Продолжаем наш карнавал успокоений.
На этот раз успокаивать будет отец Антоний Борисов, сравнительный богослов из пенатов МДА (в числе сравнительнобогословских интересов которого является внезапно распространение гностических неоплатонических идей среди студентов МДАиС и «синтез поздней античной философии и христианства» ) http://www.bogoslov.ru/text/2448750.html)
Ознакомиться с шедевром успокоения можно как всегда здесь:

Пристегните ремни, успокоение обещает быть бурным.

«На страницах Интернета появились претендующие на аналитику статьи, авторы которых, несмотря на отсутствие объективных причин, сходу назвали событие 12 февраля «предательством Православия», а Совместное заявление — «унией».»
Батюшка скромно умалчивает , что унией эту встречу называют называют не только мрачные православыне кликуши, но и католические епископы. Видимо, очень низкий социальный статус — зампроректора Московской Духовной Академии по богословским вопросам и то, что он «С сентября 2010 года является профессорским ассистентом по преподаванию Сравнительного богословия в МДС» , ограничивает ему доступ к информации.
«Абсолютное большинство критических публикаций свелось к следующему – «доказать мы что-то не в состоянии, но, тем не менее, уверены в оценке произошедшего». Заключение о «предательстве» и «унии» указанным авторам не помешало сделать ни отсутствие факта совместной молитвы, ни то, что в подписанном заявлении нет каких-либо вероучительных компромиссов.»
С чувством кротости и сочувствия можно только сожалеть о том, что нехватка времени в связи с преподавательской деятельностью в области истории католичества и католическо-православных контактов помешала отцу Антонию узнать о том, что Брестская Уния не предполагала и не содержала никаких вероучительных компромиссов а заключалась исключительно в признании римского папы главой Церкви.
«но люди, позиционирующие себя в качестве защитников Православия, повели себя в духе радикальных сектантов, закрытых для любых форм диалога и априори уверенных в своей правоте»
очень прискорбно, что отец Антоний не уверен априори в правоте догматов, которые он исповедует и ему для поиска правоты необходимы диалоги с католиками. Со стороны руководства МДАиС крайне нехорошо то, что они насилуют совесть отца Антония и заставляют его заниматься апологетикой вероучения, в правоте которого он не уверен.
«В похожем духе нетерпимости и презрительного превосходства над инославными христианами выдержаны публикации, содержащие критику в адрес встречи 12 февраля и ее итогового документа. «
Отцу Антонию тоже нужно простить и снисходительно относиться к своим немощным собратьям, которые до сих пор не познали истинного света толерантности и презирают ложные догматы. Будем молиться, братие, чтобы батюшка нашел в себе силы простить священномученика Гермогена, преподобного Иова и святителя Игнатия Брянчанинова !
«Стоит отметить, что если бы подобными принципами руководствовались святые апостолы, то христианство вряд ли бы распространилось по Римской империи.»
Я очень плохо знаком с версией отца Антония относительно принципов проповеди святых апостолов, но у святого равноапостольного Николая Японского принцип проповеди был именно такой. Он хотя и знал о сходстве этического учения буддийского амидизма и христианства, никогда даже не думал строить проповедь на основании этого. Мало того, он почитал католичество за силу враждебную и противоположную христианству.
«Речь — не о вероучительном или нравственном плюрализме, а о педагогической мудрости, которую, в частности, проявлял апостол Павел. (Вспомним его речь перед членами афинского Ареопага (См. Деян. 17:15-34)).»
Вспомним. Апостол Павел сказал «Егóже ýбо не вѣ́дуще чтетé, сегó áзъ проповѣ́дую вáмъ.»
Может быть, у отца Антония свой извод Деяний , в котором написано «Которого вы немножко не так как мы почитаете, давайте вместе будем свидетельствовать о Нем перед лицом новых угроз в виду нашествия Парфян!», но насколько мне известно, этот извод еще не получил всеобщего авторитета в Церкви и пока употребляется келейно только среди богословов МДА и ОВЦС.
«Поэтому необходимо признать, что любой диалог и любое свидетельство об истине стоит начинать с того, что нас с собеседниками объединяет, но никак не наоборот.»
Давайте обратимся к протоколам Свидетелей, с чего они начинали свое свидетельство.
«Святая Варвара отвечала:
– Я всегда приношу Богу моему жертву хвалы и хочу сама быть Ему жертвою, ибо Он Един есть Истинный Бог, Творец неба и земли и всего, что на них, а твои боги – ничто и ничего не создали, как бездушные и бездейственные, они сами – дело рук человеческих, как говорит пророк Божий: «А их идолы – серебро и золото, дело рук человеческих. Ибо все боги народов – идолы, а Господь небеса сотворил» (Пс. 113:12; Пс. 95:5). Эти пророческие слова я признаю и верую в Единого Бога, Создателя всего, а о ваших богах исповедую то, что они ложны и что напрасна ваша надежда на них.»
«Екатерина сначала поклонилась ему, воздав подобающую честь, потом сказала:
– Царь, познай соблазн, в который вы вовлечены бесами. Вы почитаете богами идолов тленных и бесчувственных и служите им. Великий стыд быть настолько слепым и безумным, чтобы поклоняться таким мерзостям. «
«Святой Меркурий сказал:
– Я пришел (сюда) для того, чтобы победить тебя и твоего отца диавола, виновника всякого зла, и получить венец победы от Подвигоположника Иисуса Христа, моего Господа. Исполняй надо мною без отлагательства то, что замышляешь, ибо у меня есть броня и щит, которым преодолею все измышляемые тобою против меня мучения.»
Как мы видим, Свидетели злобно и невежественно нарушали принципы диалога и свидетельства, столь мудро и изящно сформулированные отцом Антонием. Будем молиться, чтобы и они заслужили когда-нибудь его прощение.
» Нельзя отрицать того, что раскол 1054 года возник не на пустом месте, но стал результатом нараставших разногласий (вероучительных в том числе) между церковными востоком и западом. Но нельзя отрицать и того, что первое тысячелетие является тем историческим периодом в церковной истории, когда Православие сохранилось на востоке Римской империи именно благодаря непреклонной позиции Римской Церкви»
Вероятно, о непреклонной позиции Римской Церкви отец Антоний узнал на одном из симпозиумов исключительно из буклета Ватикана , который прилагался к колбасе. И все та же нехватка времени ему помешала узнать о новацианах, папе Наталии, арианине Феликсе ΙΙ, папе-монофизите Лаврентии, папе-монофелите Гонории.
Вызывает недоумение непоследовательность в аргументации отца Антония. Ведь иудеи тоже сыграли исключительную роль в сохранении православной веры в течение 1500 лет. Конечно, потом был вызывающий сожаление раскол, ставший результатом нараставших разногласий между двумя группами раввинов — Иешуа Га-Ноцри и Каиафы,но это вовсе не повод отказываться от диалога и богословских контактов.
«С сожалением стоит отметить и то, что явную роль в отделении Римской Церкви от общения с восточными Церквами сыграл и сам восток – вина за переориентацию Рима на общение с варварскими правителями должна быть возложена на императора-иконоборца Константина V «Копронима», увлеченного созывом иконоборческого собора 754 г. и оставившего без внимания просьбы о помощи Рима, который был осажден лангобардами.»
Отцу Антонию следует с сожалением отметить и то, что явную роль в отделении Церкви Иудейской от общения с Церковями восточными сыграл и сам Га-Ноцри. Вина за переориентацию Каиафы должна быть возложена на Иешуа Га-Ноцри, который оставил без внимания просьбы о помощи иулейского народа, который был захвачен римлянами.
» И все же необходимо подчеркнуть (ок. подчеркнем) — первое тысячелетие (при всем своеобразии развития христианской традиции на востоке и западе) в вероучительном плане является общим достоянием православных и католиков (о чем свидетельствует и присутствие западных святых, живших до раскола 1054 г., в православных святцах).»
Также отцу Антонию следует подчеркнуть, что несмотря на оформившиеся в 1 тысячелетии по Р.Хр. некоторые вероучительные отличия (например, ритуальные проклятия Иешуа Га-Ноцри и признание мессией Бар-Кохбы и Шаббатая Цви) , предыдущие два тысячелетия являются общим достоянием православных и иудеев, о чем свидетельствует и присутствие иудейских святых (например, пророка Исайи, убитого иудеями) в православных святцах.
» Критики заявления утверждают, что обозначенная готовность Католической церкви отказаться от любых форм прозелитической и униональной деятельности останется лишь на бумаге.Недавние события уже подтвердили неоправданность высказанных претензий. «
Доказательство чего каждый может зреть на главной странице правмира и в совместном выступлении с амвона о.Димитрия Смирнова и его лучшего друга из униатской прозелитской конторы святого Эгидия.
«Еще одним доказательством положительного сдвига в решении украинского православно-католического вопроса является недавнее заявление руководителя ОВЦС МП митрополита Илариона (Алфеева), сообщившего о скором создании совместной православно-католической комиссии по решению проблем, связанных с украинской унией.»
Да. Создание православнокатолической комиссии по решению вопросов унии — это доказательство того, что никакие православно-католические унии невозможны. Кстати, скоро состоится благотворительная распродажа амфетаминов, все деньги от продажи которых пойдут на решение проблемы наркомании.
К сожалению, очень сложно отделаться от ощущения, что успокоения рождаются именно от посещения этой распродажи.

Добрый человек из Космо-Дамиана

протоиерей Александр Борисов
Возраст: 73 года.
Образование: Московский педагогический институт. Биофак. Кандидат биологич. наук.
Место служения: храм Святых бессребреников Космы и Дамиана в Шубине.
О семье Меней
С семьей Меней я был знаком с ранних лет, с 46-го года — просто потому, что мы с Павлом Менем, младшим братом отца Александра, с первого по десятый класс учились вместе в школе в Стремянном переулке (ныне Московская вальдорфская школа №1060. — БГ) и до сих пор остаемся самыми близкими друзьями. Так что с самого начала у меня был перед глазами пример людей, которые ходят в церковь, но сам я крещен не был. Принял крещение уже в 1958 году — спустя два года после окончания школы. Однажды прекрасным летним вечером вдруг почувствовал, что за всем этим что-то есть. Почувствовал, что есть Бог. А раз так, значит, все, что делает семья Меней, которую я любил и знал, — правильно и так и надо жить. На следующий день пошел к Павлу и говорю: «Давай, рассказывай мне о вере». А я тогда жил у них на даче, готовился к поступлению в вуз — и там меня стали готовить к крещению.
Об ученом, который был слесарем и стал священником
В институт я поступил не сразу после школы, потому что в то время принимали только людей с рабочим стажем не менее двух лет. Если стаж был больше, можно было поступить и с тройками, а я — без стажа — не прошел даже с тремя пятерками и четверкой. Тогда я пошел работать помощником слесаря в тот же Плехановский институт, куда в результате и поступил. Работать было несложно — были ведь старшие товарищи. Сначала я просто что-то поддерживал, потом стал сам что-то делать. Проучившись полтора года в Плехановском, я перешел на биофак Педагогического университета. Позже работал в Институте биологии развития РАН. Благословение оставить науку и поступить в семинарию я получил от отца Александра Меня в 1972 году. В то жаркое лето мы жили у отца Александра на даче в Семхозе — поближе к Загорску, Сергиеву Посаду, где мне нужно было вскоре сдавать вступительные экзамены. Любопытно, что именно этот год описан в недавно вышедшем документальном фильме Александра Архангельского «Жара» как время обострения духовного поиска среди интеллигенции. Действительно, в обществе, видимо, шли какие-то процессы, и именно тогда, в начале 1970-х, я стал задумываться о том, что есть, наверное, смысл оставить научную работу и перейти туда, где, как мне казалось, происходит нечто более важное. Тогда еще существовала пропасть между наукой и религией, так что, оставшись в науке, я мог оказаться между двух стульев, тем более что занимался я генетикой. Некоторые — например, отец Глеб Каледа — совмещали занятия наукой и пастырское служение. Но отец Глеб был катакомбным священником, и я не был с ним знаком. Я советовался с отцом Александром Менем, и мы с ним говорили именно об официальном служении.
О науке, религии и КГБ
Но невозможность совмещать науку со служением была не единственной причиной, по которой мне пришлось уволиться из института. Если бы я остался, меня могли не принять в семинарию. Ведь все контролировал КГБ — поступление в духовные заведения, дьяконские и епископские хиротонии и прочее, а моя ситуация была непростая — кандидат биологических наук, сотрудник академического института вдруг идет в семинарию! Так что ректор, у которого были по моему поводу особенные опасения, даже при том что я ушел из института, посоветовал мне подать документы в последний день, чтобы не привлекать особого внимания. Сходная ситуация была и при подаче документов на дьяконскую хиротонию — я также сделал это в последний день. С другой стороны, я мог поставить в неловкое положение директора своего института, академика Бориса Львовича Астаурова. Когда я принял решение уходить в семинарию, я ему об этом сообщил. Он очень обеспокоился, пригласил к себе домой побеседовать. Подали чай. Я ему рассказал, что я верующий человек и вот решил уходить. Борис Львович ответил, что с моим решением совершенно не согласен, но признает право человека поступать так, как тот считает нужным. Астауров был человек очень демократичный. Дружил с биологом и диссидентом Жоресом Медведевым, которого посадили в психушку, и ездил туда его выручать. Борис Львович меня спросил: «Ну а что мне говорить в институте? Как оправдываться за ваше решение?» К этому вопросу меня заранее готовил отец Александр. По его совету я сказал, что, во-первых, поступаю не куда-нибудь, а в легально существующее учреждение. Никаких документов на выезд в Израиль не подаю, никаких писем протеста не подписываю (академик Астауров сам в 1955 году подписал знаменитое «Письмо трехсот» против Трофима Лысенко и лысенковщины. — БГ). Во-вторых, я сказал, что пришел в Институт биологии развития уже после вуза, а значит, в Академии наук за мое формирование уже никто ответственности нести не должен. И, в-третьих, раз уж идеологически я оказался не совсем правильным, то и хорошо, что я ухожу из советской науки в ту область, которая соответствует моим взглядам. И действительно, эти доводы сработали.
Об уполномоченном Совета по делам религий и настоятеле Грегоре Менделе
Летом 73-го года я был рукоположен в дьяконы и назначен в приход в храм Иконы Знамения Божией Матери, что у метро «Речной вокзал». Спустя несколько дней нужно было явиться к сотруднику Совета по делам религий при Совмине, уполномоченному по городу Москве, — такие уполномоченные были при каждой епархии. Кроме того, негласно религию контролировало специальное управление при КГБ. Так вот, у уполномоченного следовало получить справку о регистрации, которая официально позволяла бы служить. У него был небольшой офис — двухэтажное здание на улице Фурманова — со своим аппаратом, секретарями и всем, что полагается. И вот я пришел со всеми документами. Уполномоченный мне говорит: «Александр Ильич, как же так? Вас государство учило, тратило деньги, вы защитили диссертацию, получили ученую степень, а теперь вдруг идете в совершенно противоположном направлении. Вот мы подсчитаем все государственные расходы на ваше образование и с вас же и вычтем!» А я ему: «Знаете, основатель моей науки — генетики — Грегор Мендель был настоятелем монастыря в городе Брно. Так что ничего страшного нет, если я, скромный кандидат наук, буду дьяконом». Уполномоченный на это ничего не ответил и дал мне регистрацию.
О современной России
Сейчас все изменилось. Церковь пользуется невиданной свободой, и никаких препятствий для духовной, христианской жизни нет. Но есть другие проблемы — в частности, экономические. Многие люди живут очень богато, но другие — крайне бедно. Получить жилье, как это было при советской власти, невозможно. Многим семьям живется очень плохо, и особой надежды на улучшение ситуации нет. Беспокоит и ситуация с российскими судами. Часто случается так, что очевидных преступников выпускают, а люди совершенно невиновные оказываются за решеткой. Судебное бесправие создает обстановку неуверенности. Это порождает процессы противостояния.
О молитве за власть
Христианин должен помнить, что он прежде всего призван сам честно работать и честно поступать. Начинать нужно с этого. Христианство существовало при самых разных государственных системах. В Римской империи за одно имя христианина можно было попасть на арену к диким зверям. Сказано: «Всякий, хотящий жить благочестиво во Христе Иисусе, гоним будет». Это всегда остается. И для христианина призыв «Не любите мира и того, что в мире» — речь идет о мире падшем, безнравственном — также всегда остается серьезным призывом. Когда же мы молимся о государстве, «о Богохранимей стране нашей, властех и воинстве ея», то просим о мудрости для них. Когда мы молились «за власть и воинство» в советское время, мы тоже совершенно искренне желали им мудрости, смирения перед лицом Божьим. Государство всегда есть аппарат насилия. Это неизбежно. Поэтому церковь и должна быть отделена от государства, чтобы не принимать участия в этом насилии.
О молитве за осужденных и милосердии
Долг христиан — молиться за тех, кто лишен свободы. Мы не случайно переписываемся с осужденными. Среди них тоже могут быть те, кто оказался жертвой судебных ошибок. Точно так же мы молимся за этих девушек (участниц группы Pussy Riot. — БГ). Точно так же мы можем призывать проявить к ним снисхождение и милосердие. Что касается того, заслужили они наказания или нет, я согласен с оценкой отца Андрея Кураева — не надо было все так раздувать. Вполне можно было это происшествие воспринять как скоморошество.
О риторике некоторых иерархов церкви
Христиане, которых смущает риторика некоторых иерархов, должны понимать, что иерархи не всегда вполне независимы. По-видимому, они не всегда выражают только свое мнение. У христианина всегда есть возможность какого-то христианского подхода к определению своей позиции, но это не всегда просто. Всегда важно помнить: основное поручение, которое нам дает Иисус, — идите, проповедуйте Евангелие всей твари. Сделайте все народы моими учениками. Вот в чем наша главная задача. А к политическим противостояниям нужно относиться с крайней осторожностью, чтобы не дать им захватить себя в слишком большой мере.
Христиане следуют за Христом, а иерархи, кроме всего прочего, еще и часть государственной и церковной структуры. Эта структура необходима, чтобы поддерживать огромную массу верующих. Важно помнить, что все христиане, в том числе иерархи, — такие же люди, как и все остальные, и только один Христос без греха. Все люди могут совершать ошибки — как и мы с вами.
О патриархе
Предстоятелю церкви всегда приходится учитывать настроения церковного народа, а эти настроения не так легко быстро изменить. Патриарх Алексий в начале своего служения тоже выражал куда более экуменические взгляды, чем впоследствии, потому что увидел, что народ и большая часть духовенства не готовы. Мудрость руководителя заключается в том, чтобы не вступать в острую конфронтацию с большим числом людей. Простой пример: введение нового стиля — это, наверное, хорошо и удобнее, особенно во время празднования Рождества Христова. Но одновременно мы понимаем, что миллионы людей восприняли бы это как трагедию и ересь. Ясно, что дело не в календаре — многие православные церкви, например болгарская, румынская, греческая и другие, живут по новому календарю и не стали от этого менее православными. Словом, понятно, что настроения масс православных верующих в России необходимо учитывать. В чем глубинные причины таких — порой агрессивных — настроений в народе, сказать сложно; это тема для отдельного разговора. В Евангелии сказано: «И никто, пив старое вино, не захочет тотчас молодого».

о. Борисов, Александр Ильич

(1939) — московский священник, деятель модернистского движения внутри Русской Православной Церкви, экуменист и пропагандист толерантности. Последователь о. Александра Меня.

С 1958 по 1960 г. учился в Институте народного хозяйства им. Плеханова. В 1960 году перешел на биолого-химический факультет Московского пединститута им. Ленина. В 1964 г. работал в лаборатории радиационной генетики Института биофизики АН СССР, руководимой акад. Н. П. Дубининым. Лаборатория был вскоре преобразована в Институт общей генетики АН СССР. Кандидат биологических наук. Перешел на работу в Институт биологии развития АН СССР, руководимый академиком Б. Л. Астауровым.

В 70-80 гг. член неформальной православной общины, которой руководил о. А. Мень. В 1973 г. окончил семинарию (а позднее заочно — Московскую духовную академию) и был рукоположен в сан диакона, в котором служил в храме иконы Божией Матери «Знамение» в Аксиньине. Кандидат богословия.

В 1989 г. рукоположен в священника. С 1991 г. — настоятель храма московского храма св. Косьмы и Дамиана в Шубине. В 2000 г. Патриарх Московский и всея Руси Алексий II возвел о. Александра в сан протоиерея.

Член инициативной группы движения «Церковь и перестройка» (1988). С 1991 по 2010 г. — Президент Российского Библейского Общества. С 2011 г. президент «Института Библии».

Один из учредителей «Общедоступного православного университета, основанного о.А. Менем». Член Совета Гуманитарно-благотворительного фонда имени Александра Меня (Россия). Поддерживает контакты с католическим «Братством Кана», экуменической «общиной Тезе».

В 1990-93 гг. — депутат Московского горсовета народных депутатов, в 1995-97 гг. — член общественного совета ТУ «Замоскворечье», в 1997-99 гг. — советник районного Собрания района Замоскворечье. Член Комиссии по вопросам помилования при Президенте РФ.

Переводчик книги разоблаченного педофила, католического священника Джона Пауэлла «Почему я боюсь любить?» (издательство «Жизнь с Богом»). Переводчик книги Раймонда Муди «Жизнь после смерти». Постоянный ведущий телепередачи «Пятое измерение» (Дарьял-ТВ).

В 1994 г на богословской конференции «Единство Церкви», организованной Православным Свято-Тихоновским богословским институтом, о. А.Б. был осужден за религиозный модернизм и экуменизм в его книге «Побелевшие нивы. Размышления о Русской Православной Церкви».

О. А.Б. осуждает как «крайность» недопущение к причастию «невенчанных жен» некоторыми священниками, настаивающими на немедленном венчании, поскольку это якобы отталкивает людей от Церкви, а иногда и разрушают «семьи».

В 2006 г. совместно с о. Георгием Чистяковым участвовал в обсуждении богохульного романа Л. Улицкой «Даниэль Штайн, переводчик». О. А.Б. полностью одобрил кощунственное надругательство над истинами Христианства со стороны Л. Улицкой, своего друга и однокурсницы. По мнению о. А.Б., «переводчик» в названии книги – слово многозначное: брат Даниэль не только знал множество языков, но «переводил на язык современных людей понятия, которые являются основными в христианстве, – Бог, любовь, жертва». Главный герой романа всей своей жизнью являет то, что «настоящее христианство – это жизнь, реальные дела, а не просто учение. Ради догматов можно воевать, убивать; ради любви этого делать не будешь».

Цитаты

Богословию всегда приходилось как-то реагировать на прогресс в науке. Сейчас, когда наука развивается все быстрее, богословие должно не отгораживаться от ее достижений, опасаясь за стройность теологических конструкций, а осмысливать их по-новому. Например, наука однозначно показывает родство приматов и человека: согласно последним данным, 90% генов человека совпадает с генной системой шимпанзе.

О нем

29.06.2012 Кощунство “вполне можно воспринять как скоморошество”

10.10.2011 Экуменическое воображение о. Александра Борисова

29.09.2011 Книга педофила в издательстве «Жизнь с Богом»

15.02.2011 Последователи о. Александра Меня создали «Институт Библии»

23.09.2010 В Российском Библейском обществе – полная смена декораций

Основные труды

Побелевшие нивы. Размышления о Русской Православной Церкви (1994)

Начало пути христианина (1997)

Добро и зло в нашей жизни (2004)

переводчик книги: священник Джон Пауэлл. Почему я боюсь любить? М.: Жизнь с Богом, 2008

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *