Осанна

Вход Господень в Иерусалим (русская икона)

Ветхий Завет

Евреи восклицают его во время праздничной благодарственной молитвы.

Новый Завет

В Новом Завете выражение «осанна» встречается при описании входа Господня в Иерусалим:

  • народ же, предшествовавший и сопровождавший, восклицал: осанна Сыну Давидову! благословен Грядущий во имя Господне! осанна в вышних! (Мф. 21:9)
  • И предшествовавшие и сопровождавшие восклицали: осанна! благословен Грядущий во имя Господне! благословенно грядущее во имя Господа царство отца нашего Давида! осанна в вышних! (Мк. 11:9-10)
  • На другой день множество народа, пришедшего на праздник, услышав, что Иисус идёт в Иерусалим, взяли пальмовые ветви, вышли навстречу Ему и восклицали: осанна! благословен грядущий во имя Господне, Царь Израилев! (Ин. 12:12-13)

Выражение «осанна» включено в песнопение Санктус, которое входит в состав евхаристических молитв практически всех древних литургий, как западных, так и восточных. В частности в Русской церкви это песнопение поётся хором во время пресуществления Святых Даров на литургии верных : «Свят, Свят, Свят, Господь Саваоф, исполнь небо и земля славы Твоея: осанна в вышних благословен грядый во имя Господне, осанна в вышних».

В вышних

Выражение «в вышних» восходит к еврейскому выражению ивр. ברומים‎ (читается «бе-роми́м», переводится как «в вышних», «в высо́тах», «на высо́тах»), встречающемуся в Ветхом Завете (например, Иов.16:19, Иов.25:2, Иов.32:2, Псал.148:1). Это выражение, согласно исследователю и толкователю Библии А. П. Лопухину, означает, что возглас обращён к Богу, живущему в вышних — в отличие от самого возгласа «осанна», который являлся чем-то вроде приветствия. Таким образом, «осанна в вышних» — это просьба о спасении, адресованная Господу.

В разговорной речи

В переносном смысле выражение «петь осанну» указывает на чрезмерное, преувеличенное восхваление кого-либо, иногда является намёком на переходящий рамки приличия подхалимаж, подлизывание.

Литература

  • Библейский словарь В. П. Вихлянцева.
  • Богослужение православной церкви (репринтное издание 1912 года). М.: Даръ, 2005.

Примечания

Глава четвертая

«После сего я взглянул, и вот, дверь отверста на небе, и прежний голос, который я слышал как бы звук трубы, говоривший со мною, сказал: взойди сюда, и покажу тебе, чему надлежит быть после сего. И тотчас я был в духе; и вот, престол стоял на небе, и на престоле был Сидящий» (Откр. 4:1–2). Закончилось описание семи Церквей Апокалипсиса и наступило время описания самого страшного – славы Бога, находящегося за пределами мира. Далее мы услышим рассказ о той Родине, куда должны попасть.

На земле есть прообраз Царствия Небесного, даже не прообраз, а его земное воплощение – это Божественная Литургия. Дверь на небе – это прообраз Царских врат, образ Небесного храма, который копируется в храмах на земле. Получается, что на земле строится образ неба, причем связанный с небом напрямую. За престолом в любом православном храме находится особый трон (кафедра, седалище) епископа40, символизирующий собой тот трон, на котором восседает Бог. А по бокам мы видим сопрестолие – место, где восседают священники. Священников еще называют и пресвитерами. Пресвитер(πρεσβύτερος) в переводе с греческого языка – старейшина, старец. Пресвитер, священник и несет служение одного из двадцати четырех старцев, стоящих возле Господа. Епископ (επίσκοπος) в переводе с греческого – «надзирающий», «надсматривающий», то есть блюститель, тот, кто соблюдает людей в Православии. А диаконы (греч. διάκονος – служитель) несут ангельское служение на земле.

Откровение начинается с того, что Иоанн Богослов видит открытые двери, ведущие на небо. Эти двери впервые распахнулись в тот момент, когда Христос крестился на Иордане. Тогда Креститель Господень Иоанн увидел небеса отверстыми: «Отверзлись Ему небеса, и увидел Духа Божия, Который сходил, как голубь, и ниспускался на Него» (Мф. 3, 16)? И вот с тех пор двери на небеса открыты и готовы принимать праведников. Увиденное Иоанном Крестителем – это открытие пути в мир горний, и его отворил Христос Спаситель. В православном храме иконостас – это граница между миром видимым и миром невидимым, между миром горним и миром дольним. Иконостас раскрывает духовную сущность того, что совершается в алтаре.

Об этих дверях есть несколько упоминаний в Священном Писании. Момент будущего Вознесения и открытия дверей описаны в 23-м псалме:»Поднимите, врата, верхи ваши, и поднимитесь, двери вечные, и войдет Царь славы! Кто сей Царь славы? – Господь крепкий и сильный, Господь, сильный в брани». (Пс. 23, 7–8). Если дословно перевести этот текст, то смысл получается такой: «Поднимите, князья, ворота41 и откройте ворота вечные, и войдет Царь славы». Князья, которые стоят у Небесных ворот, спрашивают: «Кто этот Царь славы? Мы никогда не видели, чтобы человек из плоти и крови восходил выше небесной реальности, тем более, чтобы у Него было тело, пробитое гвоздями и пронзенное копьем, обагренное кровью». Тогда отвечают им сопровождающие Христа Ангелы: «Поднимите, князья, выше ворота и откройте ворота вечные, и войдет Царь славы». Они же снова спрашивают: «Кто есть Царь славы?» Ангелы снова отвечают: «Господь Сил», то есть Господь Саваоф – Господь небесных воинств, Повелитель вселенной, Он – Царь славы. Распятый Господь, распятый Иисус есть Господь Сил, Который восходит выше небес, чтобы ходатайствовать за нас перед Отцом Своим Небесным. И вот эти двери, открывшиеся перед Христом, двери Царства Божиего, проход в другое измерение, Иоанн Богослов и видит открытыми – в силу того, что Христос в них уже прошел.

«И прежний голос, который я слышал как бы звук трубы, говоривший со мною, сказал: взойди сюда» (Откр. 4:1). Почему голос подобен трубе? Во времена Ветхого Завета при помощи звука трубы евреи определяли время для битвы и время для жертвоприношения. Звук трубы также сопровождал величайшее откровение Бога, когда Он явился на горе Синай42. Сначала опустилось облако, гора вспыхнула огнем до неба, и звук трубы становился все громче и громче и вскоре настолько усилился, что горы стали плясать и таять. Голос похож на звук трубы, потому что этот звук предвосхищает приход Бога, открывающего Свои тайны. Святитель Андрей Кесарийский пишет: «Отверзение двери означает раскрытие сокровенных тайн Духа; труба – мощный голос Открывающего». Когда Бог является, Его сопровождает множество Ангелов, возвещающих великую весть. В день Воскресения, когда Иисус снова придет на землю судить вселенную, Его будут также сопровождать Ангелы. И трубный звук будет все нарастать, потом прогремит последняя труба. Ее звук прольется над могильными просторами, и Христос воскресит всех мертвых.43

» Взойди сюда, и покажу тебе, чему надлежит быть после сего» (Откр. 4:1). Какой есть способ подняться в иной мир? Иоанн в тот час был в Духе Святом, у него было открыто духовное зрение – а чтобы увидеть Бога, необходимо быть в Святом Духе, дающем откровение апостолам и пророкам. Дух Святой обучает людей, открывает им тайны. Итак, Иоанн увидел стоящий на небесах престол, трон Бога. Этот трон живой – особый вид высших Ангелов, которых называют Престолами, то есть тронами44. Это высшие Ангелы, на них, как на разумных Престолах, восседает Бог, и они управляют всеми престолами земли – всеми властями земли, будучи источниками всякой власти мира: всех государств, всех правителей, всех епископов, всех тронов мира.

«На престоле был Сидящий» (Откр. 4:1–2), Некто восседает на троне, но изобразить Его невозможно. Он переливается, как драгоценный камень, это некий отблеск Бога Отца, и только таким образом Его можно увидеть и обрисовать: «И Сей Сидящий видом был подобен камню яспису и сардису; и радуга вокруг престола, видом подобная смарагду» (Откр. 4, 3). Яспис (яшма) – это непрозрачный твердый камень, золотисто-красный, желтый, зеленоватый, даже разноцветный, а сардис – драгоценный камень красного цвета. Смарагд – это изумруд, то есть получается, что радуга вокруг престола изумрудная. Что означает радуга? В Книге Бытия рассказывается, что после того, как Бог навел великий потоп на землю, Он сказал: «Вот знамение завета, который Я поставляю между Мною и между вами и между всякою душею живою, которая с вами, в роды навсегда: Я полагаю радугу Мою в облаке, чтоб она была знамением завета между Мною и между землею. И будет, когда Я наведу облако на землю, то явится радуга в облаке; и Я вспомню завет Мой, который между Мною и между вами и между всякою душею живою во всякой плоти; и не будет более вода потопом на истребление всякой плоти. И будет радуга в облаке, и Я увижу ее, и вспомню завет вечный между Богом и между всякою душею живою во всякой плоти, которая на земле» (Быт. 9:12–16). Поэтому радуга – это знак вечности Бога, которая окружает Его величие. Бог переполнен жизнью, так что Господь предстает перед Иоанном как Нечто переливающееся, сверкающее, переполненное жизнью и силой, охваченное великим милосердием, обещанием вечной милости к людям. Мы должны при этом понимать, что Иоанн видел не Самого Бога, Которого увидеть невозможно, а ту удивительную реальность видения славы Божией, которую наблюдали и древние пророки, например, Иезекииль: «А над сводом, который над головами их, подобие престола по виду как бы из камня сапфира; а над подобием престола было как бы подобие человека вверху на нем. И видел я как бы пылающий металл, как бы вид огня внутри него вокруг; от вида чресл его и выше и от вида чресл его и ниже я видел как бы некий огонь, и сияние вокруг него. В каком виде бывает радуга на облаках во время дождя, такой вид имело это сияние кругом» (Иез. 1:26–28). Поэтому Иоанн не описывает лица Бога Отца. Можно увидеть лишь образ, но Самого Бога лицом к лицу увидеть невозможно из-за чрезмерной славы Его. Так что он видит лишь могущественное сияние, сверкание Божественной сущности.

И еще одно похожее видение было у пророка Исаии, когда Бог призывал его на служение: «В год смерти царя Озии видел я Господа, сидящего на престоле высоком и превознесенном, и края риз Его наполняли весь храм. Вокруг Него стояли Серафимы; у каждого из них по шести крыл: двумя закрывал каждый лице свое, и двумя закрывал ноги свои, и двумя летал. И взывали они друг ко другу и говорили: Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! вся земля полна славы Его! И поколебались верхи врат от гласа восклицающих, и дом наполнился курениями. И сказал я: горе мне! погиб я! ибо я человек с нечистыми устами, и живу среди народа также с нечистыми устами, – и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа. Тогда прилетел ко мне один из Серафимов, и в руке у него горящий уголь, который он взял клещами с жертвенника, и коснулся уст моих и сказал: вот, это коснулось уст твоих, и беззаконие твое удалено от тебя, и грех твой очищен» (Ис. 6:1–7). Из этого описания мы видим, что отражение той реальности присутствует в наших храмам. Жертвенник перед лицом Бога – это наш престол, на котором приносится жертва Тела и Крови Христа, на нем же лежит скрижаль Нового Завета – Евангелие. Вы увидите в алтаре Ковчег Нового Завета – Дарохранительницу, в ней хранится Тело и Кровь Христа. Знак искупительной любви Бога, как процветший жезл Аарона – Крест, который покрыт разноцветными сверкающими ризами. Во всех православных храмах должны быть самые роскошные облачения, потому что они выражают высочайшую славу Бога. Часто спрашивают, почему у православных священнослужителей богатые облачения, в то время как многие люди голодают? Нужно отвечать так: людям нужно видеть отсвет мира нетленного в тленном мире, отблеск несотворенного Царства, чтобы они не жили, как свиньи, только ради желудка, а чтобы поняли, где источник жизни и куда нужно стреиться. Представьте, каково это – увидеть такое видение! Хотите стоять перед таким троном, со сверкающим Сидящим на нем? Увидеть радугу Его милосердия? Приходите в православный храм!

«И вокруг престола двадцать четыре престола; а на престолах видел я сидевших двадцать четыре старца, которые облечены были в белые одежды и имели на головах своих золотые венцы» (Откр. 4:4). Почему именно двадцать четыре? В Ветхом Завете было двенадцать колен Иакова, а в Новом Завете их стало вдвое больше – это избранные из Ветхого и Нового Заветов. Обычное толкование этого места такое: двенадцать человек будут сидеть с одной стороны престола – это двенадцать апостолов, и двенадцать с другой – это двенадцать патриархов Ветхого Завета. Так что двадцать четыре старца будут окружать трон Бога. Почему они сидели вокруг Бога? Дело в том, что эти старейшины участвуют в царственности Иисуса Христа, в Его могуществе, в Его славе. Человек может восседать на троне вместе с Богом Отцом. Двадцать четыре старца облечены в белые одежды, они священнодействуют, совершают свое священное служение перед лицом Бога, служат Ему, повинуясь Христу, в Божественной Небесной Литургии, отражением которой является Литургия земная. Поэтому она служится вне времени, она не привязана ко времени.

Они » облечены были в белые одежды и имели на головах своих золотые венцы» (Откр. 4:4). Белые одежды – это знак чистоты искупленных. В Ветхом Завете священник одевался в особые одежды, чтобы служить Богу – собственно от этого пошли и наши священнические одежды. И Моисею было сказано: «Сделай священные одежды Аарону, брату твоему, для славы и благолепия» (Исх. 28:2). Эти одежды – знак славы Божией, которая покрывает старейшин, пресвитеров – старцев, восседающих вокруг Бога. Христианин в эти белые одежды одевается в Таинстве Крещения. И любой священник для совершения Литургии должен обязательно облачиться в подризник – в светлое убранство.

На головах у старцев золотые венцы – как знак награды за победу над диаволом. Господь желает, чтобы мы сразились и победили, и за это Он хочет наградить нас. Дух Святой будет для спасенных золотым венцом, белой одеждой, пищей и прекрасным, веселящим их души вином.

«И от престола исходили молнии и громы и гласы, и семь светильников огненных горели перед престолом, которые суть семь духов Божиих» (Откр. 4:5). В Книге пророка Иезекииля написано, что явление Бога начиналось с бурного ветра, идущего с севера, клубящегося пламени, середина которого была подобна четырем животным, двигавшимся, как молнии, а вокруг – сверкание молний. То есть от Бога исходят молнии и пламя, наполняющие жизнью вселенную. Слово Божие, как молния пронзает весь мир, и он сотрясается перед могуществом Бога. Не правы те люди, которые считают, будто масоны правят миром. Бог восседает над миром и в Своем могуществе управляет им. От Его трона исходят не только молнии, но и гром. Грохот грозных слов Бога обрушивается на людей, отступающих от Него. Господь – страшный каратель для всех злодеев, Он проявляет мощь Своего трона, от которого исходят и голоса утешения и поддержки для верных Ему.

«И семь светильников огненных горели перед престолом, которые суть семь духов Божиих» (Откр. 4:5). Семь духов Божиих – это семь даров Святого Духа, посланных на землю: дух премудрости и разума, совета и крепости, ведения и благочестия и страха Господня. Об этом мы говорили, когда разбирали видение самого Иоанна, узревшего Христа стоящим среди семи золотых светильников.

И в Книге пророка Захарии они тоже упоминаются, только под другими именами: «Так говорит Господь Саваоф: если ты будешь ходить по Моим путям и если будешь на страже Моей, то будешь судить дом Мой и наблюдать за дворами Моими. Я дам тебе ходить между сими, стоящими здесь. Выслушай же, Иисус, иерей великий, ты и собратия твои, сидящие перед тобою, мужи знаменательные: вот, Я привожу раба Моего, отрасль» (Зах. 3:7–8). Иисус – это первосвященник, к которому Господь обращался, говоря, что приводит Своего слугу великого, которому имя Отрасль45. «Ибо вот тот камень, который Я полагаю перед Иисусом; на этом одном камне семь очей» (Зах. 3:9). Камень – это Христос, и на Нем семь глаз, то есть семь даров Святого Духа, ниспосланных на землю благодаря искупительной жертве Христа.

У пророка Захарии дальше говорится: «И возвратился тот Ангел, который говорил со мною, и пробудил меня, как пробуждают человека от сна его. И сказал он мне: что ты видишь? И отвечал я: вижу, вот светильник весь из золота, и чашечка для елея наверху его, и семь лампад на нем, и по семи трубочек у лампад, которые наверху его» (Зах. 4:1–2). Это те же семь светильников, которые видел Иоанн Богослов и Моисей на горе. Кстати, по этому, виденному Моисеем образу, был сделан семисвечник. Сейчас в любом алтаре православного храма находится такой же семисвечник, символизирующий собой семь духов, которые смотрят на землю семью глазами Бога, пронизывающими всю вселенную. Эти семь духов оживляют христиан и бодрствуют над миром. «И две маслины на нем, одна с правой стороны чашечки, другая с левой стороны ее» (Зах. 4:3). Об этих двух маслинах мы чуть позже будем подробно говорить, это два великих пророка – Илия и Енох, которые всегда стоят перед Богом. «И отвечал я и сказал Ангелу, говорившему со мною: что это, господин мой? И Ангел, говоривший со мною, отвечал и сказал мне: ты не знаешь, что это? И сказал я: не знаю, господин мой. Тогда отвечал он и сказал мне так: это слово Господа к Зоровавелю, выражающее: не воинством и не силою, но Духом Моим, говорит Господь Саваоф» (Зах. 4:4–6). Сам пророк Захария объясняет смысл этих семи глаз так: Господь проявит Свою силу не через воинство, а обратится к людям Духом Своим, преобразит мир не физической силой, не при помощи резни и кровопролитий, а Своим Духом.

Зоровавель – это предок Христа, поэтому к нему эти слова и обращены. Великая гора – это некто очень возгордившийся, утверждающий, что он правит миром. Это – Люцифер. Но перед Зоровавелем, перед Тем, Кто от него произойдет (перед Христом), диавол – равнина.

Краеугольный камень – это Христос. «И было ко мне слово Господне: руки Зоровавеля положили основание дому сему; его руки и окончат его, и узнаешь, что Господь Саваоф послал Меня к вам» (Зах. 4:8–9). Дом святого Зоровавеля – это Храм, в который должен был прийти Иисус Христос. «Ибо кто может считать день сей маловажным, когда радостно смотрят на строительный отвес в руках Зоровавеля те семь, – это очи Господа, которые объемлют взором всю землю?» (Зах. 4:10). Это семь глаз, которые видят все, и они радостно смотрят на строительный отвес, когда строится храм Божий перед Его глазами. И вот эти семь духов горят перед троном Бога Отца.

«И перед престолом море стеклянное, подобное кристаллу; и посреди престола и вокруг престола четыре животных, исполненных очей спереди и сзади» (Откр. 4:6). В Иерусалимском Храме по образцу этого стеклянного моря было море умывальное – стоял особый огромный сосуд, вмещающий в себя несколько тонн воды, для омовения перед совершением жертв. Священники умывали свои руки, омывались сами, чтобы быть чистыми перед троном Бога. В христианстве существует полный эквивалент этого стеклянного моря на земле. Это купель, в которой мы проходим великое омовение. Кроме того, в древней Церкви был обычай, по которому человек, входящий в храм, умывал руки – чтобы не осенять себя крестным знамением грязными руками. Есть и сейчас очень хорошая традиция: начиная утренние молитвы, нужно обязательно умыться, это должно быть ритуальное омовение. Когда начинаете вечернюю молитву – тоже умывайтесь. Можно, конечно же, молиться и с физически грязными руками, если нет возможности их помыть, но только, конечно, не с руками, обагренными кровью. Омовение всегда должно быть отражением чистоты. Само это стеклянное море, что перед лицом Бога, – это не физическое море, не вода, или, может быть, и вода, но совсем другая, небесная вода. Поэтому море также символизирует собой полноту небесных сил, прозрачных, как стекло, для Господа. Апостол Иоанн пытается описать иную реальность, которая явилась перед его глазами. Он как бы признается, что это ему не под силу…

«И первое животное было подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лице, как человек, и четвертое животное подобно орлу летящему» (Откр. 4:7). Эти животные считаются четырьмя образами Христа у четырех евангелистов, ведь евангелисты причастны к тайнам Бога Отца. «Первое животное было подобно льву». Лев – это образ Христа у евангелиста Марка; образ царственности, символ царственной мощи Бога. Марк главный акцент и делает именно на царственной мощи Иисуса, проявившейся через Его чудеса. Евангелие от Марка описывает все чудеса Христа.

«Второе животное подобно тельцу». Христа в образе тельца описывает евангелист Лука. Бык, телец – это символ жертвы, приносимой за людей. Это символ жертвенной любви к людям Бога, Который принес Своего Сына в жертву за нас.

«Третье животное имело лице, как человек». Это символ евангелиста Матфея, который возвестил истинное человечество Иисуса Христа. Через этого Серафима46 человеколюбие Божие как бы изливается на нас – в знак того, что Бог – это не какое-то далекое, безразличное к нам существо, а Тот, Кто любит нас до ревности, даже по-человечески.

» Четвертое животное подобно орлу летящему», потому что до пришествия Господа Иисуса Христа в мир знания о Боге передавались в мир через Ангелов, начиная с Серафимов и кончая низшими Ангелами.

«И каждое из четырех животных имело по шести крыл вокруг, а внутри они исполнены очей; и ни днем, ни ночью не имеют покоя, взывая: свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, Который был, есть и грядет» (Откр. 4:8). Почему у животных по шесть крыльев? Двумя они закрывают свои лица – чтобы, глядя на Бога, не сгореть; двумя другими закрывают свои ноги – потому что они всегда подчиняют свои движения Богу; а с помощью еще двух крыльев они летают. Внутри они исполнены очей, потому что их взгляд направлен вовнутрь, они видят Бога через себя, и этот путь очень важный. Многие люди думают, что Бога можно найти, перемещаясь в пространстве, однако путь к Богу лежит через наше сердце. Так же и Ангелы видят Бога посредством особого инструмента, именуемого духовным сердцем. Из глубины духа своего они видят Господа, поэтому и полны изнутри очей.

Почему гимн поется Богу трижды? Потому что свят Отец, свят Сын, свят Дух Святой, но Один Господь, Один Бог, Один Вседержитель, в Троице славимый, Который был в вечности, есть и грядет. Он был изначально, Он – Сущий, Он и сейчас вечно существующий; Он есть и грядет, чтобы судить всю вселенную в правде и преобразить весь мир. Это славословие, возвещающее святость Бога, является победной песнью. Вы, может быть, обратили внимание на то, что священник перед пением этого гимна возглашает: «Мы благодарим Тебя за множество Твоих даров и особенно благодарим Тебя за эту службу, которую Ты принял из наших рук, хотя Тебе и предстоят на небесах десятки тысяч Ангелов и тысячи Архангелов, Херувимов и Серафимов, многоглазые, парящие, пернатые (то есть крылатые), победную песнь Тебе поюще, вопиюще, взывающе и глаголюще». Поет орел, вопиет телец, взывает лев и говорит человек. Почему это победная песнь? Потому что святость Бога есть победа. Божие запредельное могущество и бесконечная праведность – и есть победа. Явление праведности Бога уже побеждает.

«И когда животные воздают славу и честь и благодарение Сидящему на престоле, Живущему во веки веков, тогда двадцать четыре старца падают пред Сидящим на престоле, и поклоняются Живущему во веки веков, и полагают венцы свои перед престолом, говоря» (Откр. 4:9–10). Старцы приносят Ему славу и говорят: «От Тебя мы получили короны, Ты Царь царей, Ты живешь во веки веков». Что значит «Живущий во веки веков»? Он живет сквозь все века, Он вечно живущий, Он единственный, Кто правит всеми временами, Кто живет над потоком всех времен. И Ему покланяются эти прославленные старцы и Ангелы, вознося честь и славу, которых Он достоин.

«Достоин Ты, Господи, приять славу и честь и силу: ибо Ты сотворил все, и по Твоей воле существует и сотворено» (Откр. 4:11). Первое, за что славят Бога, это за то, что Ему принадлежит по праву – и слава, и честь, и сила. Мы не отделяем Бога от Его силы, от Его славы, мы знаем, что Он – Самый могущественный, и Ему подобает и честь, и хваление за то, что все по Его воле сотворено и существует. Ибо Бог – единственный Творец вселенной. Он говорил, мгновенно вызывая к жизни всякую тварь. Когда Господь подходил к слепорожденному, то человек прозревал. Христос повелел умершему Лазарю – и мертвец воскрес. Нет никого, кто бы существовал против воли Господа, нет ничего такого, что могло бы противиться Его воле. Бог один – Творец вселенной, и за это мы Его прославляем.

На ослёнке против смерти

Сиамские близнецы в богослужении

Прежде всего, служба Входа Господня в Иерусалим очень тесно связана со службой Лазаревой субботы — настолько тесно, что у них даже тропарь общий. Общая и тематика песнопений: Христа приветствуют с такими почестями именно потому, что слышали, а то и видели, как Он только что воскресил Лазаря. В стихирах на «Господи, воззвах», которых обычное в воскресенье количество — 10, развивается эта тема. Но начинаются и завершаются они воспоминанием не о торжестве и радости, а о Кресте:

Днесь благодать Святаго Духа нас собра, / и вси вземше крест Твой глаголем, / благословен Грядый во имя Господне, / осанна в вышних.

В сей день благодать Святого Духа нас собрала; / и все мы, взяв Крест Твой, возглашаем: / «Благословен Грядущий во имя Господне! / Осанна в вышних!»

Церковь, в отличие от иерусалимской толпы, понимает, за что именно подобает воспеть Христу осанну. Всю службу мы будем полемизировать с любителями быстрорастворимых и эффективных чудес.

Ослёнок против коней

Паримии — чтения из книг Бытия, пророка Софонии и пророка Захарии — наполнены радостным ожиданием Мессии. Пророк Захария, живший за пять веков до празднуемого события, описал его так:

Тако глаголет Господь: радуйся зело дщи Сионя, проповедуй дщи Иерусалимля, се Царь твой грядет тебе праведен и спасаяй, Той кроток, и всед на подъяремника и жребца юна. И потребит колесницы от Ефрема, и кони от Иерусалима, и потребит лук бранный, и множество, и мир от языков: и обладает водами от моря до моря, и от рек до исходищ земли.

Так говорит Господь: Радуйся безмерно, дочь Сиона! Провозглашай, дочь Иерусалима! Вот, Царь твой грядет к тебе, праведный и спасающий; Он кроток и восседает на подъяремной и осленке молодом. И истребит колесницы у Ефрема и коня из Иерусалима, и истреблен будет лук военный, и многолюдство и мир у народов; и будет Он начальствовать от вод до моря, и от рек до теснин земли.

Победа кротости над силой — один из парадоксов христианства.

От ликования до Креста

В стихирах на литии, также повествующих о двух основных событиях последних дней, набирает силу тема кенозиса — добровольного смирения, самоумаления Бога. Наиболее ярко и драматично церковные гимнографы раскроют ее в Великую Пятницу, а пока —

Входящу Ти Господи / во святый град, на жребяти седя, / потщался еси приити на страсть, / да совершиши закон и пророки. / Дети же еврейския воскресения победу предвозвещающе, / сретаху Тя с ветвьми и ваием, глаголюще: / благословен еси Спасе, помилуй нас.

Когда входил Ты, Господи, / во святой город, восседая на осленке, / Ты с готовностью шел к страданию, / во исполнение Закона и Пророков. / Дети же еврейские победу воскресения предвозвещая, / Тебя встречали с ветвями и побегами пальм и возглашали: / «Благословен Ты, Спаситель, помилуй нас!»

Стихиры на стиховне наполнены радостью, и только последняя — ее мы уже слышали на «Господи, воззвах» — напоминает нам о Кресте. В одной из них речь идет и о князе Владимире вместе с нашими далекими предками:

На херувимех носимый, и певаемый от серафим, / возсел еси на жребя Давидски Блаже: / и дети Тя воспеваху Боголепно, / иудее же хуляху беззаконно: / стропотное языков, седалище жребца прообразоваше, / из неверия в веру претворяемое. / Слава Тебе Христе, / едине Милостиве и Человеколюбче.

На Херувимах Носимый / и воспеваемый Серафимами, / Ты, Благой, воссел на молодом осле, как Сын Давидов, / и дети воспевали Тебя, как подобает славить Бога, / Иудеи же поносили беззаконно. / Сидение же на необъезженном осленке / прообразовало, что безудержные язычники / от неверия к вере изменяются. / Слава Тебе, Христе, / Единый Милостивый и Человеколюбец!

О тропаре, общем с Лазаревой субботой, мы говорили вчера. Но у Входа в Иерусалим есть и второй тропарь, связывающий его со Страстной Седмицей:

Спогребшеся Тебе крещением, Христе Боже наш, / безсмертныя жизни сподобихомся Воскресением Твоим, / и воспевающе зовем: / осанна в вышних, / благословен Грядый во имя Господне.

Погребенные с Тобой в крещении, Христе Боже наш, / мы бессмертной жизни удостоились воскресением Твоим / и в песнях восклицаем: / «Осанна в вышних, / благословен Грядущий во имя Господне!»

Воскресение будет потом

На утрене мы видим, что если вчера было воскресенье в субботу, то сегодня — воскресенье без воскресенья. Воскресные песнопения (в т. ч. «Ангельский собор…», «Воскресение Христово видевше…») не поются. В евангельском чтении, как нетрудно догадаться, повествуется о том, как Христос послал учеников за ослёнком, въехал на нём в Иерусалим, и как на это реагировали представители различных социальных кругов Израиля.

Освящается верба или человек?

А вот о чём мы вместе со священником молимся на «освящении вербы»:

Господи Боже наш, седяй на херувимех, возставивый силу Твоего Сына, Господа нашего Иисуса Христа, да спасет мир Крестом, и погребением, и воскресением Своим. Егоже и ныне пришедша во Иерусалим на вольную страсть, людие седящии во тьме, и сени смертней, приемше воскресения знамения, ветви древес, и ваиа финик, воскресение знаменующе сретоша. Сам Владыко и нас по подражанию онех, в предпразднственный сей день, ваиа и ветви древес в руках носящих соблюди и сохрани. Да якоже онии народи и дети осанна Тебе приношаху, и мы такожде в песнех и пениих духовных, животворящаго и тридневнаго Воскресения достигнем, в томже Христе Иисусе Господе нашем: с Нимже благословен еси, с Пресвятым, и Благим, и Животворящим Твоим Духом, ныне и присно, и во веки веков, аминь.

Господи Боже наш, восседающий на Херувимах, воздвигший силу Твою и пославший единородного Твоего Сына, Господа нашего Иисуса Христа, да спасет Он мир Крестом, погребением и Воскресением Своим. Его, пришедшего в Иерусалим на добровольное страдание, люди, пребывавшие во тьме и тени смертной, встретили, взяв символы победы — ветви деревьев и побеги пальм, и воскресение тем предсказали. Сам, Владыка, и нас, в этот предпраздничный день пальмовые и древесные ветви в подражание им в руках держащих и как те толпы и дети возгласы «Осанна» Тебе приносящих, соблюди и сохрани. Чтобы нам с гимнами и песнями духовными удостоиться достигнуть животворящего и тридневного Воскресения, во Христе Иисусе, Господе нашем, с Которым благословен Ты, со Всесвятым, и Благим, и Животворящим Твоим Духом, ныне и всегда, и во веки веков. Аминь.

Скоро Пасха!

В каноне праздника запараллелены радость, с которой дети встречали входящего в Иерусалим Христа, и радость Церкви о спасении мира.

Сионе Божий, горо святая, и Иерусалиме, / окрест очи твои возведи, и виждь / собранная чада твоя в тебе: / се бо приидоша издалеча, поклонитися Царю твоему. / Мир на Израиля, и спасение языком.

Сион Божий, гора святая, / и Иерусалим, возведи очи свои вокруг / и взгляни на собравшихся в тебе чад твоих: / ибо вот, они пришли издалека / поклониться Царю твоему, — / мир Израилю и спасение язычникам!

Ничего не напоминает? Да, это канон Пасхи, которая наступит совсем скоро:

От ослёнка и до неба

Тема богочеловечества Христа, общения свойств звучала во вчерашней службе, звучит и в сегодняшней. Кондак напоминает нам о вездесущии Второго Адама и о том, зачем Он пришел к первому:

На престоле на Небеси, / на жребяти на земли носимый, Христе Боже, / Ангелов хваление / и детей воспевание приял еси, зовущих Ти: / благословен еси, Грядый Адама воззвати.

На престоле восседая на небесах, / шествуя по земле на осленке, Христе Боже, / принял Ты хвалу от Ангелов / и прославление от детей, восклицавших Тебе: / «Благословен Ты, Идущий призвать к Себе Адама!»

Песнь Богородицы, как и на любой другой двунадесятый праздник, не поется. Каждение совершается на 9 песни канона. А вот «Свят Господь Бог наш» — особенность воскресной службы — возглашается.

Время идти дальше

В последней стихире на «Хвалите» уже начинается рассказ о дальнейших событиях:

Прежде шести дней Пасхи, прииде Иисус в Вифанию, / и приступиша к Нему ученицы Его, глаголюще Ему: / Господи, где хощеши уготоваем Ти ясти Пасху? / Он же посла их, / идите в преднюю весь, / и обрящете человека скудель воды носяща, / следуйте ему, и дому владыце рцыте: / Учитель глаголет, / у тебе сотворю Пасху со ученики Моими.

За шесть дней до Пасхи / пришел Иисус в Вифанию. / И подошли к Нему ученики Его, говоря Ему: / «Господи, где угодно Тебе, / чтобы мы приготовили Тебе вкусить Пасху?» / Он же послал их: / «Пойдите в ту часть города, которая перед вами, / и встретите человека, несущего кувшин с водою; / идите за ним и хозяину дома скажите: / «Учитель говорит: / у тебя Я совершу Пасху с учениками Моими».

Литургия святителя Иоанна Златоуста совершается так же, как и в любой двунадесятый праздник: праздничные антифоны вместо привычных нам изобразительных, тропари и кондак праздника на малом входе, прокимен, Апостол, Евангелие и причастен праздника. Вместо «Достойно есть» поется задостойник — ирмос 9 песни канона.

Толкование Евангелия на каждый день года. Неделя 6-я, ваий, Вход Господень в Иерусалим

Утреня

Мф, 83 зач., 21, 1—11

И когда приблизились к Иерусалиму и пришли в Виффагию к горе Елеонской, тогда Иисус послал двух учеников, сказав им: пойдите в селение, которое прямо перед вами; и тотчас найдете ослицу привязанную и молодого осла с нею; отвязав, приведите ко Мне; и если кто скажет вам что-нибудь, отвечайте, что они надобны Господу; и тотчас пошлет их. Все же сие было, да сбудется реченное через пророка, который говорит: Скажите дщери Сионовой: се, Царь твой грядет к тебе кроткий, сидя на ослице и молодом осле, сыне подъяремной. Ученики пошли и поступили так, как повелел им Иисус: привели ослицу и молодого осла и положили на них одежды свои, и Он сел поверх их. Множество же народа постилали свои одежды по дороге, а другие резали ветви с дерев и постилали по дороге; народ же, предшествовавший и сопровождавший, восклицал: осанна Сыну Давидову! благословен Грядущий во имя Господне! осанна в вышних! И когда вошел Он в Иерусалим, весь город пришел в движение и говорил: кто Сей? Народ же говорил: Сей есть Иисус, Пророк из Назарета Галилейского.

Праздником Вербного воскресенья начинается для нас Страстная седмица. В течение этих нескольких дней Господь завершит Свою земную жизнь. В этом завершении будет совершение всего. Как Он Сам скажет в Своих последних словах на Кресте: «Совершилось!»

Сегодня мы радостно празднуем наше вступление в эти святые и великие дни. Вход Господа в Иерусалим открывается как пророчество. И как всякое пророчество, он обнажает все. Умы и сердца тех, кто участвует в нем, еще далеко не ясно и чисто воспринимают происходящее. Потребуется целый ряд событий, чтобы они обрели ясность и чистоту.

«Осанна Сыну Давидову»! — приветствует Господа народ. Этими восклицаниями собираются во Христе все чаяния Ветхого Завета, все обетования Божии. Царь Давид для народного предания и для самой подлинной веры Израиля остается непоколебимым знамением исполнения Божиих обетований. Духом Святым Давиду было возвещено, что его царству не будет конца. И ему было обещано потомство, которое воспримет престол отца, и которому будет дано помазание на вечное царство. Из этого обетования рождается образ Мессии, прихода Которого ждали все. Мессия должен быть Мессией, Царем. Он утвердит Свой престол в Иерусалиме.

Вход Господень в Иерусалим являет этого победоносного Мессию. Посланник Божий вступает в Свой град. С высоты Своего восседания, знамения Своего служения, Господь принимает восторженные крики толпы. Люди срезают ветви, бросают цветы перед Ним. Мессию вводят в Его владычество. Счастливые ученики видят собственными глазами исполнение того, что наедине открывал им Господь. «Куда нам идти? Ты Один имеешь глаголы вечной жизни». «Ты Христос, Сын Бога Живаго» (Ин. 6, 68—69). Они чувствуют себя победителями. Они — друзья Учителя. Они веруют, что все, что они оставили, чтобы следовать за Ним, возвратится им сторицею, как Он сказал. Они «сядут на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых».

Однако мы знаем, что это торжество Господа недолго продлится. Страшные Страсти и Крест, о которых возвещает нам сегодняшний праздник, обозначатся с предельной очевидностью и для них. Достаточно будет нескольких дней, чтобы все, ученики и народ, забыли торжество Вербного воскресенья. Более того, этот вход Его в Иерусалим будет объявлен обманом с Его стороны. В самом деле, скажут все, Ему недостает многого, о чем возвещают древние пророки. Но вход Господень в Иерусалим был праведен и истинен. В нем было начало великого совершения. Это было пророчество о совершении и торжестве Пасхи, того, чего никто не мог вообразить.

«И когда вошел Он в Иерусалим, весь город пришел в движение и говорил: кто Сей?» Все увидели Его. Одни изумлялись небывалому явлению, другие смеялись над незначительностью события. Одни исполнялись радости, другие — первосвященники и фарисеи — завистью и негодованием. Так по-разному отзываются умы и сердца людей на приближение Царства Христова. Жители Иерусалима восклицают: «Кто Сей?» — как будто они впервые видят Христа. Святый Божий не узнан во Святом Граде. И доныне там, где находятся Гефсимания и Голгофа, все величайшие наши святыни, и всюду, где сияет ярчайший свет, где является глубочайшее исповедание веры (как, например, небывалый в истории сонм мучеников в нашей России) — рядом с живым присутствием Христа Бога — может быть больше слепоты и мрака, чем где бы то ни было. В Иерусалиме будет отвергнут и предан смерти Христос. И в этом граде, а не где-то, будет встречен восторженной толпой — теми, кто ищет земной победы Израиля над миром — антихрист, потому что он придет во имя свое.

Господь вступает в Свои Страсти, и это есть преддверие Креста и смерти. Да знаменуется на нас свет лица Его — истинного Бога, осужденного, непостижимого Бога, Которого народ отвергнет, от Которого сами апостолы разбегутся. Кто может вместить, чтобы спасение совершилось через поражение? Кто мог когда помыслить, что всемогущество Божие откроется через полное Его крушение? Невозможно поверить, чтобы века ожидания, пророчеств, надежды, которая расцветает сейчас в этом дне, завершились смертью Того, Кто должен всех спасти. Такого не может быть никогда. Это безумие. Об этом и скажет апостол в своем вдохновенном исповедании веры: «Мы проповедуем Христа распятого, иудеям соблазн, эллинам безумие, но для нас, спасаемых — Божию мудрость и силу» (1 Кор. 1, 23—25).

Вот где истина. Наше спасение, наше избавление сегодня от всеразрушающего уныния заключено в этом. Чтобы увидеть, что Господь наш поистине Вседержитель, мы должны прежде всего узнать Бога как любовь, всю себя отдающую. И эту любовь, это Царство Божие внутри нас по дару Христа и Его Креста мы должны обрести. Когда зло торжествует, любовь не перестает быть любовью. И всемогущество Божие проявляется именно в этой любви. Это выше всякого разумения. Но чтобы наши каменные сердца стали живыми, есть только один путь — научение Христовой любви. Бог, в Которого мы веруем, не только Всесильный Бог, Творец неба и земли, Он — Бог любви. Он — любовь.

Господь торжественно входит в Иерусалим, потому что человек не имеет веры, доверия всемогуществу любви. Он верит в силу своих мускулов или своего оружия и в то, что Господь может умножить его силу. Господь грядет на вольную Страсть, потому что человек не верит, что одна только сила любви может преобразить мир. В этом ошибка мира, это то, что называется грехом. Веровать во всемогущество любви означает отвергнуться всякой другой силы. Это значит победить всякий страх. Это значит веровать, что любовь сильнее всякой другой силы при условии, что мы полагаемся только на эту единственную силу. Есть только Христос, входящий во Святый Град, без всяких иллюзий. Он знает, что Он — зерно, которое должно умереть, и теперь среди ликования толпы Он идет на смерть. Он предает Себя в руки человеческие, и всякий наш отказ от этой любви есть участие в Его распятии.

Вся история человечества сокрыта отныне в этой тайне. «Днесь благодать Святаго Духа нас собра», чтобы мы поняли вдруг, что единственное зло, единственная смерть, которые существуют в мире, — это наша замкнутость на себе и отказ от любви Того, Кто никогда не перестает любить нас.

Только любовь побеждает смерть. Любовь, которая крепче смерти, — и в этом наша жизнь веры. Любовь крепче смерти только тогда, когда она всецело любовь, когда она не видимость. Довольно того, чтобы любовь шла до конца и чтобы она передавала другим то бесконечное, которое есть ее вечный источник. Последнее слово — не смерть, а любовь. И во Входе Господнем в Иерусалим уже присутствуют Его Крест и Воскресение.

Литургия

Ин, 41 зач., 12, 1—18

За шесть дней до Пасхи пришел Иисус в Вифанию, где был Лазарь умерший, которого Он воскресил из мертвых. Там приготовили Ему вечерю, и Марфа служила, и Лазарь был одним из возлежавших с Ним. Мария же, взяв фунт нардового чистого драгоценного мира, помазала ноги Иисуса и отерла волосами своими ноги Его; и дом наполнился благоуханием от мира. Тогда один из учеников Его, Иуда Симонов Искариот, который хотел предать Его, сказал: Для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим? Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому что был вор. Он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали. Иисус же сказал: оставьте ее; она сберегла это на день погребения Моего. Ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда. Многие из Иудеев узнали, что Он там, и пришли не только для Иисуса, но чтобы видеть и Лазаря, которого Он воскресил из мертвых. Первосвященники же положили убить и Лазаря, потому что ради него многие из Иудеев приходили и веровали в Иисуса. На другой день множество народа, пришедшего на праздник, услышав, что Иисус идет в Иерусалим, взяли пальмовые ветви, вышли навстречу Ему и восклицали: осанна! благословен грядущий во имя Господне, Царь Израилев! Иисус же, найдя молодого осла, сел на него, как написано: Не бойся, дщерь Сионова! се, Царь твой грядет, сидя на молодом осле. Ученики Его сперва не поняли этого; но когда прославился Иисус, тогда вспомнили, что так было о Нем написано, и это сделали Ему. Народ, бывший с Ним прежде, свидетельствовал, что Он вызвал из гроба Лазаря и воскресил его из мертвых. Потому и встретил Его народ, ибо слышал, что Он сотворил это чудо.

Мы слышали сегодня за литургией в Евангелии о трапезе Господа в доме Марфы, Марии и воскрешенного им Лазаря. И о двух образах встречи идущего на смерть Христа — Марии и Иуде. Сердце Марии разрывается от любви ко Господу. У нее было драгоценное миро нарда пистикийского. Это миро она возливает на ноги Спасителя. А безблагодатный Иуда упрекает ее за пустую трату. Иуда — один из учеников, апостол, проповедник Евангелия — осудил любовь ко Христу. Невозможно видеть — особенно среди служителей Божиих — тех, кто гасит проявления благочестия и любви. Но это был тот, кто предаст Христа. И станет вместе с первосвященниками, предающими Его на смерть.

И Церковь показывает нам щедрость любви. Мария взяла самое драгоценное, что у нее было, и истратила все для Господа. Она все отдает и сожалеет только о том, что не может больше дать. В этой любви — ее вера в Него как в Мессию, Христа, Помазанника Божия. Божий Помазанник должен быть и нашим Помазанником. И мы должны изливать на Него благоухание нашей любви. Пока проповедуется в мире Евангелие, вся Церковь будет наполняться благоуханием помазания Марии, в память того, что она совершила. Как наполняется она сегодня, в праздник Входа Господня в Иерусалим, «Ангелов хвалением и детей воспеванием», и любовью тех, кто любит Его поистине больше, чем мир и все, что в мире.

Вход Господень в Иерусалим — это событие, которое связано с воскрешением Лазаря и помазанием Господа в Вифании. Воскрешение Лазаря не могло не потрясти всех. От века не было видано, чтобы кто воскресал из мертвых, да еще четверодневный, со всеми признаками распада. И как только слухи об этом стали распространяться, все устремились к месту происшествия, чтобы увидеть его собственными глазами. Вся жизнь сосредоточилась вокруг Христа, и иудейские власти, давно замышлявшие убийство Господа, поняли, что после воскрешения Лазаря медлить больше невозможно. Внешние и внутренние обстоятельства совпали. И Господь Вседержитель, после того, как Он показал Свою абсолютную власть над смертью, воскресив Лазаря из мертвых, после того, как Мария помазала Его тело драгоценным миром, о котором Он сказал как о помазании Его на погребение, грядет на вольную Страсть — на Крест, чтобы до конца исполнить Евангелие, благую весть о любви Бога к людям, явить ее делом.

Вся жизнь Его от Рождества до Крещения, от выхода на общественное служение со словами «покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» до сегодняшнего Входа в Иерусалим — цветение чуда. Начиная с первого чуда в Кане Галилейской, когда Он по смиренной просьбе Божией Матери претворил воду в доброе вино, и кончая последним чудом, которое Он совершил в доме Своих самых дорогих друзей Лазаря, Марии и Марфы — самых твердых в вере из всех верующих в Него.

По молитве Марии, сестры Лазаря, Господь воздвигает его к жизни и так же являет славу Свою, как сказано в Евангелии о первом чуде. Однако тогда Он сказал Божией Матери, что час Его не пришел. Теперь, спустя три года, пришел Его час. Нет больше препятствий совершить чудо. Сам Господь говорит об этом в Евангелии: «Пришел час прославиться Сыну Человеческому» (Ин. 12, 23). «Ныне прославился Сын Человеческий, и Бог прославился в Нем» (Ин. 13, 31). Господь всегда идет этим путем, и только для тех, кто верует в Него, совершает Он чудеса и являет славу Свою.

Еще раньше в сокровенной беседе с Никодимом Господь говорил, что человек должен измениться рождением свыше — от воды и Духа, для новой вечной жизни. Даже Никодим, учитель Израилев, искавший истинную веру, не мог этого понять. И теперь, воскресив Лазаря из мертвых, Господь дал знамение полного изменения — пророчество о том, что это произойдет со всем родом человеческим. Здесь заключалась непреодолимая трудность для тех, кто не имел веры в Него, так что это неверие приводит их к замыслу убить и Лазаря, и Христа. Замысел сатаны, человекоубийцы от начала, и его слуг — убить Христа. И не только Его, но и весь род человеческий. У сатаны намерение — убить весь род человеческий, в то время как Христос хочет всем дать жизнь, и жизнь с избытком, «общее воскресение прежде Своея страсти уверяя».

Воскресение Лазаря открывает смерть Христову. Христос открыто являет Себя, входя в Иерусалим как Царь Израилев, как Господин Храма, как Господь, Который, по слову пророка, «внезапно придет в храм. И кто выдержит день пришествия Его?» (Мал. 3, 1—2). Первосвященники и книжники, хранители святынь и тайн веры, не могли вынести зрения Его. Не потому, что Он входит в Иерусалим и в храм со славою всепревосходящею, но, напротив, — именно потому, что Его вход, кроткий и смиренный — на молодом осле — обманул их ожидания. Именно с полного отвержения, уничижения, с ненависти первосвященников начинается Пасха. Он грядет смирен и кроток, и это было несовместимо с их мечтами о величии Израиля.

Христос входит в Иерусалим тесными вратами, и здесь начинается путь Креста для тех, кто любит истину. Страстная неделя начинается с Вербного воскресенья. В этот день Христу воздаются самые великие хвалы, и мы со всеми толпами взываем: «Осанна! Спаси нас в вышних, Царь Израилев! Благословен Грядый во имя Господне!»

Но и в ликовании народа, в приветствиях идущего на смерть Христа раскрывается, как глубоко падение человечества, как слепы люди перед светом любви Христовой. Он от смерти их избавляет, а они предают Его смерти! Приветствуя Христа, толпы (и даже ученики Его) ожидали земной победы. Они не думали о том, что Он идет на смерть, и в этом было предание Его на смерть. Мы удивляемся, как крики «Осанна!» становятся криками «Распни Его». Но воистину, мы могли бы уже сейчас услышать слова Христа, сказанные на Кресте: «Отче! прости им, ибо не знают, что делают» (Лк. 23, 34). И через это идет Господь, Победитель смерти.

«Благословен Грядый во имя Господне!» Благословен Грядый спасти род человеческий Страстию Креста! Господь говорит о роде человеческом, как о друге Божием Лазаре: «Эта болезнь не к смерти, но к славе Божией, да прославится через нее Сын Божий» (Ин. 11, 4). «Радуйся, Сионе, се Владыка грядет, носимый Серафимами, все содержащий в руке Своей, на жребяти осли». «Исполняя пророков проповедание, в пророкоубийственный град приходит Христос», чтобы быть убитым и нас спасти от смерти вечной.

Церковь знает, что отвержение Христа, Страдания, в которые Он вступает, — оскорбления, заушения, заплевания, Крест — тайна нашего спасения. Все приемлет кротко Господь, чтобы наши страдания и смерть, благодаря Ему, стали даром Божиим. В мире преступной несправедливости Церковь мучеников и исповедников вступает сегодня в новое испытание. Но если мы во Христе, то чем более увеличиваются наши страдания, тем более возрастает наше участие в Его Крестной жертве. Тем более укрепляется наша связь с Его победой над смертью, с Его Божественной радостью. Тем более мы узнаём Его любовь к нам.

Господь входит в Иерусалим, и значение несправедливого страдания совершенно переворачивается. Раньше это было знаком слепой тирании греха над родом человеческим по закону греховному, а теперь становится мерой дара славы Его и Воскресения. Потерпевшие поражение, мы встречаем Его с ветвями в руках и вслед Ему идем, «победы знамения носяще».

Смотреть что такое «Осанна» в других словарях:

  • ОСАННА — (евр. gochiana спаси же). Спаси, помоги, благослови, Боже! Молитвен. возглас древн. евреев. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ОСАННА (еврейск. «спасение») приветствие у древн. евреев, означающее:… … Словарь иностранных слов русского языка

  • осанна — слава, славословие, восхваление Словарь русских синонимов. осанна сущ., кол во синонимов: 3 • восхваление (27) • … Словарь синонимов

  • ОСАННА — ОСАННА, осанны, мн. нет, жен. (греч. osanna из др. евр. спаси же!) (церк.). Молитвенный возглас, славословие. ❖ Петь или восклицать осанну кому (книжн. устар.) перен. выражать полную преданность, покорность кому нибудь; превозносить кого нибудь.… … Толковый словарь Ушакова

  • ОСАННА — ОСАННА, ы, жен. (устар.). Восторженное славословие . Петь или восклицать осанну кому н. (крайне превозносить, восхвалять кого н.). Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 … Толковый словарь Ожегова

  • ОСАННА — церк., евр. радостное восклицание: спаси, охрани! Толковый словарь Даля. В.И. Даль. 1863 1866 … Толковый словарь Даля

  • осанна — см. осана … Словарь древнерусского языка (XI-XIV вв.)

  • Осанна — Вход Господень в Иерусалим (русская икона) Осанна (ивр. הושיע נא‎, hôšî‘â nā’ … Википедия

  • осанна — др. русск., ст. слав. осанна ὡσαννά (Зогр., Мар., Остром., Супр.) Из греч. ὡσαννά от др. еврейск. hōšаΏnā помоги же ; см. Литтман 27; Гуте, Bibelwb. 278 … Этимологический словарь русского языка Макса Фасмера

  • Осанна — (евр. – спаси же!) – возглас, употребляемый древними евреями во время молитв, как просьба к Богу о помощи. Этим же возгласом евреи встречали Иисуса Христа при Его торжественном входе в Иерусалим, ожидая от Него благ, счастья, прощения и спасения… … Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога)

  • Осанна — (от еврейского гошианна спаси же!) молитвенный возглас древних евреев, употреблявшийся при торжествах и молитвах, напр. во время праздника кущей. Такими возгласами народ встречал Иисуса Христа при торжественном входе Его в Иерусалим. Это был… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *