His Master’s Voice

Голос нашего Патриарха это не только его проповеди или статьи. Понять его мировосприятие можно и через слова его близких и им же воспитанных помощников.
Вот, например, молодой иеромонах Серафим (Амельченков)
«С самого детства я был религиозным человеком, воспитывался в церковной среде под непосредственным руководством митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, ныне Святейшего Патриарха Московского и всея Руси, который вел меня по жизни и указывал ту дорогу, какой мне следует идти. Еще в школьные годы, в восьмом или девятом классе, в одной из серьезных бесед, каких с владыкой Кириллом у нас было много, он сказал о том, что нужно мне делать и к чему стремиться…Со школьного возраста владыка Кирилл сделал меня своим иподиаконом — я держал его посох. С детских лет Патриарх Кирилл стал для меня всем — духовным, интеллектуальным и культурным наполнением моей жизни… В близких доверительных беседах и разговорах, он всегда говорил о том, что необходимо положиться на волю Божию, что не нужно делать каких-либо быстрых шагов и необдуманных поступков, о которых впоследствии можно было бы пожалеть. Я старался не ставить перед собой цель быть женатым или монахом, но просто в каждый период жизни стремился делать то, что от меня требовалось. Когда наступил определённый момент, в который уже можно было определяться с дальнейшей жизнью, то с владыкой Кириллом мы стали серьезно говорить о принятии монашества и священного сана… Затем митрополит Кирилл назначил меня преподавателем Смоленской духовной семинарии, а чуть позже – секретарем Смоленской епархии. При этом он сказал и о том, что кто-то, быть может, неоднозначно отнесется к назначению на эту должность столь молодого человека… Для меня Патриарх Кирилл стал книгой жизни, которую я всегда с необыкновенным интересом читал и продолжаю читать, и из которой я получал и получаю все необходимое для формирования своей жизненной позиции, взглядов и вкусов».
Понятно, почему слова этого человека можно воспринимать как убеждения самого Святейшего.
Сегодня он переведен Патриархом в Москву и работает в Управлении делами Патриархии. Секретарь первого заместителя Управляющего делами Московской Патриархии епископа Саввы.
Ну, а теперь о том, как же сегодня нужно относиться к признакам роскошной архиерейской жизни:
«- Сейчас многие люди осуждают представителей Церкви за стремление к роскоши, например, дорогие автомобили. Как относиться ко всему этому?
— Как к лубочным картинкам, не имеющего никакого отношения к реальной жизни Церкви и осуществляемой ею миссии. К сожалению, определенный сегмент нашего общества, в том числе и медийная сфера, формирует сегодня информационный заказ таким образом, что в первую очередь предпочтения отдаются каким-то отрицательным моментам, а не широкой социальной работе, проводимой Церковью. Совершенно очевидно, что антицерковные акциями, которые мы наблюдаем, являются спланированными компаниями. Их организовывают те, кто боится огромной духовной силы и мощи Русской Православной Церкви, и кто не хочет, чтобы позиции Церкви в нашем обществе были прочными и сильными.
Сейчас нередко в качестве упреков в адрес Церкви звучат сведения о «роскошной» жизни тех или иных священнослужителей, о том, у кого какой автомобиль, дом и т. д. Но давайте посмотрим, что в действительности волнует тех, кто сегодня выступает против Церкви, и тех, кто выступал против нее сто, двести, триста и две тысячи лет назад? Божественный Основатель Церкви и Ее Глава — Господь Иисус Христос был материально бедным человеком, у него не было ни денег, ни золота, ни дорогих одежд, ни дворцов, ни какого-либо другого имущества, более того, Он совершенно безвозмездно исцелял больных, кормил голодных, творил многие другие чудеса, но Его все ровно осудили и предали смерти, распяв кресте. Нашли повод — обвинили в том, что Он — якобы бунтовщик, революционер, стремящийся свергнуть власть римского императора и т. д. А ведь на самом деле Христос не был принят современным Ему обществом потому, что Он осуждал грех, призывал к покаянию, изменению внутреннего духовного существа, праведному образу жизни. Это не было угодно тем, кто хотел жить иначе — не по Божией правде, а по закону греха. То же самое мы видим и в наше время — против Церкви борются те, кто не хочет жить по заповедям Божиим, кто не желает слышать Божий голос, кто живет на основе греха и, порой навязывая его другим, стремится сделать грех нормой жизни.
На самом деле их вовсе не волнует материальная сторона жизни священников. Не было бы дорогих машин, нашли бы другую зацепку. Вот если бы вдруг сегодня Церковь свернула с указанного Богом пути, и священники стали бы проповедовать не Слово Божие, а попустительство греха и вседозволенный образ жизни то, уверяю, их не только бы перестали осуждать и упрекать за дорогие машины или что-то такое, но еще больше бы дали Церкви денег, машин и мн. др., только бы слышать от Церкви не Божественную правду, а то, что им хочется услышать. Те, кто враждебно настроен по отношению к Церкви желали бы видеть ее не как колоссальную духовную силу и мощь, а как некую фольклорную организацию. Но этого никогда не будет».

(дом молдавского епископа Маркелла, противника гейроп-интеграции и друга молдавской компартии)
почему-то дом зарегистрирован на имя этого юноши http://www.youtube.com/watch?v=l1O7qww8Wr4
)
Раньше такое говорил Чаплин. Теперь понятно, что это он не от себя делал.
И хотя в этих словах, убежден, мы слышим глубокое внутреннее убеждение самого Святейшего Патриарха, все же возразим кандидату исторических наук:
1. «осуждение греха, призыв к покаянию, изменению внутреннего духовного существа, праведному образу жизни» ни с точки зрения иудаизма, ни с точки зрения законов Рима никак не были преступлением. Многие люди безнаказанно это делали. Например, философы-стоики, а также фарисеи и книжники (отчего Христос и говорит «по словам их поступайте»). Христа казнили за богохульство («Он делает себя богом!»). То есть за то, что Он говорил о Себе, а не за то, что Он говорил о других.
2. Есть силы, которые ненавидят Церковь именно по причинам, указанным в интервью о. Серафима? Конечно. Но если их существование для вас очевидно, то тогда зачем же давать повод ищущим повода?
3. Аргумент «мы не принимаем критику, потому что на самом деле нас ругают за то, что мы служим хорошему делу» слишком универсален. Им можно оправдать любую собственную ошибку. А раз так — то не стоит к нему привыкать.
4. В истории христианство было очень много инвектив в адрес не в меру роскошной жизни высокопоставленных клириков. Часто они шли от монахов и от искренних христиан. Ну не был же Саванаролла агентом госдепа!
И Златоуст вовсе не был противником суровой церковной морали. И тем не менее он обличал — «я вижу большое различие между тогдашними пастырями и современными. Те совершенствовались в книгах и учении, а эти изощряются в нарядах и украшениях».
Враг ли Церкви св. Димитрий Ростовский? А и он сетовал — «Посмотрим на духовного сановника и спросим его: с каким намерением и желанием достиг ты своего сана? Ради славы и чести Божией или для своей чести и славы? Ради ли приобретения душ человеческих во спасение или для приобретения собственных богатств? Поистине не один бы нашелся, который достиг этого сана не для пользы людей, а для своей корысти. Не служить пришел спасению человеческих душ, а для того, чтобы ему служили подначальные».
Отчего же сегодня отрицается право на искренность у критиков нашей зажратости? Есть такое социально-нравственное понятие — «мера». Сегодня оно вновь явно утрачено многими архислужителями. И это делает пустыми их громкие бряцания кимвалами, якобы обличающими грех.
Но слова молодого и в общем вполне симпатичного аппаратчика показывают, что надеяться на то, что «подождите, время все исцелит и расставит по своим местам» не приходится. Этот стиль жизни и самоапологии воспроизводит сам себя и прививается молодым. Грех перестает даже считаться грехом. Аппарат сам себя в лучшую сторону не переродит. Он создает свое богословие, свои святцы и свои «предания старцев».
Уберегла ли Смоленская Одигитрия Смоленск и Москву в 1812 году от «антихристова нашествия» — решайте сами (см дискуссию тут http://diak-kuraev.livejournal.com/752883.html).
Но в наши дни уберечь церковную жизнь от опаснейшего для церкви недуга (за который ей нередко в ее истории потом приходилось умываться кровью) она все же не смогла.
Впрочем, 22 ноября 1991 в Смоленском Успенском соборе источила слезу Казанская икона Божией Матери (http://www.pravoslavie.by/slovar/mirotochenie-i-plach-ikon). Синод тогда своим особым журналом счел это благословением.
***
Сегодня глава администрации президента призвал не тратить бюджетные средства «на обеспечение необоснованного личного комфорта» для госслужащих. «Им нельзя барствовать и не следует принимать подарков», — отметил он, выступая на ежегодном семинаре для региональных руководителей.
Дадут ли миряне пример архиереям?
Или будет у нас как в горьком анекдоте:
Сынишка подходит к грустно сидящему отцу и спрашивает: «папа, что случилось? — Эх, сынок, опять водка подорожала! — Значит, ты теперь будешь меньше пить? — Нет, сынок, это значит, что ты теперь будешь меньше есть».

Иеромонах Серафим (Амельченков): «Для меня Патриарх Кирилл стал книгой жизни»

Кандидат богословия

Михаил Ефимкин, «АиФ-Смоленск»: Отец Серафим, Вы стали самым молодым кандидатом богословия и секретарем епархиального управления. Как вам удалось добиться таких успехов?

Отец Серафим (Амельченков): Всем положительным и успешным, что было и есть в моем жизненном развитии, я, прежде всего, обязан Богу, особую заботу Которого я всегда чувствовал и чувствую. Наверное, в послереволюционной истории России я действительно стал самым молодым кандидатом богословия, потому что диссертацию защитил, когда мне был всего 21 год. В неполные 22 года меня назначили секретарем Смоленской епархии.

В своей жизни я ничего не делал самовольно. С самого детства я был религиозным человеком, воспитывался в церковной среде под непосредственным руководством митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, ныне Святейшего Патриарха Московского и всея Руси, который вел меня по жизни и указывал ту дорогу, какой мне следует идти. Еще в школьные годы, в восьмом или девятом классе, в одной из серьезных бесед, каких с владыкой Кириллом у нас было много, он сказал о том, что нужно мне делать и к чему стремиться. Прежде всего, я должен был успешно закончить школу и поступить в духовную семинарию.
«В семинарии тебе долго учиться не надо, многие вещи ты знаешь из непосредственного церковного опыта», – сказал митрополит. «Затем ты поступишь в духовную академию», – продолжил владыка, – «окончишь ее со степенью кандидата богословия и, если будет необходимость, получишь и высшее светское образование». Собственно, все так и получилось. После школы я поступил в духовную семинарию, и был зачислен сразу на второй курс. Очно обучаясь на втором курсе, я должен был до конца первого полугодия сдать все экзамены за первый курс. Таким образом, за первый год учебы в семинарии я окончил сразу два курса, что было довольно сложно, больше делать таких скачков не планировал.
Однако со второго года обучения в семинарии моя нагрузка возросла, наверное, даже не в два, а в три раза. Помимо стремительного прохождения семинарского курса в тот момент я поступил еще на исторический факультет Смоленского государственного университета, на заочное отделение. На третьем курсе семинарии я провёл всего две недели, после чего был переведен на четвертый. И далее ситуация повторилась. Учась очно на четвертом курсе, я сдал все экзамены за третий и пятый курсы, и писал дипломную работу. По совету владыки Кирилла, мною была выбрана тема, связанная с военной историей Смоленщины, с развитием здесь церковной жизни в то время.
Моим научным руководителем был известный историк, публицист и философ протоиерей Георгий Митрофанов, профессор Санкт-Петербургской духовной академии. Одно имя этого человека говорит о том, насколько важным было для меня качественно написать дипломную работу. По окончании духовной семинарии я поступил в Московскую духовную академию. В тот год набора на церковно-историческое отделение, к сожалению, не проводилось. А ведь я по призванию – историк. Проучившись до октября на первом курсе, меня перевели на второй курс церковно-исторического отделения с условием сдачи экзаменов за первый курс экстерном. За время обучения в семинарии, академии и университете сформировался спектр моих основных научных интересов – в общем – это история, в частном – история Церкви, в том числе в ХХ веке, история церковно-государственных отношений и история Смоленского края.

Для написания диссертации мною была избрана тема об истории Смоленской епархии в годы Великой Отечественной войны. Работа была написана на основе архивных материалов и успешно защищена в Московской духовной академии в 2006 году. Затем митрополит Кирилл назначил меня преподавателем Смоленской духовной семинарии, а чуть позже – секретарем Смоленской епархии. Тогда владыка сказал мне, что, не смотря на мой еще очень молодой возраст, я должен с максимальной ответственностью, вниманием и тщательностью отнестись к возложенным на меня обязанностям, всегда и со всеми быть почтительным, учтивым и ровным. При этом он сказал и о том, что кто-то, быть может, неоднозначно отнесется к назначению на эту должность столь молодого человека.

— Как к Вам пришло решение принять монашество?

— Для каждого человека выбор жизненного пути – это сложный вопрос. Иногда нам кажется, что мы знаем, как нужно строить жизнь, иногда, наоборот — затрудняемся с выбором. У меня всегда все складывалось в соответствии с тем, какое благословение и направление для дальнейшего развития давал мне владыка Кирилл. Настаивания на том, что я должен принять монашество и священный сан, не было. С раннего детства, с пяти лет, я был постоянно в Церкви, начал выполнять послушания в смоленском кафедральном соборе. Я ощущал, что нахожусь в какой-то особой духовной и культурной среде, отличной от всего того, что окружает нас в повседневности. В моем сознании сформировалось искреннее желание посвятить свою жизнь служению Богу, Церкви и людям.

Новость по теме В КВЦ покажут 400 фотографий о годах жизни патриарха Кирилла на Смоленщине

С пятилетнего возраста меня привлекало священническое служение, как своим внутренним наполнением и высокой миссией, так и эстетикой. Кроме того, меня притягивало и монашество. Ярким примером ревностного священнического и монашеского делания для меня был митрополит Кирилл, его ответственному и основательному подходу мне всегда хотелось подражать. Видя мои устремления, владыка Кирилл никогда меня ни от чего не отговаривал, но и никогда ни на чем не настраивал. В близких доверительных беседах и разговорах, он всегда говорил о том, что необходимо положиться на волю Божию, что не нужно делать каких-либо быстрых шагов и необдуманных поступков, о которых впоследствии можно было бы пожалеть. Я старался не ставить перед собой цель быть женатым или монахом, но просто в каждый период жизни стремился делать то, что от меня требовалось. Когда наступил определённый момент, в который уже можно было определяться с дальнейшей жизнью, то с владыкой Кириллом мы стали серьезно говорить о принятии монашества и священного сана. Владыка взял некую паузу, чтобы я мог еще раз взвесить свои возможности и силы, осознать, правильный ли выбор я делаю. Я много молился. Особое значение имела для меня молитва перед чудотворной Смоленской иконой Божией Матери Одигитрии.
В течение одной из недель я каждый день приходил в наш Свято-Успенский собор к образу Богоматери, читал акафист и просил, чтобы Божия Матерь помогла мне сделать правильный выбор. По началу внутри возникали некоторые вопросы, душа испытывала некоторый страх, ведь было четкое понимание того, что пути назад уже не будет. Но вскоре, где-то со второй половины недели, ближе к ее концу, наступило спокойствие, умиротворение и вопросов больше не возникало — в сердце я получил от Бога ответ, относительно того, какой выбор мне следует сделать. И что еще очень важно — только после пострига я по-настоящему понял и осознал, что с принятием монашества я получил и приобрел, а что потерял и чего лишился. Думаю, что тоже самое испытали и те, кто вступил в брак. Зачастую нам кажется, что мы имеем полное представление о монашестве или женитьбе, что нет ничего такого, чтобы нам не было известно. Однако, только на собственном опыте пройдя через одно или другое, можно в абсолютной полноте понять суть избранного пути. До сих пор я не пожалел о своем выборе, несмотря ни на какие трудности, которые приходилось переживать. Я искренне благодарю Бога за все то, что было, что есть, и за то, что будет. Владыка судеб. Смоленские священники о Патриархе Кирилле Подробнее

Чадо патриарха

— Сейчас много говорят в патриархе Кирилле положительного, много говорят о нем и отрицательного. Что вы можете сказать о нем, как о человеке? Расскажите историю своего знакомства?

— Мне сложно говорить о знакомстве со Святейшим Патриархом Кириллом, потому что собственно у меня с ним как такового знакомства и не было, а была и есть жизнь с его постоянным и непосредственным присутствием и участием с самого раннего детства. Для меня Святейший владыка Кирилл — отец, учитель и духовный наставник в самом прямом смысле. Я родился в религиозной семье, вместе с бабушкой посещал Свято-Успенский кафедральный собор, где с пятилетнего возраста стал выполнять различные послушания — выходил со свечей, стоял с елеем во время помазания и др. Со школьного возраста владыка Кирилл сделал меня своим иподиаконом — я держал его посох. С детских лет Патриарх Кирилл стал для меня всем — духовным, интеллектуальным и культурным наполнением моей жизни. С уверенностью можно сказать, что такие харизматические люди как Патриарх Кирилл рождаются раз в столетие.
Для Святейшего Владыки Кирилла всегда на первом месте — Бог и Его правда, а не какие-то внешние, земные условия и обстоятельства осуществляемого им служения. Самыми главными средствами достижения целей, если можно так выразиться, являются для него молитва и богослужения, через которые осуществляется реальный контакт и непосредственное общение с Богом. Этому с детства Святейший Владыка учил меня и других ребят, которые его окружали. Если сказать аллегорически, то для меня Патриарх Кирилл стал книгой жизни, которую я всегда с необыкновенным интересом читал и продолжаю читать, и из которой я получал и получаю все необходимое для формирования своей жизненной позиции, взглядов и вкусов.

До избрания на патриарший престол Святейший Владыка Кирилл прошел изумительный и одновременно трудный путь, на котором он встретился со многими интересными и выдающимися людьми. Его главным учителем был его духовный отец — митрополит Ленинградский и Новгородский Никодим, сформировавший его как человека и священника. Находясь в постоянном общении с митрополитом Кириллом, мне посчастливилось услышать множество его рассказов и историй о митрополите Никодиме и служении с ним, о многих других священнослужителях и людях того времени. Все это позволило мне в достаточной мере образно и живо прикоснуться к людям, которых уже нет, их опыт далеко не всем посчастливилось ощутить. Благодаря Патриарху Кириллу мне удалось почувствовать уникальную эпоху церковной жизни, в которой соединились наследие и традиции дореволюционной России со всеми трудностями и обстоятельствами, в которых находилась Церковь в советский период.

Антицерковные акции

— Сейчас повсеместно проводятся антицерковные акции, многие люди осуждают представителей Церкви за стремление к роскоши, например, дорогие автомобили. Как относиться ко всему этому?
— Как к лубочным картинкам, не имеющего никакого отношения к реальной жизни Церкви и осуществляемой ею миссии. К сожалению, определенный сегмент нашего общества, в том числе и медийная сфера, формирует сегодня информационный заказ таким образом, что в первую очередь предпочтения отдаются каким-то отрицательным моментам, а не широкой социальной работе, проводимой Церковью. Совершенно очевидно, что антицерковные акциями, которые мы наблюдаем, являются спланированными компаниями. Их организовывают те, кто боится огромной духовной силы и мощи Русской Православной Церкви, и кто не хочет, чтобы позиции Церкви в нашем обществе были прочными и сильными.
Сейчас нередко в качестве упреков в адрес Церкви звучат сведения о «роскошной» жизни тех или иных священнослужителей, о том, у кого какой автомобиль, дом и т. д. Но давайте посмотрим, что в действительности волнует тех, кто сегодня выступает против Церкви, и тех, кто выступал против нее сто, двести, триста и две тысячи лет назад? Божественный Основатель Церкви и Ее Глава — Господь Иисус Христос был материально бедным человеком, у него не было ни денег, ни золота, ни дорогих одежд, ни дворцов, ни какого-либо другого имущества, более того, Он совершенно безвозмездно исцелял больных, кормил голодных, творил многие другие чудеса, но Его все ровно осудили и предали смерти, распяв кресте. Нашли повод — обвинили в том, что Он — якобы бунтовщик, революционер, стремящийся свергнуть власть римского императора и т. д. А ведь на самом деле Христос не был принят современным Ему обществом потому, что Он осуждал грех, призывал к покаянию, изменению внутреннего духовного существа, праведному образу жизни. Это не было угодно тем, кто хотел жить иначе — не по Божией правде, а по закону греха. То же самое мы видим и в наше время — против Церкви борются те, кто не хочет жить по заповедям Божиим, кто не желает слышать Божий голос, кто живет на основе греха и, порой навязывая его другим, стремится сделать грех нормой жизни.

На самом деле их вовсе не волнует материальная сторона жизни священников. Не было бы дорогих машин, нашли бы другую зацепку. Вот если бы вдруг сегодня Церковь свернула с указанного Богом пути, и священники стали бы проповедовать не Слово Божие, а попустительство греха и вседозволенный образ жизни то, уверяю, их не только бы перестали осуждать и упрекать за дорогие машины или что-то такое, но еще больше бы дали Церкви денег, машин и мн. др., только бы слышать от Церкви не Божественную правду, а то, что им хочется услышать. Те, кто враждебно настроен по отношению к Церкви желали бы видеть ее не как колоссальную духовную силу и мощь, а как некую фольклорную организацию. Но этого никогда не будет. Ну а теперь более конкретно о священниках. В средствах массовой информации любят тиражировать отрицательные примеры священников, являющиеся единичными, пытаясь таковыми представить всех священнослужителей. При этом довольно редко можно услышать о ежедневном сложном пастырском труде тысяч священников. Когда отрицательные примеры начинают использовать для борьбы против Церкви, возникает некий аллогизм: у нас в стране наряду с многочисленными порядочными врачами, педагогами, военнослужащими и т. д. есть также и непорядочные представители данных профессий, но ведь из-за этого никто не начинает отрицать необходимость медицины, образования и военной службы! Так почему же примеры некоторых недобросовестных священников воспринимаются как повод для нападок на Церковь?!

Мера веры

— В одном из недавних интервью епископ Смоленский и Вяземский Пантелеимон говорил, что верующих людей у нас в среднем один процент. Как это понимать?
— Один процент населения – это скорее не количество верующих, а количество тех, кто регулярно, каждый воскресный и праздничный день, посещает храм и участвует в церковных таинствах. Что же касается людей, осознающих себя православными христианами, но не так часто посещающих церковь, то таковых, по данным социологических опросов, в нашей стране около 80 процентов. Степень веры и религиозности у всех разная, кто-то верит более глубоко, кто-то — менее. Нельзя забывать, что более 70 лет наш народ насильно отрывали от веры и религиозных корней, и результаты этой атеистической работы сказываются еще и сегодня. Поэтому трудно представить, чтобы после стольких лет воинствующего безбожия в одночасье все наши сограждане стали глубоко верующими людьми. Для этого нужно потрудиться как священнослужителям, с одной стороны, так и самим людям, с другой. Ведь вера не может возникнуть в сердце, если человек, во-первых, сам этого не желает, а, во-вторых, не отвечает на Божественный призыв, который дается каждому из нас. Необходимо помнить, что вера для всех нас — это источник жизни и надежды. Для того, чтобы иметь подлинное счастье, человек должен искренне верить в Бога, доверять Ему и иметь Его в центре своей жизни. Жизнь с Богом дает каждому из нас возможность быть по-настоящему успешными в земном бытии, а главное — соединиться с Ним в вечном небесном блаженстве.

СЕРАФИМ (АМЕЛЬЧЕНКОВ)

Еп. Серафим (Амельченков)

Серафим (Амельченков) (род. 1985), епископ Истринский, викарий Московской епархии, председатель Синодального отдела по делам молодежи, член Высшего Церковного Совета и Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви

В миру Амельченков Владимир Леонидович, родился 25 апреля 1985 года в городе Смоленске.

В 2002 году поступил в Смоленскую духовную семинарию, полный курс которой окончил в 2004 году.

В 2003 году поступил в Смоленский государственный университет на исторический факультет, который окончил в 2009 году.

В 2004 году поступил в Московскую духовную академию, которую окончил в 2006 году со степенью кандидата богословия, защитив диссертацию на тему «Смоленская епархия в годы Великой Отечественной войны».

В 2006 году стал преподавателем Смоленской духовной семинарии.

В 2007 году был назначен секретарём Смоленского епархиального управления и епархиального совета.

Иеромонах Серафим (Амельченков), в Смоленском Успенском соборе после награждения медалью в честь Смоленской и. Б. М. «Одигитрии», 21 апреля 2014 г. Фото с сайта Смоленской митрополии

22 апреля 2008 года был пострижен в монашество с именем в честь священномученика Серафима (Остроумова), архиепископа Смоленского в Успенском кафедральном соборе города Смоленска митрополитом Смоленским Кириллом (Гундяевым).

27 апреля того же года был рукоположен в сан иеродиакона в том же соборе тем же архиереем, а 15 июня — в сан иеромонаха.

12 июля 2008 года был определён настоятелем церкви святого Иоанна Предтечи города Смоленска.

В 2010 году в Брянском государственном университете имени академика И. Г. Петровского защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата исторических наук на тему «Воздействие Русской Православной Церкви на социальную сферу общества в период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. (На материалах Смоленской области)».

30 апреля 2012 года был назначен настоятелем храма-памятника в честь Воскресения Христова рядом с мемориалом «Катынь» близ деревни Козьи Горы Смоленского района Смоленской области .

С июля 2014 года — сотрудник Управления делами Московской Патриархии. 22 июля того года был освобождён от должностей секретаря Смоленского епархиального управления (с выражением благодарности за многолетний добросовестный труд на данном послушании) и настоятеля Смоленского Иоанно-Предтеченского храма .

9 марта 2015 года был назначен на должность ответственного секретаря Управления делами Московской Патриархии.

В 2014-2017 годах обучался в докторантуре Христианской богословской академии в Варшаве, Польша, по окончании которой защитил диссертацию на соискание учёной степени доктора теологии на тему «Swiety meczennik Serafin (Ostroumow), arcybiskup smolenski oraz jego duszpasterstwo w Polsce i Rosji» («Священномученик Серафим (Остроумов), архиепископ Смоленский и его пастырское служение в Польше и России»).

4 мая 2017 года был избран епископом Люберецким, викарием Святейшего Патриарха Московского и всея Руси, и назначен председателем Синодального отдела по делам молодёжи Русской Православной Церкви и одновременно вошёл в состав Высшего Церковного Совета Русской Православной Церкви по должности.

10 мая того же года возведён в сан архимандрита митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Варсонофием (Судаковым) в храме Всех святых, в земле Русской просиявших, Данилова ставропигиального мужского монастыря города Москвы .

22 мая 2017 года назначен настоятелем храма Успения Пресвятой Богородицы — патриаршего подворья на Крутицах города Москвы в связи с назначением председателем отдела по делам молодёжи .

3 июня того же года был наречён, а 4 июня — хиротонисан во епископа Люберецкого, викария Святейшего Патриарха Московского и всея Руси. Хиротонию в Успенском соборе Свято-Троицкой Сергиевой лавры возглавил патриарх Кирилл в сослужении митрополитов: Смоленского Исидора (Тупикина), Китрского Георгия (Хрисостому) (Элладская Православная Церковь), архиепископов: Верейского Евгения (Решетникова), Калининградского Серафима (Мелконяна), Сергиево-Посадского Феогноста (Гузикова) и Солнечногорского Сергия (Чашина) .

14 июля 2018 года назначен епископом Петергофским, викарием Санкт-Петербургской епархии и ректором Санкт-Петербургских духовных школ с освобождением от должности председателя Синодального отдела по делам молодежи.

15 октября 2018 года включён в состав комиссии по богословию и богословскому образованию Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви .

9 июля 2019 года был переведён на кафедру епископа Истринского, викария Московской епархии и назначен председателем Синодального отдела по делам молодежи с освобождением от ректорства в Санкт-Петербургских духовных школах .

Награды

  • медаль Смоленской епархии в честь чудотворной Смоленской иконы Божией Матери «Одигитрии» 1-й степени (21 апреля 2014, во внимания к усердным пастырским трудам )

Использованные материалы

  • Биография на официальном сайте Московского Патриархата:

«Приход храма-памятника в честь Воскресения Христова», сайт Весь Смоленск,

«Указы и распоряжения, 2014», официальный сайт Смоленской митрополии, 10 декабря 2014,

Журнал № 43 заседания Священного Синода от 4 мая 2017 года // Официальный сайт Московского Патриархата, 4 мая 2017,

«Избранные епископами священнослужители Русской Православной Церкви возведены в сан архимандрита», официальный сайт Московского Патриархата, 10 мая 2017,

«Указ архимандриту Серафиму (Амельченкову) № У-02/57 от 22 мая 2017 г.», официальный сайт Центрального и Южного викариатств города Москвы, 23 мая 2017,

«В праздник Святой Троицы Предстоятель Русской Церкви совершил Литургию в Троице-Сергиевой лавре и возглавил хиротонию архимандрита Серафима (Амельченкова) во епископа Люберецкого», официальный сайт Московского Патриархата, 4 июня 2017:

«Состав комиссий Межсоборного присутствия на 2018-2022 годы», официальный сайт Московского Патриархата, 15 октября 2018,

Журнал № 73 заседания Священного Синода от 9 июля 2019 года, 9 июля 2019,

«Клир и миряне поздравили правящего архиерея Смоленской епархии с Пасхой Господней», официальный сайт Смоленской митрополии, 21 апреля 2014,

Серафим Глаголевский

Серафим Глаголевский

(в миру Стефан Васильевич) — митрополит Новгородский, С.-Петербургский, Эстляндский и Финляндский и священноархимандрит Александро-Невской лавры (1757—1843 гг.); по архивным данным, рождение его относится к 1757 г. Он был сын «действительного» дьячка Козьмодемьянской церкви в г. Калуге, принадлежавшей тогда к московской епархии. Первоначальное образование получил в калужском духовном уездном училище, затем продолжал его в Троицкой лаврской семинарии и в филологической семинарии Ученого дружеского общества, основанного в Москве известными мистиками Новиковым и Шварцем; окончил образование в Московской духовной академии и Московском университете. На март 1785 г. падает начало педагогической деятельности его, как учителя латинского языка, истории и риторики в Троицкой семинарии. В 1787 г. он был уже учителем риторики в Московской духовной академии, а 2-го декабря 1787 г. постригся в монашество с именем Серафима и назначен в академию катехизатором. С пострижением в монашество, о. С. быстро пошел по лестнице иерархических степеней. 21 августа 1790 г. он назначен префектом и преподавателем философии в академии, в 1791 г. — цензором печатаемых книг; 12 февраля 1795 г. возведен в сан архимандрита Московского Лужецкого монастыря и назначен членом московской духовной консистории; в том же 1795 г. вызван в С.-Петербург для исполнения чреды священно служения и сказывания проповедей; с 1798 г. преподавал в Московской академии богословие, перемещен в Московский Заиконоспасский монастырь и в 1799 г. назначен ректором Московской духовной академии. 26 ноября 1799 г. был назначен и 25 декабря хиротонисан в епископа Дмитровского, викария Московской митрополии, и был присутствующим в Московской синодальной конторе. Самостоятельное служение его в сане епископа началось с 1804 г., 29 января, когда он был назначен епископом вятским и слободским, а 7 июля 1805 г. — епископом смоленским и дорогобужским. Деятельность его по смоленской епархии выразилась в усиленных заботах о поднятии дела проповедничества, в строгом наблюдении за жизнью монашествующих, за преподаванием и образом жизни учащих и учащихся в духовно-учебных заведениях (даны были новые инструкции), за правильным расходованием сумм и проч. Его стараниями устроен в Смоленске над Днепровскими воротами новый каменный храм; чудотворная икона Божией Матери Одигитрии украшена им новою ризою, а для будущих украшений иконы он оставил, за собственною печатью, ящик с жемчугом. 7 февраля 1812 г. С. был назначен в Минск, с возведением в сан архиепископа. 13 марта прибыл он на новое место служения, а летом того же года, при нашествии французов, должен был покинуть Минск и искал убежища на прежнем месте своего служения в Смоленске; но когда и Смоленск был занят Наполеоном, С. был вызван в С.-Петербург. С 1 января 1813 г. он был присутствующим в Св. Синоде, с 23 апреля 1814 г. — временным членом Комиссии духовных училищ, а 30 апреля 1814 г. был назначен архиепископом в Тверь и постоянным членом Св. Синода и Комиссии духовных училищ; в то же время был избран в в вице-президенты Библейского общества, состоял членом комитета по переводу Евангелий на русский язык и исполнял много возлагаемых на него поручений. 15 марта 1819 г. С. назначен митрополитом в Москву: там он производил строгие экзамены ставленникам, требовал приличия и скромности в одежде от лиц духовного звания и их жен, сделал распоряжение о содержании подсудимых духовного звания в монастырях (а не в тюрьмах), завел в Москве типографию для печатания богослужебных книг в единоверческие церкви и проч. 19 июня 1821 года получил в управление Новгородскую и С.-Петербургскую епархии и 22 с лишком года правил ими. В самом начале он должен был вступить в борьбу с чуждыми православной церкви стремлениями — мистицизмом и масонством. В новом положении первенствующего иерарха русской церкви митрополит С. чувствовал себя неспокойно; он понимал великость лежащей на нем ответственности, но не имел ни сил, ни пособников остановить поток разливающегося зла. Против него стоял могущественный в то время князь Голицын, с которым борьба была неравная. Но обстоятельства незаметно слагались так, что создали и на стороне митрополита силу, (граф Аракчеев, архим. Фотий и др.), которая поколебала авторитет и значение князя Голицына. В борьбе с мистическими обществами митрополит С. держался охранительного направления. На первом же заседании в комитете Библейского общества своим молчанием и угрюмым видом он показал несочувствие делу; по выслушании же отчета, заметил: «так могут рассуждать только люди, не понимающие православия». Появившаяся затем вскоре в русском переводе книга католического пастора Госснера «Дух жизни и учения Иисуса Христа» дала повод митрополиту явиться к государю и выяснить ему угрожающую опасность церкви от распространения подобных книг и от «колеблющего православную церковь» управления князя Голицына. За этим докладом последовало увольнение князя Голицына от должности министра народного просвещения и от звания председателя российского Библейского общества и члена Комиссии духовных училищ. Председателем Библейского общества в мае 1824 г. был назначен митрополит и в декабре того же года он представил государю доклад о связи Библейского общества с мистическими лжеучениями и о необходимости его закрытия. Для рассмотрения мистических книг митрополит учредил из духовных лиц комитет, который и разделил книги мистические на два разряда: на книги вредные и книги непротивные духу православной церкви; первые сожжены, а последние хранятся в Св. Синоде. Из жизни С. заслуживает внимания и тот подвиг гражданского мужества, проявленный им во время смуты 14 декабря 1825 г., когда он в облачении и с крестом на голове вразумлял на площади мятежников, терпел издевательства над собою и своим саном, слышал угрозы смертью и видел над своею главою скрещенные шпаги и штыки.

Управляя двумя обширнейшими епархиями, С. много заботился об устройстве храмов монастырей и духовно-учебных заведений. При нем в Петербурге и окрестностях устроено много домовых церквей, а в Новгородской епархии увеличены штаты монастырей, выхлопотаны им пособия от казны и введен в некоторые общежительный устав; отремонтирован заново Новгородский Софийский собор; более чем удвоен свечной доход по епархии, за что выражена митрополиту особая благодарность от Комиссии духовных училищ. При нем же из Новгородской и С.-Петербургской епархий в 1828 г. выделена особая Олонецкая епархия. Нельзя не упомянуть и о больших денежных пожертвованиях, сделанных митрополитом С. на церкви, монастыри и семинарии разных епархий, как-то: Минской, Новгородской, С.-Петербургской, Калужской и др. К концу своего служения, слабый по силам и преклонный по летам, митрополит во всех сферах своей деятельности имел помощников. В последние пять лет своей жизни он уже не обладал ясностью ума, нигде не бывал, доступ к нему был почти невозможен и только в самых крайних случаях его выводили под руки с большим зеленым козырьком на совершенно почти закрытых, выцветших, болезненных глазах. Митрополит С. за долголетнюю службу был осыпан монаршими милостями: имел ордена св. Андрея Первозванного и Владимира 1-й ст. и посох украшенный алмазами. Смерть его последовала 17 января 1843 г., в 9 часов утра, на 85-м году от рождения. Из литературных трудов его известны: «Исследование доказательств бытия Божия», М., 1789 г.; «Слова и речи на разные случаи»; «Пастырское увещание по случаю холеры», СПб., 1831 г.; он же принимал большое участие в переводе евангелия и псалтыри на русский язык.

К. Здравомыслов.

{Половцов}

Серафим Глаголевский

(в миру Стефан Васильевич; 1763—1843) — митрополит СПб., сын дьячка; учился в Славяно-греко-латинской академии, слушал лекции в Московском университете и занимался в филологической семинарии Новиковского «Дружеского общества». Приняв монашество, был назначен префектом и преподавателем философии в академии; был викарием Московской епархии, епископом Вятским и Смоленским, архиепископом Минским и Тверским, митрополитом Московским. В 1821 г. переведен митрополитом в СПб. Здесь на долю С. выпала роль вождя в борьбе церкви с мистицизмом и библейскими обществами, пользовавшимися покровительством кн. А. Н. Голицына и самого императора Александра. Искусный и деятельный церковный администратор, он оказался не на высоте своего нового призвания. Его отрицательное отношение к самому принципу перевода Библии на русский язык выразилось в особенности в борьбе его против Г. П. Павского (см.), перевод которого, неверно и неточно записанный студентами, смущал умы. В печати есть его «Слова», сказанные при вступлении на СПб. митрополию (1821), приветственные речи имп. Александру I в Москве (1820) и в Библейском обществе (1821), императору Николаю I по совершении коронования (1826). В рукописях имеются составленное им опровержение книги Гюйон «О младенчестве Иисуса» и письма к государю, предупреждающие относительно опасностей от мистицизма того времени. Ср. «Историко-статист. сведения о СПб. епархии» (т. 8, СПб., 1884); «История московского епархиального управления» Н. И. Розанова (1871); «История Троицкой лаврской семинарии» Смирнова (1867).

Н. Б—в.

{Брокгауз}

Серафим Глаголевский

(Стефан Васильевич) — митрополит Новгородский, Санкт — Петербургский, Эстляндский и Финляндский.

Родился в 1757 году в городе Калуге в семье причетника.

Первоначальное образование получил в Калужском духовном уездном училище. Затем продолжил его в Николо-Перервинской духовной семинарии и в филологической семинарии ученого «Дружеского общества», основанного в Москве известными мистиками Н. И. Новиковым и И. Г. Шварцем. Окончил свое образование в Московской духовной академии и Московском университете.

С марта 1785 года начал педагогическую деятельность учителем Троицкой духовной семинарии.

В 1787 году определен учителем риторики в Московской академии и академическим катехизатором.

2 декабря 1787 года пострижен в монашество в Заиконоспасском монастыре.

С 21 августа 1790 года — префект Московской Славяно-греко-латинской академии.

С 1791 года — цензор печатных книг.

12 февраля 1795 года возведен в сан архимандрита Можайского Лужецкого Рождество-Богородицкого монастыря и назначен членом Московской духовной консистории. В том же году вызван в Санкт-Петербург на чреду священнослужения и проповеди.

28 сентября 1798 года назначен ректором Московской духовной академии и настоятелем Заиконоспасского монастыря.

25 декабря 1799 года хиротонисан во епископа Дмитровского, викария Московской епархии, Московским митрополитом Платоном.

29 января 1804 года назначен епископом Вятским и Слободским.

7 июля 1805 года переведен епископом Смоленским и Дорогобужским.

7 февраля 1812 года переведен в Минск с возведением в сан архиепископа и назначением присутствующим членом Святейшего Синода.

С 30 августа 1814 года — архиепископ Тверской и Кашинский, постоянный член Святейшего Синода и член комиссии духовных училищ.

С 15 марта 1819 года — митрополит Московский и Коломенский.

С 19 июня 1821 года — митрополит Новгородский, Санкт-Петербургский, Эстляндский и Финляндский и священноархимандрит Александро-Невской лавры.

Скончался 17 января 1843 года.

Погребен в Александро-Невской лавре в церкви Святого Духа, перед местной иконой Сошествия Святого Духа.

Митрополит Серафим был энергичным человеком с консервативными взглядами. Он был против Библейского общества, против перевода Священного Писания на русский язык и против тех мистических элементов, которые министр духовных дел, князь А. Н. Голицын, хотел внести в жизнь Церкви. Митрополиту Серафиму удалось убедить царя во вредоносности политики, проводившейся Голицыным. Он указывал на то, что Голицын как министр народного просвещения допускал печатание книг, противоречивших учению Православной Церкви. 15 мая 1824 года князь Голицын был смещен с поста министра народного просвещения, министра духовных дел и президента Библейского общества.

Митрополит Серафим боролся с масонскими и мистическими идеями. В борьбе с мистическими обществами митрополит держался охранительного направления. На первом же заседании в комитете Библейского общества своим молчанием и угрюмым видом показал несочувствие делу и после отчета заметил: «Так могут рассуждать только люди, не понимающие Православия». В мае 1824 года, после смещения князя А. Н. Голицына, митрополит Серафим был избран председателем Библейского общества, а в декабре того же года, под сильным давлением нового министра народного просвещения адмирала А. С. Шишкова и графа А. А. Аракчеева, он представил государю доклад о связи Библейского общества с мистическими лжеучениями и о необходимости его закрытия, что и было исполнено 12 апреля 1826 года.

Во время восстания декабристов 1825 года митрополит Серафим не устрашился идти к ним на площадь в полном облачении и увещевать их.

Много заботы проявил святитель по устройству храмов, монастырей и духовно-учебных заведений. Стараниями митрополита Серафима выстроен в городе Смоленске над Днепровскими воротами новый каменный храм, а чудотворная икона Божией Матери Одигитрии украшена им новою ризою.

Он сделал большие денежные пожертвования на храмы, монастыри и духовные семинарии разных епархий.

К концу своего служения, слабый по силам и преклонный по летам, митрополит во всех делах имел помощников. В последние пять лет он уже не обладал ясностью ума, нигде не бывал, доступ к нему был почти невозможен. В самых крайних случаях его выводили под руки.

Известен как духовный писатель.

В то же время человек он был довольно своеобразный. Одевался обычно в три зипуна или полукафтанья, один короче другого. В комнатах его свободно летали канарейки, пение которых митрополит очень любил.

Эпизод из жизни митрополита Серафима.

11 августа 1839 года в приемной зале Санкт-Петербургского архиерейского дома митрополита Серафима между другими просителями и жаждавшими благословения преосвященного стоял крестьянин, не обращавший на себя никакого внимания. Преосвященный, собравшийся ехать в Синод, вышел в свою залу, выслушивал просьбы, раздавал милостыню и благословение… Вдруг крестьянин (названный выше), к которому подошел митрополит, взмахнул рукой и, закричав: «Еретик, сын антихриста!», ударил его. Преосвященный в это время нагнул голову, и удар пришелся более по клобуку, однако митрополит зашатался и был поддержан подбежавшими к нему служителями. Он сохранил приличное его сану спокойствие. Отступив сначала, спросил его: «За что ты меня ударил?» Но потом, как бы жалея, что сделал и этот вопрос, сказал: «Я тебя прощаю», — и вышел из комнаты, не дав никакого приказания о крестьянине. Последний оказался сектантом-беспоповцем.

Труды:

Исследование доказательств бытия Божия. — М., 1789.

Пастырское увещание по случаю холеры. — СПб., 1831.

Слово при вступлении в 1821 году на Санкт-Петербургскую митрополию. Слово, сказанное в Библейском обществе в 1826 году.

О младенчестве Иисуса (рукопись). Предупреждение относительно опасности от мистицизма.

Слова и речи на разные случаи. Письма к митрополиту Филарету // Письма духовных и светских лиц к митрополиту московскому Филарету // Изд. А. Н. Львова. — СПб., 1900.

Литература:

Санковский А. В. Краткое описание церквей Смоленской епархии. — Смоленск, 1898, вып. 1, с. 15,19.

Рункевич С. Г. Краткий исторический очерк столетия Минской епархии (1793 — 13 апреля 1893). — Минск, 1893, с. 53—56. Рункевич С. Г. История Минской архиепископии 1793—1832 гг.: С подробным описанием хода воссоединения западно-русских униатов с Православной Церковью в 1794—1796 гг. Исследование Стефана Рункевича. — СПб., 1893, с. 514, 516—519, 524, 527, 540, 543. Чистович И. А. Руководящие деятели духовного просвещения в России в первой половине текущего столетия. Комиссия духовных училищ. — СПб., 1894, с. 116, 212—242. Шемякин В. И. Москва, ее святыни и памятники. — М.. 1896, с. 107. Родосский А. С. Биографический словарь студентов первых XXVIII курсов Санкт-Петербургской духовной академии. 1814—1869 гг. — СПб., 1907, с. 11,12.

Денисов Л. И. Православные монастыри Российской империи: полный список всех 1105 ныне действующих в 75 губерниях и областях России. — М., 1908, с. 403, 479. Никанор (Бровкович), архиепископ. Минувшая жизнь: Из быта белого и монашествующего духовенства второй половины XIX века: в 2 т. — Одесса, 1913. — Т. 1, с. 29,105—106,108.

Списки архиереев иерархии Всероссийской и архиерейских кафедр со времени учреждения Святейшего Правительствующего Синода (1721—1895 гг.). — СПб., 1896, № 184. Историко-статистические сведения о Санкт-Петербургской епархии: в 10 т. — СПб., 1869— 1885. — Т. 8.

— 1881, январь, с. 207—208; март, с. 497—498; сентябрь, с. 188.

— 1883, июнь, с. 565; август, с. 441; октябрь, с. 166.

Душеполезное чтение. — М., 1897, ч. 2, с. 431. Церковный вестник. — СПб., 1891, № 25, с. 395.

— 1895. — Кн. 2, № 6, с. 189; № 12, с. 486. — 1899. — Кн. 2, № 6, с. 187—194, 203, 209, 217.

— 1900. — Кн. 3, № 9, с. 136, 367; № 11, с. 427.

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: в 41 т. — СПб., 1890—1907. — Т. 29-а, с. 590—591.

Русский биографический словарь: в 25 т. — СПб.; М., 1896—1913. — Т. 18, с. 344—346.

Серафим Глаголевский

(Стефан Васильевич до постр.) — род. 27 декабря 1759 г., † 1843 г. 17 янв., митрополит московский — 1818—21 г. и СПб. — 1821—43 г.

{Половцов}

Большая биографическая энциклопедия. 2009.

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *