«Не судите, да не судимы будете»

Продолжая излагать понятия Своего учения, Иисус Христос сказал: «Не судите, да не судимы будете» (Матф.7,1). Для того чтобы правильно понять эти слова, нужно знать в какой обстановке они были произнесены и кому адресовались. В древнееврейском государстве, во времена Иисуса Христа, оказывала большое влияние на людей религиозно-политическая секта фарисеев. Фарисеи присваивали себе право не только по своему (как это было выгодно им) толковать закон Божий, но и осуждать людей, не придерживающихся их взглядов, не исполняющих их правил. «Он же сказал им в ответ: зачем и вы преступаете заповедь Божию ради предания вашего?» (Матф.15:3).

Руководствуясь своей выгодой и ошибочными взглядами, фарисеи судили о всей жизни человека и выносили приговор о том, праведник ли этот человек или грешник. Самих фарисеев отличал эгоизм, высокомерие и тщеславие. Их личная, зачастую ошибочная, точка зрения была для них основным критерием в осуждении других людей и обсуждении вопросов. Возведя самих себя в ранг праведников, они приписывали себе права судий, критикуя и осуждая поступки и слова других людей, представая перед народом в облике праведных учителей. Представители этой секты присутствовали и на Нагорной проповеди.

Беря пример с фарисеев, многие евреи, тоже одержимые эгоизмом и самолюбием, проявляли склонность к мелочной критике и осуждению ближних. Вот таким людям, забывшим о совести и сострадании к ближним, не замечающих своих недостатков, но критикующих других людей, Иисус Христос сказал: » Не судите, да не судимы будете».

Слово «судить», которое употребляется в этой фразе, имеет несколько смысловых значений:

Судить, иными словами думать, то есть рассуждать, обсуждать что-либо, а также мыслить, размышлять.

Судить, значит осуждать, то есть порицать, критиковать кого-либо или что-либо.

Судить, значит производить суд над людьми. То есть разбирать и решать споры, тяжбы и дела, и выносить приговор над виновными. Словосочетание «не судите», применяемое в разбираемой фразе, естественно не запрещает людям мыслить. «И пророки пусть говорят двое или трое, а прочие пусть рассуждают» (1Кор.14:29). В каком же смысловом значении (во 2-м или 3-м) оно применено?

Слова Спасителя не применимы в 3-м смысловом значении, потому что в них говорится не о работе человеческих судов (хотя суды в обществе и не отвергаются), а говорится об осуждении в виде злословия ближнего. Этими словами рекомендуется не судить (злословить) людей за их побуждения и поступки, но помочь им исправиться, потому что судить о всей жизни человека и воздавать ему с вынесением приговора должен только Господь Бог.

«Не судите никак прежде времени, пока не придет Господь, Который и осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения» (1Кор.4:5) каждого человека. «Един Законодатель и Судия, могущий спасти и погубить» (Иак.4:12).

Мы, люди, никогда не сумеем узнать до конца того, что скрыто в душе другого человека. Человек не должен судить о всей жизни ближнего с вынесением приговора, праведник он или грешник, потому что может ошибиться во время своего суда и в силу своей греховной природы может не до конца и не точно понять ближнего, которого осуждает. Только один Господь, Который без греха и Которому известны тайные намерения любого человека, может с состраданием и нежностью подойти к человеческой душе и без ошибки оценить поступки людей. Поэтому рассматриваемые слова Спасителя нужно понимать только во втором смысловом значении «осуждать» и «порицать», что не рекомендует делать Спаситель.

Судить (в смысле осуждать, злословить) ближнего нельзя потому, что человек, часто осуждая другого за какой-то грех, сам совершает этот или подобный грех. «Неизвинителен ты, всякий человек, судящий другого, ибо тем же судом, каким судишь другого, осуждаешь себя, потому что, судя другого, делаешь то же» (Рим.2:1). И осуждая ближнего за греховный поступок такой человек осуждает самого себя, так как сам совершал такой же (или подобный) поступок.

Более того Господь ясно указывает на то, что в данной ситуации человек выносит приговор и себе, если осуждает ближнего за грех, который совершает сам. Слова «судя другого, делаешь то же» ясно указывают на тяжесть греха того человека, который осуждая ближнего за грех, этим осуждением разоблачает и себя, так как сам повинен в таком же грехе.

Более того человек к своему собственному греху, за который осуждает ближнего, прибавляет ещё и грех злословия и порицания, который порой соединяется с грехом гордыни и высокомерия.

У Евангелиста Луки эти же слова Иисуса Христа о суде переданы несколько иначе, потому что в них присутствует пояснение. » Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете» ( Лука 6,37). В качестве пояснения того, почему человек не должен судить (в смысле осуждать) других людей, ясно указано на наличие закона воздаяния Божьего за поступки людей. Судить ближнего в смысле сплетничать, злословить, обвинять и изобличать нельзя потому, чтобы и с вами не поступали также. «Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними» (Матф.7:12).

Как видим, обличение и злословие в этих словах представлено в качестве поступка, за который человек будет нести ответственность перед Богом, и получит наказание по закону воздаяния Божьего. Для того, чтобы избежать карающего воздаяния Божьего, Иисус Христос советует: «Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены», указывая на то, что судить людей должен не человек, а Господь.

Согласно представлениям христианства, истинным Судьей является Иисус Христос, Которому Бог-Отец, как Сыну, отдал весь суд. «Ибо Отец и не судит никого, но весь суд отдал Сыну» (Иоан.5:22). Таким образом, только Иисус Христос есть Истинный и Справедливый Судья. В свете этого положения, человек, судящий о всей жизни своего ближнего с вынесением приговора (осуждения), самовольно ставит себя на место Иисуса Христа, Судьи. Такое действие человека является богопротивным, так как угодно злому духу, который, уподобляя себя Богу, пытается занять Божье место. «Сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога» (2Фес.2:4).

Предостерегая людей от суровой и непримиримой критики ближних, какую использовали фарисеи, Апостол Павел пишет: «Братия! если и впадет человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным» ( Гал.6:1). В этих словах Апостол Павел настоятельно советует людям, любящим критиковать, прежде всего не допускать своих недостатков и бороться с ними, то есть не допускать греховных поступков.

В седьмой главе, продолжая Свои высказывания в том же стиле, в виде отрицания греховных поступков, Спаситель продолжает Свою мысль: «Не судите, да не судимы будете» (Матф.7:1), «Не давайте святыни псам» (Матф.7:6). Если в начале Нагорной проповеди, связанной с заповедями блаженства, говорилось о том, как люди должны относиться к Царству Небесному. То в следующей части Нагорной проповеди в виде отрицания характеризуются греховные поступки. А в разбираемых словах Иисуса Христа «не судите…» говорится о том, как люди должны относиться друг к другу.

Необходимость в этом наставлении была вызвана и тем, что у людей по мере их увлеченностью земными благами и земными богатствами увеличивается безразличие к Богу, наблюдается жестокость к ближним и осуждение окружающих их людей. Поскольку в разбираемых словах Спасителя «не судите…» говорится не только об отношении людей друг к другу, но и о воздаянии за человеческие поступки, то эти слова также относятся и к суду Небесному, на котором человек будет судим за свои земные дела по закону воздаяния Божьего.

Мысль о воздаянии, высказанная в разбираемых словах, подтверждается словами «какою мерою мерите, такою отмерено будет вам и прибавлено будет вам, слушающим» (Мар.4:24). Вот тогда и человек, проявляющий сострадание к ближнему (когда сам судил кого-либо частным или гражданским судом), за свои ошибки не будет судим жестоким судом, как людским, так и Божиим. «Ибо суд без милости не оказавшему милости; милость превозносится над судом» (Иак.2:13).

Из всего вышесказанного становится ясно видно, что в разбираемых словах говорится об осуждении, изобличении и злословии. Эти явления могут присутствовать как в частных, так и в гражданских судах.

Для того чтобы правильно понять разбираемые слова Спасителя, нужно разобраться в том, запрещает ли Иисус Христос суд вообще и если разрешает, то какой суд? Для того чтобы найти правильный ответ на этот вопрос обратимся к целому ряду мест Нового Завета в которых также говорится о судах и об отношении к судам самого Спасителя и Его Апостолов.

Из Нового завета видно, что сам Иисус Христос производил суд над людьми и осуждал их. «Горе вам, книжники и фарисеи, что поедаете домы вдов и лицемерно долго молитесь: за то примете тем большее осуждение» (Матф.23:14). «Как убежите вы от осуждения в геенну?» (Матф.23:33). Иисус Христос дал право и власть судить людей и Своим Апостолам, которые также вершили суд. «Обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием» (2Тим.4:2). «Сие говори, увещевай и обличай со всякою властью» (Тит.2:15) данной «Господом к созиданию, а не к разорению» (2Кор.13:10). Апостол Павел осудил коринфского прелюбодея (1Кор.5). А Апостол Петр осудил Ананию и Сапфиру. (Деян.5).

Из всего вышесказанного видно, что Иисус Христос не отменял суды человеческие, но учил как осуществлять суд, как личный, так и гражданский. «Судите судом праведным» ( Иоан.7:24). Апостол Павел различает два вида судов. «Ибо что мне судить и внешних? Не внутренних ли вы судите? Внешних же судит Бог» (1Кор.5:12–13). Согласно этой цитате Апостол Павел указывает на наличие суда христианского и государственного. Под христианским судом понимается увещевание согрешившего ближнего и наставление его на путь истинный. Этот суд применим к тем людям, которые желают исправляться. А людей, упорствующих в своих грехах, будет судить Бог через карающее воздаяние, которое может выразиться и в наказании преступника через государственный суд.

Согласно взглядам Спасителя, суд между людьми, в виде замечаний, увещеваний нужен для того, чтобы указать на недостатки и ошибки согрешившему человеку и доброжелательно помочь их исправить. Но не нужно изобличать заблуждения с непримиримой враждой и язвительным злорадством, как это обычно делали фарисеи. Как гражданский, так и частный суд, судит ближнего нашего. Поэтому к ближнему нужно проявить чувство сострадания и милосердия. И нужно суметь не только указать ему на его ошибку (то есть изобличить грех), но и нужно суметь сделать это так, чтобы не обидеть согрешившего человека. И нужно суметь убедить грешника отказаться от его греховных действий, показать губительность греха. Поэтому суд, в виде осуждения греха, нужен для того, чтобы помочь грешнику исправиться и наставить грешного человека на путь истинный. И в конечном счете из грешника сделать праведника.

Именно о таком понимании разбираемых слов Спасителя писал Святой Иоанн Златоуст. «Итак что же? Если кто-нибудь соблудит, неужели мне не говорить, что худо блудодеяние и неужели не следует исправлять распутника? Исправляй, но не как враг, и не как враг, требующий возмездия, но как врач, прилагающий лекарство. Спаситель не сказал, не останавливай грешника: но не суди, то есть не будь жестоким судьею».

Суд в человеческом обществе должен основываться на справедливости и милосердии, и не только карать преступника, но и перевоспитывать его. Поэтому суд, в виде государственного учреждения, установлен Богом. В Ветхом завете пишется: «Во всех жилищах твоих, которые Господь, Бог твой, даст тебе, поставь себе судей и надзирателей по коленам твоим, чтоб они судили народ судом праведным» (Втор.16:18). «И снисшел Ты на гору Синай и говорил с ними с неба, и дал им суды справедливые, законы верные, уставы и заповеди добрые» (Неем.9:13).

В Библии дается указание, как вершить суд. «Не делайте неправды на суде; не будь лицеприятен к нищему и не угождай лицу великого; по правде суди ближнего твоего» (Лев.19:15). «И дал я повеление судьям вашим в то время, говоря: выслушивайте братьев ваших и судите справедливо, как брата с братом, так и пришельца его; не различайте лиц на суде, как малого, так и великого выслушивайте: не бойтесь лица человеческого, ибо суд – дело Божие; а дело, которое для вас трудно, доводите до меня, и я выслушаю его» (Втор.1,17). В древнееврейском государстве очень большое значение придавалось исполнению постановлений судов и предусматривалось наказание за непослушание судьям. (Втор.17:12).

В Новом Завете, как и в Ветхом, также высказывается мысль о необходимости суда и судий в человеческом обществе, в котором присутствует зло. Причем суд государственный должен не только карать и пресекать зло, но и защищать общество от злодеев, действуя на основе справедливости и человеколюбия. Факт того, что Апостол Павел не отказался, а принимал участие в суде, подтверждает то, что он признавал суды как необходимость, и требовал суда кесарева в качестве защиты от необоснованных обличений евреев. «Павел же, когда правитель дал ему знак говорить, отвечал: зная, что ты многие годы справедливо судишь народ сей, я тем свободнее буду защищать мое дело» (Деян. 24,10).

В Новом Завете указывается и на то, каким должен быть человеческий суд. «Не судите по наружности, но судите судом праведным.» (Иоан.7:24). Но наряду с упоминанием о человеческих судах, в Библии говорится и о суде Высшем, суде Божьем. «Все мы предстанем на суд Христов» (Рим.14:10). Указывается о том, каким будет этот Высший суд. «И судим был каждый по делам своим.» (Откр.20:13).

Таким образом, в словах Спасителя «не судите, да не судимы будете» говорится об обличении и злословии, но не отменяются суды, как частные так и государственные, и запрещается человеку во время суда (осуждения порока) применять к ближнему враждебность и злобу. И рекомендуется проявлять к нему милосердие и сострадание. А суд (в смысле изобличения порока и греха) применять только для того, чтобы исправить заблудшего и устранить грех.

Когда считаешься юридически не судим по ст.161 и 117

УК РФ Статья 86. Судимость

1. Лицо, осужденное за совершение преступления, считается судимым со дня вступления обвинительного приговора суда в законную силу до момента погашения или снятия судимости. Судимость в соответствии с настоящим Кодексом учитывается при рецидиве преступлений, назначении наказания и влечет за собой иные правовые последствия в случаях и в порядке, которые установлены федеральными законами.

2. Лицо, освобожденное от наказания, считается несудимым.

3. Судимость погашается:

а) в отношении лиц, условно осужденных, — по истечении испытательного срока;

б) в отношении лиц, осужденных к более мягким видам наказаний, чем лишение свободы, — по истечении одного года после отбытия или исполнения наказания;

\

в) в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за преступления небольшой или средней тяжести, — по истечении трех лет после отбытия наказания;

г) в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за тяжкие преступления, — по истечении восьми лет после отбытия наказания;

д) в отношении лиц, осужденных за особо тяжкие преступления, — по истечении десяти лет после отбытия наказания.

4. Если осужденный в установленном законом порядке был досрочно освобожден от отбывания наказания или неотбытая часть наказания была заменена более мягким видом наказания, то срок погашения судимости исчисляется исходя из фактически отбытого срока наказания с момента освобождения от отбывания основного и дополнительного видов наказаний.

5. Если осужденный после отбытия наказания вел себя безупречно, а также возместил вред, причиненный преступлением, то по его ходатайству суд может снять с него судимость до истечения срока погашения судимости.

6. Погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, предусмотренные настоящим Кодексом, связанные с судимостью.

Толкования Священного Писания

Не судите, да не судимы будете

(Лк. 6:37). Прежде всего обращает на себя внимание вопрос, существует ли связь, и какая именно, первого стиха и вообще всей седьмой главы с тем, о чем говорилось в предшествующей главе и, ближе всего, в 34 стихе этой главы. Нужно только просто соединить Мф. 6:34 с Мф. 7:1: довольно для каждого дня своей заботы. Не судите, да не судимы будете, чтобы видеть, что никакой связи между этими стихами не существует. Такое заключение подтверждается тем, что в Мф. 7:1 нет никакой соединительной частицы, как, например, “же” (δε), “и”, “или” и проч., употребляемой в греческом языке для выражения связи. Если, следовательно, и существует какая-либо связь с предыдущим, то она может относиться не к отдельному стиху, а ко всей предшествующей главе. Но многие экзегеты совсем отрицают и эту связь, говоря, что в 7-ой главе начинается речь совершенно о новых предметах. “Никакой связи с предыдущим”, так кратко и энергично выражается один немецкий комментатор (Де-Ветте). Те экзегеты, которые признают связь, дают объяснения, которые иногда совершенно не походят одно на другое.

Одни объясняют связь, говоря, что в 7-ой главе содержится противоположение тому, что сказано в Мф. 6:14 и след., или же тому, что сказано в этой главе о фарисеях, и таким образом указывается, что суда не должно быть вследствие обязанности людей прощать друг другу, или по крайней мере, что суд не должен быть фарисейским.

Другие объясняют связь так: в шестой главе говорилось об отношении людей к Царству Небесному; теперь начинается речь об отношении их друг к другу. Граждане Царства Христова должны судить осмотрительно своих сограждан и прежде всего улучшать самих себя, если хотят быть судьями и исправлять других.

Третьи: если вы серьезно и ревностно стремитесь к совершенству, то и по отношению к ближним вам следует быть кроткими и не осуждать.

Еще объяснение: “с помрачением человеческого чувства о Боге, которое выражается в попечении только о земных благах, все более и более развивается крайняя испорченность религиозной жизни, выражающаяся в фарисейской праведности, и среди людей с одной стороны развивается фанатизм, который судит ближнего все с большей и большей черствостью, а с другой – все более и более плотское поведение и пренебрежение святыней” (Лянге). Альфорд выражает связь в следующих формулах: “связью с предыдущей главой непосредственно служит слово κακία (Мф. 6:34), при помощи которого Спаситель бросает взгляд в лучшем случае на бедность и греховность человеческой жизни; и теперь Им даются правила, как нужно жить в этом Мире и среди таких же грешников, как мы сами; посредственно же – и в более общем смысле – здесь продолжающееся предостережение против лицемерия в нас и других”. Все эти и подобные предположения представляются мало вероятными.

Лучшим представляется толкование Цана, который говорит, что если до сих пор речь в нагорной проповеди представляла из себя упорядоченное целое, была составлена из ясно обособленных, но однако внутренне связанных между собою групп мыслей, то с Мф. 7:1 следует ряд очень разнообразных маленьких отрывков, связь которых с первого взгляда походит на шнур, на который нанизаны перлы, и с двухсоставной речью Мф. 6:19-34 эта связь не ясна. Такое объяснение, по-видимому, всего ближе подходит к делу. Нагорная проповедь вся состоит из так называемых очевидных истин, постепенно сделавшихся неясными естественному человеку и проясненных для его сознания Спасителем. Если так, то отыскивать близкую связь между отдельными изречениями, по крайней мере в некоторых случаях, напрасно. Тут только и можно отыскивать шнур, на который нанизаны перлы, все одинакового достоинства, но не соприкасающиеся одни с другими. Где же этот шнур? Не заходя слишком далеко назад, возьмем только шестую главу и посмотрим, нельзя ли его здесь отыскать и видеть. Мы встречаемся здесь с целым рядом отрицательных выражений, или запрещений, к которым по местам присоединяются положительные заповеди. Запрещения не имеют повсюду одинаковой формы (в греч.); однако видно, что в них содержится перечисление того, чего люди не должны делать.

В 7-й главе речь продолжается в том же духе: “не судите» (Мф. 7:1); «не давайте святыни псам” (Мф. 7:6). Если говорить, что между Мф. 7:1 и Мф. 6:34 нет связи, то она неясна была и раньше, например, в Мф. 6:19, потому что и там не было никакой соединительной частицы. Просматривая все вышеприведенные отрицательные выражения, какую связь мы можем открыть между ними? Очевидно, что связи никакой нет или местами она очень незначительна. И однако мы видим, что вся эта речь совершенно естественна и соответствует народной ораторской речи, в которой мысли текут строго логически и связно. Связь эта отличается крайней простотой и настолько безыскусственна, что в некоторых случаях как будто даже вовсе исчезает. Все это может доставлять затруднения ученым; но, напротив, сильно облегчает понимание речи для простых людей, которые обыкновенно следят не за тем, как одно предложение логически вытекает из другого, а больше за отдельными мыслями самими по себе. К сказанному нужно прибавить, что отыскание надлежащей связи между 6-й и 7-й главами и в изречениях этой последней затрудняется еще и тем, что 7 глава имеет сходство с частью нагорной проповеди, изложенной у Луки (Лк. 6:37-49), тогда как вся шестая глава Матфея у Луки пропущена. Говорят, что в изложении Луки больше связи, чем у Матфея. Но с первого раза этого, однако, не видно.

Что касается смысла самого выражения: “не судите, да не судимы будете,” то для объяснения его может служить прежде всего то обстоятельство, что Апостол Павел решительно восстает против обычая коринфских христиан “судиться у нечестивых,” увещевает их судиться “у святых», отрицая здесь, очевидно, тогдашний гражданский суд (1 Кор. 6:1 и след.). Полезно заметить, что в древнейшей христианской литературе изречение Христа приводится в послании к филиппийцам Поликарпа, епископа Смирнского (Мф. 11:3), и Климента Римского (1 Кор. гл. 13). Так как реальный смысл изречения Христа, несмотря на его видимую простоту, представляется одним из самых труднейших для толкования, то далеко не мешает обратить внимание и на то, как понято было изречение в самой глубокой древности, непосредственными и ближайшими учениками апостолов. Поликарп приглашает лиц, к которым пишет, оставлять пустое празднословие (άπολιπόντες την κενήν ματαιολογίαν, Мф. 11:1). Воскресивший Христа из мертвых, говорит Поликарп, и нас воскресит, если будем исполнять волю его, возлюбим то, что Он возлюбил, и будем уклоняться от всякой неправды, корыстолюбия, сребролюбия, злословия (или клеветы – χαταλαλίας, Мф. 11:2). Эти свои тезисы Поликарп доказывает текстами, заимствованными из нагорной проповеди, по изложению Матфея и Луки (Мф. 7:1; 5:3, 10; Лк. 6:20, 37). Текст не судите, да не судимы будете приведен буквально по Мф. 7:1. Для нас теперь важно не это, а то, что текст ясно приводится Поликарпом в доказательство греховности злословия, клеветы и ложного свидетельства. Поликарп не применяет его к судебным установлениям и их деятельности, а только – к различным грехам и недостаткам в человеческом обществе.

По Клименту “неосуждение” других есть результат смирения. Далее следует такое увещание: “милуйте, чтобы быть помилованными, прощайте, чтобы прощено было вам, как вы делаете, так будет сделано и вам; как даете, так воздается и вам; как судите, так и будете судимы (ης κρίνετε ούτως κριθή σεσθε); какою мерою мерите, такою отмерено будет и вам”. И здесь опять нет речи ни об официальных судьях, ни о судебных установлениях. Общий тон рассуждений позднейших церковных писателей, насколько нам известно, таков же. Они не говорят о гражданском суде. Рассуждая о частном суде, они указывают, что человек не должен быть суровым судьей (πικρός δικαστής), и что самый суд должен заключаться во внушении, совете, желании исправления. Но частный суд не отрицается. “И так что же? спрашивает Иоанн Златоуст, если (кто-нибудь) соблудит, то неужели мне не говорить, что худо блудодеяние, и неужели не следует исправлять распутника? Исправляй, но не как враг, и не как враг, требующий возмездия, но как врач, прилагающий лекарство. Спаситель не сказал, не останавливай грешника, но: не суди, т. е. не будь жестоким судьей».

Иоанн Златоуст говорит, что и Сам Христос и апостолы судили много раз и осуждали грешников, и что если бы понимать текст в буквальном смысле, то такое понимание противоречило бы многим др. местам Нового Завета. Слова эти справедливы, потому что в Новом Завете действительно указывается, что Христос и Сам судия людей (Мф. 23:14, 33); дал власть судить и апостолам, которые этою властью пользовались (1 Тим. 5:20; 2 Тим. 4:2; Тит. 1:9; 2:15; также 2 Ин. 10).

Августин предлагал объяснять здесь “сомнительные факты”, истолковывая их “с лучшей стороны”. “В двух случаях, говорит он, мы должны остерегаться безрассудного суда: когда неизвестно, с каким намерением совершено какое-нибудь дело; или же неизвестно, каков будет человек, который кажется или добрым, или злым”. Иероним, указав на то, что Павел осудил Коринфского прелюбодея (1 Кор. 5), а Петр Ананию и Сапфиру (Деян. гл. 5), говорит, что Христос не запретил, а научил, как судить. Таким образом, видно, что церковные писатели, уклоняясь от рассуждений о гражданском суде, признают, однако, необходимость частного или даже церковного суда, делая уступки практической необходимости осуждать грех, как таковой.

В позднейшее время некоторые толкователи заповедь Спасителя понимают гораздо строже. Категорическая и сказанная без всяких ограничений заповедь многими, преимущественно сектантами, понималась буквально в смысле отрицания всякого суда, выступления против властей и свержения их (анабаптисты). С другой стороны, подобные же толкования в новое время часто делались поводом к усвоению “слабой сентиментальности” и “субъективной несдержанности” по отношению к преступникам, служили оправданием широкой терпимости, которая относилась безразлично ко лжи и греху, к правде и справедливости. А в тех случаях, когда суд за преступления не ослаблялся, пытались основывать на заповеди Христа по крайней мере терпимость к ложным учениям или заблуждающимся в мнениях или учениях людям. Немудрено, поэтому, если и новейшие экзегеты сосредоточивали все свое внимание на объяснении этого трудного изречения и старались это выяснить. Мнения, высказанные ими, до того разнообразны, что их трудно и перечислить. Утверждали, напр., что Христос говорит не «de ministeriis vel officiis, divinitus ordinatis, sed de judiciis, quae fiunt extra seu praeter vocationes et gubernationes divinas (не о служениях, божественно установленных, а о судах, которые происходят вне или помимо призваний или управлений божественных).” Возражая против отрицания светских судов, указывали на то, что заповедь Христа нельзя понимать категорически в виду того, что с одной стороны, противоположения: не судите — не будете судимы, которое будто бы можно изменить так: судите, но так, чтобы вам можно было получить оправдательный приговор, когда сами предстанете на суд, а с другой – что Христос в 5 стихе не запрещает совсем суда над ближним, но требует, чтобы судья предварительно вынул сначала бревно из глаза своего. Таким образом в стихах 2-5 подразумевается ограничение категорической заповеди, данной в 1 стихе. Христос запрещает не вообще всякий суд, а только “некомпетентный”, который совершается не по призванию, не по должности и без любви. Далее, высказывалось мнение, что в 7:1 разумеется только фарисейский суд, что Христос по-прежнему осуждает здесь только лицемеров. Но, говорили, человек обладает рассудком и эта способность есть критическая. Если бы мы были лишены способности суждения, то находились бы в зависимости не только от всякого ветра учения, но также и от всякого прилива страсти. Поэтому Спаситель, говоря не судите, не разумеет здесь ни обыкновенного суда, ни обыкновенной критики. Его речь есть “эпиграмматическая” и направлена против книжников, фарисеев и других, которые любили судить о других и осуждать их (Мф. 9:11-13; 11:7; Лк. 7:39; 15:2; 18:9-14; Ин. 7:49). Однако против такого мнения можно сказать, что Христос обращается к ученикам, а не к книжникам и фарисеям. Если бы Он имел в виду только последних, то вероятно сказал бы: не судите, как книжники и фарисеи. Выражение ничем вообще не ограничено. Слова κρίνειν, κατακρίνειν, καταδικάζειν могут означать вообще всякий суд, будет ли он официальный или частный.

Может быть, один из новейших экзегетов, Цан, имел в виду это последнее, когда, толкуя рассматриваемое выражение, сказал, что Христос в нем действительно имеет ввиду всякий, какой бы то ни было суд. Но запрещение судить, по Цану, относится только к ученикам, которые не должны принимать на себя обязанности судей, предоставляя эго дело другим. Это мнение не может считаться состоятельным. Неужели Христос не предвидел, что судьями в Его Царстве могут быть и Его ученики? Мы, по-видимому, никогда не поймем этого, с одной стороны ясного и чрезвычайно простого выражения, а с другой и чрезвычайно трудного, если не предположим, что оно, подобно и другим выражениям Христа в нагорной проповеди, не есть отвлеченное или теоретически философское. Нужно иметь опять ввиду, что Христос говорил простецам, а не официальным судьям, которых, может быть, и не было среди окружавшего Его простого народа. Как могли понять Его изречение простецы? Несомненно в том смысле, что Христос здесь совсем ничего не говорил о гражданских судьях или судебных установлениях. Поэтому на Его учение можно смотреть, как на свет, освещающий человеческую деятельность в области всякого суда и критики. Но это только свет. Все дальнейшее Спаситель предоставляет уже самим людям, которые должны заниматься разработкой разных юридических вопросов, когда к этому вынуждает их господство в них самих и в других ветхого человека.

Выражение “да не судимы будете” толкуют в том смысле, что здесь разумеется исключительно суд Божий. “Не судите”, чтобы не быть судимыми на последнем суде. Другие говорят, что здесь имеется ввиду исключительно людской суд, т. е. если мы судим людей, то в свою очередь и от них будем судимы. В виде аналогии к этому месту указывают на притчу Мф. 24:48-49, где говорится о злом рабе и указывается, во-первых, на мирское попечение и заботы (“если же раб тот, будучи зол, скажет в сердце своем: не скоро придет господин мой”); во-вторых, на юридический фанатизм, осуждение и кары ближних (“и начнет бить товарищей своих”) и, в-третьих, на поругание святыни (“и есть и пить с пьяницами”). Впрочем и в этом последнем толковании экзегеты не во многом согласны между собою; одни понимают здесь непосредственно суд человеческий, другие собственно суд Божий, который пользуется судом человеческим, как орудием для своих целей. В божественном устройстве мира господствует в известном смысле закон возмездия (jus talionis). Как мы сами поступаем с людьми, так и с нами будет поступлено; часто это бывает и здесь на земле, но, конечно, так неизбежно будет на последнем суде (Мк. 4:24; Иак. 2:13). Правильнее, по-видимому, видеть в рассматриваемых словах вообще суд, как Божий, так и человеческий, производимый людьми, обыкновенно действующими, хотя и бессознательно, но по велениям Бога. Человек жнет, что посеет.

Толкование Евангелия на каждый день года.Суббота 2-й седмицы по Пятидесятнице

Мф., 20 зач., 7, 1–8

Сказал Господь: не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить. И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? Или как скажешь брату твоему: «дай, я выну сучок из глаза твоего», а вот, в твоем глазе бревно? Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего. Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас. Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят.

«Не судите, да не судимы будете, – говорит Господь, – ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить». Не судите. Мы должны судить себя, свои поступки, но не ближнего своего. Мы не должны сидеть на седалище судей, слово которых – закон для всех. Мы не должны свысока смотреть на кого-либо. Мы не должны судить поспешно. Мы не должны судить пристрастно. Мы не должны судить безлюбовно, немилосердно, тем более, мстительно, с пожеланием зла. Мы не знаем всех обстоятельств, особенностей личности и жизненного пути человека, о котором судим. Мы не должны судить сердечные намерения и помышления других, потому что есть один только Сердцеведец Господь. Мы не должны судить о вечной их участи, потому что этот суд нам не принадлежит. Кто ты, чтобы судить раба чужого? Своему Господу он стоит, и своему Господу падает. Основание для воспрещения такого суда – в том, что мы тоже будем судимы.

Если мы берем на себя судить других, мы должны ожидать, что и мы будем тем же судом судимы. И не только человеческим, но Божиим. Бог простит тех, кто прощает, и не будет судить тех, кто не судит. И милостивые помилованы будут. Непреложен небесный закон: «какою мерою судите, такою и вам будут мерить». Может быть, уже в этом мире – так что можно будет увидеть свой грех во внезапно постигшем нас наказании. Что станет с нами, если Бог будет столь же точен и беспощаден в суде над нами, как мы бываем порой над другими? Все приговоры, вынесенные нами другим, падут на наши головы.

Однако из того, что мы не должны судить других, вовсе не следует, что мы не должны обличать других. Это наша христианский долг, и, исполняя его, мы, как говорит апостол Иаков, можем спасти чью-то душу от смерти. Тем не менее, не каждому дано обличать. Те, кто виновен в тех же самых грехах, в которых они обвиняют других, или даже худших, будут посрамлены. И, конечно же, не будет никакой пользы от их обличений.

Иные готовы затеять ссору из-за мелочей, в то время как сами позволяют себе серьезное отступничество от веры. Они зорко высматривают сучок в чужом глазу, а бревна в своем глазе не замечают. Степени грехов различны. Одни грехи могут быть как сучок, другие – как бревно. Одни – как комар, другие – как верблюд. Это не значит, что может быть грех, о котором позволительно сказать, что он слишком мал. Потому что всякий грех совершается против великого Бога. Наши собственные грехи должны восприниматься нами большими, чем те же самые грехи других, потому что они изнутри поражают нас. Гордость и отсутствие любви и сострадания к другим – самое большое бревно в нашем глазу, от которого происходит слепота лицемерия. «Лицемер! – говорит Христос. – Где же твоя ненависть ко греху, если собственный грех ты лелеешь?» «Как скажешь ты брату твоему – как ты скажешь ему не стыдясь: дай, я помогу тебе, в то время как сам погружаешься в бездну погибели?»

Что же нам делать, если мы призваны вместе со всею Церковью обличать мир о грехе, о правде и о суде? Неужели мы должны замолчать от сознания собственной греховности? Господь предлагает нам единственное спасительное решение. «Вынь прежде, – говорит Он, – бревно из твоего глаза, и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего». Наши собственные грехи не могут быть оправданием нашего молчания перед лицом торжествующего беззакония. Это молчание явилось бы только усугублением нашей греховности. Но мы должны перемениться сами, прежде всего, если на самом деле хотим помочь лежащему во зле миру. Проповедники истины и покаяния должны, в конце концов, по дару Христа, быть из чистого золота.

И Господь говорит, что не все могут воспринять эту проповедь Церкви: «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями». Среди рода лукавого и прелюбодейного есть такие, кто столь долго ходил на совет нечестивых, что теперь уже восседают на седалище губителей. Они исполнены ненависти ко Христу, и снова готовы, как это было уже неоднократно в истории, растерзать тех, кто Христовы.

Однако мы должны проявлять осмотрительность в обличении всех не принимающих истину, как свиней и псов. Многие навсегда отвернулись от Церкви по этой причине, в то время как если бы была проявлена рассудительность, они могли бы быть спасены. Господь заботится о безопасности народа Божия и обещает сохранить Свою Церковь среди всех испытаний.

Только бы мы хранили верность Господу, и были в непрестанном единении с Ним в нашей молитве. Три Его призыва: «просите, ищите, стучите» звучат как один: «молитесь, молитесь и снова молитесь». Просите, как нищий просит милостыни, и вам дано будет узнать благодать. Просите, как заблудившийся путник просит показать дорогу, и вы увидите, что Христос – это путь. Ищите, как ищут самое драгоценное сокровище, которое потеряли. Стучите – в двери дома Божия: «Господи, Господи, отвези нам!» Потому что Сам Господь стоит у дверей нашего дома и стучит. Мы должны не только просить, но и искать. Не только искать, но стучать – непрестанно, неотступно, взывая, умоляя, сражаясь, как Иаков, с Богом. Человеку, когда ему без конца надоедают с просьбами, свойственно раздражаться, а Бог – чем с большими нуждами и просьбами мы обращаемся к Нему, тем большей любовью Он исполняется к нам.

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *