Известный религиовед, профессор о Свидетелях Иеговы

Николай Семёнович Гордиенко — советский и российский религиовед.
— Доктор философских наук, профессор
— Действительный член Международной академии информатизации
— Председатель Санкт-Петербургского городского отделения Российского
объединения исследователей религии («РОИР»)
— Почетный председатель Научно-методического совета по религиоведению
Санкт-Петербургской городской и Ленинградской областной организаций
общества «Знание» РФ
— Председатель университетского Совета по направлению «Человек, среда, общество»
— Почетный профессор Российского государственного педагогического университета
им. А.И. Герцена
— Член трех докторских диссертационных советов
— Автор около 300 научных работ (стаж религиоведческой и научно-исследовательской
деятельности свыше 50 лет)

  • «Свидетели Иеговы – лояльные граждане России, которым органически присуще законопослушание, повиновение властям, высокая нравственность, здоровый образ жизни, что отвечает коренным интересам личности и общества. Они культивируют доброжелательное отношение не только к единоверцам, но и к остальным согражданам… Таким образом, объединение Свидетелей Иеговы – нормальная религиозная организация, и относиться к ней следует так же терпимо, в духе конституционных гарантий свободы совести, как и к другим конфессиям и деноминациям, легально существующим в России и действующим в рамках Конституции Российской Федерации» («Российские Свидетели Иеговы: история и современность»)
  • «Взгляды, проповедуемые членами религиозной организации «Свидетели Иеговы», исключают какие-либо аморальные, противоправные и тем более насильственные действия против любых социальных групп. Скорее эти взгляды могут привести к желанию быть терпимым к другим людям, независимо от социальной, расовой, национальной и религиозной принадлежности» («Экспертное заключение…», стр. 17)
  • «В… идеях и принципах вероучения Свидетелей Иеговы нет ничего такого, что можно было бы охарактеризовать как предосудительное с религиоведческой точки зрения. Налицо обычная религиозная система восприятия мира, имеющая… свою специфику, но не содержащая в себе ничего асоциального или аморального» («Религиоведческий анализ…»)

19 февраля – профессиональный праздник религиоведов!

19 февраля российское сообщество религиоведов отмечает свой профессиональный праздник. Ниже приводится интервью с доктором исторических наук, профессором, заведующим лабораторией этнокультурных и религиоведческих исследований Петром Константиновичем Дашковским, который подробно рассказал о данном празднике и современных тенденциях в религиоведении.

– Петр Константинович, расскажите, как появился профессиональный праздник религиоведа?

– Традиция празднования Дня религиоведа в России возникла совсем недавно – в 2010 году. Дело в том, что долгое время у религиоведов не было своего профессионального праздника. Для того чтобы как-то этот вопрос разрешить, мы связались с Ассоциацией религиоведов России и коллегами из МГУ им М.В. Ломоносова и сообща решили выбрать из истории нашей науки день, который бы как раз можно считать условной начальной датой формирования религиоведения как науки. И вот, в качестве такой даты было выбрано 19 февраля. Дело в том, что 19 февраля 1878 года известный ученый М. Мюллер прочитал одну из первых лекций по истории религии. К тому же именно во второй половине XIX века произошло оформление религиоведения как самостоятельной науки, объединяющей в себе данные истории, философии, археологии, этнографии, фольклористики, филологии, социологии, психологии и некоторых других наук.

– Скажите насколько сейчас в России распространено религиоведческое образование и в чем его особенность?

– Религиоведение как наука и образовательная программа появилась в России еще в XIX веке. Именно тогда были заложены основы для развития таких направлений, как история религии, философия религии, социология религии, психология религии, а все вместе это и есть религиоведение. Много важных открытий в области религиоведения было сделано, как ни странно, в советский период. Тогда, правда, вместо термина «религиоведение», как правило, использовалось понятие «научный атеизм». Однако именно во второй половине XX века сложились крупнейшие отечественные научные школы в области исламоведения, библиистики, буддологии, индологии, истории христианства, исследования первобытных и традиционных верований и ряд других направлений. В 90-е годы прошлого столетия религиоведение наряду с другими направлениями заняло в нашей науке и образовании самостоятельное место, и, как следствие, стали в разных вузах открываться профильные кафедры. Однако за последние несколько лет произошло существенное сокращение бюджетных мест по гуманитарным и социальным направлениям подготовки в стране. Естественно, это коснулось и такого направления как религиоведение. В результате по стране прошел процесс реорганизаций кафедр религиоведения, который вылился либо в их закрытие, либо в создание более общих кафедр, например кафедры религиоведения и философии (Владимирский государственный университет), религиоведения и истории (Амурский государственный университет), политологии, социологии и религиоведения и т.д. Три года назад могло показаться, что религиоведение останется только в МГУ и СПбГУ. У нас в университете последние 2 года велась подготовка в рамках госзадания только магистров-религиоведов по программе «Государственно-конфессиональная политика и этнорелигиозные процессы. Но с этого года возобновлен набор и в бакалавриат по религиоведнию, на который Минобрнауки РФ выделило 10 бюджетных мест, а на магистратуру – 9 мест. Бюджетные места на данное направление получили и ряд других вузов России. И это, конечно, неслучайно. Потребность в специалистах с такими профессиональными компетенциями постоянно возрастает в поликонфессиональной России, в которой этнические и религиозные процессы очень сильно переплетены. Особенно это касается сферы взаимодействия органов государственной власти и силовых структур с религиозными организациями и диаспорами. Кроме того, события на Ближнем Востоке, связанные с деятельностью ИГИЛ и других экстремистских организаций, показывают необходимость более активного противодействия экстремисткой и террористической угрозам, а без соответствующей подготовки здесь опять же не обойтись. Отмечу также, что в нашем университете направление «религиоведение», наряду со специальностями «международные отношения», «зарубежное регионоведение», «политология», «регионоведение России», включено в программу развития Азиатского экспертно-аналитического центра этнологии и международного образовательного сотрудничества. Это открывает новые возможности для подготовки будущих религиоведов, в том числе дает возможность прохождения международных стажировок, проведения научных исследований и т.д. Буквально недавно с очередной стажировки вернулась моя магистрантка Наталья Дворянчикова, которая проходила полугодовую языковую стажировку в Северо-Восточном университете г. Шэньян. В прошлом году в этом университете обучались религиоведы-бакалавры Валентина Туманова и Екатерина Ртищева.

– С образовательной стороной ситуация понятна, а какие современные тенденции можно отметить в области религиоведения как науки?

– Дело в том, что сейчас религиоведение в какой-то степени возвращается к истокам своего формирования. Я имею в виду то, что когда во второй половине XIX века шло становление религиоведения как самостоятельной научной дисциплины, то она формировалась именно как междисциплинарная область знания. В своей основе религиоведение аккамулировало данные разных наук – истории, этнографии, археологии, филологии, языкознания, социологии, психологии, географии, антропологии. В результате такого подхода удавалось достаточно полно изучать разные религии или отдельные религиозные явления. В последующем оформилось несколько крупных направлений – история религии, социология религии, психология религии, философия религии. Такая дифференциация научных направлений тоже имела значимость на определенном этапе развития науки. Однако, в последние годы, кроме сохранения традиционных направлений религиоведения, вновь возрастает именно междисциплинарность в религиоведческих исследованиях, особенно при изучении истории конкретных религий или отдельных религиозных явлений, например, погребально-поминальной обрядности, культовых сооружений (святилищ, храмов) и др. В этой связи вполне закономерно, что с 2012 года стали проходить Всероссийские конгрессы под общим названием «Религия в век науки». В рамках конгрессов как раз демонстрируется все многообразие научных подходов к изучению религиозных феноменов. Уже состоялось 2 конгресса в Санкт-Петербурге и Москве, а в этом году мероприятие пройдет во Владимире.Активно проводятся междисциплинарные исследования в рамках интеграции истории, археологии, этнографии, политологии, языкознания и др. Кроме того, в религиоведении, как и в других науках, сейчас широко используются и компьютерные технологии (подготовка баз данных, моделирование и др.), и даже методы естественных наук. Например, при изучении планиграфии, топографии и архитектуры культовых сооружений не обойтись без знаний в области математики, геометрии, астрономии и др. Для установления датировки религиозных объектов и ритуальных предметов применяются радиоуглеродный, дендрохронологический и другие методы. Радиоуглеродный метод используется иногда и для установления датировки религиозных реликвий, в частности – знаменитой Туринской плащаницы. Конечно, результаты таких исследований могут не всегда полностью удовлетворять ученых или верующих, но в целом важен сам факт возможности проведения подобных изысканий. Более того, стоит отметить, что сейчас диалог между наукой и религией в последнее время становится все более конструктивным. Религиозные организации часто способствуют проведению целенаправленных научных исследований. Так, Русская православная церковь содействует развитию русской церковной археологии и библейской археологии, подчеркивая важность исследований в этих областях. Можно привести еще много подобных примеров.

– Насколько религиоведческое образование может иметь прикладной характер?

– Я уже говорил, что важным прикладным аспектом религиоведческого образования является подготовка специалистов в области этнических и религиозных процессов для органов государственной власти, силовых структур. Некоторые наши выпускники как раз работают в соответствующих компетентных органах. Важно отметить, что отмечается тенденция на возрастание количества обращений органов власти, силовых структур и религиозных организаций для проведения конкретных религиоведческих экспертиз, а также участие религиоведов в работе различных экспертных советов. О значимости этнорелигиозных процессов в стране свидетельствует и то, что в прошлом году по инициативе президента РФ создано Федеральное агентство по делам национальностей, которое курирует данную проблематику. Кроме того, в последние годы активно развивается религиозный туризм. Например, наша выпускница Настя Билида организовала свою туристическую фирму и работает в области как раз религиозного туризма, в том числе с ориентацией на Китай.
Важной областью остается освещение национальных вопросов в журналистике, экспертно-аналитической деятельности и, конечно, преподавании. Неслучайно в школах введен предмет «Основы религиозных культур и светской этики», который должны вести специалисты с соответствующей подготовкой.

– Петр Константинович! Мы благодарим вас за беседу и желаем успехов в развитии религиоведческих исследований и в образовательном процессе!

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *