Мультфильм Гофманиада смотреть онлайн

Эрнст, юрист и молодой музыкант, в будущем – знаменитый немецкий писатель-романтик Эрнст Теодор Амадей Гофман. В своем воображении Эрнст порой превращается в прекрасного юношу Ансельма. Ансельм пылко влюблен в волшебную девушку-змейку Серпентину, дочь доброго волшебника, архивариуса Линдгорста. Саламандр Линдгорст, тайный королевский архивариус, изгнанный из Атлантиды.

Эрнст видит во сне чудесную птицу в образе человека с гордым профилем. Это Саламандр Линдгорст, волшебник и покровитель Эрнста, отец прекрасной Серпентины. Но судьбе было угодно испытывать сердце Эрнста нежной привязанностью к трем юным девам.

Эрнст живет на мансарде. Днем он служит в канцелярии, зато ночью – целиком во власти своих видений. Засыпая, Эрнст видит таинственную Атлантиду, свою поэтическую мечту, и себя в образе Ансельма.

Гуляя по берегу Эльбы, Ансельм усаживается под кустом бузины почитать книгу. На ветвях бузины он замечает трех прелестных змеек и влюбляется в одну из них. Саламандр Линдгорст велит своим дочерям отправляться домой. Ансельм признается архивариусу, что влюбился. Линдгорст говорит, что избранница юноши – его младшая дочь Серпентина. Архивариус предлагает Ансельму поработать на него, так юноша сможет видеть его дочерей довольно часто. Ансельм согласен.

Утром Эрнст отправляется на работу в канцелярию. По дороге он случайно опрокидывает корзину с яблоками злобной торговки. Та оборачивается ведьмой и сыплет проклятьями. Она кричит вслед Эрнсту: «Попадешь под стекло, под стекло!» Эрнсту это зловещее предсказание не дает покоя. Оно пробудило в нем страхи далекого детства, когда его по ночам часто мучил и преследовал неведомый оборотень.

Маленький Эрнст поздно вечером в саду срывает с дерева яблоко, хочет откусить от него кусочек. Из яблока появляется червь, увеличивается до угрожающих размеров, превращается в страшного человека, который требует, чтобы мальчик отдал свои ему свои глазки. Эрнст отказывается, оборотень швыряет ему в глаза пригоршни песка. Мальчик в ужасе бежит прочь, забегает в свою спальню и прячется под одеялом. Он спрашивает у няни: «Кто это был?» Та отвечает, что это Песочный человек. Этот злодей приходит к детям, когда те упрямятся и не хотят спать. Песочник швыряет детям в глаза пригоршни песка, а потом кладет непослушных ребят в мешок и относит на Луну, на прокорм свои детушкам, что сидят там в гнезде. Но няня говорит, что Эрнст может спать спокойно, ведь он послушный мальчик. Ночью Эрнст слышит чьи-то тяжелые шаги. Он встает с постели и на цыпочках крадется по коридору. Мальчик видит страшного Песочника. Потом он узнает в позднем визитере адвоката Коппелиуса, который часто обедает с его отцом. Он всегда повергает Эрнста в ужас, особенно мальчику ненавистны его косматые, узловатые ручищи. В сознании мальчика адвокат и придуманное чудовище – одно и то же лицо.

Эрнст шпионит за Песочником. Мальчику любопытно узнать, что связывает это страшилище с его любимым отцом, и почему после визитов адвоката по дому разносится какой-то странно пахнущий чад. Эрнст наблюдает, как в сарае Песочный человек и его отец проводят таинственные опыты. Песочник замечает Эрнста, он приближается к мальчику с раскаленными щипцами, которыми хочет вырвать его глаза. Отец умоляет пощадить ребенка, предлагает взамен забрать его глаза. Прощаясь,Коппелиус произносит зловещее пророчество, что Эрнст усвоит урок, хорошенько выплакав за свою нелегкую жизнь оставленные ему глаза.

Взрослый Эрнст посыпается утром, пытается стряхнуть с себя остатки ночного кошмара. Он разговаривает со Щелкунчиком, прижимает его к груди. К Эрнсту приходит жена консула фрау Марк со своей дочерью Вероникой. Молодой человек дает девушке уроки вокала, аккомпанируя ей на рояле. Музыка уносит юношу в мир фантазий, он грезит о Серпентине. Внезапно крышка рояля падает на пальцы Эрнсту. Фрау Марк заявляет, что им с Вероникой пора уходить. Жена консула приглашает бедного юношу на музыкальный вечер, который вскоре состоится в ее салоне. После ухода дам Эрнст метлой изгоняет из рояля мерзкого Песочника. Потом Эрнст принимается сочинять музыку.

В канцелярии служащие смеются над Эрнстом, который воображает себя капельмейстером. Тот снова принимается за бумажную работу. Эрнсту невыносима мысль, что ему всю жизнь придется просидеть среди этих канцелярских крыс. Ему опять мерещится ведьма. Рабочий день заканчивается. Эрнст отправляется в кабачок. За соседним столиком мерзко хохочет компания, во главе которой человек с лошадиным лицом. Эрнст погружается в свои грезы, продолжает сочинять музыку. Он кружится в танце. Человек с лошадиным лицом его передразнивает и громко ржет. В своих мечтах Эрнст превращается в Ансельма, который вместе с Серпентиной исполняет танец в чудесном подводном царстве. Эрнстслышит, как кто-то задает вопрос: вы не забыли, что приглашенысегодня на музыкальный вечер?

Эрнст приходит в салон фрау Марк. Хозяйка представляет ему человека с лошадиным лицом. Это мистер Греппи, он приехал из Гамбурга, где вместе с отцом сенатором успешно ведет банкирский дом «Греппи и сын». Эрнсту дурно, ему кажется, что Греппи откусывает не кусок окорока, а грызет скрипку. К молодому человеку подходит Вероника. Эрнст говорит девушке, что пишет оперу «Ундина», про дочь водного царя. Вероника хочет петь в этой опере. Эрнст обещает, что та непременно станет Ундиной. Девушка явно проявляет благосклонность к Эрнсту, они вместе танцуют. Но это лишь фантазии молодого музыканта. В реальности Эрнст кружится в одиночестве, окружающим он кажется сумасшедшим. Вероника предпочла бедному юноше Греппи. Эрнст сбегает, ему отвратительно это мещанское «чайное» общество.

Эрнст снова сидит в кабачке. У него возникает желание стать воплощением уродства, раз уж он не может привлечь девушку своей внешностью. Но потом он приходит к другому выводу: он художник, и поэтому, нанося визиты, может не брать свое тело с собой, а оставлять его дома.

Эрнст выглядывает из окна своей мансарды. По улице идет измученная женщина с вязанкой хвороста. Рядом с ней беснуется уродливый непослушный ребенок, он кривляется, издает нечленораздельные звуки. Прохожие над ним насмехаются. К женщине подходит пастор. Священнику ребенок почему-то кажется премиленьким мальчиком. Как зовут эту чудную крошку? Крошка Цахес. Пастор просит женщину отдать малыша ему на попечение и воспитание. Та, не веря своему избавлению от такой обузы, соглашается. Священник утверждает, что мальчика ждет блестящее будущее, он станет начальником канцелярии.

Эрнсту доставляют письмо. Ему поступило предложение занять должность капельмейстера в городском театре. Эрнст счастлив. Он хватает папку с недописанной оперой и мчится в театр. За ним следует мрачная фигура в черном плаще. Неужели опять Песочный человек? Каппелиус! Адвокат стучится в дом профессора Паульмана. Тот впускает его внутрь. Паульман показывает Каппелиусу свое детище, которое он назвал Олимпия. Это сложный часовой механизм, Паульман работал над ним двадцать лет. Каппелиуса это не интересует. Он утверждает, что их задача – завладеть чистой душой Ансельма. Только она сумеет одолеть магию Саламандра Линдгорста. Песочник принес своему сообщнику ящик с детскими глазами. Они с часовщиком затевают что-то недоброе.

Эрнст приходит в театр. Зрительный зал пуст. Эрнст садится в кресло и начинает фантазировать. На сцене появляется девочка Мария, которая спасается бегством от мышей. Ей на помощь приходит храбрый Щелкунчик, который вступает с бой с Мышиным Королем.

Паульман говорит Каппелиусу, что его Олимпия немногословна, но взор глаз, добытых Песочником, воспламенит Ансельма, зажжет любовным желанием. И он позабудет Серпентину.

Эрнст мечтает, что в театре поставят его подводную оперу «Ундина». К действительности молодого человека возвращает директор театра: что вы здесь делаете? Я ваш новый капельмейстер. Я написал оперу «Ундина» и сам хочу дирижировать. Вы?! Да вас же не будет видно из оркестровой ямы! Оскорбленный Эрнст призывает магистра Дроссельмейера. От взмаха его волшебного плаща Эрнст начинает стремительно расти и становится великаном. Директор театра превращается в крысу и в ужасе убегает.

Закончив творить свои темные дела, Каппелиус и Паульман поднимаются в кабинет профессора. Адвокат обращает внимание на занятную вещицу. Паульман поясняет: это подзорная труба с особым оптическим эффектом, она выдает желаемое за действительное. Каппелиус забирает ее.

Эрнст из своей мансарды видит в окне дома напротив таинственную незнакомку. Как следует рассмотреть ее он не успевает, поскольку торопится на службу. В канцелярию наносит визит высокопоставленный чиновник. Он доволен работой, которую выполняет Эрнст. Чиновник жалует ему награду – Орден Зелено-пятнистого тигра. Но в результате орден оказывается на шее начальника канцелярии – уродливого карлика Циннобера.

Эрнст заходит в кабачок, подсаживается за столик к бюргерам. Те угощают его выпивкой, интересуются, чем тот опечален. Эрнст утверждает, что в последнее время ему чудится какая-то галиматья. Можно ли человека запихнуть в стекло? Бюргеры хохочут. Эрнст говорит, что он предпочитает изобретательную ложь занудной правде. Он начинает рассказывать восточную сказку. Представьте себе пышное шествие. На двенадцати белых, как снег, единорогах с золотыми копытцами восседают существа в алых атласных таларах. Они дудят в серебряные трубы, бьют в цимбалы и барабаны. За этими музыкантами – два гигантских страуса тянут сверкающий золотом тюльпан. В нем сидит маленький старичок с длинной седой бородой, на его голове вместо шапочки красуется серебряная воронка. Старичок читает большую книгу. За ними идут десять причудливо одетых мавров… В это время трактирщик выглядывает в окно: смотрите, они идут! Все выбегают наружу. По улицам шествует процессия, в точности такая, как описал Эрнст.

Каппелиус прокрадывается на мансарду к Эрнсту. Пока тот увлечен рисованием единорогов, Каппелиус подменяет его подзорную трубу на ту, что он взял у Паульмана. Эрнст снова замечает в окне напротив прекрасную незнакомку. Он рассматривает ее через подзорную трубу. Эрнст превращается в Ансельма. Он гадает: это не она ли мне явилась возле бузины?Эрнсту снова всюду начинает мерещиться ведьма с ее проклятием про стекло.Эрнст прогоняет ведьму прочь, чтобы та не помешала визиту Ансельма к Линдгорсту. Саламандер утверждает, что ведьма давно строит ему разные козни, потом он провожает Ансельма к его рабочему месту. Юноша принимается за выполнение данного ему задания.

Появляется Серпентина. Она рассказывает про своего отца. Тот происходит из чудесного племени саламандр. Он жил в волшебной стране Атлантида, где правил могучий Князь Фосфор, которому служили духи всех стихий. Однажды юный Саламандер в чашечке цветка увидел змейку. Царь духов не позволил Саламандеру жениться на любимой. Но отец забыл, что страсть его сжигает, и своим огнем сжег возлюбленную. Ансельм утверждает, что у них с Серпентиной все будет по-другому, ведь его любовь подобна легкому ветерку. Девушка-змейка говорит, что с ее отца будет снято злое заклятье, как только она найдет себе возлюбленного с наивной и чистой душой. Ансельм клянется Серпентине в вечной любви.

Возвращается Саламандер. Он доволен выполненной юношей работой. Саламандер говорит, что его младшая дочь любит Ансельма, и тот должен оставаться ей верен. Тогда он узнает тайну золотого горшка, и они с Серпентиной будут счастливы навеки.

Эрнст у себя в мансарде опять видит прекрасную незнакомку. Какая-то непреодолимая сила тянет его к ней. Его зовет профессор Паульман. Эрнст спускается вниз. Профессор представляет юноше свою дочь Олимпию. Это та самая прекрасная незнакомка. Она ничего не говорит, а только вздыхает. Паульман предлагает всем вместе совершить водную прогулку. Эрнст не в силах отказаться. Все вместе они усаживаются в лодку. Эрнст не может отвести глаз от Олимпии. Внезапно он слышит голоса сестер-змеек. Юноша уже готов броситься в воду, но профессор его удерживает. После прогулки Паульман уговаривает Эрнста зайти к нему в гости, пропустить по стаканчику пунша. Опоенный зельем, Эрнст весь вечер танцует с Олимпией, объясняется ей в любви. Но потом он случайно натыкается на столик, роняет чемоданчик Каппелиуса, оттуда выкатываются глаза, они попадают под ноги Олимпии. Она падает на пол. Профессор хватает Олимпию и тащит ее в подвал. Эрнст устремляется следом. От видит, как Каппелиус и Паульман ругаются и тянут Олимпию в разные стороны. Та разваливается на две части. Это механическая кукла. Эрнст в ужасе убегает.

Юноша переживает, что предал свою возлюбленную Серпентину. В следующий свой визит к Саламандеру Ансельм совершает непростительную ошибку: он ставит кляксу на оригинале манускрипта, которой ему поручили переписывать. Появляются демоны и заточают Ансельма в стеклянную бутылку, из которой невозможно выбраться. Рядом на полке он видит своих товарищей по несчастью, обращается к ним со словами сочувствия. А в ответ слышит: вы бредете, господин, никто не помешает нам каждый день ходить в трактиры, наслаждаться крепким пивом, посещать веселые места, глазеть на девчонок. Все находящиеся в бутылках бюргеры чувствуют себя прекрасно.

Вокруг бутылки Ансельма порхает Серпентина: люби, верь, надейся… Образ возлюбленной растворяется в воздухе. Над Ансельмом хохочет ведьма: вот ты и попал в стекло, сиди тут и пропадай. Она крадет золотой горшок и пытается скрыться. Ей дорогу преграждает Саламандер. Добрый волшебник превращает злую ведьму в гнилую свеклу. Он освобождает Ансельма, который успел горько раскаяться в содеянном. Ансельм и Серпентина заключают друг друга в объятья. Лингорст советует юноше взяться за перо и описать все, что с ним происходило.

Уже немолодой Эрнст сидит за письменным столом в своей промерзлой мансарде. Он кутается в халат, согревает руки теплом собственного дыхания и рассуждает о том, как глубоко он чувствует блаженство Ансельма, который воссоединился с прелестной Серпентиной, переселился в таинственную Атлантиду – чудесное царство, по которому так давно тосковал. По ноге писателя пробегает крыса. Эрнст мучается, пересматривая те одиннадцать глав, которые благополучно закончил. Ему кажется, что он не сумеет написать заключительную двенадцатую главу книги. На стол забирается Мышиный Король, начинает грызть рукопись: фу, текст невкусный! Мышиного Короля атакует отважный Щелкунчик. Войско Мышиного Короля окружает Щелкунчика. К Эрнсту приходит посланник Саламандера – обернувшийся маленьким носатым человечком попугай. С кличем «наших бьют!» он приходит на выручку Щелкунчику. Вместе они побеждают Мышиного Короля (он же – бывший Крошка Цахес, начальник канцелярии Циннобер). Тот тонет в ночном горшке. Попугай вручает Эрнсту письмо от тайного королевского архивариуса. Как и обещалСаламандер, Эрнст Теодор Амадей Гофман стал знаменитым писателем. В одиннадцати главах он описал судьбы любимого зятяСаламандера, бывшего студента, а в настоящее время поэта Ансельма. Теперь Линдгорст советует Эрнсту описать в заключительной главе жизнь Ансельма и Серпентины в Атлантиде.

Попугай улетает, выпорхнув в окно. Эрнст задувает свечу на столе. Он оказывается во владениях Саламандера. Тот угощает его зажженным араком. Пока писатель будет трудиться над последней главой, добрый волшебник намерен купаться в бокале с горящим напитком. Воображение переносит Эрнста в волшебную страну Атлантиду, где Ансельм и Серпентина обрели вечное блаженство. Эрнст сетует на то, что он сам вскоре должен будет вернуться в мансарду, а его разум снова окажется во власти жалкого убожества скудной жизни. Его утешает Саламандер. Разве вы сами только что не были в Атлантиде? Разве не владеете всеми ее прелестями как поэтической собственностью вашего ума? Ведь это ничто иное, как жизнь в поэзии! Перед писателем появляются все придуманные им сказочные персонажи. Они поют Гофману песню, прославляющую его талант, устраивают театрализованное представление.

Да здравствует волшебный, потаенный, единственный и странный мир кулис! Зритель будет восхищаться, добрый вызовет восторг. Зритель будет возмущаться тем, кто злобен и жесток. Нам плохим и нам хорошим, как закончится игра, зал захлопает в ладоши крикнет: Гофману – ура!

Эрнст Т. А. Гофман (E. T. A. Hoffmann)

Литературная жизнь Эрнста Теодора Амадея Гофмана (Ernst Theodor Amadeus Hoffmann) была короткой: в 1814 году вышла в свет первая книга его рассказов — «Фантазии в манере Калло», восторженно встреченная немецкой читающей публикой, а в 1822 году писателя, давно страдавшего тяжелой болезнью, не стало. К этому времени Гофмана читали и почитали уже не только в Германии; в 20 — 30-х годах его новеллы, сказки, романы переводились во Франции, в Англии; в 1822 году журнал «Библиотека для чтения» опубликовал на русском языке новеллу Гофмана «Девица Скудери». Посмертная слава этого замечательного писателя надолго пережила его самого, и хотя в ней наблюдались периоды спада (особенно на родине Гофмана, в Германии), в наши дни, через сто шестьдесят лет после его смерти, волна интереса к Гофману поднялась снова, он снова стал одним из самых читаемых немецких авторов XIX века, его сочинения издаются и переиздаются, а научная гофманиана пополняется новыми трудами. Такого поистине мирового признания не удостоился ни один из немецких писателей-романтиков, к числу которых принадлежал и Гофман.

История жизни Гофмана — это история непрестанной борьбы за кусок хлеба, за обретение себя в искусстве, за свое достоинство человека и художника. Отзвуками этой борьбы полны его произведения.

Эрнст Теодор Вильгельм Гофман, сменивший впоследствии свое третье имя на Амадей, в честь любимого композитора Моцарта, родился в 1776 году в Кенигсберге, в семье адвоката. Родители его разошлись, когда ему шел третий год. Гофман рос в семье матери, опекаемый дядей, Отто Вильгельмом Дёрфером, тоже адвокатом. В доме Дёрферов все понемногу музицировали, учить музыке стали и Гофмана, для чего пригласили соборного органиста Подбельского. Мальчик выказал незаурядные способности и вскоре начал сочинять небольшие музыкальные пьесы; обучался он и рисованию, и также не без успеха. Однако при явной склонности юного Гофмана к искусству семья, где все мужчины были юристами, заранее избрала для него ту же профессию. В школе, а затем и в университете, куда Гофман поступил в 1792 году, он сдружился с Теодором Гиппелем, племянником известного тогда писателя-юмориста Теодора Готлиба Гиппеля, — общение с ним не прошло для Гофмана бесследно. По окончании университета и после недолгой практики в суде города Глогау (Глогув) Гофман едет в Берлин, где успешно сдает экзамен на чин асессора и получает назначение в Познань. Впоследствии он проявит себя как превосходный музыкант — композитор, дирижер, певец, как талантливый художник — рисовальщик и декоратор, как выдающийся писатель; но он был также знающим и дельным юристом. Обладая огромной работоспособностью, этот удивительный человек ни к одному из своих занятий не относился небрежно и ничего не делал вполсилы. В 1802 году в Познани разразился скандал: Гофман нарисовал карикатуру на прусского генерала, грубого солдафона, презиравшего штатских; тот пожаловался королю. Гофман был переведен, вернее сослан, в Плоцк, маленький польский городок, в 1793 году отошедший к Пруссии. Незадолго до отъезда он женился на Михалине Тшциньской-Рорер, которой предстояло делить с ним все невзгоды его неустроенной, скитальческой жизни. Однообразное существование в Плоцке, глухой провинции, далекой от искусства, угнетает Гофмана. Он записывает в дневнике: «Муза скрылась. Архивная пыль застилает передо мной всякую перспективу будущего». И все же годы, проведенные в Плоцке, не потеряны зря: Гофман много читает — кузен присылает ему из Берлина журналы и книги; к нему в руки попадает популярная в те годы книга Виглеба «Обучение естественной магии и всевозможным увеселительным и полезным фокусам», откуда он почерпнет кое-какие идеи для своих будущих рассказов; к этому времени относятся и его первые литературные опыты.

В 1804 году Гофману удается перевестись в Варшаву. Здесь он весь свой досуг посвящает музыке, сближается с театром, добивается постановки нескольких своих музыкально-сценических произведений, расписывает фресками концертный зал. К варшавскому периоду жизни Гофмана относится начало его дружбы с Юлиусом Эдуардом Гитцигом, юристом и любителем литературы. Гитциг — будущий биограф Гофмана — знакомит его с произведениями романтиков, с их эстетическими теориями. 28 ноября 1806 года Варшаву занимают наполеоновские войска, прусская администрация распущена, — Гофман свободен и может посвятить себя искусству, но лишен средств к существованию. Жену и годовалую дочь он вынужден отправить в Познань, к родным, ибо ему не на что их содержать. Сам он едет в Берлин, но и там перебивается лишь случайными заработками, пока не получает предложение занять место капельмейстера в Бамбергском театре.

Годы, проведенные Гофманом в старинном баварском городе Бамберге (1808 — 1813), — это период расцвета его музыкально-творческой и музыкально-педагогической деятельности. В это время начинается его сотрудничество с лейпцигской «Всеобщей музыкальной газетой», где он печатает статьи о музыке и публикует свою первую «музыкальную новеллу» «Кавалер Глюк» (1809). Пребывание в Бамберге отмечено одним из самых глубоких и трагических переживаний Гофмана — безнадежной любовью к его юной ученице Юлии Марк. Юлия была хороша собой, артистична и обладала чарующим голосом. В образах певиц, которые создаст позднее Гофман, будут просматриваться ее черты. Расчетливая консульша Марк выдала дочь за состоятельного гамбургского коммерсанта. Замужество Юлии и ее отъезд из Бамберга были для Гофмана тяжелым ударом. Через несколько лет он напишет роман «Эликсиры дьявола»; сцена, где многогрешный монах Медард неожиданно оказывается свидетелем пострижения страстно любимой им Аврелии, описание его мук при мысли, что любимую разлучают с ним навеки, останется одной из самых проникновенных и трагических страниц мировой литературы. В тяжкие дни расставания с Юлией из-под пера Гофмана вылилась новелла «Дон-Жуан». Образ «безумного музыканта», капельмейстера и композитора Иоганнеса Крейслера, второе «я» самого Гофмана, поверенный самых дорогих ему мыслей и чувствований, — образ, который будет сопутствовать Гофману на протяжении всей его литературной деятельности, также родился в Бамберге, где Гофман познал всю горечь судьбы артиста, вынужденного обслуживать родовую и денежную знать. Он задумывает книгу рассказов «Фантазии в манере Калло», которую вызвался издать бамбергский вино- и книготорговец Кунц. Сам незаурядный рисовальщик, Гофман высоко ценил язвительно-изящные рисунки — «каприччо» французского графика XVII века Жака Калло, и, поскольку собственные его рассказы были также весьма язвительны и причудливы, его привлекла мысль уподобить их созданиям французского мастера.

Следующие станции на жизненном пути Гофмана — Дрезден, Лейпциг и снова Берлин. Он принимает предложение импресарио оперного театра Секонды, труппа которого играла попеременно в Лейпциге и Дрездене, занять место дирижера, и весной 1813 года покидает Бамберг. Теперь Гофман все больше сил и времени отдает литературе. В письме к Кунцу от 19 августа 1813 года он пишет: «Не удивительно, что в наше мрачное, злосчастное время, когда человек едва перебивается со дня на день и еще должен этому радоваться, писательство так увлекло меня — мне кажется, будто передо мной открылось чудесное царство, которое рождается из моего внутреннего мира и, обретая плоть, отделяет меня от мира внешнего».

В мире внешнем, близко окружавшем Гофмана, в то время еще бушевала война: остатки разбитой в России наполеоновской армии ожесточенно сражались в Саксонии. «Гофман стал очевидцем кровавых сражений на берегу Эльбы и осады Дрездена. Он уезжает в Лейпциг и, стараясь отделаться от тяжелых впечатлений, пишет «Золотой горшок — сказку из новых времен». Работа с Секондой шла негладко, однажды Гофман поссорился с ним во время спектакля и получил отказ от места. Он просит Гиппеля, ставшего крупным прусским чиновником, исхлопотать ему должность в министерстве юстиции и осенью 1814 года переезжает в Берлин. В прусской столице Гофман проводит последние годы жизни, необычайно плодотворные для его литературного творчества. Здесь у него складывается кружок друзей и единомышленников, среди них писатели — Фридрих де ла Мотт Фуке, Адельберт Шамиссо, актер Людвиг Девриент. Одна за другой выходят его книги: роман «Эликсиры дьявола» (1816), сборник «Ночные рассказы» (1817), повесть-сказка «Крошка Цахес, по прозванию Циннобер» (1819), «Серапионовы братья» — цикл рассказов, объединенных, наподобие «Декамерона» Боккаччо, сюжетной рамкой (1819 — 1821), неоконченный роман «Житейские воззрения кота Мурра вкупе с фрагментами биографии капельмейстера Иоганнеса Крейслера, случайно уцелевшими в макулатурных листах» (1819 — 1821), повесть-сказка «Повелитель блох» (1822)

Политическая реакция, воцарившаяся в Европе после 1814 года, омрачила последние годы жизни писателя. Назначенный в особую комиссию, расследовавшую дела так называемых демагогов — студентов, замешанных в политических беспорядках, и других оппозиционно настроенных лиц, Гофман не мог примириться с «наглым попранием законов», имевшим место во время следствия. У него произошла стычка с полицей-директором Кампцем, и он был выведен из состава комиссии. Гофман рассчитался с Кампцем по-своему: увековечил его в повести «Повелитель блох» в карикатурном образе тайного советника Кнаррпанти. Узнав, в каком виде изобразил его Гофман, Кампц постарался помешать изданию повести. Более того: Гофмана привлекли к суду за оскорбление комиссии, назначенной королем. Только свидетельство врача, удостоверявшее, что Гофман тяжело болен, приостановило дальнейшие преследования.

Гофман действительно был тяжело болен. Поражение спинного мозга привело к быстро развивавшемуся параличу. В одном из последних рассказов — «Угловое окно» — в лице кузена, «лишившегося употребления ног» и способного только наблюдать жизнь в окно, Гофман описал самого себя. 24 июня 1822 года он скончался.

Существуют в мире такие сказки, которые невероятно сложно перенести на экран. Ведь традиционно сказка — это что? Фантазийный, необычный, завораживающий и чаще всего прекрасный мир. А когда писатель предлагает вам какой-то сюрреализм, да еще во мрачных тонах, кому такое понравится? Впрочем, никто бы не удивился, если бы сказки Гофмана экранизировал Тим Бёртон, человек, научивший нас любить загробный мир и шутки про топор в голове. И не исключено, что кто-то даже подумает про «Гофманиаду», что её снял именно Бёртон. Но нет, гордитесь, это стопроцентно российский продукт.

Название

«Гофманиада» — многострадальный долгострой. И конкретно с этим фильмом знать об этом действительно важно. Потому что он может показаться старомодным в самом плохом значении этого слова. Не очаровательным артефактом как будто из бабушкиного сундука, а залежалым товаром на полке магазина где-нибудь в сибирской глубинке. На его создание ушло по разным подсчётам от 16 до 18 лет. За которые не изменились, кажется, только сами сказки, которые лежат в основе. Хотя именно они и диктуют стилистику мультфильма. Так получается, что вся эта информация про нехватку денег, сокращение сценария, размолвку режиссёра с художником — автором кукол, замену голосов озвучания — вся она лишняя?

Кадр из анимационного фильма «Гофманиада»

Режиссер Станислав Соколов для экранизации взял три своих любимых сказки: «Песочный человек», «Золотой горшок» и «Крошка Цахес». Придумал четвёртую, связующую, где кукольный Эрнст Теодор Амадей Гофман тайком после работы бежит в театр и примеряет на себя сюртук какого-нибудь им же выдуманного персонажа. Только так он мог смириться с рутинной и скучной жизнью обычного госслужащего. А в довершении Соколов назвал это всё не экранизацией, а фантазией на тему Гофмана. Тем самым обезопасив себя от нападок тех, кто привык всё сравнивать с книгой.

Кадр из анимационного фильма «Гофманиада»

Но Гофман позволяет такое обращение с собой. Потому что его фантасмагории при прочтении представляются чем-то в духе Дали, который внезапно решил поиграть в Босха. А «Гофманиада» эти размытые образы структурирует, придаёт им форму, и вот уже вы уже согласно киваете: да, как-то так мы себе это примерно и представляли. Нелюбимая в детстве техника создания мультфильмов, кукольная, оказывается единственно уместной, когда дело касается сказок немецкого фантазёра. Угловатые, аляповатые, страшноватые, большеротые и остроносые, и все какие-то как будто припылённые. Здесь нет ни одного визуально привлекательного персонажа. Именно поэтому все они прекрасны.

Кадр из анимационного фильма «Гофманиада»

Ответственный за эту эстетику безобразного — художник Михаил Шемякин. Он нарисовал эскизы всех персонажей, по которым делались куклы. Он то, что называется, стоял у истоков проекта. Его куклы полны внутреннего содержания. Они и без слов чётко сообщают, что это за персонаж такой и что он о себе думает. Шемякин — человек мира, художник с абсолютно западной свободой в голове. Его куклы — это совершенно карнавальные персонажи. Так, например, своего Гофмана он скрестил из участника Венецианского парада с образом друга Соколова. Оттого обиднее, что в итоге творческий союз распался из-за творческих же разногласий. Советский аниматор оказался слишком сентиментальным для радикально настроенного американо-российского скульптора. Соколов превратил гофмановскую меланхолию в романтизм и решил с помощью цвета и света смягчить его пугающий мистицизм. Хотя ведьма, вопящая «В стекло», ещё долго будет являться вам во сне.

Кадр из анимационного фильма «Гофманиада»

«Гофманиада», как и сами сказки Гофмана, явно зрелище не для детей. Те, что помладше, могут испугаться и не понять большей части сюжета и диалогов. Надо отметить, кривой, витиеватый, метафоричный, аристократичный, да и просто старинный гофмановский язык практически полностью сохранён в озвучании. Под стать ему были написана и музыка к мультфильму: звенящая с переходом в дребезжащую, составленная как будто из самых неудачных интервалов, такая же неуклюжая, но выступающая в идеальной гармонии с происходящим на экране.

Кадр из анимационного фильма «Гофманиада»

А детям постарше будет попросту скучно. Нафталиновые, да ещё литературные шутки. Опять же серо-коричневые куклы вместо бьющей в глаза красками компьютерной анимации. И получается, что романтик Станислав Соколов сделал полнометражный анимационный фильм для себя и зрителей чуть помладше себя. Кто способен оценить и удачное художественное решение, и деликатное обращение с первоисточником, и многолетний неблагодарный труд. И, кстати, он совсем не возражает против сравнения с Тимом Бёртоном. Но всё же надо помнить, «Гофманиада» — это российский продукт. И это повод для гордости.

Вероника Скурихина

В российском прокате с 11 октября 2018

Расписание и покупка билетов на фильм «Гофманиада»

Вероника Скурихина

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *