Как покаяться в совершении аборта

По-человечески говоря, сей грех простить невозможно. И лишь Господь, Которого мы пригвоздили ко Кресту нашими грехами, множественными и страшными, лишь Единый Господь, будучи не только человеком, но и Всемогущим Богом, силен Своею собственной живоносной кровью омыть этот страшный — пожалуй, самый страшный, — грех человеческий. Всякая женщина, которая начала каяться в том, что содеяла по молодости, по слабости своей, по неведению, по насилию сродников, по помрачению души, должна знать, как именно ей каяться в этом грехе, дабы Бог простил его и изгладил, дабы затянулась страшная рваная рана в душе, дабы исходатайствована была нами милость и для убиенных нами детей.
Прежде всего, восчувствовав всю дикость и безбожие содеянного, нужно в мыслях впредь отказаться от подобного греха, от возможности его совершения. Притом подобает осудить именно самое себя, а не обстоятельства, не приговор врачей, не соединенные усилия сродников, толкавших нас на убийство нашего ребенка. Во-вторых, должно полно, с глубоким сокрушением исповедовать содеянный грех, назвав священнику, сколько же нерожденных детей у нас на счету, и каяться даже в выкидышах — этих несчастиях супружеской жизни, которые бывают часто обусловлены либо предшествующими абортами, либо нежеланием сохранять ребенка во чреве. Ибо единый душевный импульс может повести к извержению плода из чрева матери. Покаявшись в этом грехе у креста и Евангелия в православном храме, мы должны получить у священника епитимью, покаянное правило, которое необходимо совершать со всею тщательностью, дабы душа, израненная беззакониями, обрела возможную цельность и чистоту.
И конечно же, каясь в этих смертных грехах, мы не должны допускать уныния и отчаяния до нашего сердца, потому что верен Бог, обещавший простить всякого искренне кающегося пред Ним человека. Нам оставлена надежда, что воскресший из мертвых Господь, победивший диавола и поправший смерть, силен помиловать душу, осуждающую себя здесь, и ввести ее в вечную жизнь. Силен не лишить милости Своей и тех, за кого мы молимся,чью жизнь не сберегли по жестокосердию и помрачению души.

Из проповеди протоиерея Артемия Владимирова
полный текст

Что же делать тем, кому совесть не дает покоя? Как покаяться в грехе аборта?
Во-первых, если человека мучает совесть, значит она у него есть, это уже хорошо. Для покаяния существует исповедь, одно из семи важнейших церковных таинств. В первую очередь нужна исповедь и соответствующая епитимия, назначенная священником. Епитимия, (церковное наказание для исправления человека, даваемое священником) назначается в частном порядке, но полезно знать, что св. Церковь по древним канонам за аборт отлучает от причастия на 10 лет, наравне с убийцами. Конечно, сегодня это правило не применяется, но понимать, что аборт относится к одному из самых тяжких грехов, нужно. Епитимия носит не искупительный, а дисциплинарный характер и сообразуется с духовным и телесным состоянием кающегося, она строго индивидуальна. Епитимия, данная одному, не может быть автоматически перенесена на всех. Имеет значение, возраст, состояние здоровья, степень воцерковленности кающегося и многое другое, включая внешние обстоятельства.

Во-вторых, нужно помнить, что никакой «молитвы от аборта», автоматически снимающей грех, не существует. Даже чинопоследование из требника » Молитва жене, егда извержет младенца» относится только к тому случаю, когда выкидыш произошел невольно, по болезни, неосторожности (например, при поднятии тяжестей), но не к искусственному прерыванию беременности.
Но что еще возможно, кроме исповеди и епитимии, назначенной священником? Здравый смысл подсказывает, что те, кто избавлялись от детей, должны, принеся покаяние, их рожать: «жена (…) спасется через чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием» (1 Тим., 2, 14- 15). К сожалению, этот спасительный и наиболее верный путь для большинства кающихся уже невозможен по возрасту. Но у тех, кто раскаивается в грехе детоубийства, иногда есть взрослые дети, которые должны перестать делать аборты. Хоть поздно, пусть даже во втором поколении, но прервется эта цепочка преемственности греха. Пожилые матери должны использовать все свое влияние, чтобы их дети не убивали, а рожали.
Обычно жизнь людей, погубивших младенцев в утробе, омрачается различными скорбями — одиночество, бездетность, семейные проблемы, трудности с воспитанием детей, иногда их потеря, расстройство душевного и телесного здоровья, бедность и даже нищета. Часто человек не может избавиться от гнетущего чувства зря прожитой жизни. Все скорби могут рассматриваться как епитимия, очищающее наказание за грех, а через терпеливое перенесение этих необходимых скорбей, соединенное с покаянием и сокрушением сердца, приходит прощение.
Но есть еще один способ облегчить свою совесть. Ежедневно в России совершаются тысячи абортов, причем не где-то в отдаленном месте, а рядом с нами: на соседней улице, в соседнем доме, в ближнем подъезде. Многие из тех, кто идут в абортарий, делают это неосознанно. Кто по молодости, по глупости, по незнанию, кто под влиянием стечения сиюминутных обстоятельств, под внешним давлением или даже просто так, потому что посоветовала подружка или родственница. Часто в трудной ситуации рядом не оказывается человека, могущего сказать правду, объяснить в чем дело, оказать моральную, а может быть, и материальную поддержку. Таким человеком можете стать вы. Не надо думать, что нужно многое. Часто бывает достаточно проявить любовь, объяснить и рассказать о возможных необратимых поcледствиях аборта, о том, что это грех. Иногда бывает достаточно подарить человеку пачку пеленок, чтобы остановить от убийства своего ребенка. И дело не только в стоимости самих пеленок, а в живом участии. Представьте себе, как мало нужно, чтобы спасти человеческую жизнь, и не только жизнь этого несчастного ребенка, но всех его будущих детей и внуков. В послании св. апостола Иакова говорится: «обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов» (Иак. 5, 20). И еще: «Спасай взятых на смерть, и неужели откажешься от обреченных на убиение?» (Притч., 24, 11). Очевидно, что тот, кто спасает ребенка от аборта, спасает человеческую жизнь, а значит покрывает и свои грехи. Те, кто в прошлом совершали аборты, вполне могли бы оказывать материальную помощь тем, кто собирается сделать аборт, чтобы остановить их. Причем не формально, а оказать конкретную, ощутимую помощь.

Господь, видя покаяние и плод, достойный покаяния, (Мф 3,8), дела милосердия, спасительное терпение скорбей, силен помиловать любого кающегося грешника.

Священник Максим Обухов

Аборт. Как искупить грех аборта? Как покаяться в грехе аборта?

Аборт это страшный грех. Во-первых, если человека мучает совесть, значит, она у него есть, это уже хорошо. В первую очередь, нужна исповедь и соответствующая епитимья, назначенная священником. Полезно знать, что св. Церковь по древним канонам за аборт отлучает от причастия на 10 лет, наравне с убийцами. Конечно, сегодня это правило не применяется, но понимать, что аборт относится к одному из самых тяжких грехов, нужно. Епитимия носит не искупительный, а дисциплинарный характер, она строго индивидуальна. Имеет значение возраст, состояние здоровья, степень воцерковленности кающегося и мн. др.

Во-вторых, нужно помнить, что никакой «молитвы от аборта», автоматически снимающей грех аборта, не существует. Даже чинопоследование из требника «Молитва жене, егда извержет младенца», относится только к тому случаю, когда выкидыш произошел невольно, по болезни, неосторожности, но не к аборту.

Что еще возможно, кроме исповеди и епитимий, назначенной священником? Здравый смысл подсказывает, что те, кто избавлялись от детей делая аборт, должны, принеся покаяние, их рожать: «жена… спасется через чадородие, если пребудет в вере, и любви, и в святости с целомудрием» (1Тим., 2,14-15). К сожалению, этот спасительный и наиболее верный путь для большинства кающихся уже невозможен по возрасту. Но у тех, кто раскаивается в грехе детоубийства, иногда есть взрослые дети, которые должны перестать делать аборты. Хоть поздно, пусть даже во втором поколении, но прервется эта цепочка преемственности греха.

Обычно жизнь людей, погубивших младенцев в утробе, сделавших аборт, омрачается различными скорбями – это одиночество, бездетность, семейные проблемы, трудности с воспитанием детей, иногда их потеря, расстройство душевного и телесного здоровья, бедность. Все скорби могут рассматриваться как епитимья, а через терпеливое перенесение этих скорбей, соединенное с покаянием и сокрушением сердца, приходит прощение.

Но есть еще один способ облегчить свою совесть. В послании св. апостола Иакова говорится: «обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов» (Иак. 5:20). И еще: «спасай взятых на смерть, и неужели откажешься от обреченных на убиение?» (Притч. 24:11). Очевидно, что тот, кто спасает ребенка от аборта, спасает человеческую жизнь, а значит, покрывает и свои грехи. Те, кто в прошлом совершали аборты, вполне могли бы оказывать материальную помощь тем, кто собирается сделать аборт, чтобы остановить их.

Господь, видя покаяние и плод, достойный покаяния, (Мф. 3:8), дела милосердия, спасительное терпение скорбей, силен помиловать любого кающегося грешника.

Когда совершается аборт, младенец умерщвляется в утробе своей мамы. Под ножом врача-убийцы расчленяется младенческое тельце, еще не успевшее явитьсяна свет Божий. Аборт это грех. Безмолвный крик каждого такого младенчика восходит на небеса и вопиет об отмщении за злодеяние. О каждом человеке у Бога есть замысел, и если Бог посылает жизнь в утробу женщины, то тем самым благословляет земной путь нового человека. И если беременная женщина не желает рожать ребёнка, то становится противницей Бога. Становится на сторону сатаны. Ведь эта женщина и дьявол едины в мыслях, оба хотят, чтобы человек умер без крещения и обращения к Богу. Женщина не имеет права распоряжаться жизнью зачатого ребёночка. Этот не рождённый ребёночек уже ЧЕЛОВЕК! Его жизнь принадлежит Богу, и забрать эту жизнь может только Бог.

Ведь не согласится же она с тем, что насильник-убийца в тёмном переулке имеет право на её жизнь. Так почему же сама уподобляется насильнику и решает, жить или умереть ребёнку? Основанием для аборта не может служить и рекомендация врачей. Ибо пожертвовать собой ради ребёнка, или убить ребёнка, спасая свою жизнь – это не медицинский вопрос, а нравственный. Пусть каждая женщина ответит на вопрос, что важнее, вечная жизнь ребёнка, или её временная жизнь? На страшном суде каждая женщина увидит своих убитых деток, и какие слова она найдёт для них! Если и избавится от зачатого, то никогда не избавится от убитого!

Отойдя от Бога, от веры, надежды и любви, люди, потеряв разум, подпав под власть демонической гордыни, эгоизма, себялюбия, святое супружество, которое даровано нам для продления человеческого рода, превратили в лобное место, в кровавую бойню. И то страшно, что, думая наслаждаться счастьем, радоваться полноте жизни, несостоявшиеся отцы и матери, сговорились и всю свою убийственную злобу обратили на собственную кровиночку. Семья, где совершаются аборты, превращается в шайку разбойников, которые убивают детей и поедают их хлеб. Таких страшных времен не было даже в самые темные и жестокие языческие эпохи.

Супружество с точки зрения разумного человека не удовольствие, не разврат, оно не тешит нашу плоть, но супружество — это подлинное служение, на которое Сам Бог поставляет жениха и невесту. Супружеская любовь не существует сама по себе, она немыслима для христианина вне духовного и душевного единения любящих друг друга мужа и жены. Телесная любовь освящена светом верности Богу, Который сказал: «Жена спасается в браке чадородием, если пребудет в вере Богу, в верности мужу и детей станет воспитывать в заповедях Господних». Телесная любовь выполняет в супружестве задачу созидания. Она дана не сама по себе, а во имя чего-то, во имя кого-то — во имя детей, которые являются чудом Божественной премудрости и благословением Божиим. И как страшно бывает священникам, когда на исповедь приходит женщина и раскрывает эту страшную, кровоточащую и никогда не заживающую язву — исповедуется в убийстве не чужого, а собственного, Богом данного ей ребенка. Руки и сердце такой женщины обагрены кровью, которая вопиет на небо, так же как и кровь Авеля, убитого его родным братом. Большинство из приходящих ныне на исповедь уже задолго до встречи со священником в душе познают ужас содеянного.

Ибо и сама жизнь; и пошатнувшееся телесное здоровье; и всевозможные женские болезни — праведное воздаяние за грех детоубийства; зачастую невозможность уже более рожать здоровых детей; беды, которые случаются с теми детьми, что родились после аборта,- все это в совокупности набатным колоколом бьет в совести матери, понуждая ее как можно скорее открыть язву детоубийства на исповеди. Любой компромисс, который мы будем заключать со своей совестью, больно отзовется в душе, и женщина, которая знает тайну супружества, но не знает его плодов, всегда будет чувствовать расколотость в своем сердце, чувствовать себя недостойной взирать на светлый лик Творца. Через искреннее покаяние женщина должна увидеть в свете Божественной правды всю глубину и размеры содеянного беззакония. Впрочем, не будем винить только жен. Грех аборта — это грех не только женщины.

В грехе аборта в такой же мере повинны и мужчины, от которых были зачаты не рожденные дети. Поэтому всякий христианин, чья супруга или, так сказать, знакомая четвертовали собственное дитя, должен считать себя причастным этому греху, если только он не прилагал всевозможных усилий и словом и делом, дабы предотвратить непоправимое. Прежде всего, восчувствовав всю дикость и безбожие содеянного, нужно в мыслях впредь отказаться от подобного греха, от возможности его совершения. Притом подобает осудить именно самого себя, а не обстоятельства, не приговор врачей, не соединенные усилия сродников, толкавших вас на убийство вашего ребенка. Во-вторых, должно полно, с глубоким сокрушением исповедовать содеянный грех, назвав священнику, сколько же не рожденных детей у нас на счету, и каяться даже в выкидышах — этих несчастиях супружеской жизни, которые бывают часто обусловлены либо предшествующими абортами, либо нежеланием сохранять ребенка во чреве. Ибо единый душевный импульс может привести к извержению плода из чрева матери. Покайтесь в этом грехе, дабы душа, израненная беззакониями, обрела возможную цельность и чистоту.

о. Николай Архангельский

Мы обращаемся к тяжелой теме, и здесь я не хочу повторять многое из того, что уже было написано про аборты, — сейчас есть масса хорошей просветительской литературы. Остановлюсь лишь на описании современной практики пастырского попечения о женщинах, сделавших аборты, т.е убийство собственного дитя. И здесь хотелось бы осветить следующие моменты:

1. Позиция Церкви по вопросу абортов, изложенная в «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви».

2. Практика исповеди и епитимьи согрешивших абортом (с использованием опыта прот. Димитрия Смирнова, прот. Артемия Владимирова, свящ. Максима Обухова, свящ. Павла Гумерова).

3. Церковная икономия в так называемых «тяжелых случаях».

***1. Из «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви».

«С древнейших времен Церковь рассматривает намеренное прерывание беременности (аборт) как тяжкий грех. Канонические правила приравнивают аборт к убийству. В основе такой оценки лежит убежденность в том, что зарождение человеческого существа является даром Божиим, поэтому с момента зачатия всякое посягательство на жизнь будущей человеческой личности преступно.

Помимо этого, аборт представляет собой серьезную угрозу физическому и душевному здоровью матери… Православная Церковь ни при каких обстоятельствах не может дать благословение на производство аборта. Не отвергая женщин, совершивших аборт, Церковь призывает их к покаянию и к преодолению пагубных последствий греха через молитву и несение епитимии с последующим участием в спасительных Таинствах. В случаях, когда существует прямая угроза жизни матери при продолжении беременности, особенно при наличии у нее других детей (т.е. когда есть дети, которые могут остаться без матери, а не потому, что «женщина уже рожала» — иг. Т.), в пастырской практике рекомендуется проявлять снисхождение. Женщина, прервавшая беременность в таких обстоятельствах, не отлучается от евхаристического общения с Церковью, но это общение обусловливается исполнением ею личного покаянного молитвенного правила, которое определяется священником, принимающим исповедь.

Ответственность за грех убийства нерожденного ребенка, наряду с матерью, несет и отец в случае его согласия на производство аборта. Если аборт совершен женой без согласия мужа, это может быть основанием для расторжения брака… Грех ложится и на душу врача, производящего аборт… Врач должен проявлять максимальную ответственность за постановку диагноза, могущего подтолкнуть женщину к прерыванию беременности; при этом верующий медик должен тщательно сопоставлять медицинские показания и веления христианской совести».

2. Практика исповеди и епитимьи согрешивших абортом

Основываясь на практике современных духовников, можно выделить следующие стадии покаяния согрешившей абортом:

1) Прежде всего, поняв и прочувствовав всю тяжесть и греховность содеянного, женщине нужно даже в мыслях впредь отказаться от подобного греха, от возможности его совершения в будущем. При этом в содеянном следует винить саму себя, а не трудные обстоятельства, не вердикты врачей, не дружные усилия родственников, толкавших ее на убийство ребенка.

Надо отметить, что есть немало матерей, считающих, что они имели полное право так поступить, а потому и не испытывающих мук совести. У многих таких женщин совесть сейчас молчит, но она непременно даст о себе знать позднее, когда придут старость, болезни, приблизится смерть. И это будет страшным мучением для них, ведь тогда уже будет поздно жалеть, пытаться что-то сделать, что-то исправить. Для таких женщин пастырское попечение должно выражаться в приведении к покаянию через объяснение всей тяжести греха аборта. И не только в проповедях в храме, но и максимально возможной разъяснительной работе в обществе.

2) Женщина должна полно и с глубоким сокрушением исповедовать содеянный грех, сказав священнику, сколько нерожденных детей было ей убито, и каяться при этом даже в выкидышах — этих несчастиях супружеской жизни, которые, тем не менее, нередко бывают обусловлены либо сделанными ранее абортами, либо нежеланием сохранять ребенка во чреве. И не секрет, что даже один сильный душевный импульс может привести к извержению плода из чрева матери. Кроме того, надо осознать и принести покаяние в покушении на самоубийство и нанесение вреда своему здоровью, потому что аборт часто приводит и к таким последствиям.

Многие женщины, особенно в сельских районах, где священник знает всех лично, по именам, стыдятся признаться в этом страшном грехе, и часто скрывают это преступление перед ним, чем еще больше усугубляют свое сложное душевное состояние, потому что добавляют ко всему прочему кощунственную по сути исповедь. Очень важно понять, что нельзя стыдиться в покаянии, а, напротив, необходимо открыть перед священником свой грех, что нет такого греха в мире, кроме греха против Святого Духа, которого бы Господь не простил. И тогда тяжелейшее состояние страха, стыда, мучений, домыслов, терзавшее женщину до исповеди, покинет ее, и она с радостью примет и выполнит назначенную священником епитимью.

3) Покаявшись в этом грехе у креста и Евангелия, следует получить у священника епитимью, покаянное правило, которое надо совершать со всей тщательностью, чтобы душа, израненная грехами, обрела возможную чистоту и цельность.

Как правило, жизнь людей, погубивших младенцев в утробе, омрачается различными скорбями. Здесь могут быть и одиночество, и бездетность, и семейные проблемы, и трудности с воспитанием детей, иногда даже их потеря, и расстройство душевного и телесного здоровья, и бедность, а, бывает, и нищета. Часто человек не может избавиться от гнетущего ощущения зря прожитой жизни. Все скорби могут рассматриваться как епитимия, очищающее наказание за грех, а через терпеливое перенесение этих необходимых скорбей, соединенное с искренним покаянием и сокрушением сердца, приходит и прощение. При этом было бы неправильно считать, что женщина наказала сама себя и, значит, пусть дальше будет всю жизнь мучиться. Задача пастырского попечения — рекомендовать ей дела покаяния, которые облегчили бы ее совесть и укрепили надежду.

Епитимия кающейся в абортах сейчас назначается в частном порядке, но при этом полезно объяснить, что Святая Церковь по древним канонам за аборт отлучала от Причастия на 10 лет, наравне с убийцами. Да, сегодня это правило не применяется, но необходимо понимать, что аборт — один из самых тяжких грехов. Епитимия носит не искупительный (выполнила — и как будто ничего не было), а дисциплинарно-исправительный характер, и соразмеряется с духовным и телесным состоянием кающейся, при этом бывает строго индивидуальна. Епитимия, данная одной женщине, не может быть автоматически перенесена на всех. В каждом случае учитывается возраст, состояние здоровья, степень воцерковленности кающейся и многое другое, включая и внешние обстоятельства.

При назначении епитимии нужно помнить, что никакой «молитвы от аборта», автоматически снимающей грех, не существует (а ведь порой женщины пытаются оправдывать себя, сообщая, что «на все аборты я молитвы брала»). Чинопоследование из Требника «Молитва жене, егда извержет младенца» относится только к тому случаю, когда выкидыш произошел невольно, по болезни, неосторожности (к примеру, при поднятии тяжестей), но отнюдь не к намеренному искусственному прерыванию беременности. И, разумеется, не могут считаться достаточными для «автоматического искупления» греха раздача какого-то количества комплектов детского белья, детского питания, постановка определенного количества свечей — подобные суеверия имеют активное хождение в обществе.

Надо заметить, что священник не всегда может дать такую строгую епитимию, которая отвечала бы данному греху. Священник оценивает духовное состояние женщины и решает, какую епитимию назначить, исходя из всех условий. Иногда можно спросить женщину, какую епитимию она сама хотела бы для себя. Если женщина желает понести епитимию, которая, по ее мнению, принесла бы пользу или успокоила ее душу, и если это не противоречит канонам Церкви, то священник может ее благословить.

Епитимьи могут быть такими:
— определенное количество поклонов каждый день на протяжении года с молитвой «Господи Иисусе Христе, Сын Божий, помилуй меня грешную»;
— чтение покаянного канона ко Господу Иисусу Христу в течение сорока дней или акафиста для женщин, которые сделали аборт;
— молитвы, читаемые в определенное время, назначаемое священником;
— дополнительный пост в те дни, когда пост не установлен;
— можно читать три раза в день пятидесятый псалом, опять же в течение определенного времени и т. д. Особое внимание надо уделить регулярному чтению Евангелия.

Священник, как духовный врач, может прислушаться к пожеланиям кающейся, назначая епитимью, которую он видит на данное время подходящей.

Самое действенное средство — посещение богослужения, Святой Литургии, на которой женщина может заказывать поминовение, но (увы!) не за своего ребенка, погибшего некрещеным, а за детей других матерей, или же о здравии и благополучном родоразрешении беременных. Если этими молитвами спасется хоть один ребенок, можно надеяться, что Господь не вменит женщине прежнего греха.

4) Что женщина может еще сделать, кроме искренней исповеди и выполнения епитимии, назначенной священником?

Вспомним апостольские слова: «Жена (…) спасется через чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием» (1 Тим. 2, 14-15). Исходя из этого, можно было бы сказать, что те, кто избавлялся от детей, должны, принеся покаяние, их рожать. Но, к сожалению, этот спасительный и наиболее верный путь для большинства из кающихся женщин уже закрыт: либо из-за физиологических возрастных изменений, либо из-за влияния последствий абортов на женский организм. Но бывает, что у тех, кто раскаивается в грехе детоубийства, есть взрослые дети, которые тоже делают аборты. И тогда пожилые матери должны использовать все свое влияние, чтобы их дети не убивали своих детей, а рожали.

Есть и еще один способ облегчить свою совесть. Каждый день в нашей стране убивают несколько тысяч нерожденных младенцев. По молодости, по глупости, по незнанию, находясь в сложной жизненной ситуации, испытывая давление родственников или любимого (!) человека, или потому, что «любовь прошла», а то и просто потому, что кто-то посоветовал… И в этой трудной ситуации рядом очень часто нет человека, который сказал бы правду.

Этот труд — объяснение всей пагубности и последствий аборта — может взять на себя женщина, сама испытавшая тяжесть греха детоубийства. Иногда достаточно проявить человеческое участие, любовь, правдиво рассказать о необратимых последствиях аборта, о том, как может это повлиять на жизнь женщины и взаимоотношения в семье, да и, в конце концов, просто объяснить, что это грех (многие ведь даже этого не понимают!). Бывает, что небольшой материальной помощи, покупки вещей, необходимых к рождению малыша, достаточно, чтобы предотвратить убийство ребенка. И дело здесь не только в стоимости самих пеленок, а в участии, сочувствии, сострадании, в пробуждении в душе женщины радостного ожидания будущего материнства. Подумайте, ведь иногда так легко спасти человеческую жизнь, и не только жизнь этого несчастного ребенка, но всех его будущих детей и внуков! В Послании св. апостола Иакова читаем: «Обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов» (Иак. 5, 20). Приведем и другие слова из Священного Писания: «Спасай взятых на смерть, и неужели откажешься от обреченных на убиение?» (Притч. 24, 11). Понятно, что, спасая нерожденного ребенка от смерти, мы спасаем человеческую жизнь, а значит, покрываем и свои грехи.

Все это относится не только к женщинам. Такую же, равную или даже большую ответственность несет и мужчина, который дал согласие на убийство своего ребенка или настоял на этом. Ему, как и женщине, нужно исповедаться в этом грехе и придерживаться советов, которые даст ему священник на исповеди. Если женщина, сделавшая аборт, не замужем, то ей, кроме сказанного выше, необходимо покаяться на исповеди и в этом. Это касается также и тех, кто живет в так называемом «гражданском браке» (не путать с зарегистрированными в ЗАГСе отношениями). Ведь здесь имеет место нарушение уже двух заповедей: «Не прелюбодействуй» и «Не убей».

Хотелось бы сказать и о тех, кто помогает делать или делает аборты, — о врачах или знахарях, которые уже «наладили конвейер». Если они не покаются и не прекратят эти свои страшные дела, то на Страшном Суде Господь спросит их о каждом убитом ребенке. Этих людей можно отнести к особой категории лиц, с огромным трудом приходящих к покаянию. И если большинство их пациенток, в конце концов, приходит к покаянию, то кающихся и вставших на путь исправления сотрудников абортариев, к сожалению, можно по пальцам пересчитать. Неужели они никогда не содрогались от вида умерщвленных и исторгнутых ими бессловесных младенцев?

3. И, в заключение, хотелось бы поговорить о принципе икономии и так называемых «тяжелых случаях».

Есть ли в ситуации с абортами хоть какая-то возможность для послабления? К примеру, если беременность наступила в результате изнасилования, кровосмешения или имеются патологии плода, наличие противопоказаний для родов? Или если будущая мама сама почти подросток, и «все эти коляски и пеленки» могут стать для нее «обузой» в построении жизненной карьеры? Неужели современная медицина не вправе оказать ей «квалифицированную» помощь в этой проблеме? Вопрос, почти созвучный вопросу классика о счастье на слезинке ребенка. И ответ на него Православие может дать только отрицательный! Пято-Шестой Вселенский Собор однозначно признал аборт убийством, а беременную женщину, согласившуюся на него, и того, кто совершает аборт, убийцами (Правило 91).

Там, где речь идет о человеческой жизни (при условии, что эта жизнь не является прямой угрозой ни для какой другой жизни и/или не подвергается опасности при попытках спасти другую жизнь), никакие действия против этой жизни не могут быть предприняты вне зависимости от того, при каких обстоятельствах произошло зачатие или какой может оказаться жизнь ребенка после рождения.

Несомненно, что даже в случае изнасилования, кровосмешения или «дефектов» плода, понятие икономии не может быть применено для оправдания аборта, так как аборт является нарушением шестой заповеди и заповеди «Возлюби ближнего своего как самого себя», которую Христос назвал второй главной заповедью.

Неродившийся малыш — самый беззащитный из людей, из наших ближних, и у нас нет права убивать его. И мы не можем позволить женщине, тоже нашей ближней, подвергать опасности свое тело и душу, совершая грех аборта. Как бы мы не называли нерожденного малыша -«плод», «эмбрион» — это человеческое существо, созданное по образу и подобию Божиему, с самого начала своей жизни находящегося под защитой Божественной Любви. Ни обстоятельства, при которых он был зачат, ни его физическое и умственное состояние не меняют его достоинства в глазах Божиих, поэтому наша обязанность — защищать его жизнь и его мать от происков лукавого.

С другой стороны, если во время беременности появляется не мнимая, но реальная угроза для жизни женщины, разрешается предпринимать шаги для ее спасения, даже если они могут привести к трагедии — самопроизвольной гибели ребенка внутри материнской утробы.

Нельзя не упомянуть и то, что в женских консультациях нередко уговаривают сделать аборт по медицинским показаниям. Подчас не слушая возражений, выписывают направление на аборт, в том числе на поздних сроках. В качестве «несокрушимых» аргументов начинают говорить о противопоказаниях, страшных патологиях плода и т.д. Что делать православным в таких случаях? Не бояться никаких «страшилок» и не опускать руки, поверив всему, что говорится. Если поставлен неблагоприятный диагноз, нужно приложить все усилия, чтобы все перепроверить, проконсультироваться у других врачей, в крайнем случае — найти деньги, обратиться в платную клинику. Нельзя верить первому встречному. Врачи — тоже люди, они не являются непогрешимыми, вполне могут ошибаться и далеко не всегда — злонамеренно. К примеру, с помощью столь широко распространенной ультразвуковой диагностики очень часто неправильно определяют пол ребенка, да и пользуются этим методом нередко без необходимости и не очень квалифицированно.

Бывает, что в результате некорректных интерпретаций исследований патологию определили, в результате перепроверки диагноз сняли, а будущая мама от услышанного давно уже находится на грани нервного срыва. Надо ли объяснять, насколько это вредно для плода?

Даже если диагноз подтвердился, не стоит преждевременно паниковать. Многие родили не одного ребенка, имея в анамнезе очень серьезные медицинские противопоказания.

Верующим, православным людям, даже при весьма мрачном прогнозе, нет выбора: рожать или не рожать. Если при родах случится самое страшное, такой поступок Господь примет как мученический подвиг.

Большинство женщин делают аборт, «не ведая, что творят». Современные средства массовой информации навязывают нам состояние сна разума и иллюзий. Врачи, направляя на аборт, успокаивают, рассказывают «жизненные истории», называют убийство «чисткой», «прерыванием беременности», «восстановлением менструального цикла» и т.д. Другими словами, делается все, чтобы не называть вещи своими именами. В реальности ни один врач не может верить в то, что «эмбрион является частью тела матери». Все врачи учились в медицинском институте, все они знают, что часть тела никоим образом не может иметь независимую кровеносную систему, кровь которой не смешивается с кровью матери, а иногда бывает и другой группы.

***

Можно пожелать будущим родителям трезво, спокойно, разумно относиться к тому, что навязывают им СМИ, советуют «доброжелатели», друзья/подруги. В сомнительных случаях всегда можно подойти к священнику со своими сомнениями и страхами и получить совет. И, конечно, нельзя забывать о необходимости усиленной молитвы, испрашивании помощи Божией и о благодатной силе церковных Таинств, дающих нам силу справляться со всеми тяжкими испытаниями.

Аборты, как таковые, в древности существовали, поскольку о них говорит Аристотель, Гиппократ, Овидий. Древние израильтяне не жили в вакууме и не могли не знать о существовании аборта. Наверняка они были распространены не только в греко-римской цивилизации, но и среди народов, непосредственно окружавших Палестину. Тем не менее искусственный, преднамеренный, аборт не упоминается в Законе и пророках. Это говорит о том, что древнему еврею не могло даже прийти в голову уничтожать свое потомство таким чудовищным образом. И это даже при том, что иудеи нередко отступали от Бога, предавались идолопоклонству и т.д.

В Библии абсолютно ясно и недвусмысленно прослеживается мысль о том, что жизнь человека начинается не с момента рождения, а с момента зачатия:

«Так говорит Господь, создавший тебя и образовавший тебя, помогающий тебе от утробы матерней» (Ис. 44:2).

«Ибо ты устроил внутренности мои, и соткал меня во чреве матери моей. Славлю Тебя, потому что я дивно устроен. » (Пс.138:13-14).

«Прежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя» (Иер.1:5).

Так, Иоанн Креститель «и Духа Святого исполнился еще от чрева матери своей»(Лк.1:15).
«Господь призвал меня от чрева … И ныне говорит Господь, образовавший меня от чрева в раба Себе.. » (Ис. 49:1-5).

Апостол Павел говорит: «Когда же Бог, избравший меня от утробы матери моей и призвавший благодатию Своею…» (Гал.1:15).

«Не Он ли, Который создал меня во чреве, создал и его, и равно образовал нас в утробе ?» (Иов. 31:15).

Исааку наречено имя прежде его зачатия: «Бог же сказал : именно Сарра, жена твоя, родит тебе сына, и ты наречешь ему имя: Исаак; и поставлю завет Мой с ним заветом вечным потомству его после него»(Быт.17:19).

Иоанну Крестителю было дано имя прежде рождения (Лк.1:13). Он еще во чреве матери своей взыграл приветствуя только на днях зачавшегося от Духа Святого Богомладенца во чреве Пресвятой Богородицы. Он уже проявляет свое ведение, сознание и личность, хотя ему еще 6 месяцев во утробе матери!

Во время Благовещения ангел Господень нарекает имя Богомладенцу прежде его зачатия от Духа Святаго: » И вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус» (Лк.1:31).

Нет никакого сомнения, что Библия ясно говорит о том, что жизнь человека начинается с момента зачатия и, следовательно, аборт, на каком бы сроке он не производился, является убийством.

Заповедь «Не убивай» (Втор. 5:17) вне всякого сомнения относится и к нерожденным детям.

«Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца; а вы знаете, что никакой человекоубийца не имеет жизни вечной, в нем пребывающей» (1 Ин.3:15).

«Если кто ударит кого железным орудием так, что тот умрет, то он убийца: убийцу должно предать смерти» (Числ. 35:16).

«Человек по злобе своей убивает, но не может возвратить исшедшего духа и не может призвать взятой души. А Твоей руки невозможно избежать» (Прем. 16:14-15).

«Заблуждающихся Ты мало-помалу обличаешь и, напоминая им, в чем они согрешают, вразумляешь, чтобы они, отступив от зла, уверовали в Тебя, Господи. Так, возгнушавшись древними обитателями святой земли Твоей, совершавшими ненавистные дела волхвований и нечестивые жертвоприношения, и безжалостными убийцами детей, и на жертвенных пирах пожиравшими внутренности человеческой плоти и крови в тайных собраниях, и родителями, убивавшими беспомощные души, — Ты восхотел погубить их руками отцов наших» (Прем. 12:2-6).

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *