Современные модели брака и семьи в России

Каждая культура порождает определенную нормативную модель семьи, точнее, группу моделей. Структура нормативной модели включает в себя элементы нормативных членов семьи, каждый из которых характеризуется определенным статусом, т.е. позицией с определенными правами и обязанностями, с которыми связано ожидаемое поведение.

В обыденном понимании существует термин «нормальная семья», который является очень условным. «Нормальной» можно считать семью, которая обеспечивает необходимый минимум потребностей ее членов, или семью, которая дает требуемое благосостояние, социальную защиту членам семьи, создает условия для социализации детей до достижения ими психологической зрелости. По М. Мид, таковой является семья, где ответственность за семью как целое несет отец. Все остальные типы семей, где это правило не выполняется, попадают в разряд аномальных.

В патриархальной семье доминирует отец. В матриархальной семье доминирует мать. В так называемой детоцентрической семье реально (психологически) доминирует ребенок, его потребности или капризы. В эгалитарной семье властные функции распределены, но их распределение – постоянная почва для конфликта (отсюда возникновение «теории конфликта» для описания современной семьи), ее можно назвать конфликтной семьей.

Типичную советскую семью можно рассматривать как вариант модели аномальной языческой семьи с рудиментами православной модели. В такой семье мужчина и женщина борются за доминирование. Победа достается более сильному не столько физически, сколько психически. Существуют противостояния поколений, подавление детей и борьба детей с властью родителей. Аномальность этой семьи состоит в том, что мужчина не несет ответственности за семью в целом. Доминирование работающей матери в семье приводит к тому, что дети хуже усваивают ценности, нормы и мораль общества. Дети матерей-одиночек испытывают проблемы, связанные с социальной адаптацией, выбором брачного партнера, воспитанием собственных детей.

Возраст вступления в брачные отношения

В разные исторические времена относительное количество состоящих в браке людей брачного возраста по отношению к живущим современникам колеблется.

Еще совсем недавно Россия считалась страной всеобщей и относительно ранней брачности: социальная норма, определявшая возраст первого замужества 18–22 года, удержалась на протяжении жизни целого ряда поколений, несмотря на гигантские политические и социально-экономические изменения, произошедшие за это время в российском обществе.

Причины парадоксального омоложения брачности в России в I960–1980-х гг. заключались главным образом в низкой культуре планирования семьи на фоне либерализации сексуальных отношений в юном возрасте. Путь к массовому распространению неформальных отношений как альтернативы официальному браку в первом партнерском союзе проложили поколения, родившиеся во второй половине 1960-х гг.

Сегодня возраст вступления в брак повышается и у женщин, и у мужчин. Стоит отметить, что начало повышения возраста заключения брака в России в середине 1990-х гг. произошло синхронно с переломом тенденций в области образовательных стратегий.

С. Захаров считает, что по всем перечисленным параметрам брак как формальный союз в России теряет свою популярность. Он не только откладывается на более поздний возраст у современных поколений, но и вытесняется устойчивыми сожительствами. Здесь возможно несколько путей трансформации брачной модели, все будет зависеть от того, какой путь изберет для себя население России:

  • 1) возможен радикальный скандинавский путь трансформации семейно-брачных отношений, при котором неформальные союзы в демографическом и юридически-правовом отношении сосуществуют на равных;
  • 2) возможен более мягкий путь Франции и целого ряда других западноевропейских стран, в которых неформальные отношения между совместно проживающими молодыми партнерами являются обязательной прелюдией к браку в зрелом возрасте;
  • 3) возможен и вариант Америки, где сосуществуют самые различные модели брачно-партнерских и семейных отношений в зависимости от принадлежности к гой или иной социальной страте. В любом случае «точка невозврата» к прежней модели брака для России уже близка.

Подводя итог вышесказанному, представляется возможным построить схему возрастной модели современного брака. На повышение возраста вступления в брак и у мужчин, и у женщин влияет ряд объективных и субъективных факторов (рис. 7.1).

Рис. 7.1. Возрастная модель современного брака

Обобщая отличительные черты современных моделей семьи, А. И. Антонов отмечает ряд существенных перемен.

  • 1. Произошел перевес личных выгод индивида и экономической деятельности над ценностями родства.
  • 2. Современной модели семьи характерно разделение дома и работы. Произошло распространение потребительского типа семьи, где общесемейная деятельность дополняется потреблением товаров и услуг внесемейных учреждений за счет зарплаты, добываемой членами семьи за порогом дома.
  • 3. Произошло размежевание дома и внесемейного мира, первичности семьи и обезличеппости отношений во внешнем окружении.
  • 4. Современной семье свойственна социальная и географическая мобильность, связанная с самостоятельным и независимым профессиональным и личностным самоопределением детей без наследования социального статуса и профессиональной специализации родителей.
  • 5. Система «семьецентризма» с ориентацией на материальные блага, с ценностями долга, семейной ответственности, рождения и воспитания детей, заботы о старости родителей, с доминированием авторитета родителей и родственников уступает место системе «эгоцентризма» с ценностями индивидуализма.
  • 6. Происходит переход от централизованной расширенной семейно-родственной системы к децентрализованным нуклеарным семьям, в которых супружеские узы становятся выше «родовых – родственных».
  • 7. Развод по инициативе мужа (прежде всего в связи с бездетностью брака) вытесняется разводом, вызванным межличностной несовместимостью супругов.
  • 8. Происходит переход от «закрытой» к «открытой» системе выбора супруга на основе межличностной избирательности молодыми людьми друг друга (хотя и при сохранении имущественных интересов и системы наследования, закрепляемых брачным контрактом).
  • 9. На смену культуре бездетности с жестким табу на применение контрацепции приходит культура индивидуального вмешательства в репродуктивный цикл, т.е. предупреждение и прерывание беременности.
  • 10. Нормы, связанные с феноменом многодетности семьи, исторически изживают себя.

Понятие счастья, для каждого своё…

Сложно рассуждать о таком понятии как счастье. Для каждого человека слово счастье имеет свое особое значение, связанное с тем, как складывается его жизнь. Что такое счастье и как его достичь? Заключается ли оно в ощущении легкости, радости, покоя или счастье измеряется достижениями человека? Каждый сам для себя определяет это, и это единственный универсальный рецепт того, как стать счастливым.
Для многих счастье — это материальные ценности, обеспеченную жизнь. Для духовно богатых людей большую ценность имеет возможность духовного роста. Иногда кажется, что счастье — это то, чего не хватает или совсем нет в жизни. Тогда человек пытается найти это, сделать так, чтобы сбылись его мечты, — и это уже для него счастья. Счастье поиска, действия, испытаний.
Однако, мне кажется, что в общем для всех понимании счастье — это гармония. Когда идет перекос в какую-то сторону, а чего-то совсем нет в жизни, это вызывает неудовлетворение.
Не так много нужно нам в современной жизни. У всех есть возможность работать и обеспечить себя всем необходимым.
А вот без общения человек жить не может. Обмениваться новостями, делиться впечатлениями, узнавать о новых событиях и интересные факты — все это заложено в природе человека. Кроме того, общаться с интересными людьми — большое удовольствие.
Поэтому у каждого из нас (за исключением людей со сложным характером или тяжелой судьбой) есть друзья, а среди них обязательно самый лучший, самый близкий. Человек не может быть счастливым без возможности проявить свои чувства.
Любить кого искренне, верно и получать в ответ то же самое — может ли человек желать большего?
Еще очень важно иметь работу, которая тебе интересна, свободное время, которое можно провести в соответствии со своими желаниями, семью, которая всегда тебя поддержит.
Лично для меня счастье — близкие люди рядом, интересные занятия, развитие, возможность учиться новому.
В заключении следует сказать, что каждый человек достоин того, чтобы быть счастливым, несмотря на то, что счастье у каждого свое.
Мне бы хотелось, чтобы люди не мешали быть счастливыми друг другу — не были коварными, не завидовали, не обманывали, потому что этим они делают очень больно. Мне неприятно, когда кто-то рядом со мной страдает. Я мечтаю жить в добром мире, где каждый свободен строить свое счастье.

Простая русская семья

Все-таки жизнь подбрасывает такие коллизии, которые ни один автор «мыльной оперы» не придумает. Вот, к примеру, есть у нас одна знакомая семья. Семья, так сказать, в широком смысле — три поколения: дед с бабкой, муж с женой и дети. Почти все — коренные москвичи.
Замечу сразу: все — коренные «русаки», никаких тебе кавказцев или евреев. Главный герой истории — «дед», старый друг нашей семьи по фамилии скажем, Бодров. Мы его так всегда и называли, сколько я его помню — по фамилии: «О, Бодров пришел!», или «Что-то давно Бодров не заходит…» и т.п. Всю жизнь был Бодров большой гуляка и бабник: дома бывал редко, все больше — всякие командировки, путешествия, и, конечно, бесконечные романы. Был он шахматным, скажем так, администратором и тренером, потому еще в застояные годы умудрялся бывать даже, страшно сказать, в Париже — и даже там, естественно, имел бурный роман с натуральной француженкой!
Очень был любвеобильный наш Бодров. И женщины от него буквально млели: он даже сумел, пока я учился в школе, завести роман с молоденькой училкой по математике, которая одновременно была у меня (!) классным руководителем!
При этом, впрочем, все эти похождения не помешали Бодрову официально состоять в браке и даже вырастить дочь Юлю. Видел он ее в детстве не сказать чтоб очень часто…
Выросла дочка большая, стала работать журналисткой-корреспонденткой. Да и замуж вышла — за простого русского парня Васю из Подмосковья. Тут и Перестройка закончилась, распался Союз, Ельцин пришел к власти… Да и Бодров стал не мальчик: под 60, поездки по миру закончились, денег он, понятно, никаких не скопил, да и специальности особой не приобрел, как выяснилось. Только шахматы — а кому нужны были шахматы в бурные 90-е, да еще от пожилого, не очень здорового интеллигента с тихим вкрадчивым голосом?
Перебивался наш Бодров случайными уроками шахмат в редких школах. Один урок — в Митино, другой — в Бирюлево, третий — где-нибудь в Щёлково. Платят копейки, да еще наездишься в метро так, что совершенно обалдеешь.
А что делать — не на пенсию же жить?!
И тут дочка обрадовала — родила ребенка. Но тут же, еще почти в грудном возрасте передала его бабке с дедом, то бишь Бодрову с его бессловесной спутницей жизни. Сказала так: мне, мол, сидеть с детьми некогда, меня это мещанство не привлекает, мне деньги зарабатывать надо. И самореализовываться.
Бодров робко жаловался моей маме, что он не понимает, почему ребенок не может жить с матерью в ее квартире: хорошо, она работает — но ведь дома ее муж! На вопрос, почему ж муж Вася все время дома, ответ был удивителен: оказывается, муж Вася, окунувшись с головой в московскую жизнь после своего Павлова Посада, быстро понял, что работать «на бандитскую власть» он не намерен ни минуты. В ранние 90-е он состоял в ДС («Демократическом Союзе») Новодворской, ходил на демонстрации, был бит ОМОНом; потом, после первого ввода войск в Чечню, окончательно разочаровался в Ельцине и вообще в России. Сидит дома, как сыч, и только насмехается над женой Юлей, которая «куда-то всё бегает». К сыну равнодушен.
А Юле, понятно, надо мужа кормить, до сына ли тут?
Так у Бодрова на старости лет появился на иждивении младенец. С характером, надо признать честно, довольно мерзким (видимо, в папу): капризный, властный, чуть что не по нему — орать, вплоть до истерик. Бодров с детьми младшего возраста до этого и дел-то никогда не имел — миновало как-то; как говорится, «люблю не детей, а сам процесс»…
Бодров жаловался, что он почти перестал спать по ночам, а работать пришлось вдвое больше: он включил в свои уроки еще и ближнее Подмосковье. Дочка помогала мало — она «искала себя». Порой она не удосуживалась заехать к сыну месяц, а уж взять его на выходные к себе — это был праздник!
Дальше — больше. Прошли годы, наступили поздние 90-е, пошла Вторая Чеченская. Муж Вася, который так нигде и не работал (но много думал), пришел к выводу, что из солидарности с угнетенным народом Чечни ему следует принять мусульманство. Что он и сделал! Вплоть до обрезания, кажется (хотя в этом Бодров не уверен — он вообще с зятем с самого начала старался поменьше общаться, как-то не сошлись характерами). На радостях, видимо, Юля с Васей… произвели на свет второго ребенка!
Надо ли говорить, что и этот ребенок последовал по тому же адресу — на квартиру к старику Бодрову? Первый внук Бодрова уже пошел в школу (естественно, в его районе, а не там, где живет Юля), поэтому с появлением нового младенца Бодров и его бессловесная жена смирились быстрее.
Начались 2000-ные, с шахматными уроками стало полегче — некоторые «элитные гимназии» даже включили их в «продвинутую программу». Более того, старика Бодрова вспомнили, несколько раз приглашали судить крупные турниры. Вторая внучка росла поспокойнее; Юля на некоторое время бросила Васю, познакомилась с каким-то приезжим евреем и уехала, никого не предупредив, на полгода в Израиль. Потом, правда, оказалось, что она-то планировала уехать навсегда — но не сложилось что-то. В редком порыве откровенности она призналась отцу, что замучила тоска по Васе (хотя он теперь вроде не Вася; кто он — Ахмед? Магомет? Не знаю, честно).
Вася к ее приезду почти уже загибался, гордый и непреклонный, на заросшей грязью квартире; в бороде он, по словам Бодрова, действительно стал похож на абрека-смертника, только что спустившегося с гор. Даже странно, что его не взяли до сих пор в ментовку — наверно, это потому, что он редко выходит на улицу: очень уж ненавидит «прогнивший антидемократический строй».
Угадайте, чем отметили свое воссоединение изголодавшиеся друг по другу Юля и Вася? Правильно: Юля забеременела третьим. В январе этого года успешно родила.
Исхудавший и заметно поседевший, но все еще бодрый 70-летний Бодров бывает у нас редко — слишком много дел. Кормить и содержать троих детей, которые все (!) обладают весьма непростым характером (спасибо папе!) — нелегкий труд и, главное, слишком мало остается времени. Приходя к нам, он чаще всего, выпив чаю, просто идет и спит пару-тройку часов. Мы в этот момент стараемся не шуметь.
Ведь из-за непрерывных младенцев последние 15 лет наш Бодров очень плохо спит по ночам.

Модель счастливой семьи: где ее взять?


Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастна по-своему.

Л.Н. Толстой.

Мир глазами пришельца

Умение моделировать, подражать, перенимать на себя навыки других людей – это один из базовых навыков любого человека. Вспомним о том, как учится маленький ребенок: он наблюдает. Он внимательно смотрит за тем, что делает мама или папа, и совсем неважно, что это: приготовление еды, разговор по телефону, совместные «посиделки» вечером или молчаливые игры в обиду…

Ребенок в данном случае мало чем отличается от пришельца, которого послали на планету Земля с какой-то особой и ответственной миссией. Малыш не может пока дать оценку происходящему. Он активно записывает поступающую извне информацию и, накопив ее достаточно, без особых раздумий начинает воплощать усвоенные модели поведения в жизнь, то есть пробует повторить то, что недавно делали мама или папа.

И если достаточно простые или «выживательные» навыки проявляются уже сразу, как, например, ребенок уже в скором времени произносит слова, подносит мамин телефон к уху, подражает интонациям родителей и героев мультфильмов, то другие, далеко не такие нужные качества проявляются гораздо позже. Действительно, ну какая разница малышу в том, говорит ли папа маме комплименты и успокаивает ее, когда она не в духе, или нет? Мирятся ли родители сразу после ссоры или две недели не разговаривают? Восхищается ли мама папой при разговоре с подругами или «перемывает ему косточки на чем свет стоит»?..

«Тени» из прошлого

Все перечисленное – не больше, чем тени, которые оседают где-то на далекой-далекой грани бессознательного и, казалось бы, остаются там навечно. Но навечно ли? Мне запомнилась одна фраза на этот счет, которую прочитал у одного автора: «Никогда – это слишком долго».

И действительно, рано или поздно приходит час, когда «тени» оживают. Кстати, здесь ничего мистического нет: давно «забытые» образцы поведения неожиданно всплывают в тот момент, когда повзрослевший ребенок сам начинает строить свою собственную модель семейных отношений. Самое удивительное здесь то, что информация, полученная из книг, фильмов, историй от знакомых и друзей остается всего лишь набором звуков, картинок, эмоций, так как процессом начинают управлять все те же самые «тени»…

Повторно вступая во все новые отношения, человек осознает, что снова и снова наталкивается на одни и те же проблемы. Новый партнер принципиально ничего не меняет. Раз за разом взаимоотношения развиваются по похожей схеме, «заболевая» теми же недугами и становясь такими же напряженными, сложными, нервными, токсичными…

Нередка ситуация, когда приходит клиент и говорит следующее: «Мне встретился человек, которого, похоже, я действительно люблю. Но я боюсь, что отношения с ним будут развиваться все по той же порочной схеме». И этот страх вполне обоснован, потому что модель построения семейных взаимоотношений, усвоенная от родителей, имеет чрезвычайно сильное влияние. Живой наглядный пример усваивается на несколько порядков глубже, чем фильм или чей-то рассказ. Если бы у нас была возможность пожить в разных семьях, понаблюдать за их моделями взаимоотношений, то тогда, возможно, у нас был бы выбор. Но чаще всего такого выбора у нас попросту нет, и мы вынуждены двигаться по проторенной дорожке. «Тени» берут все в свои руки.

«У меня нет модели счастливой семьи… Где ее взять?»

Когда мы говорим о модели поведения, то предполагаем, что для ее построения нужно ответить буквально на два-три вопроса. Вот эти вопросы: «что?», «как?» и, последний, но лишь по порядку, вопрос «зачем?». То есть, нужно определить для себя, что делать, как делать и для чего.

Например, в контексте взаимоотношений, мы понимаем, что чрезмерно обижаемся на партнера. Услышав нотки осуждения в его голосе, чувствуем приступ гнева и теряем контроль над собой. Последствия можно подробно не описывать: испорченное настроение, выходной, отпуск, разбитая посуда и т.п. Попробуем построить модель в данном узком вопросе.

«Что я хочу делать?» — спокойно реагировать на недовольный или осуждающий тон жены/мужа.

«Как именно я могу сохранить спокойствие?» — ущипнуть себя (например, мочку уха), чтобы не дать запуститься реакции гнева и попытаться ответить сначала про себя на вопрос «что именно ее/его расстроило?», а потом задать этот вопрос вслух.

«Зачем мне так странно и нестандартно себя вести, чтобы сохранить спокойствие?» — этот вопрос будет обязателен, если возникают сомнения в выбранном способе действий. Ответ в принципе очевиден: чтобы улучшить наши отношения, показав партнеру со своей стороны искреннюю любовь и уважение.

Я привел этот упрощенный пример с целью показать, что нет никаких проблем с тем, чтобы создать поведенческую модель, в том числе и для счастливых отношений. В крайнем случае подобную модель можно подсмотреть, как в притче, которую не могу не привести здесь.

В одном маленьком городе живут по соседству две семьи. Одни супруги постоянно ссорятся, виня друг друга во всех бедах и выясняя, кто из них прав, а другие дружно живут, ни ссор у них, ни скандалов. Дивится строптивая хозяйка счастью соседки. Завидует.
Говорит мужу:
— Пойди, посмотри, как у них так получается, чтобы все гладко и тихо.
Пришел тот к соседскому дому, притаился под открытым окном. Наблюдает. Прислушивается. А хозяйка как раз порядок в доме наводит. Вазу дорогую от пыли вытирает. Вдруг позвонил телефон, женщина отвлеклась, а вазу поставила на краешек стола, да так, что вот-вот упадет. Но тут ее мужу что-то понадобилось в комнате. Зацепил он вазу, та упала и разбилась. «Ох, что сейчас будет!», — думает сосед.
Подошла жена, вздохнула с сожалением, и говорит мужу:
— Прости, дорогой. Я виновата. Так неаккуратно вазу поставила.
— Что ты, милая! Это я виноват. Торопился и не заметил вазу. Ну да, ладно. Не было бы у нас большего несчастья. …
Больно защемило сердце у соседа. Пришел он домой расстроенный. Жена к нему:
— Ну что ты так долго? Посмотрел?
— Да!
— Ну и как там у них?
— Просто у них все виноваты, а вот у нас все правы!

Если модель есть, то в чем сложность?

Получается, что создать, построить или подсмотреть модель семейного счастья не так уж и трудно. Самое сложное начинается в момент воплощения ее в жизнь. При всей простоте и привлекательности модель, где «все виноваты» почему-то не работает. Никакая сила воли не помогает избежать очередных всплесков гнева, обиды, осуждения и раздражительности.

Дело в том, что помимо трех «волшебных» вопросов что-как-зачем есть еще один вопрос:

«Почему?»

Именно он является пропуском для новой модели в жизнь. «Тени» продолжают существовать, потому что в глубине души воспринимаются как нечто настоящее и правильное. Как говорится, «полный кувшин нельзя наполнить», поэтому, до тех пор, пока старые модели не освободят место новым. Пока не останется ни малейших сомнений в том, что новый способ поведения стоит того, чтобы начать жить на его основе. Пока человек не найдет ответы на вопросы «почему»:

— Почему я должен перестать вести себя по-старому и отказаться от старых моделей семейных взаимоотношений?

— Почему это для меня важно, и я хочу начать жить по-новому?

— Почему это вообще возможно для меня?

В заключение этой статьи хочется еще сказать непосредственно про счастливость отношений. Последние никогда не будут счастливыми, если человек застревает на своем Я, продолжая отстаивать собственную правоту и пытаясь быть всегда хорошим и правильным. Нередко секрет счастья настолько прост и непредсказуем, как в следующей, заключительной притче.

Группа из 50 человек получила задание написать свое желание, упаковать его в шарик и надуть, указав свое имя на нем маркером. Теперь их запустили в комнату и попросили найти свой шар в течение 5 минут.

Все отчаянно бросились искать, сталкиваясь друг с другом, был полный хаос. В итоге за 5 минут никто не мог найти свой собственный воздушный шар. Потом их попросили случайным образом взять воздушный шар и передать его человеку, чье имя было написано на нем. Через несколько минут у всех был свой собственный воздушный шар.

Лектор сказал: «Именно это происходит в нашей жизни. Каждый отчаянно ищет счастья вокруг, не зная, где оно находится. Наше счастье заключается в счастье других людей. Дайте им счастье, вы получите свое собственное взамен».

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *