Франция в Первой мировой войне

Накануне войны. Общественно-политическая жизнь Франции в предвоенные годы отличалась нарастанием милитаристских настроений и стремлением к реваншу за поражение во франко-прусской войне. Страна усиленно наращивала военный потенциал. За увеличением военно-морских сил и образованием дополнительных артиллерийских корпусов принимается решение о создании военной авиации. Известный французский политолог Андре Зигфрид, родившийся в конце XIX в., писал: «Мы вырастали в надежде реванша, в культе знамени, в атмосфере обожания армии… Это было время школьных батальонов и как обычное зрелище можно было видеть учителей, ведущих военным строем свои войска учеников». Духом национализма и патриотизма была пронизана французская литература. Писатель Морис Баррес и поэт Шарль Пеги в своих произведениях воссоздавали героические страницы истории французской нации и прославляли защитников отечества.

В политических кругах страны готовились к войне. Франция укрепляла свои связи с союзниками по Антанте. С 1913 г. становится постоянным военное сотрудничество с Великобританией. Стороны проводили совместные маневры и консультации генеральных штабов. Тесные контакты поддерживались и с Россией. Представитель правого Демократического альянса Раймон Пуанкаре в 1912—1914 гг. трижды побывал в Петербурге, сначала в качестве председателя совета министров, а затем — президента республики.

Против реваншизма во Франции выступала только часть социалистов. Лидер СФИО Жан Жорес, обвиненный в антипатриотизме, в июле 1914 г. был убит националистом Раулем Вилленом.

Начало войны и ее цели.

Подстрекаемая Германией Австро-Венгрия, используя убийство в городе Сараево (Босния) наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Фердинанда, предъявила Сербии ультиматум и 28 июля 1914 г. начала против нее военные действия. 1 августа Германия объявила войну России, занявшей сочувственную позицию в отношении Сербии, 3 августа — Франции, 4 августа вторглась в Бельгию. В тот же день войну Германии объявила Англия.

В Первой мировой войне приняли участие 38 государств Европы, Азии, Африки и Америки. На стороне Германии сражались только Австро-Венгрия, Турция и Болгария. К Антанте (Англии, Франции и России) в Европе примкнули Сербия, Бельгия и Черногория (1914 г.), Италия (1915 г.), Португалия и Румыния (1916 г.), Греция (1917 г.). Военные действия происходили в Европе, Азии и Африке, на всех океанах и во многих морях. Основные сухопутные операции разворачивались на пяти фронтах: Западно-европейском (Западном), Восточно-европейском (Восточном), Итальянском, Балканском и Ближневосточном.

Франция, так же как и другие европейские страны, преследовала захватнические цели. Она стремилась вернуть Эльзас и Лотарингию, добиться отторжения от Германии земель по левому берегу Рейна, присоединить Саарскую область, разрушить военное, экономическое и политическое могущество Германии и установить гегемонию в Европе. Помимо того Франция хотела расширить свою колониальную империю — захватить Сирию, Палестину и колонии Германии.

Военная кампания 1914 и 1915 гг. Главными сухопутными фронтами Первой мировой войны были Западный и Восточный. Основная тяжесть ведения военных действий против Германии на Западном фронте легла на плечи французской армии. После вторжения на территорию Люксембурга и Бельгии на пути германской армии, быстро продвигавшейся к франко-бельгийской границе, встали войска французской и британской армий. В конце августа между сторонами произошло пограничное сражение. Ввиду угрозы обхода противником левого фланга союзных франко-британских войск французское командование начало отвод армии в глубь страны с целью выиграть время для перегруппировки своих сил и подготовки контрнаступления. Французские армии вели также наступление в Эльзасе и Лотарингии, но в связи с вторжением германских войск через Бельгию оно было прекращено.

Главная группировка германских войск продолжала наступление в юго-западном направлении, на Париж, и, одержав ряд частичных побед над армиями Антанты, вышла к реке Марна между Парижем и Верденом. К этому времени французское командование завершило перегруппировку своих войск и создало превосходство в силах. В сентябре 1914 г. германские войска потерпели поражение в Марнском сражении и вынуждены были отойти за реки Эна и Уаза, где закрепились и остановили наступление союзников.

В течение осени немцы пытались прорвать оборону франко-британских войск, сосредоточенных на побережье Па-де-Кале, но успеха не имели. Обе стороны, понеся большие потери, прекратили активные боевые действия.

В 1915 г. англо-французское командование решило перейти к стратегической обороне с целью выиграть время для накопления материальных средств и подготовки резервов. Германское командование также не планировало крупных операций. Обе стороны в течение кампании 1915 г. вели только бои местного значения.

Военная кампания 1916 и 1917 гг. В 1916 г. германское командование рассчитывало нанести основной удар на Западном фронте в районе Вердена. Немецкие войска начали Верденскую операцию в феврале. Ожесточенные бои, в которых обе стороны несли большие потери, продолжались вплоть до декабря. Германия затратила огромные усилия, но прорвать оборону союзников не смогла.

Наступление союзных англо-французских войск началось в апреле 1917 г. и продолжалось две недели. Планировавшийся французским командованием удар по немецким позициям на реке Эна с целью сломить оборону противника и окружить его в Нуайонском выступе (разработан генералом Нивеллем) закончился полной неудачей. Союзники потеряли 200 тыс. человек, по цель не была достигнута. В историю Первой мировой войны апрельское наступление Антанты на Западном фронте вошло под названием «бойня Нивелля».

Военная кампания 1918 г. и окончание войны. В марте 1918 г. Германия начала на Западном фронте крупную наступательную операцию. Ей удалось прорвать оборону французов и англичан и значительно продвинуться. Тем не менее союзники вскоре ликвидировали прорыв. Немцы предприняли новое наступление, и в конце мая вышли к реке Марна. Продвинуться дальше и преодолеть сопротивление французов они не сумели. В середине июля немецкие войска вновь попытались нанести поражение союзным армиям. Но и так называемое второе Марнское сражение закончилось для них неудачей.

Во второй половине июля англо-французские войска нанесли противнику контрудар и отбросили его за реки Эна и Вель. Союзники прочно овладели стратегической инициативой и в августе в Амьенской операции нанесли крупное поражение немецким войскам. В ходе сентябрьского общего наступления союзных войск по всему Западному фронту от Вердена до морского побережья оборона немцев была прорвана.

После начала Ноябрьской революции в Германии и свержения монархии положение страны на фронтах стало безнадежным. Военные действия были прекращены, и главнокомандующий войсками Антанты на Западном фронте маршал Фош подписал с Германией 11 ноября 1918 г. Компьенское перемирие. Первая мировая война закончилась.

За победу Франция заплатила дорогой ценой: 1 млн 300 тыс. французов погибли на полях сражений, 2 млн 800 тыс. были ранены, 600 тыс. остались инвалидами. Война нанесла огромный ущерб французской экономике. В главных промышленных департаментах на северо-востоке страны в 1914—1918 гг. шли ожесточенные бои, поэтому заводы и фабрики были разрушены. В упадок пришло и сельское хозяйство. Огромные военные расходы способствовали росту инфляции и падению национальной валюты — франка. За годы войны Франция задолжала своим союзникам свыше 60 млрд франков. Из кредитора она превратилась в должника. Тяжелейший удар по зарубежным капиталовложениям страны нанесла Октябрьская революция в России. Аннулирование долгов Франции советским правительством означало потерю 12—13 млрд франков. В целом ущерб страны, понесенный от Первой мировой войны, оценивался в 134 млрд золотых франков.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Выборгская резня: массовый расстрел русских 29 апреля 1918 года

Активные темы

  • А он хорошь (4)

    Lomamaisty Инкубатор 08:16

  • В Новой Москве стритрейсеры устроили ночные гонки. (15)

    шумасброд Инкубатор 08:16

  • А где в метеостанции датчик давления? (0)

    Виконт Инкубатор 08:16

  • «Социальный мониторинг»: как Москва издевается над зап… (303)

    Glumik События 08:16

  • Кучка картинок №15 (71)

    3Deffect Инкубатор 08:16

  • Владение печатью для документов. Уровень — машина (81)

    vintyra Видео 08:16

  • Он просто хотел поиграть с котиком … (0)

    Jammardu Инкубатор 08:15

  • Волгоградцы скупили опасное лекарство по совету доктора Малышево… (225)

    XSandRava События 08:15

  • А почему но ночам самолеты не жжужат? (54)

    UlAlex Инкубатор 08:15

  • Вдарим кубами по пациентам с пулей в голове (36)

    scrudge Инкубатор 08:15

  • Уважение таким людям (18)

    vays777 Инкубатор 08:15

  • Внезапно! Федеральный бюджет России в апреле пережил шоковое… (40)

    RussMann Инкубатор 08:15

  • Моя история с РСП (сколько раз я обжёгся прежде чем понял всю су… (4153)

    lagoda Тексты 08:15

  • Скворцова сообщила об эффективности «Мефлохина» против… (61)

    Веничка Инкубатор 08:15

  • Эффект присутствия (22)

    uniJap Инкубатор 08:15

Французский солдат Первой мировой

1) «французская армия пошла на войну в красных штанах ради барышей отечественных производителей краски».
— Последний французский производитель красной краски «гаранс» разорился в конце 19 века и армия была вынуждена покупать химический краситель в… Германии.

В 1909-1911 годах французская армия проводила обширные работы по разработке обмундирования защитного цвета («бурская» униформа, форма «резеда», форма «Детай»).
Первыми и самыми яростными ее противниками стали… журналисты и эксперты тогдашних СМИ, быстро настроившие общественность против «унижающей человеческое достоинство и французский дух» защитной униформы.
Дальше подключились парламентарии-популисты, вечно экономные финансисты и армейские консерваторы — и инициатива была похоронена до 1914 года, когда пришлось срочно извлекать со складов серо-голубые шинели Детая, которые, к счастью, еще не были списаны, в отличие от их предшественников цвета хаки и резеды.

2) «Разработанная генштабовскими интеллектуалами теория «наступления до предела» поставила Францию на грань катастрофы».
— Абсолютно все стороны начального периода ПМВ придерживались исключительно наступательного образа войны. Теоретические выкладки французских генштабистов — кстати, менее механистические, чем у немцев и уделявшие большое внимание психологическому аспекту ведения боевых действий, не выделялись ничем особенным на этом фоне.
Настоящей причиной августовских гекатомб стал провал в офицерском составе корпусного и дивизионного звена, который отличался высоким средним возрастом и низким качеством.
В кадровых военных, ввиду низкого уровня жизни, оставались люди, не способные ни к чему иному, а резервисты ан масс не имели никакого понятия о современных методах ведения войны.

3) «Беспощадные рукопашные схватки в траншеях».
— Статистика медиков на этот счет беспощадна. На долю холодного оружия приходится 1% смертельных ранений в 1915 году и 0,2% — в 1918. Основным оружием траншей была граната (69%) и огнестрел (15%).
Это коррелирует и с распределением ранений по телу: 28,3% — голова, 27,6% — верхние конечности, 33,5% — ноги, 6,6% — грудь, 2,6% — живот, 0,5% — шея.


4) «Смертельный газ»
— 17000 убитых и 480000 раненных на Западном фронте. То есть, 3% совокупных потерь и 0,5% погибших. Это дает нам соотношение убитых к раненным 1:28 против среднего по фронту 1:1,7-2,5.
То есть, как ни цинично это звучит, после газа выживало гораздо больше солдат, которые могли рассказать всем желающим о своих страданиях — при том, что лишь 2% раненных стали инвалидами на всю жизнь, а 70% отравленных возвращались в строй менее, чем за 6 недель.

5) «Франция истекла кровью в траншеях Вердэна».
— Под Вердэном Франция потеряла примерно столько же солдат, сколько в подвижной войне 1918 года и почти в два раза меньше — чем в более чем мобильных приграничных сражениях и на Марне.


6) «Офицеры прятались за спинами солдат».
— Доля погибших и пропавших от призванных в армию, офицеры/солдаты: пехота — 29%/22,9%, кавалерия — 10,3%/7,6%, артиллерия — 9,2%/6%, саперы — 9,3%/6,4%, авиация — 21,6%/3,5%. Заодно, чтобы лишний раз не говорить — это к вопросу о кавалерии, уничтоженной пулеметами.


7) «Генералы расстреливали мятежных солдат».
— Количество солдат, приговоренных к расстрелу военно-полевыми судами (включая совершивших уголовные преступления) равно 740. Это 0,05% от всех погибших французских пехотинцев.

Как известно, к началу Первой мировой войны армии России, Германии и Великобритании были оснащены пулеметами одной конструкции (Хайрема Максима), различавшимися только боеприпасами и станками — колесный станок Соколова в России, тренога в Британии (именно такие станки используются во всем мире в наше время) и необычный салазочный станок в Германии. Именно последний и стал поводом для легенды.
Дело в том, что пулемет с таким станком предполагалось переносить либо как носилки, либо тащить волоком как салазки и для облегчения этой работы к пулемету прилагались ремни с карабинами.
На фронте при переноски пулеметчики иногда гибли, и их трупы, пристёгнутые ремнями к пулемету как раз и породили легенду, а потом уже молва и СМИ заменили ремни на цепи, для большего эффекта.
Французы пошли ещё дальше, и рассказывали о запертых снаружи смертниках внутри «бронекареток Шумана». Легенда получила очень большое распространение, и как потом писал Хемингуэй в одном из послевоенных рассказов, «… его знакомые, которые слыхали обстоятельные рассказы о немецких женщинах, прикованных к пулеметам в Арденнском лесу, как патриоты не интересовались неприкованными немецкими пулеметчиками и были равнодушны к его рассказам».
Несколько позже эти слухи упомянул и Ричард Олдингтон в романе «Смерть героя» (1929), где сугубо штатский человек поучает приехавшего с фронта в отпуск солдата:
«- О, но ведь наши солдаты такие молодцы, такие молодцы, вы же знаете, не то что немцы. Вы, наверно, уже убедились, что немцы народ малодушный? Знаете, их приходится приковывать к пулеметам цепью.
— Ничего такого не замечал. Надо сказать, дерутся они с поразительным мужеством и упорством. Вам не кажется, что предполагать обратное не очень-то лестно для наших солдат? Нам ведь пока не удалось толком потеснить немцев.»
К началу Великой войны германское командование и офицерство не скрывали пренебрежительного отношения к французской армии, ассоциируя ее с «галльским петухом» — предполагалось, что она так же вспыльчива и криклива, а на деле слаба и пуглива.
Но уже в первых сражениях французские солдаты подтвердили давнюю репутацию стойких и отважных бойцов, искренне готовых к самопожертвованию во имя родины.
Их высокие боевые качества оказались тем ценнее, что воевать им пришлось на этот раз практически с наихудшим оружием из всего, имевшегося в арсеналах и союзников, и противников.
Основное оружие французского солдата — 8-мм винтовка «Лебель-Бертье» — не шла ни в какое сравнение с немецким «Маузером М.98», по многим параметрам уступая и русской «трехлинейке», и японской «Арисаке Тип 38» и американской «Спрингфилд М.1903», а ручной пулемет «Шоша» многие вообще относили к разряду оружейных курьезов.
Тем не менее, поскольку французские пехотинцы были обречены его использовать (хотя при первой возможности стремились заменить трофейным либо союзническим), именно оно в итоге стало «оружием победы» Великой войны, в которой французская армия, безусловно, сыграла решающую роль.
Пулемет «Шоша» начали разрабатывать также спонтанно, в качестве реакции на общемировую тенденцию по созданию систем автоматического оружия.
За основу будущей автоматической винтовки (а французы создавали именно ее) была взята нигде более невостребованная и потенциально неудачная система пулемета австро-венгерского конструктора Рудольфа Фроммера, основывавшаяся на энергии отдачи ствола с длинным ходом.
Для скорострельного оружия эта схема является самой нежелательной, поскольку приводит к повышенной вибрации. Тем не менее, французы остановили выбор на ней.
Тактико-технические характеристики нового оружия оказались на уровне «ниже низшего». Пожалуй, единственным позитивным качеством «Шоша» был небольшой вес — не более 9,5 кг со снаряженным коробчатым магазином на 20 патронов и сошкой.
Хотя и тут он не стал чемпионом: датский ручной пулемет «Мадсен», обладавший превосходным боем и надежной автоматикой, весил не более 8,95 кг.
Несмотря на все свои недостатки, пулемет «Шоша» имел коммерческий успех, хотя и скандальный. На вооружении французской армии он оставался до 1924 года, и общий выпуск пулемета к этому момент у составил немалые 225 тысяч штук.
Основной доход с продаж своего пулемета-аутсайдера французы умудрились получить от военного ведомства США, располагавших очень насыщенным рынком автоматического оружия.
Весной 1917 года, вскоре после вступления Америки в войну, директор Департамента вооружений американской армии генерал Уильям Крози подписал контракт на поставку почти 16 тысяч пулеметов «Шоша».
Примечательно, что несколькими годами ранее этот же чиновник категорически отверг идею производства в США превосходного пулемета системы Льюиса, но необходимость закупки явно неудачной французской модели аргументировал «очевидным недостатком огневой мощи американских формирований».
Результат ее применения в армии США нетрудно предугадать: французский пулемет получил те же нелестные оценки. Тем не менее, генерал Крози продолжил массовые закупки этого оружия.
17 августа 1917 года оружейная комиссия Франции получила заказ еще на 25 тысяч пулеметов C. S. R. G., только уже под основной американский патрон 30-06 Springfield (7,62 ? 63 мм).
Судьба этого контракта оказалась весьма примечательной. Пулеметы, выпущенные под грифом Automatic Rifle Model 1918 (Chauchat), стали стрелять еще хуже, нежели изготовленные под «родной» 8-мм патрон.
Более мощный по энергетике боеприпас 30-06 не только часто заклинивало, но он еще и очень быстро разбивал механизм перезарядки. Неудивительно, что, получив чуть более 19 тысяч пулеметов по новому контракту, американцы категорически отказались от дальнейших поставок.
Несколько депутатов французского парламента потом пытались инициировать расследование на предмет того, куда ушла прибыль от продажи американцам явно негодных пулеметов, но его быстро закрыли — слишком много высокопоставленных военных и дипломатов было вовлечено в сделку по обе стороны Атлантического океана.

Французская армия в Первой мировой войне

Франция имела веские основания вступить в войну в августе 1914 г. Страна сражалась с агрессором, более того, с агрессором, который нанес ей унизительное поражение в 1870 г. и до сих пор оккупировал часть ее территории (спорные области Эльзас и Лотарингию). Многие ее граждане совершенно осознанно опасались того, что Германия с населением в 65 миллионов человек одолеет 39 миллионов французов. Потому французский народ в массовом порядке отправился выполнять свой патриотический долг.

Правительство и вооруженные силы

Большинство французов мужского пола, отправившихся добровольцами на фронт, служило в армии, точнее говоря, в пехоте. В 1912 г. призыв был увеличен. Французская система допускала мало послаблений. Поэтому вышло так, что к началу 1915 г. 80 процентов мужчин в возрасте от 18 до 46 лет были призваны в армию. Это легло тяжелым бременем на все слои французского общества. Но германская агрессия, по меньшей мере, на некоторое время, объединила не слишком-то единую страну. Ее вооруженные силы пережили серию неприятных скандалов, к тому же этот политически консервативный институт так и не превратился в современную армию, несмотря на опыт колониальных войн.

Жозеф Жак Сезар Жоффр во время Франко-прусской войны был лейтенантом. В 1911 г. он занял должность начальника Генерального штаба, а в конце 1916 г. был удостоен звания маршал Франции

После катастрофического поражения во Франко-прусской войне армия была реорганизована. Однако ее офицерский корпус был в значительной степени оторван от республиканской политической элиты. Политики долго пытались «ореспубликанить» военных, стараясь усилить власть министра обороны и его влияние на армию. В конце концов, был найден компромисс, и после 1911 г. началось реформирование. Чтобы добиться появления ощущения единения, был учрежден пост начальника Генерального штаба, занять который предложили Жозефу Жоффру. Весь свой военный опыт последний получил в колониях. К 1914 г., по мере роста напряженности в отношениях с Германией, французское правительство начало постепенно давать военным свободу действий.

Стратегия и тактика

Французские специалисты по военному планированию и политики были едины в одном — необходимости наступления. Французы знали, что немцы будут двигаться через Бельгию, но полагали важным начать собственное наступление в Эльзас и Лотарингию. Опыт Русско-японской и Балканских войн показал, что прочная оборона важна как никогда раньше. Однако сочетание политической необходимости и слабого понимания оборонительных возможностей противника привело к тому, что летом 1914 г. волны наступающей французской пехоты одна за другой разбивались о немецкую оборону. Французские генералы с оптимизмом смотрели в будущее и были уверены в том, что мужества и порыва хватит для того, чтобы вторгнуться на территорию Германии и встретиться с русскими в Берлине.

Первые раненные на фронте прибывают на вокзал Реймса. Осенью 1914 г. большинство пострадавших имели ранения в голову, что послужило стимулом для разработки приемлемой каски

Такая стратегия и применявшаяся тактика создали все условия для катастрофы. Принятые в апреле 1914 г. директивы указывали на важность штыковых атак возглавляемых офицерами; даже если противник атаковал, французским солдатам предписывалось наступать навстречу ему. Результаты применения этой безрассудной тактики скоро дали себя знать. Потери (убитыми, пропавшими без вести и пленными) в августе и сентябре 1914 г. составили в среднем 164 500 человек в месяц. Основную часть потерь понесла пехота.

Офицеры и нижние чины

Сила французской армии заключалась в ее пехоте. В 1914 г. в ее составе насчитывалось 173 пехотных полка, большинство из них имело по три батальона. При этом к каждому пехотному полку был приписан резервный полк (они имели номера от 201-го до 373-го). Кроме того, вооруженные силы располагали 31 батальоном легкой пехоты (т.н. шассёров, или егерей). Имелось также 152 полка территориальной милиции для вспомогательных задач. Таким образом, на передовой французы располагали примерно 1100 пехотными батальонами, что выглядело очень внушительно.

К тому же французское правительство для увеличения численности армии объявило призыв в заморских владениях. Призывались проживавшие там французы, солдаты туземных военных формирований и жители колоний. Все они начали прибывать во Францию в конце августа. Среди них были стрелки (тиральеры) из Алжира, Туниса и Марокко; полки зуавов, набранные из французских подданных, проживавших в Северной Африке; части Иностранного легиона и дисциплинарные батальоны (Африканская легкая пехота).

Кроме того, существовали колониальные войска (подчинявшиеся собственному командованию). В их составе было 12 полков колониальной пехоты (призванных во Франции), а также сенегальские, мадагаскарские, индокитайские и аннамские батальоны (их солдат тоже обычно называли тиральерами). Изначально они предназначались для охранной службы на местах, но постепенно во все большей степени вовлекались в конфликт. Во французских вооруженных силах, как и в большинстве европейских армий, ощущался недостаток офицеров. Перед войной в ней не хватало 800 лейтенантов. Артиллерия не располагала в достаточном количестве подготовленными офицерами. Набор в офицерские школы постоянно сокращался. Военных хирургов было по-прежнему мало.

Вооружение и материальные запасы

Мобилизация такого количества личного состава стала причиной проблем, с которыми столкнулась интендантская служба, в задачи которой входило снабжение французской армии. Сразу обнаружилась острая нехватка обмундирования и снаряжения. Обуви также было мало, и призывниками платили за то, что они сохраняли свои «гражданские» сапоги.

Марроканские ездовые доставляют припасы на фронт. Французская армия широко использовала североафриканцев в качестве чернорабочих и ездовых. Многих призывали также в пехотные части

Винтовка «Лебель», стоявшая на вооружении французской армии, была вполне эффективной. Но армия могла получить их только 2,6 млн штук. Некоторые части получили винтовку «Бертье» образца 1907 г. (она была легче и короче). Однако если учесть, что первоначальные потери стрелкового оружия были очень высоки, то надо признать, что армия столкнулась с очень серьезной проблемой прямо с первых дней войны. Огромные трудности выявились в артиллерии.

В 1914 г. ей остро не хватало тяжелых полевых орудий. Хотя 75-мм пушки считались эффективными, их дальнобойность была совершенно недостаточной. Кроме того, дефицит снарядов для них становился все острее (положение окончательно ухудшилось в конце 1914 г.). Такие орудия стали просто бесполезными, когда немцы разработали тактику, предусматривавшую глубокую оборону. В 1915 г. французское правительство предприняло энергичные попытки резко увеличить производство тяжелых орудий и снарядов. Это обошлось ему дорогой ценой.

Обмундирование

Стоит обратить внимание на обмундирование французских солдат на момент начала войны. Большинство пехотинцев носили ярко-красные брюки, впервые введенные в 1829 г. и модифицированные в 1887 г. Головной убор пехотинца также появился в 80-х годах. Это было кепи, плохо подходившее для современной вой ны, но удобное и дешевое в массовом производстве. Кепи выпускалось всего трех размеров. Пехотинец носил шинель, впервые появившуюся еще в 70-х годах. Мундир во французской армии был редкостью. Большая часть кожаного снаряжения была разработана в 80-х годах XIX и в первые годы XX века.

Когда назрела необходимость изменений, французские руководители практически бездействовали. Их не подстегнуло то, что немцы перешли на форму серого цвета, а англичане — на форму цвета хаки. В июле 1914 г. французское командование решило выбрать для военной формы серо-голубую расцветку. Нужный цвет материала получали, смешивая белую, темно-синею и светло-голубую шерсть. После того как интендантская служба сочла его подходящим, в августе 1914 г. новые шинели начали поступать в армию. В декабре того же года начался выпуск мундиров.

Ободряющее изображение французской пехоты на обложке журнала. В реальности окопная война выглядела совсем не так

Французской армии, самой мощной среди армий Антанты на Западном фронте, пришлось усвоить тяжелые уроки дорогой ценой. Тем не менее, она одержала значительные победы.

Изменения в армии во время войны

Солдаты и офицеры были подавлены огромными потерями. Особенно много погибших оказалось в пехоте (22,9 процента от общего числа убитых было в пехоте, в кавалерии — лишь 7,6 процента). Чтобы как-то компенсировать их, осуществлялся ранний призыв молодых мужчин. Раненых быстро возвращали на фронт. Жандармерия неумолимо и жестко разыскивала желающих уклониться от призыва. Однако численность личного состава по-прежнему сокращалась.

Тунисские мужчины в мечети ожидают призыва в армию, 1915 г. Многих призывали в туземные части. Проживавшие в Тунисе французские граждане обычно призывались в зуавские полки

Поиски решения проблемы

Одним из способов выхода из создавшейся ситуации было увеличение призыва жителей колоний. К нему активно прибегали — к окончанию войны на фронте действовали 57 батальонов из Черной Африки и 47 батальонов из Северной Африки и Азии. На момент заключения перемирия жители колоний составляли около 13 процентов численности пехоты.

И тем не менее, сокращение численности личного состава послужило причиной сокращения среднего количества личного состава в пехотных батальонах. Численность личного состава роты была сокращена с 250 до 200 человек. В то же время для повышения эффективности действий батальона верховное командование предпринимало большие усилия. Было решено пойти по пути увеличения огневой мощи. Например, каждая рота получила секцию гренадеров, которые должны были метать в противника ручные гранаты. Кроме того, формировались полусекции бомбардиров, получивших в свое распоряжение окопные минометы и гранатометы. Количество пулеметов увеличилось с шести на полк в 1914 г. до 16 на полк в 1915 г. С целью обеспечения огневой поддержки батальоны с течением времени начали получать 37-мм полевые пушки.

На плакате содержится призыв к гражданам подписываться на государственный заем и финансово поддержать предпринимаемые страной усилия одержать победу

Несмотря на то что 40 процентов угольных месторождений было потеряно (немцы оккупировали северо-восток Франции, где они располагались) и сокращения производства стали на 58 процентов, французы предпринимали попытки преодолеть дефицит тяжелой полевой артиллерии — с акцентом на увеличение калибров. Со временем в армию поступили даже 400-мм железнодорожные орудия. Дефицит снарядов удалось ликвидировать в 1915 г., и это сразу сказалось на тактике. Артобстрелы могли теперь продолжаться в течение дней, а не нескольких часов. Французская армия, завязшая в окопной войне, быстро приспосабливалась к новым условиям.

Из-за проблем начального периода войны пришлось перейти к интенсивным тренировкам всех призывников. Были внесены изменения в оборонительную тактику, несмотря на то что французская оборона никогда не была столь же устрашающа, как немецкая (и свои, и чужие считали французские траншеи сырыми и неаккуратными). После ряда неудач, сопровождавшихся тяжелыми потерями, в 1915 г. французские войска начали применять вылазки в окопы противника, удары по заранее выбранным целям и ограниченные наступательные операции. В ответ на опасения пехотинцев относительно того, что предварительная артиллерийская подготовка не всегда приводила к уничтожению немецкой обороны, французы разработали концепцию ползущего огневого вала.

На первое место также постепенно выходило желание максимально эффективно использовать новейшие достижения техники — танки, отравляющие газы и авиацию. Предпринятые в 1917 г. войсками под командованием генерала Робера Нивеля неудачные наступательные операции, сопровождавшиеся огромными потерями, усилили убеждение в том, что французским генералам следует придерживаться концепции войны на истощение, готовиться к отражению германского наступления, которое последует после скатывания России в хаос, и стараться сохранить как можно больше войск для окончательной победы. Следуя таким образом, Франция сможет оказаться за столом мирных переговоров и не позволит плодам победы просочиться сквозь пальцы.

Сохранение жизней

Если уже стратегия и тактика менялись, то что говорить о повседневной жизни солдат. Окопная война диктовала необходимость проявления смекалки (например, затыкание пробкой дула винтовки и оборачивания затворного механизма промасленной тканью, чтобы сохранить его сухим), новой подготовки, нового уровня приспосабливаемости (к погодным условиям, к питанию — порции говядины французские солдаты называли обезьяньими) и, что неизбежно, терпеливости.

Французские артиллеристы неторопливо заряжают тяжелое 120-мм орудие, 1915 г. Неповрежденные деревья на заднем плане свидетельствуют о том, что позиция батареи расположена достаточно далеко в тылу Передвижная полевая кухня в тылу. Обращают на себя внимание деревянные бараки, видимо, представляющие собой пункт отдыха личного состава в нескольких километрах от линии фронта

Реформы обмундирования

Важные изменения коснулись солдатской униформы. Хотя правда заключается в том, что в 1914 г. французские пехотинцы шли в бой в красно-синей форме, надо отметить, что еще до войны французское командование начало экспериментировать с формой менее яркого цвета. К этому его подвигли опыт, полученный в результате наблюдения за ходом Балканской войны, и реформы, предпринятые в союзных и вражеских армиях.

Вскоре стало очевидно, что войска используют неудовлетворительные головные уборы. Частота ранений в голову в первые месяцы войны была в пределах нормы, и солдатские кепи, легкие и комфортабельные в теплую, сырую и холодную погоду, считались вполне подходящими. Но как только боевые действия зашли в тупик и войска начали закапываться в землю, количество ранений в голову в результате артиллерийских обстрелов и попадания осколков ручных гранат резко возросло. Многие из этих ранений оказывались смертельными. В конце 1914-го и начале 1915 г. на некоторых участках фронта почти 70 процентов ранений составили ранения в голову. В марте 1915 г. армия приняла на вооружение круглую металлическую каску, которую следовало надевать под кепи. Оказалось, что ее неудобно носить, голова в ней быстро потела. Однако даже при этом количество ранений в голову пошло на убыль.

Эксперименты в области защиты головы продолжались, было изготовлено много прототипов каски. Самой простой в производстве была признана каска Адриана, которую быстро запустили в производство. Каску хорошо приняли в войсках, но полуматовая синяя краска, которой ее покрывали на заводах, делала ее слишком заметной. Были выпущены инструкции, предписывающие надевать на каску коричневый чехол. Однако он быстро вышел из употребления, потому что оказалось, что фрагменты ткани, попадающие в раны при ранениях, вызывают заражение крови. В итоге каску стали покрывать матовой краской, и к 1917 г. доля ранений в голову в общем количестве ранений упала до 11 процентов.

Вероятно, можно было сделать больше. Снаряжение французских солдат было очень тяжелым — вес их полной выкладки в окопах составлял 29 кг. Но даже при всем том французским вооруженным силам удалось всего за пять лет полностью трансформироваться в современную армию.

Поделиться ссылкой

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *