15 апреля – 130 лет со дня рождения знаменитого поэта Николая Гумилева. А в августе другая памятная дата: 95 лет назад, в августе 1921 года, Гумилев был расстрелян вместе с другими контрреволюционерами — участниками «Петроградской боевой организации В. Н. Таганцева». Где это произошло, точно неизвестно до сих пор. Скорее всего, на Ржевском артиллерийском полигоне.

Прокуратура ориентировалась на политиков

Долгое время считалось, что казнь произошла то ли 24, то ли 25 августа. И лишь совсем недавно петербургским исследователям удалось установить точную дату – 26 августа.

Говорят, что когда приговоренных к смерти выстроили перед расстрелом, руководитель казни прокричал:

— Кто здесь поэт Гумилев? Выходите из строя.

На что Николай Степанович ответил так:

— Здесь нет поэта Гумилева. Здесь есть офицер Гумилев.

И остался в строю.

Впрочем, это не более, чем легенда. Хотя многие люди боролись за то, чтобы поэт остался в живых. Знаменитый писатель Максим Горький дважды безрезультатно обращался к самому Владимиру Ленину.

Вот выдержка из Справки, подготовленной Прокуратурой Российской Федерации весной 1992 года: «Достоверно установлено, что «Петроградской боевой организации», ставившей целью свержение Советской власти, как таковой не существовало, она была создана искусственно следственными органами из отдельных групп спекулянтов и контрабандистов, занимавшихся перепродажей денег и ценностей за границей и переправкой людей, желавших эмигрировать из России. А уголовное дело в отношении участников организации, получившей свое название только в процессе расследования, было полностью сфальсифицировано».

По свидетельству доктора исторических наук Владлена Измозика, попытки реабилитировать Никлая Гумилева предпринимались и в хрущевскую оттепель. Что, в частности, позволило бы начать публикацию его стихов. Однако это сделано не было. Между тем, как справедливо утверждает писатель и историк Елена Прудникова, в шестидесятые годы к вопросам реабилитации подходили более тщательно и всесторонне, нежели в конце восьмидесятых — начале девяностых.

Другой известный историк Лев Лурье считает, что «заговор Таганцева» существовал, поэт Гумилев в нем участвовал и погиб в схватке с большевистской властью.

— Принятое в 1992 году решение, скорее всего, объясняется двумя причинами, — сказал историк корреспонденту «Комсомолки». – Во-первых, вина Гумилева и его товарищей не была доказана с юридической точки зрения. Во-вторых, на сотрудников прокуратуры, вероятно, оказывала воздействие политическая обстановка, воцарившаяся после распада СССР. Чтобы еще раз показать: большевики были нетерпимы к интеллигенции.

Основал акмеизм, интересовался тайнами Востока

Жизнь и смерть Николая Гумилёва напоминают героическую сказку. Он был одним из ярчайших поэтов своего времени. Причём, в отличие от большинства современников, не исповедовал идеологию упадничества и пессимизма. Напротив, видя угасание символизма, создал в поэзии принципиально новое течение – акмеизм, провозглашающее ясность образов и мыслей. Увлекался тайнами Востока, но более всего его манила неизведанная Африка. Поэт дважды совершал долгие и опасные путешествия на африканский континент.

Когда грянула Первая мировая война, Николай Гумилев ушел на фронт добровольцем. Был в разведке, дослужился до офицерского звания, его дважды награждали Георгиевским крестом.

После Октябрьской революции Гумилев занимался тем, чем в его представлении и должен заниматься профессиональный литератор. Выступал с лекциями, читал стихи, руководил литературной секцией в хорошо известном сейчас петербуржцам Доме Мурузи. В 1919 году Горький основал издательство «Всемирная литература», которая занималась переводом произведений знаменитых зарубежных писателей. Николай Гумилев – здесь фактически второй после Горького человек. И все это происходило в голодном, холодном, можно сказать, вымирающем Петрограде.

Возможно, на основании этих фактов некоторые исследователи делают вывод, что Николай Гумилев лояльно относился к Советской власти, и в заговоре не участвовал. Хотя и мог знать о его существовании.

— Это маловероятно, — считает член Союза писателей России Ирина Измайлова. – Поэт не скрывал своего отрицательного отношения к новой власти, называл себя монархистом, прилюдно крестился перед храмами.

Встретились два Георгиевских кавалера

В конце весны 1918 года в Москве был образован Всероссийский национальный центр, филиалы которого существовали в ряде городов, включая Петроград. В организацию входили в основном представители недовольной новым режимом интеллигенции, среди которых был и профессор Санкт-Петербургского университета географ Владимир Таганцев. В задачу Центра в первую очередь входило налаживание жизни в освобожденных от большевиков городах.

Но чекисты вышли на след и разгромили Национальный центр. Таганцев чудом избежал ареста и создал в Петроградскую боевую организацию со схожими задачами.

— Николая Гумилева, который к этому времени окончательно разочаровался в большевистском режиме, вовлек в организацию один из руководителей ПБО, боевой офицер и Георгиевский кавалер Юрий Герман. — Их познакомил ученик знаменитого поэта Георгий Иванов, — говорит Лев Лурье. – Следует напомнить, что вскоре Гумилев был избран председателем Петроградского отдела Всероссийского Союза поэтов.

Из частично рассекреченных материалов дела Петроградской боевой организации: » Гумилев утверждает, что с ним связана группа интеллигентов, которой он сможет распоряжаться, и в случае выступления согласна выйти на улицу, но желал бы иметь в распоряжении для технических надобностей некоторую свободную наличность».

В феврале 1921 года на квартиру Гумилева пришел еще один руководителе ПБО Вячеслав Шведов. Он принес ленту для печатной машинки и значительную сумму денег. Все это предназначалось для печатания листовок и прокламаций.

Вот что вспоминала ученица Гумилева поэтесса и прозаик Ирина Одоевцева:

«Не рассчитав движения, я вдруг совсем выдвинула ящик и громко ахнула. Он был туго набит пачками кредиток.

— Николай Степанович, какой вы богатый! Откуда у вас столько денег? — крикнула я, перебивая чтение.

Гумилев вскочил с дивана, шагнул ко мне и с треском задвинул ящик, чуть не прищемив мне пальцы.

Он стоял передо мной бледный, сжав челюсти, с таким странным выражением лица, что я растерялась. Боже, что я наделала!

— Простите, — забормотала я, — я нечаянно… Я не хотела… Не сердитесь…

Он как будто не слышал меня, а я все продолжала растерянно извиняться. И он, взяв с меня клятву молчать, рассказал, что участвует в заговоре. Это не его деньги, а деньги для спасения России. Он состоит во главе ячейки и раздает их членам своей ячейки».

На пороге новой гражданской войны

Конец 1920 — начало 1921 года – тяжелое время для большевиков. Повсеместно вспыхивают крестьянские восстания, в Петрограде нарастает забастовочное движение, а в Кронштадте зреет мятеж.

По словам доктора исторических наук Владимира Черняева, восстание хотели начать в мае, когда растает лед и станет невозможным штурм острова. И одновременно с выступлениями в Петрограде. При этом на помощь восставшим могли подойти находящиеся поблизости английские и французские корабли.

Но события развивались стремительно. В конце февраля остановились практически все петроградские предприятия, проходят митинги, звучат политические лозунги. Среди агитаторов замечен и Николай Гумилев, который призывает к свержению власти большевиков.

В Кронштадте забастовки в бывшей столице восприняли как сигнал к началу действий: вспыхивает мятеж.

В Кремле осознают, что страна стоит на пороге новой, еще более страшной гражданской войны. На подавление восстания бросают лучшие части, которыми руководит Михаил Тухачевский. 18 марта после кровопролитных боев Красная Армия взяла Кронштадт.

В эти мартовские дни примерно восемь тысяч жителей острова по льду ушли в Финляндию. Они горели желанием отомстить за погибших товарищей. ПБО, а у организации были налажены связи с белоэмигрантскими кругами во многих странах, начинает готовить новое выступление. Для этого из Финляндии в Петроград Юрий Герман перебрасывает бывших участников Кронштадтского мятежа. У заговорщиков грандиозные планы, включая покушения на «хозяина Петрограда» Григория Зиновьева и наркома внешней торговли Леонида Красина. Однако сделать удалось немногое – лишь поджечь накануне 1 Мая трибуны на Дворцовой площади и заложить взрывчатку под гипсовую модель памятника Володарскому.

— Чекисты смогли завербовать некоторых из прибывающих контрреволюционеров, — говорит Владлен Измозик. – Один из них – боцман линкора «Петропавловск» — и вывел на Владимира Таганцева, арестованного 31 мая.

Профессор поверил чекисту

Для расследования этого дела из Москвы в Петроград приехал следователь Яков Агранов, одна из главных задач которого – выявить связь Петроградской боевой организации с зарубежными эмигрантскими центрами. В городе начинаются массовые аресты. «В 1921 году семьдесят процентов интеллигенции были одной ногой в стане врага. Мы должны были эту ногу ожечь», — заявил Агранов.

Но Гумилева пока не трогают. В день задержания Таганцева поэт был на пути в Крым, вернувшись в Петроград, продолжил заниматься подпольной работой.

А вот Владимир Таганцев все это время находился в подавленном состоянии: он даже пытался покончить жизнь самоубийством. Чтобы, не прибегая к пыткам, заставить подследственного давать показания, Агранов пообещал, что суд над членами ПБО будет открытым, никого не расстреляют, невиновных отпустят на свободу.

И профессор заговорил. В ночь на 3 августа Николай Гумилев был арестован в своей квартире.

— Cо слов Таганцева Агранов уже знал, что Гумилев находится в резерве организации и связь с ним поддерживается через к тому времени уже погибших Германа и Шведова, — утверждает Лев Лурье.

На допросах поэт держался мужественно. Он не назвал ни одного члена ПБО, кроме уже погибших, настаивал на том, что играл в организации второстепенную роль.

Никакого открытого суда, обещанного Яковым Аграновым, не было. Приговор вынесла коллегия ВЧК.

— Мне известно, что существует до сих пор засекреченное письмо Якова Агранова на имя Феликса Дзержинского, — говорит Измозик. – Автор возмущается, что ему не дали выполнить обещание, которое он дал Таганцеву.

Есть и такая, правда, документально не подтвержденная версия. В последний момент Владимир Ленин все же согласился сохранить жизнь знаменитому поэту. Но, узнав об этом, петроградские власти во главе с Григорием Зиновьевым настояли на том, чтобы приговор как можно быстрее был приведен в исполнение.

Это — интересно

1. Программу ПБО смело можно назвать социалистической: упразднение однопартийной системы; уравнивание всех политических партий и групп в правах; отказ от восстановления привилегий и частных владений, утраченных в революцию; передача земли крестьянам; развитие аренды и концессий предприятий, торгового и частного банковского капитала; государственный контроль над производством; аннулирование займов и долгов России; деполитизация и укрепление армии; пересмотр мирных договоров, заключенных большевиками c зарубежными государствами.

2. По делу «Петроградской боевой организации В. Н. Таганцева» 1921 году арестовали 833 человека. Расстреляно по приговору или убито при задержании 96 человек, отправлено в концентрационный лагерь 83, освобождено из заключения 448. Судьба многих членов ПБО по-прежнему остается неизвестной.

3. Владимир Николаевич Таганцев родился в 1889 году. выпускник физико-математический факультета Санкт-Петербургского университета. После завершения учебы был оставлен при университете для подготовки к профессорскому званию.

Изучал ледники Азии, составлял карту почвенных зон Кокандского уезда Ферганской области. За исследования в Туркестанском хребте был награжден малой серебряной медалью Географического общества.

В апреле 1919 его избрали преподавателем на кафедре географии Петроградского университета. Расстрелян 29 августа 1921 года.

Загадки гибели Н. Гумилёва

теги: гибель
В августе 1996 года исполнилось 75 лет со дня трагической гибели великого русского поэта Николая Степановича Гумилёва, расстрелянного петроградскими чекистами, предположительно 24 или 25 августа, где-то в районе станции Бернгардовка под Петроградом, в долине р. Лубья. Август 1921 года был скорбным месяцем русской поэзии: 7 августа скончался другой замечательный русский поэт — Александр Блок, вечный соперник и антагонист Гумилёва.

Потрясенный почти одновременной смертью двух лучших поэтов России, Максимилиан Волошин посвятил памяти Блока и Гумилёва стихи:

С каждым днем все диче и все глуше
Мертвенная цепенеет ночь.
Смрадный ветр, как свечи, жизни тушит.
Ни позвать, ни крикнуть, ни помочь.
Темен жребий русского поэта.
Неисповедимый рок ведет
Пушкина под дуло пистолета,
Достоевского на эшафот.
Может быть, такой же жребий выну,
Горькая детоубийца, Русь,
И на дне твоих подвалов сгину
Иль в кровавой луже поскользнусь.
Но твоей Голгофы не покину,
От твоих могил не отрекусь.
Доконает голод или злоба,
Но удел не выберу иной:
Умирать, так умирать с тобой,
И с тобой, как Лазарь, встать из гроба.

Как сильно разошлись пути и судьбы Гумилёва и Блока. Александр Блок всегда сочувствовал русской революции, работал в комиссии по расследованию преступлений царского правительства, написал поэму «Двенадцать», где оправдывал бессудные расстрелы и грабежи, а во главе революционного сброда кощунственно поставил Иисуса Христа (Гумилёв говорил, что этой своей поэмой Блок вторично распял Христа и еще раз расстрелял Государя). А Николай Гумилёв никогда не скрывал своих монархических убеждений, ни в личных беседах, ни на литературных вечерах, и не захотел их скрыть даже на допросах у чекистов.

Николая Степановича убили в самом расцвете его таланта; каждый новый сборник его стихов был новой гранью его творчества, новой вершиной, им завоеванной, и Бог весть, каких высот достигла бы русская поэзия, если бы Гумилёва не вырвала из жизни Петроградская ЧК. А.Блок тяжело умирал от застарелой болезни сердца, незадолго до смерти он помешался; его воспаленным мозгом овладела навязчивая мысль: надо уничтожить все экземпляры поэмы «Двенадцать», из-за которой многие русские люди перестали подавать ему руку. Ему чудилось, что он уже уничтожил все экземпляры, но остался еще один, у Брюсова, и в предсмертном бреду Блок повторял: «Я заставлю его отдать. Я убью его». Мы не знаем, сколь мучительна была насильственная смерть Н.Гумилёва, но зато знаем, что умер он так же мужественно, как и жил: никого не предав, не оговорив никого из друзей и знакомых, не попытавшись спасти свою жизнь ценой подлости, измены, позора. Он был вправе надеяться, что после смерти будет

…представ перед ликом Бога
С простыми и мудрыми словами
Ждать спокойно Его суда.

О мужественном поведении Н.Гумилёва в ЧК ходят легенды. Из тюрьмы он писал жене: «Не беспокойся обо мне. Я здоров, пишу стихи и играю в шахматы». Он был спокоен при аресте и при допросах, «так же спокоен, как когда стрелял львов, водил улан в атаку, говорил о верности «своему Государю» в лицо матросам Балтфлота» (Г. Иванов). Чекист Дзержибашев, известный в литературных кругах и внушавший знакомым какую-то неизъяснимую симпатию, весьма загадочная личность, неожиданно расстрелянный в 1924 году, восхищался мужественным поведением Гумилёва на допросах. Перед расстрелом Гумилёв написал на стене камеры простые и мудрые слова: «Господи, прости мои прегрешения, иду в последний путь». Г. Иванов передает рассказ С. Боброва, поэта-футуриста, кокаиниста и большевика, возможно, чекиста, с каким достоинством Н. Гумилёв вел себя на расстреле: «Знаете, шикарно умер. Я слышал из первых уст. Улыбался, докурил папиросу… Даже на ребят из особого отдела произвел впечатление… Мало кто так умирает…» Мать Гумилёва так и не поверила, что ее сына расстреляли. До последних дней своей жизни она верила, что он ускользнул из рук чекистов и уехал на Мадагаскар. В день ареста Н.Гумилёв провел свой последний вечер литературного кружка, окруженный влюбленной в него молодежью. В этот вечер он был оживлен, в прекрасном настроении, засиделся, возвращался домой около двух часов ночи. Девушки и молодые люди провожали его. Около дома его ждал автомобиль. На квартире у него была засада, арестовывали всех пришедших (правда, потом освободили).

В тюрьму он взял с собою Евангелие и Гомера. Большинство знакомых Н. Гумилёва было убеждено, что под арест он попал по ошибке и скоро будет освобожден.

О расстреле Н. Гумилёва Петроград узнал 1 сентября из расклеенных по городу объявлений, Ольга Форш писала об этом дне: «А назавтра, хотя улицы были полны народом, они показались пустынными. Такое безмолвие может быть только… когда в доме покойник и живые к нему только что вошли. На столбах был расклеен один, приведенный уже в исполнение, приговор. Имя поэта там значилось… К уже ставшим недвижно подходил новый, прочитывал — чуть отойдя, оставался стоять. На проспектах, улицах, площадях возникли окаменелости. Каменный город». Один из мемуаристов вспоминает: «Я … остановился у забора, где выклеен был печатный лист, и взор мой прямо упал на фамилию Гумилёва… А ниже: приговор исполнен… Мне показалось, что эти ужасные слова кто-то выкрикнул мне в ухо. Земля ушла из-под ног моих… Я не помнил, куда иду, где я. Я выл от горя и отчаяния. «Однако… И перевернуло же Вас!» — сказал, увидя меня через несколько дней, Гурович».
Почему же гибель Н. Гумилёва так потрясла русское общество, уже привыкшее с февраля 1917 г. к бессудным расстрелам, убийствам на улицах, на дому и в больницах, а с 1918 г. — к казням заложников, к так называемому «красному террору»? После долгих лет забвения Николая Гумилёва, сопровождавших его посмертно лживых обвинений и искажения исторической правды, мы еще не вполне ясно осознаем, что для многих его современников его расстрел был равнозначен расстрелу А. Пушкина. Ушедший в эмиграцию поэт и литературовед Л. Страховский писал: «Глубочайшая трагедия русской поэзии в том, что три ее самых замечательных поэта кончили свою жизнь насильственной смертью и при этом в молодых годах: Пушкин — тридцати семи лет, Лермонтов — двадцати шести, Гумилёв — тридцати пяти».
Несмотря на всю рискованность такой акции, группа литераторов обратилась к Советскому правительству с письмом в защиту Николая Гумилёва. Письмо подписали А. Волынский, М. Лозинский, Б. Харитон, А. Маширов (Самобытник), М. Горький, И. Ладыжников. Даже после расстрела многие не могли поверить, что Советская власть решилась уничтожить Н. Гумилёва. Ходили легенды, что якобы М. Горький лично ездил в Москву к Ленину просить за Гумилёва, что бумага о помиловании опоздала или была задержана по личному указанию главного палача Петрограда Григория Зиновьева (Радомысльского-Апфельбаума). Бумаги о помиловании в деле Н. Гумилёва нет, наверное, ее никогда и не было. В эти дни интеллектуальная элита Петрограда проявила себя достаточно мужественно. В Казанском соборе была заказана панихида по Николаю Гумилёву. Фамилия его, конечно, не называлась, но все понимали слова священника: «Помяни душу убиенного раба твоего, Николая», по ком идет служба. Несколькими днями позднее была проведена еще одна панихида — в весьма популярной в народе Спасской часовне Гуслицкого монастыря, которая находилась на Невском проспекте перед портиком Перинной линии (ныне не существует). И если друзья и почитатели Гумилёва не могли заполнить кафедрального собора, то часовня была набита битком людьми, пришедшими отдать дань великому русскому поэту. Среди петербуржцев ходила легенда, что раздраженный такой манифестацией Григорий Зиновьев приказал разрушить эту часовню (в действительности она была снесена через восемь лет по требованию общества «Старый Петербург» как «уродливая»).

В наши дни одна за другой появляются публикации о том, как проходило в ЧК дело Николая Гумилёва, печатаются выдержки из протоколов следствия, но много остается еще нераскрытым. Мы последовательно сначала узнали, что вина Николая Гумилёва была только в недонесении, хотя об этом, прочтя текст приговора, оказывается писал еще А. Ф. Кони: «За это по старым прецедентам можно было только взять подписку о неучастии в противоправительственных организациях и отпустить». Позднее мы узнали, что заговора В. Таганцева вообще не было, что он придуман чекистами для развертывания очередной волны террора. Но неужели одна сплошная выдумка — мемуары учеников Гумилёва Ирины Одоевцевой и Георгия Иванова, в которых написано, что Гумилёв был членом контрреволюционной организации и даже возглавлял ячейку, написал (и читал Г. Иванову) прокламацию для кронштадтских моряков, в кронштадтские дни ходил, переодетый, вести агитацию в рабочих кварталах, во время поездки в Крым летом 1921 г. участвовал в вербовке уцелевших белых офицеров в эту организацию и т.п.? И как это похоже на Гумилёва с его склонностью к риску, с благородными устремлениями «угрюмого и упрямого зодчего Храма, восстающего во мгле»:

Сердце будет пламенем палимо
Вплоть до дня, когда взойдут, ясны,
Стены Нового Иерусалима
На полях моей родной страны.

А если всего этого нет в материалах следствия, то ведь это может означать и то, что изощренному следователю Якобсону не удалось получить от мужественного поэта нужных показаний. Все здесь остается неясным. За всем этим постоянно чувствуется какая-то недоговоренность. Арестован Гумилёв был по показаниям В. Таганцева, но оказывается были и другие источники, которые остались нераскрытыми. Ряду арестованных после просьб общественности наказания были смягчены (от двух лет заключения до помилования), но формально ни в чем неповинного Гумилёва это не коснулось. Мы полагаем, что главная причина расстрела Н. Гумилёва — вовсе не таганцевское дело и не участие в иной недоказанной контрреволюционной группе. Если бы даже никакого таганцевского дела не было, он все равно был бы обречен. И он сам чувствовал это. Тут и его страшное предвидение в стихотворении «Заблудившийся трамвай», написанном им все в том же роковом 1921 году:

В красной рубахе, с лицом, как вымя,
Голову срезал палач и мне.
Она лежала вместе с другими

Там, в ящике скользком, на самом дне. и прямое указание в одном из последних стихотворений, что за ним ведется слежка:

Писатель Ю.Юркун предупреждал Гумилёва: «Николай Степанович, я слышал, что за Вами следят. Вам лучше скрыться».

Главная причина его гибели — его необычайная популярность среди молодежи, его успешная деятельность в многочисленных поэтических школах и студиях (современники говорили, что те, кто побывал на Гумилёвских семинарах, навсегда погибли для «пролетарского искусства»), его блестящие выступления на поэтических вечерах, наконец, завоеванный им пост главы петроградских поэтов, когда он при баллотировке обошел А. Блока. Мемуаристы вспоминают, как после публичного чтения поэмы «Двенадцать» супругой Блока Л. Менделеевой слушатели освистали эту поэму. Следующей была очередь выступать Блока, но он с трясущейся губой повторял: «Я не пойду, я не пойду». Тогда к нему подошел Гумилёв, сказал: «Эх, Александр Александрович, написали, так и признавайтесь, а лучше бы не писали» и вышел вместо него на эстраду. Он спокойно смотрел на бушующий зал «своими серо-голубыми глазами. Так, вероятно, он смотрел на диких зверей в дебрях Африки, держа наготове свое верное нарезное ружье». И когда зал начал утихать, стал читать свои стихи, и такова была исходящая от них магическая сила, что чтение сопровождалось бурными аплодисментами. А потом умиротворенный зал согласился выслушать и Александра Блока.

Могли ли советские руководители потерпеть такого явного лидера, кумира петроградской молодежи, не желавшего шагать в ногу с ними, да еще открыто объявлявшего себя монархистом? Скорее всего по делу Гумилёва уже давно велась заблаговременная и тщательная подготовка.

Очень странным выглядит написание А. Блоком злой и несправедливой статьи «Без божества, без вдохновенья», направленной против акмеистов и лично Гумилёва в апреле 1921 г., то есть еще до начала таганцевского дела, за четыре месяца до трагической гибели Николая Степановича. Ведь манифест акмеистов был опубликован за 8 лет до этого, и, казалось бы, для чего было А. Блоку столько лет выжидать, чтобы начать борьбу с новым и уже победившим символизм направлением. Какова причина появления этой статьи? Ревность побежденного в поэтическом соревновании? Нет, для Блока это было бы слишком мелким.

Перечитаем еще раз эту статью, и мы увидим, что А. Блок произвольно и неточно толкует в ней литературоведческие работы Н. Гумилёва, что он слеп и глух к чеканной мощи Гумилёвских стихов, что вся статья бездоказательна и носит характер заказной. Именно таким образом в те годы готовились политические процессы: все начиналось с выступлений в прессе, затем проходили обсуждения в коллективах, а затем уже дело поступало в карательные органы.

Не была ли первой ласточкой антиГумилёвской кампании статья, заказанная А. Блоку? Анна Ахматова говорила, что Блока «заставили» написать эту статью. Некоторыми предполагалось, что это друзья Блока потребовали от него, чтобы он рассчитался с акмеистами. Но Анна Ахматова, по свидетельству М. И. Будыко, всегда чувствовала, что скорее всего причина появления этой статьи — это поражение А. Блока при перевыборах председателя «Союза поэтов». В очень кратких дневниковых записях А. Блока есть упоминание, что он несколько раз встречался с чекистом Озолиным в 1921 году и, по крайней мере при одной из таких встреч, обсуждался провал Блока при перевыборах. И столь ли уж важно, получил ли Блок задание написать эту статью прямо из ЧК, или ему это передали через людей его окружения?

Интересно, что до опубликования эта статья стала всем известна, в том числе и Гумилёву, который в первый раз жестоко обиделся на Блока, но подготовил вполне корректный и обоснованный ответ (напечатанный после его смерти). Кто-то целенаправленно распространял статью А.Блока по городу. Но дальше еще интереснее, в 1921 году статья Блока так и не была опубликована: она вдруг стала не нужна. Гумилёва подключили к таганцевскому делу, решено было осудить Гумилёва за причастность к Петербургской Боевой Организации (ПБО), это показалось проще и эффективнее, чем преследовать поэта на идеологической почве. Статья А.Блока была опубликована только в 1925 году, через 4 года после смерти и А. Блока, и Н. Гумилёва, когда неиссякаемая популярность поэзии Николая Степановича, которого продолжали издавать посмертно, заставила искать средства его дискредитации.

Правы ли мы в наших предположениях? Для выяснения истины есть только один путь — получить доступ к еще нераскрытым до конца секретным архивам. Быть может, среди них мы найдем и папку с планом антиГумилёвской кампании и доподлинно узнаем долю вины всех тех, кто в нее был вовлечен, имена которых нам пока не хотят называть.

Поэт серебряного века Николай Гумилёв был арестован по подозрению в причастии к заговору против советской власти и расстрелян ночью с 25 на 26 августа 1921 г. Где произошло убийство, и где расположена могила основателя школы акмеизма, до сих пор остаётся неизвестным.

Дата и причина смерти

Точная дата смерти Гумилёва стала известна в 2014 г. Поэт умер ночью 26 августа 1921 г. Ранее сообщалось лишь, что 3 августа его арестовали, обвинив в причастии к заговору «Петроградской боевой организацией В. Н. Таганцева». Позже в официальном Постановлении Петроградской ГубЧК, опубликованном 1 сентября, сообщалось, что 35-летний Николай Гумилёв и ещё 56 осужденных расстреляны.

По поводу причастия поэта к трагичным событиям 1921 г. сегодня существует несколько версий. Наиболее правдоподобными из них считаются три.

  • Версия, которую поддерживали некоторые современники Гумилева, знавшие его лично, заключается в том, что он был причастен к заговору. Она была официальной до 1987 г.
  • В перестроечные годы Советского Союза получила популярность версия, согласно которой поэт не был причастен к заговору, но знал о готовящихся событиях и не сообщил о них чекистам.
  • Третья появилась в 1992 г. и основывалась на том, что заговор был полностью сфабрикован чекистами после Кронштадтского восстания. Николай Гумилев и остальные, казнённые по делу Таганцева, посмертно реабилитированы.

«И умру я не на постели,

При нотариусе и враче,

А в какой-нибудь дикой щели,

Утонувшей в густом плюще,

Чтоб войти не во всём открытый,

Протестантский, прибранный рай,

А туда, где разбойник и мытарь

И блудница крикнут: вставай»!

Где похоронен

Рисунок 1. Предполагаемое место казни в Ковалёвском лесу

Место казни и захоронения Николая Гумилёва не удаётся обнаружить на протяжении почти 100 лет. Хотя не так давно были обнаружены новые подробности событий 1921 г, информация о том, где произошло убийство поэта и других, остаётся неизвестным.

Существует 4 предполагаемых места расстрела:

  • В районе Бернгардовка города Всеволжска. Здесь, возле моста через реку Лубья, установлен памятный крест.
  • Неподалёку от пристани, называемой «Лисьим носом», сразу за зданиями пороховых складов. Существует официальная информация, что в этом месте ранее проводились казни осужденных, но в данном случае это всего лишь предположение.
  • Жена Гумилёва, поэтесса Анна Ахматова, придерживалась мнения, что убийство произошло на восточной окраине Санкт-Петербурга, в районе, называемом сегодня Ржевка-Пороховые.
  • В Ковалёвском лесу, рядом с Ржевским арсеналом.

Рисунок 2. Фото арестованного Гумилева 1921 года, из дела

Краткая биография

Николай Степанович Гумилёв родился 15 апреля 1886 г, в семье кронштадтского врача. В историю вошел как русский поэт, создатель нового литературного течения, названного акмеизмом; влиятельный литературный критик; прозаик и переводчик.

Детство, юность, учеба

Гумилёв родился в Кронштадте, но после того, как в 1895 г. отец ушёл в отставку, семья переехала в Санкт-Петербург. С ранних лет мальчик отличался слабым здоровьем, ежедневно страдал от резких головных болей. Кроме того, Коля мучился от повышенной чувствительности к звукам, запахам и вкусам, делающим жизнь невыносимой.

По рассказам Анны Ахматовой, первое четверостишие Гумилёв написал уже в шестилетнем возрасте. В 1894 г. начинает обучаться в Царскосельской гимназии, но из-за болезненного вида подвергается насмешкам и унижениям со стороны сверстников. Отучившись несколько месяцев, Николай переводится родителями на домашнее обучение.

Нарушенная психика и нежелание заниматься точными науками стали причиной того, что аттестат зрелости получил лишь в 20-летнем возрасте. К этому времени родители уже составили и издали первый сборник стихов сына.

Популярность

Рисунок 3. Н. Гумилёв в Абиссинии

Завершив обучение, Николай Гумилёв отправляется в Париж. Здесь увлечённо посещает лекции литературоведения, выставки картин живописцев. Издаёт 3 номера литературного журнала «Сириус» со своими произведениями. В этом же журнале впервые напечаталась юная Ахматова.

Осенью 1908 г. отправляется в Египет. Когда заканчиваются деньги, живёт на улице, голодает. Временные сложности не отражаются на творческой деятельности. За это время пишет несколько стихов и рассказов:

  • «Крыса»;
  • «Ягуар»;
  • «Гиена»;
  • «Леопард»;
  • «Корабль».

Позже поэт ещё неоднократно вернётся на Африканский материк, но целью его поездки будет уже не досуг, а исследовательские экспедиции. Из них Николай каждый раз будет привозить различные предметы, которые позже попадут в музей антропологии и этнографии Санкт-Петербурга.

В перерывах между экспедициями Гумилёв успешно занимается публикацией своих произведений. В 1909 г. основывает журнал «Аполлон», издаёт свои «Письма о русской поэзии». Современники признают его значительным поэтом этого периода.

После вступления России в Первую мировую войну, Николай Гумилёв, насытившийся семейной жизнью с Анной Ахматовой, творчество которой современники ставили выше его стихов, записывается в ряды добровольцев. За годы службы удостаивается двух Георгиевских крестов. Завершает службу в Париже, где влюбляется в дочь известного хирурга, красавицу Елену дю Буше. Посвящает ей свой сборник нежных романтических стихов «К Синей звезде». На родину возвращается уже после того, как свершилась Октябрьская революция, в апреле 1918 г.

Николай Гумилёв очень гордился полученными Георгиевскими крестами. Однако. Анна Ахматова, относилась к ним скептически. Это можно понять в её стихах, адресованных сыну, Льву Гумилёву:

«Долетают редко вести

К нашему крыльцу.

Подарили белый крестик

Твоему отцу».

Друзья, знакомые

Рисунок 3. Н. Гумилёв и С. Городецкий

Благодаря сохранившимся историческим документам известно, что Николай Гумилёв был в дружеских отношениях с Брюсовым. Частая переписка стала причиной того, что в Париже Валерий Яковлевич рекомендует молодого поэта Мережковскому, Гиппиус и Белому. Однако те относятся к молодому таланту скептически.

В 1910 г. Николай близко общается с Максимилианом Волошиным, работает с ним над совместным проектом журнала «Аполлон», но отношения разрываются после того, как Елизавета Дмитриева, которой Гумилев предлагал руку и сердце, выходит замуж за его друга.

Из известных личностей, друживших с Н. Гумилёвым, можно отметить:

Личная жизнь

Первой женой стала Анна Ахматова. В момент знакомства будущая поэтесса еще оставалась неизвестной. Обвенчались в 1910 г. после чего Николай ввёл ее в круг литераторов, познакомив со многими влиятельными людьми того периода. Буквально через несколько месяцев творчество жены стало оцениваться выше мужа. До конца жизни Николай Степанович не понимал, почему стихи Анны, существенно (по его мнению) уступавшие его произведениям, так высоко ценятся критиками. За годы совместной жизни Анна Ахматова родила сына Льва (1912 г/р), получившего фамилию отца.

Рисунок 4. Анна Ахматова

Вернувшись из Парижа, в августе 1918 г. Гумилёв и Ахматова оформляют развод, а в следующем году поэт женится на дочери историка и литературоведа Анне Энгельгардт. От этого брака родилась дочь Елена Гумилёва (1919 г/р). После того, как Николай умер, жена и дочка прожили почти 20 лет и скончались от голода в блокадном Ленинграде в 1942 году.

Рисунок 5 Анна Энгельгардт

У Николая Гумилева была связь с еще одной женщиной – Ольгой Николаевной Высотской. Ольга родила от поэта сына Ореста, и у Николая Степановича было трое внуков.

Творчество

Отличительной особенностью творчества Н. С. Гумилева является полное отсутствие политических тем. Именно это позволило успешно издаваться как в царское, так и в советское время.

Таблица 1. Избранное творчество Н. С. Гумилёва

Сборники стихов Пьесы Драматические сцены и фрагменты Проза Переводы
Путь конквистадоров Дон Жуан в Египте Ахилл и Одиссей Дитя Аллаха Т. Готье «Эмали и камеи»
Романтические цветы Игра Зелёный тюльпан Записки кавалериста Р. Браунинг «Пиппа проходит»
Чужое небо Дитя Аллаха Красота Морни Черный генерал А. Самен «Полифем»
Костёр Отравленная туника Вверх по Нилу У. Шекспир «Фальстаф»
Шатёр Охота на носорога Карты

Николай Степанович Гумилёв вошел в историю русской литературы, как поэт, использующий в своём творчестве уникальную декоративность и изысканность поэтического языка, любил все экзотическое и странное. Ходасевич сказал о нем, что механику стиха Гумилев понимал, как мало кто. Он был молод душей, в нем виднелось всегда что-то ребяческое. Впрочем, и погиб он совсем молодым – в 35 лет.

Видео

«Гении и злодеи. Николай Гумилёв»

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *