Романовы (2013)

№28 Лукьяненко Алексей
Лена Ч — так называемое «Кровавое воскресенье» — это была целенаправленная провокация, материалов сейчас полно. Можно рассмотреть чуть подробнее.
1905 г. — На сопках Маньчжурии гремят пушки японской войны, а в России закипает миленькое пламя революции. И близится недобрый день 9 января – день, породивший чудовищный миф о кровавом царе и добрых народных заступниках-революционерах. Подготовка к 9 января шла с конца 1904 г. Эсеровско-гапоновский план заключался в следующем: устроив на Путиловском заводе забастовку, прикрываясь собранием фабрично-заводских рабочих, организовать общее шествие народа к царю. В целях маскировки, демонстрация должна была первоначально носить монархический характер, а петиция, предназначенная для вручения царю, должна была быть чисто экономической; и лишь в последний момент следовало предъявить радикально революционные требования.
Но самый интересный момент — шли к царю, хотя было известно, что его в Петербурге не было!
Все началось с провокации на Путиловском заводе. Во время рождественских праздников среди рабочих завода распустили ложный слух об увольнении 4 человек. На заводе началась забастовка. 3 января на завод приехал Гапон с составленной эсерами петицией с заведомо неприемлемыми требованиями.
Напомним, что забастовка на Путиловском заводе, выполнявшем заказ для японского фронта, началась в военное время. Попробуйте представить себе забастовку в 1943 году. Что бы было тогда с бастующими? Ответ очевиден – расстрел без суда и следствия. Но в царской России, называемой «тюрьмой народов», с рабочими начинают переговоры. 4 января директор Путиловского завода принимает петицию Гапона и отвечает, что Для Путиловского завода, выполняющего экстренные заказы для Маньчжурской армии, установление 8-часового рабочего дня едва ли допустимо.
После этого, используя собрание фабрично-заводских рабочих, эсеры организуют волну забастовок. Забастовки организуются по плану, разработанному Троцким, еще находившимся в это время заграницей. Используется принцип цепной передачи: рабочие с одного забастовавшего завода врываются на другой и агитируют за забастовку; к тем, кто отказывается бастовать, применяются угрозы и физический террор.
Один из самых интересных моментов — Гапон в «Истории моей жизни» писал: «Великий момент наступает для всех нас, не горюйте, если будут жертвы не на полях Маньчжурии, а здесь, на улицах Петербурга. Пролитая кровь сделает обновление России». Он сознательно вел людей на кровь!
Утром 9 января рабочие, отслужив молебен в Путиловской часовне, двинулись в центр города. Шли из четырех разных частей города. Всего собралось до 200 тысяч человек, это притом, что все население Петербурга едва доходило до 1,5 миллионов. Сам Гапон вел колонну к Нарвским воротам. По дороге по его приказу были силой захвачены хоругви из православной церкви.
«Я подумал, что хорошо было бы придать всей демонстрации религиозный характер, и немедленно отослал рабочих в ближайшую церковь за хоругвями и образами, но там отказались дать нам их. Тогда я послал 100 человек взять их силой, и через несколько минут они принесли их» (Гапон — «История моей жизни»).
Первая встреча рабочих с войсками произошла у Нарвских ворот. Начальник Нарвско-Коломенской части (частями тогда назывались городские районы) генерал-майор Рудаков вспоминал: «Сегодня, 9 января толпа рабочих двигалась к Нарвским воротам… Чины полиции напрасно уговаривали не идти в город. Когда все увещевания не привели ни к каким результатам, был послан эскадрон Конно-Гренадерского полка… В этот момент был тяжело ранен помощник пристава поручик Жолткевич, а околоточный надзиратель убит».
Итак, первые выстрелы раздаются со стороны манифестантов, а первые убитые – чины полиции. В ответ рота 93-го пехотного Иркутского полка открыла огонь. В 12 часов дня две колонны подошли к Троицкому мосту. Вот отрывки из доклада пристава Крылова Санкт-Петербургскому губернатору Фулону: «По требованию моему остановиться толпа продолжила двигаться, и после третьего сигнала, когда толпа все-таки не остановилась, был произведен один залп… Врач лично сообщил, что доставил в больницу 5 умерших, 10 смертельно раненых и остальных более или менее тяжело раненых, а всего между 50 и 60 человек».
На Васильевском острове, где было более всего эсеровских боевиков, события с самого начала разворачивались по трагическому сценарию. Около 1 часа дня толпа на 4-й линии значительно увеличилась в числе, стала строить баррикады. Роты двинулись вперед… Во время движения рот из дома №35 по 4-й линии бросались кирпичи, камни и были произведены выстрелы. Во время действия войск были задержаны за грабеж и вооруженное сопротивление 163 человека.
В 14 часов на Дворцовой площади также произошло вооруженное столкновение. И здесь так же, как и у Нарвских ворот, первые выстрелы прогремели из запрудившей площадь толпы. На Дворцовой было убито до 20 манифестантов, после чего толпа рассеялась.
Войска всюду, где могли, старались действовать уговорами. Там, где не было эсеровских боевиков, удалось избежать кровопролития. Напомним, что в те времена во всем мире, а не только в России, не было ни слезоточивого газа, ни резиновых дубинок, ни даже банальных пожарных водометов. Тем не менее, в районе Александро-Невской Лавры и в Московской части люди спокойно разошлись. К вечеру все беспорядки закончились. По официальной статистике было убито 128 человек и 360 ранено.
В «Кратком курсе истории ВКПб» под редакцией комиссии ЦК ВКПб указаны такие данные: более 1000 убитых и более 2000 раненых. Все это вранье восходит товарищу Ленину, ведь революцию нельзя делать без народного возмущения.
И последнее. Мятеж 9 января происходил во время войны. Забастовки в военное время в любой стране, кроме России были бы подавлены кровавым образом в самом зародыше. Так, англичане в 1916 году подавили Дублинское восстание, подогнав к городу морские мониторы и расстреляв его из тяжелых корабельных пушек. Улице же были зачищены от восставших с помощью пулеметов и только что появившихся в английском арсенале танков. И никто, даже Америка, не кричал о кровавом английском режиме. В 1920 году те же англичане уже в мирное время танками и пулеметами подавили рабочее восстание в Манчестере. Царскую русскую власть, подавившую в военное время организованный японской разведкой мятеж, объявили кровавой. И это притом, что против участников шествия 9 января не только не было предпринято никаких репрессий, но каждой пострадавшей семье из личных средств царя было отпущено по 50 тысяч рублей.

Сериал Раскол смотреть онлайн

Один из самых дорогих исторических проектов на российском телевидении, снимавшийся на протяжении двух лет. Сериал режиссера Николая Досталя посвящен одному из центральных событий российской истории XVII века – церковному расколу, который в свою очередь привел к разладу между государством и народом, священнослужителями и прихожанами, а также поделил русских людей на никониан и староверов. Русь, XVII век. После кончины царя Михаила Федоровича, первого представителя династии Романовых, на престол восходит его сын Алексей. Молодого царя окружает множество людей и советчиков, но однажды на поклон к нему является особенный человек – игумен Никон. Священнослужитель так понравился набожному царю, что он вскоре повелел сделать его архимандритом Новоспасского монастыря – родовой усыпальницы Романовых. Постепенно Алексей стал все больше времени проводить в беседах с Никоном, который не уставал призывать его навести порядок в стране, спасти народ от скверны и соблазнов. Дружба с царем позволила Никону в 1652 году занять патриарший престол и наконец приступить к реформированию Русской православной церкви. Сериал «Раскол» вы можете посмотреть онлайн на нашем сайте.

Приглашаем посмотреть сериал «Раскол» в нашем онлайн-кинотеатре в хорошем HD качестве. Приятного просмотра!

«Раскол»: победы и ошибки сериала (+ Видео)

В разговоре на телеканале «Культура», который состоялся 9 сентября 2011 года после просмотра первых серий телесериала «Раскол», участвуют писатель, автор сценария сериала Михаил Кураев, архимандрит Тихон (Шевкунов) — наместник московского Сретенского монастыря, протоиерей Леонтий (Пименов) — постоянный член Совета митрополии Русской Православной Старообрядческой Церкви, и Алексей Светозарский — профессор, заведующий кафедрой церковной истории Московской духовной академии.

Ведущий: Мы уже посмотрели 10 фильмов двадцатисерийной картины «Раскол». У нас в студии автор сценария фильма «Раскол», писатель Михаил Николаевич Кураев, протоиерей Леонтий (Пименов) Русской Православной Старообрядческой Церкви, приехавший к нам из Орехова-Зуева Московской области, Алексей Константинович Светозарский и архимандрит Тихон (Шевкунов).

Итак, 17 век, не страшно ли было туда погружаться? Михаил Николаевич?

Михаил Кураев

М.Кураев: 17 век обойден как-то школьным вниманием. Процесс, который шел в 17 веке, был естественным и при Алексее Михайловиче, и при Федоре Алексеевиче, и это был процесс развития и становления России. Мы с Николаем Досталем приступали к работе над сериалом с чувством глубочайшей ответственности и с душевным трепетом.

Спасибо большое, Михаил Николаевич, мой следующий вопрос, наверно, ко всем. Заниматься историей имеет смысл лишь тогда, когда мы проводим какие-то аналогии с современностью. Что есть в 17 веке, что сейчас сделало его актуальным?

М.Кураев: У нас не было задачи такой, акцентировать какие-то исторические аллюзии, ни в коем случае. Если они и возникают, то лишь потому, что наша современность такова.

Да, все совпадения случайны… такое мы слышали не раз. Но тем не менее, это наша история, и, конечно, если мы в нее заглядываем, то нам хочется увидеть пересечение с сегодняшними реалиями.

Архимандрит Тихон (Шевкунов): Середина 17 века — это самая болезненная точка во всей русской истории, вот я не побоюсь этого сказать. И за то, что авторы фильма дерзнули этого болезненного места коснуться, им честь и хвала.

Потому что фильм получился. Я, честно говоря, не без предубеждения смотрел этот фильм, потому что представлял себе, насколько сложно воспроизвести такой переломный, страшный момент русской истории, о котором, действительно, слишком мало знают.

17 век, раскол — это для большинства русских людей что-то сложное, тяжелое, к чему не хочется прикасаться. А ведь это этап истории, который очень многому может научить. Поневоле рождаются аналогии. К примеру, любая реформа в России, что это такое? Чем она заканчивается? Какова ответственность за реформы? Интересно наблюдать, как всего лишь одна реформа делает врагами Никона Патриарха и Алексея Михайловича, каков механизм разделения на идейной почве, как через эту вражду начинается ослабление всей страны.

Я благодарен авторам этого фильма за то, что они взялись за столь непростой сюжет, показали нам еще раз о тех проблемах. которые стояли когда-то и сейчас стоят перед Россией. Касаться темы раскола внутри страны больно точно так же, как и в 17 веке, как это ни парадоксально, как это ни потрясающе.

Если мы говорим об истории 17 века и о всех сложностях, то каковы были победы и поражения России в это время?

Алексей Константинович Светозарский

А.Светозарский: Скажу для начала, что, с моей точки зрения, фильм получился. Получился в силу того, что дан исторический контекст. Ведь очень просто было бы все свести к ссоре царя и патриарха, то есть к личным отношениям. Но авторы сериала попытались дать историческое полотно шире.

Вспомните, в 14 — 15 веках радикальные реформы святителя Киприана не привели ни к смутам, ни к разделению, ни тем более к расколу. Потому важно было понять, почему же два столетия спустя церковная реформа настолько глубоко разделила Россию?

Фильм «Раскол» — это воскрешение целой эпохи, я не говорю уже о том, насколько достоверно воссоздан антураж, как тонко подобраны костюмы, интерьеры, насколько приятно смотреть этот фильм и погружаться в него. Возрожден дух эпохи, когда Русь жила религиозным интересом, когда у людей главными ценностями были вера и Церковь. Пусть и понимание их было различным, как у Никона и Алексея Михайловича. Но все герои все равно живут духовной жизнью. Которой, к сожалению, сейчас наше общество не живет.

Что, на мой взгляд, не получилось. Чтобы понять фильм, зрителю надо прослушать маленький курс церковной истории. Некоторые моменты в фильме не объяснены, людям, не знакомым с церковными реалиями, не часто посещающим храм, многое будет неясно.

Прот.Леонтий (Пименов)

Прот.Леонтий (Пименов): Думаю, в историю надо погружаться, и именно сегодня. Чтобы не совершить тех ошибок, которые были тогда совершены. Конечно, нам всегда приятнее о геройстве читать. А в 17 веке были совершены подвиги не столько военные, внешние, сколько подвиги духа.

После 17 века градус народной веры начал сильно понижаться. А в этом фильме мы видим, как все тогда — от простых людей, до самого царя — искренне обращаются к Богу, к Богородице. Но при этом, что интересно, они верят в приметы, плюют через плечо, даже царь и царица! В этом большая нам наука — как не быть язычниками в православном государстве.

Архимандрит Тихон (Шевкунов): Да, согласен с вами, вы сказали очень правильную вещь — что нам нужны исторические уроки. Хотя и Ключевский, и другие историки говорили, что история, к сожалению, ничему людей не учит, но строго взыскивает за непройденные уроки.

Но вот с чем я не могу согласиться, так это с тем, что после 17 века вера стала оскудевать. Посмотрите хотя бы на 20 век, в котором нам довелось жить. Новомученики не меньшие страдания претерпевали, чем герои фильма, чем тот же Аввакум. Причем их было несметное количество — таких героев. И среди них, кстати, были люди, которые в силу социального положения до мученической кончины жили весьма комфортно: архиереи, царская семья. И вдруг явили миру такую поразительную стойкость. За веру люди шли на смерть во все века, не только до раскола. Это еще один урок нам: русская душа не иссякает.

Прот.Леонтий (Пименов): Отец Тихон, но ведь в 20 веке было не только исповедничество: сколько было предательств, доносов, низкого поведения. Жестокость 20 века, я бы сказал, была более сатанинской по сравнению с 17-ым веком. Я бы назвал жестокость 17 века естественной, соответствующей уровню, менталитету, стилю жизни этого времени. Зверства же века 20-го ничем нельзя оправдать.

А.Светозарский: Как удивительно совпадают наши мнения и интерес к 17 веку. Ужасный век, ужасные сердца, потому что даже показания без пытки не принимались. Но да, вы правы, в каком-то смысле для того времени такое было естественно, и в фильме этот момент удалось хорошо показать. При этом в кинокартине нет любования жестокостью — в этом плане она получилась глубоко христианской.

М.Кураев: Я очень боялся, что не удастся передать в картине ощущение веры человеком 17 века. Бог был рядом с теми людьми… Вдумайтесь только, как это — пойти в огонь, как это — сгореть, а вот они не в огонь шли — они к Богу шли. Понять такое современному человеку очень трудно.

Архимандрит Тихон (Шевкунов): В 1913 году, накануне трехсотлетия дома Романовых, к царю пришел министр внутренних дел, принес список из 1000 человек, в основном это были большевики, террористы. Он сказал: «Ваше величество, вот эту тысячу людей изолируем — и я вам гарантирую, что еще 300 лет ваша династия будет править». На что государь ответил: нет, только не таким способом. Призывы, в том числе и святым людям, быть тверже, жестче, звучали в истории Церкви всегда. Но князья и цари не хотели употреблять свои власть и силу для того, чтобы бороться со злом. Зло в христианстве побеждается иначе.

Мне не хватило в фильме темы взаимоотношений в 17 веке России и Украины. Тема как бы обойдена, причем, на мой взгляд, совершенно незаслуженно.

М.Кураев: Не соглашусь с вами. Помните, как Алексей Михайлович говорит Марии Ильиничне, царице: «Берем Украину под свое крыло». Дальше много раз упоминается Богдан Хмельницкий с его метаниями, с его поведением перебежчика. Просто не все было возможно включить в сюжет.

А.Светозарский: Да, всего ведь не покажешь. С другой стороны, получилось пропорционально — и это хорошо.

Архимандрит Тихон (Шевкунов): Но все-таки присоединение Украины к России — это такая веха, которую надо было осветить больше.

М.Кураев: В расколе она разве имеет значение?

А.Светозарский: Огромное!

Прот.Леонтий (Пименов): Богдан Хмельницкий — великий государственный деятель, он понимал всё значение акта объединения Украины с Россией, о котором вы говорите, а в фильме, как вы только что сказали, он всего лишь перебежчик…

Богдан Хмельницкий

В истории был один Богдан Хмельницкий — мудрый, противоречивый человек, а в фильме получился другой — попросту изменник, чей характер на этом слове исчерпан. А ведь реальность была куда сложнее…

М.Кураев: Да, история значительно сложнее, и мы с уважением относимся к этой сложности. Да, это трагическая страница…

А.Светозарский: Дело даже не только в Богдане Хмельницком. Там очень сложная история, конечно, ее вот так, в нескольких сериях, показать целиком нельзя. А что касается тех событий, которые мы называем расколом 17 века, они, несомненно, переданы верно. Тогда нужно было унифицировать обряд, чтобы он был един для человека ученого и простого крестьянина. Да, в то время в стране были образованные люди, но не было образования — вот парадокс Древней Руси.

Если говорить о Никоне, то, все же, что это была за личность?

Архимандрит Тихон (Шевкунов): Отец Леонтий правильно сказал, что все, кто показан в фильме, были верующими и искренними люди, пусть и со своими страстями, порой совершенно захлестывающими их.

Никон был настоящий аскет, даже несмотря на то, что, став патриархом, окружил себя неким антуражем, которым был ему положен по должности.

Честно говоря, я думал, что побольше покажут эпизод Новгородского восстания, когда Никон один вышел к огромной толпе, банде, которая готова была разорвать на части новгородского воеводу. Никон палкой гнал всех за ворота, пока сзади на него не накинулись и не избили так страшно, что все думали, что он умрет. А закончилось дело тем, что Никон всех простил. Да, некоторые говорят, что он лицемерный и лукавый. Не верю я в это, а верю в то, что он искренне понимал свою немощь и свои страсти человеческие.

Прот.Леонтий (Пименов): Не знаю, насколько уместно такой вопрос задать, но он меня мучает. Почему простая смена сложения перстов вызвала в России такую бурю, настоящий раскол?

А.Светозарский: Мне кажется (это мои личные соображения), что отчасти виноваты греки — те, кого мы привыкли называть нашими учителями, кто подарил нам веру Христову. Они не всегда считали нужным ставить в известность наших предков о том, что происходит в Церкви. И вдруг появляется епископ, который знает все греческие нововведения…

Архимандрит Тихон (Шевкунов): Патриарх Никон был, конечно, страшный грекофил. Он приехал из мордовских лесов и страшно влюбился в греческую культуру. Вот я сам никонианин, но мне больше нравятся старообрядческие церковные тексты — они более глубоки, хотя никоновские переводы более точны…

В оправдание Никона скажу одну вещь. Когда он понял, что двоеперстие и троеперстие становятся преградой для единства и причиной разделения, он сказал: креститесь, как хотите. Но в то время уже начался неуправляемый, страшный процесс, который и привел к трагическому расколу.

Прот.Леонтий (Пименов): Давайте все-таки признаем, что это трагическая ошибка — введение троеперстия… Трагично, что сила патриаршей власти была не настолько велика, чтобы остановить раскол.

М.Кураев: Нас собрал тут все-таки фильм под названием «Раскол». Я был бы благодарен, если бы мы обсудили его не только как любители русской истории, но и как зрители. Каким было ваше впечатление?

Архимандрит Тихон (Шевкунов): Я как бывший сценарист скажу, конечно, спасибо за работу все создателям «Раскола». Фильм достоин всяческих похвал. Я считаю, что команда, снявшая его, открыла абсолютно новый этап в кинематографии.

Прот.Леонтий (Пименов): Меня фильм потряс. Можно сказать, что это поэма о русской красоте — настолько красиво все снято: и люди, и архитектура, и пейзажи, и даже просто русская земля.

Спасибо большое всем. На этой оптимистической ноте мы завершаем передачу.

Начиная с середины октября Amazon транслирует мини-сериал «Романовы» — новый проект автора великих «Безумцев» Мэттью Вайнера. На данный момент вышли три серии из восьми. И к удивлению многих, альманах о потомках царской семьи оказался легче, ироничнее и безумнее, чем многие ожидали.

Когда читаешь разочарованные западные рецензии на «Романовых» Мэттью Вайнера, в голове кружится только одно: сами виноваты. Многие, увидев в титрах фамилию автора (заслуженно) расхваленных «Безумцев», видимо, сразу настраивались на шедевр, который обязательно должен если не вспахать, то проредить современное американское телевидение. Но вместо этого Вайнер снял легкий, местами пародийный и совсем несерьезный теле-альманах в духе, как верно многие подмечают, зрелого Вуди Аллена. Подсказка все это время была в названии: ну кто в здравом уме и с серьезными намерениями назовет сегодня сериал «The Romanoffs»?

На сегодня вышли уже три серии — одна краше другой. В первой Вайнер отправляет зрителей в цветущий Париж, где сумасшедшая бабуля с яйцом Фаберже в серванте, с одной стороны пытается устроить жизнь никчемного племянника, с другой — как-то свыкнуться с мусульманкой-сиделкой, которую ей назначили врачи. Старт «Романовых» — самая слабая серия из трех и как раз более всего похожая на Аллена, только снятая еще более красиво и бесстыдно.

Живописные прогулки вдоль Сены, залитые разноцветными огнями улицы Парижа, мультикультурализм для домохозяек и вечно потерянное лицо Аарона Эркхарта, который как раз играет племянника — вот краткий гид по стартовому эпизоду. Тех, кто бросил сериал после первой серии (а каждая тут идет по полтора часа), можно понять и простить — кажется, что Вайнер то ли издевается, то ли действительно не может собраться с силами.

Но дальше — больше. Во второй серии — разлад в симпатичной молодой американской семье, где муж (харизматичный Кори Столл) — носитель династийной фамилии. Он влюбляется в коллегу-присяжную, отправляет жену в круиз для потомков Романовых, где та стопками пьет водку, смотрит театральные представления с карликами и почти изменяет мужу, а сам отправляется на адюльтер с новой пассией. Тут уже есть и достоевщина, и любимые Алленом сцены на кушетке психоаналитика, и местами этот эпизод — прям вау.

В третьей — мы отправляемся в Австралию, где безумная тетка (великая Изабель Юппер) снимает фильм про Романовых. Она славится несносным характером и тоже связана с Романовыми, поэтому ненавидит всех актеров, которые недостаточно вживаются в образ, а особенно — выписанную для фильма голливудскую кинозвезду, которую играет Кристина Хендрикс. Этот эпизод — лучший, но тут я лучше закушу язык окончательно, лучше все увидеть самому. Скажу лишь, что третья серия «Романовых» — это уже какая-то смесь «Осторожно, модерн» и сериалов BBC, разумеется, с комедийно-пугающей остринкой. Местами это так плохо (как, впрочем, и другие серии), что гениально; и оторваться невозможно.

Смелость и сумасшедшинка Вайнера поставила «Романовых» в неприятное положение — кажется, что мини-сериал не нравится никому (ну или почти никому). Для умничащих рецензентов в нем нет правды характеров и современного контекста — Вайнера даже обвиняют в том, что он ну слишком «по-мужски» смотрит на мир. И это смешно, учитывая, что именно Вайнера, создавшего на современном американском телевидении самый яркий образ мужика-шовиниста, еще лет 5-10 назад примерно за это же хвалили.

Для тех, кто к Романовым относится с благоговением или хотя бы требует от художественных произведений, основанных на их биографии, определенной исторической достоверности, здесь слишком много хулиганства и отсебятины. Стартовая заставка под Тома Петти, в которой расстреливают царскую семью, точно будет вырезана, если сериал доберется в каком-то виде до российского телевидения, многие её просто не выдержат.

Но важно другое: Романовы тут — лишь точка отсчета, симпатичный (не более) элемент атмосферы. Да, герои иногда фрагментарно пересказывают исторические факты о России и разглядывают фотоальбомы с кадрами расстрела царской семьи, но при желании Вайнер мог заменить Романовых на любую другую европейскую династию и ничего бы не поменялось. Но раз шоу называется именно так, проблем от впечатлительных зрителей, особенно из России, не избежать.

Тем же, кто ждал от американского шоураннера шоу уровня его же «Безумцев», будет, наверное, тяжелее всего. После эпоса, сериала, который если не изменил американское телевидение, то точно его встряхнул, смотреть на сборник комедийно пародийных кулстори с интеллигентским привкусом — сомнительное удовольствие. Здесь не хватает и стержня, и обстоятельности, и серьезного настроя — кажется, что Вайнер, после стольких лет работы над «высоким искусством», просто сделал что-то для себя и от себя. И теперь, как это обычно бывает, когда заигрываешься, он получает со всех сторон на орехи.

Единственные правильное настроение и атмосфера для просмотра «Романовых» — вечер, бутылка вина и отсутствие субъективных ожиданий от нового шоу. Да, Вайнер не снял новых «Безумцев», но «Романовы» — это тоже радость, просто совсем иного толка. Когда еще увидишь в одном сериале растрепанную Кристину Хендрикс в образе российской императрицы в австралийском лесу, эффектно ругающуюся по-русски с французским акцентом Изабель Юппер, шутки про Фаберже и царскую Россию, и многое другое. А это еще только третья серия, что будет дальше — даже страшно представить.

Сериал «Романовы» выходит на Amazon с 12 октября 2018.

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *