Почему монголы освободили от дани церковь

Согласно официальной версии, которую, кстати, оспаривают многие историки, в течение почти 300 лет Русь находилась под татаро-монгольским игом. Однако ханы не всех обложили данью. Как утверждают историки, православная церковь обладала так называемыми ярлыками, согласно которым она получила огромные преимущества экономического характера.

Разорение монастырей и убийства священников

Справедливости ради стоит отметить, что далеко не сразу татарские ханы стали сотрудничать с православной церковью. В самом начале нашествия на долю церкви выпало немало испытаний. Татаро-монголы не только грабили и разрушали храмы, но и убивали священнослужителей. Свидетельства об этих случая можно найти в древних летописях. Так, отечественный историк Олег Рапов в своей книге «Русские города и монгольское нашествие» приводит слова одного летописца, который сообщает: «…много же святых церквей огневи предаша, и монастыри и села пожгоша, а имение их поимаша». И в самом деле сперва налетчики не жалели никого и ничего, и уже тем более не собирались заключать какие-либо партнерские соглашения.

Если верить Л. А. Дмитриевой, автору издания «Памятники литературы Древней Руси: XIII век», после того, как хан Батый захватил Козельск, он «взял приступом Переяславль». Хан разрушил город до основания, не пощадив и церковь архангела Михаила. Правда, предварительно Батый разжился золотом и драгоценностями, которые обнаружил в упомянутой церкви. Кроме того, Дмитриева пишет о том, что Батый убил епископа Симеона. Однако вскоре татары изменили свое отношение к православной церкви, поняв, что она способна стать не их противником, а, напротив, союзником. Подобная «трансформация» мнения повлияла и на поведение татаро-монголов. Об этом тоже можно прочесть в летописях: «…епискупа остави жива, и ведоша и в Глухов, и оттоле пустиша».

Сотрудничество с церковью

Довольно быстро татарские ханы нашли общий язык с православными священниками. Как пишет Владимир Титов в своей книге «Православие», уже в 1259 году завоеватели обложили данью Псковские и Новгородские земли, но при этом освободили от сего бремени «архимандритов, игумнов, и попов, и диаконов, и иноков, и крылошан и всего священнического причта». А спустя 2 года, если верить митрополиту Макарию, автору книги «История русской церкви», митрополит Кирилл попросил у хана дозволения основать в Сарае православную епархию, куда после согласия и направил в качестве представителя епископа Митрофана. После смерти Кирилла его преемник митрополит Максим, грек по происхождению, едва прибыв в Россию, тут же нанес визит в Орду.

С тех пор у православных священнослужителей сформировался своеобразный обычай: ездить к татарским ханам для утверждения собственной власти и для получения ярлыка. Эти ярлыки снимали с церковников обязательства по уплате дани. Но самое интересное, что православной церкви нередко удавалось даже вернуть себе принадлежавшие ей некогда земли. Так, Анатолий Сахаров и Ефим Грекулов в своем издании «Религия и церковь в истории России» приводят слова из одной ханской грамоты о том, что «земли, воды, огороды, винограды, мельницы, зимовища, летовища, да не замают их, а что будет взяли и они отдадут беспосульно».

Причины терпимости

Для чего же татаро-монголам понадобилась такая толерантность? Понятно, что делали они это не просто так. Известный русский историк Николай Карамзин утверждал, что ханы всегда были очень терпимы к иным религиям. Однако присутствовала в действии татар и корысть. Во-первых, у того же Карамзина в «Истории государства российского» приводится текст из грамоты, дарованной ханом Узбеком митрополиту Петру, в котором говорится о том, что с митрополита запрещено взимать дань, потому как он вместе с остальными служителями церкви молится за татар, чем и «укрепляет их воинство».

А Татьяна Полетаева, автор издания «Православная культура. История и традиции», кроме упомянутой выше версии, пишет и о том, что отношение к православным священнослужителям у монгол имело некий суеверный оттенок. Русские священники были для язычников кем-то вроде шаманов, которых на всякий случай лучше не обижать, а то мало ли что. К тому же татары наверняка понимали, какой силой обладает религия, и какое влияние православная церковь может оказывать на своих прихожан. Именно поэтому захватчики предпочитали дружить с русским духовенством.

МОНГОЛО-ТАТАРСКОЕ ИГО

МОНГОЛО-ТАТАРСКОЕ ИГО — при­ня­тое в ис­то­рио­гра­фии на­име­но­ва­ние во­ен­но-по­ли­тического гос­под­ства Мон­голь­ской им­пе­рии, Зо­ло­той Ор­ды, за­тем Боль­шой Ор­ды над русскими кня­же­ст­ва­ми в 1242–1472 годах.

Ус­та­но­ви­лось по­сле мон­го­ло-та­тар­ско­го на­ше­ст­вия, в хо­де ко­то­ро­го боль­шин­ст­во древнерусских кня­жеств бы­ли раз­гром­ле­ны (ис­клю­че­ние со­ста­ви­ли Смо­лен­ское, Пин­ское, Ту­ров­ское, Ви­теб­ское, По­лоц­кое кня­же­ст­ва и б. ч. Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­ки).

Яр­че все­го Монголо-татарское иго про­яви­лось в по­ли­тической сфе­ре.

В 1242 году в древне-русские кня­же­ст­ва впер­вые при­бы­ли по­слы, по­тре­бо­вав­шие от русских кня­зей явить­ся к ха­ну Ба­тыю с изъ­яв­ле­ни­ем по­кор­но­сти. Вплоть до XIV века в го­ро­да Ру­си по­сы­ла­лись хан­ские на­ме­ст­ни­ки — бас­ка­ки, ко­то­рые, опи­ра­ясь на во­оруженные от­ря­ды, сле­ди­ли, что­бы на­се­ле­ние со­хра­ня­ло по­кор­ность Чин­ги­си­дам. Кон­троль над про­цес­сом на­сле­до­ва­ния кня­жеств пе­ре­шёл к ор­дын­ским ха­нам, ко­то­рые в сво­их ин­те­ре­сах на­ру­ша­ли про­дол­жав­шие дей­ст­во­вать древне-русские юри­дические нор­мы на­сле­до­ва­ния.

Русские кня­зья долж­ны бы­ли по­лу­чать в Ор­де яр­лы­ки хан­ские — осо­бые гра­мо­ты на власть в сво­их вла­де­ни­ях. «Ор­дын­ские вы­ез­ды» русских кня­зей не­ред­ко со­про­во­ж­да­лись их уни­же­ния­ми при дво­рах ха­нов, в ря­де слу­ча­ев за­кан­чи­вались смер­тью. Тор­жественное воз­ве­де­ние об­ла­да­те­ля яр­лы­ка на кня­же­ский стол, в том числе по­са­же­ние на ве­ли­ко­кня­же­ский стол в Ус­пен­ском со­бо­ре г. Вла­ди­мир вла­ди­мир­ских кня­зей, имев­ших не­официальный ста­тус главных кня­зей Северо-Восточной Ру­си, про­ис­хо­ди­ло в при­сут­ст­вии ор­дын­ско­го по­сла, что сим­во­ли­зи­ро­ва­ло по­ли­тическое вер­хо­вен­ст­во хан­ской вла­сти.

Ор­дын­ские пра­ви­те­ли стре­ми­лись ре­гу­ли­ро­вать по­ли­тические от­но­ше­ния ме­ж­ду под­вла­ст­ны­ми им русским кня­же­ст­ва­ми, за­час­тую пе­ре­краи­вая по­ли­тическую кар­ту Ру­си, пре­пят­ст­вуя уси­ле­нию то­го или ино­го кня­зя, раз­жи­гая со­пер­ни­че­ст­во и рас­при ме­ж­ду русскими князь­я­ми и из­вле­кая из это­го пря­мые вы­го­ды для се­бя. Так, в конце 1240-х годов наи­бо­лее ав­то­ри­тет­ный из русских кня­зей Алек­сандр Яро­сла­вич Нев­ский по­лу­чил от мон­го­лов пра­ва на опус­то­шён­ный Ки­ев, ко­то­рым он до тех пор не вла­дел, а по­ла­гав­ший­ся ему по на­след­ст­ву ме­нее ра­зо­рён­ный г. Вла­ди­мир был пе­ре­дан его млад­ше­му бра­ту Ан­д­рею Яро­сла­ви­чу.

По­сле Твер­ско­го вос­ста­ния 1327 года, важ­ную роль в ко­то­ром сыг­рал князь твер­ской и од­но­вре­мен­но великий князь вла­ди­мир­ский Алек­сандр Ми­хай­ло­вич, хан Уз­бек, что­бы ос­ла­бить власть великого князя вла­ди­мир­ско­го, раз­де­лил Вла­ди­мир­ское великое княжество на две час­ти. Опа­са­ясь уси­ле­ния московских кня­зей, Уз­бек в 1341 году пе­ре­дал Ниж­ний Нов­го­род суз­даль­ским князь­ям. В 1360 году яр­лык на великое кня­же­ние Вла­ди­мир­ское был ото­бран у московских кня­зей и пе­ре­дан князь­ям ни­же­го­род­ско­го до­ма; од­но­вре­мен­но бы­ла вос­ста­нов­ле­на са­мо­стоя­тель­ность Га­лиц­ко­го (Га­ли­ча Ко­ст­ром­ско­го) и Рос­тов­ско­го кня­жеств, ра­нее на­хо­див­ших­ся в за­ви­си­мо­сти от московских кня­зей.

В 1371 году Ма­май вы­дал яр­лык на Вла­ди­мир­ское великое княжество, ко­то­рым вла­дел московский князь Дмит­рий Ива­но­вич, великому князю твер­ско­му Ми­хаи­лу Алек­сан­д­ро­ви­чу, в том же го­ду вы­дал его вновь Дмит­рию Ива­но­ви­чу, не ото­брав при этом у Ми­хаи­ла Алек­сан­д­ро­ви­ча, а в 1375 году вто­рич­но вы­дал яр­лык Ми­хаи­лу. В 1370-1380-е годы московские вой­ска одер­жа­ли пер­вые по­бе­ды над ор­дын­ца­ми (бит­ва на р. Во­жа, 1378 год; Ку­ли­ков­ская бит­ва 1380 года), од­на­ко их зна­че­ние бы­ло ос­лаб­ле­но в ре­зуль­та­те Тох­та­мы­ша на­бе­га 1382 года.

В 1383 году хан Тох­та­мыш вер­нул Ми­хаи­лу Алек­сан­д­ро­ви­чу Ка­шин­ское кня­же­ст­во, ко­то­рое по мо­с­ков­ско-нов­го­род­ско-твер­ско­му до­го­во­ру 1375 году объ­яв­ля­лось не­за­ви­си­мым от Тве­ри. В 1411 и 1445 годы на не­про­дол­жительное вре­мя вос­ста­нав­ли­ва­лась по­ли­тическая са­мо­стоя­тель­ность Ни­же­го­род­ско­го кня­же­ст­ва (ещё в 1392 году при­сое­ди­нён­но­го с со­гла­сия ха­на Тох­та­мы­ша к Московскому княжеству). Со вре­ме­нем вы­да­ча яр­лы­ка на власть в том или ином кня­же­ст­ве ста­ла со­про­во­ж­дать­ся спо­ра­дическими тре­бо­ва­ния­ми со сто­ро­ны Ор­ды де­неж­ных вы­плат и цен­ных по­дар­ков ха­нам, хан­шам и их ок­ру­же­нию.

Тя­жё­лым бре­ме­нем для всех сло­ёв русского на­се­ле­ния бы­ли еже­год­ные пла­те­жи Ор­де — т. н. ор­дын­ский вы­ход­. В ре­зуль­та­те про­ве­дён­ных мон­го­ла­ми в 1250-1270-х годы в Северо-Восточной Ру­си и Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­ке пе­ре­пи­сей (см. «Чис­ло») взи­ма­ние ор­дын­ско­го вы­хо­да при­об­ре­ло по­все­ме­ст­ный и ре­гу­ляр­ный ха­рак­тер. Ино­гда с на­се­ле­ния русского кня­жеств до­пол­ни­тель­но взи­ма­лись экс­т­ра­ор­ди­нар­ные хан­ские «за­про­сы» — вне­оче­ред­ные пла­те­жи. Так, со­глас­но Ро­гож­ско­му ле­то­пис­цу, в 1384 году ка­ж­дая русская де­рев­ня (1-3 дво­ра) в хо­де экс­т­ра­ор­ди­нар­но­го сбо­ра вы­пла­ти­ла Ор­де по «пол­ти­не» (при­мер­ная стои­мость ок. 600 кг зер­на или 10 ба­ра­нов). Русские лю­ди так­же долж­ны бы­ли при­ни­мать, кор­мить и со­дер­жать мно­го­численных ор­дын­ских по­слов с их сви­та­ми, при­ез­жав­ших на Русь с во­енными, ди­пло­ма­тическими и тор­го­вы­ми це­ля­ми, а так­же по­слов, сле­див­ших за сбо­ром и от­прав­ле­ни­ем да­ни в Ор­ду.

Ещё од­ной тя­жё­лой по­вин­но­стью на­се­ле­ния русских кня­жеств бы­ла обя­зан­ность по­став­лять вои­нов в монгольские вой­ска, уча­ст­во­вать в их во­енных по­хо­дах. Во второй половине XIII века русские пол­ки дей­ст­во­ва­ли в во­енных опе­ра­ци­ях мон­го­лов про­тив Венг­рии, Поль­ши, на­ро­дов Северного Кав­ка­за, Ви­зан­тии. С конца XIII века на­се­ле­ние, по край­ней ме­ре, кня­жеств Северо-Восточной Ру­си уже не уча­ст­во­ва­ло в столь от­да­лён­ных по­хо­дах ор­дын­ских ха­нов.

Про­яв­ле­ние по­ли­тической са­мо­стоя­тель­но­сти, от­каз уп­ла­чи­вать мон­го­ло-та­та­рам дань вы­зы­ва­ли мно­го­численные ор­дын­ские на­бе­ги XIII-XV веков. Например, на кня­же­ст­ва Северо-Восточной Ру­си и Ря­зан­ское княжество за этот пе­ри­од их бы­ло со­вер­ше­но свыше 30. Ор­дын­цы в среднем один раз в 6-7 лет на­па­да­ли на русские зем­ли, дер­жа их на­се­ле­ние в по­сто­ян­ном на­пря­же­нии.

Не­смот­ря на ус­та­нов­ле­ние Монголо-татарского ига, свою роль со­хра­ни­ла Русская пра­вославная цер­ковь, т. к. монгольские за­ко­ны пред­пи­сы­ва­ли по­кро­ви­тель­ст­во­вать ре­лигиозным ин­сти­ту­там на за­воё­ван­ных тер­ри­то­ри­ях как «мо­леб­ни­кам» за монгольских ха­нов. Ие­рар­хи РПЦ и круп­ные цер­ков­ные дея­те­ли сыг­ра­ли важ­ную роль в под­дер­жа­нии куль­тур­ных тра­ди­ций русских зе­мель и кня­жеств в пе­ри­од Монголо-татрского ига, спо­соб­ст­во­ва­ли борь­бе с ним.

Монголо-татарское иго пе­ре­ста­ло су­ще­ст­во­вать по­сле то­го, как великий князь мо­с­ков­ский Иван III Ва­силь­е­вич пре­кра­тил вы­пла­чи­вать дань Боль­шой Ор­де (1472 год), а за­тем вос­пре­пят­ст­во­вал в ре­зуль­та­те Стоя­ния на Уг­ре 1480 году про­ры­ву войск ха­на Ах­ме­да к Мо­ск­ве и вос­ста­нов­ле­нию за­ви­си­мо­сти Ру­си.

Монголо-татарское иго име­ло не­га­тив­ные по­след­ст­вия для раз­ви­тия русских зе­мель. Во­енные опус­то­ше­ния, тя­жё­лый по­дат­ной пресс при­ве­ли к их за­тяж­но­му эко­но­мическому упад­ку. Рез­ко умень­ши­лась чис­лен­ность городского на­се­ле­ния, ис­чез­ли многие ви­ды ре­мё­сел. До конца XIII века на Ру­си не бы­ло по­строе­но ни од­но­го го­ро­да; рез­ко со­кра­ти­лись мас­шта­бы ка­мен­но­го строи­тель­ст­ва (до­стиг­ло до­мон­голь­ско­го уров­ня лишь в середине XIV века). На­се­ле­ние бы­ло вы­ну­ж­де­но ос­та­вить пло­до­род­ные степ­ные и ле­со­степ­ные зем­ли Южной Ру­си и уй­ти в лес­ные зо­ны Северо-Восточной Ру­си и заподные го­ри­стые ме­ст­но­сти Юго-Западной Ру­си (пре­ж­де все­го в Га­лиц­кое княжество). Пре­рва­лись хо­зяйственные и по­ли­тические свя­зи северных зе­мель с юж­ны­ми; на­ру­ши­лись внеш­не­по­ли­тические свя­зи Северо-Восточной Ру­си со стра­на­ми Ев­ро­пы.

Вме­сте с тем с рас­се­ле­ни­ем рос­то­во-суз­даль­ско-вла­ди­мир­ско­го цен­тра на его бо­лее безо­пас­ные северные, восточные и западные ок­раи­ны в Северо-Восточной Ру­си сфор­ми­ро­ва­лись но­вые кня­же­ст­ва — Бе­ло­зер­ское, Ко­ст­ром­ское, Га­лиц­ко-Дмит­ров­ское, Го­ро­дец­кое, Ни­же­го­род­ское, Твер­ское, Мо­с­ков­ское, ко­то­рые впо­след­ст­вии сыг­ра­ли важ­ную роль в раз­ви­тии Ру­си.

Ордынский выход

Орды́нский вы́ход — налог, дань, выплачивавшаяся русскими землями Золотой Орде в XIII—XV веках, включая и земли Южной Руси, вошедшие в XIV веке в состав Великого княжества Литовского.

Этой данью облагалось всё население, кроме духовенства. В XIII веке ордынский выход равнялся полугривне с сохи и собирался баскаками и откупщиками-мусульманами, а с начала XIV века — русскими князьями, причём каждый великий князь отправлял дань в Орду самостоятельно. В частности, известно о самостоятельной отправке дани пронскими князьями, после обособления от Рязани считавшимися великими (1340), и об отправке дани тверскими князьями через владимирских (1321) в период до обретения Тверским княжеством независимости от великого княжения Владимирского (1382). В последнем случае известен и размер дани — 2000 рублей. Когда же размер дани был снижен после соглашения Дмитрия Московского с Мамаем (1371) и стал рассчитываться как рубль с двух сох, то он стал составлять со всего великого княжения Владимирского 4500 рублей, в том числе с владений Дмитрия Московского 1000 руб. и с владений Владимира Серпуховского 320 руб., а с Новгорода Великого — 1500 руб. Причём периоды временной невыплаты дани князьями (1374—1382, 1396—1408) не означали прекращение её сбора с населения. При Василии Тёмном в условиях распада Золотой Орды на несколько ханств выход выплачивался сразу трём татарским ханам. Окончательно перестал выплачиваться в 1472 году при Иване Великом и хане Большой Орды Ахмате.

Энциклопедичный YouTube

  • 1/1 Просмотров:1 481
  • ✪ Русь и золотая орда

Субтитры

ОТ ПОКОРЕНИЯ РОССИИ
МОНГОЛАМИ ДО СУДЕБНИКА. МОНГОЛЬСКОЕ ИГО. Виды даней платимых хану в Орду

Во второй половине второго периода хотя продолжала действовать Русская Правда как основной закон суда и расправы на Руси, но тем не менее общее развитие русского законодательства шло своим чередом вперед, как по естественному развитию общества, так и по влиянию монголов, которые хотя были посредственными и отдаленными владыками Русской земли, тем не менее не могли не действовать на ее законодательство. И действительно, монголы настолько действовали своим влиянием на общественную жизнь я законодательство, что в том и в другом отношении время монгольского владычества в России резко отличается ог предшествовавшего времени и носит на себе особый характер, который в истории русского законодательства должен изучаться отдельно, как в отношении к общественному устройству, так и в отношении к законодательству. Причина, побуждающая к такому отдельному изучению, заключается именно в монгольском владычестве как внесшем в русское общество новый элемент и частью изменившем отношения прежних элементов общества. А посему мы теперь обратимся прямо к объяснению монгольского владычества на Руси.

Татары, владычествовавшие на Руси, представляли смесь тюркских и монгольских племен средней Азии. Под предводительством одного монгольского князька Темучина и его преемников они составили огромное государство, заключавшее в себе северный Китай, всю северную и среднюю Азию с Хивой и Бухарой, часть Персии, владения половецкие и почти всю Россию. Монгольские и тюркские племена были племенами кочевыми и оставались таковыми во все время своего владычества.

Завоевание Китая имело громадное влияние на устройство Темучиновой монархии: китайская администрация, не касаясь кочевых обычаев победителей, целиком перешла в управление монголов над покоренными народами. Темучин, известный в истории под именем Чингисхана, и его преемники: Угедей, Куюк и Мункэ устроили свой двор И управление по китайскому образцу. Ученый китаец Клюй-Чуцай, первый министр Чингисхана и Угедея, составил придворные церемонии и разные уложения для управления государством, выбравши их из китайских уложений, и таким образом внес в монгольское управление покоренными народами всю многосложность китайской администрации с многочисленными разрядами чиновников, канцелярскими формами и со всей подозрительностью устаревшего Китая.

Эти законы, составленные китайцем, который не мог составлять их иначе, как по-китайски, приложили татары и к правлению Россией. Читая ханские ярлыки, нужно удивляться, как монгольские дикари могли устроить такую сложную машину, какова была китайская администрация. Татарские ханы Б своем управлении Россией строго держались наставлений Чингисхана, выраженных им в его книге «Тунджин» (книга запретов). Они предоставили России управляться своими князьями, не коснулись ни обычаев, ни религии страны, а лишь определили формы отношений, в которых должно было стоять русское общество к хану.

Влияние китайцев чувствуется в этой политике. Китайцы в покоренных странах никогда не стремились сглаживать народные особенности, а лишь определяли подданство этих стран китайскому императору. Но введение этих форм привело ко многим важным изменениям в русском обществе, носящим на себе татарский характер. Подчинение татарам выразилось главным образом в 4 условиях: 1) в признании верховной власти татарского хана, 2) в платеже дани, 3) в доставке войск хану и 4) в содержании баскаков и войск, посылаемых в Россию. Эти четыре условия должны были сильно повлиять на русское общество.

По первому условию русские князья должны были получать ярлыки от хана, которыми они признавали владычество ханов над собой и с тем вместе утверждались в праве владения в данном от хана княжестве. В первые сто лет владычества татар ни один князь — ни великий, ни удельный — не вступал на престол, не получив сперва ханского ярлыка. Притом, при каждой перемене хана, князья должны были ездить в орду испрашивать ярлык. Ярлыки эти были необходимы тнкже как для епископов, так и для митрополита. При каждом вступлении на престол нового хана князья и епископы или их поверенные ехали в орду, кланялись хану, подносили всевозможные подарки хану, ханшам и вельможам ордынским. Вместе с правом давать ярлыки ханы имели право отнимать их, а следовательно, и судить князей. Поэтому все споры между князьями подчинялись ханскому суду или суду его чиновников и, таким образом, ослабела связь между великим князем и удельными князьями, ибо верховной инстанцией сделался ханский двор. Удельные князья, получая от хана такое же утверждение своей власти, как и великие, естественно считали себя владельцами независимыми и самостоятельными, и при первом неудовольствии шли на суд хана, где решение зависело от ловкости и богатства той или другой стороны. Перед ханом и его судьями великие и удельные князья были равны, ибо все споры на суде хана разбирались не по русским законам, а по желанию хана, который заботился только об одном: чтобы как можно более собрать поборов с покоренного народа.

Недовольные князьями бояре ехали с жалобой на них к хану и чернили их в глааахего. Так, князь Ярослав Всеволодович погиб в орде в 1246 году жертвой клеветы своего боярина Феодора Яруновича. В первые сто лет ханского владычества все подобные жалобы имели своим последствием вызов князя в орду, где суд над ним в большинстве случаев оканчивался отнятием владения и насильственной смертью. Предвидя в орде такие опасности, князья перед отправлением своим туда писали завещание, прощались с родными, как бы отправляясь на смерть. Такое завещание писал, например, Иван Калита. В спорах за владение суд хана склонялся на ту сторону, которая представляла наиболее выгодные условия для сбора дани, причем князья даже наперед вносили часть этой дани из своих собственных средств или занимали у ордынских купцов под залог раз ных государственных доходов. Вследствие таких ханских распоряжений, князья стали покупать у хана владения других князей. Так, например, князь Василий Дмитриевич купил у хана княжества — Нижегородское и Суздальское и с помощью хавских послов выгнал оттуда княживших там князей. Татарские ханы, желая ослабить русских княаей, не только продавали им княжества, но иногда давали новому искателю ярлык на то княжества, которое они сами перед тем передали другому. Так, И 1318 году хан Узбек отдал Владимирское княжение князю Юрию Даниловичу Московскому, а в 1322 году то же княжение отдал князю Михаилу Дмитриевичу, и это делалось очень часто, так что русские князья гта-ли включать в свои договоры, чтобы не брать у хана ярлыков на владе-ния друг под другом.

Но в первые сто лет до смерти Узбека, когда владычество татар было еще очень сильно, подобные договоры не могли иметь места, ибо всякое своеволие со стороны князя вызывало присылку татарских полчищ, опустошавших княжество, подвергшееся ханскому гневу. Китайская подозрительность, вошедшая в татарскую администрацию, породила множество надсмотрщиков, рассеянных по России. Возле князя постоянно жили ханские чиновники, зорко следввщие за действиями князя. К этим чиновникам присоединялись другие, наезжавшие по временам для введения новых учреждений. В орде все дела поступали к дороге — ханскому министру. Дорога иредставлял собою власть татарского государя над покоренными племенами. Прежде чем дойти до хана русские князья являлись к своему дороге (русский дорога) и потом с подарками обходили цариц, ханских вельмож и наконец представлялись хану. Таким образом, между князьями и ханом находилась целая цепь подозрительных чиновников. Летопись под 1284 г, упоминает, что к курским князьям — Олегу и Святославу — приехали в качестве надсмотрщиков ханские сокольники под видом ловли лебедей. Так связаны были русские князья первым условием своего подданства хану,

Вторым условием подданства была дань, платимая хану. Дань эта делилась на многие виды и представляла много точек соприкосновения русских с татарами. При наложении дани татары начали с того, что великий хан Мункэ в 1253 г. послал Бицик-Беркэ сделать общую перепись всем русским владениям. Этой переписью все жители русских княжеств, без различия земцев и дружинников, бояр и людинов, были перечислены, на основании китайских начал народной переписи, не поголовно, а посемеино, потом были обложены данью по их поземельным владениям я промыслам. От дани освобождено было лишь одно духовенство с его владениями и людьми, принадлежащими церкви. В наших летописях общих народных переписей, сделанных татарами, упоминается только две — в 1257 и 1275 годах, но, по всей вероятности, их было гораздо больше; летописцы же не занесли их в свои летописи или потому, что это стало обычным делом, или же потому, что переписи эти были местные, ограничивались одним княжеством и посему не производили впечатления на летописцев. А что действительно кроме общих упомянутых двух переписей были и другие, но только частные, на это указывают ханские ярлыки, простирающиеся до XIV века, в которых упоминаются имена чиновников, производивших эти переписи. Ханы при сборе дани употребляли три формы: 1) или чаны собирали дань через своих чиновников, 2) или отдавали ее на откуп, или же 3) поручали сбор ее русским князьям, заранее условившись с ними о количестве дани, которое надлежало собрать с известного города или области.

Разные виды даней, платимых русскими в орду, можно разделить: 1} на дани, введенные татарами и 2) на дани, еще до татар бывшие в употреблении НИ Руси. К первому разряду податей принадлежит 1) царева пошлина или дань, потом особая пошлина царице, далее особые пошлины ордынским княаьям, послам к всем гонцам, посылаемым ханом в Россию. К монгольским же пошлинам должно причислить: во 2) запрос, т. е. надбавка дани по новому ханскому приказанию; вЗ)ям — подать, платимая на содержание татарских почт. Но всем степям были устроены ямы, где находились ямщики с лошадями, и на содержание их шел ям; в 4) тамга — пошлина, собираемая на торгу от покупки и продажи товаров; в 5) JUKUJ — временное требование ханом каких-либо произведений земли, или промыслов; в 6) кормы ханских послов и коней, становое, въездное и мимоходное; в 7) поминки, т. е. подарки ханам, его женам и придворным, посылаемые в знак подданства — чисто китайский обычай. К татарской дани принадлежат, наконец, в 8) работы и службы по приказанию хана или ордынских князей. Второй разряд податей составляли сборы, заимствованные от русских.

в казну ханскую шли следующие подати: 1) мыть, 2) мостовщика, , 4) почестъе и 5) полюдье, кроме того, особые пошлины от суда в пользу рядцев или ордынских судей и особые наместничьи кормы, или посадничьи, в пользу дороги и в пользу баскаков. Сбор всех этих пошлин производился под надзором ханских чиновников, присылавшихся в Россию, которые, конечно, при исполнении своих обязанностей прибегали не к русским, а к татарским или, скорее, к китайским формам и таким образом, мало-помалу, вводили на Руси формы своей администрации. Здесь они познакомили русских с правежами, вымучиваняями и телесными наказаниями, широко распространенными в Китае и Монголии. В отношении к сбору и раскладке податей татарская администрация имела столь сильное влияние на русских, что многие подати, пошлины и paj-ные порядки сбора и раскладки податей остались в России и по освобождении ее от татарского ига.

Третье условие подданства татарам состояло в высылке русских войск кану для его войн. Предводителями русских войск бывали иногда все князья Русской земли, иногда только некоторые, по усмотрению хана, иногда же войсками предводительствовали княжеские воеводы, Этот обычай кончился со смертью Узбека; по крайней мере, в ханских ярлыках: не упоминается более об этом условии.

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *