Трудные места Евангелия: «Мертвые погребают мертвецов»

Портал «Православие и мир» продолжает серию «Трудные места Евангелия». Всех читателей мы приглашаем предложить другие евангельские отрывки, которые кажутся сложными для понимания – эти предложения будут учтены при подготовке следующих публикаций в серии.

Призвание апостолов Петра и Андрея

Когда Христос призывал учеников, Он нередко выхватывал их прямо из повседневности: вот сидят рыбаки, чинят сети после ночного лова, Он зовет их за собой – и они идут, бросив всю свою прежнюю жизнь вместе с этими самыми сетями (Мф 4:18-22). Но один подобный случай просто поражает: «Другой же из учеников Его сказал Ему: Господи! позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего. Но Иисус сказал ему: иди за Мною, и предоставь мертвым погребать своих мертвецов» (Мф 8:21-22, ср. Лк 9:59-60, где ученик отвечает так на прямой призыв последовать за Христом). Так и видишь эту картину: только что умер отец, сегодня-завтра его похоронят, и ученик хочет отдать ему последний долг сыновней любви в окружении скорбящих родных… но Христос отказывает ему в этом, да еще и называет мертвецами всю его родню! Как-то совсем не по-доброму звучит.

Андрей Десницкий

Это место всегда вызывало много споров и порождало много толкований. Обычно проповедники и богословы стремились как бы оправдать Христа: мол, так Он в резкой форме объяснял, что даже естественная забота о родителях не должна быть препятствием в следовании за Христом. Ну, а что касается мертвецов, они обычно понимаются как духовно мертвые люди, от которых все равно ждать нечего, так пусть, по крайней мере, озаботятся похоронами. Но боюсь, что такое толкование может только подогреть ревность неофита, который почитает себя уже духовно совершенным, а всех своих близких – мертвецами, и относится к ним соответственно. Не так вел Себя Христос, он с заботой и любовью принимал всех, не исключая самых «бездуховных» мытарей и блудниц.

Во-первых, совершенно не обязательно, что отец ученика к тому моменту уже умер. Возможно, выражение «прежде похоронить отца» означало «прожить с ним, сколько ему еще осталось, и так исполнить свой сыновний долг». Мол, сейчас у меня еще есть обязательства перед родными (возможно, отец был стар и тяжело болен), но вот когда я их исполню, то приду к Учителю. Конечно же, у него не было никакой возможности так поступить: земное служение Христа длилось очень недолго, и ученик должен был решать сразу: последовать за Ним здесь и сейчас или остаться с семьей. О том, что любовь ко Господу стоит выше любви между родителями и детьми, Христос предупреждал и в других местах (например, Мф 10:37).

Но дело даже не только в этом. Насколько вообще буквально следует понимать эти слова Христа? Очевидно, что мертвецы сами друг друга хоронить не могут, так что это уже заставляет нас задуматься о переносном значении этого оборота речи. Посмотрим и на те слова, которые идут перед этой фразой: «Тогда один книжник, подойдя, сказал Ему: Учитель! я пойду за Тобою, куда бы Ты ни пошел. И говорит ему Иисус: лисицы имеют норы и птицы небесные – гнезда, а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову» (Мф 8:19-20).

Неужели Ему в буквальном смысле слова негде было ночевать? Но мы видим из Евангелия, как часто Его принимали самые разные люди у себя дома, и принимали как почетного гостя! Очевидно, «негде преклонить главу» – преувеличение, образный оборот речи. Книжники были уважаемыми людьми со стабильным доходом и положением в обществе, и в сравнении с этим жизнь бродячего проповедника, конечно же, была полна опасностей и лишений – Христос об этом и предупреждает книжника.

Более того, у Луки после слов о похоронах отца приводится еще один диалог: «Еще другой сказал: я пойду за Тобою, Господи! но прежде позволь мне проститься с домашними моими. Но Иисус сказал ему: никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия» (9:61-62). Итак, перед нами не история какого-то одного ученика и его семьи, а скорее три примера, три призвания – и три препятствия, по одному для каждого из них. Книжнику негде будет преклонить главу, одному ученику не удастся похоронить отца, другому – даже некогда будет проститься с семьей.

Обратим внимание на прибавление, которое находим у Луки: «предоставь мертвым погребать своих мертвецов, а ты иди, благовествуй Царствие Божие». Смысл здесь совсем не в том, чтобы отказаться хоронить отца (неважно, назначены ли эти похороны на завтра или ему еще предстоит дожить остаток жизни). Единственное, что следует делать – возвещать Царствие здесь и сейчас, вне зависимости от событий семейной жизни. Как часто и в наши дни люди обращаются к Богу только тогда, когда им нужно похоронить родных, и только для того, чтобы похоронить – то есть нужен им не Бог, а всего лишь достойные похороны!

Винсент Ван Гог. «Воскрешение Лазаря»

Христос, как мы знаем, вовсе не относился с пренебрежением к родным – с креста Он поручил свою Мать заботам апостола Иоанна (Ин 19:27). Не был Он равнодушен и к смерти Своего друга Лазаря – не только пришел к его могиле, но даже воскресил умершего, о чем Его и не просили (Ин 11). Но если бы главным делом для Него была забота о родных и близких, не стоило восходить на крест… Он бы, безусловно, никогда не сказал Отцу: знаешь, я исполню Твою волю как-нибудь потом, а сейчас мне надо позаботиться о Матери, похоронить друга, да и вообще много неотложных дел накопилось. Он исполнял волю Отца безоговорочно и незамедлительно – а уж всё остальное делал, как получалось, и при этом остальное действительно получалось хорошо. Об этом Он, видимо, говорил и ученику.

А кто же такие эти мертвецы, которые погребают мертвецов? Трудно сказать наверняка. Возможно, это что-то вроде верблюда, пытающегося пролезть в игольное ушко (Мф 19:24) – яркий, парадоксальный образ, который наверняка запомнится слушателям, хотя, конечно, в реальной жизни такого не увидишь. Может быть, это вообще что-то вроде поговорки тех времен, наподобие «смерть своё возьмет». Да, она своё возьмет, говорит Он ученику, но перед тобой открывается Жизнь, иди по ее дороге, возвещай о ней другим людям. Живи не семейной историей, а Вечностью, живи ею здесь и сейчас – вот что, по-видимому, Он хотел сказать этими словами тому ученику и всем нам.

Портал «Православие и мир» открывает серию «Трудные места Евангелия». Всех читателей мы приглашаем предложить другие евангельские отрывки, которые кажутся сложными для понимания – эти предложения будут учтены при подготовке следующих публикаций в этой серии.

Читайте также первый материал в серии:

Трудные места Евангелия: «Отойди от Меня, сатана!»

Как хоронили в библейские времена

В библейские времена многие умирали, не дожив до старости. Люди умирали от болезней, нищеты или голода. Как только человек умирал, его друзья и родственники начинали плакать и причитать. Так соседи узнавали о случившейся смерти. Вся семья собиралась на оплакивание.

* * *
В библейские времена похоронить умершего человека считалось очень важным. Так, Авраам был готов отдать за подходящее место для погребения большие деньги. У хеттеев (сыновей Хета), которые продали ему для этого участок земли, были свои лучшие места для погребения (Быт 23). Купленная Авраамом пещера стала семейным местом погребения, где после его жены был похоронен он сам, а также Исаак, Ревекка, Лия и Иаков ( Быт 25:9; 49:29—32).
* * *
Следуя примеру Авраама, многие, по-видимому, создавали семейные места для погребения. О Гедеоне, Самсоне и Асаиле сказано, что каждый из них был похоронен «в месте погребения его отца».
* * *
Похоронить умершего человека означало проявить к нему любящую доброту. Если тело человека оставалось непогребенным, это считалось бедствием. В таком случае тело умершего становилось пищей для животных и птиц-падальщиков ( Иер 16:4).

* * *
Закон Бога, данный через Моисея, предусматривал даже погребение преступников (Вт 21:23; Исус Навин 8:29). Был погребен Ахитофел, хотя он и совершил самоубийство (2 Царства 17:23). Когда Соломон распорядился, чтобы убили Иоава, он также повелел его похоронить. Ииуй намеревался похоронить нечестивую Иезавель, так как она была «царской дочерью», однако его распоряжение было «отменено» исполнением пророчества Господа, согласно которому она должна была стать «навозом на поле» (4Цр 9:10, 34—37).
* * *

После смерти человека его тело обычно мыли (Дея 9:37) и мазали ароматическими маслами и мазями — этот процесс, если его вообще можно считать бальзамированием, отличался от того, что делали древние египтяне. Затем тело оборачивали тканью, как правило льняной. При этом обычно использовали такие ароматические вещества, как мирра и алоэ.
Или же тело могли погрузить в смесь из масла и различных мазей, как сделали с телом царя Асы. Под упомянутым в этом случае «великим сожжением» подразумевалось, очевидно, сжигание ароматических веществ, при котором распространялся приятный аромат. Голову умершего могли покрыть отдельным куском ткани.
Когда тело иссыхало, то кости собирали в сосуды (оссуарии), которые хранились в стене. Некоторые каменные оссуарии и сегодня стоят на своих местах, дере­вянные же давно истлели.
* * *
На третий день к склепу Иисуса пришли женщины, чтобы помазать его тело ароматическими веществами. Вероятно, они хотели обработать тело Иисуса, похороненного в спешке, более тщательно, чтобы оно дольше сохранилось (Мк 16:1; Лк 23:55, 56).
* * *
Очевидно, израильтяне погребали умерших в день смерти — случаи Иакова и Иосифа были исключением. Иаков очень беспокоился о том, чтобы его похоронили не в Египте, а там, где были погребены его предки (Быт 47:29—31). Чтобы исполнить желание Иакова, его тело пришлось набальзамировать. Такое же желание выразил Иосиф, и его тело тоже набальзамировали и затем положили в гроб, где оно оставалось до времени исхода евреев из Египта Быт 50:26).
Это было необходимо потому, что в теплом климате мест, о которых говорится в Библии, трупы быстро начинали разлагаться.
* * *
Это место, традиционно считающееся местом погребения Спасителя.

В 1882 г. британский генерал Чарльз Гордон обнаружил недалеко от стены Старого города крутой скалистый склон, расщелины которого напоминали человеческий череп. Поскольку Голгофа в переводе с арамейского и древнееврейского языков означает » череп» Гордон, заключил, что именно этот холм и является Голгофой.
Кроме визуальной схожести скалы с черепом, генерал опирался и на свидетельства Евангелия о том, что место распятия и захоронения Иисуса Христа находилось вне стен Старого города, а рядом находились сад и пещера-гроб:
«На том месте , где Он распят, был сад, и в саду гроб новый, в котором еще никто не был положен. Там положили Иисуса ради пятницы Иудейской, потому что гроб был близко». (Иоан 19:41-42).
В письме своей сестре генерал написал: «Я как никогда уверен в том, что гора возле Дамасских ворот является Голгофой».
В скале была обнаружена гробница с жёлобом у входа, по которому, как считается, перемещался камень, закрывающий вход. Всё это свидетельствовало о том, что истинное место погребения Иисуса Христа находится в Садовой гробнице, а не в Храме Гроба Господня.
* * *
На Ближнем и Среднем Востоке мертвых погребали в разных местах. Захоронение в земле, принятое на Западе, не было там широко распространено, хотя и практиковалось. Девора, кормилица Ревекки, была похоронена под большим деревом; также под деревом, по крайней мере сначала, были похоронены царь Саул и его сыновья.
Однако предпочтение, по всей видимости, отдавали пещерам, естественным или высеченным в мягких известняковых породах палестинских скал, как это было в случае Авраама.
* * *
Часто человек подготавливал для себя место погребения задолго до смерти. Оно могло находиться недалеко от его дома, например в саду.
* * *
По закону все, кто прикасались к трупу, считались нечистыми семь дней. И хотя в основе такого постановления лежал главным образом тот факт, что смерть — это результат греха и несовершенства, его соблюдение также предотвращало распространение в народе болезней и было полезно с гигиенической точки зрения.
* * *
Археологические раскопки дают представление о том, какими были места погребения в древние времена. В Палестине людей хоронили не только в могилах, выкопанных в земле, но и в склепах, высеченных в скале, часто в склонах холмов. По-видимому, для погребения чаще выбирали места на возвышенностях.
* * *

Склеп мог предназначаться для одного тела, которое клали в выемку, сделанную в полу. Или же он мог быть рассчитан на несколько тел, и тогда в стенах склепа под прямым углом к ним высекали длинные углубления, в каждое из которых можно было положить одно тело. Узкое отверстие, через которое клали тело, закрывали подходящим по размеру камнем. В других случаях в задней и боковых стенах склепа высекали похожие на скамью ниши, или полки, а иногда над ними высекали еще один ряд таких же полок, что увеличивало вместимость склепа.
В гробнице могло быть более одной камеры, хотя среди иудеев такие гробницы, судя по всему, были редкостью. Если тело просто клали на полку, то нужно было надежно закрыть вход в склеп, чтобы защитить его от вторжений диких животных. Вход закрывали большим камнем, который иногда навешивали, как дверь, или реже плоским круглым камнем, который подкатывали к входу по желобу. Такие камни могли весить больше тонны.
* * *
У древних иудеев места для погребения были очень простыми. Этим они сильно отличались от языческих гробниц, которые украшали настенными рисунками или как-то иначе. Хотя Иаков поставил на могиле Рахили памятник — возможно, это был обычный камень (Быт 35:20).
* * *

К месту погребения тело, как правило, несли на носилках, возможно плетеных. Их могла сопровождать большая процессия, в частности музыканты, игравшие траурную музыку ( Мф 9:23). На могиле иногда не только плакали, но и говорили что-то о покойном ).
* * *
По мере того как число умерших росло, стали возникать кладбища. Обычно они находились за городскими стенами. Однако иудейских царей хоронили в «Городе Давида», а израильских царей — в столице северного царства. В одном труде сообщается: «Как правило, евреи высекали склепы в склоне холма возле своего города (хотя некоторых хоронили в самом городе). Существование склепов в склоне какого-либо холма часто служит надежным признаком того, что на противоположном или соседнем холме было поселение.
И наоборот, отсутствие следов захоронений возле какого-либо места убедительно доказывает, что в этом месте никто не жил» Biblical History.
* * *
В скалах вокруг Иерусалима найдено много захоронений. Считается, что под «местом для погребения сыновей народа» в долине реки Кедрон или «кладбищем простого народа» подразумевается кладбище для бедняков. В Библии также упоминается «поле гончара», на котором хоронили чужеземцев (Мф 27:7).
* * *
Кремация, широко практиковавшаяся в более поздние времена среди вавилонян, греков и римлян, не была распространена среди евреев. Трупы Саула и его сыновей были сожжены, однако их кости были похоронены. (1Цар гл. 31:1 Пар гл. 10).
* * *
В богатые семьи иногда приглашали наемных плакальщиц (Иер. 9:17-18). В период траура люди часто носили грубую одежду из козьей шерсти, называвшуюся «власяницей», или же раздирали на себе одежды, чтобы показать свое горе.
В жарком климате важно было похоронить умершего, прежде чем тело начнет разлагаться. Обычно его омывали и заворачивали в льняную ткань, а потом несли на носилках к месту погребения.
* * *
Но места в пещерах на всех не хватало, поэтому, когда плоть истлевала, кости покойного собирали и складывали в специальную урну (оссуарий), чтобы освободить место для новых усопших. Бедняков хоронили проще (Лк. 7:14). Носилки с телом опускали на землю, засыпали землей и прикрывали большими камнями.
* * *

Многие гробницы сохранились. За дверным проемом,таким низким, что приходится на­гибаться, — просторное помещение с высоким потолком. Вдоль стен, в метре от пола, вырублены скамьи. Над ними в стене пробиты отвер­стия глубиной ок. 2 м.
Иногда за первым помещением следовало второе и даже третье. Перед входом в склеп — площадка для проведения погребальных церемоний. Возмож­но, здесь же разводился небольшой садик.
Тело умершего, помазанное и об­витое пеленами, клали на скамью или в одно из отверстий в стене. Вход закрывали большим валуном, реже — круглой каменной плитой, перекатывавшейся по специально­му желобу. (Надежная дверь была необходима для защиты тела от ди­ких животных и птиц-стервятни­ков.)
* * *
Евангельские описания смерти и воскресения Иисуса Христа деталь­но соответствуют археологическим данным: тяжелый камень, преграж­давший вход, низкий дверной про­ем, погребальные одеяния — все это типично для иудейских захороне­ний того времени.

Интересные и странные, на первый взгляд, слова говорит Христос, когда к нему обращаются Его ученики с естественной казалось-бы просьбой, чтобы похоронить своего отца и проститься со своими домашними.
«Но Иисус сказал ему: предоставь мертвым погребать своих мертвецов, а ты иди, благовествуй Царствие Божие. Еще другой сказал: я пойду за Тобою, Господи! но прежде позволь мне проститься с домашними моими. Но Иисус сказал ему: никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия.»
Первое чувство такое, что Христос тут явно проявляет некую черствость. И действительно — почему-бы и не отпустить на время этих своих учеников, чтобы отдали должное своим родственникам?
На самом деле Господь озабочен прежде всего нашим спасением. Он неоднократно учит своих последователей не оглядываться на своё прошлое, на свою прошлую, до Христа жизнь, на прошлую веру. Иначе неминуема смерть.
Так было с женой Лота, которая оглянулась на прошлое и превратилась в соляной столб, так было и с некоторым мужем, именем Анания, с женою его Сапфирою, когда они, продав имение, утаили часть из цены его.
Когда мы оглядываемся на своё прошлое, когда возвращаемся туда, хотя и на время, то невольно оставляем в своей душе частичку этого самого своего прошлого.
Ведь именно для этого мы и оглядываемся, а в прошлом нашем остался диавол, вера бесовская. Так по кому мы в таком случае скучаем? Кого и что хотим взять с собой в Царство Божие? Нет, не может Бог ужиться с сатаной, нет и быть не может согласия у Христа с Велиаром. «Или какое соучастие верного с неверным?» Нам надо отказаться от прошлого совершенно и навсегда. Иначе смертью умрём. Не зря ещё через Адама Бог предупредил нас о недопустимости употребления в себя зла вместе с добром.
«а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь.»
Сегодня от некоторых, считающих себя очень верующими и «продвинутыми» христианами мы можем вдруг услышать, сказанные с многозначительным видом слова о том, что на самом деле все веры имеют одним источником Бога и потому одинаково спасительны. Иногда снисходят до того, что мол учение Христа конечно все иные учения превосходит, но опирается оно на более древние учения.
Эта посылка от сатаны, совершенно не надо копаться в старом хламе в поисках истины, это смертельно опасно.
Кстати. Мертвые и мертвецы для Христа это те, кто за Ним не последовал. Иными словами язычники. А запрещает ученикам Своим похороны Он потому, чтобы они не возвращались к вере своих предков.
Это перекликается с писанием о Жене Лота. Она потому и погибла, что оглянулась на своё прошлое и тем проявила некую жалость к прошлой жизни — вере. И как итог смерть. То же случилось и с Ананией и Сапфирою.

Аноним: Батюшка, расскажите, пожалуйста, как правильно понимать слова Христа “предоставь мертвым погребать своих мертвецов” (Мф. 8:22) в отношении своих родных? Дело в том, что некоторые люди понимают это как вовсе оставлять своих близких, кто в Бога не верует, не является православным, христианином, и удаляться от них в места другие, или понимают как игнорирование всех просьб со стороны таковых родственников и т.п.

О.Серафим: Свт.Иоанн Златоуст: «Другой же некто, продолжает евангелист, сказал Ему: Господи! позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего (Матф. 8: 21). Видишь ли различие? Тот бесстыдно говорит: «пойду за Тобою, куда бы Ты ни пошел»; а этот, даже испрашивая позволение на благочестивое дело, говорит: «позволь мне». Впрочем, Христос не позволил, а сказал: «предоставь мертвым погребать своих мертвецов», ты же «иди за Мною» (ст. 22). Спаситель везде обращал внимание на намерение. Но почему, скажет кто-либо, не позволил? Потому что и без него было кому исполнить то дело, и умерший не остался бы без погребения; между тем ученику не должно было удаляться от дела более необходимого. Сказав же: «своих мертвецов», показывает, что мертвец не Его. Умерший, по моему мнению, был из неверовавших. Если же ты удивляешься юноше в том, что он спрашивал Иисуса о столь необходимом деле и не удалился самовольно, то тем более подивись тому, что он остался при Иисусе и тогда, когда получил запрещение. Но скажет кто-либо: не быть при погребении отца не было ли знаком крайней неблагодарности? Если бы он сделал это по лености, то оказал бы неблагодарность; но если сделал это для того, чтобы не прервать необходимейшего дела, то в таком случае удалиться было бы знаком величайшего неразумия. Конечно, Иисус запретил ему не потому, чтобы повелевал не воздавать почтения родителям, но с целью показать, что ничто не должно быть для нас необходимее небесного, и что с великим тщанием должно стараться о небесных благах и не забывать о них даже на самый краткий срок, хотя бы отвлекали от того самые нужные и неминуемые дела. В самом деле, что может быть необходимее погребения отца и что легче? На это потребно было немного времени. Если же и настолько времени, сколько нужно для погребения отца, не безопасно оставлять духовные предметы, то представь, чего будем достойны мы, которые всегда оставляем дела христианские и самое маловажное предпочитаем необходимому, и без всякого побуждения предаемся нерадению. Далее, мудрости учения Спасителева должно удивляться и потому, что Он сильно привлек к Себе юношу словом и, вместе с тем, освободил его от бесчисленного множества зол, как-то: от рыданий, плача и всего отсюда происходящего. Действительно, после погребения нужно было рассматривать завещания, заниматься разделом наследства и всем прочим, что происходит в таких случаях, – и таким образом, волна за волной, унося его все дальше, весьма далеко увлекли бы от пристанища истины. Потому-то Христос влечет и прикрепляет его к Себе. Если же ты еще удивляешься и смущаешься тем, что ему не было дозволено находиться при погребении отца, то вообрази, что многие не дают знать малодушным о смерти их ближних и не допускают быть при гробе, хотя бы умер отец, или мать, или сын, или другой кто-либо из родственников, и мы за это не обвиняем их в жестокости и бесчеловечии – и весьма справедливо. Напротив, допускать малодушных предаваться плачу – было бы делом жестокости.
Но если худо плакать и сокрушаться о сродниках, то гораздо хуже удаляться от духовных наставлений… Итак, отсюда научаемся мы тому, что не должно терять и малого времени, хотя бы было бесчисленное множество побуждений к тому, но всему, даже самому необходимому, должно предпочитать духовное, и знать, в чем состоит жизнь и в чем смерть» (свт.Иоанн Златоуст, «Толкование на Евангелие от Матфея», Беседа 27).

То есть, здесь мысль не та, что надо оставлять своих родных и близких, неверующих или иноверных, а та, что должно предпочитать, когда это встает, как выбор в жизни. То есть, что духовное, необходимое для спасения души, должно предпочитать всему. Ибо «Иисус запретил ему не потому, чтобы повелевал не воздавать почтения родителям, но с целью показать, что ничто не должно быть для нас необходимее небесного, и что с великим тщанием должно стараться о небесных благах и не забывать о них даже на самый краткий срок, хотя бы отвлекали от того самые нужные и неминуемые дела».

То есть, эти слова Христа относятся к каким-то конкретным случаям. Об этом и говорится в другом Евангелии: «Иисус сказал ему: предоставь мертвым погребать своих мертвецов, а ты иди, благовествуй Царствие Божие» (Лук.9:60). Проще говоря, он был занят важным делом в данный момент времени, «а ты иди, благовествуй Царствие Божие», и потому не мог от этого отлучиться. Ибо Христа, Мессию-Спасителя всего мира, и исполнение Его поручений, не каждый день своей жизни могли иметь ученики. А только какой-то период времени. Поэтому-то, это дело и было очень важным, чрезвычайной важности.

Так некоторые не могут приехать на похороны своих родственников, по причине каких-либо важных земных своих дел. Кто-то не может приехать на похороны, по причине того, что его начальство не отпускает с работы (по какой-либо важной причине), или по причине болезни своих детей, или потому, что ему не на кого оставить больного человека или своих детей, или потому, что его выгонят с работы, а другой нет. И много других уважительных причин, по которым люди не приезжают на похороны своих родственников или родителей. И никто их за это не осуждает, так как все понимают, что причина, мол, уважительная, поэтому тут ничего не поделаешь.

Вот так же и здесь, в данном Евангельском изречении, речь идет об очень уважительной причине, по которой ученик не мог пойти на похороны своего отца. И это не тот случай, что там не кому было похоронить. А были родственники, которые позаботились о похоронах: «Потому что и без него было кому исполнить то дело, и умерший не остался бы без погребения». По этой-то причине, «ученику не должно было удаляться от дела более необходимого». То есть, это был один из учеников Христовых, избранный на дело апостольское.

А так же, «после погребения нужно было рассматривать завещания, заниматься разделом наследства и всем прочим, что происходит в таких случаях, – и таким образом, волна за волной, унося его все дальше, весьма далеко увлекли бы от пристанища истины. Потому-то Христос влечет и прикрепляет его к Себе». Чтобы, таким образом, он не отпал от дела апостольского, от дела спасения своей души и душ ближних.

И «если бы он сделал это по лености», или по презрению к умершему, «то оказал бы неблагодарность». Но он поступил так, потому, что у него было очень уважительная причина не идти на похороны, – это исполнение поручения Христа, Мессии-Спасителя всего мира, которое он дал исполнить, на данный момент времени, своему ученику-апостолу: «а ты иди, благовествуй Царствие Божие». Ибо Он посылал учеников-апостолов на проповедь, по всей Иудеи, чтобы они шли и проповедовали о пришедшем Мессии, Спасителе Христе, призывая народ к тому, чтобы они уверовали в Него. «Созвав же двенадцать, дал силу и власть над всеми бесами и врачевать от болезней, и послал их проповедывать Царствие Божие» (Лук.9:1,2).

Поэтому, в данном изречении нет запрета на участие в похоронах своих неверующих родственников или родителей. В данном изречении речь идет о каких-либо уважительных, исключительных случаях, когда человек не может прийти на похороны своих родственников или родителей.

В данном случае, это было сказано ученику-апостолу, который должен был идти проповедовать, по всей Иудеи, о пришествии Мессии-Спасителя, которого несколько тысячелетий ожидал весь Израиль, и весь мир, от грехопадения Адама. Это было необходимо для того, чтобы люди приняли своего Мессию, которого они ожидали, Господа Иисуса Христа, и уверовали в Него. Поэтому, для ученика-апостола, это было дело чрезвычайной важности, которое нельзя было оставить ни на минуту.

***

А так же, в данном изречении, содержится та мысль, что дух человека должен быть устремлен к спасению своей души и душ ближних, и он должен об этом стараться более всего в своей жизни.

Эта же самая мысль содержится в словах Христа: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Матф.6:33). Это значит, что во главу угла жизни человека должно быть стремление к спасению, через посредство воспитания верного душевного настроя, во искушениях каждый день с ним приключающихся. Но это не значит, что у человека не должно быть ни каких земных забот. А это значит то, что у него не должно быть духа многозаботливости и многопопечительности. То есть, при совершении всех своих земных забот и житейских попечений он должен стараться о том, чтобы не отдаваться каким-либо страстным чувствам, а бороться за чистоту своих чувств. Чтобы, таким образом, иметь верные душевные чувства, перед Богом: дух сокрушенный и смиренный, дух кроткий, милостивый и незлобивый, дух добродушия и душевной простоты.

***

Поэтому, исходя из всего вышесказанного, те, кто, не имея дел чрезвычайной важности, могут заниматься своим спасением, в обыденной, повседневной жизни, но, при этом, отвергают своих родственников, в каких-либо случаях или нуждах, или просто так, – только потому, что они неверующие, – неверно ссылаются на это изречение Христа. И на самом деле, не исполняют заповедь Христа, а ее нарушают.

«Дети, повинуйтесь своим родителям в Господе, ибо сего требует справедливость. Почитай отца твоего и мать, это первая заповедь с обетованием: да будет тебе благо, и будешь долголетен на земле» (Еф.6:1-3).

«Дети, будьте послушны родителям вашим во всем, ибо это благоугодно Господу… И все, что делаете, делайте от души, как для Господа, а не для человеков» (Кол.3:20,23).

«Если же какая вдовица имеет детей или внучат, то они прежде пусть учатся почитать свою семью и воздавать должное родителям, ибо сие угодно Богу» (1Тим.5:4).

Но при этом нужно учесть, что всякая покорность родителям не должна идти против совести. Поэтому, если родители требуют того, что противно совести и заповедям Божиим, то на это не должно соглашаться. Ибо это будет уже послушанием воле бесовской. То есть, не должно повиноваться только в том, что идет против совести и заповеди Божией, – когда влекут на нечестие и грех. Вот к таким случаям и относятся все такие изречения из Св.Писания и Предания.

Святитель Иоанн Златоуст по поводу этого говорит так: «Если же Павел многое заповедует о родителях, и велит во всем им повиноваться, не дивись. Он велит повиноваться им только в том, что не противно благочестию. Святое дело – воздавать им всякое иное почтение. Когда же они потребуют более надлежащего, не должно им повиноваться» (Толкование на Евангелие от Матфея, Беседа 35).

А так же ап.Павел говорит и о непокорности, – «Знай же, что в последние дни… люди будут самолюбивы… родителям непокорны» (2Тим.3:1-5), – которая в вопросах несущественных и не идущих против совести и заповедей Божиих. То есть, это непокорность, которая исходит из духа самости и гордыни, из духа самолюбия и самоуверенности. Но при этом, эта греховная и страстная непокорность может прикрываться словами Св.Писания и Предания, в которых говорится об оставлении родителей и родственников, или неповиновении им, применяя их совершенно не к месту, не к времени. Ибо в этих изречениях Св.Писания идет речь только о тех случаях, когда человека влекут к греху и нечестию, к отречению от Христа. А они применяют эти изречения тогда, когда что-либо идет против их духа самости и гордыни, когда задевается их самолюбие, кода нет удовлетворения духу самоугодия. Но они лукаво прикрывают свои страсти этими изречениями, применяя их не к месту, не к времени, оправдывая это тем, что родственники, мол, неверующие, или не живут по вере.

Таким образом, современный христианин (по одному только лишь названию, а не духу) не желая отсекать в себе эти страстные движения и проявления духа самости и гордыни, – возникающие в нем, как его реакция на обыденные искушения, – обвиняет рядом с ним находящихся в том, что они не христиане, что они еретики или безбожники. И поэтому, мол, с ними невозможно жить, т.к. с ними только одни грехи. Но в реальности, он и с христианами не сможет жить, и будет дальше искать обвинения и самооправдания, что нынче, мол, христиане не такие, как надо. А на самом деле, он не видит того, что это он, – одержим духом самости и гордыни, духом самоуверенности и самолюбия, душевного сладострастия. Это он, – не несет никаких искушений от людей, на простом бытовом уровне, и, впадая в страстные состояния духа, таковым душевным настроем отрекается от Христа. Причина этого есть та, что такой человек использует христианство, как средство для самоутверждения, т.е. для утверждения в духе самости и гордыни, в первородном грехе. Он-то, как раз, и находится в духе языческом, в духе антихристовом. Он только лишь устами, умовыми и рассудочными понятиями приближается ко Христу. А сердце его, будучи объято этим страстным настроем духа, далеко отстоит от Христа. О таковых и говорит Христос: «Приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня; но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим» (Матф.15:7-9).

И если искренно рассмотреть, внутренние побуждения, почему он хочет убежать от своих родственников? То выяснится то, что он ищет того, чтобы его никто не трогал, не колупал, не доставал, не «капал ему на мозги». Он думает, – ему кажется, – что таким путем он уйдет от душевных скорбей и страданий. То есть, он ищет ложного душевного покоя, которого ищут все, в том числе и неверующие люди. Но только он пытается все это прикрыть христианством, будучи одержим такою иллюзией.

Ибо для того, чтобы приобрести истинный душевный мир и покой, надо для этого приобрести кроткий и смиренный дух, как об этом сказал Христос: «Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим» (Матф.11:29).

Для приобретения такого покоя Христос предлагает взять иго скорбей, которые приключаются с нами в ежедневных искушениях от родственников и ближних, по причине неудовлетворенного духа самости и гордыни.

Мы привыкли, по жизни, удовлетворять свою самость, поэтому-то, когда она не удовлетворяется, и происходит скорбь. От этой скорби, люди пытаются убежать, впадая в дух недовольства, раздражения, обиды, неприязни, уныния, депрессии и т.п. Или попросту, пытаются, чисто внешне, удалиться от источника искушений, полагая, что причина их скорбей и страданий в этом источнике искушений. Но это иллюзия и самообман. Ибо «каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью» (Иак.1:14). То есть, каждый искушается, – входя в страстное состояние и, таким образом, лишаясь душевного мира и покоя, – по той причине, что он идет на поводу своего духа самости и гордыни, первородного греха, ища его удовлетворения. И куда бы он на земле не пошел, и где бы ни поселился жить (хоть в пустыне), с ним везде будет причина его скорби и страдания, – это дух самости и гордыни, первородный грех. И ни где он не найдет покоя от этого духа. Путь к тому, чтобы обрести покой от этого духа состоит в воспитании, в себе, иного настроя духа. Это и указывает Христос, предлагая научиться духу кротости и смирению сердечному, и только тогда, Он говорит, «найдете покой душам вашим» (Матф.11:29), который вы ищете, всю вашу жизнь.

Вот он путь к приобретению истинного, непоколебимого душевного мира и покоя, – это приобретение духа сокрушенного и смиренного, духа кроткого, милостивого и незлобивого, духа добродушия и душевной простоты духа любви к правде и истине. А приобретается этот настрой духа, через борьбу с проявлениями духа самости и гордыни, со своими страстями, в ежедневных искушениях от своих близких и далеких, дома, в семье и на работе.

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *