За последние сто лет ни один из русских, да, пожалуй, не только русских государственных деятелей не был так оболган, как Николай II «Слабый, безвольный, кровавый», — эти ярлыки были повешены на него еще при жизни. Историки, особенно советские, с большим удовольствием делали Николая II ответственным за Ходынку, Цусиму, 9 января, что отчасти справедливо, поскольку за все отвечает в конечном счете глава государства, независимо от личного участия или неучастия в событиях. Тогда почему же считается, что все положительные перемены в стране в период его правления произошли не по его воле, не благодаря его упорному государственному труду, а вопреки? Ему удалось сделать многое.

При Николае II была создана русская финансово-валютная система. В его царствование рубль теснил франк и марку, обгонял доллар и стремительно приближался по котировке к фунту стерлингов. Впервые в истории России доходы превышали расходы, и происходило это без увеличения налогового бремени. Бремя прямых налогов при Николае II в России было в четыре раза меньше, чем во Франции и Германии, и в восемь с половиной раз меньше, чем в Англии. Все это привело к небывалому расцвету русской промышленности и притоку капиталов из всех развитых стран. В период с 1894 по 1913 годы молодая русская промышленность увеличила свою производительность в четыре раза…
Во время Первой мировой производство росло еще стремительнее. Протяженность железных дорог в годы правления Николая II увеличивалась на 1574 километра в год (наивысший показатель коммунистического правления к 1956 году составил 995 километров). В XX век Российская Империя вступила с крупнейшей и лучшей в мире нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей промышленностью, причем по указу Государя еще в 1896г экспорт сырой нефти был ограничен — с целью развития собственной промышленности – и 94% всей нефти перерабатывались внутри страны. Вся продукция славилась высоким качеством и дешевизной. В России быстро росла металлургическая промышленность. Выплавка чугуна увеличилась за двадцать лет почти вчетверо; выплавка меди — впятеро; добыча марганцевой руды также в пять раз. Производство хлопчатобумажных тканей удвоилось, добыча угля по всей империи за двадцать лет возросла более чем вчетверо. С 1 200 млн. в начале царствования бюджет достиг 3,5 миллиардов. . За десять лет (1904—1913) превышение обыкновенных доходов над расходами составило свыше двух миллиардов рублей. Золотой запас госбанка с 648 млн. (1894 год) возрос до 1604 млн. (1914). Бюджет возрастал без введения новых налогов, без повышения старых, отражая рост народного хозяйства.
Протяжение железных дорог, как и телеграфных проводов, более чем удвоилось. Увеличился и речной флот — самый крупный в мире. (Пароходов в 1895 году было 2 539, в 1906 — 4 317.) После японской войны армия была основательно реорганизована. Русский флот, так жестоко пострадавший в японскую войну, возродился к новой жизни, и в этом была огромная личная заслуга Государя, дважды преодолевшего упорное сопротивление думских кругов.

Хотя отставание в производительности труда и в расчете на душу населения с передовыми странами было еще велико, но в 1913-1917гг Россия уже уверенно входила в пятерку самых развитых и благополучных стран мира. Говорят, все достижения за эти годы – заслуга его министров (Витте, Столыпина, Коковцева), а Государь, якобы, только мешал им. Полноте! Он избрал и назначил их, и все они (даже Витте, очень не любивший Николая) признавали, что смогли провести свои реформы только благодаря его доверию и поддержке – иногда вопреки яростному сопротивлению влиятельных оппонентов. Небывалого уровня достигло сельское хозяйство России. В течение двадцати трех лет царствования Николая II сбор урожая хлебов удвоился. В 1913 году Россия находилась на первом в мире месте по производству ржи, ячменя и овса, стала главным экспортером сельскохозяйственной продукции, на её долю приходилось 2/5 всего мирового экспорта сельхозпродукции. Никогда в будущем это не повторялось!
Сегодня трудно в это поверить, но в 1912-1917гг русские рабочие (по крайней мере на крупных предприятиях) зарабатывали не менее европейских, а цены в России на все основные продукты были гораздо меньше! На фабриках, имеющих более 100 рабочих, еще с 1898г вводилась бесплатная медицинская помощь, охватившая 70 процентов общего числа фабричных рабочих. С июня 1903 года предпринимателей обязали выплачивать пособие и пенсию потерпевшему или его семье в размере 50-66 процентов содержания потерпевшего. В 1906 году в стране создаются рабочие профсоюзы. Законом от 23 июня 1912 года в России вводилось обязательное страхование рабочих от болезней и от несчастных случаев. Социальное (страховое) законодательство уже к 1912 году было одним из лучших в мире (и это публично признал президент США Тафт). Непрерывно улучшались и жилищные условия рабочих: к 1913 году более половины рабочих семей в городах арендовали отдельные квартиры, причем на оплату аренды тратилось не более 20% семейного бюджета (меньше, чем в Европе и США), и работал как правило один глава семьи. Выбор квартир был большой. Быстрый рост жилищного строительства (строительный бум) в Москве начался с 1880-х годов и продолжался без перерывов почти 35 лет, вплоть до начала ПМВ — но и в ходе ПМВ, хотя темпы строительства жилья упали, но не до нуля, жилье все же строилось даже в ПМВ. При этом, темпы строительства жилья постоянно превышали темпы рождаемости (и прироста населения), хотя по темпам прироста населения (3.5% в год, включая рождаемость) Москва и Петербург занимали 3-4 места в мире (!).
Очевидно, это значит, что жилищные условия в Москве и Петербурге непрерывно улучшались — вплоть до 1916гг. Кстати, не все знают, что Россия в ПМВ была единственной воюющей страной, где не вводились продуктовые карточки (кроме как на сахар). Конечно, в начале XX века положение рабочих во всех даже развитых странах все же оставляло желать лучшего, но в России после 1917 года оно стало много хуже чем при Николае II (уровень жизни рабочих и крестьян восстановился к концу НЭПа (к 1927г), но затем вновь стал падать и достиг минимума в 1940 году (у рабочих — в два раза хуже 1913 года, у крестьян — и еще гораздо ниже и ужаснее). Жилищные условия рабочих в СССР были хуже чем в царской России вплоть до начала массового жилищного строительства при Хрущеве (в конце 1950-х годов). За двадцать лет правления Николая II население империи возросло более чем на пятьдесят миллионов человек — на 40%; естественный прирост населения превысил три миллиона в год. Наряду с естественным приростом заметно повысился общий уровень благосостояния.
В 1913 году по доходам на душу населения Россия находилась на 4-м месте в мире. Хозяйственная самодеятельность широких масс выразилась в беспримерно быстром развитии кооперации. До 1897 года в России было всего около сотни потребительских обществ с небольшим числом участников и несколько сот мелких ссудо-сберегательных товариществ… Уже к 1 января 1912 года число потребительских обществ приближалось к семи тысячам… Кредитные кооперативы в 1914 увеличили в семь раз свой основной капитал по сравнению с 1905 годом и насчитывали до девяти миллионов членов. Еще быстрее кооперация в сельском хозяйстве развивалась после 1914 года, даже в ПМВ. Как известно, выдающийся экономист А.Чаянов в 1920-х годах разработал стратегическую программу развития сельского хозяйства на основе дальнейшего развития кооперации, при сохранении многоукладности экономики, но этот план был отвергнут Сталиным, а сам Чаянов расстрелян. Вклады в государственных сберегательных кассах возросли с трехсот миллионов в 1894 до двух миллиардов рублей в 1913 годах. При Николае II вводится невиданная доселе программа народного образования. Начальное образование в России становится бесплатным, а с 1908 года — обязательным. На 1918 год планировалось введение обязательного среднего образования. Но уже в 1916г грамотных призывников было более 70% — больше, чем, например, в 1927 году. Небывалое развитие с начала XX века переживала русская наука. Политика большевиков в первые 10 лет совдепии (1917-1927гг) привела к тяжелым последствиям в сфере как школьного, так и высшего образования и к катастрофическим последствиям по числу ИТР, инженеров — их в 1926-1928гг было в 3 раза меньше, чем было соответственно (вместе со студентами) к 1917 году.
Серебряный век в искусстве, золотой век в литературе и книгопечатании, расцвет журналистики, газетного дела, появление тысяч всевозможных журналов, сотен новых музеев и полсотни храмов только в одном Петербурге — все это состоялось в царствование Государя Николая II.
Он вводит в стране основы парламентской демократии и свободные выборы, внимательно следит за этими процессами, отлично понимая, что страна еще не совсем готова к подобным преобразованиям. В октябре 1914 года американский журнал National Geographic посвятил свой выпуск одной главной теме – России. Собрание статей было помещено под общим заглавием: «Young Russia – The Land of Unlimited Possibilities» («Молодая Россия – страна неограниченных возможностей»). Журнал, как и многие тогда, включая президента Франции Клемонсо, предсказывал, что к середине XX века Россия займет первое место в мире по своему экономическому развитию. В той же статье отмечалось, что в России наблюдался самый быстрый рост населения в мире, и предсказывалось, что население Российской империи к 2000 году достигнет 600 миллионов человек. Примерно то же самое прогнозировал Менделеев в начале XX века, подсчитав, что к середине его население России достигнет 400 миллионов человек.
Известный французский экономист Эдмонд Тери произвел по поручению двух французских министров обследование русского хозяйства. Отмечая поразительные успехи во всех областях, Тэри заключил: «Если дела европейских наций будут с 1912 по 1950 года идти так же, как они шли с 1900 по 1912, Россия к середине текущего века будет господствовать над Европой как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношении». В своей книге «Экономическое преобразование России», он резюмировал поразительные успехи России во всех областях: «Нет нужды добавлять, что ни один народ в Европе не может похвастаться подобными результатами.» Царствование Николая II — это подлинное РУССКОЕ ЧУДО. Составлялись интереснейшие планы новых экономических реформ и финансовой политики, что неизбежно должно было привести к гегемонии России на мировом рынке. Разумеется, глупо было отрицать, что в период правления Николая II в России не было проблем, неизбежных при столь стремительном движении из феодального мрака к цивилизации, при рывке из мировых аутсайдеров — в мировые лидеры. Однако, успешные реформы проводились во всех сферах, и проблемы успешно решались. Напомним также, что по инициативе Николая Второго в самом начале его царствования была предпринята первая в истории цивилизации попытка ограничить «гонку вооружений» путем широкого международного договора – Гаагские мирные конференции 1899 и 1907 годов и создание Международного суда (который действует и поныне). Не все знают, что решения и уставы Гаагских конференций вошли затем как основа в устав Лиги Наций и затем в основные уставныеОтречение Государя Николая II явилось величайшей трагедией в тысячелетней истории России. Не будем здесь подробно писать о причинах катастрофы 1917 года; отметим только почти полное отпадение от православия интеллигенции и ослабление веры в народе, а также негативную роль РПЦ в дни Февральской революции. Но не он, Царь-Мученик, был виновен в этом несчастье, а те, кто обманом и изменой вырвали из рук Его власть. Вероломно составленный ими же, этими политическими проходимцами и клятвопреступниками, акт отречения, ознаменовавший начало «великой и бескровной», с фатальной неизбежностью завершился кровавой вакханалией октября, торжеством сатанинского Интернационала, развалом дотоле доблестной и грозной Русской Императорской Армии, позорным Брест-Литовским миром, беспримерным злодеянием Цареубийства, порабощением многомиллионного народа и гибелью величайшей в мире Российской Империи, самое существование которой было залогом всемирного политического равновесия. Такова правда о Николае Втором и России времени его правления. документы ООН – можно сказать, что Николай стоял у этих истоков…
(с)

Николай II: последний из Романовых

Цесаревич Николай Александрович

Великий князь Николай Александрович родился в 1868 году, «в день памяти Иова Многострадального», как он впоследствии отмечал в своем дневнике, в Царском Селе. Детство Ники, как называли его домашние, было счастливым и безмятежным и прошло в стенах Гатчинского дворца. Его папá, наследник престола, цесаревич Александр Александрович, в письме одному из педагогов писал, что не желает, чтобы из его детей (в семье Романовых их было пятеро) делали «оранжерейных цветов». «Мне нужны нормальные, здоровые русские дети», — подчеркивал он.

Тем не менее образованию Николая, после смерти Александра II ставшего наследником престола, придавалось огромное значение. Его программа состояла из гимназических уроков, курсов юридического факультета университета и Академии Генерального штаба. Папá и мамá сами подбирали учителей и наставников для старшего сына. Юрист Победоносцев, экономист Бунге, генерал Драгомиров, историк Замысловский и другие читали лекции юному Николаю.

По традиции, образование наследника престола завершалось заграничным путешествием. Николай Александрович побывал в Австрии и Греции, затем посетил Египет, Индию, Цейлон, королевство Сиам, Китай и Японию, где на него в конце апреля 1891 года в городке Оцу было совершено покушение.

Николай II в детстве. (pinterest.ru)

В мае по требованию Александра III турне Николая было прервано. Цесаревич был нужен в России: ему предстояло выполнить государственное поручение, которое касалось строительства Сибирского железнодорожного пути. Возвращаясь из Владивостока, где в его присутствии состоялась закладка здания вокзала, через всю Сибирь, Николай отмечал в своем дневнике и письмах родным, что, несмотря на усталость, был поражен, насколько богата и прекрасна великая Россия.

Николай II: вступление на престол

Александра III не стало в конце октября 1894 года. Умирая, он понимал, что его старший сын Ники еще не готов к самостоятельному царствованию. Чувствовал это и сам Николай. И все же управлять самым большим государством мира, Российской империей, предстояло именно ему.

Первым событием царствования Николая II Александровича стало его бракосочетание с принцессой Алисой Гессенской, дочерью великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV и Алисы Английской. Свадьба была скромной: пышные торжества не позволял траур.

Весной 1896 года в Москве состоялся «великий, торжественный, но тяжкий в нравственном смысле <…> день» (из дневника Николая II) — день коронации молодого императора и его супруги. Праздничные мероприятия длились двадцать дней: торжественный въезд в столицу, балы, приемы и обеды. А 18 мая произошла трагедия: толпа, ночевавшая на Ходынском поле, в ожидании начала раздачи царского гостинца стала напирать на постройки; случилась ужасная давка, в результате которой погибли более 1300 человек.

Венчание Николая II и Александры Федоровны. (twitter.com)

Николай II ожидал появления на свет наследника престола, но императрица рожала девочек. В течение шести лет в семье Романовых родились горячо любимые Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия. И только в конце июля 1904 года на свет появился долгожданный сын, «маленькое сокровище», цесаревич Алексей.

С рождением наследника Николай II преобразился. Однако радость его была недолгой: вскоре у Алексея обнаружилась гемофилия — неизлечимая наследственная болезнь, наполнившая жизнь царской семьи постоянным страхом.

Это печальное событие способствовало тому, что в 1905 году в жизнь семьи Романовых вошел Григорий Распутин, «человек Божий <…> из Тобольской губернии», как отмечал Николай в дневнике, обладавший даром гипноза и врачевания. Распутин, со временем ставший царским другом и обретший большое влияние на императрицу Александру Федоровну, несколько раз спасал жизнь Алексею, останавливая кровотечение и избавляя мальчика от боли.

Правление Николая II

Тем временем наступил XX век, а вместе с ним мировой экономический кризис, спад производства, безработица. В Петербурге стали набирать силу забастовки рабочих, все более и более накалялась обстановка на Дальнем Востоке. 26 января 1904 года началась Русско-японская война. Началась с существенных потерь для России: японские миноносцы, проведя торпедную атаку, вывели из строя три лучших корабля русского флота. Военные неудачи следовали друг за другом: сдача Порт-Артура, поражения при Мукдене, в Цусимском морском бою. 23 августа 1905 года в результате переговоров, которые вел Сергей Юльевич Витте, между Японией и Россией был подписан мирный договор. Это произошло в разгар Первой русской революции, начавшейся с «Кровавого воскресенья».

Забастовки железнодорожников, стачки на фабриках и заводах, восстания в армии и на флоте — вся страна была охвачена хаосом. Николай II и его окружение рассматривали два пути подавления крамолы: силой или путем уступок. Царь предпочел второй вариант. 17 октября 1905 года был обнародован Высочайший Манифест об усовершенствовании государственного порядка. Однако противостояние в стране продолжалось. Из всех российских губерний относительно спокойно было только в одной — Саратовской. Николай II вызвал в Петербург саратовского губернатора Петра Аркадьевича Столыпина и предложил ему кресло министра внутренних дел. Столыпин согласился. С помощью антитеррористических мер, военно-полевых судов Петру Аркадьевичу на некоторое время удалось сдержать революцию. Вслед за тем он начал воплощать в жизнь масштабную аграрную реформу.

Николай II, 1917 год. (wikipedia.org)

Летом 1914 года, вопреки миротворческим усилиям Николая II, Россия оказалась втянутой в мировую войну. Как ни странно, но новость эту страна встретила с большим воодушевлением. Русская армия поначалу значительно продвинулась на территорию противника. Но затем ситуация на фронтах изменилась. Позиционная война, к которой обе стороны перешли к концу 1915 года, окончательно истощила силы России.

Отречение Николая II и расстрел

Вместе с тем, пока Николай Александрович был в Ставке в Могилеве, политическая обстановка в стране развивалась по своему сценарию. К концу 1916 года недовольство властью стало всеобщим. В феврале 1917 года в Петрограде вновь начались беспорядки. На этот раз участие в них стали принимать и войска. Государственная Дума, отказавшаяся подчиниться указу императора о прекращении занятий до апреля, создала Временный комитет. В тот же день был организован Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов. В марте Временный комитет Думы сформировал Временное правительство во главе с князем Георгием Евгеньевичем Львовым.

Николай II, выехавший в это время в Царское Село к семье, оказался в Пскове, поскольку к Петрограду его поезд не пропустили восставшие. О том, что было дальше, известно многим, в том числе благодаря дневнику Николая Александровича: «Во имя спасения России нужно решиться на этот шаг (отречение). Я согласился…».

Отправившись из Пскова сначала в Ставку, в Могилев, а затем в Царское Село, Николай II, наконец, воссоединился с родными. В августе 1917 года семья Романовых по решению Александра Федоровича Керенского, к тому времени ставшего главой Временного правительства, была отправлена в Тобольск. А в апреле 1918 года (уже по указанию большевиков, в октябре 1917 года захвативших власть) — в Екатеринбург, где в ночь с 16 на 17 июля Николай Александрович, Александра Федоровна и пятеро их детей были расстреляны в подвале дома инженера Ипатьева.

Автограф Николая II

Вряд ли возможно дать объективную оценку исторической личности, даже если черпать сведения из уст современников. Любая характеристика несет черты субъективности. Тем более, что личность Николая II довольно противоречива, впрочем, как и любая другая. И все-таки получить всестороннее представление о личности последнего российского императора можно только в результате рассмотрения различных аспектов его жизни, а также характеристик, данных его современниками и исследователями его жизни и деятельности. Так мы и поступим.

Детство и воспитание

Николай II — старший сын императора Александра III и императрицы Марии Фёдоровны. Родился 18 мая 1868 г. в Царском Селе. С рождения имел титул Его императорское высочество (государь) великий князь Николай Александрович. После гибели 1 марта 1881 года деда, императора Александра II, получил титул наследника цесаревича.

В раннем детстве воспитывался англичанином, а в 1877 г. его официальным воспитателем как наследника был генерал Г. Г. Данилович.

Николай II

Будущий император получил домашнее образование в рамках большого гимназического курса; в 1885—1890 годах — по специально написанной программе, соединявшей курс государственного и экономического отделений юридического факультета университета с курсом Академии Генерального штаба. Учеба его продолжалась в течение 13 лет. Первые восемь лет особое внимание уделялось общему образованию: изучению политической истории, русской литературы, английского, немецкого и французского языков (английским Николай владел в совершенстве); последующие пять лет посвящались подготовке государственного деятеля: изучение военного дела, юридических и экономических наук. Его преподавателями были люди с мировым именем: Н. Н. Бекетов, Н. Н. Обручев, Ц. А. Кюи, К. П. Победоносцев и др. Впрочем, преподавателями в полном смысле слова их назвать нельзя: они лишь читали лекции, но проверять усвоение материала и ставить оценки не имели права. Изучал будущий император также историю церкви, историю религии и богословие. 18 мая 1884 г., достигнув совершеннолетия, принёс присягу в Большой церкви Зимнего дворца. С этого времени начинается активное привлечение его к государственной службе: первые два года он служил младшим офицером в Преображенском полку. Два летних сезона проходил службу в рядах лейб-гвардии гусарского полка эскадронным командиром, а затем лагерный сбор в рядах артиллерии. В августе 1892 г. был произведён в полковники. Отец вводит его в курс дел по управлению страной, приглашая участвовать в заседаниях Государственного Совета и Кабинета министров. По предложению министра путей сообщения С. Ю. Витте, Николай в 1892 г. был назначен председателем комитета по постройке Транссибирской железной дороги. Таким образом, к 23 годам он получил обширные сведения в разных областях знаний и сферах государственной деятельности. Вместе с отцом он совершал ознакомительные поездки по губерниям России, а затем на крейсере «Память Азова» путешествовал на Дальний Восток. За девять месяцев со свитой посетил Австро-Венгрию, Грецию, Египет, Индию, Китай, Японию, а позднее сухим путем из Владивостока через всю Сибирь возвратился в Россию. Во время путешествия Николай вел личный дневник. В Японии на Николая было совершено покушение, причина которого так и осталась не выясненной.

На Российском престоле

Монограмма Николая II

Николай вступил на российский престол в октябре 1894 г., спустя несколько дней после смерти Александра III. А в ноябре 1894 г. сочетался браком с Александрой Федоровной. Воспоминания о молодом императоре той поры оставила фрейлина Александры Федоровны баронесса С. К. Буксгевден: «Простой в обращении, без всякой аффектации, Он имел врождённое достоинство, которое никогда не позволяло забывать, кто Он. Вместе с тем Николай II имел слегка сентиментальное, очень совестливое и иногда очень простодушное мировоззрение старинного русского дворянина… Он мистически относился к Своему долгу, но и был снисходителен к человеческим слабостям и обладал врождённой симпатией к простым людям — в особенности к крестьянам. Зато Он никогда не прощал то, что называл «тёмными денежными делами».

В своем первом публичном императорском выступлении он заявил: » Мне известно, что в последнее время слышались в некоторых земских собраниях голоса людей, увлекавшихся бессмысленными мечтаниями об участии представителей земства в делах внутреннего управления. Пусть все знают, что я, посвящая все свои силы благу народному, буду охранять начало самодержавия так же твёрдо и неуклонно, как охранял его мой незабвенный, покойный родитель». Эти слова почему-то вызвали неоднозначную реакцию многих. Например, кадет В.П. Обнинский писал: «Выступление 17 января 95 года можно считать первым шагом Николая по наклонной плоскости, по которой он продолжает катиться и доселе, всё ниже спускаясь в мнении и своих подданных, и всего цивилизованного мира». Историк С. С. Ольденбург писал о речи 17 января: «Русское образованное общество, в своём большинстве, приняло эту речь как вызов себе. Речь 17 января рассеяла надежды интеллигенции на возможность конституционных преобразований сверху. В этом отношении она послужила исходной точкой для нового роста революционной агитации, на которую снова стали находить средства». Как видим, неоднозначное отношение общества к Николаю II прослеживается уже с первых дней его вступления на престол.

Коронация Николая и его супруги состоялась 26 мая1896 г., она ознаменовалась страшным событием – Ходынкой.

В. Маковский «Ходынка»

Ходынская катастрофа — давка, произошедшая ранним утром 30 мая 1896 г. на Ходынском поле (в настоящее время это начало Ленинградского проспекта) на окраине Москвы в дни торжеств по случаю коронации 26 мая императора Николая II, в которой погибли и были покалечены более тысячи человек. В этот день в 5 часов утра на Ходынском поле в общей сложности насчитывалось не менее 500 тысяч человек. Ходынское поле (площадью около 1 кв. км) ранее неоднократно использовалось для народных гуляний. По его периметру были построены временные «театры», эстрады, балаганы, лавки, в том числе — 20 деревянных бараков для бесплатной раздачи пива и мёда и 150 ларьков для раздачи бесплатных сувениров — подарочных кульков, в которых были кружка с вензелями Их Величеств, фунтовая сайка, полфунта колбасы, вяземский пряник с гербом и мешочек сластей и орехов. Помимо этого, устроители гуляний предполагали разбрасывать в толпе жетоны с памятной надписью. И вдруг разнесся слух, что буфетчики раздают подарки среди «своих», и потому на всех подарков не хватит, народ ринулся к деревянным строениям. Раздатчики, понимая, что народ может снести их лавки и ларьки, стали бросать кульки с едой прямо в толпу, что лишь усилило давку. Всего на Ходынском поле погибло 1360 человек, ещё несколько сот получили увечья. Большинство погибших (кроме опознанных на месте) похоронили в общей могиле на Ваганьковском кладбище.

О деятельности Николая II читайте на нашем сайте: Николай II: личность и деятельность и Николай II: итоги правления.

В связи с высказанным ранее мнением о том, что оценки личности и деятельности Николая II были противоречивыми и субъективными, хочется добавить также, что часто они были несправедливыми и поверхностными. Например, можно сравнить оценку поведения императора при сдаче Порт-Артура в 1904 г. сторонним человеком и чувства самого императора, выраженные им в личном дневнике. К. Н. Рыдзевский, ссылаясь на дневник Александры Богданович, так описывает реакцию Николая II на это событие: «Новость, которая удручила всех, любящих свое отечество, царем была принята равнодушно, не видно на нём ни тени грусти». Ю.Данилов пишет: «В царском поезде большинство было удручено событиями, сознавая их важность и тяжесть. Но Император Николай II почти один хранил холодное, каменное спокойствие. Он по-прежнему интересовался общим количеством верст, сделанных им в разъездах по России, вспоминал эпизоды из разного рода охот, подмечал неловкость встречавших его лиц и т. д.».

Николай II с супругой Александрой Федоровной

Сам же Николай II в дневнике писал об этом событии так: «21-го декабря. Вторник. Получил ночью потрясающее известие о сдаче Порт-Артура японцам ввиду громадных потерь и болезненности среди гарнизона и полного израсходования снарядов! Тяжело и больно, хотя оно и предвиделось, но хотелось верить, что армия выручит крепость. Защитники все герои и сделали более того, что можно было предполагать. На то значит воля Божья!»

Поражение в русско-японской войне (первое за полвека) и последующее подавление смуты 1905—1907 гг. (впоследствии усугубившееся появлением слухов о влияниях Распутина) привели к падению авторитета императора в правящих и интеллигентских кругах.

Далее негативное отношение к императору Николаю II среди части общества только усиливалось. 9 января (по ст. ст.) 1905 г. в Петербурге по инициативе священника Георгия Гапона состоялось шествие рабочих к Зимнему дворцу. Была составлена на имя императора Петиция о рабочих нуждах, в которой наряду с экономическими содержался ряд политических требований. Главным требованием петиции было устранение власти чиновников и введение народного представительства в форме Учредительного собрания. Когда правительству стало известно о политическом содержании петиции, было принято решение не допускать рабочих к Зимнему дворцу, а при необходимости задерживать их силой. Вечером 8 января министр внутренних дел П. Д. Святополк-Мирский известил императора о принятых мерах. Николай II не отдавал приказ о стрельбе, а только одобрил меры, предложенные главой правительства. 9 января колонны рабочих во главе со священником Гапоном двинулись с разных концов города к Зимнему дворцу. Рабочие (а это уже была толпа, не внимающая голосу разума) упорно стремились к центру города, невзирая на предупреждения и даже атаки кавалерии. Скопление 150-тысячной толпы в центре города ни к чему хорошему привести не могло, и войска вынуждены были произвести по колоннам ружейные залпы. По официальным правительственным данным, за день 9 января было убито 130 и ранено 299 человек. Вечером 9 января Николай II записал в своём дневнике: «Тяжёлый день! В Петербурге произошли серьёзные беспорядки вследствие желания рабочих дойти до Зимнего дворца. Войска должны были стрелять в разных местах города, было много убитых и раненых. Господи, как больно и тяжело!»

Эти события и стали началом революции, а также резким снижением популярности царя. День 9 января стал называться «Кровавым воскресеньем».

С 1907 года начала осуществляться столыпинская аграрная реформа, и Николай II был довольно последовательным сторонником ее проведения. И в 1913 г. Россия находилась на первом в мире месте по производству ржи, ячменя и овса, на третьем (после Канады и США) по производству пшеницы, на четвёртом (после Франции, Германии и Австро-Венгрии) по производству картофеля. Россия стала главным экспортером сельскохозяйственной продукции, на её долю приходилось 2/5 всего мирового экспорта сельхозпродукции, хотя урожайность зерна была в 3 раза ниже английской или германской, урожайность картофеля — ниже в 2 раза.

Верховный главнокомандующий

1 августа 1914 г. Германия объявила войну России: Россия вступила в мировую войну, которая для неё закончилась крахом империи и династии, хотя Николай II прилагал все усилия для предотвращения войны и во все предвоенные годы, и в последние дни перед её началом. Главнокомандующим был назначен Великий Князь Николай Николаевич, но в начале июня 1915 г. положение на фронтах резко ухудшилось, и Николай II решил отстранить не справлявшегося Великого Князя и сам встать во главе Русской армии. 23 августа 1915 г. Николай II принял на себя звание Верховного главнокомандующего. Солдаты русской армии встретили это решение Николая без энтузиазма. Но наступление германских войск было остановлено, стороны перешли к позиционной войне, по всей России оживилась работа по формированию и обучению новых войск. Промышленность усиленными темпами производила боеприпасы и военное снаряжение. К весне 1917 года были созданы новые армии, обеспеченные снаряжением и боеприпасами лучше, чем когда бы то ни было до этого за всю войну. Николай II надеялся на победоносное завершение войны и не собирался заключать сепаратный мир.

Но уже действовали разрушительные силы. Историк А.Б. Зубов пишет: «Силы, оппозиционные Николаю II, готовили государственный переворот, начиная с 1915 года. Это были и лидеры различных политических партий, представленных в Думе, и крупные военные, и верхушка буржуазии, и даже некоторые члены Императорской Фамилии. Предполагалось, что после отречения Николая II на престол взойдет его несовершеннолетний сын Алексей, а регентом станет младший брат царя — Михаил. В ходе Февральской революции этот замысел начал осуществляться».

В Петрограде 23 февраля 1917 г. началась забастовка, которая через три дня стала всеобщей. Председатель Государственной Думы М. В. Родзянко направил ряд телеграмм императору, находившемуся в Ставке, о событиях в Петрограде. В телеграмме от 26 февраля 1917 г. говорилось: «Всеподданнейше доношу вашему величеству, что народные волнения, начавшиеся в Петрограде, принимают стихийный характер и угрожающие размеры. Основы их — недостаток печёного хлеба и слабый подвоз муки, внушающий панику, но главным образом полное недоверие к власти, неспособной вывести страну из тяжелого положения». Телеграмма от 27 февраля 1917 г.: «Гражданская война началась и разгорается. <…> Повелите в отмену вашего высочайшего указа вновь созвать законодательные палаты <…> Если движение перебросится в армию <…> крушение России, а с ней и династии — неминуемо».

Отречение Николая II

Николай II после отречения

Около 15 часов 2 марта царь принял решение об отречении в пользу сына при регентстве великого князя Михаила Александровича. Но процедура отречения была длинной и путаной, Николая извещали о происходящих событиях не всегда верно, он несколько раз изменял свое решение… В своем дневнике он пишет: «Утром пришёл Рузский и прочёл свой длиннейший разговор по аппарату с Родзянко. По его словам, положение в Петрограде таково, что теперь министерство из Думы будто бессильно что-либо сделать, так как с ним борется социал-демократическая партия в лице рабочего комитета. Нужно моё отречение. Рузский передал этот разговор в ставку, а Алексеев всем главнокомандующим. К 2½ ч. пришли ответы от всех. Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на фронте в спокойствии нужно решиться на этот шаг. Я согласился. Из ставки прислали проект манифеста. Вечером из Петрограда прибыли Гучков и Шульгин, с которыми я поговорил и передал им подписанный и переделанный манифест. В час ночи уехал из Пскова с тяжёлым чувством пережитого. Кругом измена, и трусость, и обман».

3 марта уже бывший царь узнал об отказе великого князя Михаила Александровича от престола, записав в дневнике: «Оказывается, Миша отрекся. Его манифест кончается четырёхвосткой для выборов через 6 месяцев Учредительного Собрания. Бог знает, кто надоумил его подписать такую гадость! В Петрограде беспорядки прекратились — лишь бы так продолжалось дальше». Он составляет второй вариант манифеста об отречении, опять в пользу сына. Генерал А. И. Деникин утверждал в своих воспоминаниях, что 3 марта в Могилёве Николай заявил генералу Алексееву:

— Я передумал. Прошу вас послать эту телеграмму в Петроград.

На листке бумаги отчётливым почерком государь писал собственноручно о своём согласии на вступление на престол сына своего Алексея…

Алексеев унёс телеграмму и… не послал.

8 марта исполком Петроградского совета, когда стало известно о планах царя отъехать в Англию, постановил арестовать царя и его семью, конфисковать имущество и лишить гражданских прав. В Царское Село прибывает новый командующий Петроградским округом генерал Корнилов Л. Г., арестовавший императрицу, и расставивший караулы, в том числе для защиты царя от взбунтовавшегося царскосельского гарнизона. Перед отъездом Николая из Могилёва представитель Думы в Ставке заявляет ему, что он «должен считать себя как бы арестованным». 9 марта царь прибыл в Царское Село как «полковник Романов». С 9 марта по 1 августа 1917 года Николай Романов, его жена и дети жили под арестом в Александровском дворце Царского Села.

Ссылка

Ввиду усиления революционного движения и анархии в Петрограде Временное правительство, опасаясь за жизнь арестантов, решило перевести их вглубь России, в Тобольск; им разрешили взять из дворца необходимую мебель, личные вещи, а также предложить обслуживающему персоналу по желанию добровольно сопровождать их к месту нового размещения и дальнейшей службы. Накануне отъезда приехал глава Временного Правительства А. Ф. Керенский и привёз с собой брата бывшего императора — Михаила Александровича (Михаил Александрович был выслан в Пермь, где в ночь на 13 июня 1918 г. был убит местными большевистскими властями). Семья Романовых разместилась в специально отремонтированном к их приезду доме губернатора. Им разрешили ходить через улицу и бульвар на богослужение в церковь Благовещенья. Режим охраны здесь был более легкий, чем в Царском Селе. Семья вела спокойную, размеренную жизнь.

В начале апреля 1918 г. был санкционировал перевод Романовых в Москву с целью проведения суда над ними. В конце апреля 1918 г. арестанты были перевезены в Екатеринбург, где для их размещения был реквизирован частный дом. Здесь же с ними проживали пять человек обслуживающего персонала: врач Боткин, лакей Трупп, комнатная девушка Демидова, повар Харитонов и поварёнок Седнёв.

Николай Романов, Александра Фёдоровна, их дети, доктор Боткин и три человека прислуги (кроме поварёнка Седнёва) были убиты с применением холодного и огнестрельного оружия в особняке Ипатьева в Екатеринбурге в ночь с 16 на 17 июля 1918 года.

Отзывы современников о личности Николая II

«Трусость и предательство прошли красной нитью через всю его жизнь, через все его царствование, и в этом, а не в недостатке ума или воли, надо искать некоторые из причин того, чем закончилось для него и то, и другое». (А.Ф. Кони, известный судебный деятель).

«Я уверен, что, если бы безжалостная судьба не поставила императора Николая во главе огромного и сложного государства и не вселила в него ложного убеждения, что благополучие этого государства зиждется на сохранении принципа самодержавия, о нем, Николае Александровиче, сохранилась бы память как о симпатичном, простодушном и приятном в общении человеке». (Ю.Н. Данилов, генерал).

«Про него неверно говорят, что он больной, глупый, злой. Он просто обыкновенный гвардейский офицер». (А.П. Чехов)

«Николай II был, несомненно, честным человеком и хорошим семьянином, но обладал натурой крайне слабовольной… Николай боялся влияния на себя сильной воли. В борьбе с нею он употреблял то же самое, единственное доступное ему средство – хитрость и двуличность». (П.Н. Милюков, лидер партии кадетов).

Протопресвитер Георгий Шавельский, хорошо знавший императора, говорит о «смиренной, простой и непосредственной» религиозности царя, о неукоснительном посещении им воскресных и праздничных богослужений, о «щедром излиянии многих благодеяний для Церкви».

«Царь вдумчиво относился к своему сану помазанника Божия. Надо было видеть, с каким вниманием он рассматривал просьбы о помиловании осуждённых на смертную казнь. Он воспринял от отца, которого почитал и которому старался подражать даже в житейских мелочах, незыблемую веру в судьбоносность своей власти. Его призвание исходило от Бога. Он ответствовал за свои действия только пред совестью и Всевышним. Царь отвечал пред совестью и руководился интуициею, инстинктом, тем непонятным, которое ныне зовут подсознанием . Он склонялся лишь пред стихийным, иррациональным, а иногда и противным разуму, пред невесомым, пред своим, всё возрастающим мистицизмом». (Генерал А. А. Мосолов).

«Представление Николая II о пределах власти русского самодержца было во все времена превратное. Видя в себе прежде всего помазанника Божьего, он почитал всякое свое решение законным и по существу правильным. «Такова моя воля», — была фраза, неоднократно слетавшая с его уст и долженствовавшая, по его представлению, прекратить всякие возражения против высказанного им предположения. Игнорирование закона, непризнание ни существующих правил, ни укоренившихся обычаев было одной из отличительных черт последнего русского самодержца». (Бывший товарищ министра внутренних дел Владимир Гурко).

Император Николай II

«Общественная среда, бывшая по сердцу Николаю II, где он, по собственному признанию, отдыхал душой, была среда гвардейских офицеров, вследствие чего он так охотно принимал приглашения в офицерские собрания наиболее знакомых ему по их личному составу гвардейских полков и, случалось, просиживал на них до утра. Привлекали его офицерские собрания царствовавшей в них непринуждённостью, отсутствием тягостного придворного этикета во многом Государь до пожилого возраста сохранил детские вкусы и наклонности». (Владимир Гурко).

«Задача, которая выпала на его долю, была слишком тяжела, она превышала его силы. Он сам это чувствовал. Это и было причиной его слабости по отношению к государыне. Поэтому он в конце концов стал все более подчиняться её влиянию». ( Наставник цесаревича Алексея Пьер Жильяр).

«О русском Императоре говорят, что он доступен разным влияниям. Это глубоко неверно. Русский Император сам проводит свои идеи. Он защищает их с постоянством и большой силой». (Президент Французской Республики Эмиль Лубэ).

«В марте Царь был на престоле; Российская империя и русская армия держались, фронт был обеспечен и победа бесспорна. … Согласно поверхностной моде нашего времени, Царский строй принято трактовать, как слепую, прогнившую, ни на что не способную тиранию. Но разбор тридцати месяцев войны с Германией и Австрией должен бы исправить эти легковесные представления. Силу Российской империи мы можем измерить по ударам, которые она вытерпела, по бедствиям, которые она пережила, по неисчерпаемым силам, которые она развила, и по восстановлению сил, на которое она оказалась способна. … Почему отказывать Николаю II в этом суровом испытании?… Почему не воздать ему за это честь? Самоотверженный порыв русских армий, спасший Париж в 1914 году; преодоление мучительного бесснарядного отступления; медленное восстановление сил; брусиловские победы; вступление России в кампанию 1917 года непобедимой, более сильной, чем когда-либо; разве во всем этом не было его доли?» (Уинстон Черчилль, военный министр Британии в годы Первой мировой войны).

Отрицая устоявшееся мнение об отсутствии у Николая II силы воли, Е. Е. Алферьев показывает на конкретных примерах, что это не так:

  • Его инициатива и настойчивость в деле созыва в 1899 году Гаагской Мирной Конференции, несмотря на первоначальный скепсис и даже сарказм некоторых европейских лидеров.
  • Заключение Портсмутского мира (1905 г.) на выгодных для России условиях, вопреки первоначальному скептицизму С. Ю. Витте в достижимости этой цели.
  • Принятие решительных мер к прекращению террора и восстановлению порядка в 1905—1907 гг.
  • Постоянная поддержка деятельности и реформ П. А. Столыпина, вопреки сопротивлению Думы и лидеров оппозиции.
  • Устранение в 1912 г. угрозы возникновения европейской войны, вопреки позиции «ястребов» в правительстве и в ближайшем окружении.
  • Личная заслуга в деле борьбы с алкоголизмом и искоренения пьянства — «Сухой закон» 1914 г., вопреки мнению скептиков (в том числе премьера В. Н. Коковцова) давший прекрасные результаты, и не подорвавший бюджет страны.
  • Принятие на себя Верховного Командования в условиях военной катастрофы весны-лета 1915 г. — вопреки всеобщему мнению и неоправданным опасениям. (в том числе почти всего ближайшего окружения) Быстрое восстановление военного положения, преодоление «снарядного голода».

Образ жизни императора

Царь не был в числе богатейших людей Российской империи. Большую часть времени Николай II жил с семьёй в Александровском дворце (Царское Село) или Петергофе. Летом отдыхал в Крыму в Ливадийском дворце. Для отдыха также ежегодно совершал двухнедельные поездки по Финскому заливу и Балтийскому морю на яхте «Штандарт».

Много читал. Курил папиросы. Увлекался фотографией, любил кинематограф; фотографировали также и все его дети. В 1900-е годы увлёкся новым тогда видом транспорта — автомобилями (у царя образовался один из самых обширных автомобильных парков в Европе).

Не любил светских удовольствий. Увлекался охотой. С 9 лет вел личный дневник (в архивах – 50 больших тетрадей его дневников).

Семья Николая II

Все отмечают прекрасные отношения в семье императора. Но с 1905 г. в обществе замечают активное вмешательство Александры Федоровны в дела государственного правления, связывая их даже с изменой в пользу немцев. Особенно раздражало всех влияние Г. Распутина на царскую семью, что было связано с болезнью царевича Алексея, но обрастало слухами и сплетнями.

20 августа 2000 г. прославлен в лике святых Русской православной церковью как страстотерпец.

ХАРАКТЕР НИКОЛАЯ II

Природа не дала Николаю важных для государя свойств, которыми обладал его покойный отец. Самое главное, у Николая не было «ума сердца» — политического чутья, предвидения и той внутренней силы, которую чувствуют окружающие и подчиняются ей. Впрочем, Николай и сам чувствовал свою слабость, беспомощность перед судьбой. Он даже предвидел свой горький удел: «Я подвергнусь тяжелым испытаниям, но не увижу награды на земле». Николай считал себя вечным неудачником: «Мне ничего не удается в моих начинаниях. У меня нет удачи»… К тому же он не только оказался не подготовлен к правлению, но и не любил государственные дела, которые были для него мукой, тяжкой ношей: «День отдыха для меня — ни докладов, ни приемов никаких… Много читал — опять наслали ворохи бумаг…» (из дневника). В нем не было отцовской страстности, увлеченности делом. Он говорил: «Я… стараюсь ни над чем не задумываться и нахожу, что только так и можно править Россией». При этом иметь с ним дело было чрезвычайно трудно. Николай был скрытен, злопамятен. Витте называл его «византийцем», умевшим привлечь человека своей доверительностью, а потом обмануть. Один острослов так писал о царе: «Не лжет, но и правды не говорит».

Анисимов Е.В. Императорская Россия. СПб., 2008

ХОДЫНКА

А через три дня на загородном Ходынском поле, где должны были состояться народные гуляния, произошла страшная трагедия. Тысячи людей уже с вечера, накануне дня гуляний, стали собираться там, рассчитывая утром в числе первых получить в «буфете» (которых подготовили сотню) царский подарок – один из 400 тыс. завернутых в цветной платок гостинцев, состоящих из «продуктового набора» (полфунта колбасы, сайки, конфеты, орехи, пряники), а главное – диковинной, «вечной» эмалированной кружки с царским вензелем и позолотой. Ходынское поле представляло собой учебный плац и было все изрыто рвами, траншеями и ямами. Ночь выдалась безлунной, темной, толпы «гостей» прибывали и прибывали, направляясь к «буфетам». Люди, не видя перед собой дороги, проваливались в ямы и рвы, а сзади их теснили и теснили те, кто подходил из Москвы.

Всего к утру на Ходынке собралось около полумиллиона москвичей, спрессованных в огромные толпы. Как вспоминал В. А. Гиляровский,

«над миллионной толпой начал подниматься пар, похожий на болотный туман… Давка была страшная. Со многими делалось дурно, некоторые теряли сознание, не имея возможности выбраться или даже упасть: лишенные чувств, с закрытыми глазами, сжатые, как в тисках, они колыхались вместе с массой».

Давка усилилась, когда буфетчики в страхе перед натиском толпы, не дожидаясь объявленного срока, начали раздавать подарки…

По официальным данным, погибло 1389 человек, хотя в реальности жертв было намного больше. Кровь леденела даже у видавших виды военных и пожарных: скальпированные головы, раздавленные грудные клетки, валявшиеся в пыли недоношенные младенцы… Царь узнал об этой катастрофе утром, но ни одного из намеченных празднеств не отменил и вечером открыл бал с обаятельной женой французского посла Монтебелло… И хотя потом царь посещал лазареты и жертвовал деньги семьям погибших, было уже поздно. Равнодушие, проявленное государем к своему народу в первые часы катастрофы, ему дорого обошлось. Он получил прозвище «Николай Кровавый».

Анисимов Е.В. Там же

НИКОЛАЙ II И АРМИЯ

В бытность свою наследником престола молодой Государь получил основательную строевую подготовку, причем не только в гвардии, но и в армейской пехоте. По желанию своего державного отца он служил младшим офицером в 65-м пехотном Московском полку (первый случай постановки члена Царствующего Дома в строй армейской пехоты). Наблюдательный и чуткий цесаревич ознакомился во всех подробностях с бытом войск и, став Императором Всероссийским, обратил все свое внимание на улучшение этого быта. Первыми его распоряжениями же упорядочено производство в обер-офицерских чинах, повышены оклады и пенсии, улучшено довольствие солдат. Он отменил прохождение церемониальным маршем, бегом, по опыту зная, как оно тяжело дается войскам.

Эту свою любовь и привязанность к войскам Император Николай Александрович сохранил до самой своей мученической кончины. Характерным для любви Императора Николая II к войскам является избегание им официального термина «нижний чин». Государь считал его слишком сухим, казенным и всегда употреблял слова: «казак», «гусар», «стрелок» и т.д. Без глубокого волнения нельзя читать строки тобольского дневника темных дней проклятого года:

«27 ноября. Праздник нижегородцев. Где они и что с ними?…

6 декабря. Мои именины… В 12 часов был отслужен молебен. Стрелки 4-го полка, бывшие в саду, бывшие в карауле, все поздравляли меня, а я их с полковым праздником».

Керсновский А. А. История русской армии. М., 1992-1994

ИЗ ДНЕВНИКА НИКОЛАЯ II ЗА 1905 Г.

15-го июня. Среда. Жаркий тихий день. Аликс и я очень долго принимали на Ферме и на целый час опоздали к завтраку. Дядя Алексей ожидал его с детьми в саду. Сделал большую прогулку в байдарке. Тетя Ольга приехала к чаю. Купался в море. После обеда покатались.

Получил ошеломляющее известие из Одессы о том, что команда пришедшего туда броненосца «Князь Потемкин-Таврический» взбунтовалась, перебила офицеров и овладела судном, угрожая беспорядками в городе. Просто не верится!

Николай II. Дневники

16-го октября . Четверг.

Сегодня началась война с Турцией. Рано утром турецкая эскадра подошла в тумане к Севастополю и открыла огонь по батареям, а полчаса спустя ушла. В то же время “Бреслау” бомбардировал Феодосию, а “Гебен” появился перед Новороссийском.

Немцы — подлецы продолжают отступать поспешно в западной Польше.

Дневник Николая II

МАНИФЕСТ О РОСПУСКЕ I ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ 9 ИЮЛЯ 1906 Г.

Волею Нашею призваны были к строительству законодательному люди, избранные от населения Твердо уповая на милость Божию, веря в светлое и великое будущее Нашего народа, Мы ожидали от трудов их блага и пользы для страны. Во всех отраслях народной жизни намечены были Нами крупные преобразования, и на первом месте всегда стояла главнейшая забота Наша развеять темноту народную светом просвещения и тяготы народные облегчением земельного труда. Ожиданиям Нашим ниспослано тяжкое испытание. Выборные от населения, вместо работы строительства законодательного, уклонились в не принадлежащую им область и обратились к расследованию действий поставленных от Нас местных властей, к указаниям Нам несовершенства Законов Основных, изменения которых могут быть предприняты только Нашею Монаршею волею, и к действиям явно незаконным, как обращение от лица Думы к населению.

Смущенное же таковыми непорядками крестьянство, не ожидая законного улучшения своего положения, перешло в целом ряде губерний к открытому грабежу, хищению чужого имущества, неповиновению закону и законным властям.

Но пусть помнят Наши подданные, что только при полном порядке и спокойствии возможно прочное улучшение народного быта. Да будет же ведомо, что Мы не допустим никакого своеволия или беззакония и всею силою государственной мощи приведем ослушников закона к подчинению нашей Царской воле. Призываем всех благомыслящих русских людей объединиться для поддержания законной власти и восстановления мира в нашем дорогом Отечестве.

Да восстановится же спокойствие в земле русской, и да поможет Нам Всевышний осуществить главнейший из Царственных трудов Наших — поднятия благосостояния крестьянства.. Воля Наша к сему непреклонна, и пахарь русский, без ущерба чужому владению, получит там, где существует теснота земельная, законный и честный способ расширить свое землевладение. Лица других сословий приложат по призыву Нашему все усилия к осуществлению этой великой задачи, окончательное решение которой в законодательном порядке будет принадлежать будущему составу Думы.

Мы же, распуская нынешний состав Государственной Думы, подтверждаем вместе с тем неизменное намерение Наше сохранить в силе самый закон об учреждении этого установления и, соответственно с этим Указом Нашим Правительствующему Сенату 8-го сего июля данным, назначили время нового ее созыва на 20 февраля 1907 года.

Манифест о роспуске I Государственной Думы

МАНИФЕСТ О РОСПУСКЕ II ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ 3 ИЮНЯ 1907 Г.

К прискорбию нашему, значительная часть состава второй Государственной думы не оправдала ожиданий наших. Не с чистым сердцем, не с желанием укрепить Россию и улучшить ее строй приступили многие из присланных от населения лиц к работе, а с явным стремлением увеличить смуту и способствовать разложению государства. Деятельность этих лиц в Государственной думе послужила непреодолимым препятствием к плодотворной работе. В среду самой Думы внесен был дух вражды, помешавший сплотиться достаточному числу членов ее, желавших работать на пользу родной земли.

По этой причине выработанные правительством нашим обширные мероприятия Государственная дума или не подвергала вовсе рассмотрению, или замедляла обсуждением или отвергала, не остановившись даже перед отклонением законов, каравших открытое восхваление преступлений и сугубо наказывавших сеятелей смуты в войсках. Уклонившись от осуждения убийств и насилий. Государственная дума не оказала в деле водворения порядка нравственного содействия правительству, и Россия продолжает переживать позор преступного лихолетия. Медлительное рассмотрение Государственной думой росписи государственной вызвало затруднение в своевременном удовлетворении многих насущных потребностей народных.

Право запросов правительству значительная часть Думы превратила в способ борьбы с правительством и возбуждения недоверия к нему в широких слоях населения. Наконец, свершилось деяние, неслыханное в летописях истории. Судебной властью был раскрыт заговор целой части Государственной думы против государства и царской власти. Когда же правительство наше потребовало временного, до окончания суда, устранения обвиняемых в преступлении этом пятидесяти пяти членов Думы и заключения наиболее уличаемых из них под стражу, то Государственная дума не исполнила немедленного законного требования властей, не допускавшего никакого отлагательства.

Созданная для укрепления государства Российского, Государственная дума должна быть русской и по духу. Иные народности, входившие в состав державы нашей, должны иметь в Государственной думе представителей нужд своих, но не должны и не будут являться в числе, дающем им возможность быть вершителями вопросов чисто русских. В тех же окраинах государства, где население не достигло достаточного развития гражданственности, выборы в Государственную думу должны быть временно приостановлены.

Манифест о роспуске II Государственной Думы

ЮРОДИВЫЕ И РАСПУТИН

Царь, и особенно царица, были подвержены мистицизму. Самая близкая фрейлина Александры Федоровны и Николая II Анна Александровна Вырубова (Танеева) написала в воспоминаниях: «Государь, как и его предок Александр I, был всегда мистически настроен; одинаково мистически настроена была и государыня… Их величества говорили, что они верят, что есть люди, как во времена Апостолов… которые обладают благодатью Божией и молитву которых Господь слышит».

Из-за этого в Зимнем дворце часто можно было видеть различных юродивых, «блаженных», предсказателей судьбы, людей способных якобы влиять на судьбы людей. Это – и Паша-прозорливая, и Матрена-босоножка, и Митя Козельский, и Анастасия Николаевна Лейхтенбергская (Стана) – жена великого князя Николая Николаевича-младшего. Широко были открыты двери царского дворца и для всякого рода проходимцев и авантюристов, каким был, например, француз Филипп (настоящее имя – Низьер Вашоль), подаривший императрице икону с колокольчиком, который должен был звонить при приближении к Александре Федоровне людей «с дурными намерениями».

Но венцом царского мистицизма стал Григорий Ефимович Распутин, сумевший полностью подчинить себе царицу, а через нее и царя. «Управляет теперь не царь, а проходимец Распутин, – отмечала в феврале 1912 г. Богданович, – Всякое уважение к царю пропало». Ту же мысль высказал 3 августа 1916 г. бывший министр иностранных дел С.Д. Сазонов в беседе с М. Палеологом: «Император царствует, но правит императрица, инспирируемая Распутиным».

Распутин быстро распознал все слабости царской четы и умело пользовался этим. Александра Федоровна писала в сентябре 1916 г. мужу: «Я всецело верю в мудрость нашего Друга, ниспосланную Ему Богом, чтобы советовать то, что нужно тебе и нашей стране». «Слушай Его, – наставляла она Николая II, – …Бог послал Его тебе в помощники и руководители».

Дело доходило до того, что отдельные генерал-губернаторы, обер-прокуроры Святейшего синода и министры назначались и смещались царем по рекомендации Распутина, переданной через царицу. 20 января 1916 г. по его совету был назначен председателем совета министров В.В. Штюрмер – «абсолютно беспринципный человек и полное ничтожество», как охарактеризовал его Шульгин.

Радциг Е.С. Николай II в воспоминаниях приближенных. Новая и новейшая история. № 2, 1999 г.

РЕФОРМЫ И КОНТРРЕФОРМЫ

Наиболее перспективный для страны путь развития через последовательные демократические реформы оказался невозможным. Хотя он и был обозначен, как бы пунктиром, еще при Александре I, в дальнейшем либо подвергался искривлениям, либо даже прерывался. При той самодержавной форме правления, которая в течение всего XIX в. оставалась в России незыблемой, решающее слово по любому вопросу о судьбах страны принадлежало монархам. Они же, по капризу истории, чередовались: реформатор Александр I — реакционер Николай I, реформатор Александр II — контрреформатор Александр III (Николаю II, вступившему на престол в 1894 г., тоже пришлось после контрреформ отца уже в начале следующего века пойти на реформы).

Троицкий Н. Русско-французский союз. Россия в XIX веке. Курс лекций. М., 1997

РАЗВИТИЕ РОССИИ В ПРАВЛЕНИЕ НИКОЛАЯ II

Главным исполнителем всех преобразований в первое десятилетие правления Николая II (1894–1904) был С.Ю. Витте. Талантливый финансист и государственный деятель, С. Витте, возглавив в 1892 г. Министерство финансов, обещал Александру III , не проводя политических реформ, за 20 лет сделать Россию одной из ведущих промышленно-развитых стран.

Политика индустриализации, разработанная Витте, требовала значительных капиталовложений из бюджета. Одним из источников получения капитала было введение государственной монополии на винно-водочные изделия в 1894 г., ставшей основной доходной статьей бюджета.

В 1897 г. была проведена денежная реформа. Мероприятия по повышению налогов, рост добычи золота, заключение внешних займов позволили ввести в обращение золотые монеты вместо бумажных, купюр, что помогло привлечь в Россию иностранные капиталы и укрепить денежную систему страны, благодаря чему доход государства возрос в два раза. Реформой торгово-промышленного налогообложения, проведенной в 1898 г , был веден промысловый налог.

Реальным результатом экономической политики Витте стало ускоренное развитие промышленного и железнодорожного строительства. В период с 1895 по 1899 г. в среднем в стране строилось 3 тыс. километров путей в год.

К 1900 г. Россия вышла на первое место в мире по добыче нефти.

К концу 1903 г. в России действовало 23 тыс. фабрично-заводских предприятий с числом рабочих примерно 2200 тыс. человек. Политика С.Ю. Витте дала толчок развитию российской промышленности, торгово-промышленного предпринимательства, экономики.

По проекту П.А.Столыпина было начало проведение аграрной реформы: крестьянам был разрешено свободно распоряжаться своей землей, выходить из общины и вести хуторское хозяйство. Попытка упразднения сельской общины имела огромное значение для развития капиталистических отношений в деревне.

Глава 19. Правление Николая II (1894–1917 гг.). История России

НАЧАЛО ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

В тот же день, 29 июля, по настоянию начальника генерального штаба Янушкевича, Николай II подписал указ о всеобщей мобилизации. Вечером начальник мобилизационного отдела генерального штаба генерал Добророльский прибыл в здание петербургского главного телеграфа и лично привез туда текст указа о мобилизации для сообщения во все концы империи. Оставалось буквально несколько минут до того, как аппараты должны были начать передачу телеграммы. И вдруг Добророльскому было передано распоряжение царя приостановить передачу указа. Оказалось, царь получил новую телеграмму Вильгельма. В своей телеграмме кайзер опять заверял, что будет стараться достигнуть соглашения между Россией и Австрией, и просил царя не затруднять ему этого военными приготовлениями. Ознакомившись с телеграммой, Николай сообщил Сухомлинову, что отменяет указ о всеобщей мобилизации. Царь решил ограничиться частичной мобилизацией, направленной только против Австрии.

Сазонов, Янушкевич и Сухомлинов были крайне обеспокоены тем, что Николай поддался влиянию Вильгельма. Они боялись, что Германия опередит Россию в сосредоточении и развертывании армии. Они встретились 30 июля утром и решили попытаться переубедить царя. Янушкевич и Сухомлинов попробовали было сделать это по телефону. Однако Николай сухо объявил Янушкевичу, что прекращает разговор. Генерал успел все же сообщить царю, что в комнате присутствует Сазонов, который тоже хотел бы сказать ему несколько слов. Помолчав немного, царь согласился выслушать министра. Сазонов попросил аудиенции для неотложного доклада. Николай снова помолчал, а затем предложил приехать к нему в 3 часа. Сазонов условился со своими собеседниками, что если он убедит царя, то тотчас из Петергофского дворца позвонит Янушкевичу, а тот отдаст приказ на главный телеграф дежурному офицеру для сообщения указа во все военные округа. «После этого, — заявил Янушкевич, — я уйду из дома, сломаю телефон, вообще сделаю так, чтобы меня уже нельзя было разыскать для новой отмены общей мобилизации».

В течение почти целого часа Сазонов доказывал Николаю, что война все равно неизбежна, так как Германия к ней стремится, и что при этих условиях мешкать со всеобщей мобилизацией крайне опасно. В конце концов Николай согласился. Из вестибюля Сазонов позвонил Янушкевичу и сообщил о полученной санкции царя. «Теперь вы можете сломать свой телефон», — добавил он. В 5 часов вечера 30 июля застучали все аппараты главного петербургского телеграфа. Они разослали по всем военным округам указ царя о всеобщей мобилизации. 31 июля, утром, он стал достоянием гласности.

Начало Первой Мировой Войны. История Дипломатии. Том 2. Под редакцией В. П. Потемкина. Москва–Ленинград, 1945

ПРАВЛЕНИЕ НИКОЛАЯ II В ОЦЕНКАХ ИСТОРИКОВ

В эмиграции наблюдался раскол среди исследователей в оценке личности последнего царя. Споры нередко принимали резкий характер, а участники дискуссий занимали противоположные позиции от восхваления на правом консервативном фланге до критики у либералов и очернения на левом, социалистическом фланге.

К монархистам, творившим в эмиграции, принадлежали С. Ольденбург, Н. Марков, И. Солоневич. По мысли И. Солоневича: «Николай II — человек «со средними способностями», верно и честно делал для России все, что Он умел, что Он мог. Никто иной не сумел и не смог сделать больше»… «Об императоре Николае II левые историки говорят как о бездарности, правые — как о кумире, дарования или бездарность которого не подлежат обсуждению». .

Еще более правый монархист Н. Марков отмечал: «Государь сам был оклеветан и опорочен в глазах своего народа, он не смог выдержать злобного напора всех тех, кто казалось бы, был обязан всячески укреплять и защищать монархию» .

Крупнейшим исследователем царствования последнего русского царя является С. Ольденбург, чей труд сохраняет свое первостепенное значение и в 21 веке. Для любого исследователя николаевского периода истории России необходимо, в процессе изучения данной эпохи, познакомиться с трудом С. Ольденбурга «Царствование императора Николая II». .

Леволиберальное направление было представлено П. Н. Милюковым, который заявил в книге — «Вторая русская революция»: «Уступки власти (Манифест 17 октября 1905 г.) не только потому не могли удовлетворить общество и народ, что они были недостаточны и неполны. Они были неискренни и лживы, и давшая их власть сама ни минуты не смотрела на них как на уступленные навсегда и окончательно» .

Социалист А. Ф. Керенский писал в «Истории России»: «Царство Николая II было роковым для России благодаря личным его качествам. Но в одном он был чист: вступив в войну и связав судьбу России с судьбой союзных с ней стран, он до самого конца, до самой своей мученической смерти, ни на какие соблазнительные компромиссы с Германией не шел . Царь нес бремя власти. Она его внутренне тяготила…В нем не было воли к власти. Он ее хранил по клятве и традиции» .

Современные российские историки по-разному оценивают правление последнего русского царя. Такой же раскол наблюдался и в среде исследователей царствования Николая II в эмиграции. Одни из них являлись монархистами, другие придерживались либеральных взглядов, третьи считали себя сторонниками социализма. В наше время историографию царствования Николая II можно разделить на три направления, таких, как и в эмигрантской литературе. Но применительно к постсоветскому периоду нужны и уточнения: современные исследователи, восхваляющие царя, не обязательно являются монархистами, хотя определенная тенденция конечно же присутствует: А. Боханов, О. Платонов, В. Мультатули, М. Назаров.

А. Боханов — крупнейший современный историк по изучению дореволюционной России, положительно оценивает царствование императора Николая II: «В 1913 г. кругом царил мир, порядок, процветание. Россия уверенно шла вперед, беспорядков никаких не случалось. Промышленность работала на полную мощность, сельское хозяйство динамично развивалось, и каждый год приносил все большие урожаи. Росло благосостояние, и покупательная способность населения увеличивалась год от года. Началось перевооружение армии, еще несколько лет — и русская военная мощь станет первой силой в мире» .

Положительно отзывается о последнем царе консервативный историк В. Шамбаров, замечая, что царь был слишком мягок в обращении со своими политическими врагами, которые одновременно были и врагами России: «Россию губили не самодержавный «деспотизм», а наоборот слабость и беззубость власти». Царь слишком часто пытался найти компромисс, договориться с либералами, чтобы не произошло кровопролития между правительством и частью обманутого либералами и социалистами народа. Для этого Николай II увольнял преданных монархии, порядочных, компетентных министров и вместо них назначал или непрофессионалов или тайных врагов самодержавной монархии, или мошенников. .

М. Назаров в своей книге «Вождю третьего Рима» обратил внимание на аспект мирового заговора финансовой элиты для свержения русской монархии… По описанию адмирала А. Бубнова, в Ставке царила атмосфера заговора. В решающий момент в ответ на ловко сформулированный запрос Алексеева об отречении лишь два генерала публично выразили преданность Государю и готовность вести свои войска на усмирение мятежа (генерал Хан Нахичеванский и генерал граф Ф.А. Келлер). Остальные приветствовали отречение, нацепив красные банты. В том числе будущие основатели Белой армии генералы Алексеев и Корнилов (последнему затем выпало объявить царской семье приказ Временного правительства о ее аресте). Великий Князь Кирилл Владимирович также нарушил присягу и 1 марта 1917 года — еще до отречения Царя и как средство давления на него! — снял свою воинскую часть (Гвардейский экипаж) с охраны царской семьи, под красным флагом явился в Государственную Думу, предоставил этому штабу масонской революции своих гвардейцев для охраны арестованных царских министров и выпустил призыв к другим войскам «присоединиться к новому правительству». «Кругом трусость, и измена, и обман», — таковы были последние слова в царском дневнике в ночь отречения .

Представители старой социалистической идеологии, например, А.М. Анфимов и Е.С. Радциг, напротив, негативно оценивают правление последнего русского царя, называя годы царствования цепью преступлений против народа.

Между двумя направлениями – восхваления и чрезмерно резкой, несправедливой критики расположились труды Ананьича Б. В., Н. В. Кузнецова и П. Черкасова.

П. Черкасов придерживается середины в оценке царствования Николая: «Со страниц всех упомянутых в обзоре работ предстает трагическая личность последнего русского царя — человека глубоко порядочного и деликатного до застенчивости, примерного христианина, любящего мужа и отца, верного своему долгу и одновременно ничем не выдающегося государственного деятеля, пленника раз и навсегда усвоенных убеждений в незыблемости завещанного ему предками порядка вещей. Он не был ни деспотом, ни тем более палачом своего народа, как утверждала наша официальная историография, но не был при жизни и святым, как иногда теперь заявляют, хотя мученической смертью он бесспорно искупил все грехи и ошибки своего правления. Драма Николая II как политика — в его заурядности, в несоответствии масштаба личности вызову времени» .

И наконец, есть историки либеральных взглядов, такие как К. Шацилло, А. Уткин. По мнению первого: «Николай II в отличие от своего деда Александра II, не только не давал назревших реформ, но даже если у него их вырывало силой революционное движение, упорно стремился отобрать назад то, что было дано «в минуту колебаний». Все это «вгоняло» страну в новую революцию, делало ее совершенно неизбежной… А. Уткин пошел еще дальше, договорившись до того, что русское правительство было одним из виновников первой мировой войны, желая столкновения с Германией. При этом царская администрация просто не рассчитала силы России: «Преступная гордыня погубила Россию. Ни при каких обстоятельствах ей не следовало вступать в войну с индустриальным чемпионом континента. Россия имела возможность избежать фатального конфликта с Германией».

Смирнов А. В. Россия в годы правления Николая II (1894–1917). Минск, 2010

Николай II Николай Александрович Романов родился 6 мая 1868 г. в день многострадального Иова. Склонный к мистике и фа­тализму, он своим несчастливым днем рождения пытался порой объяснять те многочисленные невзгоды, которые приходилось ему переживать. Николай Александрович получил обычное для цар­ских детей домашнее воспитание и образование. Воспитанием на­следника престола руководил генерал Г. Г. Данилович, директор военной гимназии, имевший прозвище «иезуит». Черты, свойствен­ные ему — умение владеть собой при любых обстоятельствах, внеш­няя невозмутимость, скрытность, хитрость, лукавство, двуличие — он воспитал и у своего подопечного, бывшего, по ряду свидетельств, от рождения открытым и вспыльчивым ребенком. Николая II его современники называли «византийцем», говорили, что он «не лжет и правды не говорит». Он до сих пор остается в какой-то мере чело­веком-загадкой. Безусловно лишь одно: Николай II не был лично­стью харизматической. Не было у него той «божьей благодати», какого-либо физического, умственного или духовного качества, ко­торое выделяло бы его. Он не обладал даже той величественной внешностью, свойственной царствовавшим до него Романовым. Сред­него роста, хрупкого телосложения, внешне неброский, он произво­дил впечатление человека робкого и застенчивого. Нередко Нико­лая II называют безвольным, полностью зависевшим от своего ок-

ружения, что не совсем верно. Воля у него была, но еще более было у него упрямства, качества, свойственного прежде всего консерва­тивным людям, цепляющимся за старое, не желающим считаться с теми изменениями, которые происходят в реальной жизни. Не был Николай II и глупым человеком, тем более неуместно по отноше­нию к нему определение «умственное ничтожество», нередко встре­чающееся в литературе. Но ум у него был скорее обыденный, чем государственный: он не отличался глубиной и гибкостью. Нико­лай II не обладал способностью видеть и оценивать жизнь во всей ее сложности, противоречивости, улавливать взаимосвязь различ­ных событий, предугадывать возможные варианты и последствия их развития.

По разному оценивается и степень его образованности. Сама система его образования была хорошо продуманной. Среднее обра­зование сочетало дисциплины классической гимназии и реального училища. Большое внимание уделялось изучению живых языков:

английского, французского и немецкого. Первыми двумя языками Николай II владел в совершенстве, последним с некоторыми за­труднениями. Высшее образование велось по смешанной програм­ме курсов Академии Генерального штаба и двух университетских факультетов — юридического и экономического. Наследнику престола читали свои курсы известные в то время профессора:

Важнейшие для будущего главы государства науки — госу­дарственное, гражданское и уголовное право — преподавал К. П. По­бедоносцев. Его влияние было наиболее сильным в формировании политического мировоззрения наследника престола, прежде всего с ним советовался Николай II в первое десятилетие своего царство­вания. Взгляды же Победоносцева были крайне консервативными. Ставя под сомнение сам факт общественного прогресса, он опреде­ляющее значение в истории отводил консервативному началу, силе инерции. Западные политические институты он считал неприемле­мыми для России не потому, что Россия для них еще не созрела, а потому, что они, по его мнению, по сути своей были менее эффек­тивными, чем российские. Характеризуя парламентское правление как «великую ложь», Победоносцев был твердо убежден в том, что православная неограниченная самодержавная монархия является для многонациональной России наиболее целесообразной формой государства, единственно способной примирять и сдерживать со­циальные и национальные противоречия и конфликты. Основное условие сохранения существовавшего в Россия государственного строя Победоносцев видел в поддержании страны в «заморожен­ном состоянии» и считал, что даже малейшие попытки ее реформи­рования приведут к тому, что «все рухнет» Привил он своему уче­нику иммунитет и по отношению к общественному мнению. При-

знавая за общественным мнением «страшную власть», способную подрывать существующие учреждения, законы и нравственные идеалы, он в то же время подчеркивал, что печать, создающая это мнение, столь же безответственна, как и парламенты.

Николай II, судя по его дневникам, особого интереса к учению не проявлял, оно для него было делом маетным. Тем не менее все его царствование свидетельствует о том, что те истины, которым учил его Победоносцев, были им хорошо усвоены и стали исходны­ми в его внутренней политике. Впрочем, этим же истинам настав­лял его и отец — Александр III, свято веривший в то, что самодер­жавием созданы величие и историческая индивидуальность России, и завещавший сыну надежно его охранять, предупреждая, что если «рухнет самодержавие, не дай Бог, тогда с ним и Россия рухнет».

Николай II, как и все его предшественники на престоле, был твердо убежден в том, что благо, мир и процветание своему народу можно обеспечить лишь на началах консерватизма, укрепляя прин­ципы политики официальной народности. К тому же он, сравнивая царствование реформатора-деда, закончившееся лично для него трагически, и консерватора-отца, умершего спокойно в кругу семьи и оставившего страну наследнику в состоянии мира и покоя, не мог не сделать вывода, что последствия реформ могут быть небезопас­ными не только для существующего порядка, но и лично для самого реформатора.

Для понимания психологии и политики Николая II нельзя не учитывать и его представления об источнике своей власти. Он ис­кренно верил в то, что при венчании на престол, через помазание, царь получает самодержавную власть от Бога и является ответст­венным за свою деятельность только перед ним. Такое представле­ние о власти усиливало консерватизм его мышления, снижало его способность адекватно реагировать на события в стране, на требо­вания перемен. Эти его качества усугублялись его представления­ми о народе, якобы исконно любящем и почитающем Бога и царя, но искушаемом интеллигенцией, которая враждебна православию и самодержавной власти.

Слово «интеллигенция» раздражало Николая II и он предла­гал даже вычеркнуть его из русского словаря. Спасение от смуты, преграду от разрушительных, в его представлении, идей либера­лизма, демократии, социализма и атеизма Николай II видел в пре­одолении средостения между царем и народом, созданного якобы интеллигенцией и бюрократией, в повышении в народном сознании авторитета религии и самодержавной власти. В этом прежде всего находятся корни тех мистических увлечений, которые свойственны были последней российской царствующей чете. Пребывание во двор­це различного рода юродивых и чудотворцев, среди которых са­мым влиятельным был Г. Е. Распутин, объясняется в значительной мере желанием августейшей четы слышать истинный, незамутнен­ный интеллигентской агитацией и пропагандой «глас народа». Не

случайно и то, что за двадцатилетие царствования Николая II ка­нонизировано святых и установлено празднований угодников было больше, чем за четыре предшествовавших ему царствования. Особо знаменательными для него были торжества летом 1903 г., связан­ные с канонизацией Серафима Саровского. Встреча здесь с много­тысячной толпой паломников, восторженно приветствовавшей цар­ствовавших особ, еще более утвердила их в представлении о суще­ствовании «святой народной Руси», чувствами и мыслями единой со своим государем.

Николай II был личностью крайне противоречивой, как проти­воречива была сама эпоха, переживаемая страной в его царствова­ние. Он не был противником использования для укрепления эконо­мического фундамента своего государства достижений западноев­ропейской науки и техники. Будучи человеком утонченной аристо­кратической культуры, он любил музыку и балет, ценил живопись, хорошо знал историю и литературу. В обыденной жизни не чуж­дался новейших для того времени благ цивилизации: водил авто­мобиль, занимался фотографией, пользовался телеграфом и теле­фоном, играл в теннис, но его политическое мировоззрение в основе своей более соответствовало средневековью, а не началу XX в.

Не любивший резких перемен ни в политике, ни в личной жизни, предпочитавший семейный уют беспокойным государствен­ным делам, Николай II, быть может, был бы неплохим царем в «спокойный» период, не требующий серьезных перемен, активного и энергичного вмешательства в жизнь верховной власти; но он явно не подходил для той бурной эпохи, в которую вступила страна в начале XX в. Те реформы государственного строя, которыми все-таки вынужден был заниматься Николай II, были даны им вопреки своим внутренним убеждениям, под сильным давлением внешних обстоятельств. Потому реформы всегда запаздывали, были непо­следовательными, мало кого удовлетворяли, к тому же они были зыбкими, постоянно сохранялась угроза возврата назад. В итоге не создавались в полной мере необходимые условия для модерниза­ции страны, которая являлась не прихотью интеллигенции, одного какого-либо класса или политической партии, а общенациональной потребностью, порождаемой реально существовавшей угрозой серь­езного отставания страны от быстро развивавшихся западных дер­жав.

Хотя Николай II вступил на престол не в юношеском возрасте, он практически был мало подготовлен к управлению страной. Алек­сандр III, чуть ли не до самой своей смерти считавший Николая еще ребенком, не обременял его государственными делами. Управ­ленческий опыт наследника престола ограничивался в основном посещением заседаний Государственного совета и Комитета мини­стров, а также формальным исполнением обязанностей председа­теля комитетов по борьбе с голодом 1891—1892 гг. и по постройке Транссибирской железной дороги.

Окружение царя. Из-за отсутствия у Николая II должного опыта управления страной, а также из-за свойственных ему таких черт, как нерешительность, боязнь брать на себя ответственность при принятии решений, в начале царствования на него большое влияние оказывало его окружение. «Доминирующим» было влия­ние матери, вдовствующей императрицы Марии Федоровны, на­дежной хранительницы консервативных традиций августейшей семьи. Постоянными советчиками и помощниками молодого царя были также его дяди, великие князья Владимир, Алексей и Сергей Александровичи, старшие по возрасту, занимавшие важные госу­дарственные и военные посты, внешне лощенные, любившие свет­скую жизнь и изящные искусства. Вместе с тем они были по-сол­датски грубы, в политическом отношении крайне консервативны и малокомпетентны в государственных делах. Старший из них, Вла­димир Александрович, командовал гвардией и Петербургским гар­низоном; по своей резкости и грубости он превосходил даже своего брата Александра III, но в то же время являлся президентом Ака­демии художеств, покровительствовал русскому балету, особенно его блистательным гастролям в Париже. Он командовал войсками, расстрелявшими мирное шествие 9 января 1905 г. Алексей Алек­сандрович являлся генерал-адмиралом русского флота, хотя его познания в морском деле едва выходили из эпохи парусного флота. В немалой степени ему обязан российский флот своим катастрофи­ческим поражением от японцев при Цусиме в мае 1905 г. Сергей Александрович, так же как и его братья, не блистал умом, но ко­мандовал элитным лейб-гвардии Преображенским полком, являлся московским генерал-губернатором. Женатый на Елизавете Федо­ровне — сестре императрицы, — он более других великих князей занимался политикой и имел наибольшее влияние на царя, будучи одним из главных вдохновителей его реакционного курса. Сергей Александрович был ответственен за трагедию, происшедшую в Москве на Ходынке в мае 1896 г. при коронации Николая II. Однако влияние дядей на Николая II было преходящим и имело место в основном до 1905 г.: Владимир Александрович и Алексей Алексан­дрович в этом году вынуждены были уйти в отставку, а Сергей Александрович стал жертвой террористического акта эсеров. По­стоянным же, в течение всего царствования Николая II, было влия­ние его жены, императрицы Александры Федоровны.

Императрица Александра Федоровна, урожденная Алиса Вик­тория Елена Луиза Беатриса, принцесса гессен-дармштадтская, до замужества — протестантка, рано лишилась матери и воспитыва­лась бабушкой, английской королевой Викторией. Она получила хорошее образование и была даже удостоена степени доктора фи­лософии. Красивая, но какой-то холодной красотой, обладавшая мужским умом, но в то же время застенчивая и необщительная, не любившая салонных разговоров, предпочитавшая семью светскому обществу, она в немалой степени способствовала отчуждению цар-

ского двора от этого общества. Приняв православие и став россий­ской императрицей, Александра Федоровна более мужа своего уве­ровала в то, что неограниченное самодержавие и православие яв­ляются благом для России и ее народа. Она постоянно напоминала ему, что он — властелин и повелитель России, поставленный все­могущим Богом, и должен быть сильным и твердым, решительно сокрушать своих противников. Под влиянием нараставшей в стра­не смуты и семейной драмы — неизлечимой болезни долгожданно­го наследника престола цесаревича Алексея — она все более впа­дала в неврастению, увлекалась религией и мистикой. Не без осно­ваний ее называли «злым гением царя и России». Таким образом, царское окружение, будучи даже консервативнее, чем сам царь, не могло оказывать на него какого-то свежего влияния. Оно лишь еще более укрепляло его в правоте его консервативной политики.

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *