался как кандидат в его руководители, сплошь объявлявшие себя мессиями (в таком титуловании себя, кстати, не было ничего особенного, и распяли Иисуса вовсе не за это). Таким образом, призыв отвергнуть себя воспринимался как призыв быть готовым к мучительнейшей смерти, на которую тебя гонят, связанного, как скот на убой; избежать ее нет никакой возможности, ты не можешь ее не принять во всем ее ужасе, и ты не знаешь, долго ли он, этот ужас, продлится, сколько тебе корчиться с выставленным напоказ срамом, пока не станешь подвешенной для воронья и собак падалью.

Итак, тот кто хочет идти за Христом, должен быть готов не к иносказательному, а буквальному несению креста – на Голгофу, на полигон в Бутово, на Колыму, в психушку закрытого типа – всюду, куда гнал «мир сей», осмеяв, оплевав и предав в конце концов не просто смерти, а смерти позорной, в чем проявляется в полной мере изобретательность «лжеца и отца лжи, человекоубийцы от начала»: при Тиберии – крест, при «благочестивейшем» Иоанне Васильевиче – кол, в советские – следователи мочились в лицо допрашиваемым в довершение к пыткам и т.д.

Отвергнуться себя – значит быть готовым к тому, к чему никто не может быть готов, не был и Сам Иисус, молившийся в кровавом поту, чтобы Его миновала чаша сия. Но речь идет не только и даже не столько о мученичестве: оно не цель, а средство: единственное – при известных обстоятельствах – не повредить душе своей, сберечь ее. Иными словами, отвергаясь себя, ты отвергаешься не себя, а своей природы в ее «падшем» состоянии, парализованной страхом перед болью и смертью и во многом, очень во многом определяемой этим страхом.

Это природа стала тленной и смертной с тех пор как человек предпочел быть, говоря языком физики, замкнутой и потому обреченной на распад системой – тварью, обособившейся от Творца и тем самым – рабом тления. Именно этот факт – наша ограниченность нашей смертной природой – и делает невозможной для нас равнобожественную свободу, для которой мы созданы, которую мы, порвав в Эдемском саду с Создателем, потеряли и вернуть которую нам пришел Христос.

Итак, речь идет о самой радикальной из всех возможных «смене парадигмы». Кириллов в «Бесах» убивает самого себя, чтобы доказать самому себе, что он свободен и этот вызов собственной природе, ограничивающей твою свободу, логичен, иначе все разговоры о свободе оказываются на глубине своей демагогией, подростковым задиристым трепом. Христос тоже предлагает Своим последователям начать с самоубийства: умерщвления в себе «ветхого человека», без чего не родится «новый» (следуя терминологии ап. Павла). Отвергнув себя таким образом ты будешь знать, что ужас распятья – не случайность, а закономерность, твой последний штурм Царства Небесного, (напомню: по словам Христа, оно подобно еще и крепости, которую берут силой); Голгофа (смерть) неизбежна для нас, разбойников, от нее не отвертишься, и единственное, что в наших силах, определиться в своем отношении к ней: считать ли ее концом всего и слать проклятья небесам или увидеть в висящем рядом Христа и попросить не забыть нас в Его Царстве.

Итак, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною – это инструкция Смертника смертникам (т.е. всем нам, смертным); три пункта, проигнорировав которые мы потеряем душу свою, то есть нас постигнет то, о чем сказал Толстой: «после глупой жизни приходит глупая смерть». Смерть не может не быть глупой, если мы никогда не задумывались о ней всерьез, с чего, собственно, и начинается самосознание: смысл выступает из своей потаенности только перед лицом Ничто, как сказал бы Хайдеггер. И еще цитата: «То, что не выше жизни – не выше смерти» (Т.С. Элиот). Христос призывает стать выше жизни-как-смерти и тем самым – войти в жизнь-как-свободу, в свободу-как-любовь, или, по Иоанну, в жизнь вечную, жизнь Самого Бога – Отца, Сына и Духа, чья жизнь есть абсолютная самоотдача Себя Друг Другу и вызванному из ничего этой любовью миру. Иначе нам не спасти душу свою, т.е. не выйти из рабства смерти-как-разобщенности с Богом, друг с другом, с самим собой – этой шизофрении, этого разрыва между «умом» и «сердцем», всей этой путаницы противоречивых стремлений, заканчивающихся ничем.

Мне кажется, невозможно научиться терпению, не расставив все точки над «i» в вопросе ради чего ты терпишь. Ради «спасения души»? Но что оно такое, это спасение? «Во блаженном успении вечный покой», благополучное бессмертие, для надежды на которое вовсе не обязательно быть христианином, а можно быть и язычником, и мусульманином, и атеистом, т. к. – вспомним того же Павла – во всяком народе (в том числе и советском) делающий правду угоден Богу, а значит и не будет Им оставлен ни здесь, ни там на вечную муку? Следуй заповедям Моисея или Торы, или Большой там или Малой Колесницы, по выбору, или моральному кодексу строителя коммунизма, этой пародии на Декалог, тоже не учащему, впрочем, ничему плохому, — словом, будь человеком и никто тебя не посадит в вечности на сковородку, не ввергнет в кипящее огнем и серой озеро, о чем говорит и Сам Христос в притче о Суде, с некоторых пор называемом Страшным. Для веры в бессмертие души и для его получения Христос вообще не нужен и Его воскресение – лишь умножение сущностей сверх необходимости.

Символ веры заканчивается признанием: чаю воскресения мертвых и жизни будущего века – реальной, в теле, пусть и другом но вместе с тем и этим же самым, с личностным, а не растворенным в Абсолюте самосознанием. При продвинутом же неверии в это пресловутое бессмертие, при тотальной «деконструкции», изобличающей лого- фалло- и прочий центризм с его симулякрами вообще нет проблем: одна бессмыслица не лучше и не хуже другой, выбирай любую и ни в чем себе не отказывай.

Христос адресуется к тем, кто имеет шанс удостоиться креста в том смысле, о котором я говорил (хотя и «глупая жизнь», и «глупая смерть» тоже испытание, тоже в своем роде «крест»), к тем, кто хочет идти за Ним, и предупреждает, чего это может стоить. Обращается – и это тоже важно не забывать – к галилейским крестьянам, простонародью, из которого набирает Свою «команду» – измученным оккупацией и марионеточной властью, подстрекаемым к мятежу, что кончится разрушением Храма, вереницами крестов вдоль дорог, тотальным геноцидом и массовой депортацией. Крест – не иносказательный, а самый что ни на есть реальный – «светил», таким образом, едва ли не каждому в этот предельно ответственный момент кульминации истории Израиля – кульминации, наступившей с приходом обещанного Мессии.

Зная, как мало у Него времени и как взрывоопасно все, что Он говорит, Иисус не тратится на разжевывание Своих слов для не имеющих уши: Его народ в виду предстоящих страшный испытаний стоит теперь перед решающим выбором, когда каждый должен определиться, с кем он – с Иисусом, предлагающим путь мира с Римом и смертельной войны с дьяволом, подталкивающим Его, Иисуса, народ к катастрофе, или – с дьяволом, действующим и через Рим, и через пресмыкающейся перед ним «местной администрации» в лице иродов и держащих кукиш в кармане каиаф, тайно подогревающих сепаратистские настроения. Отсюда крайний радикализм Иисуса, который приспособят под свои нужды тоталитарные режимы: кто не с нами, тот против нас, например.

Но тогда, в тридцатых годах I века, вопрос о Иисусе действительно стоял во всей свое предельной остроте: на него должен был ответить и ответить прямо сейчас каждый, определиться, с кем он: с Иисусом (и тогда он будет избавлен Богом от вечного вавилонского плена у лжеца и отца лжи) или с теми, для кого Иисус – лжемессия, совратитель, колдун, сын погибели, а не Сын Божий. Если с Иисусом, то он должен быть готов претерпеть то, что претерпел Иисус и что действительно претерпевали христиане: не крест так живой факел Нерона или львы на арене цирка. Никаких абстракций – все конкретно: если пойдете за Мной, вас ждет то-то и то-то, если нет – повредите душе своей, которая для Бога дороже всего, дороже Храма и национальной независимости.

Призыв Христа, таким образом, как и все Его слова, и ситуативен и актуален – с той или иной степенью остроты – для Церкви и каждого ее члена в любое время. Например, 18-ый год, когда третьего не дано: или заслушиваешься музыкой революций, а еще лучше – идешь за нее воевать с «контрой» или ты сам «контра»; или ты ненавидишь большевизм и не идешь с ним ни на какие компромиссы, или – служишь ему, то есть соучаствуешь в физическом, нравственном, культурном уничтожении своего народа. Еще пример: перепись 37-го года с ее графой «религиозное исповедание» и тоже с единственным из двух возможных ответов: или атеист, или ставь подпись под своим смертным приговором. Ну и конечно же было бы верхом наивности полагать, что «князь мира сего» исправился, стал толерантным плюралистом и будет смотреть сквозь мохнатые виртуальные пальцы на брошенный ему на все времена христианством вызов (христианством не номинальным, а действительным, т.е. всегда гонимым, а не благословляющим гонения или утверждающим во всеуслышание, что никаких гонений нет, когда мучеников за одну пятилетку становится больше, чем за всю историю Церкви).

Итак, бывает ситуация, когда компромисс невозможен, и к ней важно быть внутренне готовым, не обольщаясь никаким очередным «измом». Однако ошибочный или обусловленный малодушием выбор совсем не всегда оказывается роковым: вспомним хотя бы сколько иудеев, считавших выдачу Иисуса римлянам и Его распятие правомерным, покаялись после проповеди Петра или того же Савла, ставшего Павлом. Заблуждение не необратимо, хотя и такой вариант должен быть учтен, то есть необходимо принимать в расчет, что новой ситуации выбора может и не быть, все определит этот – раз и навсегда. И он действительно определяет если не все, то многое, в том числе не в последнюю очередь и следующий выбор. В любом случае решение нужно принимать сейчас, не откладывая, надо честно сказать себе, что если ты не готов отвергнуться себя, и взять крест свой, и следовать за Христом в буквальном смысле, не редуцируя этот суровый призыв к терпению чужих и собственных «немощей», то причислять себя к Его ученикам будет и слишком поспешно, и слишком самонадеянным.

В конце концов, никто ведь никого ни к чему не обязывает. Для иудея есть Моисей с его десятью заповедями, для мусульманина Коран, для агностиков – «общечеловеческие ценности». Будь порядочным человеком, или просто – будь человеком (что всегда нелегко) и не думай о Боге как о генералиссимусе, отправляющем в вечный ГУЛАГ по своей прихоти кого попало и уж наверняка – тех, кто мыслит не по общеобязательному шаблону, в данном случае – конфессиональному. Об этом уже шла речь. Как и о том, что радикальный призыв Христа не только негативен (терпи), но и позитивен. Что отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною означает еще и следующее: освободись от внутреннего рабства, в котором держит тебя страх перед страданием и смертью, «плоть, мир и дьявол», возьми на себя крест этой свободы стань для своего народа и всего этого мира тем же, чем был для того и другого Иисус из Назарета; пойми в чем твое призвание и следуй ему как следовал Своему – Он. А все призвания христиан, какими бы эти призвания ни были во всем своем разнообразии сводятся к одному: творить новую жизнь (се, творю все новое). Только делая свое дело и не оставляя попыток жить по Евангелию ты спасешь душу свою (в христианском понимании термина), т.е., иными словами, обретешь самого себя. Спастись – это стать тем, кто ты есть, как было замечено, стать же в полном смысле слова тем, кто ты есть, тем, кого тебе только еще предстоит найти, можно только на кресте. Этот закон непреложен. Как писал умерший в Иерусалиме в 37 лет Денис Новиков:

Не меняется от перемены мест,
Но не сумма, нет,
А сума и крест, необъятный крест,
Переметный свет.
Ненагляден день, безоружна ночь,
А сума пуста,
И с крестом не может никто помочь
Окромя Христа.

Толкования Священного Писания

Ст. 34-37 И, подозвав народ с учениками Своими, (Господь) сказал им: кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее (обретет ее. — Мф. 16:25). Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою?

Слушай! Это для всех. Это обстоятельство для всех, и этого не минешь! Подмечай, как это открываемое слово Господь делает общим законом и как нарочито подчеркивает его неминуемость. Господь был отозван Петром в сторону от народа и даже учеников, и Петр прекословил Господу, не понимая предреченных Господом Его страданий (ст. 32). Господь отворачивается от Петра, и смотрит на учеников, и произносит Свое прещение Петру: «Отойди…» (ст. 33). А теперь совсем покидает Петра и уже не только смотрит, а и зовет, зовет, не только учеников, но и народ. Не ясно ли, что говорится Божественное слово, обращенное ко всем, как для всех обязательное и неминуемое? Это во-первых. И во-вторых, не ясно ли, что говорится какое-то особенное слово, если Господу угодно было оборвать беседу с избранным учеником, резко, с прещением отстранить его, сейчас же подозвать к Себе всех, стоявших поодаль, и к ним обратить Свое слово? Да, это было особенное слово. Почему же надо было ждать особенного слова? Да уже по одному тому, что ни много ни мало речь шла обо всем Господнем деле. Апостол Петр исповедал Христа Божьим Сыном (ст. 29), и ученики услышали в ответ основной закон христианства — закон непримиримости его с миром зла и отсюда закон страданий, закон смерти и закон победы в воскресение (ст. 31). Петр не понимает и не принимает закона страданий и хочет примирения с миром зла: «Будь милостив к Себе, Господи!» Петр хочет по-человечески повернуть христианство. Господь с резким прещением отстраняет от Себя избранного ученика, поворачивается ко всем и говорит. О чем же? Ну, конечно, Господь выправит грубую ошибку Петра, за которую назвал его «сатаною», и авторитетно еще раз утвердит истинную сущность Своего учения и дела, как они должны мыслиться — не по-человечески, а по-Божески. Но сейчас Господь говорит уже не о Себе. О том, что закон непримиримости с миром зла, и отсюда закон страданий, Он утвердит Своим личным примером, Господь сказал уже Своим ученикам (ст. 31). Сейчас Христос говорит и ученикам и народу, что это закон основной и потому общий и неминуемый, что каждому неминуемо пройти путем, по которому прошел Он, Спаситель, и что другого пути христианской жизни нет. Вот о каком важнейшем предмете будет Господня речь. Смотри Божие слово: «Кто хочет идти за Мною…» Так указывается путь всем, всем без изъятия: священнику, мирянину, а не только монаху, подвижнику и отшельнику. Всякий, кто хочет идти за Ним, т.е. называться и быть Его учеником, всякий неминуемо должен исполнить то, что дальше указал Господь, кем бы человек ни был, где бы ни стоял, чем бы ни занимался. «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя». «Отвергнись себя»… Вот он неминуемый путь: отвергнуться себя. Как это? Отвергнуть что-либо — значит осудить как негодное, с решительностью отказаться, пренебречь и отбросить. Вот так и надо поступить с собой. Всего себя осудить, как последнего, негодного, и без малейшей жалости к себе отказаться от себя, с негодованием от себя отвернуться, с презрением пренебречь и с гневом отбросить себя в мусорную яму. Господи! Как же это? Господь продолжает: и не только этого Я требую от тебя. Я указываю тебе больше: погуби себя, как бы убей себя. Вот что нужно. Тогда ты Мой ученик. «Иже бо аще хощет душу свою спасти, погубит ю» (ст. 35). Страшный закон! Великий закон! Бросить себя в мусорную яму, погубить себя. Погубить всего себя, каков ты есть, целиком без остатка, а потом уже идти, и только тогда ты станешь Его учеником. Так решительно водворяется для будущих учеников закон отречения от мира зла, от греха. Требуется возненавидеть себя, отказаться от себя и погубить себя старого, греховного, естественного, каков ты есть по Адаму, каков ты есть без Христа. Надо, чтобы ты, Адамов, стал, как мертвый. Короче: надо, чтобы ты умер. Это закон смерти. Его так и обозначил Христос в другом месте, когда сказал: «Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода» (Ин. 12:24). Значит, по слову Господа, если ты ищешь у Христа плода истины и плода жизни, то надо тебе, естественному человеку, человеку мира и греха, надо тебе идти на собственное уничтожение, гибель, смерть, как гибнет пшеничное зерно, тогда ты принесешь плод. Святой апостол Павел в Послании к Римлянам подробно излагает этот неминуемый закон смерти естественного человека, когда он пошел за Христом, чтобы получить плод. Он прямо так и пишет, что ветхий человек «умер», и не только умер, но и «погребен». «Зная то, что ветхий наш человек распят с Ним (Христом), чтобы упразднено было (истреблено, уничтожено) тело греховное… (что) мы умерли со Христом…» (Рим. 6:3, 6, 8). И вы, пишет Апостол христианам, вы «умершие». «Так и вы почитайте себя мертвыми для греха» (Рим. 6:11). И вы погребены. «Мы погреблись с Ним (Христом) крещением в смерть» (ст. 4). Так водружается закон смерти. В дальнейших словах ученикам и народу Господь объясняет этот великий и страшный закон. Господь утверждает, что для человека, если он хочет жить, нет выбора: ему неминуемо уничтожить себя. Как бы человек ни старался беречь себя и лелеять себя, как бы ни заботился о своем теле и как бы ни окружал всем вниманием свою душу, все равно конец его один — смерть, да не только физическая смерть, а — что ужаснее — духовная смерть, т.е. банкротство души еще при физической жизни. И никуда не укрыться от этого уничтожения смерти. Смерть неминуема для естественного человека потому, что природа его есть природа греха, а грех есть болезнь и отрава души и тела. Чем же может кончиться это систематическое изо дня в день, из часа в час отравление жизни, как не смертью? Это тоже всеобщий закон. О нем, как непререкаемом, говорит и святой апостол: с грехом вошла в мир смерть, и стала смерть неизбывным «оброком греха», которым расплачивается бедный человек (Рим. 5:12, 6:23). Апостол спрашивает естественного человека: «какой же плод (результат) вы имели» от своей естественной жизни? И отвечает: плодом вашим были дела, конец которых — смерть (Рим. 6:21). Так стала незыблемым законом жизни потеря жизни, смерть: «Кто хочет душу свою (жизнь свою) сберечь (по-земному), тот потеряет (погубит) ее» (Мк. 8:35). Это незыблемо во все дни до скончания века. Это закон. Проверь на примерах. Присмотрись к жизням вне Христа. Все они кончают смертью, и громадное большинство — еще при физической жизни. Смерть наступает или в результате сужения жизни до животных процессов, при которых постепенно атрофируется и отмирает человеческое, и человек движется до своей физической смерти руководимый животным инстинктом и злом, или же в результате тяжело переживаемого и сознаваемого душевного банкротства, когда человек бесплодно мечется из стороны в сторону в поисках оправдания жизни, а оправдания нет, покоя нет, счастье и удовлетворение неуловимы. А зло наступает, и захлестывает, и душит все лучшее, что крохами еще теплится в естественном человеке. Последний тип, конечно, морально выше первого, но и его конец — смерть души как ее банкротство, как невозможность построения жизни по правде без Христа. Так властвует закон жизни, по которому «оброком» неминуемого греха является неминуемая смерть. И некуда человеку податься. И нет у человека выбора, потому что кто же, не лишенный совсем рассудка, будет стараться приобретать и весь мир захватить приобретением, зная, что по существу-то дела копает могилу для себя, и что, чем больше он уходит в вещи мира, тем глубже его могила? Нет выбора для человека, потому что не может подыскать человек уравновешивающее гибель души. И чем же человек может компенсировать себя за смерть души? Какой выкуп даст человек за душу свою? Нет выбора! Вот почему и водружает Господь великий закон добровольной смерти. Это выход. Почему?! Закон неминуемой смерти, как расплата за грех, все равно властвует. И Господь напоминает об этой неминуемости… Он открыто объявляет людям ту крайнюю точку, тот тупик, в который вгоняет их грех. Показав всю безысходность жалкого положения человека, преданного греху и смерти, на этих разлагающихся гнилушках жизни, имеющих только видимость живого, Господь водружает новый великий закон — закон добровольного уничтожения себя. Зачем? Да затем, что на этом добровольном гробе сеется семя новой жизни. Устраняется ветхое — очищается почва для молодого; выкидывается больное — творится здоровое; погребается мертвое — встает обновленное и вечно живое. И выходит, что теряющий приобретает и жертвующий собой находит себя. Пшеничное зерно, упадшее в землю и разложившееся, приносит плод. «Кто потеряет (погубит) душу свою ради Меня, тот обретет (найдет) ее» (Мф. 6:25). Эта мысль о новой, живой жизни, вместо гниющей старой, подробнее развита Спасителем в беседе с Никодимом (Ин. 3:1-2). Беседа эта является как бы продолжением речи о погублении души, и в ней раскрывается дальнейшая мысль о росте новой жизни взамен отпадшей и погребенной. Господь указывает Никодиму, что надо ему вновь родиться для новой жизни, а в ответ на недоумение Никодима, как же ему, старому человеку, вновь родиться, Спаситель снова утверждает: «Истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие» (ст. 5). И продолжает дальше: «Не удивляйся тому, что Я сказал тебе: должно вам родиться свыше» (ст. 7), а затем объясняет, как происходит новое рождение от Духа (ст. 8). Значит, там — погубление, здесь — обретение. Там — смерть, здесь — новое рождение в жизнь. Видишь теперь, почему водружается Христом великий закон смерти: уничтожение ветхого Адама нужно для того, чтобы очистить место для нового человека. Погубление греховной души нужно потому, что на пепле мира, греха и тления, возрастает новая, вечная жизнь мира нетления и Царства славы. И, наконец, Господь Спаситель в этом Своем слове ученикам и народу обозначает путь, по которому неминуемо пойдет отвергшийся себя и возрождающийся в новую жизнь от Духа. Он обозначает его очень кратко, всего одним словом «Крест». «Отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (ст. 34). Чем же будет этот путь Креста? Очевидно, он будет противоположным тому, который погребен. Тот был путь мира зла и греха — этот будет путем отрицания мира греха, путем праведности во Христе. И очевидно, этот путь обнимает собою всякую жизнь, все возрасты, все формы жизни, все роды людской деятельности, когда в них человек уже перестал быть рабом греха, а ведет борьбу с ним и хочет быть сыном Света, истинным сыном Небесного Отца. Тот, погребенный, был путь гибели, разложения и смерти — этот будет путем восстановления жизни и вечности. А почему он путь Креста? Очевидно, Господь обозначает его по примеру Своего пути. Его путь также был путем борьбы с грехом и злом, и он был путем крестным, путем страданий, и он закончился Крестом в собственном смысле. Так и путь Своего ученика Господь называет путем Креста, потому что и он есть путь борьбы с грехом. Вот почему и сказано: «Следуй за Мной», т.е. безбоязненно, как Мой ученик, иди по пути, по которому Я прошел… Иди с Крестом к своей Голгофе и через нее к своему воскресению. Этот неминуемый путь (за Господом) был, есть и навеки останется Крестом, т.е. путем страданий, потому что, во-первых, борьба с грехом всегда останется подвигом, насилием, т.е. соединена со страданием; во-вторых, и потому, что в мире зла и греха человек, идущий путем праведности, всегда будет не своим, встретит враждебность и на каждом шагу и с каждым днем будет чувствовать несродность окружающего, переживать конфликты с ним, страдать, доколе не «разрешится» от тела и со «Христом будет», т.е. пока окончательно не освободиться от соприкосновения с миром зла, как желал того апостол («Имею желание разрешиться и быть со Христом». — Фил. 1:23). Так вот каков закон смерти и закон Креста и восстания. Помни. Это обязательный и непреложный закон. Смотри, не подмени его компромиссными суждениями «своего» христианства! Это закон и объявлен в устранение человеческого суждения Петра. Там было утверждение мира и отрицание страданий, борьбы со злом, здесь — отрицание мира и утверждение борьбы со злом. Так поправил Петра Сам Христос. Это незыблемо, как сама истина. Это свято. А потому безжалостно осуди и похорони себя старого, греховного… пойди путем Креста, путем очистительных страданий за твоим Спасителем. Побори до конца грех Голгофою страданий, и ты, как победитель тленного, увенчаешься нетлением. И Первенец из мертвых Христос сделает тебя причастником Своего Воскресения. «Ибо если мы соединены с Ним подобием смерти Его (через путь Креста), то должны быть соединены и подобием воскресения» (Рим. 6:5).

Благовестие Святого Евангелиста Марка. Духовные размышления.

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *