ПРАОТЕЦ

(гр. propatwr), разряд ветхозаветных святых, почитаемых христианскою церковью как исполнители воли Божией в священной истории до новозаветной эпохи. Праотцы являются предками Иисуса Христа по человечеству и тем самым прообразовательно участвуют в истории спасения, в движении человечества к Царству Небесному. К праотцам относятся прежде всего ветхозаветные патриархи (гр. patriarchs родоначальник, праотец). Церковь почитает десять допотопных патриархов, которые, согласно Библии, были образцами благочестия и хранителями обетования еще до дарования Израилю закона и отличались исключительным долголетием. Это Адам, Сиф, Енос, Каинан, Малелеил, Иаред, Енох, Мафусал, Ламех и Ной (Быт. 5. 1-32). В эпоху после потопа и до дарования Моисею закона среди патриархов были Авраам, Исаак, Иаков и Иосиф, на последнем и завершается патриархальный период библейской истории. Христианская традиция усматривает в деяниях этих патриархов промыслительное значение, ветхозаветное предвосхищение новозаветной истории: так, принесение Авраамом в жертву Исаака прообразует, согласно патристическим толкованиям, крестную смерть и воскресение Христа. Это преобразовательное (типологическое) истолкование отразилось в христианской гимнографии (воспоминание ветхозаветных патриархов в службах Господским и Богородичным праздникам) и иконографии. К праотцам относятся также праведные Богоотцы Иоаким и Анна, родители Богородицы, и праведный Иосиф, обручник Богородицы. Почитание ветхозаветных праотцев засвидетельствовано в христианской церкви по крайней мере со второй половины IV в., оно, видимо, восходит к практике иудеохристианских общин первых веков христианства и в своих истоках связывается прежде всего с иерусалимской церковью. Перед Рождеством Христовым установлено особое празднование ветхозаветным святым неделя праотцев и отцов (первоначально, по некоторым свидетельствам, в этот день праздновалась память лишь Авраама, Исаака и Иакова). Ветхозаветные святые поминаются в чине литургии в ходатайственной молитве перед причастием: *Да обрящем милость и благодать со всеми святыми, от века Тебе благоугодившими праотцы, отцы, патриархи, пророки…* (Литургия Василия Великого). Такое поминовение засвидетельствовано уже в тайноводственных словах св. Кирилла Иерусалимского (ум. 386 г.), который писал: *Затем поминаем преждепочивших Патриархов, Пророков, Апостолов, Мучеников, чтобы Господь принял эту жертву по их молитвам и их предстательству*…. смотреть

Неделя святых отец

Два предшествующих Рождеству Христову воскресенья (недели) называются Неде­лей свя­тых Пра­о­тец и Неде­лей свя­тых отец. Неде­ля свя­тых отец – по­след­нее вос­кре­се­нье (неде­ля) пе­ред Рож­де­ством Хри­сто­вым. В этот день вос­по­ми­на­ют­ся все свя­тые срод­ни­ки по пло­ти Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста; в ли­тур­ги­че­ском еван­гель­ском чте­нии мы слы­шим ро­до­сло­вие Спасителя (Мф.1:1-25).

Сло­во в Неде­лю пред Рож­де­ством Хри­сто­вым, свя­тых отец

мит­ро­по­лит Вла­ди­мир (Иким)

Но­вый За­вет от­кры­ва­ет­ся зем­ным ро­до­сло­ви­ем Сы­на Бо­жия. Но ка­кое про­ис­хож­де­ние мо­жет быть у Пер­во­при­чи­ны все­го су­ще­ству­ю­ще­го, Со­зда­те­ля ду­хов­но­го и ве­ще­ствен­но­го ми­ров? Мыс­ли­мо ли род­ство с люд­ским «пра­хом и пер­стью» для Вла­ды­ки Все­лен­ной, Непо­сти­жи­мо­го Все­объ­ем­лю­ще­го Ду­ха? О ка­ких пред­ках мо­жет ид­ти речь в от­но­ше­нии Пре­веч­но­го Гос­по­да, сто­я­ще­го над вре­ме­нем Прис­но­су­ще­го Ца­ря? Од­на­ко же: на­ча­лом От­кро­ве­ния Бо­же­ствен­ной люб­ви слу­жит че­ре­да по­ко­ле­ний, при­во­дя­щая к бед­ной се­мье, в ко­то­рой ро­дил­ся Мла­де­нец по име­ни Иисус, что зна­чит – Спа­си­тель. Это ро­до­сло­вие – до­ку­мент, сви­де­тель­ству­ю­щий тай­ну на­ше­го спа­се­ния: Сын Бо­жий сде­лал­ся Сы­ном Че­ло­ве­че­ским.

Ро­до­сло­вие Иису­са Хри­ста – про­сто спи­сок имен, ка­жу­щий­ся су­хим, да­же скуч­ным непро­све­щен­но­му взгля­ду. Неко­то­рые пра­ро­ди­те­ли Сы­на Че­ло­ве­че­ско­го си­я­ют яр­ки­ми све­то­ча­ми на стра­ни­цах Биб­лии. Боль­шин­ство имен нам по­лу­зна­ко­мо или во­все не зна­ко­мо: ка­ко­ва бы­ла жизнь этих лю­дей – ве­да­ет Еди­ный Гос­подь. Но в этом про­стом пе­речне слы­шит­ся тай­ная гар­мо­ния ты­ся­че­ле­тий, за ним ви­дит­ся ве­ли­че­ствен­ная ра­бо­та Про­мыс­ла Бо­жия, вы­стра­и­вав­ше­го из «жи­вых кам­ней» храм для во­пло­ще­ния Все­выш­не­го. Здесь каж­дая судь­ба, каж­дый штрих име­ет со­кро­вен­ный смысл, по­рою недо­ступ­ный нам, по­рою – слу­жа­щий вы­со­ким уро­ком при про­хож­де­нии зем­но­го стран­ство­ва­ния.

Неко­гда жал­кая гор­ды­ня при­ве­ла лю­дей к со­ору­же­нию небы­ва­лой баш­ни – без Бо­га и про­тив Бо­га. В гли­ня­ной таб­лич­ке, об­на­ру­жен­ной ар­хео­ло­га­ми в Ме­со­по­та­мии, зна­чит­ся: «Ко­гда эта цар­ствен­ная баш­ня, как бу­ря, воз­вы­сит свой го­лос, небо за­тре­пе­щет. Ее ужас­ное си­я­ние вы­пря­мит­ся в небе, ее ве­ли­кий ужас со­кру­шит зем­лю. Ее имя со­зо­вет стра­ны с края неба». Та­ков был за­мы­сел древ­них «воль­ных ка­мен­щи­ков». Гос­подь Все­дер­жи­тель раз­ру­шил му­ра­вьи­ные по­ту­ги бо­го­бор­цев – стро­е­ние рух­ну­ло, а стро­и­те­ли, ли­шив­шись об­ще­го язы­ка, раз­бе­жа­лись по раз­ным кра­ям зем­ли. Са­мо это ме­сто по­лу­чи­ло на­зва­ние Ва­ви­лон – «сме­ше­ние».

Все­выш­не­му бы­ло угод­но стро­и­тель­ство ино­го ро­да – не воз­ве­де­ние баш­ни из жже­но­го кир­пи­ча, а незри­мое со­зи­да­ние прав­ды Бо­жи­ей в че­ло­ве­че­ских ду­шах. Это свя­щен­ное де­ло со­вер­ша­лось ве­ка­ми, пе­ре­хо­ди­ло из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние – древ­ние пра­вед­ни­ки ста­но­ви­лись жи­вы­ми сту­пе­ня­ми лест­ни­цы, ве­ду­щей к ду­хов­ным вер­ши­нам. «Они стре­ми­лись к луч­ше­му, то есть к Небес­но­му; по­то­му и Бог не сты­дит­ся их, на­зы­вая Се­бя их Бо­гом» (Евр.11:16). И лест­ни­ца че­ло­ве­че­ско­го ду­ха во­ис­ти­ну до­стиг­ла Небес, ибо по ней со­шел в пад­ший мир Еди­ный Без­греш­ный.

При­тер­пев­шись к окру­жа­ю­щим нас зло­бе и мер­зо­сти, мы по­рою и не по­ни­ма­ем, как страш­но ис­ка­жен этот мир гре­хо­па­де­ни­ем ро­да че­ло­ве­че­ско­го. Мы мо­жем лю­бо­вать­ся толь­ко от­блес­ка­ми Бо­го­со­здан­ной из­на­чаль­ной кра­со­ты ми­ро­зда­ния. Но грех и смерть – дву­ли­кая са­та­нин­ская ложь ца­рит здесь. По­го­ня за зем­ны­ми сла­до­стя­ми: нечи­сты­ми уте­ха­ми те­ла, без­де­луш­ка­ми бо­гатств, по­бря­куш­ка­ми сла­вы – все это ве­дет в про­пасть. Пра­хом умер­ших по­ко­ле­ний пе­ре­пол­не­на зем­ля, на­по­е­ны ре­ки, сам воз­дух ды­шит смер­тью. И все же этот мир пре­кра­сен: тем, что мы мо­жем под­нять­ся над ним на кры­льях ве­ры, на­деж­ды и люб­ви хри­сти­ан­ской. Мы спа­се­ны – при­ше­стви­ем Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, и уже здесь мо­жем празд­но­вать по­бе­ду над гре­хом и смер­тью, на­сла­ждать­ся пред­чув­стви­ем бла­жен­ной веч­но­сти.

Чем был мир до Хри­ста? Про­кля­той жиз­нью на про­кля­той зем­ле. «Вол­ч­цы и тер­нии» взра­щи­ва­ла зем­ля, ли­шен­ная бла­го­сло­ве­ния Бо­жия. «Вол­ч­ца­ми и тер­ни­я­ми» по­рас­та­ли ду­ши лю­дей, за­быв­ших Небес­но­го От­ца.

Язы­че­ский мир над­ру­гал­ся над са­ми­ми за­ко­на­ми при­ро­ды. Гнус­ные по­ро­ки Со­до­ма и Го­мор­ры по­ло­жи­ли пе­чать на все древ­нее об­ще­ство. «Куль­тур­ная» Гре­ция и «ци­ви­ли­зо­ван­ный» Рим пре­да­ва­лись без­удерж­но­му раз­вра­ту, «муд­рые» Ин­дия и Еги­пет по­кло­ня­лись смер­ти. Идо­ло­слу­жи­те­ли вер­ши­ли че­ло­ве­че­ские жерт­во­при­но­ше­ния. Ар­хео­ло­ги на­хо­дят за­му­ро­ван­ные в сте­нах и фун­да­мен­тах древ­них жи­лищ ске­ле­ти­ки мла­ден­цев: это ро­ди­те­ли-са­та­ни­сты при­но­си­ли в жерт­ву соб­ствен­ных де­тей. По­всю­ду ца­ри­ло гру­бое на­си­лие, из­де­ва­тель­ство над сла­бы­ми, стрем­ле­ние от­нять у се­бе по­доб­ных зем­ные бла­га. Пра­ви­те­ли те­ши­ли свою гор­ды­ню же­сто­ки­ми кро­во­про­ли­ти­я­ми, «ве­ли­ки­ми» по­чи­та­лись за­во­е­ва­те­ли, ко­то­рым уда­ва­лось на­гро­моз­дить го­ры тру­пов. Мир, став­ший до­бы­чей са­та­ны, ле­жал во зле.

Ка­за­лось, по­доб­ный мир не име­ет пра­ва на су­ще­ство­ва­ние, ни­че­го не мо­жет при­не­сти Все­со­вер­шен­но­му Со­зда­те­лю – и дол­жен быть уни­что­жен. Но да­же и в древ­нем мра­ке, как оди­но­кие све­то­чи, си­я­ли пра­вед­ни­ки. Это ра­ди них Все­ми­ло­сти­вый Гос­подь ща­дил пад­шее че­ло­ве­че­ство. А ко­гда на­сту­пи­ла «пол­но­та вре­мен», ра­ди них Сын Бо­жий явил­ся спа­сти ка­ю­щих­ся греш­ни­ков. Спа­си­тель со­шел в мир на­столь­ко страш­ный, что в нем для Бо­же­ствен­но­го Мла­ден­ца не на­шлось луч­ше­го ме­ста, чем кор­муш­ка для ско­та, и Солн­це Прав­ды долж­но бы­ло вос­хо­дить в убо­гой пе­ще­ре. Но так бы­ло внешне, ибо луч­шие лю­ди Вет­хо­го За­ве­та сво­им по­дви­гом уже вы­стро­и­ли для Спа­си­те­ля храм, до­стой­ный Его. Этим до­мом Все­выш­не­го явил­ся ис­тин­ный ве­нец тво­ре­ния – несрав­нен­ная в кра­со­те и чи­сто­те ду­ши Сво­ей, «Чест­ней­шая Хе­ру­вим и Слав­ней­шая Се­ра­фим» Бо­го­не­ве­ста и Бо­го­ро­ди­ца, Прис­но­де­ва Ма­рия.

К Рож­де­ству Еди­но­го Без­греш­но­го от Пре­чи­стой Де­вы ве­ла че­ре­да по­ко­ле­ний ис­ка­те­лей прав­ды Бо­жи­ей, за­пе­чат­лен­ная в Хри­сто­вом ро­до­сло­вии. Мы ви­дим здесь из­ра­иль­ских пат­ри­ар­хов и иудей­ских ца­рей, но сре­ди них уже яв­ля­ет­ся дочь ино­го на­ро­да – мо­ави­тян­ка Руфь, пред­вест­ни­ца все­мир­но­го тор­же­ства Бо­же­ствен­но­го Бла­го­ве­стия. По­двиг Ру­фи есть по­двиг люб­ви. Ра­ди пре­дан­но­сти све­кро­ви, за­ме­нив­шей ей мать, ска­за­ла Руфь: «На­род твой бу­дет мо­им на­ро­дом, и твой Бог мо­им Бо­гом» (Руф.1:16), – и ста­ла од­ною из пра­ро­ди­тель­ниц Спа­си­те­ля.

В свя­щен­ном ро­до­сло­вии мы ви­дим и лю­дей греш­ных, при­ме­ры че­ло­ве­че­ских па­де­ний. Так пал муд­рей­ший из муд­рых, царь Со­ло­мон. Его ра­зу­му изум­ля­лась Все­лен­ная, он по­стиг тай­ны зем­ли и Небес, но не су­мел со­вла­дать с низ­ки­ми стра­стя­ми, хо­тя знал, чем гро­зит для него из­ме­на Небес­но­му От­цу. Судь­ба Со­ло­мо­на – стро­гий урок для тех, кто слиш­ком на­де­ет­ся на зем­ной ум свой, гор­дит­ся дан­ны­ми от Бо­га та­лан­та­ми.

От­кро­ве­ние Вет­хо­го За­ве­та не скры­ва­ет немо­щей из­бран­но­го ро­да, ко­то­рый, невзи­рая на свою сла­бость, су­мел под­нять­ся из древ­не­го мра­ка к Бо­же­ствен­но­му Све­ту. То бы­ла тро­па от вет­хо­го по­ги­ба­ю­ще­го че­ло­ве­ка – к но­во­му, спа­са­е­мо­му бла­го­да­тью Бо­жи­ей. Од­ним взгля­дом невоз­мож­но оки­нуть ве­хи это­го мно­го­ве­ко­во­го пу­ти, вгля­дим­ся же хо­тя бы в неко­то­рые из них.

«Ро­до­сло­вие Иису­са Хри­ста, Сы­на Да­ви­до­ва, Сы­на Ав­ра­амо­ва» (Мф.1:1) – вот пер­вая стро­ка Но­во­го За­ве­та, слов­но бы мост, со­еди­ня­ю­щий его с За­ве­том Вет­хим. Пра­вед­ный Ав­ра­ам и свя­той Да­вид – не слу­чай­но эти двое осо­бо вы­де­ле­ны в чис­ле пра­от­цев Сы­на Че­ло­ве­че­ско­го, не слу­чай­но оба они удо­сто­и­лись обе­то­ва­ний Бо­жи­их о гря­ду­щем спа­се­нии.

Пат­ри­арх Ав­ра­ам явил­ся ве­ли­чай­шим Бо­го­ис­ка­те­лем. Ко­гда че­ло­ве­че­ство, за­вяз­нув в тря­сине вре­мен, уже утра­ти­ло по­ня­тие о Небес­ном От­це, Ав­ра­ам от­ка­зал­ся по­кло­нить­ся ка­кой бы то ни бы­ло тва­ри, все­ми си­ла­ми ду­ши воз­звал он к Все­выш­не­му Твор­цу. Все­дер­жи­тель услы­шал зов со­зда­ния Сво­е­го. Пра­вед­ный Ав­ра­ам стал «от­цом ве­ру­ю­щих» (Рим.4:11), ду­хов­ным ро­до­на­чаль­ни­ком всех вер­ных. Ра­ди слу­же­ния Гос­по­ду по­ки­нул Ав­ра­ам род­ные края, при­шель­цем чув­ство­вал он се­бя в этом гре­хов­ном ми­ре, «ибо он ожи­дал го­ро­да, име­ю­ще­го ос­но­ва­ние, ко­то­ро­го ху­дож­ник и стро­и­тель – Бог» (Евр.11:10). Ра­ди вер­но­сти Бо­гу го­тов был Ав­ра­ам от­дать един­ствен­но­го лю­би­мо­го сы­на, в ко­то­ром за­клю­ча­лись все его на­деж­ды, да­же на­деж­да на гря­ду­щее ис­куп­ле­ние. Ав­ра­амо­во жерт­во­при­но­ше­ние яви­лось об­раз­цом вы­со­чай­шей Жерт­вы Бо­же­ствен­ной. Зем­ной отец го­то­вил­ся за­клать сы­на из по­слу­ша­ния Все­выш­не­му – Бог не по­пустил пра­вед­ни­ку та­ко­го стра­да­ния. Но в час Гол­гоф­ский Сам Небес­ный Отец от­дал на за­кла­ние Еди­но­род­но­го Сы­на Сво­е­го – ра­ди спа­се­ния ро­да че­ло­ве­че­ско­го, ра­ди на­ше­го с ва­ми спа­се­ния.

Свя­той Да­вид про­шел ис­пы­та­ние опас­ней­ши­ми зем­ны­ми со­блаз­на­ми: сла­вой и вла­стью. Пас­ту­шо­нок, по­ма­зан­ный на цар­ство, стал уди­ви­тель­ным пра­ви­те­лем – крот­ким сре­ди на­па­стей, ми­ло­серд­ным с вра­га­ми, без­гнев­ным с оскор­би­те­ля­ми. Ве­ли­чие ду­ши свя­то­го ца­ря-про­ро­ка Да­ви­да за­пе­чат­ле­лось в его псал­мах, ис­пол­нен­ных вы­со­ки­ми чув­ства­ми, до­ныне вос­пе­ва­е­мых Цер­ко­вью Хри­сто­вой. Но и этот цар­ствен­ный че­ло­век од­на­жды пал – гряз­но и страш­но: от по­хо­ти к лю­бо­де­я­нию, от лю­бо­де­я­ния к убий­ству. Диа­вол уже тор­же­ство­вал, ви­дя в этой мо­гу­чей ду­ше за­кон­ную свою до­бы­чу. Но нет! В пла­мен­ном по­ка­я­нии вос­стал свя­той Да­вид из без­дны гре­ха – и вос­стал вы­ше, чем был до па­де­ния! «Жерт­ва Бо­гу дух со­кру­шен, серд­ца со­кру­шен­на и сми­рен­на Бог не уни­чи­жит» (Пс.50:19) – так ры­да­ни­ем оси­ро­тев­шей без Гос­по­да, по­прав­шей свою гор­ды­ню цар­ствен­ной ду­ши омыл свя­той Да­вид тяж­кий грех свой и вновь «убе­лил­ся па­че сне­га». Да­ви­до­вым по­ка­я­ни­ем яв­лен об­раз пад­ше­го и вос­ста­ю­ще­го в ли­це пра­вед­ни­ков че­ло­ве­че­ства.

С за­ка­том иудей­ско­го цар­ства но­си­те­ли Бо­же­ствен­но­го обе­то­ва­ния – сы­ны и до­че­ри ро­да Да­ви­до­ва слов­но бы укры­ва­ют­ся в без­вест­но­сти и бед­но­сти. Так вда­ли от су­ет­но­го зем­но­го блес­ка со­вер­ша­лось жи­тие по­том­ков иудей­ских вла­сти­те­лей: ти­хо­го плот­ни­ка «дре­во­де­ла», пра­вед­но­го Иоси­фа и сми­рен­ной Де­вы, пред­на­зна­чен­ной к сла­ве Ца­ри­цы Небес­ной.

Свя­той еван­ге­лист Мат­фей, сле­дуя иудей­ско­му обы­чаю уста­нов­ле­ния род­ства по муж­ской ли­нии, за­кан­чи­ва­ет ро­до­сло­вие Хри­сто­во име­нем Иоси­фа Об­руч­ни­ка. Мни­мый муж Де­вы Ма­рии, пра­вед­ный Иосиф по пло­ти не имел ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к Рож­де­ству Спа­си­те­ля – но его имя по пра­ву сто­ит в свя­щен­ном пе­речне. Доб­ро­та и чи­сто­сер­де­чие это­го стар­ца бы­ли на­столь­ко об­ще­из­вест­ны, что слу­жи­те­ли хра­ма ре­ши­лись до­ве­рить ему Пре­чи­стую Де­ву, в Ко­то­рой ви­де­ли жи­вое со­кро­ви­ще Церк­ви. Прой­дя ис­пы­та­ние «бу­рей по­мыш­ле­ний со­мни­тель­ных», пра­вед­ный Иосиф стал со­бе­сед­ни­ком и по­слуш­ни­ком ан­ге­лов. И сам свя­той ста­рец сде­лал­ся во­ис­ти­ну зем­ным ан­ге­лом-хра­ни­те­лем для Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы и Бо­же­ствен­но­го Мла­ден­ца. В Виф­ле­ем­ской пе­ще­ре пер­вы­ми по­кло­ни­лись со­шед­ше­му в мир Сы­ну Бо­жию – Де­ва-Ма­терь и ста­рец-хра­ни­тель.

В Пре­бла­го­сло­вен­ной Де­ве Ма­рии яв­ле­на вер­ши­на че­ло­ве­че­ско­го со­вер­шен­ства, пре­взо­шед­шая ве­ли­чие бес­плот­ных Небес­ных ан­ге­лов. Ма­терь Бо­жия слов­но бы со­тка­на из сми­ре­ния и доб­ро­ты, ми­ло­сер­дия и люб­ви. Она вся – свет, рас­кры­ва­ю­щий­ся на­встре­чу Све­ту Бо­же­ствен­но­му. Крот­кая Бо­го­не­ве­ста «по­ра­зи­ла го­ло­ву змия» (Быт.3:15), по­пра­ла ко­вар­ство диа­во­ла, за­мыш­ляв­ше­го над­ру­гать­ся над со­зда­ни­ем Бо­жи­им, – ибо ес­ли бы и Ею Од­ною увен­ча­лось тво­ре­ние, то и то­гда этот мир был бы со­тво­рен не на­прас­но. Так зем­ное воз­зва­ние к Небе­сам, лест­ни­ца че­ло­ве­че­ской пра­вед­но­сти при­ве­ла к Пре­сто­лу Все­выш­не­го. Древ­няя Ева, под­дав­шись са­та­нин­ско­му со­блаз­ну, по­ро­ди­ла грех и смерть. Пре­свя­тая Де­ва, по­ви­ну­ясь во­ле Гос­под­ней, по­ро­ди­ла для всех нас Ис­ти­ну и бес­смер­тие. И ныне Ца­ри­ца Небес­ная, со­здан­ная, как и мы, из пло­ти и кро­ви, зо­вет нас к веч­но­му сча­стью, мо­лит за нас Сы­на Сво­е­го и Гос­по­да.

«От Ма­рии ро­дил­ся Иисус, на­зы­ва­е­мый Хри­стос» (Мф.1:16) – вот бла­жен­ней­шая весть, зву­ча­щая для нас вслед за свя­щен­ным ро­до­сло­ви­ем. Вос­си­я­ла звез­да Виф­ле­ем­ская! Явил­ся Спа­си­тель ми­ра! На­ча­лось осво­бож­де­ние че­ло­ве­че­ства из раб­ства ду­ше­убий­цы – са­та­ны!

Что Хри­стос сде­лал для нас Сво­им Рож­де­ством? Во­пло­ще­ни­ем Сы­на Бо­жия са­ма при­ро­да че­ло­ве­че­ская очи­сти­лась, пре­об­ра­зи­лась, сде­ла­лась спо­соб­ной к оду­хо­тво­ре­нию, к обо­же­нию! При све­те Виф­ле­ем­ской звез­ды ро­до­сло­вие Хри­сто­во пред­ста­ет под­го­тов­кой к на­ше­му вступ­ле­нию в род­ство – с Кем? С Са­мим Бо­гом!

Мы на­де­ле­ны ве­ли­ким сча­стьем – жить в ми­ре, освя­щен­ном Рож­де­ством Хри­ста и ис­куп­лен­ном Его Крест­ной Жерт­вой. С той по­ры, по сло­ву свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста: «Бог на зем­ле, че­ло­век на Небе, ан­ге­лы слу­жат лю­дям, лю­ди в об­ще­нии с Гор­ни­ми си­ла­ми».

Ца­ри и про­ро­ки древ­но­сти жаж­да­ли услы­шать то, что слы­шим мы – и не услы­ша­ли, ве­ли­чай­шие пра­вед­ни­ки Вет­хо­го За­ве­та меч­та­ли до­жить до та­ких вре­мен – и не до­жи­ли. По­сле кон­чи­ны зем­ных дней сво­их ве­ка­ми долж­ны бы­ли они то­мить­ся в пре­ис­под­ней, ожи­дая при­ше­ствия Из­ба­ви­те­ля.

«Те, ко­то­рых весь мир не был до­сто­ин, ски­та­лись по пу­сты­ням и го­рам, по пе­ще­рам и уще­льям зем­ли. И все сии, сви­де­тель­ство­ван­ные в ве­ре, не по­лу­чи­ли обе­щан­но­го. По­то­му что Бог преду­смот­рел о нас нечто луч­шее, дабы они не без нас до­стиг­ли со­вер­шен­ства» (Евр.11:38-40).

Жить в ис­куп­лен­ном ми­ре, знать пря­мую до­ро­гу в От­чее Цар­ствие, со­зна­вать свое род­ство с Все­выш­ним – это сча­стье по­лу­че­но на­ми да­ром, по бла­го­сти Бо­жи­ей. Но как поль­зу­ем­ся мы несрав­нен­ны­ми бла­го­де­я­ни­я­ми Все­выш­не­го? Есть ли в нас хо­тя бы блед­ное по­до­бие ве­ры Ав­ра­амо­вой, тер­пе­ния Иова, пла­мен­но­сти Илии, кро­то­сти Да­ви­да, му­же­ства Да­ни­и­ла? А ведь все эти вы­со­кие ду­хом лю­ди лишь из­да­ли, «как сквозь туск­лое стек­ло», со­зер­ца­ли Бо­же­ствен­ную тай­ну спа­се­ния на­ше­го – ту тай­ну, ко­то­рую мы ви­дим во­очию.

Вы­со­ко да­ро­ван­ное нам От­кро­ве­ние Люб­ви Бо­жи­ей, но тем глуб­же мо­жет быть на­ше па­де­ние. Свя­той пра­вед­ный Иоанн Крон­штадт­ский предо­сте­ре­га­ет: «Помни, че­ло­век хри­сти­а­нин, свое род­ство с Сы­ном Бо­жи­им – и про­ти­во­бор­ствуй вся­ко­му гре­ху, рев­нуй о свя­то­сти во всем жи­тии.

Кто гре­шит и не ка­ет­ся всем серд­цем – тот в род­стве с диа­во­лом-че­ло­ве­ко­убий­цей. Та­ких лю­дей Пред­те­ча Хри­стов Иоанн на­зы­вал «по­рож­де­ни­я­ми ехид­ны», а Гос­подь го­во­рил им: «Ваш отец диа­вол; и вы хо­ти­те ис­пол­нять по­хо­ти от­ца ва­ше­го» (Ин.8:44).

Греш­ни­ков ка­ю­щих­ся и же­ла­ю­щих усерд­но ис­прав­ле­ния и об­нов­ле­ния – та­ко­вых Хри­стос при­шел спа­сти и спа­сет. Но для невер­ных и нерас­ка­ян­ных, гор­дых, лу­ка­вых, злых, жи­ву­щих в нечи­сто­те, невоз­держ­ных, же­сто­ко­серд­ных Он при­шел на суд: «На суд при­шел Я в мир сей, чтобы неви­дя­щие ви­де­ли, а ви­дя­щие ста­ли сле­пы» (Ин.9:39).

Бес­чис­лен­ное мно­же­ство свя­тых угод­ни­ков оправ­да­ли сво­ей жиз­нью бо­же­ствен­ный план спа­се­ния че­ло­ве­че­ства. Но мы ви­дим, что совре­мен­ный че­ло­век весь по­гру­зил­ся в чув­ствен­ность, свя­зал все­го се­бя жи­тей­ски­ми стра­стя­ми, из­вра­тил по­ря­док жиз­ни, ука­зан­ный Твор­цом, и не толь­ко не сле­ду­ет бо­же­ствен­но­му пла­ну сво­е­го спа­се­ния, но и раз­ру­ша­ет оный.

Вспом­ни же, брат, вспом­ни, сест­ра: Хри­стос за на­ми при­шел, чтобы с зем­ли воз­ве­сти нас на Небе­са, в оби­те­ли рай­ские.

Да не поз­во­лим мы тле­твор­но­му ды­ха­нию «ве­ка се­го» власт­во­вать над на­ши­ми бес­смерт­ны­ми ду­ша­ми. Да вдох­но­вит нас вос­по­ми­на­ние о свя­тых пра­от­цах, вер­шив­ших свой по­двиг в вет­хо­за­вет­ном мра­ке, – неуже­ли мы столь ни­чтож­ны, что не су­ме­ем об­ре­сти спа­се­ние в си­я­нии За­ве­та Но­во­го, не услы­шим зо­ва Люб­ви Бо­жи­ей?

Бли­зит­ся пре­свет­лый празд­ник Рож­де­ства Хри­сто­ва. Неужто к встре­че Бо­же­ствен­но­го Мла­ден­ца не су­ме­ем мы при­го­то­вить свои ду­ши и они оста­нут­ся по­доб­ны­ми вер­те­пам – тем­ным, гряз­ным, хо­лод­ным? Да не слу­чит­ся с на­ми то­го! Пусть каж­дый вы­ме­тет вон из ду­ши сво­ей ко­лю­чий му­сор гре­ха, воз­жжет све­чу ве­ры, за­теп­лит лам­па­ду на­деж­ды, со­гре­ет внут­рен­ний мир свой свя­тою лю­бо­вью – да укра­сит­ся храм ду­ши хри­сти­ан­ской, в ко­то­ром бла­го­во­лит ро­дить­ся Сын Бо­жий, Гос­подь и Спа­си­тель наш!

И то­гда воз­ра­ду­ем­ся мы чи­стей­шей ра­до­стью, при­уго­тов­лен­ной свя­ты­ми пра­от­ца­ми и воз­ве­щен­ной про­ро­ка­ми, сбыв­шей­ся для нас ра­до­стью лю­би­мых де­тей Небес­но­го От­ца, ибо «Вы­со­кий Бог на зем­ле яви­ся, да нас к вы­со­те при­вле­чет». Аминь.

Неизвестные праотцы

Святые Праотцы

Кто такие праотцы? На этот вопрос могут ответить почти все: и учащиеся воскресной школы, и простая верующая бабушка, и интеллигент. Праотцы – предки Иисуса Христа. Практически каждый может назвать некоторых из них. Ну, уж Авраама так точно знает всякий.

Да, почти все мы знаем праотцов, кто-то что-то где-то когда-то читал и помнит, кто из них кого «родил» и даже кратко знает историю жизни известнейших из них. Мы читали и вроде знаем – но в то же время и не знаем. Библия нам дает по некоторым вопросам только схему, план, скелет, который развить и одеть плотью должны мы сами. Нас к этому должно подвигать наше любознание и благочестие, желание найти еще нечто важное, чего не договорил бытописатель. Ведь часто какой-нибудь фильм заканчивается таким образом, что после слова «конец» требуется еще совершить мысленное усилие, чтобы этот «конец» наступил и в уме, а не только на экране. Точно также и в Библии: вроде все уже давно сказано, но мысленное усилие при прочтении нужно совершать до сих пор, и без этого все прочтенное будет безжизненно и мертво. Итак, давайте вместе вспомним их в этот день, посвященный исключительно их памяти, и поразмышляем там, где Библия разрешает это сделать.

Каин и Авель

И начнем мы с известного всем сюжета. Авель и Каин приносят жертву Богу. Но Господь призрел только на пламенное сердце Авеля, а равнодушную жертву Каина отверг. Каин по зависти убил своего брата и убежал в землю Нод, на восток от Эдема. Далее про Каина сказано только это: «И познал Каин жену свою; и она зачала и родила Еноха. И построил он город; и назвал город по имени сына своего: Енох» (Быт. 4: 17). Больше мы с ним не встречаемся на страницах Библии. Но этот последний стих дает очень много для пытливого ума. Мы с вами знаем, что первые дети Адама вступали в браки между собой, и так продолжался человеческий род; запрет на связь между близкими родственниками возник гораздо позже. Таким образом, получается, что кто-то из сестер (а, скорее всего, и братьев) Каина бежал в землю Нод вместе с ним. То есть первоубийца Каин не стал изгнанником в человеческом роде, а получил поддержку некоторых из своих родичей. А это значит, что Авеля недолюбливал не только Каин, но и некоторые другие его братья и сестры. Быть может, своей святостью он и их раздражал, вызывал зависть и желание покончить со «святошей». Не правда ли, дело уже напоминает другой библейский сюжет с другими братьями: «Вот, идет сновидец; пойдем теперь, и убьем его» (Быт. 37: 19-20)? И женщина, которая добровольно готова выйти замуж за убийцу своего брата и делить с ним ложе, уже вызывает определенные эмоции.

А теперь заметим, что Каин со своими родственниками, сочувствующими ему во зле, построил первый город на земле. И тогда станет понятно, что этот первый город злодеев определяет вектор развития падшего мира, является предтечей царства антихриста и противоположностью Небесного Иерусалима.

Авраам и Сарра

Сарра передает Агарь Аврааму

Авраам – наш общий отец по вере. Своей жизнью он учит нас несомненному упованию на Промысл Божий, жертвенности, человеколюбию

Авраам – наш общий отец по вере. Своей жизнью он учит нас несомненному упованию на Промысл Божий, жертвенности, человеколюбию. Когда Авраам жил в Уре Халдейском, Господь повелел ему переселиться в другую землю. Так Бог хотел отделить его от среды идолопоклонников и нечестивцев. Каждый церковный человек помнит, как отреагировал на это откровение святой патриарх. Он собрал вещи и отправился с родными в землю, которой не знал. Конечно, это подвиг. Но особенно четко этот подвиг вырисовывается, когда мы посмотрим внимательнее, что Авраам бросил на родине, и что получил взамен.

Ур Халдейский был огромнейшим городом. Его население составляло в то далекое время (две тысячи лет до Рождества Христова) около 65 тысяч человек – на тот момент громадная цифра. Уже тогда там существовало разделение труда, то есть процветали цеховые ремесла. Одни занимались разведением животных, другие пряли шерсть, третьи выделывали одежду. Из Персидского залива вверх по Евфрату шли торговые суда. Развивалась наука и искусство. Зажиточные горожане Ура имели самые комфортабельные жилища в мире на то время: двухэтажные кирпичные дома, в которых уже в той седой древности имелись уборная и бассейн. Это была столица империи и мира. Любое место, куда мог отправиться оттуда Авраам, было заведомо хуже Ура Халдейского. Но в Уре процветало идолопоклонство и колдовство, поэтому из него нужно было уходить.

И вот Авраам, послушный воле Господа, выходит из этого града роскоши и неги. Выходит, не зная конечной точки своего странствия. Как известно, по пути в землю обетованную Авраам остановился в городе Харран. Трудно сказать, по какой причине произошла остановка. Может быть, престарелому отцу Авраама – Фарре – было тяжело продолжать утомительное путешествие. Ведь от Ура только до Харрана около тысячи километров, и еще около пятисот километров от Харрана до Ханаана – новой родины праотца. С условием, что верблюд с поклажей за день проходит от 20 до 40 километров, можно заключить, что путешествие до Харрана продолжалось около месяца. Немудрено, что за месяц странничества по пустыне самочувствие Фарры могло ухудшиться, ведь ему тогда было около 200 лет. Путники остановились в Харране, где, видимо, прожили достаточно долго. Там умер и был похоронен Фарра – отец Авраама. И снова Бог воззвал к Аврааму и повелел идти дальше.

Я смотрю на это дивное странствие старца Авраама, которому тогда было уже 75 лет, и задаюсь вопросами. Да, понятно, что Бог говорил с ним, поэтому Авраам с готовностью пошел в предстоящее путешествие. Но какие слова он нашел для своих домочадцев: отца, жены и других родственников, когда убеждал их, что воля Божия в том, чтобы бросить насиженное место и стать, по сути, бомжами, странниками без определенного места жительства? Ведь до самой своей смерти Авраам уже не жил где-то постоянно, а скитался, как кочевник, вместо дома находя себе покой лишь в палатках и шатрах… Я смотрю на смиренную Сарру, которая не ропщет на эту цыганскую жизнь, без прекословия следует за мужем «не знаю, куда», при этом терпит испытание бездетностью – и не отчаивается. Как она находила в себе силы не побранить мужа, довериться ему до конца и ни разу не усомниться в его вере? Да, и они претыкались, и они падали. Но даже их падения для нас высоки. Даже с этими погрешностями картина их величия поражает.

У Исаака хватило бы мочи побороться с Авраамом, которому тогда было 125 лет. Но он покорно дает себя связать и возложить на жертвенник, показывая совершенный прообраз Христа…

И самой яркой краской на этой картине написан сюжет жертвоприношения Авраама. Как-то сложился стереотип: седовласый старец и мальчик идут в гору по повелению Божиему, и там старец приносит в жертву мальчика, но Ангел в последнюю минуту останавливает его. Многие иконы подтверждают это. Однако если бы Исаак был «мальчиком», то Авраам не заставил бы его нести на гору вязанку дров для всесожжения. И действительно, по Библии возраст Исаака – 25 лет. И в этой связи еще удивительнее жертвоприношение: старец ведет, юноша нимало не препятствует. У полного сил Исаака хватило бы мочи побороться с Авраамом, которому тогда было 125 лет. Но он абсолютно покорно дает себя связать и возложить на жертвенник, показывая совершенный прообраз Христа…

Исаак и Ревекка

Благословение Иакова Исааком

Кто из нас готов наносить из колодца 30 ведер воды для незнакомого человека, в свите которого есть рабы, которые сами могли бы это сделать?

Интересно, что Авраам решил женить сына, лишь когда тому исполнилось 40 лет. Попробуем также внимательно посмотреть на сюжет жениховства Исаака. Авраам отправил своего верного домоправителя Елеазара на свою родину, чтобы найти невесту сыну среди родственников. Елеазар взял слуг, подарки для невесты и, естественно, верблюдов, чтобы везти провизию и ехать самим. Придя к месту назначения, Елеазар помолился Богу Авраама, чтобы та, о которой будет воля Божия, откликнулась на его просьбу. С верой он попросил пить у первой девушки, которая подошла к колодцу, и та охотно дала ему испить из кувшина, а также напоила его верблюдов (Быт. 24: 17-20). Сколько раз мой взгляд скользил по этим строкам, не вникая в суть написанного! Суть же оговаривает бытописатель: Ревекка напоила всех верблюдов Елеазара. Взял же Елеазар из стада Авраама себе в караван 10 верблюдов. В среднем верблюд выпивает за раз 3-5 ведер воды. То есть Ревекке пришлось достать из колодца и перелить в поилку не менее 30 ведер. В этом незначительном фрагменте уже много сказано: о трудолюбии Ревекки, ее доброте и гостеприимстве. Скажем так: кто из нас готов наносить из колодца 30 ведер воды для незнакомого человека, в свите которого есть, к тому же рабы, которые сами с успехом могли бы это сделать? Или еще лучше вот так: вы подходите к колонке набрать воды, тут подъезжают на нескольких машинах приветливые люди и в очень вежливых выражениях просят у вас напиться. «О, да. – отвечаете вы. – И в знак моего расположения к вам я еще и помою ваши машины». Не правда ли, за эти 4 тысячи лет, которые прошли с поступка Ревекки, обыденная человеческая нравственность ничуть не догнала ее святой нравственности?!

О кротости и смирении невесты Исаака мы узнаем дальше. Когда Елеазар приблизился к землям Авраама, Исаак вышел к ним навстречу, и Ревекка тут же покрыла шалью свое лицо. На это можно ответить, конечно, что это вообще в обычае у восточных женщин. Но какой смысл покрывать лицо перед человеком, который этой же ночью стал ее мужем? Причина только одна: крайняя застенчивость Ревекки. И Господь сполна наградил эту смиренную семью своим благословением.

Иаков и Рахиль

Видение Иакова

Почему Иаков, который обманом взял благословение у своего отца Исаака, благословен перед Богом? Очевидно: из-за нечестия Исава. Его нечестие было так велико, что обманный поступок Иакова (в сравнении с жизнью его брата) и не является грехом. Что же Библия говорит нам о нечестии Исава? Разве только это: в 40 лет Исав взял себе в жены двух хеттеянок, «и они были в тягость Исааку и Ревекке» (Быт. 26: 35). Исав сразу нарушил два правила. Во-первых, взял себе жену не из родни, а из нечестивых женщин окружающего их народа, хотя его дед Авраам предостерегал свое потомство от этого. Конечно, Исааку и Ревекке, которым найти благочестивого супруга было не так легко в свое время, было неприятно смотреть на это «женонеистовство». О том, что поступками Исава руководила похоть, говорит и его многоженство (позже Исав взял себе еще и третью жену). Следует сказать, что хоть еще не было писаного закона, но нравственность патриархов все же не позволяла им иметь две жены. У Авраама была одна жена Сарра. Только по настоянию жены Авраам «вошел» к своей служанке, и после того, как Агарь зачала, уже не прикасался к ней. Правда, Авраам имел и вторую жену, Хеттуру, но женился уже после смерти Сарры (после смерти Сарры Авраам жил еще 38 лет). У Исаака была одна жена Ревекка. У Иакова также должна была быть одна жена – Рахиль, но тесть обманом вынудил его взять в жены еще и Лию. И к служанкам своих жен он опять-таки «входил» по настоянию последних. Однако только Рахиль всегда была любима Иаковом. Соответственно, и любимыми сыновьями Иакова были сыновья, рожденные его возлюбленной Рахилью, Вениамин и Иосиф. У Иосифа также была одна жена – Асенефа. Из этого можно заключить, что нравственным идеалом праотцов и в те времена был моногамный брак.

Иосиф Прекрасный

Иосиф с Асенефой и детей

И в бесславии, и в славе Иосиф одинаково ищет воли Божией во всем

Наверное, самым изящным цветком, который произрастило благочестие праотцов, является Иосиф. Ему предание усвоило наименование «Прекрасный». Он и мудр, и целомудрен, боголюбив и человеколюбив. Проданный своими братьями в Египет за 20 монет, он также стал прообразом Христа Спасителя, проданного братьями по вере. Он – второй Авель. Его не в чем упрекнуть. И в бесславии, и в славе он одинаково ищет воли Божией во всем, и этим напоминает нам царя Давида – своего достойного потомка (хоть и род царя Давида происходил из колена Иудина).

Его предали, но Иосиф не проклинает в ответ, а беспокоится о своих родственниках. И когда братья приходят купить хлеба в Египте, Иосиф не открывается им, как будто желая испытать их: изменились ли они в лучшую сторону. Для этого Иосиф сурово обвиняет братьев в шпионаже, будто они пришли высмотреть «слабые места земли». И вот цель достигнута: братья говорят между собой на еврейском, и становится ясно, что они раскаиваются во грехе, который совершили много лет назад. Но покаяние – только часть дела, от совершенных требуется показать Испытующему плоды, достойные покаяния (Лк 3: 8). Чтобы удостовериться и в этой благой перемене своих братьев, Иосиф в следующий их приход подбрасывает чашу в мешок Вениамина, обвиняет его в краже и заявляет, что он останется рабом в Египте. И вот тут Иуда – тот самый, который когда-то предложил братьям не совершать тяжкий грех и не убивать Иосифа, а продать, – и сейчас предлагает нечто. Он предлагает себя в пожизненное рабство вместо Вениамина, потому что жалеет отца, старика Иакова, единственной отрадой которому является младший брат Вениамин. Иуда готов не видеть более ни своих детей, ни жены, лишь бы его отец был спокоен и не убит горем! Вот это – плод достойный покаяния, это настоящая жертвенная любовь, и Иосиф, измученный душевной болью, понимает это, и с радостью открывается своим братьям. Он и прощает их, и видит Промысл Божий в их действиях, и рад перемене, которая за эти годы превратила их из эгоистов в человеколюбивых «мужей». Может быть, эта жертвенность Иуды и стала причиной того, что Господь избрал из 12 колен Израилевых именно Иудино для воплощения Сына Божия.

Вот некоторые уроки, которые Писание сегодня предложило нам. Потщимся же всегда внимательно и с молитвой читать Библию, и Господь обязательно будет открывать нам каждый раз все новые оттенки прочитанного. Ну и, конечно же, по силе подражать, хоть в чем-нибудь малом душеполезном, святым нашим отцам и Ветхого, и Нового Заветов.

Неделя святых Праотец

Два по­след­них вос­кре­се­нья (неде­ли) Рож­де­ствен­ско­го по­ста име­ну­ют­ся Неде­лей свя­тых Пра­о­тец и Неде­лей свя­тых отец. Празд­но­ва­ние Неде­ли свя­тых Пра­о­тец со­вер­ша­ет­ся в пред­по­след­нее вос­кре­се­нье пе­ред Рож­де­ством Хри­сто­вым. В этот день Цер­ковь от­ме­ча­ет па­мять свя­тых Пра­о­тец – вет­хо­за­вет­ных пра­вед­ни­ков, ожидавших Спасителя, на­чи­ная от пер­во­го че­ло­ве­ка – Ада­ма, и вклю­чая Си­фа, Ено­ха, Ноя, Ав­ра­ама, Иса­а­ка, Иа­ко­ва, ца­ря Да­ви­да и про­чих. Эти древ­ние лю­ди от­де­лены от нас ты­ся­че­ле­ти­я­ми, од­на­ко име­ют к нам, те­пе­реш­ним пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам, са­мое пря­мое и близ­кое от­но­ше­ние.

Ка­кая же связь меж­ду на­ми и ими? Цер­ковь во­об­ще на­по­ми­на­ет нам о них те­перь, пе­ред Рож­де­ством Хри­сто­вым, ра­ди их ве­ры – ве­ры в обе­ща­ние, дан­ное Бо­гом Ада­му при из­гна­нии его из рая, что в кон­це ве­ков при­дет в мир Спа­си­тель, Ко­то­рый ис­ку­пит че­ло­ве­че­ство от гре­ха пра­ро­ди­те­лей.

Все пра­от­цы, быв­шие на зем­ле за­дол­го до рож­де­ния Гос­по­да, жи­ли и го­ре­ли этой ве­рой, ни­ко­гда от нее не от­сту­пая. Они яв­ля­ют­ся яр­ким при­ме­ром для нас, жи­ву­щих уже по­сле зем­но­го во­пло­ще­ния Спа­си­те­ля. Как и древ­ние лю­ди, мы то­же Его ре­аль­но не ви­де­ли; они толь­ко зна­ли, что Он бу­дет на зем­ле, а мы толь­ко зна­ем, что Он был на зем­ле. Но они твер­до ве­ри­ли в Его при­ше­ствие и их ве­ра оправ­да­лась.

От нас же тре­бу­ет­ся го­раз­до боль­шая ве­ра. Мы долж­ны ве­рить, что Гос­подь был, и есть, и бу­дет; что Он жил на зем­ле как че­ло­век; что через Свою Цер­ковь Он по­сто­ян­но пре­бы­ва­ет с на­ми; и что Он сно­ва при­дет на зем­лю су­дить че­ло­ве­че­ство. Но за та­кую ве­ру Сам Гос­подь обе­ща­ет нам бла­жен­ство. Ко­гда Иисус Хри­стос явил­ся Апо­сто­лу Фо­ме, ко­то­рый не мог по­ве­рить в вос­кре­се­ние Хри­сто­во по­ка сам не до­тро­нул­ся до ран Гос­под­них, а до­тро­нув­шись, вос­клик­нул: «Гос­подь мой и Бог мой!» – то­гда Гос­подь ска­зал Апо­сто­лу: «ты по­ве­рил, по­то­му-что уви­дел Ме­ня; но бла­жен­ны не ви­дев­шие и уве­ро­вав­шие».

Но по­ми­мо ве­ры есть еще од­но об­сто­я­тель­ство, ко­то­рое так тес­но свя­зы­ва­ет нас с древни­ми пра­от­ца­ми – это их вер­ность ожи­да­е­мо­му Мес­сии. Они жи­ли в окру­же­нии язы­че­ско­го ми­ра – ми­ра, ко­то­рый хо­тя и не знал еще Хри­ста, но пол­но­стью от­сту­пил от Бо­га. Мы с ва­ми, до­ро­гие бра­тья и сест­ры, жи­вем в по­доб­ном и да­же худ­шем по­ло­же­нии. Де­вят­на­дцать сто­ле­тий по­сле Рож­де­ства Хри­сто­ва мир жил со Хри­стом и хри­сти­ан­ской куль­ту­рой, а вот в 20-ом ве­ке про­изо­шел рез­кий пе­ре­во­рот. Те­перь мы жи­вем в пост-хри­сти­ан­ской эре, в ми­ре, ко­то­рый сно­ва по­гру­зил­ся в пол­ное язы­че­ство.

Мы ча­сто слы­шим во­круг се­бя вы­ра­же­ние, что на­сту­пил «но­вый век». Но в этом «но­вом ве­ке» нет ни­че­го но­во­го кро­ме бо­лее совре­мен­ной фор­мы. Это все то же от­ступ­ле­ние от Бо­га и да­же от­ри­ца­ние Бо­га, а сверх то­го – пол­ное от­ступ­ле­ние от Хри­ста и по­ру­га­ние Хри­ста. Боль­шин­ство хри­сти­ан да­же и не ви­дят, как они из­вра­ща­ют свою хри­сти­ан­скую ве­ру, об­ле­кая ее в одеж­ду мо­дер­низ­ма, и как они пре­да­ют Хри­ста, ста­ра­ясь объ­еди­нить­ся с ре­ли­ги­я­ми Его го­ни­те­лей и ху­ли­те­лей.

И вот на фоне все­го это­го страш­но­го ми­ра, до­ро­гие бра­тья и сест­ры, вспом­ним мы не толь­ко ве­ру Свя­тых Пра­о­тец, но и их вер­ность Хри­сту-Спа­си­те­лю; и го­то­вясь вот уже ско­ро встре­тить и празд­но­вать Его рож­де­ние на зем­ле, от­вер­нем­ся от окру­жа­ю­ще­го нас язы­че­ства и за­сви­де­тель­ству­ем на­шу пол­ную пре­дан­ность и вер­ность То­му, Ко­то­рый ска­зал нам: «Се Аз с ва­ми есмь до скон­ча­ния ве­ка». Аминь.

иерей Ро­сти­слав Же­ни­лов

* * *

В это вре­мя го­да мы ви­дим на­ших со­се­дей празд­ну­ю­щих за­пад­ное Рож­де­ство и мно­гие из нас, воз­мож­но, ду­ма­ют: по­че­му же и мы не мо­жем празд­но­вать Рож­де­ство Хри­сто­во в один день с ни­ми? Се­го­дняш­нее вос­кре­се­нье да­ет нам на это от­вет…

Как бы пред­ви­дя воз­ник­но­ве­ние та­ко­го во­про­са, свя­тая Пра­во­слав­ная Цер­ковь на­чи­на­ет при­го­тов­лять нас в ве­ли­ко­му дню Рож­де­ства Хри­сто­ва по­сред­ством рож­де­ствен­ско­го по­ста. По ме­ре то­го, как мы при­бли­жа­ем­ся к это­му дню, Цер­ковь осо­бым об­ра­зом от­ме­ча­ет по­след­ние два вос­кре­се­нья пе­ред Рож­де­ством и под­чер­ки­ва­ет их зна­че­ние на­зва­ни­я­ми несколь­ко ины­ми от обыч­ных вос­крес­ных дней. За две неде­ли до Рож­де­ства мы от­ме­ча­ем Неде­лю (т.е. вос­кре­се­нье) Свя­тых Пра­от­цев. Вос­кре­се­нье непо­сред­ствен­но пе­ред Рож­де­ством на­зы­ва­ет­ся Неде­лей Свя­тых От­цов.

Чем от­ли­ча­лись Свя­тые Пра­от­цы и кто они бы­ли та­кие? Сло­во «пра­от­цы» имен­но то и озна­ча­ет: на­ши пра­ро­ди­те­ли. Са­мые даль­ние на­ши пред­ки бы­ли Адам и Ева, а за ни­ми сле­до­ва­ли биб­лей­ские пат­ри­ар­хи Ной, Ав­ра­ам, Иса­ак, Иа­ков и дру­гие, ко­то­рые упо­ми­на­ют­ся в Биб­лии. Что бы­ло в них осо­бен­но­го? Адам и Ева бы­ли пер­вы­ми людь­ми ко­то­рые со­гре­ши­ли, но они же бы­ли и пер­вые ко­то­рые по­ка­я­лись. За свои гре­хи они ка­я­лись всю свою жизнь.

Об­щим зна­ме­на­те­лем всех Пра­от­цев бы­ла их ве­ра в ис­тин­но­го Бо­га, Твор­ца это­го ми­ра и все­го ви­ди­мо­го и неви­ди­мо­го, как мы по­ем в Сим­во­ле Ве­ры за каж­дой Бо­же­ствен­ной ли­тур­ги­ей.

Свя­тые Пра­от­цы очень стро­го и вер­но при­дер­жи­ва­лись всех за­ко­нов, ко­то­рые Бог им по­сы­лал: они ни­ко­гда не ком­про­ме­ти­ро­ва­ли свою ве­ру из-за окру­жа­ю­щих об­сто­я­тельств. Они твер­до ве­ри­ли, что прав­да бы­ла прав­дой, а крив­да – крив­дой, вне за­ви­си­мо­сти от то­го, что де­ла­ло и ду­ма­ло боль­шин­ство дру­гих лю­дей. Ины­ми сло­ва­ми, свя­тые Пра­от­цы не сле­до­ва­ли че­ло­ве­че­ско­му уче­нию о «по­ли­ти­че­ской кор­рект­но­сти»! Не все­гда это бы­ло им лег­ко, но они ни­ко­гда не по­сту­па­лись сво­ей ве­рой.

Хри­сти­ан­ство все­гда бы­ло и все­гда бу­дет борь­бой. Мо­раль­ные и ду­хов­ные цен­но­сти ни­ко­гда не ме­ня­ют­ся. Доб­ро все­гда оста­ет­ся доб­ром, а зло все­гда оста­ет­ся злом. Лю­ди ча­сто за­бы­ва­ют или не об­ра­ща­ют вни­ма­ния на то, что Бог на­хо­дит­ся вне вре­ме­ни. Вре­мя су­ще­ству­ет толь­ко для смерт­ных су­ществ и ко­гда-то за­кон­чит­ся, а Бо­жьи за­ко­ны – вневре­мен­ные и по­это­му веч­но цен­ные.

В свя­том Еван­ге­лии Гос­подь Иисус Хри­стос го­во­рит: «Не мир при­нес Я на зем­лю, а меч» (Мф.10:34). Меч яв­ля­ет­ся сим­во­лом борь­бы – пре­иму­ще­ствен­но борь­бы ду­хов­ной. Мы долж­ны бо­роть­ся всю свою жизнь, и са­мая труд­ная борь­ба – это внут­ри нас са­мих. Но преж­де чем на­чи­нать бо­роть­ся, мы долж­ны знать – на пра­виль­ном-ли мы на­хо­дим­ся пу­ти? По­это­му мы не долж­ны сле­по сле­до­вать то­му, что де­ла­ет боль­шин­ство окру­жа­ю­ще­го нас об­ще­ства. В древ­ние вре­ме­на ве­ли­кий гре­че­ский фило­соф Со­крат го­во­рил: » Боль­шин­ство ни­ко­гда не пра­во». Все ре­во­лю­ции бы­ли ос­но­ва­ны на этом прин­ци­пе – как управ­лять и ру­ко­во­дить боль­шин­ством.

И вот Свя­тые Пра­от­цы по­ка­за­ли нам мно­го свет­лых при­ме­ров то­го, как нам быть и как ду­мать: во-пер­вых, что Гос­подь Бог дол­жен быть для нас весь­ма ре­а­лен, а не аб­страк­тен, и во-вто­рых, что в све­те это­го нам нуж­но про­ве­рять и окру­жа­ю­щее нас об­ще­ство. Та­ким об­ра­зом мы смо­жем уви­деть, на­сколь­ко за­пад­ное хри­сти­ан­ство утра­ти­ло свою со­сре­до­то­чен­ность на Бо­ге и жизнь в Бо­ге. За­пад­ные хри­сти­ане, к со­жа­ле­нию, утра­ти­ли ис­тин­ное по­ни­ма­ние Бо­га. Об­раз Бо­га в за­пад­ном хри­сти­ан­стве из­ме­нил­ся от пло­хо­го к худ­ше­му и яв­ля­ет­ся весь­ма да­ле­ким от ис­ти­ны. По­ду­мать толь­ко: что в окру­жа­ю­щей сре­де име­ет веч­ную цен­ность в на­ши дни? Кру­гом лишь од­на ду­хов­ная пу­сто­та или ис­ка­же­ние все­го бо­же­ствен­но­го.

Че­ло­ве­че­ское ми­ро­воз­зре­ние во вре­ме­на Пра­от­цев в об­щей слож­но­сти не на мно­го от­ли­ча­лось от на­ших дней, но они са­ми твер­до дер­жа­лись сво­ей ве­ры и не ком­про­ме­ти­ро­ва­ли эту ве­ру толь­ко по­то­му, что боль­шин­ство ду­ма­ло ина­че. Они дер­жа­лись ве­ры и за это бла­го­дать Бо­жия укреп­ля­ла их.

По­ду­ма­ем об этом, до­ро­гие бра­тья и сест­ры, и по­ста­ра­ем­ся по­сле­до­вать при­ме­ру свя­тых Пра­от­цев, т.к. мы сей­час на­хо­дим­ся в схо­жем по­ло­же­нии. Мы мо­жем ува­жать ве­ро­ва­ния на­ших со­се­дей, но мы не долж­ны по­сту­пать­ся на­шей соб­ствен­ной ве­рой. На­ша пра­во­слав­ная ве­ра име­ет луч­шие об­раз­цы и глу­бо­кие кор­ни в на­ших Пра­от­цах, чью па­мять мы се­го­дня свет­ло празд­ну­ем. Аминь.

про­то­и­е­рей Игорь Гре­бин­ка

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *