Золотное шитьё: азы «драгоценного рукоделия» для начинающих

Драгоценное шитьё: история

Золотое, или золотное, шитье — это особая техника ручной вышивки, известная с древности. Как правило, для золотого шитья применяются металлизированные золотые и серебряные нити, канитель (очень тонкая металлическая нить для вышивания), трунцал (металлическая граненая нить из проволоки плоского сечения, закрученная в спираль пятиугольной формы), а также жемчуг, бисер, пайетки.

Фото: hands-across-the-sea-samplers.com
Самые первые сведения о золотом шитье относятся ко II веку до н. э. — согласно преданию, оно возникло в Пергамском царстве (северо-запад Малой Азии) и оттуда пришло к римлянам. На Руси упоминания о золотошвейном искусстве встречаются в летописях, старинных документах, а также в отзывах иностранных путешественников, начиная с XI века.

Фото: honorbeforevictory.com
Разные виды нитей для этого вида шитья делали из золота и серебра. Металл выделывали в очень тонкую проволоку, которой по спирали обвивали льняные или шёлковые нити, или пользовались для шитья непосредственно самой проволокой. Выполняли вышивку на дорогих плотных тканях: тафте, атласе, парче, бархате, а также на замше и коже, украшали жемчугом и самоцветами. Понятно, что и материалы для работы, и готовые изделия получались очень дорогими. Сохранившиеся с XV века работы — это в первую очередь церковные принадлежности, иконы, шитые иконостасы, хоругви, знамёна.

Фото: jessicagrimm.com
Металлическая нить получалась довольно хрупкой, ею было сложно вышивать, как обычными нитками, продевая сквозь ткань. Поэтому нить укладывалась на лицевой стороне ткани по узору и прикреплялась шёлковой нитью — либо в цвет металла, либо контрастной. Получались настоящие вышитые картины, либо сияющие монохромные, либо разноцветные, красочные.

Фото: sarahhomfray.com

Фото: potos.miarroba.com

Золотное шитьё сегодня

На сегодняшний день золотное шитьё в немалой степени стало светским видом рукодельного искусства. Мастерские такого шитья сохранились (и возрождаются) и при монастырях, но всё шире оно применяется для декорирования одежды и аксессуаров, создания украшений, картин, выполнения отделки и так далее.

Фото: kathleenlaurelsage.co.uk

Фото: @nazarkinamasha
По большей части сейчас при золотном шитье используются не «драгоценные», а металлизированные, созданные фабричным способом нити. Кстати, золотным вместо золотого этот вид шитья стал называться именно из-за замены настоящих золотых нитей нитями «под золото». Современные нитки уже не такие хрупкие, как много веков назад, но одна из основных техник остаётся прежней: основная нить (шнур) укладывается по узору и прихватывается более тонкой вспомогательной ниткой. Чтобы узор получился объёмным, под металлизированную нить подкладывается подложка из тонкого картона, сукна, кожи, верёвки. Украшается вышивка жемчугом, бисером, стеклярусом, бусинами, пайетками, даже пуговицами.

Фото: @submarina707
Фото: imperiya. by
Надо сказать, что умение шить золотом в прежние времена ценилось очень дорого — во многом этот вид рукоделия граничит с искусством, кроме того, требует большого внимания, усидчивости, точности. И на сегодня золотное шитьё — один из самых трудоёмких видов рукоделия. Чтобы достичь вершин мастерства, ему учатся от нескольких недель до нескольких лет на курсах, в специальных школах и даже в вузах. Но освоить азы этого искусства, достаточные, чтобы создавать и украшать вещи, можно и самостоятельно.
Фото: @juliet_mikecharlie
Фото: @submarina707

Золотное шитьё: учимся азам

Вам потребуется:
Фото: @submarina707
1. Ткань
Начинать учиться лучше на плотной льняной или хлопчатобумажной ткани.
2. Пяльца
Для золотного шитья используются прямоугольные пяльца — нужно, чтобы ткань была натянута на них хорошо и равномерно. В идеале подойдёт вышивальный станок — прямоугольная конструкция, располагающая запяленную ткань на некотором расстоянии от стола: так руки получают одновременный доступ и к лицевой, и к изнаночной стороне вышивки, для золотного шитья это важно. Вариант — деревянная рама, на которую натянута ткань (можно заказать такую в художественной мастерской или натянуть ткань самостоятельно, воспользовавшись кнопками).
3. Нитки:
— вышивальная кручёная нить — ирис, шелковый гарус, шелк строчевой и др.;
— золотная нить — металлизированная нитка или тонкий металлизированный шнурок;
— вспомогательная нить — крепкая шелковая, х/б, синтетическая нитка.
4. Материал для создания объёма, или для настила
Чтобы вышивка получалась выпуклой, под нитки подкладывают специально вырезанные кусочки картона, сукна, драпа, кожи. Для тонких объёмных деталей подойдут кусочки верёвки, бечёвки, пучки мулине. Иногда после создания объёма рельефный рисунок обтягивают х/б трикотажем (необязательно, однако такой способ позволяет потом шить более чисто).
5. Иглы
Иглы вышивальные № 1−2, игла для тонкого шелка с маленьким ушком, большая игла, иглы для бисера (если вы планируете украшать им вышивку).
6. Материалы для украшения
Бисер, бусины, пайетки и так далее.
7. Обычные и вспомогательные инструменты для вышивания
Ножницы, ножик, напёрсток, карандаш/фломастер для нанесения на ткань узора, воск (поможет ниткам лучше скользить), клей для ткани, витейки (особая плоская или квадратная катушка, на которую наматывается рабочая нитка — такую катушку удобно класть на плоскость работы).

Последовательность работы

1. Определитесь с рисунком и размером вышивки. Подберите ткань, основные (намотайте их на витейки) и вспомогательные нитки, материалы для украшения.
2. Натяните ткань на пяльцы или подрамник. Последовательность натягивания краёв — на картинке.
3. Нанесите рисунок на ткань.
4. Если вы будете делать рельефную, или высокую, вышивку, подготовьте подложки: переведите рисунок будущих выпуклых частей узора на картон (сукно, драп), вырежьте, аккуратно приклейте подложки к ткани для вышивки или пришейте несколькими стежками. Также объём можно создать с помощью верёвочки, уложенной в узор и прикреплённой к ткани несколькими стежками.
5. Далее следует сам процесс вышивки. Стежков и способов вышивки в золотном шитье много. Вашему вниманию — три видео, объясняющие основные принципы.
Шов в прикреп:

Вышивка по настилу:

Вышивка по картону (подложке):

Лицевое и орнаментальное шитьё XIV-XIX вв.

Большое место в собрании древнего искусства музея принадлежит коллекции лицевого и орнаментального шитья XV-XVII вв. В сравнении с другими подобными собраниями она невелика — немного более двухсот произведений. Но по своему историко-художественному значению она, по существу, не имеет себе равных. Исторически сложившаяся в Троице-Сергиевом монастыре, она представлена в основе своей точно датированными подписными произведениями, связанными с ведущими московскими мастерскими и дающими представление о развитии этого искусства на протяжении трех столетий. Коллекция включает разнообразные произведения с изобразительными сюжетами и орнаментальными композициями, вышитые разноцветными шелками, золотыми и серебряными нитями, жемчугом. Они знакомят с интересной и своеобразной областью художественного творчества средневековой Руси, перекликающегося во многом и с высоким искусством иконописи, и с искусством народным.

Произведения лицевого и орнаментального шитья высоко ценились и бережно хранились, о чем говорят многочисленные вклады шитых вещей в крупные монастыри.Наряду с земельными владениями и деньгами монастырю дарили произведения искусства: иконы, древние книги, выполненные из драгоценных металлов церковные сосуды, шитые шелком, золотом, серебром и жемчугом подвесные пелены, покровы, плащаницы. Образцы лицевого и орнаментального шитья производились в мастерских, получивших название «светлицы», где работали специально подобранные и хорошо обученные вышивальщицы. Обычно возглавляла «светлицу» хозяйка дома — боярыня, княгиня, царица, нередко сама искусная в рукоделии. Ведущее положение среди таких мастерских с XV в. занимали московские великокняжеские «светлицы», с середины XVI в. ставшие называться «царицыными светличными палатами». Особенной полнотой и цельностью отличается коллекция лицевого шитья первой половины XV-начала XVI в. Это время ознаменовано на Руси расцветом иконописи, вызванным общим культурным возрождением русских земель. Её ведущая роль определила влияние изобразительного начала в произведениях шитья.

Лицевое шитье
Большое место в экспозиции музея занимают произведения лицевого шитья: разнообразные подвесные пелены под иконы, большие и малые плащаницы, покровы на гробницы, покровцы на церковные сосуды и многие другие. Произведения шитья XV века, этого периода немногочисленны, и те образцы, которые хранятся в Сергиево-Посадском музее, заслуживают особого рассмотрения. Они в значительной степени дополняют представление об иконописи XV века, известной в основном по времени Андрея Рублева и Дионисия, стоявших во главе московской художественной школы в начале и конце столетия.
Особую ценность в коллекции представляют памятники первой половины XV — начала XVI в. Это время ознаменовано на Руси расцветом иконописи, которая повлияла на усиление изобразительного начала и в произведениях шитья. Однако иные материал и техника накладывали отпечаток своеобразия на произведения шитья. Выполнявшиеся стежками разноцветных шелковых, золотых и серебряных нитей на тканях с заранее определенным цветом и фактурой, они отличались всегда подчеркнутой декоративностью.Самый ранний памятник коллекции относится к началу столетия. Это плащаница «Положение во гроб», получившая название «голубой» по цвету своего фона. Центральным памятником московского шитья XV в. является покров «Сергий Радонежский» , создание которого было связано, по всей вероятности, с канонизацией троицкого игумена в 1422 г. К первой половине XV в. относится целый ряд небольших подвесных пелен с изображениями различных христианских праздников.

Произведения шитья XV века можно охарактеризовать как образцы живописного стиля, так как основная выразительность этих произведений достигалась локальными цветами разноцветного шелка, которым застилали определенные плоскости изображения, как красками в живописи. Иногда использовались шелка одного цвета, но разных тонов, служившие одним из средств моделировки фигур. При этом вышивальщицы применяли и особую технику шитья, так называемый „атласный» шов и шов „в раскол», когда иглой как бы раскалывалась нить предыдущего стежка, чем достигалась особенная плотность и прочность шитья.
К числу замечательных московских памятников середины второй половины XV в. относятся небольшие по размеру: «Распятие с избранными святыми», «Троица с праздниками», «Погребение Анны». Сударь «Распятие с избранными святыми», вероятно, происходит из великокняжеской Мастерской. Художник, выполнявший рисунок для Троицы с праздниками», безусловно, находился под впечатлением образов Андрея Рублёва. Все произведения отмечены тонкостью художественного вкуса вышивальщиц, прекрасно согласовавших характер шитья разноцветными шелками с нежной фактурой шелковой тафты. Введение золотых нитей довершает впечатление изящества и изысканности.

Конец XV — первая четверть XVI в. представлены в коллекции целым рядом выдающихся произведений. Среди них и широко известные, точно датированные памятники великокняжеских мастерских, и безымянные шедевры светлиц московских бояр и служилых людей. В этих произведениях можно проследить эволюцию этого вида искусства сохранявшего лучшие традиции предшествующего времени. Здесь больше, чем прежде, применялось шитье золотными и серебряными нитями, усложнялась и совершенствовалась техника шитья, активнее применялось украшение жемчугом и драгоценными камнями. Многие произведения шитья воспринимаются уже не только как живописные полотна, но и как декоративные и драгоценные вещи. Мастера умели применять золото, серебро и самоцветы, подчиняя эти материалы прежде всего художественным задачам.

Сохранившиеся московские памятники XV столетия говорят об искусном владении вышивальщицами техникой золотного шитья и шитья разноцветными шелками. Однако вплоть до первой четверти XVI столетия предпочтение отдается разноцветным шелкам. Одним из прекрасных образцов этого времени является сударь «Чудо архангела Михаила в Хонех», до сих пор поражающий звонкостью своей цветовой гаммы. В произведениях шитья конца XV — начала XVI в. заметно сказывается влияние искусства Дионисия.
Изяществом удлиненных пропорций, благородством образов, изысканностью цветового строя выделяются две небольшие пелены: «Богоматерь Знамение» и «Никола». Первая шита исключительно золотыми и серебряными нитями.Черты искусства Дионисия наиболее ярко проявлялись в памятниках великокняжеской мастерской Василия III и его жены Соломонии Сабуровой. Вложенная ими в 1525 г. пелена «Явление Богоматери Сергию, праздники и святые» отмечена тонкостью рисунка, удлиненностью и стройностью пропорций фигур, цветовым решением, декоративностью. Великокняжеские мастера нередко знаменали и произведения, выполнявшиеся в боярских светлицах.

В середине — второй половине XVI в. лучшие шитые вещи создаются в царицыных светлицах Анастасии Романовны, Марии Нагой, Ирины Годуновой. Редкой композицией, изысканным цветовым сочетанием яркого цвета шёлковых и золотых нитей, отличается Покров 1557 года, подаренный Анастасией Романовной, которая была сама искусной вышивальщицей. В 80-х годах XVI в. в царских мастерских были выполнены монументальные покровы с изображениями Сергия и Никона Радонежских.
Одной из самых значительных мастерских художественного шитья в 50-60-х годах XVI в. являлась мастерская княгини Евфросиньи Старицкой. Здесь были созданы монументальные, больших размеров „воздухи» (плащаницы) с многофигурными композициями и сложными надписями вязью. Прекрасные по рисунку и построению, по исключительно гармоничному соотношению цветов, эти монументальные полотна воспринимаются не только как живописные, но прежде всего как декоративные произведения искусства.
Усложнилась техника шитья шелком, настилавшимся особенно плотно и в разных направлениях, что создавало светотеневой эффект, особенно при воспроизведении лиц. Шитье золотом и серебром „в прикреп» стало виртуозным и разнообразным по создаваемым им орнаментам. В духе времени вышивались надписи сложной вязью, которые служили и декоративным целям. В 1561 г. в мастерской Евфросиньи Старицкой был выполнен большой воздух (плащаница) «Положение во гроб». Как свидетельствует шитая на нем вкладная летопись, он дан в Троице-Сергиев монастырь князем Владимиром Андреевичем и его матерью княгиней Евфросиньей «на воспоминание последнему роду».

В конце XVI — начале XVII в. заметное место в развитии художественного шитья принадлежит мастерским Бориса Федоровича Годунова. Сохраняя виртуозность техники шитья шелками, золотными и серебряными нитями, а также и высокий иконописный стиль изображений, произведения мастерской Годуновых стали еще более декоративными, хотя в них уже чувствуется утрата живописного начала. Они превращаются в драгоценность благодаря обильному применению жемчуга, драгоценных камней, золотых и серебряных дробниц разных форм и размеров, украшенных гравировкой или гравировкой с чернью. Высокое искусство исполнения сказывалось здесь в том, что драгоценные украшения не были самоцелью, они всегда были подчинены сложным художественным задачам.
В их работе ясно различаются два периода, рубежом между которыми является 1598 г., когда Борис был провозглашен царем. К 1587 г. относится покров с изображением Явления Богоматери Сергию на фоне Голгофского креста. В период с 1598 по 1604 г. Борис Годунов передает в Троицкий монастырь комплект шитых тканей для церковных сосудов, среди которых находится сударь с изображением Троицы, композиция которой следует рублевскому варианту.
Шитье XVII в. в коллекции музея представлено рядом интересных памятников царицыных светлиц и мастерских «именитых людей» Строгановых. Основные вклады относятся к 60-70-м годам XVII в. и связаны с именем Дмитрия Андреевича, его жены Анны Ивановны и сына Григория. В 1671 г. Анна Ивановна Строганова дает в Троице-Сергиев монастырь покров с изображением Сергия.

Орнаментальное шитье

Наряду с произведениями лицевого шитья в экспозиции представлены и интересные произведения шитья орнаментального. Это главным образом облачения духовенства, а также пелены и покровцы, украшенные орнаментальными композициями, шитыми золотом, серебром, жемчугом, драгоценными камнями. В коллекции музея самое раннее произведение — поруч с изображением Благовещения конца XV века, происходящий из великокняжеской светлицы Софьи Палеолог. В это время орнамент занимает очень скромное место в художественном строе произведения — обрамляет шитую лицевую композицию. Его основной мотив — стилизованный вьюнок.
Необычайно интересны в коллекции музея произведения XVI в. Среди них – выдающиеся памятники царских светлиц и известных мастерских московских князей и бояр. Привлекает внимание фелонь, связываемая с именем князя Петра Щенятева . Ее оплечье составлено из нескольких кусков вышивки, по всей видимости из вошв, и, следовательно, дает представление прежде всего о светском шитье. Орнамент, шитый здесь,— древо, «оберегаемое» животными и птицами,— относится к числу древнейших. В разработке его мотива, в самом характере узорочья сказалось глубокое влияние народного искусства, народных вкусов. Едва ли в русском средневековом шитье XVI века найдется другое такое произведение, где бы так широко был отражен традиционный зооморфный мир русской народной вышивки — олени, коньки, гуськи, павы.
К середине XVI в. относятся произведения с растительно-геометрическими орнаментами. Почти все они относятся к середине и второй половине XVI в. Это преимущественно подвесные пелены к иконам. Первостепенное место здесь принадлежит пелене 1550г. Анастасии Романовны. В «Жемчужной» пелене 1599 г. в наиболее сконцентрированном виде выражены основные черты орнаментального шитья конца XVI в.: применение роскошных материалов, тесная связь с ювелирным искусством, сложность и красочность композиций.В ее декоративном характере наряду с жемчугом и золотом большую роль играют разноцветные драгоценные камни — красные, зеленые, синие. Годуновские произведения, с одной стороны, завершал» интересный процесс развития орнаментального шитьё XVI века, а с другой — знаменовали его новый период — период красочного нарядного узорочья XVII века.

Орнаментальное шитье XVII в. в коллекции музея представлено необычайно широко. Основным средством художественной выразительности здесь по-прежнему являются жемчуг, которым, если можно так сказать, рисуется узор, и разнообразной формы дробницы, имитирующие цветы, листья. В XVII веке орнамент на оплечьях и зарукавьях церковных одежд становится в значительной степени просто декоративным, иногда с включением в него элементов феодальной эмблематики, таких, как изображения барсов, двуглавых орлов и фантастических птиц. Характерное произведение этого периода — фелонь, оплечье которой выполнено из вошв летника, вложенного в Троице-Сергиев монастырь в 1635 году протопопом Благовещенского собора Максимом, являвшимся духовником царя Михаила Федоровича. Легкость и изящность шитого рисунка оплечья подчеркнута изысканным колоритом, где тонко сочетаются блестящий жемчуг и матовая канитель.
К этому же времени относится и стихарь. Среди произведения последней четверти XVII в. очень мало точно датированных, и все они разнохарактерны по своему составу. Для этого времени характерна епитрахиль, шитая по красному бархату жемчугом, золотыми дробницами, мелкими гранатами и бирюзой. Состав орнаментальных мотивов XVII в. аналогичен традиционным мотивам XVI столетия. Одна из наиболее типичных таких композиций представлена на сулке 1667 г.боярыни С.С. Морозовой.

Интересны произведения орнаментального шитья последней трети XVII века. Характер их шитого декора отличается, как правило, пышностью и сложностью травного рисунка. Красочная нарядность композиций подчеркнута значительным применением запонов с разноцветными камнями, эмалями, золотистыми блестками. Все это как нельзя лучше отвечало оптимистическому жизнеутверждающему духу русского искусства XVII века.
Представление об одной из боярских мастерских, где великолепно владели разнообразнейшими техническими приемами шитья золотом, серебром и жемчугом дают вклады боярина А.С. Шеина. В конце XVII в. намечаются новые черты в развитии орнаментального шитья. Ярко выражены они в декоре оплечья фелони выполненной в период между 1674-1697 гг. Эффектность ее орнаментальной композиции достигнута не только сочностью и пышностью рисунка, красочностью драгоценных золотых запонов, но и новым использованием жемчуга. Поэтому так понятно на протяжении всего средневековья огромное внимание в орнаментальном шитье к растительным мотивам, происхождение которых было связано некогда с языческой славянской символикой плодородия растительного мира.

Лицевое и орнаментальное шитьё XVIII – XIX вв.

Произведением высочайшего уровня исполнения является знаменита палица «Воскресение Христово», вложенная в ризницу монастыря в XVIII веке среди множества других предметов. Архимандрит Варлаам (Высоцкий) использовал ее в своем парадном одеянии в Петербурге. Тончайшая лицевая гладь дополнительно подкрашена кистью, что свойственно только вышивкам первой половины XVIII в. Между 1737-1756 гг. в монастырское ризничное собрание попадает исключительная по редкости и красоте маленькая, шитая золотом и серебром по алому шелку икона «Святые великомученицы Екатерина, Анна, Прасковья».
В музее хранится фелонь, у которой на бархатных оплечьях в центрах жемчужных узоров вынизаны латинскими буквами инициалы Троице-Сергиевой лавры, получившей этот статус от императрицы Елизаветы Петровны. Это произведение отражает высокое достижение русских мастеров в развитии жемчужного шитья.

В правление Екатерины II продолжались теснейшие связи царского дома с Троице-Сергиевой лаврой. Императрица неоднократно посещала монастырь. Для придворной ризницы троицкого архимандрита были сшиты новые облачения, из которых сохранились: фелонь, епитрахиль, палица, стихарь . Одежды сшиты из серебряного глазета и столь умело вышиты шелками, синелью, золотными нитями, что напоминают тканые образцы лучших европейских мануфактур.
Прекрасными образцами вышивки XVIII века являются прилагающийся к церковным сосудам комплект покровцов, расшитых золотом и серебром по насыщенному темно-зеленому бархату, а также обложенных «канителью золотою бахромою с блестками, по углам… 4 кисти золотые канительные». Это шитье выполнялось в придворной цалмейстерской конторе. В мастерской Троице-Сергиевой лавры была создана плащаница «Положение во гроб». Среди произведений XIX в. особый интерес представляет Саккос, принадлежавший святителю Филарету (Дроздову) митрополиту Московскому и Коломенскому.

Золотное шитьё

Шитье золотом – одно из старинных женских рукоделий. Считается что на Руси золотное шитье появилось около1000 лет назад и пришло из Византии. Золотые нитки делались из тонко расплющенного золота, которое нарезалось узкими полосками. Зародилась вышивка золотом на Востоке, первые находки расшитых, а точнее вытканных из золота вещей относятся к 6-5 вв. до н.э. Постепенно это мастерство распространилось в Сибирь, Поволжье, на Кавказ, в Азию, Европу. В погребениях 1-4 вв. н.э. ученые находят работы из пряденых золотых нитей.

Золотное шитье применялось как в предметах религиозного культа (в одежде служителей, оформлении икон и иконостасов, покровов, хоругвей), так и в обычной жизни для украшения одежды, предметов быть, интерьеров.

Своего расцвета вышивка золотом достигла в средние века, к этому же периоду относится большинство сохранившихся работ.

В 15 веке в художественных мастерских работали специально обученные мастерицы, в основном они занимались лицевым шитьем – вышивали лики святых и библейские мотивы цветным шелком, шитье золотом было не очень распространено, в основном им подчеркивались лица в религиозных композициях.

В 16 веке стали придавать большее внимание декоративности изделия, в ход пошли золотые и серебряные нити, жемчуг, драгоценные камни. Декоративность и богатый вид, богатое орнаментальное обрамление достигались в ущерб живописности и натуралистичности работы. В дальнейшем эта тенденция ещё усилилась, стиль стал более графичным, а в шитье помимо обилия драгоценных камней стали использоваться «дробницы» — прямоугольные или фигурные пластинки из драгоценного металла с резным, эмалевым, чеканным изображением святого.

В вышивках 17 века чаще всего используется вышивка вприкреп, которая доведена почти до совершенства, вышивка волоченой нитью (закрепление на поверхности золотых тонких проволочек) и вышивка золотной нитью (льняными или шелковыми нитями обвитыми волоченой нитью). Шелк отходит на задний план, его используют лишь для шитья ликов и для прикрепа золотой нити. В собрании Эрмитажа хранятся образцы костюмов русских придворных костюмов 18-19 веков, вышитых золотыми нитями, украшенных золото-серебряным кружевом.

Золото-серебряное кружево пришло на Русь из Западной Европы в конце 16 века. Кружевницы использовали в основном зарубежные нити, которые в 17-18 веках наряду с готовыми кружевами ввозились в Россию. Золотые и серебряные кружева хорошо гармонировали с традиционно русскими парчовыми тканями, расшитыми жемчугами и золотным шитьем, поэтому они быстро получили широкое распространение. Кружевами богато украшалась церковная одежда и принадлежности, царские и боярские одежды, придворные платья.

Постепенно нити из чистого золота и серебра в целях экономии стали заменять на позолоченную нить, а затем и вовсе на искусственные материалы различного цвета, толщины, сечения.

Способы золотного шитья

Для вышивки золотыми нитями лучше всего подходит атлас или шелк. Ткань туго натягивают и заправляют в раму или пяльцы, большие чем сама вышивка, иначе края пялец могут повредить золотые нити. Для шитья нужны две иглы – толстая с широким ушком для вывода золотой нитки и иголка с узким ушком и острым кончиком для прикрепа (шелковой нити).

Эта техника позволяет использовать различные металлизированные нити, тонкую проволоку (канитель), трунцал (металлизированная полая трубочка с витой поверхностью), галун (полая трубочка), шнур, люрекс, пайетки, бисер и т.д.

В старину мастерицы вышивали золотом ткань «на прокол», т.е. пропуская нить сквозь ткань как при обычной вышивке. Позднее общепринятым стал способ работы «в прикреп», когда нити выкладываются параллельными рядами на ткани и прикрепляются шелковой нитью поперечными стежками. Шелковая нить может быть в тон золотой, тогда она становится почти невидимой на готовом изделии, либо быть контрастного цвета, тогда ложась на золотую нить она дает отсвет и нижняя нить принимает оттенок прикрепляющей. Фон, выполненный золочеными нитями уложенными в разных направлениях дает и разнообразное восприятие поверхности.

Эффектно смотрятся работы выполненные «шитьем по карте». Таким способом обычно шьют растительные и геометрические узоры, буквы и орнаменты. Из плотного материала – картона, кожи – вырезаются элементы узора, наклеиваются в соответствии с рисунком на ткань и обшиваются нитью «в прикреп». Узор «прикрепы» (прикрепляющей шелковой нитки) заранее размечается на подложке, затем по нему шилом протыкают отверстия.

Вышивку с золотыми нитями и картонными вставками стирать нельзя, можно лишь медленно и осторожно очищать мягкой щеткой.

В золотном шитье часто используется мягкая и жесткая канитель. Мягкая легко режется ножницами, в получившуюся трубочку вставляют игла с ниткой и вышивают узор. Жесткая канитель свита в спираль, она эластична и выкладывается по форме рисунка, надо лишь следить чтобы края были отрезаны гладко. Шов золотом и серебром часто встречается в восточных вышивках – арабских, индийских, японских, китайских.

В небольшом поселке Биорки Коломенского района Московской области живет скромная
большеглазая молодая женщина с золотыми руками. Это Мария Назаркина. Она человек
очень редкой профессии — золотошвейка.

Редкая умелица — она вышивает
Рождественские и Пасхальные яйца, оклады на Библию, Молитвословы и Евангелия,
дамские сумочки и кошельки, записные книжки и косметички. Все её работы
выполнены на бархате, парче, тафте с применением золотных нитей, канители,
бисера, и украшены различными камнями (янтарь, гранат, бирюза, натуральный
жемчуг и пр.)

При оформлении часто используются миниатюрные иконы ручной
работы, написанные в стиле Палех, традиционные русские мотивы.

У нее
высшее образование — сельскохозяйственная академия им. Тимирязева. Затем два
года она обучалась шитью в Ново-Спасском монастыре. Оттуда помимо знаний и
навыков золотошвейного ремесла Мария вынесла и сохранила послушническую
скромность. А еще в ней живет огромная любовь к этому делу и, конечно,
дарованный свыше талант.
Кроме того , она работала в мастерской Валентина
Юдашкина и до сих пор выполняет заказы для ведущих модельеров.

Но самое
удивительное, на мой взгляд, что при всей своей занятости Мария, знаменитая
своим мастерством далеко за пределами Коломны, организовала кружок золотного
шитья в детской школе искусств «Березка» в родном поселке.
Темы для рисунков
Мария черпает в книгах и собирает, где возможно. Материалы, которые использует,
— бархат, нити, блестки, жемчуг, бусы и камни — сначала покупала на свою
учительскую зарплату. Сейчас ей финансово помогает областное Министерство
культуры

Работы Марии Назаркиной выглядят как раритеты дворцовой
роскоши, достойные серьезных культурных фондов и личных собраний
коллекционеров.

В канун Светлой Пасхи предлагаю вам посмотреть на её
чудесные пасхальные яйца.

«СПАСИТЕЛЬ»

«СОБОР»

«БОЖИЯ
МАТЕРЬ ВЛАДИМИРСКАЯ»

«ЗОЛОТАЯ
ЛИЛИЯ»

«ИКОНА
БОЖЬЕЙ МАТЕРИ ВЛАДИМИРСКАЯ»(виноградная лоза)

«ИКОНА
БОЖЬЕЙ МАТЕРИ СМОЛЕНСКАЯ»

«ИКОНА
БОЖЬЕЙ МАТЕРИ ФЕДОРОВСКАЯ»

«ИКОНА
БОЖЬЕЙ МАТЕРИ ПОЧАЕВСКАЯ»

Оборотная
сторона

Оборотная
сторона
При желании вы можете посмотреть и другие её удивительные работы -(коммерческая ссылка удалена на основании Пользовательского соглашения)

Лицевое шитьё

Из собрания Сергиево-Посадского историко-художественного музея-заповедника

Лицевое шитьё — сложная техника создания изображений на ткани с помощью вышивки, золотого и серебряного шитья, жемчужного шитья, аппликации, и других различных приёмов рукоделия, с помощью которых создаются всевозможные ритуальные покровы, пелены, плащаницы, используемые в православных обрядах и церковной жизни. С помощью лицевого шитья создаются надгробные покровы с изображениями святых, пелены с различными иконографическими сюжетами для подвешивания под иконы, покровцы на церковные сосуды, плащаницы, повествующие об оплакивании Христа во гробе. В отличие от икон эти произведения создавались руками женщин, проявлявшими себя при этом настоящими художницами. Правда, рисунок изображений обычно намечали иконописцы. Среди этих произведений есть совершенно уникальные памятники, прочно вошедшие в историю русского искусства.

В Сергиево-Посадском историко-художественном музее сложилась уникальная коллекция лицевого шитья, что определялось самим порядком формирования музея, куда попали ценности Троице-Сергиевой лавры. Многие экспонаты являются не только значимыми произведениями прикладного искусства, но и историко-культурными реликвиями. Вклады в лавру делали как цари и аристократы, так и купцы, мещане, ремесленники и крестьяне. Невероятные по техническому совершенству произведения лицевого шитья занимали среди них значительное место. Часть феноменальных по технике исполнения и художественному совершенству покровов и пелен были созданы в самом монастыре.

Покров с изображением Сергия Радонежского. Фрагмент
1420-е годы.
Сергиево-Посадский историко-художественный музей-заповедник

Шитый шелком надгробный покров с изображением Сергия Радонежского относится к 20-м годам XV века. Сергий стоит во весь рост, в строгой монашеской одежде. У него очень характерное аскетическое тонкое лицо мудрого старца, впалые щеки. Сосредоточенно смотрят на зрителя слегка косящие глаза. Вышивальщицы сумели передать в этом своеобразном средневековом портрете не просто канонический образ святого, а реальную историческую личность, хорошо известную нам по летописям и «житию» Сергия, составленному Епифанием Премудрым. Покров с изображением Сергия был сделан в одной из лучших княжеских мастерских, где могли в то время работать самые знаменитые художники, таким, как Андрей Рублев.

Шитая пелена «Святые и праздники»
Мастерская Софьи Палеолог. 1499.
Сергиево-Посадский историко-художественный музей-заповедник

В великокняжеской мастерской «замышлением и повелением» Софьи Палеолог, жены Ивана III, была исполнена в 1499 году другая известная пелена с изображениями святых и праздников. Пелена выглядит очень красочно. Она шита разноцветными шелками, а местами серебряными и золотыми нитями. По одеждам разбросаны, как мозаика, многоцветные крапинки.

Изображения на пелене подобраны с определенным смыслом. Кроме иконографических сюжетов, связанных с монастырем («Троица» и «Явление Богоматери Сергию»), на пелене помещены своеобразные портреты московских митрополитов, святые каждого из членов семьи Ивана Ш и праздничные сюжеты, связанные с определенными, памятными для великокняжеской семьи днями. Вполне возможно, что идея этой пелены отражает борьбу за престолонаследие потомков Ивана Ш от его первой жены тверской княгини Марии и сторонников сына Софьи Палеолог Василия III.

Как и большинство произведений древнерусского шитья, пелена Софьи Палеолог является не только выдающимся образцом искусства, но и своеобразным документом истории.

Высоким образцом искусства является маленькая пелена XV века «Успение Анны». На белом фоне пятиглавого храма изображено погребальное шествие. Согбенные фигуры выделяются на белой стене храма лишь силуэтами. Но мастерицы сумели передать в них скорбь людей, идущих за гробом. Пелена эта отличается прекрасно найденной композицией и большой эмоциональной напряженностью.

Шитая пелена «Чудо архангела Михаила в Хонах»
Сергиево-Посадский историко-художественный музей-заповедник

На пелене «Чудо архангела Михаила в Хонах» на фоне красной камки (итальянская шелковая материя) изображен одношлавый храм с полосатой кладкой. У храма стоит сгорбленный старец Архип. Он наблюдает за чудом, свершаемым архангелом Михаилом: ударяя копьем в скалу, он спасает храм от потопления его язычниками. Прекрасно вышита фигура архангела. Его светло-зеленые одежды развеваются от мощного удара, правая рука и крыло высоко подняты. Отлично передано удивление старого служителя храма Архипа. По краю пелены вышита церковная песнь. Эта надпись является также и композиционным завершением пелены.

Шитьем разноцветными шелками переданы на пелене XV века сложные композиции «Троицы» и «Праздников». Центральная композиция «Троицы» повторяет знаменитую «Троицу» Андрея Рублева, отличаясь от нее лишь колористическим решением. С большим мастерством вышиты изящные узкоплечие фигуры ангелов. Размещенные по краю пелены «Праздники» служат как бы живописной каймой для центральной композиции. Эта пелена является в собрании музея одним из наиболее совершенных произведений лицевого шитья XV века.

В конце XV века влияние живописи школы Дионисия прослеживается и в лицевом шитье. Известно, что по рисунку Дионисия или мастера из его ближайшего окружения был создан ряд шитых пелен для городского собора в Волоколамске. Одна из этих пелен — «Похвала Богоматери» (1510 год) хранится в настоящее время в музее-заповеднике. В основном собрании музея имеется также шитая шелком пелена начала XVI века с изображением Николы. Эта пелена отмечена большим изяществом, столь характерным для школы Дионисия. Изображение Николы вышито на тонком шелку брусничного цвета и окаймлено надписью вязью, передающей церковную песнь.

В собрании музея есть интереснейшее произведение шитья, исполненное новгородскими мастерицами,— покров на престол с изображением распятия. По краю покрова вышита надпись о вкладе этой вещи новгородской боярыней Анастасией Овиновой в 1514 году. Это один из памятников борьбы Москвы с Новгородом. Семья Овиновых принадлежала к группе сторонников московской ориентации в Новгороде, которые противопоставили себя представителям новгородского боярства, пытавшимся опереться на Литву. Рисунок для вышивальщиц покрова, по-видимому, не случайно был сделан мастерами московского князя Андреем Мыведоном и Аникой Григорьевым Кувекой. Покров исполнен в неярких пастельных тонах, что вообще необычно для подобных вещей московских мастеров. Очевидно, новгородские вышивальщицы проявили свои вкусы как в колорите шитья, так и в орнаментальном обрамлении композиции в целом.

Шитая пелена «Явление Богоматери Сергию c праздниками»
Московская великокняжеская мастерская. 1525.
Сергиево-Посадский историко-художественный музей-заповедник

В московской великокняжеской мастерской была выполнена в 1525 году пелена, шитая разноцветными шелками, золотом и серебром, с изображением «Явления Богоматери Сергию» и «Праздников». Удивительная красочность пелены, сложное композиционное решение — пелена содержит 19 самостоятельных сюжетов — свидетельствуют об участии в этой работе выдающихся художников-иконописцев и искусных мастериц. Надпись на пелене рассказывает, что она была вложена в Троицкий монастырь московским великим князем Василием Ш и его женой Соломонией Сабуровой с молением «о чадородии». Князь не имел детей, а отсутствие наследника грозило возобновлением прежних междоусобиц. И не случайно на пелене подобраны сюжеты с изображениями тем рождества и Богоматери. Таким образом, эта пелена также интереснейший исторический памятник последнего периода великокняжеской Москвы.

Плащаница
Мастерская князей Старицких. 1561.
Сергиево-Посадский историко-художественный музей-заповедник

Лучшее произведение шитья середины XVI века — плащаница 1561 года, выполненная в мастерской князей Старицких. В надписи на плащанице сказано, что она сделана на «воспоминание последнему роду». Имеется в виду угасавший в эпоху опричнины последний род удельных князей Старицких — ближайших родственников Ивана Грозного. Вкладчик плащаницы, Владимир Андреевич Старицкий, был отравлен по приказу Ивана Грозного, а его мать Ефросинья, участвовавшая во всех политических интригах сына, по преданию, была заморена «в дыму». И совершенно не случайно в художественной композиции так сильна тема жизненной скорби. Особенно выразительны группа рыдающих женщин, рвущая на себе волосы Мария Магдалина, склонившаяся над Христом скорбная Богоматерь. Справа от них стоят у гроба Иоанн и Никодим. Вся эта сцена передана с такой психологической напряженностью, что невольно вспоминается трагическая судьба самих Старицких.

Плащаница Старицких отличается совершенно виртуозной техникой шитья шелковыми, золотыми и серебряными нитями, разнообразием орнамента, классическим шрифтом древней вязи в церковной песне, вышитой по краю. Это замечательное произведение служило впоследствии образцом, по которому создавали подобные композиции и в других мастерских.

Превосходные произведения шитья в начале XVII века создавались в годуновских мастерских. Искусной вышивальщицей была дочь Бориса Годунова Ксения. Есть вполне вероятное предположение, что Ксения Годунова вышила пелену с изображением «Троицы» и индитию (одежда на жертвенник). Пелена «Троица» шита золотыми, серебряными и шелковыми нитями. Изображения ангелов по контуру обнизаны жемчугом, а по краю пелена обрамлена серебряными золочеными фигурными дробницами, также обнизанными жемчугом. Лики ангелов вышиты настолько тонко, что стежки шелка едва видны и кажутся нарисованными красками.

Жемчужная пелена «Крест на Голгофе»
Мастерская Годуновых. 1599.
Вклад в Троице-Сергиев монастырь Бориса Годунова
Сергиево-Посадский историко-художественный музей-заповедник

Исключительно красива композиция «Предста царица» на индитии Ксении Годуновой, где Богоматерь, Иоанн Предтеча, коленопреклоненные Сергий и Никон как бы умоляют разгневанного Спаса. Вся композиция шита разноцветными шелками с применением золотых и серебряных нитей, среднего и мелкого жемчуга. Фоном для изображения служит испанский петельчатый бархат.
Непосредственным поводом для шитья индитии могло быть трагическое событие в судьбе Ксении Годуновой. В Москве внезапно умер ее жених, датский принц Иоанн. Во время его болезни семья Годуновых приезжала в Троицкий монастырь, в связи с чем, возможно, и были преподнесены эти вклады.

Произведения древнерусского лицевого шитья в XVII веке приобретают черты большой условности. Здесь уже нет оснований говорить об индивидуальной характеристике в образах «святых», изображенных на покровах и пеленах. Типичным образцом шитья этого времени является надгробный покров с изображением Никона Радонежского — вклада царя Михаила Федоровича и патриарха Филарета Никитича в 1633 году. Лик Никона трактован условно. Вся фигура выглядит плоскостной и статичной. Но техника шитья все еще поражает виртуоз1ocTbIo, плотным наложением шелковых нитей, что становится похожим на более развитую к этому времени тех= нику болотного шитья. С большим мастерством переданы надписи сложной вязью.

Покров с изображением Сергия Радонежского
Мастерская Строгановых. 1666.
Сергиево-Посадский историко-художественный музей-заповедник

В XVII веке особенно искусные произведения шитья выходили из мастерской Строгановых. В экспозиции музея представлены два покрова (1666 и 1671 годов) с изображениями Сергия — вклада Строгановых. Покровы отличаются изумительной техникой болотного шитья. Одежды Сергия шиты золотом и серебром «в прикреп» разноцветными шелками. В зависимости от характера и цвета прикрепы образуется разнообразный орнамент болотного шитья. На покрове 1671 года болотное шитье сочетается с обнизью жемчугом и с украшением драгоценными камнями. Лики на строгановских покровах, хотя и наделены чертами условности в стиле своего времени, шиты более тонко, чем на произведениях, вышедших из других мастерских.

Покров с изображением Александра Невского
Мастерская Строгановых.
Сергиево-Посадский историко-художественный музей-заповедник

Уникален образец шитья, вышедший из мастерской Строгановых, — покров с изображением Александра Невского. Знаменитый полководец представлен мертвым, в монашеской одежде, с закрытыми глазами, в руке у него развернутый свиток. Лик Невского шит плотно наложенными стежками шелка, а одежды — золотом и серебром «в прикреп». Изображение напоминает монументальные стенные росписи.

• Загорский (Сергиево-Посадский) историко-художественный музей-заповедник. Серия «По музеям и выставкам Москвы и Подмосковья». М., изд-во «Московский рабочий», 1968.
• Троице-Сергиева Лавра. История и архитектурный комплекс
• Сергиево-Посадский музей-заповедник. Иконы XIV-XVII веков
• Древнерусское шитьё из собрания Владимиро-Суздальского музея-заповедника

Следующая страница: Русская вышивка XVI-XVIII веков

• Главная • Рукоделие • Лицевое шитьё

Золотошвейная мастерская

Как все начиналось

Когда в 1994 году Святейший Патриарх Алексий II благословил возобновление монашеской жизни в стенах древнего Сретенского монастыря, на обитель было страшно смотреть. Тогда художницы Нонна Ивановна Батытина и Екатерина Михайловна Пушкина, знавшие назначенного сюда отца Тихона (Шевкунова) еще по его служению в Донском монастыре, сделали аналойник с жемчужным крестиком.

Сотрудницы Золотошвейной мастерской. В центре — Екатерина Пушкина и Нонна Батытина

«Все началось с жемчужинки», – говорит Екатерина Михайловна. Тонкая работа с жемчугом станет одной из особенностей изделий созданной потом при монастыре золотошвейной мастерской «Сретение». Возможно, потому что жемчужными окладами на чудотворном образе Успения Пресвятой Богородицы славится Псково-Печерская обитель, в качестве подворья которой изначально и был открыт Сретенский монастырь.

Потом, узнав о том, что первая служба состоится на Сретение Господне, смастерили к празднику воздух и покровцы. На них первая Литургия в возрождаемой Сретенской обители и служилась.

Воздух и покровец. Золотошвейная мастерская Сретенского монастыря

«Тогда каждый, кто чем мог, стремился помочь монастырю», – вспоминает Нонна Ивановна.

В начале 1990-х годов специального образования по церковному шитью ни у кого не было – никакие курсы для золотошвеек еще не были открыты. Возрождением древнерусского искусства лицевого шитья занимались разве что отдельные реставраторы и искусствоведы. С ними и стали налаживать контакты. Одной из первых откликнулась Инна Исидоровна Вишневская, заведовавшая фондами Музеев Московского Кремля. Там и удалось поработать с памятниками церковного шитья, рассмотреть изнанку в целях реконструкции техники. Хотя для создания первой своей крупной работы отправились в музей-ризницу Свято-Троицкой Сергиевой Лавры.

Так к престольному празднику следующего 1995 года, в который отмечалось 600-летие перенесения Владимирской иконы Божией Матери из Владимира в Москву, вышили первое облачение – голубую фелонь, – также расшив ее жемчугом. «Это был подарок нашему духовнику отцу Тихону, возведенному в тот день Святейшим Патриархом Алексием II в сан игумена, а чуть ранее назначенному наместником обители», – комментирует Нонна Ивановна.

День празднования Сретения Владимирской иконы Божией Матери – 8 сентября того памятного юбилейного года – решили считать и днем основания золотошвейной мастерской «Сретение» при получившей уже статус ставропигии Сретенской обители.

Сначала все делалось просто, из подручных материалов: не было средств на приобретение металлических дробниц – так их просто имитировали шитьем; не могли найти бархат нужного цвета – брали, какой есть, и обращались к знакомым текстильщикам-декораторам, чтобы выкрасить ткань так, как того требовала богослужебная палитра праздничных облачений.

Следуя традициям

Сказано: Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам (Мф. 6: 33).

Шитье – это прежде всего молитва

Шитье – это прежде всего молитва. Желание трудом рук своих послужить Богу. Когда-то и Пресвятая Дева Мария вышивала для Иерусалимского храма, где херувимы на покрывалах из крученого виссона и из голубой, пурпуровой и червленой шерсти должны были быть, как сказано в Писании, искусною работою (см.: Исх. 26: 1).

Шитье. Византия. VIII век. Музеи Ватикана

Своего расцвета золотошвейное искусство, унаследованное христианством из Иудейского храмового богослужения, достигло в Византийской империи. Именно тогда, когда богослужение для ромеев было на первом месте, и создавались лучшие, в том числе из дошедших до нас, катапетасмы (то есть алтарные завесы), плащаницы, литургические воздухи, облачения – их и стали наряду с известными им ранее древнерусскими образцами брать за основу сретенские золотошвейки.

Архимандрит Алипий (Воронов)Особенности византийского стиля стали узнаваемыми чертами и их работ: красота композиции, ясность рисунка, простота техники (здесь не используется сложных прикреп) и, наконец, обилие в вышивке золота. Золото – цвет инобытия. «В Царстве Небесном, – как отмечал выдающийся иконописец наших времен “великий наместник” Псково-Печерской обители архимандрит Алипий (Воронов), – небеса – золотые!»

Используемые в мастерской «Сретение» нити с содержанием натурального золота, как и драгоценные и полудрагоценные камни, применяемые для украшения богослужебных предметов, стоят дорого. Поэтому так же, как это искони было в Византии и на Святой Руси, принимаются вклады, и имена благодетелей вышиваются по краям пелен или покровцов. Все, что делается для Церкви, делается так, чтобы служило в веках, – так что и имена поминаются за богослужениями столетиями.

Кто-то вкладывает средства, другие – свои таланты, тепло своих натруженных рук…

Мастерицы

Костяк творческого коллектива мастерской «Сретение» все это время неизменно составляли три художницы: Нонна Ивановна Батытина, Екатерина Михайловна Пушкина и Ирина Ивановна Шляндина.

«Мы так сработались, что каждый из нас дополняет друг друга. Нонна Ивановна, например, может сразу представить то, как работа, за которую мы только принимаемся, будет выглядеть в итоге. Это очень важно, потому что большие работы мы можем вышивать по фрагментам с участием многих вышивальщиц годами. Без этого целостного видения можно уйти в детализацию, а общая композиция рассыплется или работа, допустим, не соберется по цветам… – это все сфера компетенции нашей руководительницы. А Ирина Ивановна у нас мастер по вышивке ликов», – охотно рассказывает про коллег Екатерина Михайловна, у которой, кроме того, что она и сама замечательная художница, удивительный дар общения.

Золотошвейная мастерская Сретенского монастыря. За работой

В мастерской очень теплая, подлинно христианская атмосфера созидания и взаимного принятия друг друга.

За почти уже четверть века существования мастерской «Сретение» ее состав был то исключительно профессиональным, то при выполнении больших работ привлекались помощницы. Так, 15 вышивальщиц потребовалось пригласить, чтобы справиться за два года с вышивкой первосвятительского облачения Святейшего Патриарха Алексия II к празднованию 2000-летия христианства.

К празднованию 2000-летия христианства вышили облачение для Патриарха Алексия II

Уникальные работы

Архиерейское облачение Патриарха Алексия II
Москва, 1998-2000 гг.

Это облачение Патриарха – одна из редких работ, выполненных для приношения в дар. Также в Сретенской мастерской разработали и вышили для Преображенского храма Резиденции Святейшего Патриарха Алексия II в Переделкино Успенскую Плащаницу Пресвятой Богородицы с лилиями.

Выполнили в мастерской и несколько исторических работ: например, для Арзамасского музея русского патриаршества воссоздали ряску Патриарха Никона, а для Пушкинского музея – элементы шитья в дворянском интерьере. (Екатерина Михайловна является представительницей рода А.С. Пушкина, а авторы экспозиции хотели, чтобы в ее создании приняли участие прямые потомки.)

Кафтан домашний (ряска патриарха Никона)
Реконструкция XVII в. Москва, 2013

Однако основные работы мастерской, в том числе реконструкции, делались, конечно, для Сретенской обители.

Так, Нонна Ивановна нашла и восстановила прориси литургического комплекта, принадлежащего Сретенскому монастырю в XVII веке. Сейчас это уже известные по службам в еще древнем монастырском храме жемчужные на красном бархате воздух и покровцы.

Жемчужные покровцы
Служба в храме Воскресения Христова и Новомучеников и исповедников Церкви Русской

«Помню, нас много, ставим в центре мастерской на подрамнике это фантастически красивое полотно и все вместе шьем. Все друг друга знают, помогают одна другой», – вспоминает вышивальщица из прихожанок Елена Ивановна Дешко.

Это было уже в то время, когда в работе мастерской пригласили участвовать всех желающих. Просто повесили рядом с расписанием богослужений объявление, кого-то пригласили лично…

Мастерская – община-семья

«А вы не хотите вышивать?» – спросила как-то Екатерина Михайловна у молодой женщины, бегло скользящей глазами по объявлениям у монастырского храма, в том числе о наборе в золотошвейную мастерскую. «Не люблю», – сказала, как отрезала, та. «Вы приходите, попробуйте», – тем не менее услышала в ответ. И сейчас уже та, что согласилась, жизни своей не мыслит без золотошвейной мастерской «Сретение».

«Это еще в каком-то смысле и церковно-социальный проект Сретенского монастыря, – говорит теперь она. – Многие из нас пришли в мастерскую в самый трудный момент своей жизни. И тут наиболее полно ощутили себя в церковной общине-семье».

Все здесь разные: по характеру, по возрасту, по образованию, по профессии. Среди вышивающих – парикмахеры, медики, полицейские, повара, бухгалтеры, военнослужащие, математики… Есть Герой Труда, которая еще БАМ строила, а есть совсем юные студентки.

Однажды звонарь обители привел даже маленькую дочку. «Я хочу, чтобы она со взрослыми благоговейными женщинами пообщалась, стала серьезнее», – пояснил он.

«Некоторые просто из любопытства заглянут, бывало, к нам, раньше даже иголку в руках не держав, да так и остаются, – отмечает Елена Ивановна. – Мы сюда приходим, кто когда может, наиболее полным составом собираемся по воскресеньям. Иногда работу берем на дом».

«Мужья, видя жен за пяльцами, проникаются особым умилением. Все-таки вышивание – это исконно женское занятие, – дополняет Екатерина Михайловна. – Оно гармонизирует твое внутреннее состояние… Хотя в этом труде, – признается, – бывают, конечно, и моменты, когда становится очень тяжело: руки устают, на пальцах кровавые мозоли… А ты изо дня в день понуждаешь себя браться за иголку. Тогда поддержка друг друга особенно важна. Если ты видишь, что у соседки работа застопорилась, а вы вместе вышиваете поручи, то ты не можешь, сосредоточившись на своем, допустим, правом, выбрать лучший жемчуг».

В мастерской на опыте осознаёшь, что значит православная соборность

Мастерская – это вообще место, где многие впервые на опыте осознали, что значит православная соборность.

Всегда с молитвой

«Однажды, когда стало известно, что служба на память Небесного покровителя обители будет совершаться из-за многолюдства на пятилитровых чашах, мы взялись было шить новые увеличенные крестообразные покровцы, – рассказывает одна из вышивальщиц Александра Ч. – И вот уже приближается 28 декабря, и мы понимаем, что не успеваем… Взмолились к самому священномученику Илариону, и произошло следующее: вдруг на работе у каждой из нас начинают возникать какие-то окна, когда нас ни с того ни с сего отпускают… Мы сначала не понимали: “Что это такое?..” – а потом засели за пяльцы. И времени было дано каждой именно столько, чтобы к празднику успеть завершить литургический комплект».

Употребление покровцов во время богослужения

Перед работой над каждым образом Ирина Ивановна советует вышивальщицам отсмотреть как можно больше лучших образцов иконописи, фресок, мозаик, шитья. Как сказал один иконописец наших дней: «Я понял, почему Господь сохранил для нас древние образа: чтобы мы видели ту высоту духа, к которой нам надо стремиться».

«Мы должны напитывать свои глаза, ум, душу этой красотой, – соглашается одна из вышивающих. – Обращаемся к Тем, над Чьими образами работаем: к Господу, Божией Матери, архистратигам, святым».

Некоторые из девушек здесь молились об обретении супруга и выходили замуж. А те, кто ранее не могли родить, молясь о чадородии, становились матерями.

«Это издревле идущая традиция, когда даже представительницы царских династий делали собственноручно вышитые вклады в храмы и монастыри. Так же, как и дворяне, и бояре, и простые посадские люди, – поясняет Нонна Ивановна. – Сами вышивали или нанимали золотошвеек. Так, на вкладных надписях можно прочитать: “При таком-то царе такой-то вложил сию пелену в такой-то монастырь на вечное поминовение или в благодарность о том-то”».

Многие и сейчас при вышивании литургических комплектов, плащаниц или облачений молятся об исцелении или посвящают свой труд в помин душ усопших сродников.

Сами работы бывают разными по молитвенному настрою: есть великопостные – покаянные, есть Успенские плащаницы, при работе над которыми на душе особая тишина, есть Пасхальные – это радость благодарения.

От нас труды, а результат – от Бога

Работайте Господеви со страхом и радуйтеся Ему с трепетом (Пс. 2: 11), – иногда приводит слова из Псалтири сопровождающий от братии работу мастерской игумен Киприан (Партс). Перед началом большой работы его просят отслужить молебен на начало дела, как и по итогам – благодарственный.

Епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов), игумен Киприан (Партс) и мастерицы-золотошвейки

Когда уже готовая работа попадает в храм, освящаемая благодатью Духа Святаго, она просто на глазах преображается!

В храме твоя работа, освящаемая благодатью Духа Святаго, просто на глазах преображается!

«Вроде шьешь вкривь и вкось, нитки какие-то желтые, жемчуг серым и неровным кажется… А когда с этими покровцами начнут служить Литургию, смотришь и не узнаешь: так на земле белильщик не может выбелить (ср: Мк. 9: 3). Потом, когда сделанные нами же работы братия из ризницы возвращают нам на реставрацию, мы изумляемся: и жемчуг весь один к одному! – свидетельствуют труженицы. – Воистину, пусть левая рука твоя, – как сказано, – не знает, что делает правая (Мф. 6: 3). От нас труды, а результат от Бога».

Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему даждь славу (Пс. 113: 9).

Дробница – в русском церковном ювелирном искусстве миниатюрные вставки, выполняемые на обложках Евангелия, митрах, панагиях или на парадных богослужебных облачениях.

Шитье вприкреп – техника вышивки, когда декоративную нить прикрепляют стежками, выполненными более тонкой нитью.

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *