Рождественское письмо (Иван Ильин)

Это было несколько лет тому назад. Все́ собирались праздновать Рождество Христово, готовили елку и подарки. А я был одинок в чужой стране, ни семьи, ни друга; и мне казалось, что я покинут и забыт всеми людьми. Вокруг была пустота и не было любви: дальний город, чужие люди, чёрствые сердца. И вот в тоске и унынии я вспомнил о пачке старых писем, которую мне удалось сберечь через все́ испытания наших чёрных дней. Я достал её из чемодана и нашёл это письмо.

Это было письмо моей покойной матери, написанное двадцать семь лет тому назад. Какое счастье, что я вспомнил о нём! Пересказать его невозможно, его надо привести целиком.

«Дорогое дитя моё, Николенька. Ты жалуешься мне на своё одиночество, и если бы ты только знал, как грустно и больно мне от твоих слов. С какой радостью я бы приехала к тебе и убедила бы тебя, что ты не одинок и не можешь быть одиноким. Но ты знаешь, я не могу покинуть папу, он очень страдает, и мой уход может понадобиться ему каждую минуту. А тебе надо готовиться к экзаменам и кончать университет. Ну, дай я хоть расскажу тебе, почему я никогда не чувствую одиночество.

Видишь ли ты, человек одинок тогда, когда он никого не любит. Потому что любовь вроде нити, привязывающей нас к любимому человеку. Так ведь мы и букет делаем. Люди — это цветы, а цветы в букете не могут быть одинокими. И если только цветок распустится как следует и начнёт благоухать, садовник и возьмёт его в букет.

Так и с нами, людьми. Кто любит, у того сердце цветёт и благоухает; и он дарит свою любовь совсем так, как цветок свой запах. Но тогда он и не одинок, потому что сердце его у того, кого он любит: он думает о нём, заботится о нём, радуется его радостью и страдает его страданиями. У него и времени нет, чтобы почувствовать себя одиноким или размышлять о том, одинок он или нет. В любви человек забывает себя; он живёт с другими, он живёт в других. А это и есть счастье.

Я уж вижу твои спрашивающие голубые глаза и слышу твоё тихое возражение, что ведь это только пол-счастья, что целое счастье не в том только, чтобы любить, но и в том, чтобы тебя любили. Но тут есть маленькая тайна, которую я тебе на ушко скажу: кто действительно любит, тот не запрашивает и не скупится. Нельзя постоянно рассчитывать и выспрашивать: а что мне принесёт моя любовь? а ждёт ли меня взаимность? а может быть, я люблю больше, а меня любят меньше? да и стоит ли мне отдаваться этой любви?.. Всё это неверно и ненужно; всё это означает, что любви ещё нету (не родилась) или уже нету (умерла). Это осторожное примеривание и взвешивание прерывает живую струю любви, текущую из сердца, и задерживает её. Человек, который меряет и вешает, не любит. Тогда вокруг него образуется пустота, не проникнутая и не согретая лучами его сердца, и другие люди тотчас же это чувствуют. Они чувствуют, что вокруг него пусто, холодно и жёстко, отвертываются от него и не ждут от него тепла. Это его ещё более расхолаживает, и вот он сидит в полном одиночестве, обойдённый и несчастный…

Нет, мой милый, надо, чтобы любовь свободно струилась из сердца, и не надо тревожиться о взаимности. Надо будить людей своей любовью, надо любить их и этим звать их к любви. Любить — это не полсчастья, а целое счастье. Только признай это, и начнутся вокруг тебя чудеса. Отдайся потоку своего сердца, отпусти свою любовь на свободу, пусть лучи её светят и греют во все́ стороны. Тогда ты скоро почувствуешь, что к тебе отовсюду текут струи ответной любви. Почему? Потому что твоя непосредственная, непреднамеренная доброта, твоя непрерывная и безкорыстная любовь будет незаметно вызывать в людях доброту и любовь.

И тогда ты испытаешь этот ответный, обратный поток не как «полное счастье», которого ты требовал и добивался, а как незаслуженное земное блаженство, в котором твоё сердце будет цвести и радоваться.

Николенька, дитя моё. Подумай об этом и вспомни мои слова, как только ты почувствуешь себя опять одиноким. Особенно тогда, когда меня не будет на земле. И будь спокоен и благонадежен: потому что Господь — наш садовник, а наши сердца́ — цветы в Его саду.

Мы оба нежно обнимаем тебя, папа и я.

Твоя мама».

Спасибо тебе, мама! Спасибо тебе за любовь и за утешение. Знаешь, я всегда дочитываю твоё письмо со слезами на глазах. И тогда, только я дочитал его, как ударили к рождественской всенощной. О, незаслуженное земное блаженство!

Светлана Дементьева

На протяжении нескольких последних лет на прилавках книжных магазинов систематически появляется красочная книга для детей дошкольного возраста «Потерянное рождественское письмо». Автором и иллюстратором издания является немецкий художник Валько. Эта сказка на начало 2017 года переиздавалась 6 раз в издательстве Махаон.

Книга отлично подойдет в качестве рождественского или новогоднего подарка для детей от 3-х лет. На каждой странице ребенок найдет яркую картинку в соответствии с происходящими событиями сказки. Страниц в книге всего 56. Именно поэтому книгу можно смело дарить начинающим читать детям. Сюжет простой. Буквы четко отпечатаны. Размер шрифта в самый раз для самостоятельного чтения. Сказка маленькая, но книга кажется большой. Из-за картинок читать сказку будет интересно. Динамика высокая. Но любителей замысловатых сюжетов здесь ждет разочарование.

О чем книга? Лесные друзья Заяц по прозвищу Рыцарь и Медведь по прозвищу Лакомка решили поиграть на улице в чудесное зимнее утро. Был канун Рождества. Мимо друзей пролетал почтовый голубь. У него было много работы и поэтому он сильно торопился. Вот и не заметил, что из его почтовой сумки выпало письмо от больного сурчонка Манни Мурмеля. В начале друзья думали, что письмо предназначалось Медведю, так как оно упало ему прямо на нос. Поэтому друзья письмо смело открыли. Но прочитав, они поняли что послание предназначалось Деду Морозу. В письме маленький Манни Мурмель просил Дедушку Мороза прийти к нему в гости, потому что это было его первое в жизни Рождество. Друзья огорчились. Ведь выпавшее письмо означало, что Дед Мороз никогда не узнает о просьбе заболевшего сурчонка и не придет к нему на праздник. Тогда Заяц и Медведь решили непременно найти Деда Мороза и вручить ему письмо от малыша. Друзья быстро собрали вещи и двинулись в путь. Путешествие было не из легких. Куда бы они не приходили, находили лишь след зимнего волшебника. Они пытались догнать Дедушку Мороза весь день, но так и не смогли. Началась буря и наступила ночь. Друзья уже не могли видеть следов саней. Неожиданно мелькнул свет. Это светил фонарик, выпавший из саней Деда Мороза. Рядом с ним лежали мешочки. Друзья забрали найденные вещи и отправились дальше, освещая путь фонариком. Так дошли они до домика сурков. А там их уже ждали! Оказывается Дед Мороз совсем недавно погостил у маленького Манни Мурмеля и знал про потерянное рождественское письмо. Так же он знал и о том, что Заяц и Медведь пытаются его догнать. Дед Мороз оставил для друзей в лесу фонарик, чтобы они смогли добраться до домика сурков, и подарки на Рождество под праздничной елочкой, которую нарядила мама Манни Мурмеля. В результате Рождество друзья встречали в уютном и теплом домике сурков. Всем было очень хорошо и весело. Когда праздник подошел к концу, друзья решили вернуться домой.

Добрая и простая рождественская история. Эту сказку можно читать с ребенком по очереди или по ролям. Красочность и богатство иллюстраций создаст ощущение праздника и волшебства.

Однако должна признаться честно — мне сказка не понравилась сюжетной линией. Как-то не очень понятен смысл. Если Дед Мороз знал заранее о чем его просил больной сурок, знал что Медведь и Заяц отправятся в путь, переживая за малыша, то почему не предупредил об этом многих зверей на своем пути? Хотел чтобы друзья навестили семью сурков? Тогда почему нельзя было просто попросить друзей об этом? В сказках на мой взгляд должна быть интрига и скрытый смысл. Тут я не нашла скрытого смысла. Дед Мороз пошел витиеватым путем там, где можно было бы поступить крайне просто. Еще вопрос — зачем Деду Морозу почтовые голуби и почта в целом, если он и так знает кто и о чем ему пишет? Получается некая бессмыслица. Далее вопрос — для чего нужно было давать имена Зайцу (Рыцарь) и Медведю (Лакомка) ? Во-первых имена упоминались пару раз в самом начале сказки и далее по тексту были просто Зайцем и Медведем. А во-вторых, имена по идее должны были как-то отразиться в характерах и в поступках главных героев. Но увы, имена себя никак не оправдывают. Тогда почему выбор пал именно на Рыцаря и Лакомку? Сказка — как декорации на сцене в театре. Если уж висит ружье на стене в начале спектакля, то в конце оно непременно должно выстрелить. Так и здесь. Все детали должны преследовать один какой-то важный смысл. Лично мое мнение — сюжет сказки продуман не достаточно хорошо. Даже если книга написана для самых маленьких детей, то все равно логика должна быть четкой. Кто не согласен, пишите в комментариях свою точку зрения. На мой взгляд именно такие книги портят читательский вкус ребенка.

Вы можете найти похожую книгу того же автора под названием «Новогодний переполох» Я ее не читала. Возможно она будет приятно отличаться.

Книгу «Потерянное рождественское письмо» Валько рекомендую детям от 3 до 6 лет в качестве подарочного красочного издания для одноразового прочтения.

Всем приятного праздничного чтения!

Это было несколько лет тому назад. Все собирались праздновать Рождество Христово, готовили елку и подар­ки. А я был одинок в чужой стране, ни семьи, ни друга; и мне казалось, что я покинут и забыт всеми людьми. Во­круг была пустота и не было любви: дальний город, чужие люди, черствые сердца. И вот в тоске и унынии я вспомнил о пачке старых писем, которую мне удалось сберечь через все испытания наших черных дней. Я достал ее из чемо­дана и нашел это письмо.

Это было письмо моей покойной матери, написанное двадцать семь лет тому назад. Какое счастье, что я вспом­нил о нем! Пересказать его невозможно, его надо привести целиком.

«Дорогое дитя мое, Николенька. Ты жалуешься мне на свое одиночество, и если бы ты только знал, как грустно и больно мне от твоих слов. С какой радостью я бы приехала к тебе и убедила бы тебя, что ты не одинок и не можешь быть одиноким. Но ты знаешь, я не могу покинуть папу, он очень страдает, и мой уход может понадобиться ему каж­дую минуту. А тебе надо готовиться к экзаменам и кончать университет. Ну, дай я хоть расскажу тебе, почему я ни­когда не чувствую одиночество.

Видишь ли ты, человек одинок тогда, когда он никого не любит. Потому что любовь вроде нити, привязывающей нас к любимому человеку. Так ведь мы и букет делаем. Люди это цветы, а цветы в букете не могут быть одинокими. И если только цветок распустится как следует и начнет благо­ухать, садовник и возьмет его в букет.

Так и с нами, людьми. Кто любит, у того сердце цветет и благоухает; и он дарит свою любовь совсем так, как цветок свой запах. Но тогда он и не одинок, потому что сердце его у того, кого он любит: он думает о нем, забо­тится о нем, радуется его радостью и страдает его страда­ниями. У него и времени нет, чтобы почувствовать себя одиноким или размышлять о том, одинок он или нет. В любви человек забывает себя; он живет с другими, он живет в других. А это и есть счастье.

Я уж вижу твои спрашивающие голубые глаза и слышу твое тихое возражение, что ведь это только пол-счастья, что целое счастье не в том только, чтобы любить, но и в том, чтобы тебя любили. Но тут есть маленькая тайна, кото­рую я тебе на ушко скажу: кто действительно любит, тот не запрашивает и не скупится. Нельзя постоянно рас­считывать и выспрашивать: а что мне принесет моя лю­бовь? а ждет ли меня взаимность? а может быть, я люблю больше, а меня любят меньше? да и стоит ли мне отда­ваться этой любви?.. Все это неверно и ненужно; все это означает, что любви еще нету (не родилась) или уже нету (умерла). Это осторожное примеривание и взвешивание прерывает живую струю любви, текущую из сердца, и за­держивает ее. Человек, который меряет и вешает, не лю­бит. Тогда вокруг него образуется пустота, не проникнутая и не согретая лучами его сердца, и другие люди тотчас же это чувствуют. Они чувствуют, что вокруг него пусто, холодно и жестко, отвертываются от него и не ждут от него тепла. Это его еще более расхолаживает, и вот он сидит в полном одиночестве, обойденный и несчастный…

Нет, мой милый, надо, чтобы любовь свободно струи­лась из сердца, и не надо тревожиться о взаимности. Надо будить людей своей любовью, надо любить их и этим звать их к любви. Любить — это не пол-счастья, а целое счастье. Только признай это, и начнутся вокруг тебя чудеса. От­дайся потоку своего сердца, отпусти свою любовь на свобо­ду, пусть лучи ее светят и греют во все стороны. Тогда ты скоро почувствуешь, что к тебе отовсюду текут струи от­ветной любви. Почему? Потому что твоя непосредственная, непреднамеренная доброта, твоя непрерывная и беско­рыстная любовь будет незаметно вызывать в людях добро­ту и любовь.
И тогда ты испытаешь этот ответный, обратный поток не как «полное счастье», которого ты требовал и добивал­ся, а как незаслуженное земное блаженство, в котором твое сердце будет цвести и радоваться.
Николенька, дитя мое. Подумай об этом и вспомни мои слова, как только ты почувствуешь себя опять одиноким. Особенно тогда, когда меня не будет на земле. И будь спокоен и благонадежен: потому что Господь — наш са­довник, а наши сердца — цветы в Его саду.

Мы оба нежно обнимаем тебя, папа и я.
Твоя мама».

Спасибо тебе, мама! Спасибо тебе за любовь и за уте­шение. Знаешь, я всегда дочитываю твое письмо со слезами на глазах. И тогда, только я дочитал его, как ударили к рождественской всенощной. О, незаслуженное земное блаженство!

Из книги «Поющее сердце».

Это было несколько лет тому назад.
Все собирались праздновать Рождество Христово, готовили елку и подарки.
А я был одинок в чужой стране, ни семьи, ни друга; и мне казалось, что я покинут и забыт всеми людьми.
Вокруг была пустота и не было любви: дальний город, чужие люди, черствые сердца.
И вот в тоске и унынии я вспомнил о пачке старых писем, которую мне удалось сберечь через все испытания наших черных дней.
Я достал ее из чемодана и нашел это письмо.

Это было письмо моей покойной матери, написанное двадцать семь лет тому назад.
Какое счастье, что я вспомнил о нем! Пересказать его невозможно, его надо привести целиком.

«Дорогое дитя мое, Николенька.
Ты жалуешься мне на свое одиночество, и если бы ты только знал, как грустно и больно мне от твоих слов.
С какой радостью я бы приехала к тебе и убедила бы тебя, что ты не одинок и не можешь быть одиноким.
Но ты знаешь, я не могу покинуть папу, он очень страдает, и мой уход может понадобиться ему каждую минуту.
А тебе надо готовиться к экзаменам и кончать университет.
Ну, дай я хоть расскажу тебе, почему я никогда не чувствую одиночество.

Видишь ли ты, человек одинок тогда, когда он никого не любит.
Потому что любовь вроде нити, привязывающей нас к любимому человеку. Так ведь мы и букет делаем.
Люди — это цветы, а цветы в букете не могут быть одинокими.
И если только цветок распустится как следует и начнет благоухать, садовник и возьмет его в букет.

Так и с нами, людьми.
Кто любит, у того сердце цветет и благоухает; и он дарит свою любовь совсем так, как цветок свой запах.
Но тогда он и не одинок, потому что сердце его у того, кого он любит: он думает о нем, заботится о нем, радуется его радостью и страдает его страданиями.
У него и времени нет, чтобы почувствовать себя одиноким или размышлять о том, одинок он или нет.
В любви человек забывает себя; он живет с другими, он живет в других.
А это и есть счастье.

Я уж вижу твои спрашивающие голубые глаза и слышу твое тихое возражение, что ведь это только пол-счастья, что целое счастье не в том только, чтобы любить, но и в том, чтобы тебя любили.
Но тут есть маленькая тайна, которую я тебе на ушко скажу: кто действительно любит, тот не запрашивает и не скупится.
Нельзя постоянно рассчитывать и выспрашивать: а что мне принесет моя любовь? а ждет ли меня взаимность? а может быть, я люблю больше, а меня любят меньше? да и стоит ли мне отдаваться этой любви?..
Все это неверно и ненужно; все это означает, что любви еще нету (не родилась) или уже нету (умерла).
Это осторожное примеривание и взвешивание прерывает живую струю любви, текущую из сердца, и задерживает ее.
Человек, который меряет и вешает, не любит.
Тогда вокруг него образуется пустота, не проникнутая и не согретая лучами его сердца, и другие люди тотчас же это чувствуют.
Они чувствуют, что вокруг него пусто, холодно и жестко, отвертываются от него и не ждут от него тепла.
Это его еще более расхолаживает, и вот он сидит в полном одиночестве, обойденный и несчастный…

Нет, мой милый, надо, чтобы любовь свободно струилась из сердца, и не надо тревожиться о взаимности.
Надо будить людей своей любовью, надо любить их и этим звать их к любви.
Любить — это не полсчастья, а целое счастье. Только признай это, и начнутся вокруг тебя чудеса.
Отдайся потоку своего сердца, отпусти свою любовь на свободу, пусть лучи ее светят и греют во все стороны.
Тогда ты скоро почувствуешь, что к тебе отовсюду текут струи ответной любви.
Почему?
Потому что твоя непосредственная, непреднамеренная доброта, твоя непрерывная и бескорыстная любовь будет незаметно вызывать в людях доброту и любовь.

И тогда ты испытаешь этот ответный, обратный поток не как «полное счастье», которого ты требовал и добивался, а как незаслуженное земное блаженство, в котором твое сердце будет цвести и радоваться.

Николенька, дитя мое.
Подумай об этом и вспомни мои слова, как только ты почувствуешь себя опять одиноким.
Особенно тогда, когда меня не будет на земле.
И будь спокоен и благонадежен: потому что Господь — наш садовник, а наши сердца — цветы в Его саду.

Мы оба нежно обнимаем тебя, папа и я.

Твоя мама».

Спасибо тебе, мама!
Спасибо тебе за любовь и за утешение. Знаешь, я всегда дочитываю твое письмо со слезами на глазах.
И тогда, только я дочитал его, как ударили к рождественской всенощной.
О, незаслуженное земное блаженство!

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *