Малыш, который стал чудом: женщина с синдромом Дауна смогла родить ребенка

Эта история показала, что люди с синдромом Дауна все-таки могут иметь своих детей. Беременность Лизы была тяжелой, ребенок родился на 4 недели раньше срока. Мама и бабушка решили растить и воспитывать Ника вместе, поэтому он считает, что у него две мамы. А вот как он отзывается о своей биологической матери (текст размещен на downsyndrome.org.au):

У меня две мамы. Моя мама Лиза — мое величайшее будущее. Она поддерживает во мне жизнь, и она дает мне любовь, она родила меня, и она придала мне особые потребности, она замечательная и прекрасная.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: 250-килограммовая женщина родила ребенка. Как думаете, сколько он весит?

У женщины с синдромом Дауна родился обычный ребенок

В 2010 году международный журнал Journal of Infertility and Fetal Medicine, Vol. 1, No. 1. 45. сообщил о случае, когда женщина с синдромом Дауна родила здорового ребенка на 38 неделе беременности путем операции кесарева сечения. Маме было 25 лет, а у отца младенца был нормальный кариотип (кариотип — это диплоидный (2n) набор хромосом. Под кариотипом понимают особенности строения полного набора хромосом особи или вида).

Эти истории доказывают, что семейная поддержка и желание иметь детей — самое главное, что требуется в таких случаях. Ведь люди с ограниченными возможностями также имеют право на счастье.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Мать 14 девочек, 3 пары из которых при этом близнецы, не теряет надежды родить сына

Доброта возможна повсюду, где есть человеческое существо
Сенека Луций Анней, древнеримский философ
Каролина Филпс – мать ребенка с синдромом Дауна, рассказывает о своей дочери Лиззи. Однажды девочка задала своей маме очень непростой вопрос: «Мама, почему у меня синдром Дауна?». Каролина решила написать книгу и поделиться своим опытом воспитания «особенного» ребенка. Диагноз «синдром Дауна» впервые был описан Джоном Дауном в середине XIX века. Но принятие обществом людей с этой особенностью пришло совсем недавно. Во многом – благодаря тем, кто осмелился открыто говорить об этом синдроме.

После рождения Лиззи Каролина с супругом Марком решили сделать все возможное, чтобы Лиззи развивалась и училась, как и другие дети. На своем пути они встретили немало трудностей. Каролина рассказывает об опыте взаимодействия с родительскими ассоциациями, образовательными и медицинскими учреждениями.
Книга «Мама, почему у меня синдром Дауна?» очень живая и эмоциональная. Каролине пришлось нелегко – переживания и тревоги, радость и печаль, взлеты и падения отразились в этой книге. Как любая мама, Каролина хотела, чтобы ее ребенок был здоровым, и старалась сделать все возможное для Лиззи.
«Развитие редко обходится без мук. Мы же прошли особый путь: нам пришлось узнать, что значит быть родителями ребенка с синдромом Дауна. Однако мы растили дочь не «стиснув зубы», а с радостным удивлением и даже весельем. Она помогла нам взглянуть на мир новыми глазами».
Первые восемь лет были самыми сложными – Лиззи очень отставала по развитию от своих сверстников. Руководства, издаваемые Ассоциацией родителей, имеющих детей с синдромом Дауна, советовали как можно раньше начинать обучающие занятия и упражнения. Каролина радовалась любым успехам дочери – вот Лиззи осваивает пространство, тянет свои ручки к родителям, начинает играть. Очень медленно Лиззи училась ползать: игрушки ее не привлекали. Помогали занятия плаванием в местном лечебном бассейне. Также Лиззи также очень нравилось чертить цветными мелками каракули на грифельной дощечке.
Психолог, у которого наблюдалась Лиззи, отметил, что у девочки есть отставание в устной речи, но зато она играет, подвижная, а главное – ей нравится учиться. Тогда было решено попробовать отдать Лиззи в игровую группу в обычный детский сад.
Развитие Лиззи требовало особых занятий и упражнений по развитию устной речи. Марка и Каролину прикрепили к «Портедж»-инструктору, который уделял речи особое внимание. При хорошем развитии речи девочка могла бы учиться в обычной школе. А в сентябре пришла бумага из департамента образования – Лиззи разрешили учиться в обычной общеобразовательной школе. Это была большая победа! В Англии для школьников сначала идут подготовительные классы – для детей от 5 до 7 лет. И как же радовались родители, когда Лиззи перешла во второй и последний класс подготовительной школы. Теперь она все лучше читала, хотя математика давалась ей с большим трудом.
Очень помогла сестра-воспитательница, которая занималась с Лиззи конструированием и рисованием. В следующем учебном году она начала заниматься с Лиззи математикой и языком: учила ее составлять фразы. Лиззи говорила заметно лучше, ее словарный запас быстро расширялся.


В восемь лет Лиззи пошла в первый класс начальной школы. А в девять лет – во втором классе младшей школы – Лиззи научилась играть на своем маленьком органе «Колокольчики звенят». Радости ее не было предела. В это же время в школе начались уроки пения, и Лиззи стала учиться петь, попадая в такт музыке. Каролина особенно радовалась, что у дочери появились друзья – Лиззи больше не чувствовала себя одинокой.
«Невозможно описать, сколько пользы приносит Лиззи школа! Здесь у нее появились друзья; она учится, взрослеет, стремительно движется вперед. Конечно, здесь ей не делают скидок; возможно, в специальной школе с ней бы больше и усердней занимались, но зато здесь она ощущает себя ровней другим, и это заставляет ее стремиться к новым достижениям».

10 апреля 2018 года Лиззи исполнилось 37 лет. Сейчас она – уверенный в себе человек, свободно общается с окружающими. Работает и ездит на занятия в колледж. Лиззи часто посещает разнообразные семинары и лекции по музыке, садоводству, кулинарии, информатике. Каждую неделю она продолжает заниматься плаванием в бассейне. Самостоятельно она ездит и в общественном транспорте. Вместе с друзьями она путешествует, увлекается скалолазанием, стрельбой из лука и греблей. Она также окончила курсы массажа и делает массаж друзьям по желанию.
Каролина Филпс одной из первых поняла, что даже если синдром Дауна – неизлечимое заболевание, это не значит, что нужно опускать руки. Основная особенность ребенка с синдромом Дауна – его сравнительно медленное развитие, сопровождаемое трудностями в обучении, но ему можно помочь, подбирая специальные развивающие занятия.
Как пишет сама Каролина:
«Моя книга – для всех, кому интересны дети. Но прежде всего я адресую ее родителям, оказавшимся в том же положении, что и мы, — в надежде, что книга придаст им мужества и поможет смело смотреть в будущее».
Ещё больше книг на виртуальной выставке «Встань и иди: книги, помогающие жить». Эти книги помогут вам в сложное время, а истории, рассказанные в них — поддержат своим примером.
Приятного чтения!
Резник Марина Васильевна,
главный библиотекарь отдела городского абонемента

Личный опыт: как рождаются дети с синдромом Дауна

О том, что генетическая аномалия — это еще не трагедия, сегодня говорят уже многие. Информация о том, что дети с такой особенностью способны к нормальному развитию и социализации, все чаще появляется в СМИ. При этом подчеркивается, что жить, развиваться, учиться и проявлять свои таланты дети с синдромом Дауна способны лишь в атмосфере любви. Им нужно чуть больше помощи, внимания и понимания — как со стороны семьи, так и всего общества.

Однако до сих пор для многих родителей слова «синдром Дауна» звучат, как приговор. Как ведут себя люди, столкнувшиеся в своей жизни с подобной проблемой, какой выбор они делают и почему? На эти вопросы нам помогли ответить женщины, детям которых в свое время был поставлен этот диагноз.

«У вас одна лишняя хромосома»

О том, что у нее родится ребенок с синдромом Дауна, Екатерина во время беременности даже не подозревала. Анализы были в норме, и только после родов акушер произнесла роковую фразу:
— У вашей дочери подозрение на синдром Дауна. Запомните, как она выглядит, чтобы вы не сказали потом, что вам ее подменили.

Эти слова прозвучали, как гром среди ясного неба. Лежа в одиночестве в палате, Катя все еще не могла поверить, что такое может случиться именно с ней. Она не отвечала на телефонные звонки близких людей и их поздравления, и даже не решалась сообщить родным о предварительном пока диагнозе.
— Возможно, если бы это было сказано в другой форме, и моя реакция была бы другой, — вспоминает Екатерина.

Целые дни проводя с новорожденной дочкой, молодая мама надеялась, что диагноз не подтвердится, но результаты из генетического центра пришли неутешительные: «у вас одна лишняя хромосома». Тем не менее, Екатерина была полна решимости забрать девочку домой. Однако ее супруг Александр и родственники рассудили иначе. Боясь, что Катя забросит мужа и старшую семилетнюю дочь Дашу, они настояли на том, чтобы женщина написала отказ от ребенка-инвалида.

— Сердцем я так и не приняла свой отказ, и тайком от родных продолжала каждую неделю ездить к моей Вике в роддом, привозила подгузники, кормила дочь, играла с нею, — рассказывает Екатерина.

Затем маленькую Викторию перевели в Дом ребенка N1. К счастью, администрация интерната разрешила несчастной матери раз в неделю навещать дочь.

— Первые недели я просто рыдала каждый раз, когда к ней приходила. Вика смотрела на меня, такая маленькая, беззащитная, а я постоянно повторяла: «Прости меня, доченька, я оставила тебя, предала», — со слезами вспоминает Катя.

Условия содержания и отношение персонала к детям в доме ребенка оказались очень хорошими, но внимания ребенку все равно не хватало. Вика часто болела, лежала в изоляторе и в больницах, где некому было заниматься ее развитием. Екатерина не теряла надежду забрать девочку домой, но супруг был непреклонен. В результате все чаще начали возникать скандалы, слезы, взаимные упреки. Поставить под угрозу счастливый брак молодая женщина не решалась.

Все чаще Катя принялась выходить на сайт организации родителей детей с синдромом Дауна «Солнечные дети», читать истории различных семей, собирать информацию об особенностях развития «особых» детей. Наконец, она решилась написать на сайт письмо, в котором рассказала свою историю. В ответ руководитель организации Татьяна Черкасова пригласила Екатерину на специальный семинар для родителей с участием московских специалистов. После него Катя окончательно решила во что бы то ни стало забрать своего ребенка домой, даже пожертвовав ради этого отношениями с мужем. К счастью, на ее стороне оказались не только родители, но и свекор со свекровью. Они даже предложили свою помощь в воспитании девочки. После этого Александр сдался. Особых сложностей с оформлением документов не было, и уже через две недели Вика была дома.

Теперь маленькая Виктория окружена вниманием и заботой. Даша буквально не отходит от младшей сестры, а сама Катя души не чает в своей маленькой «принцессе». Конечно, год в детском доме не прошел даром — Вика пока еще не умеет даже вставать. В остальном же она ничем не отличается от обычного ребенка: с такой же радостью тянется к маме, начинает, лежа в кроватке, «пританцовывать» и по-своему «подпевать», когда слышит музыку, играет погремушками и живо интересуется окружающим миром.

— Когда мы приехали домой, Саша просто не отпускал ее с рук. Он носил ее по комнате, играл с ней, разговаривал, а потом подошел ко мне и сказал: «У нас все будет хорошо», — со счастливой улыбкой рассказывает Катя.

Кстати, в практике Дома ребенка N 1 это уже третий случай, когда родители забирают малышей с синдромом Дауна назад. Ни один из принявших такое решение об этом не пожалел.

Желанный и любимый

Сегодня Оксана уже не сомневается в том, что у нее родится «особый» ребенок.
— Все началось на сроке двенадцати недель, когда в больнице, где я состою на учете, врач предложил мне сдать кровь на пороки развития плода, — рассказывает Оксана.

Затем девушку пригласили на консультацию в Центр планирования семьи, где сообщили, что кровь выявила высокий риск синдрома Дауна у ребенка. Результаты УЗИ и двух генетических анализов окончательно подтвердили этот диагноз. Первой реакцией Оксаны на это известие было отчаяние и страх. Разумеется, тут же пришла мысль о прерывании беременности. Однако в аборте девушке отказали – срок беременности был слишком большим. Правда, врачи подсказали еще одно, «гуманное», как они выразились, решение проблемы: преждевременные искусственные роды на двадцатой неделе развития плода.

— Когда ребенок начал шевелиться в животе, я уже стала сомневаться в том, стоит ли прерывать беременность. Мы с мужем провели своего рода голосование: независимо друг от друга написали решение, а потом обменялись бумажками. Я заранее знала, что он напишет, поэтому написала противоположное. Он написал: «Оставить ребенка»…, — вспоминает Оксана. — Потом и я изменила свое мнение. Просто я очень совестливый человек, и знала, что убийство ребенка себе никогда не прощу. Я понимала, что выбираю свой путь не в рамках месяца или года, но в рамках всей последующей жизни, — продолжает она.

Немалую роль в этом выборе сыграла организация «Солнечные дети». Татьяна Черкасова приехала к Оксане домой в течение часа после ее первого звонка. После разговора с родителями «особых» детей девушка окончательно перестала мучаться сомнениями.

Приняв решение, Оксана стала продолжать обычную жизнь беременной женщине. Малыш был запланированным и желанным, и будущая мама начала приготовления к рождению ребенка: перестановку мебели, покупку вещей и одежды, чтение специальной литературы об особенностях развития детей с синдромом Дауна. Внутренне она уже готова к любым трудностям.

— Параллельно с синдромом Дауна моей дочке ставят предварительный диагноз: порок сердца. Конечно, мне все равно страшно, ведь возможно, что в первый же месяц жизни нашей девочке будут делать операцию. Но я стараюсь сохранять позитивный настрой. Мы с мужем делаем все то, что и планировали делать изначально, когда думали, что у нас обычный ребенок. Например, провели 3D-сканирование, записали его себе на память, уже сделали первую внутриутробную фотографию ребенка, — рассказывает Оксана.

Кстати, родственники девушки и даже ее родная мать до сих пор не приняли ее решения оставить ребенка. Тем не менее, менять своего мнения Оксана не собирается, а со временем и близкие начали помогать будущей маме. Долгожданный малыш еще не родился, но девушка уже вступила в актив организации «Солнечные дети». Конечно, ее пугают предстоящие трудности, но она уже знает, что не будет сожалеть о своем выборе.

Черно-белое ожидание

Положительный результат теста на беременность породил в душе Юлии невыразимую радость и в то же время волнение. Как-никак, она была уже не очень молода, к тому же несколько лет назад у нее удалили щитовидную железу, что увеличивает риск возникновения отклонений у будущего ребенка.

— В тот же день я появилась в женской консультации со словами: «Я беременна, и беременность буду сохранять!», — вспоминает Юлия.

Из консультации женщину отправили наблюдаться в городской центр планирования семьи – в районной консультации врачи не решились брать на себя ответственность за «проблемную» беременную. К счастью, в центре все прошло благополучно, Юлию поставили на учет и тут же назначили все долженствующие анализы. Кровь на гормоны щитовидной железы показала совершенно немыслимые цифры — превышение нормы в несколько десятков единиц. Эндокринолог и невропатолог при консультации тут же стали говорить о том, что подобные патологии у матери могут привести к серьезным нарушениям в деятельности и к порокам развития центральной нервной системы ребенка.

— Примерно с этого момента и началось мое черно-белое ожидание. Врачи говорили, что при моих патологиях тесты могут дать положительный результат даже в случае, если патологий развития плода нет. И некоторые результаты действительно пугали, — рассказывает Юлия.

В числе прочих процедур будущая мама должна была сдать кровь на ИФА-скрининг для исключения синдрома Дауна у ребенка. Результат оказался шокирующим: риск синдрома Дауна составлял один к шестидесяти.

— Врач сказала, что теперь я должна сделать кордоцентез, причем очень быстро – до 25 недель, чтобы успеть сделать преждевременные роды, пока плод, по законодательству, считается не жизнеспособным. После этих слов меня с головой затопило чувство паники, горя, какой-то близкой беды. Я помню только, что спрашивала у врача: «Этот анализ, прокол – он опасен для ребенка? Чем это чревато? Я могу его не делать? Что будет, если я откажусь? Насколько велик риск действительно, что у моего малыша будет синдром Дауна?», — вспоминает Юлия.

Тем временем врачи вкрадчивыми голосами принялись убеждать женщину:
— Зачем вам ребенок-даун? И решайте быстрее – надо успеть до 25 недель. Сегодня пятница, так что давайте, мы запишем вас на понедельник.
При этом медики признались, что в случае, если Юлия согласится сделать анализ, риск выкидыша составит около 90 %. Мысль о том, что она может потерять своего ребенка, так и не увидев его, остановила женщину.

— В тот день я позвонила своей самой близкой подруге, и она мне сказала: «Ну ты подумай сама: ведь у нее (тогда уже было известно, что в животе растет девочка) уже есть все – ручки, ножки, она умеет сосать пальчик, и когда ты ее родишь, она будет плакать». После этого у меня прошли все сомнения. Я поняла – это же мой ребенок. Моя дочка, которая будет любить свою маму любой. Но ведь и мама любит своего ребенка любым! Даже если он другой, не такой, как все остальные дети, — делится своими мыслями Юля.

Юлия так и не стала делать рискованный анализ, решив принять своего будущего ребенка, каким бы он не оказался. Несколько недель спустя на свет появилась девочка: очаровательная, рыженькая и… абсолютно здоровая!

— Я смотрела на нее и понимала, что вот это создание могло так легко погибнуть из-за того, что ее мама испугалась… чего? Неизвестности? Трудностей? Общественного мнения? Но разве все это стоит того, что ваш ребенок будет улыбаться вам самой счастливой, самой любящей и самой солнечной улыбкой?! Конечно, нет! — заключила Юлия.

В самом деле, опыт всех этих женщин показывает, что материнская любовь становится выше любых сомнений и тревог, а сама возможность дарить эту любовь своему ребенку – лучшей наградой для матери.

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *