Материалы

ЛДЖ публикует отрывок из книги кардиолога Антона Родионова «Как прожить без инфаркта и инсульта»

Нужно ли лечить гипертонию, если я хорошо переношу высокое АД?

Наиболее распространенное заблуждение — отказ от приема лекарств при хорошей переносимости высокого АД. Следует помнить, что риск осложнений гипертонии (инсульт, инфаркт миокарда, почечная недостаточность, снижение зрения) одинаково высок как у больных, ощущающих высокое АД (головные боли, головокружения, боли в области сердца), так и у тех, у кого повышение АД не сопровождается появлением каких-либо жалоб. Мировая статистика свидетельствует, что более 50% людей, имеющих повышенное АД, даже не подозревают об этом. Нередко высокое, а иногда и очень высокое АД становится случайной «находкой» во время планового посещения врача по поводу другого заболевания, при диспансеризации, подготовке к операции и т.п.

Нам приходится часто видеть пациентов, которые при АД 200/110 мм рт. ст. чувствуют себя вполне удовлетворительно, а при повышении до 250/130 мм рт. ст. у них начинает немного болеть голова. Таких больных очень трудно убедить начать лечение, так как они свято верят в то, что для них 200/110 мм рт. ст. — «рабочее давление». Тем не менее и таким больным необходимо снижение АД до нормальных значений, при которых отсутствует риск поражения сердца, головного мозга и почек.

Нужно ли постоянно принимать препараты, снижающие артериальное давление?

Гипертония — хроническое заболевание, требующее регулярного лечения. Подобно тому, как больные сахарным диабетом нуждаются в постоянных инъекциях инсулина или приеме сахароснижающих препаратов, больные бронхиальной астмой не выходят из дома без ингаляторов, гипертоники должны постоянно при нимать препараты, нормализующие АД. Исключение составляет очень небольшая группа молодых пациентов с начальной гипертонией (как правило, с уровнем АД не выше 150/100 мм рт. ст.), у которых АД нормализуется только на фоне нормализации образа жизни и тщательного немедикаментозного лечения.

Для большинства пациентов нормализация АД под влиянием лечения не становится основанием для его прекращения. Следует четко представлять себе, что АД становится нормальным именно благодаря приему лекарственных препаратов. Задачей лечения является не снижение АД до нормального уровня, а предотвращение его дальнейшего повышения. В современной медицинской литературе термин «гипотензивные препараты» (препараты, снижающие АД) все чаще вытесняется понятием «антигипертензивные препараты» (препараты, не допускающие повышения АД).

Можно ли прекратить лечение при достижении нормального АД?

Нередко больные, которые получали регулярную терапию с хорошим эффектом в течение нескольких месяцев или лет, в дальнейшем по каким-либо причинам лечиться перестают. Поводами для самовольного прекращения лечения становились мнимое «излечение от гипертонии» (т.е. длительная стойкая нормализация АД под влиянием лечения), дороговизна препаратов, а иногда рекомендации знакомых или даже врачей (!).

На прием иногда приходят пациенты, которые «подлечивают гипертонию» только в больнице, а дома не принимают лекарства до очередного криза. Гипертонический криз, как правило, не заставляет себя долго ждать и снова приводит их на больничную койку. Эти пациенты искренне полагают, что гипертонию можно «подлечить» курсом капельниц и таблеток и утверждают, что врач им не сказал, что подобранное в больнице лечение нужно продолжать в полном объеме и после выписки.

У большинства больных после прекращения приема лекарств АД возвращается к исходному уровню постепенно. Однако резкое прекращение приема некоторых препаратов, например бета-блокаторов (бисопролол, метопролол и др.), вызывает так называемый синдром отмены. При этом АД повышается в течение 24–48 ч, что может оставаться бессимптомным или сопровождаться значительным ухудшением состояния. В некоторых случаях АД повышается до уровня, значительно превосходящего прежний. Лечение синдрома отмены иногда представляет большие сложности для врачей, так как не всегда возврат к прежней схеме лечения сразу приводит к стабилизации АД.

Еще раз повторюсь. Достигнув на фоне лечения целевого давления, мы ни в коем случае не бросаем принимать препараты. Гипертония — не ОРЗ, не воспаление легких, а наши препараты — это не антибиотики. «Я принимаю лекарство месяц, у меня все хорошо, зачем же я буду принимать его дальше?» — рассуждает пациент. Или: «Разве можно принимать лекарство, если у меня уже и так 120/80?» Здесь нужно очень четко понимать, что сегодняшние твои 120/80 — это результат того, что ты принимал вчера лекарства. И если ты сегодня не примешь лекарства, то завтра у тебя будет 140/90, а послезавтра будет 160/100, а еще через пару дней — гипертонический криз.

До какого уровня следует снижать артериальное давление?

Двадцать лет назад «рабочим» считали то давление, при котором человек себя хорошо чувствует. Сейчас представления об этом поменялись, мы знаем, что гипертония симптомов не имеет. И даже бессимптомная гипертония повышает риск инсульта. Поэтому снижать давление надо не до хорошего самочувствия, а до того уровня, при котором это будет безопасно в отношении сердечно-сосудистых заболеваний. И это уже называется не рабочее давление, а целевое артериальное давление.

Целевое АД для взрослых людей — <140/90 мм рт. ст.

для больных сахарным диабетом — <140/85 мм рт. ст.

для людей старше 80 лет — <150/90 мм рт. ст.

Врач назначил мне три препарата от давления. Неужели нельзя было обойтись одним?

Как правило, при АД ниже 160/90 мм рт. ст. лечение начинают с назначения одного препарата. При неэффективности или недостаточной эффективности одного препарата добавляют второй, а затем, возможно, и третий препарат.

Гипертония болезнь сложная, она имеет несколько механизмов развития. Представьте себе реку, которая впадает в море не одним рукавом, а дельтой. И вот в районе дельты нам нужно построить плотину, водохранилище. Мы засыпаем один рукав, а вода продолжает течь по остальным. Мы засыпаем другой рукав, она течет по третьему руслу. И вот только когда мы блокируем все рукава, по которым течет вода, тогда у нас получается плотина и начинает создаваться водохранилище.

То же самое и с гипертонией. Она имеет несколько путей развития. И зачастую для полноценного эффекта терапии нам необходимо заблокировать несколько путей развития болезни.

Результаты крупных исследований показали, что при применении любого препарата в качестве монотерапии можно ожидать снижения АД на 4–8% от исходного. Таким образом, пациентам с АД выше 160/95 мм рт. ст. чаще всего необходима комбинированная терапия. Даже при хорошем эффекте одного препарата в начале лечения со временем (в течение нескольких месяцев, нескольких лет) возможно «ускользание» АД из-под его действия. Это связано с компенсаторной активацией других механизмов, влияющих на повышение АД. В последнее время для большинства больных наилучшим считается лечение двумя препаратами. Монотерапия эффективна в основном у пациентов с исходно невысоким АД.

Комбинированная терапия позволяет избежать побочных эффектов, возникающих в результате приема высоких доз одного препарата; препараты в небольших дозах дополняют действие друг друга, что приводит к хорошим результатам.

При тяжелой гипертонии нередко приходится назначать три, а в некоторых случаях и четыре препарата.

«В большинстве случаев для лечения артериальной гипертонии необходима комбинация двух препаратов»

Необходимость длительного приема нескольких препаратов зачастую пугает пациентов. Из комбинации препаратов они выбирают один, наиболее, по их мнению, «полезный и эффективный». Таким образом,разрушая подобранную схему лечения, пациент сводит ее эффективность к нулю. Обычно врач разъясняет больному важность и значимость каждого препарата в комбинации.

Каким лекарством лучше всего лечить гипертонию?

Существует несколько десятков препаратов для лечения гипертонии. Эти препараты относятся к разным классам, имеют разный механизм действия, различные побочные эффекты и противопоказания.

«Те препараты, которые хороши для одних пациентов, у других могут давать тяжелые побочные эффекты и осложнения сопутствующих заболеваний; поэтому заниматься самолечением гипертонии нельзя»

Я никогда не смогу ответить заочно на вопрос: а каким препаратом лучше лечить гипертонию? Каждый раз, когда приходит пациент, мы анализируем множество факторов — возраст и сопутствующие заболевания, факторы риска, поражения органов-мишеней. Измеряем вес, смотрим кардиограмму, анализы крови. Это далеко не полный перечень того, что мы должны учитывать, чтобы порекомендовать пациенту конкретный препарат, который может ему помочь. Этим самым я пытаюсь оградить наших читателей от попытки самолечения. Особенно от попытки использовать то, что назначили мужу, соседке. То, что назначено соседке, оно может быть хорошо для соседки, но опасно для вас.

Можно ли сочетать прием препаратов от давления с приемом алкоголя?

Еще один популярный миф о лечении гипертонии. Многие пациенты считают, что если пить лекарства, то нельзя употреблять алкоголь. Полбеды, если во время лечения они отказываются от алкоголя. А гораздо хуже, если в день необходимости принять алкоголь — праздник, день рождения — они отказываются принимать таблетки. Это совершенно неправильно. Большинство наших кардиологических препаратов совершенно нормально совместимы с разумными дозами алкоголя. То есть в день рождения, Новый год, 8 Марта пропускать лечение не нужно. И в праздники таблетки надо принимать так, как назначено. Если вы утром выпьете свои таблетки, как обычно, вечером выпьете алкоголь, то ничего страшного нет.

Почему не надо ставить капельницы

Поделиться:

Недавно мне пришло письмо. Настоящее бумажное письмо, каких я не получал довольно давно. Письмо от читательницы моих книг из далекого сибирского города. Я подумал, что 75-летней женщине, которая не поленилась изложить свои мысли от руки на бумаге, я должен ответить подробно и столь же старательно. Вот такая переписка получилась:

«Здравствуйте, уважаемый Антон Владимирович.

Пишет вам пенсионерка С. И. Мне 75 лет, но хочется, очень хочется жить. Жажда жизни с возрастом всё сильнее. Поэтому я купила ваши 4 книги, жду выпуска пятой. Внимательно прочитав все ваши книги и книгу Александра Мясникова «Ржавчина», я пришла в замешательство. Всё, чем лечат меня мои кардиологи и неврологи, вами перечеркнуто. Во второй книге вы и доктор А. Л. Мясников, передачи которого я смотрю всегда, отрицаете лечение пожилых людей капельницами. «Никакого смысла, никакой пользы в таком лечении нет». Вы, Антон Владимирович, и Александр Леонидович считаете бесполезными препараты: актовегин, церебролизин, мексидол, милдронат, кавинтон. А мне уже много лет эти препараты назначали наши врачи. А что же теперь принимать и капать? Какую альтернативу вы можете предложить? Я, прочитав ваши книги, отказалась от дневного стационара и капельниц!!! Сижу и думаю, как лечиться. Кардиолог предложил проводить курс лечения весной и осенью предукталом. Как вы считаете? А.Л.Мясников пишет, что, оказывается, во всем мире, кроме России, не продают в аптеках корвалол и валокордин. А что же нам теперь принимать, если сердце вдруг заболит??? Ума не приложу.

Очень надеюсь на ответ.»

Уважаемая С.И.,

идея лечения сердечно-сосудистых заболеваний курсами уколов и капельниц восходит к середине прошлого века, когда существовали несколько иные представления о физиологии человека и о фармакологии. С тех пор прошло очень много лет, наука очень сильно продвинулась вперед, появилось множество новых групп препаратов. Однако во времена «железного занавеса» и разделения науки на советскую и буржуазную жители СССР фактически были отрезаны от достижений мировой науки вообще и фармакологии в частности. Врачи, выучившиеся в середине прошлого века, продолжали лечить «дедовскими способами» своих пациентов и, что страшнее, обучать следующее поколение студентов и молодых врачей. В 90-х годы XX века «железный занавес» рухнул, все достижения мировой науки стали доступны российским специалистам, казалось бы, самое время наверстать упущенное и привести медицинскую практику в соответствие с лучшими мировыми подходами, но, нет – подавляющее большинство врачей продолжало упорно копировать традиции и ошибки «научных школ» полувековой давности.

Давайте разберемся, в чем заключается ошибочность применения капельниц и уколов в лечении болезней сердца и сосудов. Начнем с того, что пресловутая капельница – это всего лишь способ быстрой доставки лекарственного препарата в кровь. Внутривенное капельное введение препаратов можно применять только в тех случаях, когда надо как можно быстрее доставить высокие дозы препарата в организм (например, антибиотики при воспалении легких, препараты для растворения тромба при инфаркте миокарда, химиотерапию при онкологических заболеваниях). Во всех остальных случаях врачи стараются идти по пути как можно более щадящей доставки препарата в организм – в форме таблеток и капсул. Такое лечение позволяет избежать множество осложнений – вам наверняка не понаслышке знакомы «шишки» и синяки в месте инъекций. Уверяю вас, это далеко не самое страшное, что бывает от капельниц и уколов.

Кроме того, прием лекарств в таблетках позволяет поддерживать концентрацию препарата в крови на практически одинаковом уровне в течение суток, что очень важно для лечения таких заболеваний как гипертония, сахарный диабет и т.д. Вас беспокоят возможные побочные эффекты таблеток со стороны желудка и печени? Уверяю вас, большинство препаратов вполне безопасны в этом отношении; гораздо больше желудок и печень повреждают курение и алкоголь, но об этом никто почему-то не задумывается.

Давайте разберемся, а есть ли вообще смысл в тех препаратах, которые вам и другим нашим пациентам предлагают капать и колоть?

Спазмолитики (магнезия). Идея применения спазмолитиков при гипертонии опять же восходит к представлениям о спазме сосудов начала-середины прошлого века. Сейчас мы понимаем, что механизмы развития гипертонии гораздо сложнее. Более того, чем старше становится человек, тем более жесткими становятся артерии и тем меньше места механизму «спазма» в развитии каких-либо сосудистых заболеваний.

Актовегин, церебролизин, кортексин. Это белковые вытяжки из головного мозга и других тканей скота (коров и свиней). Многочисленными исследованиями доказано, что человеку они ума не прибавляют, но могут вызывать серьезные осложнения (так, актовегин в большинстве стран запрещен из-за угрозы распространения так называемого «коровьего бешенства»).

Кавинтон, танакан. В большинстве стран эти препараты либо зарегистрированы как пищевые (биологические активные) добавки, либо вовсе запрещены. Мы хорошо знаем, что кавинтон (препарат барвинка малого или гроб-травы) может провоцировать нарушения ритма. Танакан (гигнко билоба) также в исследованиях не доказал улучшения памяти и других функций головного мозга.

Мексидол, милдронат, предуктал. Эти препараты, по уверению производителей, созданы для улучшения обменных процессах в тканях сердца и головного мозга. Однако проведенные исследования не дают повода для оптимизма. К тому же, сердце – это не грядка с помидорами. Его не надо подкармливать и унавоживать. Для лечения ишемии и сердечной недостаточности существует огромное количество реально работающих препаратов.

К сожалению, многие пациенты воспринимают сердечно-сосудистую систему как водопроводные трубы, которые нужно время от времени чистить заливкой туда специальных чистящих средств. Разочарую вас, организм гораздо сложнее устроен; атеросклеротическую бляшку невозможно растворить или значимо уменьшить. Главная задача – не дать бляшке расти дальше и не дать образоваться в этом месте тромбу (с этой задачей прекрасно справляются статины и аспирин). В тех случаях, когда бляшка очень сильно нарушает кровоснабжение органа (сердца или головного мозга), прибегают к хирургическому лечению.

Почему же капельницы всё же некоторым помогают? Ответ очень простой. Отчасти это эффект плацебо – добросовестная вера в целительную стену больничных стен и неведомую жидкость в прозрачном пузыре, отчасти – это эффект таблеток, которые в больнице всё же назначают. Однако каждый больной полагает эффект таблеток малозначительным, а весь успех лечения относит на счет капельниц. Если после выписки из стационара пациент бросает принимать таблетки, то, разумеется, достигнутое в больнице улучшение в скором времени проходит.

Почему же врачи продолжают назначать «сосудистые капельницы»? На это существует три варианта ответа.

1. Они сами в них верят. Это самый грустный вариант. К сожалению, такие «специалисты» профнепригодны. Нельзя в XXI веке лечить, руководствуясь добросовестными заблуждениями полувековой давности.

2. Врачи знают, что капельницы бесполезны, но идут на поводу у больных, опасаясь жалоб и конфликтов. К сожалению, существующая система такова, что если пациент нажалуется, что «его не лечат, как полагается, а только пичкают таблетками», то разбираться никто не будет — накажут врача. Поэтому доктор считает, что «проще отдаться», чем объяснять пациенту, почему не надо ничего капать. Это самая частая причина.

3. «Если мы не будем делать капельницы, то нашу больницу закроют, а нас выгонят на улицу, т.к. таблетки пациенты могут пить и дома». Вот такое обоснование я услышал пару недель назад от докторов в одном из городов России. Это самое печальное. Мало того, что врачи сами прекрасно понимают бесполезность капельниц, но они их всё же назначают, чтобы как-то оправдать само существование стационара.

И еще одно важное соображение. Одна из нередких причин смертельных осложнений у пожилых людей – это внутрибольничные инфекции. В мире уже давно посчитали: чем меньше продолжительность нахождения на больничной койки, тем ниже смертность. Следовательно, неоправданные госпитализации для проведения ненужных капельниц – это еще и фактор присоединения внутрибольничных осложнений.

«Так что же предлагаете ВМЕСТО капельниц, доктор?» — спрашивает каждый первый пациент, которому я в очередной раз пересказываю все эти аргументы?

1. Двигайтесь. Движение — это жизнь. Каждый человек, независимо от тяжести своего состояния, должен двигаться. Доказано, что даже у больных с тяжелой сердечной недостаточностью движение продлевает жизнь. Ходьба, прогулки, лыжи, плавание – всё зависит от исходной физической формы.

2. Работайте. Как только человек перестает трудиться и объявляет себя «пенсионером», мозг начинает умирать. Не подумайте, я не о повышении пенсионного возраста. В данном случае «работать» — не значит «ходить на работу и платить налоги до 100 лет». Под работой в данном случае я понимаю любую деятельность, связанную с умственной нагрузкой, пусть и в рамках хобби. Любой врач прекрасно знает, что у 85-летнего ученого мозг работает гораздо лучше, чем у 40-летнего лоботряса.

3. Не смотрите телевизор. Телевизор оглупляет и делает человека «овощем». Читайте, пишите, рисуйте, вышивайте, только не смотрите телевизор. Каждый час, проведенный перед телевизором, необратимо убивает нервные клетки.

4. Не курите и не позволяйте курить в своём присутствии.

5. Ешьте меньше мясных продуктов и больше рыбы.

6. Следите за давлением и, если оно превышает 140/90 мм рт. ст., постоянно принимайте назначенные врачом лекарственные препараты. Таблетки от давления надо пить на протяжение всей жизни, без перерывов, отгулов и выходных.

7. Следите за уровнем холестерина, обсудите с врачом необходимость приема статинов – препаратов, замедляющих развитие атеросклероза.

8. Следите за уровнем глюкозы в крови. Повышение сахара >5,6 ммоль/л – уже тревожный признак. К сожалению, диабет зачастую подкрадывается бессимптомно.

9. Обсудите с врачом необходимость приема препаратов, препятствующих развитию тромбоза – аспирина или антикоагулянтов. В некоторых случаях они необходимы.

P.S. В корвалоле и валокордине нет ничего «сердечного», кроме корня «кор» (cor – по-латыни – сердце). Основу этих препаратов составляет фенобарбитал – старое токсичное лекарство, которое нарушает память, сон, координацию движений и обладает еще дюжиной неприятных побочных эффектов. Что бы сказать, что принимать, когда «болит сердце», надо сначала разобраться, отчего оно болит. Более 90% болей в грудной клетке не имеют отношения к сердцу.

Искренне ваш,

доктор Антон Родионов

Туристки из Китая пристают к сборщикам, чтобы поставить подписи за Путина

Врио губернатора Приморья уволил директора Инвестиционного агентства Приморского края Антона Родионова. Об этом Андрей Тарасенко сказал сегодня, 12 января, на встрече с журналистами.

«Знаете, я несколько дней назад уволил Родионова. Он сейчас по иностранным государствам бегает», – рассказал глава края.

Курировать Инвестиционного агентство Приморского края будет новый вице-губернатор Константин Богданенко, отвечающий за социально-экономическое развитие Приморья.

Антон Родионов не присутствует в Приморье с ноября и его мобильный телефон в последнее время недоступен.

Ранее весьма серьезные вопросы к деятельности Родионова озвучивал приморский прокурор Сергей Бессчасный. На заседании Заксобания Приморья он обратил внимание депутатов на неэффективное расходование средств ведомством Родионова. По словам прокурора, более половины из выделенных Инвестиционному агентству средств тратилось на зарплаты и полеты бизнес-классом сотрудников.

Известно, что Антон Родионов вместе с Ильей Спокойновым (Митькиным), который ныне находится “в местах не столь отдаленных”, составлял близкое окружение губернатора Миклушевского и имел значительное влияние на экс-губернатора Приморья.

В ноябре одновременно с арестом вице-губернатора Василия Усольцева, силовики провели выемку документов и в АНО “Инвестиционное агентство Приморского края”. Тогда СМИ писали со слов представителей правоохранительных органов, что обыски проводились в рамках расследования уголовного дела по фактам хищений.

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *