Клятва Гиппократа… Настоящая

Многие люди попрекают врачей клятвой Гиппократа, не зная ни самой этой клятвы, ни того, что она обозначает. Я восполню для Вас этот пробел, чтобы переделанная советской идеологией клятва врача, не довлела более над Вашим разумом.
Дословный перевод с латыни в литературной обработке…
Тёплое море убаюкивало монотонным шуршанием волн. Этот плоский камень был его любимым местом. Морские брызги не долетали до него, но он ощущал влажный воздух, наполненный мельчайшими каплями солёной воды. Отсюда хорошо был виден Храм Асклепия и дорога к нему в расступившихся оливковых деревьях острова Кос.
Бесконечный горизонт вечного моря с одной стороны и дорога к Храму с другой и были основами его философии — философии жизни. «Когда-нибудь…», — думал он, — «…всех врачевателей тела и душ будут называть докторами философии. Только исповедуя философский подход можно постичь равновесие, нарушение которого приводит к болезни. Ведь болезнь всегда происходит либо от излишка, либо от недостатка, то есть от нарушения равновесия. Часть болезней происходит только от образа жизни. А гуманизм, милосердие и человечность — это изначально философские понятия».
По берегу моря, смеясь и громко разговаривая, шли его ученики. Он им дал последнее задание, назвал его экзаменом и теперь с нетерпением ждал результатов.
Ученики приблизились и с почтением склонили головы. Самый старший из них начал свою речь: «Почитаемый нами и глубоко уважаемый Учитель! Вы дали нам задание обобщить всё то, что мы учили и всё то, во что мы вникали эти долгие годы. Собрать воедино Вашу мудрость, знания и опыт, которые Вы передали нам. Готовы ли Вы нас выслушать?»
Учитель молча наклонил голову и улыбнулся: «Я готов!».
Первый ученик торжественно начал:
«Мы решили назвать это клятвой. И начнём мы её с глубокой благодарности к тем, кто нас учил и будет продолжать учить!
Я буду почитать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно, и без всякого договора; наставления, устные уроки и всё остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому».
Вперёд вышел второй ученик:
«Я направляю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же я не вручу никакой женщине абортивного пессария. Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и своё искусство. Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом. В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далёк от всякого намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами».
Настала очередь третьего:
«Что бы при лечении — а также и без лечения — я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной. Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена, преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому…», — третий ученик вздохнул и продолжил, —
«Но у нас всех возник вопрос — нужно ли в этой клятве поднимать вопрос о вознаграждении врачевателя?».
Учитель нахмурился: «Я учил Вас быть не просто врачами. Я учил Вас быть философами, как мои учителя Горгий и Демокрит. Назовите мне хоть одно философское течение, где нужно светя другим — сгореть самому и превратиться в огарок? Так поступать могут только Боги. А Вы… люди. Еще раз перечитайте «Клятву»… Если Вы клянётесь почитать Ваших учителей наравне с Вашими родителями, неужели те, кому Вы будете оказывать помощь, пройдя такой нелёгкий путь обучения и познания истины — не будут почитать Вас?
Это даже не обсуждается…
Вы сдали экзамен и порадовали меня. Запишите эту клятву на разных языках и сообщите о ней как можно большему количеству людей.
Мир так несовершенен. Я не хочу, чтобы со временем, будущие лжефилософы переврали эти слова в угоду своей несовершенной идеологии и вменили врачевателю в обязанность быть нищим… Я думаю людям хватит мудрости не распинать своих спасителей…»
Ветер изменил своё направление. Море штормило. Солнце спряталось и уже не освещало торжественный и вечный Храм Асклепия.
Учитель ошибался…
Заканчивалось лето 380 года до нашей эры…

Клятва Гиппократа: как она возникла и приносят ли ее на самом деле врачи сегодня?

Как родилась клятва Гиппократа», что в ней странного и как она соотносится с теми обещаниями, которые дают выпускники медицинских вузов сегодня? Мы попросили рассказать об этом Ольгу Александровну Джарман, кандидата медицинских наук, старшего преподавателя кафедры гуманитарных дисциплин и биоэтики Санкт-Петербургского государственного педиатрического медицинского университета.

1. Когда и почему возникла клятва Гиппократа?

Она была написана примерно в 400 году до Р. Х. Это один из самых древних текстов античных врачей из сохранившихся до наших дней.

Гиппократ — древнегреческий врач, живший в V-IV веках до Р. Х. Основоположник античной научной медицины, в которой болезни объяснялись не вмешательством богов, а изменением состава четырех жидкостей организма — крови, флегмы (слизи), желчи и черной желчи. Труды Гиппократа и врачей, его современников, разделявших его теорию, вошли в «Сборник Гиппократа» и оказали огромное влияние на европейскую медицину.

Гиппократ

Текст, о котором мы говорим, называется просто — «Клятва», без имени Гиппократа, но, поскольку она находится в «Сборнике Гиппократа» с другими трактатами, которые считали принадлежащими великому «отцу медицины», то ее обычно и называют клятвой Гиппократа.

Однако в последнее время некоторыми учеными эта датировка оспаривается и «Клятву» считают значительно моложе, придвигая ее к рубежу нашей эры.

В I веке по Р. Х. Скрибоний Ларг, личный врач императора Клавдия, упоминает о «Клятве» Гиппократа в связи с запретом врача совершать аборты ( в тексте «Клятвы» говорится: «не вручу абортивного (буквально: разрушительного) пессария беременной женщине») и высоко ставит самого Гиппократа как основателя медицины. Однако самый старый текст «Клятвы», дошедший до нас — это папирус 300 года по Р. Х. Всего сохранилось 38 манускриптов с «Клятвой», восходящих к античности.

Вообще, давать клятву в античности было делом распространенным. Сохранилось много античных клятв, в том числе знаменитая «Клятва» эфеба, которую давали юноши-призывники в древних Афинах. Должностные лица античного полиса присягали в том, что будут честно исполнять свои обязанности, заключавшие союз республики клялись соблюдать договоры, в судах Греции тяжущиеся приносили разные клятвы. Тексты важнейших клятв высекались на стелах для всеобщего обозрения. Однако врачебная клятва до нас дошла только одна. Мы не можем сказать, были ли другие врачебные клятвы.

Известный римский политический деятель Катон Старший остерегался греческих врачей именно из-за какой-то клятвы, которую они приносят. Он подозревал, что они поклялись уморить всех римлян. В детали он, видимо, глубоко не вдавался, а, скорее всего, смешал знаменитый отказ Гиппократа служить персам — врагам греков и саму «Клятву», с которой не был знаком.

Почему появилась «Клятва» — однозначного ответа нет. Самое распространенное мнение — ее появление ознаменовало переход от семейной врачебной школы, когда только дети врача, потомки легендарного Асклепия, упоминаемого Гомером в «Илиаде», могли стать врачами (врачей так и называли — Асклепиады). В семейные школы начали брать учеников из неврачебных семей и обучать их за плату. Кстати, Платон в своем диалоге «Протагор» упоминает о том, что сам Гиппократ (а он был современником Платона) берет учеников за плату. «Клятва», собственно, и состоит из двух частей. Первая часть — контракт студента с учителем-врачом и его семьей, вторая часть — торжественные обещания и в конце — благословения врачу, верному «Клятве».

2. Вкладывался ли в нее в античности какой-то религиозный смысл?

Да. «Клятва» даже начинается с упоминания античных богов — Аполлона, Асклепия и других, в ней используются религиозные термины той эпохи — например, слова из «Клятвы», такие как «чисто и непорочно» и «считать подобные вещи тайной», звучали для древнего грека однозначно как религиозно нагруженные. Вообще, центральная часть «Клятвы» читается как возвышенный религиозный текст. Кроме того, это жемчужина литературного искусства — по построению и противопоставлению различных понятий текст напоминает речи знаменитых афинских философов.

Статуя античного бога медицины Асклепия. ФотоВикипедия/CC BY-SA 3.0

«Клятва» Гиппократа

Клянусь Аполлоном, врачом Асклепием, Гигиеей и Панакеей, всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и всё остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому.

Я направляю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости.

Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же я не вручу никакой женщине абортивного пессария.

Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и своё искусство.

Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом.

В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далёк от всякого намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами.

Что бы при лечении — а также и без лечения — я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной.

Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена, преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому.

(Пер. В. И. Руднева)

3. Все ли врачи в античности давали эту клятву?

Медицинских университетов в античности не было. Они родились уже в христианскую эпоху, в Средневековье. Поэтому нельзя представлять выпуск молодых античных врачей, дающих клятву. Кроме того, у нас нет сведений, что клятву давали вообще все врачи. Напротив, это было довольно редким явлением, и часто в похвальной эпитафии тому или иному врачу писалось, что он давал клятву.

Ее стали чаще давать в период поздней античности, но врач вполне мог практиковать и без клятвы. Яркий пример — святой Кесарий, брат святого Григория Богослова (IV век). Он получил блестящее медицинское образование в Александрии, центре медицинской науки того времени, потом был придворным врачом у четырех императоров. Но клятвы он не давал — именно потому, что он был христианин, а в клятве упоминались языческие боги. И, как пишет его брат, Григорий Богослов, все доверяли ему и без Гиппократовой «Клятвы». Христианского варианта клятвы тогда еще не было.

св. Кесарий, брат святого Григория Богослова

4. Чем отличался христианский вариант клятвы?

Если христиане давали клятву, то только модифицированную, именами античных богов, разумеется, никто не клялся. Когда традиция принесения врачебной клятвы утвердилась, текст ее стал меняться, расширяться и уточняться. Цель всегда была — сохранить не букву, а дух, дух Гиппократовой этики применительно к настоящему времени.

Византийская рукопись клятвы Гиппократа в форме креста. XII век

C XI века существовал вариант клятвы на латинском языке, начинавшийся со слов «Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа! Я не лгу». Фраза об абортах звучала с детализацией: «Я не дам абортивного средства женщине никаким путем».

Интересно, что в манускриптах текст клятвы писали в виде креста.

5. Есть ли в «Клятве» Гиппократа моменты, которые современному человеку трудно понять?

Историки медицины не случайно называют «Клятву» загадочным документом.

Очень сложное место, о которое все спотыкаются — это камнесечение. Почему врач не будет делать больному камнесечение? Было много вариантов ответа — конкуренция, предостережение от переоценки своих возможностей, специализация, регулирование отношений между коллегами… Но вопрос так и не решен. Есть мнение, что это связано с запретом (он тоже есть в «Клятве») на хирургическое лечение, на разрез ножом и пролитие крови. Такой запрет, по сути, был ритуальным. Поэтому есть даже версия, которой придерживались некоторые крупные историки медицины, что «Клятва Гиппократа» — это текст какой-то религиозной медицинской группы, например, пифагореанской.

В «Клятве» говорится о «режиме», или «диэте» («diaita»). Это очень важное понятие в античной медицине. Это не просто распорядок дня и прием пищи, это образ жизни как таковой. Именно образ жизни — с едой, сном, половой жизнью, гимнастикой и так далее — являлся главным лекарственным средством в руках врачей-гиппократиков.

Обычно считают, что вся проблематика клятвы сводится к абортам, эвтаназии и врачебной тайне. Это крайне важные темы сейчас, но «Клятва» значительно шире.

Мало обращают внимание на такие вещи, как учить детей учителя бесплатно — сейчас-то дети врачей учатся наравне со своими однокашниками из немедицинских семей.

Еще момент — в этой клятве упомянуто отношение к рабам наравне со свободными. Раб, с точки зрения образованного человека той эпохи, как это сформулировано у Аристотеля, — говорящее орудие. А «Клятва» не делает различия в отношении между мужчинами и женщинами, рабами и свободными.

И еще — врач не должен вступать в интимные отношения с пациентами. Таким образом, получалось, что брак между врачом и пациенткой был априори невозможен.

Еще важный момент: Гиппократова этика не сводится только к «Клятве». Часто с «Клятвой» путают другие тексты из «Сборника Гиппократа», касающиеся этики врача (трактаты «Закон», «О враче», «О благоприличном поведении», «Наставления»).

Врачи времен Гиппократа и вообще в античности делали много и хорошего, и дурного. Тексты «Сборника Гиппократа» — это рациональная, а не религиозная медицина. Но «Клятва» словно возвышается над всем этим, даже над другими этическими трактатами Гиппократа, показывает какой-то прекрасный идеальный мир.

Доктор философских наук И. В. Силуянова, один из основоположников современной российской биоэтики — пишет об «удивительном согласии принципов гиппократовской врачебной этики с христианскими представлениями о человеческих взаимоотношениях.

6. Давали ли клятву Гиппократа будущие врачи в средневековой Европе?

Гиппократ и Гален. XII век. ФотоВикипедия/CC BY-SA 2.5

Нельзя сказать точно. «Клятву», безусловно, знали в Средневековье, так как «Сборник Гиппократа» был известен. Две цитаты из «Клятвы» упомянуты авторами в IV веке по Р. Х. С V по XI века — еще две цитаты, в том числе у святых отцов. Однако она, несомненно, была известна — так, поговоркой монахов, занимавшихся лечением больных в монастырях, было: «Что Гиппократ сказал, то и разрешено». Неизвестно, применялся ли данный текст как клятва в прямом смысле слова, или был просто руководством к этике врачевателя. В любом случае, если она и применялась, то редко и в исправленном виде, без упоминания языческих богов.

«Клятва» была «переоткрыта» в эпоху Возрождения, и в модифицированном виде получила широкое распространение с XVIII века.

7. Дают ли сейчас врачи после окончания мединститута клятву Гиппократа?

Нет. В Российской Федерации врачи дают «Клятву врача». Ее текст установлен статьей 71 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

А в США, например, любой выпускник может написать свою клятву врача, индивидуальную. Но все-таки врач в Европе и США, как и в России, то есть в европейской культуре, дает клятву, восходящую к «Клятве» Гиппократа.

8. Допустимо ли для врача-христианина приносить клятву — пусть не Гиппократа, а какую-то современную модификацию? Ведь Евангелие запрещает клясться.

То, что мы называем сейчас «клятвой врача», по своей сути не клятва, подразумевающая обращение к сверхъестественным силам, а торжественное обещание. Так же это воспринималось, например, в Российской империи, когда врач давал «Факультетское обещание», и в СССР, где существовала «Присяга врача Советского Союза».

Интересно, что древнегреческое слово «horkos» («клятва») родственно слову «herkos» («ограда»). Врач словно очерчивает пределы, в которых будет действовать.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Факультетское обещание врача в Российской Империи (XIX век)

Принимая с глубокой признательностью даруемые мне наукою права врача и постигая всю важность обязанностей, возлагаемых на меня этим званием, даю обещание в течение всей своей жизни ничем не помрачить чести сословия, в которое ныне вступаю. Обещаю во всякое время помогать, по лучшему моему разумению, прибегающим к моему пособию страждущим; свято хранить вверяемые мне семейные тайны и не употреблять во зло оказываемого мне доверия. Обещаю продолжать изучать врачебную науку и способствовать всеми своими силами её процветанию, сообщая учёному свету всё, что открою. Обещаю не заниматься приготовлением и продажей тайных средств. Обещаю быть справедливым к своим сотоварищам-врачам и не оскорблять их личности; однако же, если бы того потребовала польза больного, говорить правду прямо и без лицеприятия. В важных случаях обещаю прибегать к советам врачей, более меня сведущих и опытных, когда же сам буду призван на совещание, буду по совести отдавать справедливость их заслугам и стараниям.

Текст современной клятвы врача в Российской Федерации

Получая высокое звание врача и приступая к профессиональной деятельности, я торжественно клянусь:

честно исполнять свой врачебный долг, посвятить свои знания и умения предупреждению и лечению заболеваний, сохранению и укреплению здоровья человека;

быть всегда готовым оказать медицинскую помощь, хранить врачебную тайну, внимательно и заботливо относиться к пациенту, действовать исключительно в его интересах независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств;

проявлять высочайшее уважение к жизни человека, никогда не прибегать к осуществлению эвтаназии;

хранить благодарность и уважение к своим учителям, быть требовательным и справедливым к своим ученикам, способствовать их профессиональному росту;

доброжелательно относиться к коллегам, обращаться к ним за помощью и советом, если этого требуют интересы пациента, и самому никогда не отказывать коллегам в помощи и совете;

постоянно совершенствовать свое профессиональное мастерство, беречь и развивать благородные традиции медицины.

Клятва Гиппократа. Кому и зачем она нужна?

Если врач совершил ошибку, халатно отнесся к своим служебным обязанностям или нарушил этические нормы в профессиональной деятельности, чаще всего ему припомнят нарушение клятвы Гиппократа. Более того, врача, который занимается откровенной уголовщиной, упрекают несоблюдением все той же клятвы Гиппократа, хотя его действия зачастую подпадают под действие УК. Что же это за клятва такая, о которой почти все слышали, но мало кто задумывался о том, кто и зачем ее вспоминает?

В подавляющем большинстве случаев клятва Гиппократа ассоциируется с беззаветным служением врача людям и его преданностью идеалам гуманизма, бескорыстия и самопожертвованием. Практически все, кто сталкивался в своей жизни с медицинскими работниками, уверены, что врач обязан быть высокопрофессиональным специалистом, добрым и отзывчивым человеком и иметь отвращение к деньгам. В общем, собирательный образ врача в наших к нему требованиях — ангелоподобное существо, питающееся нектаром и готовое «гореть самим, светя другим…». Почему? Так ведь это написано в клятве Гиппократа!

Клятву Гиппократа используют все, кому не лень, чтобы подчеркнуть, что врач изначально, по сути выбранной ним профессии, обязан служить (!) людям безвозмездно (т.е. даром), жертвуя собой и благополучием своих близких. Почему? А опять же: «Он принимал клятву Гиппократа!»

Давайте сначала разберемся с самой клятвой Гиппократа, а после этого решим, зачем и кто пользуется этой клятвой и для чего он это делает. Давайте не будем доверять ссылкам, а прочитаем текст в оригинале:

Не хочу обидеть пользователей портала, но все же рискну предположить, что многим из них латынь не преподавалась в среднеобразовательной или высшей школе, поэтому предложу перевод с латыни на русский язык:

«Клянусь Аполлоном-врачом, Асклепием, Гигеей и Панацеей и всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство: почитать научившего меня наравне с моими родителями, делиться с ним своим достатком и в случае надобности помогать ему в нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому.

Я направлю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости.

Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же не вручу никакой женщине абортивного пессария. Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство.

Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом.

В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами.

Что бы при лечении — а также и без лечения — я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной.

Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена; преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому».

Будучи людьми здравомыслящими и непредвзятыми (а я очень на это надеюсь), давайте все же проанализируем текст клятвы Гиппократа и попробуем ее воспринять с точки зрения существующих реалий.

«Клянусь Аполлоном-врачом, Асклепием, Гигией и Панакеей и всеми богами и богинями…»

Простите, но приносить клятвы языческим богам в лучшем случае не солидно для современного врача, а для христианина и вовсе грешно.

«Почитать научившего меня наравне с моими родителями, делиться с ним своим достатком и в случае надобности помогать ему в нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому».

Врач обязан учить своему искусству детей всех преподавателей медицинского института? Он должен материально поддерживать их, не зависимо от того, кто они и чем занимаются? Врач должен считать своими братьями всю родню преподавательского состава медицинского института, в котором он учился? Давайте оставим эту часть клятвы без комментариев…

«Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла…»

Не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы понять, что это — прямой запрет врачу заниматься эвтаназией. Четко и однозначно. А вот здесь клятва Гиппократа вступает в прямое противоречие с существующим законодательством некоторых стран. Эвтаназия законодательно разрешена в Голландии, Бельгии и в одном из штатов США — Орегоне. Т.е. врача, соблюдающего клятву Гиппократа, в некоторых случаях можно назвать преступником, он по определению не может соблюдать законы и соблюдать верность данной им клятве.

«…точно так же не вручу никакой женщине абортивного пессария».

Просто и ясно: все практикующие гинекологи — клятвопреступники, не соблюдающие клятву Гиппократа. Даже те, кто делает аборты по медицинским и социальным показаниям, как это разрешено в законодательстве большинства стран. Не вяжется? Или всех гинекологов объявим клятвопреступниками?

«Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом».

Исходя из этого хирурги врачами считаться не могут. Ну, и правильно о них говорят — ремесленники, они только резать и шить умеют…

«В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами».

Ну, и напоследок: «Занимаясь лечением пациента, я не буду заниматься гадостями в его доме, в т.ч. и вступать в половые контакты с пациентом и его родственниками». На мой взгляд, единственное актуальное требование к современному врачу. Рабы несколько некстати, но в свете современных тенденций с преследованиями за сексуальные домогательства, они тоже подойдут в качестве юридических лиц.

Простите, но всё! Ничего другого, что может трактоваться, как обязательства врача перед пациентами, коллегами и обществом, в клятве Гиппократа нет! Так зачем же домысливать то, чего в тексте клятвы нет? Попробуем начать с начала, т.е. со времени появления клятвы Гиппократа.

Итак, появилась клятва Гиппократа в V веке до н.э. и написана была на ионийском диалекте древнегреческого языка. И уже с этого времени начинаются нестыковки. Общепринятым является мнение, что текст клятвы был написан самим Гиппократом. Однако многие исследователи утверждают, что текст клятвы появился намного позже после смерти Гиппократа, т.е. уже после 356 (или, по другим данным — 377) года до н.э. Но никто даже не отрицает, что первоначальный текст клятвы неоднократно переписывался и редактировался, причем с существенным изменением смысла клятвы. Кстати, заповедь «не лечи бесплатно» действительно присутствовала в одном из древнеримских вариантов текста. Приведенный выше вариант клятвы Гиппократа — многократно перекроенный и отредактированный вариант текста, опубликованный в 1848 году в Женеве под названием «Врачебная заповедь».

Вряд ли нам будет доступен первоначальный вариант клятвы Гиппократа, написанный около 2400 лет назад, тем более что из 72 работ, приписываемых Гиппократу, подлинными являются далеко не все (Гален утверждал, что только 11 из них принадлежат Гиппократу, а остальные написаны его сыновьями или учениками).

Так почему же таким огромным спросом в современном обществе пользуется настолько древний текст, что его многократно переписывают, редактируют, дополняют, причем с иногда прямо противоположным изменением смысла написанного?

Клонов клятвы Гиппократа в виде разнообразных вариантов этического и профессионального кодекса врача сейчас существует множество, но все они в просторечье по старой памяти именуются клятвой Гиппократа. В США и Европе сейчас существует «Профессиональный кодекс врача» (принят в 2006 году), в Израиле — «Клятва еврейского врача» (для израильтян неприемлема клятва богам древнегреческого пантеона, идущая вразрез с принципами иудаизма), в Советском Союзе принимали «Присягу врача Советского Союза» (утверждена в 1971 году). В середине 90-х годов прошлого столетия эта присяга сменилась на «Клятву российского врача», которая, в свою очередь, была заменена текстом «Клятвы врача», утвержденного Госдумой России в 1999 году.

В 1948 Генеральная Ассамблея Международной медицинской ассоциации приняла декларацию (т.н. Женевскую декларацию), которая, по существу, есть не что иное, как современная редакция клятвы Гиппократа. Позже в 1949 году декларация вошла в Международный кодекс медицинской этики.

Факультетское обещание: «Принимая с глубокой признательностью даруемые мне наукой права врача и постигая всю важность обязанностей, возлагаемых на меня сим званием, я даю обещание в течение всей своей жизни не помрачать чести сословия, в которое ныне вступаю: Помогая страждущим, обещаю свято хранить вверяемые мне семейные тайны и не употреблять во зло оказанного доверия: Обещаю быть справедливым к своим сотоварищам-врачам и не оскорблять их личности, однако же, если бы этого потребовала польза больного, говорить правду без лицемерия. В важных случаях обещаю прибегать к советам врачей, более меня сведущих и опытных; когда же сам буду призван на совещание, обязуюсь по совести отдавать справедливость их заслугам и стараниям».

И текст Женевской декларации: «Я торжественно клянусь посвятить свою жизнь служению человечеству. Я воздам моим учителям должное уважение и благодарность; я достойно и добросовестно буду исполнять свои профессиональные обязанности; здоровье моего пациента будет основной моей заботой; я буду уважать доверенные мне тайны; я всеми средствами, которые в моей власти, буду поддерживать честь и благородные традиции профессии врача; к своим коллегам я буду относиться как к братьям; я не позволю, чтобы религиозные, национальные, расовые, политические или социальные мотивы помешали мне исполнить свой долг по отношению к пациенту; я буду придерживаться глубочайшего уважения к человеческой жизни, начиная с момента зачатия; даже под угрозой я не буду использовать свои знания против законов человечности. Я обещаю это торжественно, добровольно и чистосердечно».

Надеюсь, иллюзий в отношении того, что врач клялся быть нищим и голодным и отдавать всего себя в служение всем членам общества, уже ни у кого не возникнет. А вот, начиная с текста клятвы советского врача, и начинаются все «непонятки»…

Опять же — текст Женевской декларации примерно соответствует «Врачебной заповеди» 1848 года, но здесь «ненавязчиво» появляется принцип «…посвятить свою жизнь служению человечеству». А уж в «Присяге врача Советского Союза» совершенно недвусмысленно появляется идеологическая составляющая вроде «… добросовестно трудиться там, где этого требуют интересы общества». Случайно? Нет. Более того — эти принципы не только отсутствуют в более древних (пусть даже многократно исправленных и отредактированных) вариантах текста клятвы Гиппократа.

А теперь давайте вспомним советского наркома здравоохранения Н. Семашко и его крылатую фразу: «Хорошего врача народ прокормит, а плохие нам не нужны». Вот с тех пор и появляется образ врача-бессребреника. С тех пор долго и упорно в сознание всех членов общества настойчиво закладывается идея, что врач обязан быть нищим и следовать морально-этическим принципам, которые для него обозначила существующая власть. Врачу оставляют в собственность его знания, опыт, профессиональные навыки и физическую возможность ними пользоваться. В обязанности ему вменяют все, в чем существует потребность все той же власти. Если быть кратким — заниматься воплощением в жизнь модели здравоохранения, выбранной существующей властью. И без рассуждений! «Ты принимал клятву Гиппократа (или другие ее варианты)! Все почему-то забыли, что врач, вообще-то, работает, как и остальные члены общества и работа эта должна оплачиваться. Государство «оплачивает» эту работу в пределах $150-200 и к функциональным обязанностям врача предъявляет огромные требования — вплоть до поквартирного обхода жильцов, попадающих под очередные социальные, медицинские, общественные программы (тубинфицированные, ВИЧ-инфицированные, малоимущие, инвалиды и т.д.). Кто-то за это платит? Нет. «Ты принимал клятву Гиппократа!»…

Если кто-то будет аппелировать к имени Гиппократа, то позволю себе напомнить о том, что гонорары Гиппократа и его коллег были очень большими по меркам того времени (даже выше, чем у знаменитых и известных до сих пор архитекторов). Более того, Гиппократ был не только гениальным врачом, но и очень толковым специалистом в области рекламы: «И я советую, чтобы ты не слишком негуманно вел себя, но чтобы обращал внимание и на обилие средств (у больного) и на их умеренность, а иногда лечил бы и даром, считая благодарную память выше минутной славы». Кстати, бесплатно Гиппократ советует лечить лишь иногда, так сказать, для повышения своего имиджа: «Если ты поведешь сначала дело о вознаграждении, то, конечно, наведешь больного на мысль, что, если не будет сделано договора, ты оставишь его или будешь небрежно относиться к нему, и не дашь ему в настоящий момент совета. Об установлении вознаграждения не следует заботиться, так как мы считаем, что обращать на это внимание вредно для больного, в особенности при остром заболевании — быстрота болезни, не дающая случая к промедлению, заставляет хорошего врача искать не выгоды, а скорее приобретения славы. Лучше упрекать спасенных, чем наперед обирать находящихся в опасности».

В настоящее время сложилась довольно абсурдная, но, тем не менее, довольно долго существующая государственная модель здравоохранения, предполагающая, что люди (врачи), воплощающие ее в жизнь, должны быть высокопрофессиональными специалистами, но труд их оплачиваться должен по минимуму. Простите за такой пример, но проститутка на Тверской устанавливает цену на свои услуги (как правило, твердую и очень немалую), девица в короткой юбке и с полным отсутствием голоса «поет» за очень приличные деньги в клубе или концертном зале, строители, в конце концов, работают, заранее согласовав цену за свою работу. А вот врач обязан работать за нищенскую зарплату, предварительно проведя 8-10 лет за учебниками или в клинике. Чтобы не быть голословным, приведу такой пример: один том руководства Митькова по ультразвуковой диагностике (это, фактически, «библия» УЗ-диагноста) сейчас стоит около $200, месячная зарплата врача — примерно такая же сумма (а то и меньше) Как так может быть? А ведь необходимо еще читать (и где-то ее покупать) периодическую литературу, приобретать литературу не только по специальности, а и других клинических направлений (чтобы не отупеть, в конце концов). Простите за нескромность, а ведь врачи тоже имеют семьи, детей, им ведь тоже хочется кушать, оплачивать коммунальные услуги, детишек учить за что-то, да хотя бы раз в год к морю съездить… А вот это все устоявшееся общественное мнение не воспринимает: «Ты принимал клятву Гиппократа!» А значит, обязан работать и выполнять свой долг, который обозначен во все той же клятве Гиппократа…

Я не хочу сейчас обожествлять образ современного врача и тем более — становиться на его защиту. Но хочу, чтобы поняли, что врачи — это люди! Честные и лживые. Добрые и злые. Вежливые и грубые. Ночами стоящие за операционным столом и проводящие время в мягком кресле кабинета горздравотдела. Падающие от усталости на участке и определяющие количество вызовов на этом самом участке. Хирурги с золотыми руками и бестолковые коновалы. Гениальные диагносты и тупоголовые чиновники, ими управляющие. Они все разные, как и все мы, но они люди, со всеми достоинствами и недостатками, плюсами и минусами. Но требовать от них чего-то, описанного в доисторичекой рукописи, по крайней мере, неразумно.

И давайте относиться к врачам как к реальным людям, а не выдуманным персонажам из сказки, навязанным людям образом мифического существа из клятвы Гиппократа. Вы думаете, что, врач, торгующий БАДами, вспомнит клятву Гиппократа? Или специалист клиники, назначивший курс совершенно бесполезного, но очень дорогостоящего лабораторного обследования, обеспокоится врачебной этикой? Вы еще верите в то, что, гарантированная Конституцией бесплатная медицинская помощь, существует? Давайте будем реалистами. Медицина сейчас является одной из форм оказания услуг населению. В соответствии с качеством и объемом этих услуг и формируется их стоимость. Это наша действительность. И не надо строить иллюзий в отношении того, что можно получить услуги высококлассного специалиста за бесценок только потому, что он связан обязательствами какой-то эфемерной клятвы.

И, возвращаясь к действительности. Клятва, принимаемая врачом по окончанию института или университета, не имеет никакого юридического обоснования. Да, кто-то ставит подпись под текстом клятвы (наш поток, например, в ковбойские 90-е годы, когда не понятно было, где мы живем и кому должны клясться, вообще ничего не подписывал). Но эта подпись не имеет абсолютно никаких механизмов воздействия на того, кто не будет следовать ей. Клятва Гиппократа усиленно эксплуатируется властью, которая не в состоянии создать действенную и эффективную модель здравоохранения и пытающаяся затыкать дыры в существующей системе оказания медицинской помощи населению, аппелируя при этом к каким-то средневековым образцам корпоративной этики. Государство фактически пытается поддерживать популистский миф о бесплатном здравоохранении за счет насильственной эксплуатации знаний, опыта и квалификации врачей. И насилие это выражается в том, что врача принуждают решать свои материальные проблемы за счет пациентов. Не будем говорить о том, кто и в каком размере это вознаграждение получает (одни мясо подешевле покупают, другие разрываются в выборе между BMW и Mercedes), но существующая система не только вынуждает честных и порядочных врачей получать вознаграждение от пациентов (поверьте на слово — очень унизительная и неприятная процедура), но и открывает огромные возможности для всякого рода жуликов и мздоимцев.

В заключение хочу привести слова известного офтальмолога Святослав Федорова: «Я хороший врач, потому что свободный, и у меня 480 свободных врачей. «Клятва Гиппократа» — это все фикция. А на самом деле есть реальная жизнь — кушать нужно каждый день, квартиру иметь, одеваться. Думают, что мы какие-то ангелы летающие. Ангел, получающий зарплату в 350 рублей? И таких врачей сегодня в России полтора миллиона. Полтора миллиона бедняков с высшим образованием, интеллектуальных рабов. Требовать, чтобы медицина хорошо работала в этих условиях — абсурд!»

При подготовке материала использована информация из Википедии — свободной энциклопедии

54. Современная клятва Гиппократа

В новом экономическом и общественном укладе постсоветской России утверждался приоритет человеческих ценностей и ценности самой человеческой жизни, невозможности ее пожертвования во имя исполнения каких-либо государственных задач. Эти изменения наталкивали на мысль о пересмотре текста «Присяги врача Советского Союза» (1971 г.) и «Клятвы врача России» (начало 1990 г.).

Вопрос рассматривался как с этической, так и с государственно-законодательной точек зрения, вследствие чего в 1991 г. Государственной Думой Российской Федерации был принят закон об изменениях в статье 60 «Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан».

В соответствии с этим законом лица, получившие диплом высшего медицинского образования в связи с окончанием медицинского высшего учебного заведения на территории Российской Федерации, давали Клятву врача, за нарушение которой несли уголовную и гражданскую ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации «Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан».

Современная «Клятва врача», которая дается выпускником любого высшего медицинского учебного заведения России, являет собой совокупность основополагающих принципов «Клятвы Гиппократа» и лучших традиций российской высшей школы, которые представлены в «Факультетском обещании».

Вот каково содержание современной «Клятвы врача» (утвержденное Государственной Думой Российской Федерации в 1999 г.).

«Получая высокое звание врача и приступая к профессиональной деятельности, я торжественно клянусь:

1) честно исполнять свой врачебный долг, посвятить свои знания и умения предупреждению и лечению заболеваний, сохранению и укреплению здоровья человека;

2) быть всегда готовым оказать медицинскую помощь, хранить врачебную тайну, внимательно и заботливо относиться к больному, действовать исключительно в его интересах независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств;

3) проявлять высочайшее уважение к жизни человека, никогда не прибегать к осуществлению эвтаназии;

4) хранить благодарность и уважение к своим учителям, быть требовательным и справедливым к своим ученикам, способствовать их профессиональному росту;

5) доброжелательно относиться к коллегам, обращаться к ним за помощью и советом, если этого требуют интересы больного, и самому никогда не отказывать коллегам в помощи и совете;

6) постоянно совершенствовать свое профессиональное мастерство, беречь и развивать благородные традиции медицины».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *