[ВИДЕО] Игумен Иов (Талац): Что еще говорил Гагарин о Боге, как верят космонавты и зачем игумену невесомость

Листая свои многочисленные интервью, которые выйдут в день космонавтики, отец Иов будет расстраиваться: опять все фотографии, где он в скафандре! И понятно — священник, прошедший всю предполетную подготовку, знающий лично и окормляющий многих космонавтов, да еще и в скафандре!

Настоятель Патриаршего подворья храма Преображения Господня в Звездном городке, насельник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры игумен Иов (Талац) в канун 50-летия Первого полета в космос Юрия Гагарина специально для портала «Православие и Мир» делится своими мыслями о космонавтике, монашестве, разных путях познания Бога.

Кто не встретил Бога на Земле, никогда Его не встретит и в космосе

Игумен Иов (Талац)

– При подготовке фильма «Космос как послушание» Вы нашли неопубликованные материалы, которые показывают личное отношение к вере космонавтов, в том числе, Юрия Гагарина. Может, что-то поразило Вас в этом открытии?

Я знал, что так оно и было.

Я хорошо знаю Валентина Васильевича Петрова, который дружил с Юрием Алексеевичем Гагариным, он и сейчас преподаёт в академии им. Ю.А.Гагарина в Монино. Он рассказывал, что ездил с Юрием Алексеевичем сюда, в Лавру, неофициально. После встречи с наместником монастыря они ходили в наш музей. Гагарин подошёл к макету храма Христа Спасителя и спрашивает: «Где такая красота была? Где стояла?» Ему говорят: «Это там, где сейчас лужа в Москве, бассейн Москва».

А через какое-то время, в конце декабря 1965 года был Восьмой Съезд ЦК ВЛКСМ «Воспитание молодёжи в Белорусской и Ивановской области». Гагарин там выступал и сказал:

«На мой взгляд, мы еще недостаточно воспитываем уважение к героическому прошлому, зачастую не думаем о сохранении памятников. В Москве была снята и не восстановлена Триумфальная арка 1812 года, был разрушен храм Христа Спасителя, построенный на деньги, собранные по всей стране в честь победы над Наполеоном. Неужели название этого памятника затмило его патриотическую сущность? Я бы мог продолжить перечень жертв варварского отношения к памятникам прошлого. Примеров таких, к сожалению, много».

Из стенограммы VIII пленума ЦК ВЛКС

Партию обвинить в том, что они варвары! Гагарин сказал об этом. Знаю, что накануне он встречался с Сергеем Павловичем Королёвым. А отношения у них были, как у отца к сыну, а у сына к отцу. Думаю, что не без совета Сергея Павловича он высказался. Валентин Васильевич утверждает, что Гагарин говорил что-то ещё, что не вошло на бумагу.

Космонавты А.А. Леонов и В.В. Петров о Гагарине и протокол выступления Гагарина на Пленуме.

Когда я позвонил человеку, который помог мне найти эти материалы, он мне сказал: «Батюшка, Гагарин не мог и близко об этом говорить. Поверьте, те времена, 60-е годы, нет, батюшка, что вы! Не может такого быть! Но давайте так, 10 дней мне дайте». Позвонил даже быстрее, через 6-7 дней, сказал: «Удивительно, но на эту тему есть разговор».

– Получается, что не удалили эти свидетельства?

Не удалили. Никто их не брал сорок лет. Потому что думали, что всё это басни, попы придумали легенды всякие.

3-4 года назад в «Огоньке» появилась статья, я кратко дал интервью о том, что многие космонавты – верующие люди. Я не сказал, что все, потому что не все. Начали писать статьи, в т.ч. в Интернете, что это басни и такого быть не может. Потом сказали про космонавта Федора Юрчихина: «Видите, космонавт разговаривал с попом. Видно, что он не верующий человек, просто посадили, навязали попа космонавту, бедный космонавт не знал, что делать». Не зная о том, что ребята все переживают, как раз эти ребята исповедуются и причащаются.

Но когда появился фильм «Космос как послушание», где сами космонавты говорят о своей вере в Бога, то те же люди начали говорить другое: «Наши космонавты совсем сбрендили, значит, конец нашей космонавтике». Жалко их, по большому счёту. Конечно, такие люди, которые в большой злобе находятся, они очень сильно страдают. Они как бы в затмении. Единственное, что осталось – молиться за них.

– Гагарин говорил, что Бога не видел?

— Он правду сказал! Он летал в космос и Бога не видел. А как он мог Его видеть?

Вообще, если вы знаете, наше церковное предание говорит: у нас есть три неба. Первое небо – это атмосфера, второе небо – это Горний космос, твердь, на которой находятся звёзды, галактики, огромные бесконечные миры; а третье небо – это Горний Мир, там, где Господь, где ангелы, где святые. Туда человек на ракете никогда долететь не сможет, это другая Вселенная. Мы можем находиться только на первом и втором небе, а дальше человек вознестись может не на ракете, а благодаря чистому сердцу. «Блаженни чистые сердцем, ибо тии Бога узрят», – сказано в Святом Писании. Юрий Гагарин был очень светлым человеком и очень добрым! Сколько он добра сделал, даже перечислить нельзя! Но той святости, той чистоты, которая помогла бы ему узреть Бога, у него не было. И он об этом знал.

Уже в неофициальной обстановке его спросили, видел ли он Бога. Он сказал, знаете как: «Тот, кто не встретил Бога на Земле, никогда Его не встретит и в космосе». Другой ответ.

– А говорят, что и Хрущеву он ответил, что видел Бога.

Есть и такое мнение. Алексей Архипович Леонов рассказывал, что Гагарина спросил Хрущёв, видел ли тот Бога. Юрий Алексеевич смотрит так несерьёзно (мол, какие глупые вопросы задаёт) и говорит: «Да, видел». Хрущёв подумал-подумал, а потом палец к губе – мол, смотри, никому больше об этом не рассказывай. Как хотите, думайте, но я считаю, лучше первый вариант, который был более правдоподобный, когда Юрий Алексеевич честно сказал.

На одном из приемов в Георгиевском зале, посвященном полету Гагарина, Хрущев спросил Юру, не видел ли он в космосе Бога. Тот, заметив, что Хрущев спрашивает шутя, возьми да и ответь: «Видел». Хрущев посерьезнел и сказал: «Никому об этом не говори».

Из воспоминаний космонавта Алексея Леонова

Наш великий святитель, митрополит Алма-Атинский Иосиф говорил, что сотрудники КГБ как-то попросили его пофилософствовать на тему – наш молодой парень полетел в космос и сказал, что Бога не видел. Владыка вышел в храме на проповедь и сказал примерно такое: «Братия и сестры! Недавно наш молодой парень Юрий Алексеевич Гагарин полетел в космос. Говорят, что он Бога не видел. Да, он Бога не видел. Но Бог его видел и благословил». Ещё один вариант. Это не легенда, реальный случай такой был.

Игумен и космос

– Когда Вы начали заниматься на тренажёре, отрабатывающем выход в открытый космос, — это был Ваш личный опыт или Вы хотели лучше понять космонавтов?

В первую очередь – понять ребят, понять частично их трудности и поддержать их.

Я первый раз попал в Звёздный в начале 2003 года. Завязались отношения с ребятами, они начали приезжать в Лавру семьями, я начал приезжать туда, освящать кабинеты, управление, самолёты.

Как-то Василий Васильевич Циблиев, бывший начальник Центра подготовки космонавтов, генерал-лейтенант, сказал мне: «Батюшка, Вы бы не хотели поработать на тренажёре «Выход-2»? Это уникальный тренажёр, ни у кого больше такого нет, даже у американцев. Это отработка в скафандре «Орлан-МТ» выхода в открытый космос, но на Земле».

Я согласился на это. Мы с космонавтом Валерием Григорьевичем Корзуном часа два трудились, перед этим я прошёл небольшой курс, как управлять скафандром, как переключать, что делать. Такой вот первый маленький опыт был.

Игумен Иов в гидроизляции и невесомости

Потом тот же Василий Васильевич говорит: «А на «невесомость»?» У нас есть два уникальных самолёта, которые на вид как ИЛ-76, но от него там мало что осталось. Такой самолет поднимается на высоту и «совершает горки», это единственно, где можно ощутить невесомость, как в космосе. Она длится примерно 35 секунд, 10-15 горок за один полёт. После этого идут нагрузки 2-3 G, то есть давление, как это обычно бывает. Я несколько раз так летал на «невесомость».

Потом предложили пойти на «гидроневесомость». На глубине 12 метров под водой стоит тренажёр космической станции, и идёт отработка в скафандре «Орлан-МТ», в котором выходят в открытый космос. Я помню, что почувствовал труд выхода, я был в общей сложности 2 часа под водой, а сама работа занимала чуть больше часа, и я потерял где-то полтора килограмма за это время. Когда космонавты в открытом космосе находятся, обычно 5-6 часов, они теряют 5-6 кг, в час примерно 1 кг. Я был уставший. Но когда я ребят спрашивал, они говорили: «Это Вы, батюшка, устали, мы тренируемся и тоже очень сильно устаем, что-то просто закрутить не хватает сил».

Когда я шёл на «гидроневесомость», врач спрашивал меня: «Я с 1976 года всех космонавтов провожаю, но сам туда ни разу не ходил, есть определённая опасность, зачем Вам это надо?» Я ответил словами апостола Павла: «…для Иудеев я был, как Иудей, чтобы приобрести Иудеев; для подзаконных я был, как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных; для чуждых закона – как чуждый закона, чтобы приобрести чуждых закона. Для немощных я сделался немощным, чтобы привести немощных. Для всех я сделался всем, чтобы приобрести, по крайней мере, некоторых. Это я делаю для Евангелия, чтобы быть соучастником его» (1 Коринфянам 9:19-23). Говорю: «Вот, я, наверное, ответил». А он, будучи нецерковным человеком, говорит: «Да, батюшка, Вам нужно идти». И я после этого пошёл на «гидроневесомость».

Юра Лончаков (космонавт, герой России — прим. ред.) немного помог в изучении космического аппарата. Мы сидели в скафандрах в космическом корабле, Юра мне объяснял, как начинается подготовка к старту, как, что переключается. Конечно, я всего этого не запомнил, люди готовятся по десять лет. Но первые азы, чтобы я мог понять ребят, их ощущения, я получил.

Мы смотрим – ребята сидят в скафандре. А, знаете, часика 2-3 посидеть, это немножко другое. Ты сидишь, понимаешь: а-а, жмёт! Просто сидеть – это ничего, но когда ты знаешь, что 20 млн. лошадиных сил под тобой, а они могут взорваться, есть риск определённый, то ты по-другому всё воспринимаешь.

От редакции: Святейший Патриарх Кирилл, когда был в Смоленске, сказал командиру авиационно-истребительного полка, что «до тех пор, пока я сам не испытаю их (летчиков) нагрузок, не буду к ним обращаться, не имею морального права этого делать». Потом много часов провел на тренажерах, обучался технике. Получил разрешение главнокомандующего ВВС России на полет. Два раза управлял истребителем… «Очень интересно, не страшно, но больше не буду. Очень большая нагрузка на организм. После этого хорошо понял, что такое быть пилотом – это одна из самых тяжелых профессий», – резюмировал Святейший.

Как космонавты приходят к вере

– Космонавты – люди, которые до сих пор считаются легендарными, с невероятной силой духа. И вот космонавт приходит к вере: «сила Моя совершается в немощи». Как? Через испытания? Какие есть примеры?

Все люди по-разному приходят, нет одинакового пути к Богу. Кто-то приходит с Божией помощью, сам, но без особых внешних обстоятельств. Просто у человека в душе вдруг начинается горение любви к Богу, и Сам Господь Себя открывает человеку. А другому требуются какие-то обстоятельства, какие-то катаклизмы, особые испытания, чтобы придти к Богу.

Знаю, что Валерий Поляков долгое время не мог полететь в космос. И, проезжая мимо каждого храма, он вздыхал: «Господи, помоги мне!» И полетел в космос. А когда был в своём крайнем длительном полёте (как говорят космонавты: не в последнем, а в крайнем), то он там даже Пасху праздновал: «Христос Воскресе» пел, пасху замесил из печений или тортов, что было под руками. Юра Лончаков, Валера Корзун, который тушил пожар, – тоже верующие.

Космонавт Валерий Корзун: Бывают ситуации, когда кроме Бога уповать не на кого

А вот Саша Лазуткин был даже некрещёный, и уже перед самым полётом в космос его крестили. Геннадий Монаков стал верующим после выхода в открытый космос. Когда он выходил в космическое пространство, то увидев эту красоту: Землю, звезды, – сказал, в душе: «Хаос не мог породить такую премудрость и красоту. Это Кто-то сотворил, этот Кто-то и есть Бог». Гена так пришёл к Богу. Случаи есть самые разные.

Когда возникает опасность – человек начинает молиться. Один космонавт мне рассказывал, что, когда возвращался со своего крайнего полёта, у них отказала тормозная система: парашют не открылся на высоте десять километров, а открылся на высоте шесть-семь километров, и вот эти четыре километра они летели без парашюта. Как профессионалы они прекрасно понимали, что их ожидает. В это время они начали сердечно молиться.

Кого как Бог приводит: кого палкой, а кого словом. Это уже зависит от нас с вами. Как старец Иосиф Исихаст говорил, что есть люди мягкие, мягкие люди могут врачеваться словом, им этого хватает; а есть люди жёсткие, их нужно палкой и многими скорбями, но спастись могут те и другие. Но кто-то с большими трудами.

– Космонавты – люди мягкие или жесткие?

Все разные. Космонавт – это человек, который выбирает особую профессию, конечно, это люди неординарные. Последнее время некоторые стали говорить, что это обычная профессия. Ничего похожего, пока это необычная профессия. Это люди, которые не хотят жить только временным и земным. Их интересует нечто другое, кроме хлеба насущного, какие-то высшие идеи, эти люди в поиске. Так как они пока Бога не нашли, то они постоянно ошибаются. Но всё равно не могут удовлетвориться только земным. Они ищут что-то другое. А что? То, что Вечно и не имеет Предела, То, что не имеет Конца, То, что имеет Бессмертие.

И когда ребята летят в космос, у них есть высшая цель, но не всегда правильная. Они ищут то, что может успокоить их сердце. Но, когда не опираются на Господа, они не находят успокоения. И в конечном итоге, я верю, они поймут – полнота в Боге. Тело смертно, оно требует смертных утех. Душу это не интересует. Она требует бессмертной пищи. Бессмертная пища – это Бог, Его благодать Духа Святого. Когда она наполняет сердце, тогда человек успокаивается.

Величайший математик Блез Паскаль как-то сказал «Я делю людей на три категории. Первая категория – это люди, которые встретились с Богом и служат Ему, это умные и счастливые люди. Вторая категория – это люди, которые ищут Бога, но пока не встретились с Ним и не служат Ему, это умные, но пока несчастные люди. Третьи, которые не ищут Бога и не хотят Ему служить, – это глупые и несчастные люди». Лучше, чем Паскаль, мне сказать будет сложно.

– Отец Иов, с чего началась Ваша любовь к космосу?

Начала, как такового, и не было, любовь присутствовала изначально. Интерес к космосу, любовь к тому миру, который сотворил Бог, заложена в каждом человеке. Если перевести с греческого языка слово «антропос» (греч.) – человек, то это – «смотрящий вверх». Человек с самого начала всегда тянется к Богу – знает он об этом или нет, но он тянется. Я с самого детства постоянно смотрел на звёзды, спрашивал папу: «А что это? Как это далеко?» У меня был свой телескоп, бинокль, карты звездного неба.

Потом ракеты пытался строить, они метра на два подлетали вверх и взрывались. Отцу жаловались: «Твой сын всё время что-то взрывает». Я шёл за город, проводил там все эти испытания.

Потом я собрался поступать в лётное училище, после него я мог поступить в отряд космонавтов.

Я был церковным, верующим человеком, с самого детства знал молитвы, молился, у меня не было такого момента, что я пришёл к Богу. Я был верующим всегда, по крайней мере, сколько себя помню.

Чем больше человек-учёный изучает мир, мироздание, тем ближе он приближается к Богу. Изучая Творения, ты начинаешь сердцем тянуться к Тому, Кто это всё сотворил.

Я смотрел на далёкие звёзды и еще в школьные годы удивлялся: «А какой же Он – Тот, Который всё это сотворил?! Какой Он из себя?» Хотелось «видеть Бога как Он есть». Ведь Он так премудро и гармонично все устроил. Такой огромный и прекрасный мир сотворил! Помню, когда первый раз увидел Сатурн, Юпитер в телескоп, не мог сразу в себя прийти – надо же, какая красота! И всё это творение Божие!

Ломоносов хорошо сказал, что Господь роду человеческому дал две книги: одну книгу – это видимый сей мир, чтобы человек, видя огромность всего устроенного, удивлялся премудрости Того, Кто всё это сотворил, вторая книга – это Святое Писание, где человек должен узнавать премудрую волю Божию о себе.

Поэтому, может, более нужно удивляться не миру, сотворенному Господом, а человеку, который сотворен по образу и подобию Божию. Мы ценнее и более требуем восхищения сами по себе, чем всё мироздание, потому что оно создано для нас. Мы, как человеки, как личности, как персоны, – как говорил старец Софроний Сахаров, – должны быть управителями всей Вселенной. Мы созданы для того, чтобы управлять. Конечно, с Господом Богом.

Космонавтика – это один из путей мирского человека. Монах идёт к Богу – он живёт в монастыре, он подвизается. А человек, который занимается космонавтикой и является христианином, занимается наукой, занимается серьёзным изучением мироздания, он тоже идёт к Богу. Просто пути разные.

Космос как послушание

– Как снимался фильм «Космос как послушание»?

Мне позвонили из Роскосмоса и попросили помочь им снять этот фильм, у них ничего не получалось.

Во-первых, ребята все отказались сниматься; во-вторых, они не знали, о чём снимать. Тогда Фёдор Юрчихин дал им мой телефон. Мне позвонила сценарист Надежда Суслова, я немножко ее «духовно нагрузил». Я ей давал книжки читать, а она потом кратенько мне их пересказывала – что она прочитала, как она это понимает. Мы много беседовали с ней. Я дал ей прочитать книги «Старец Силуан Афонский», «Видеть Бога, как Он есть» старца Софрония Сахарова. Это сложные книги, но я потом сам увидел, что она их очень полюбила. Потом Оптинских старцев давал читать, Авву Дорофея, Иоанна Лествичника. Надежда начала их читать, прорабатывать, вот так начали снимать фильм.

Потом я попросил всех ребят участвовать в съемках фильма, сказал, что это их проповедь, их слово, что, если кто-то, благодаря их выступлениям, придёт к Богу, то Господь должником не будет. Ибо каждая душа бесценна пред Богом. Они согласились. Получился фильм такой, какой вы видите.

– Продолжение планируется?

Продолжения не может быть, нужно снимать совсем другой, новый фильм. Если будет воля Божия.

– О храме в Звёздном — там, где разделялось – Бог и наука.

Возведение храма в Звездном было не случайно. У Господа нет случайностей. Великий Промысел Божий всё устрояет, но для этого требуется и желание самих людей. Господь может всё сотворить, кроме одного – Он не может без человека спасти самого человека. Если появляются люди, которые хотят, чтоб в этом храме возносились их молитвы, то он будет воздвигнут. Но эти люди должны желать. А желать, это не просто сесть на кровать, на диванчик, сказать: я желаю. Нужно ещё и потрудиться. Духовно потрудиться.

Как-то сказал: «Батюшка, было бы неплохо, чтобы в Звёздном был храм». Вопрос, кроме желания, стоял очень важный – деньги. И Господь через два месяца послал человека, который согласился построить храм. Ребята хотели, чтобы храм в Звёздном городке подчинялся Святейшему Патриарху и Лавре, они написали письмо на имя Святейшего, чтобы их храм был под особым омофором. Через какое-то время пришло письмо, что Святейший Патриарх благословил закладку храма. Я закладывал, это было 4 августа 2008 года, на святую Марию Магдалину. А через год мы уже начали служить Литургию. 2

8 ноября 2010 года Святейший Патриарх Кирилл совершил Великое Освящение нашего храма в Звёздном. Придал статус храму – Патриаршее Подворье, храм Преображения Господня, с окормлением Свято-Троицкой Сергиевой Лавры.

Такая связь у нас получается: со Святейшим Патриархом, главой нашей Церкви, и, непосредственно, с монастырём преподобного Сергия.

Были трудности. Космонавты приходили, поддерживали и помогали. Из Роскосмоса поддержка была. Храм построен, слава Богу! Ещё много работы, нужно строить домик для священника, чтоб был там Патриарший уголочек, Подворье небольшое. Не сразу. Главное, чтобы люди начали в храм ходить, чтобы у них потребность была. Есть такая русская пословица: храм не в бревнах, а в ребрах.

– В храме есть уникальные иконы, которые побывали в космосе.

У нас есть частичка мощей святителя Николая, нам настоятель храма из Венеции, отец Алексей, дал частичку. Настоятель базилики в Бари дал нам часть древа, в котором находились мощи святителя Николая, когда их перевозили из Мир в Бари. Эту частицу никогда никому не давали. Она у нас полетела в космос с экипажем Фёдора Юрчихина, полгода находилась там, сейчас часть вернулась в Бари, как они и просили, а часть находится у нас в храме на иконе святителя Николая. Есть у нас часть Животворящего Креста Господня, которая с экипажем Максима Сураева побывала в космосе. У нас она сейчас вложена в распятие.

В космосе также были мощи преподобного Сергия, Юрий Лончаков, который летал в свой крайний третий полёт, брал эту часть мощей преподобного Сергия, они были там полгода. Юрий два раза с ними в открытый космос выходил, мы его просили, чтобы он благословил этими мощами Землю. Иконок много я давал, даже перечислить все не смогу. Мощи – это особая святыня, не всем космонавтам и не всегда я мог дать, только тем, кто исповедуется и причащается. Потому что они должны бережно к святыням относиться. У нас появилась возможность, думаю, не без промысла Божия, провести крестный ход вокруг Земли с мощами святых угодников.

– Наука противоречит православному мироощущению, мировоззрению? Можно ли науке и учёным доверять?

Думаю, позиция непростая. С одной стороны, полностью научному мировоззрению доверять нельзя. Возьмите историю научных открытий. Самое простое вспоминается: это начало Второго века, была создана система Птолемея, которая отражала научное мировосприятие тех времён. Учёные, образованные люди того времени считали, что в центре нашей Вселенной, нашего мироздания, находится Земля. Вокруг Земли вертится Солнце, Сатурн, Юпитер, Марс, а на окраине недвижимый свод звёзд. Это система царствовала 1400 лет. И те люди, которые, не дай Бог, говорили, что это не так, считались отсталыми, глупыми, мракобесами.

Но прошло 1400 лет, родился Коперник, написал знаменитую книгу «О движении небесных сфер», где он говорит: в центре мироздания – не Земля, а Солнце. А вокруг вертятся планеты. А на окраине нашего мироздания, нашей Вселенной недвижимый свод звёзд. И про тех, кто считал, что это не так, говорили: вы человек очень необразованный, ни в чём не разбираетесь. Но прошло 50-60 лет, Галилео Галилей и Кеплер констатируют: мир бесконечен, недвижимых сводов звёзд нет, планеты движутся не по кругу, как считалось по Системе Птолемея, а по эллипсу. Прошло 200-300 лет, и великий американский астроном Харбор доказал: это не всё звёзды, некоторые – целые звёздные острова, галактики.

Видите, сколько я насчитал разных мировоззрений разных эпох, можно ли им полностью доверять? И Церковь никогда точно не доверяла, потому что люди могут ошибаться, особенно, когда разум не просвещён благодатью Духа Святого, Мудростью Божией. Поэтому, пока нет конкретных доказательств, доверять такой науке мы не можем. Я говорил сейчас о честных учёных, которые заблуждались, но искренне интересовались мирозданием. Они все были верующими, кроме Птолемея, кстати. Он был язычником. Коперник написал «О движении небесных сфер», а он был клириком. (Которого попы якобы гнали и запрещали!) Джордано Бруно, которого сожгли, был монахом. Вначале, все учёные были монахи, большинство из них. Галилео Галилей глубоко верующим человеком был. И Паскаль, и Ломоносов, и Кеплер. Всех перечислить не могу. Легче перечислить тех, кто был безбожником. Их меньше, их очень мало.

А настоящие учёные были глубоко верующими людьми. Эйнштейн как-то сказал, что «я не встречал ни одного великого учёного, который проникал в тайны мироздания и был бы человеком неверующим. Проникая в тайны мироздания, мы видим руку Божию».

Воистину, когда человек начинает серьёзно исследовать мироздание, именно там он встречает Бога. Известный американский астронавт Фрэнк Борман, который первый облетел вокруг Луны на «Апполоне-8», на вопрос, видел ли он Бога в космосе, ответил: «Бога не видел, но видел кругом следы Его присутствия». Именно, учёные видят следы присутствия Божия, когда изучают этот мир.

Ломоносов хорошо сказал, что «не прав тот математик, который хочет волю Божию измерить циркулем и линейкой. И не прав тот богословия учитель, который хочет изучить движение светил по Псалтири». Всему своё. Но человек, который может соединить и то, и другое, будет наделён премудростью Соломоновой.

Фильм КОСМОС КАК ПОСЛУШАНИЕ

Беседовала Амелина Тамара

Видео: портал «Православие и мир» Петр Каминский и фрагменты фильма Роскосмоса «Космос как послушание»

Сын Никиты Хрущева о полёте Гагарина.

Авторы Произведения Рецензии Поиск О портале Вход для авторов

Наталья Малинина Исаева: литературный дневник

«Никто не исключал, что Гагарин мог не вернуться»

Cергей Хрущев, сын советского лидера Никиты Хрущева, на протяжении 10 лет работал в конструкторском бюро Владимира Челомея. Он участвовал в разработке крылатых и баллистических ракет, а также принимал участие в создании спутника и ракеты-носителя «Протон».
С 1968 года на протяжении четверти века работал в Институте электронных управляющих машин сначала начальником отдела, а затем заместителем генерального директора.
С 1991 года Сергей Хрущев живет в США. Он преподает в Браунском университете. Написал книги об отце «Пенсионер союзного значения» и «Рождение сверхдержавы». В Москве бывает нечасто.
В интервью корреспонденту Русской службы Би-би-си Анастасии Успенской Сергей Хрущев поделился воспоминаниями о 12 апреля 1961 года, когда в космос полетел первый человек.
С. Хрущев: О том, что в этот день запустят Гагарина, публика естественно не знала. В Советском Союзе не объявляли заранее о космических запусках, потому что всегда есть вероятность, что это не произойдет вовремя и вообще может что-то случиться. Поэтому знали об этом только те, кто с этим был связан. Я не был связан непосредственно, но обо всем знал, поскольку в то время работал в другом конструкторском бюро под руководством главного конструктора ракетно-космических систем Владимира Николаевича Челомея.
В тот день я пришел на работу, и мы все знали и ждали, что сегодня команда Королева запустит в космос человека. Конечно, мы немножко ревновали к Королеву, потому что всем хотелось быть пусть и «секретным» главным конструктором, но зато таким, о котором пишут. Шла минута за минутой, час за часом. Мы все перезванивались и ждали информации от военных, которые должны были сообщить, что это свершилось. Наконец мы узнали о том, что его запустили, но мы еще не знали, что Гагарин успешно спустился.
Би-би-си: А как этот день начался для вашего отца?

С.Х.: В день запуска мой отец, Никита Сергеевич Хрущев, находился за пределами Москвы. Он был в государственной резиденции в Пицунде и готовился к докладу, потому что через некоторое время должен был состояться XXII съезд партии. Он уехал в Пицунду с группой помощников, которым диктовал речь своего выступления. Надо сказать, что он вообще все свои речи писал сам, а потом надиктовывал.
Так вот, 12 апреля 1961 года мой отец был в Абхазии и готовился к Съезду. Как рассказал мне потом муж моей сестры Алексей Аджубей , который тоже входил в эту группу, работа у них не шла. Хрущев все нервничал и смотрел на телефон, потому что обычно после каждого запуска ему звонил главный конструктор и бодрым или, наоборот, упавшим голосом докладывал: «Товарищ Хрущев, это был успех!» или «Это было фиаско».
Он с нетерпением ждал доклада о Гагарине, и вот наконец Королев позвонил. Отец не попросил никого выйти. Королев сказал ему, что в эти минуты начался спуск, а Хрущев кричал в трубку: «Только скажите, жив он? Жив?». У Королева не было немедленного ответа на этот вопрос. Никто не знал, как поведет себя человек в космосе, не сойдет ли он с ума.
Еще через некоторое время Хрущеву пришла информация о том, что Гагарин спустился на парашюте. Все обрадовались, но никто не знал, как его встречать.
Би-би-cи: А разве встреча первого космонавта не была запланирована заранее?

С.Х.: Нет. Собственно говоря, встречу Гагарина целиком придумал Никита Сергеевич. Все думали, ну привезут его сюда , ну дадут какую-нибудь награду, орден Ленина, например, ну и все. А Никита Сергеевич считал иначе. Он считал, что произошло грандиозное событие, которое надо отметить соответствующим образом.
Он начал с того, что позвонил министру обороны маршалу Малиновскому и сказал: «Он у вас старший лейтенант. Надо его срочно повысить в звании». Малиновский сказал, довольно неохотно, что даст Гагарину звание капитана. На что Никита Сергеевич рассердился: «Какого капитана? Вы ему хоть майора дайте». Малиновский долго не соглашался, но Хрущев настоял на своем, и в этот же день Гагарин стал майором.
Перед вылетом из Пицунды в Москву Хрущев позвонил в Кремль и сказал, чтобы они там подготовили Гагарину достойную встречу.
Би-би-си: И Кремль постарался?

С.Х.: По плану Хрущева Гагарин должен был прилететь в Москву в сопровождении истребителей. Все правительство должно было встречать его на Внуковском аэродроме. Затем его должны были провезти в открытом лимузине по Ленинскому проспекту, где бы его встречали люди. Потом митинг на Красной площади, большой прием в Кремле, награждение и так далее.
Однако этот план был встречен правительством не очень дружелюбно. Многие говорили, что такая роскошь не соответствует событию. Кроме Хрущева и еще некоторых человек, далеко не все понимали важность этого события.
Он вернулся в Москву и настоял, чтобы встреча прошла по его плану. И уже эту встречу многие видели по телевизору. Гагарин шел по красной дорожке…
Би-би-си: И у него развязался шнурок…
С.Х.: А вот и нет. На самом деле это был не шнурок, а подтяжка для носков. Раньше носки делали без резинок и на икрах носили подтяжки, чтобы носки не сползали. У Гагарина на одной ноге отцепилась эта резинка, и железная пряжка очень больно била его по ноге.
Он подошел к членам правительства, они расцеловались. Гагарину вручили цветы и он сел в открытый ЗИЛ. Хрущев не хотел садиться в ту же машину и отвлекать на себя внимание. Он сказал Юре: «Это твой праздник, а не мой», но Гагарин рукой втащил Хрущева в ЗИЛ. Так они и поехали: Гагарин, стоя в ЗИЛе, как генералы, принимающие парад, а Хрущев сидел сзади. Если сейчас вы посмотрите кадры, то Хрущев там еле угадывается на заднем сиденье.
И это получился праздник, сравнимый с Днем Победы. Был солнечный день, тепло. Многие сидели на крышах. Вышли студенты-медики и кричали: «Юра, даешь космос!» и «Все там будем!» В общем, такое забыть нельзя.
Затем все приехали в Георгиевский зал Кремля, и там был прием. Брежнев, который тогда был председателем президиума Верховного совета, привинтил Гагарину геройскую Звезду, естественно его расцеловал. Для Гагарина учредили специальное звание летчик-космонавт, которое впоследствии давали всем. Его придумали буквально за день.
Би-би-си: А чем потчевали в Кремле героя?

С.Х.: Это было огромное торжество. Все конструкторы тоже были там. Их не называли, но все присутствующие знали, кто есть кто. Я тоже был на этом приеме.
Водкой нас не поили. Было много грузинских вин. Вообще приемы тогда не были такими шикарными, как сейчас. К тому же Хрущев после одного случая стал очень экономным человеком. Когда наше общество стало более открытым, приемы стали заваливать всякой дорогой едой, чтобы не ударить в грязь лицом перед иностранцами. И однажды Хрущев увидел, как жена одного американского дипломата ссыпала в сумку конфеты и прочее. Никита Сергеевич сделал выговор протоколу, сказав, что ни иностранные посольства в Москве и никто заграницей не разгоняется на такие большие приемы. Там, сказал Хрущев, после приема приходится еще ехать куда-нибудь, чтобы пообедать. Поэтому и прием в честь Гагарина был, в общем-то, скромным.
Би-би-си: После приема вы поехали с отцом домой? Как он вел себя?

С.Х.: Вы знаете, он был очень возбужденным и счастливым. Дома он ходил взад-вперед и все спрашивал нас: «Неужели свершилось?». Допоздна рассуждал о том, что мы еще раз доказали превосходство над американцами — и первый спутник наш, и первый человек в космосе тоже наш. Ну и уставшим он был очень. Это же было уже 14 апреля. Два дня стресса и нервов.
Би-би-си: С Гагариным понятно: повысили в звании, встретили, повезли… А как отметили Сергея Королева? Он участвовал в чествованиях?
С.Х.: После этого полета было огромное награждение. По-моему, наградили девять тысяч человек за участие в подготовке запуска, а также за разработку различных баллистических ракет. Королев получил вторую Звезду Героя социалистического труда.
Би-би-си: А был у правительства план на случай, если бы Гагарин не вернулся живым?
С.Х.: Конечно риск был очень велик. Никто не исключал вероятности того, что Гагарин мог не вернуться. Безусловно, скрывать от публики не стали бы. Провели бы траурные мероприятия. Но подробного плана на этот счет не было.
Би-би-си: Гагарин бывал у вас дома?

С.Х.: Дома не бывал, но мы часто встречались с ним в разных гостях или на официальных мероприятиях. Я много общался и с ним, и с Терешковой. А дома у нас бывали Королев, Челомей, Янгель, Пилюгин.
Они часто приезжали к Хрущеву на дачу в Крым. Как только узнавали, что Хрущев едет отдыхать, тут же покупали путевки в санаторий в Ливадии. Знали, что там он их обязательно примет. Хотя каждый из них знал прямой телефон отца и мог в любое время с ним связаться. Но в Москве приходилось ждать очереди на прием. Он любил встречаться с ними в неформальной обстановке.
Би-би-си: А где вас застала весть о гибели Гагарина?

С.Х.: Это был 1967-й год. Отец тогда находился на даче в Петрово-Дальнем. Он был отставлен от власти и диктовал свои мемуары. В последствии дачу тоже снесли, чтобы поменьше оставлять памяти об отце. Когда я позднее расшифровывал его мемуары, то в них была пауза. Было написано, что Хрущев прервал диктовку и сказал: «Сейчас пришла ужасная весть, погиб Гагарин». А я был на работе, в конструкторском бюро. Нам сразу позвонили. Потом было много спекуляций по поводу его гибели. Я продолжаю придерживаться мнения летчика-испытателя Степана Микояна, что это была техническая авария. Они запутались в облаках и свалились в «штопор».
Другое дело, что они, вероятно, могли спастись. Проблема заключалась в том, что по правилам первым должен был катапультироваться инструктор, летчик Серегин, а уж потом Гагарин. Но Серегин, видимо, боялся катапультироваться прежде Гагарина, рассуждая, что, если он выживет, а первый космонавт планеты разобьется, как он потом будет с этим жить. А на споры и разбирательства у них просто не хватило высоты.
Би-би-си: Вам не обидно сейчас, что вы не имели прямого отношения к запуску Гагарина? Почему вы не работали у Королева, ведь наверняка ваш отец мог это устроить?
С.Х.: Всю жизнь я хотел быть моряком и даже пытался поступить в училище Дзержинского, но меня не приняли, потому что я носил очки. Я окончил Энергетический институт, стал инженером-электромехаником. При распределении выяснилось, что есть возможность уйти в КБ Челомея и делать крылатые ракеты для подводных лодок. Естественно, я пошел туда. Это конструкторское бюро во многих отношениях было даже лучше, чем бюро Королева. Сергей Павлович однажды позвал меня к себе, но мой переход не состоялся. В общем, так жизнь сложилась.

© Copyright: Наталья Малинина Исаева, 2013.

Другие статьи в литературном дневнике:

  • 30.04.2013. Сын Никиты Хрущева о полёте Гагарина.
  • 12.04.2013. Вымыслы Запада о полётах русских в космос.

Авторы Произведения Рецензии Поиск Кабинет Ваша страница О портале Стихи.ру Проза.ру

Портал Проза.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.
Ежедневная аудитория портала Проза.ру – порядка 100 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более полумиллиона страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

В космос летали, в Бога верим! — что на самом деле космонавты говорят о Небесах

12 апреля — Всемирный день авиации и космонавтики. В подборке «Фомы» — свидетельства тех, кто посвятил свою жизнь космосу.

АЛЕКСЕЙ ЛЕОНОВ: Я был потрясен, прочитав Библию

Алексей Леонов (1934–2019) — летчик-космонавт, генерал-майор авиации. В 1965 году стал первым человеком, вышедшим в открытый космос. В 1975 году совершил второй полет в космос в качестве командира космического корабля «Союз-19» по программе «Союз — Аполлон», положивший начало международному сотрудничеству в космосе. Дважды Герой Советского Союза.

«Тогда, в 1965 году, выйдя из корабля, я вдруг подумал: “Человек — песчинка, но разум этих “песчинок” позволил мне оказаться среди звезд”. Это была действительно божественная картина. Звезды были везде: вверху, внизу. А подо мной плыла Земля. И все же мне тогда было трудно отделаться от мысли, что атмосфера над Землей такая же тонкая, как… калька на чертеже. Так что же мы творим, когда уничтожаем ее, а вместе с ней и всю Землю!»

«Я прочитал и неожиданно понял, что внешние требования коммунизма очень похожи на библейские заповеди. И тут я осознал, сколького лишился наш народ, каких духовных сокровищ! Это было потрясением. Я убежден, что библейскую историю должен знать каждый человек. Верить или не верить — дело сугубо личное, но знать ее нужно обязательно».

«Нам запрещали верить, но относиться друг к другу по-христиански нам никто запретить не мог. Как тут не вспомнить Сергея Павловича Королева. Известно, что он долгое время был в заключении. Сколько ему там пришлось вынести, какие страдания выпали на его долю! Но он простил своих врагов, не озлобился. Это очень по-христиански. Его душа похожа на Юрину (Юрия Гагарина. — Ред.). Она такая же светлая, радостная».

«Без веры в нашем деле трудно, почти невозможно. Космонавт, отправляющийся на орбиту, должен знать, что все будет в порядке. Это сейчас можно получить благословение у священника, сходить в церковь, как многие и делают. Раньше этого не было…»

А вы знали, что Алексей Леонов писал удивительные картины про космос? Посмотрите их на сайте журнала «Фома»!

ВАЛЕРИЙ КОРЗУН: Все это не могло возникнуть само собой

Валерий Корзун — летчик-космонавт, генерал-майор, Герой Российской Федерации. Совершил два полета в космос, в открытом космосе провел в общей сложности 22 часа 20 минут.

«Я поймал себя на мысли, что осознать бесконечность Вселенной и свое присутствие в ней, находясь на Земле, невозможно, потому что все это представляется абсолютно ирреальным. Но когда видишь все собственными глазами, становится страшно от осознания, насколько ты мал относительно Вселенной. Тем не менее, являясь творениями Божиими, мы что-то из себя представляем и для чего-то были созданы…»

«Как часто бывает, мы думаем о Боге, только когда что-то не получается, а потом сразу о Нем забываем, до следующего раза. Естественно, полет в космос, ситуация с пожаром (во время первого полета Корзуна на орбитальной станции вспыхнул пожар. — Ред.) существенно повлияли на мое отношение к Богу и к вере. Как в песне Игоря Талькова, «у последней черты вспоминаешь о Боге». Плохо, когда это происходит у последней черты, хорошо бы вспоминать об этом немножко раньше».

«Полеты в космос для того и нужны, чтобы увидеть его и понять, что не могло все это возникнуть само собой, без руки Творца; чтобы еще больше познать самих себя, понять, кто мы такие, зачем мы созданы и как нам следует относиться к природе и Вселенной».

Оказывается, даже в космосе празднуют Пасху! Хотите знать, как это происходит? Тогда вам сюда.

ЮРИЙ ЛОНЧАКОВ: Я возвращался в каюту и читал Писание — прямо на орбите Земли

Юрий Лончаков — летчик-космонавт, полковник, Герой Российской Федерации. Совершил три полета в космос, в открытом космосе в общей сложности провел 10 часов 27 минут.

«Человек, который доходит до полета, исполняет свою мечту, испытывает непередаваемые чувства, ощущение полного счастья. Ты понимаешь, что сам, без помощи Божией, не смог бы этого достичь. Вера в Господа, наша православная, правильная вера дает огромные силы, вдохновение на эту нелегкую, опасную работу».

«Впервые я целиком прочитал Библию на орбите. Во время прочтения возникало очень много вопросов, я их записывал и, когда было время, звонил на Землю батюшке. Работа у нас очень тяжелая, но, когда ты вечером возвращаешься в свою каюту, открываешь и читаешь Писание, это очень укрепляет и вдохновляет на дальнейшие труды».

Советуем прочитать: Однажды с тяжело больным мальчиком Сашей случилась поразительная история. И в ней поучаствовал Юрий Лончаков — эта история .

ВАЛЕНТИН ПЕТРОВ: И Гагарин спросил меня: «Ты почувствовал что-то?»

Валентин Петров — полковник ВВС в отставке. Как преподаватель он воспитал не одно поколение космонавтов в Центре подготовки космонавтов Военно-воздушной академии имени Ю. А. Гагарина. Дружил с Юрием Гагариным и вместе с ним посещал Троице-Сергиеву лавру.

«На меня в советское время многие со стороны смотрели как на блаженного. Чего это его тянет то в Лавру, то в Данилов монастырь, то еще куда-нибудь? Но я был верующим человеком с детства. Я ведь еще в блокадном Ленинграде молился Богу о том, чтобы мои родители были живы!»

«После того как мы приложились к раке с мощами , Юрий Алексеевич меня спросил: «Ты почувствовал что-то?» Я говорю: «Да. Какой-то необыкновенный запах. Такая благодать, Юра». Он говорит: «Вот видишь! Я думал, это мне одному показалось».

«Космонавт — это человек, который выполняет ответственное задание. И все, что у него на душе, идет с ним и в космос. Каждый полет — это рискованный и ответственный шаг. А когда летишь на ответственное задание, хочется, чтобы святыня была с тобой».

Другие воспоминания Валентина Петрова о Юрии Гагарине и Германе Титове читайте в интервью журналу «Фома».

БОРИС РАУШЕНБАХ: Что всемирно известный физик открыл для себя в православной иконе

Борис Раушенбах (1915–2001) — всемирно известный физик, один из основателей космонавтики, создавший научную школу космической навигации, разработавший системы управления космическими аппаратами «Луна», «Венера», «Восток» и орбитальной станцией «Мир».

В конце жизни Борис Раушенбах обратился к изучению пространства иконы и математическим моделям, объясняющим Троичность Бога. Этот поворот не был случайным — к новым научным интересам ученый пришел через работу над оптикой космических аппаратов.

Академик вспоминал: «В детстве «меня водили в церковь, приобщали святых тайн, а детские впечатления — это не такая вещь, которая забывается и исчезает бесследно. Во все времена моей жизни мне была весьма неприятна антирелигиозная пропаганда, я всегда считал ее чушью и болел за религию…»

Показательный случай: когда Борису Раушенбаху позвонили из журнала «Коммунист» и попросили написать что-нибудь про стратегическую оборонную инициативу президента Рейгана, академик, написавший уже несколько статей на эту тему, ответил: «Какая все это ерунда, разве это важно? Вот наступает тысячелетие Крещения Руси, а вы, странные люди, ничего об этом не пишете!» «А вы что, и об этом можете написать?» — спросили его. «Конечно, могу…», — ответил Раушенбах, и статья была заказана.

Как Борис Раушенбах повлиял на решение в 1988 году (!) в стране «победившего атеизма» праздновать 1000-летие Крещения Руси и о других великих ученых, которые вступились за гонимую Церковь в советское время, читайте .

Что на самом деле увидел Гагарин из космоса (запись переговоров)

Источник Правда.Ру 13.04.2004 09:36

43 года назад, 12 апреля 1961 года, Юрий Гагарин совершил первый в истории человечества полет в космос. Полет Гагарина длился 108 минут. О том, что увидел первый космонавт, когда вышел на орбиту, свидетельствует полная стенограмма его переговоров с Землей.

Что на самом деле увидел Гагарин из космоса (запись переговоров)

Запись приводится с момента посадки Гагарина в корабль (за два часа до старта) до выхода «Востока-1» из зоны радиоприема и приземления на Землю.

Как свидетельствует этот документ, два часа до старта Юрий Гагарин провел, проверяя приборы и насвистывая свои любимые песенки. Начал он с песни «о далеком курносом детстве», потом перешел на «Родина слышит, Родина знает».

Далее в центре управления полетами прослушали «Ландыши» в гагаринском исполнении. За минуту до старта первый космонавт напевал «Летите, голуби, летите». Далее запись фиксирует учащенное дыхание космонавта. Спустя несколько секунд Королев сказал: «Полный подъем», а Гагарин произнес свое знаменитое «Поехали».

Когда «Восток-1» вышел на орбиту, Гагарин передал: «Вижу горизонт, горизонт Земли выплывает. Но звезд на небе не видно. Земная поверхность, земную поверхность видно в иллюминатор. Небо черное, и по краю Земли, по краю горизонта такой красивый голубой ореол, который темнее по удалению от Земли».

Позже первый космонавт смог увидеть и звезды. Особенно его поразила одна маленькая звездочка, которая проплыла в окне его иллюминатора. «Видно звезды через «Взор», как проходят звезды. Очень красивое зрелище. Продолжается полет в тени Земли, — передал космонавт. — В правый иллюминатор сейчас наблюдаю звездочку, она так проходит слева направо. Ушла звездочка, уходит, уходит…»

Последний раз Юрий Гагарин вышел на связь в 10 часов 23 минуты. Он сообщил, что полет проходит успешно, его самочувствие отличное, а все системы работают хорошо. На этом запись обрывается. 12 апреля 1961 года в 10 часов 55 минут по московскому времени космонавт успешно совершил приземление.

Полная стенограмма переговоров Юрия Гагарина с Землей

«Кедр» — позывной Юрия Гагарина, «Заря-1» — Сергея Королева. Остальные позывные принадлежат Центру управления полетами и другим наземным службам.

Гагарин: Даю отсчет: 1… 2… 3…. 4… 5… 6… 7… 8… 9… 10. Как поняли? Прием.

Королев: «Кедр», «Кедр», я «Заря-1». Вас понял отлично. Продолжайте работать.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр», вас понял. «Заря-1», я «Кедр», проверка связи. 1… 2… 3… 4… 5… 6. Как поняли? Прием.

Королев: Слышу вас хорошо. Как меня слышите?

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Вас слышу хорошо. 1… 2… 3… 4… 5. Как поняли? Прием.

Королев: «Кедр», я «Заря-1». Слышу отлично. Все понял. Продолжайте проверку.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Прием на телефон. Прием.

Королев: «Кедр», я «Заря-1». Как чувствуете себя?

Гагарин: Чувствую себя превосходно. Проверка телефонов и динамиков прошла нормально. Перехожу на телефон.

Королев: «Кедр», я «Заря-1». Понял вас, у нас дела идут нормально. Машина готовится нормально. Все хорошо. Прием.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Вас понял. Я так и знал. «3аря-1», я «Кедр». Проверку связи закончил. Как поняли меня? Прием.

Королев: Понял вас хорошо, все нормально, я «Заря». Прием.

Пауза 10 секунд.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Исходное положение тумблеров на пульте управления заданное. Глобус на месте разделения: широта северная 63 градуса, долгота восточная 97 градусов. В окне коррекции цифра 510. Время разделения- 9 часов 17 минут 7 секунд. Магнитный индекс БКРФ в исходном положении. Первые сутки, день. Давление в кабине — единица, влажность — 65 процентов. Температура 19 градусов. Давление в отсеке 1,2.

В системе ручной Ориентации-155 атмосфер, первой автоматической ориентации- 155 атмосфер, во второй автоматической ориентации- 157 атмосфер. Давление в баллоне ТДУ — 320 атмосфер. Самочувствие хорошее. К старту готов. Как поняли? Прием.

Пауза около 10 секунд. Гагарин поет песню «о далеком курносом детстве».

Королев: «Кедр», я «Заря-1», «Кедр», я «Заря-1». Как слышите меня? Мне нужно вам передать.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Вас слышу хорошо, прием.

Королев: Юрий Алексеевич, значит, я хочу вам просто напомнить, что после минутной готовности пройдет минуток шесть, прежде чем начнется полет, так что вы не волнуйтесь. Прием.

Гагарин: Вас понял, я совершенно спокоен.

Королев: Ну и отлично, прекрасно. Имейте в виду, что после минутной готовности шесть минуток будет для всяких дел. Трубку председателю.

Руднев: «Кедр», поняли вас хорошо. Председатель вас слышал. У нас все нормально идет.

Пауза 20 секунд.

Королев: Я «Заря». Юра, как дела? Прием.

Гагарин: Как учили. Все нормально, все хорошо. Как меня поняли? Прием.

Королев: Да понял, чего с тобой говорить. Превосходно понял. «Кедр», я «Заря-1». Сейчас с тобой будут говорить. Я прошу вас, если у вас есть время, подключить передатчики KB и поговорить. Дать счет — примерно до двадцати. Если у вас есть время и если вы не заняты. Сообщите, как поняли. Прием.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Вас понял. Сейчас ваше задание выполню.

Королев: Ты что будешь делать?

Гагарин: Сейчас хочу проверить связь по КВ.

Королев: Юра, только начинай через минуту примерно проверку, понял?

Гагарин: Понял вас.

Королев: Что? Говори с ним по KB, а потом я тебе покажу здесь все, что есть.

Гагарин: Показывайте, а потом я поговорю.

Помехи.

Королев: Там в укладке тубы — обед, ужин и завтрак.

Гагарин: Ясно.

Королев: Понял?

Гагарин: Понял.

Королев: Колбаса, драже там и варенье к чаю.

Гагарин: Ага.

Королев: Понял?

Гагарин: Понял.

Королев: Вот.

Гагарин: Понял.

Королев: 63 штуки, будешь толстый.

Гагарин: Хо-хо.

Королев: Сегодня прилетишь, сразу все съешь.

Гагарин: Не, главное — колбаска есть, чтобы самогон закусывать.

Все смеются.

Королев: Зараза, а ведь он записывает ведь все, мерзавец. Хе-хе.

Гагарин: «Весна», я «Кедр». Даю передачу. Цифровую. 1… 2… 3… 4… 5… 6… 7… 8… 9… 10… 11… 12… 13… 14… 15… 16… 17… 18… 19… 20. Как поняли? Прием.

Гагарин: Вас понял. Конец.

Пауза.

Королев: Але.

Гагарин: Да.

Королев: Юра, счастливо, до встречи в Москве.

Гагарин: До встречи. Хорошей встречи!

Пауза.

Королев: Поняли тебя, правильно. Юра. «Кедр», я «Заря». Вас понял.

Пауза.Помехи.

Королев: «Кедр», я «Заря-1». Как слышишь? Прием. Еще раз, будь спокоен за все. До встречи в Москве.

Гагарин: Слышу вас хорошо, как меня? Прием.

Королев: Слышу тебя отлично. Юра. Ты сейчас занят?

Гагарин: Да, есть тут работа. Но не очень занят. Что нужно?

Королев: Нашел продолжение «Ландышей», понял?

Гагарин смеется.

Гагарин: Понял, понял. В камышах?

Королев: Споем сегодня вечером.

Пауза.

Королев: Мерзавцы, замучают проверкой связи!

Неразборчивые реплики. Шум. Пауза 20 секунд.

Королев: Юра.

Гагарин: Ага.

Пауза 20 секунд.

Гагарин: Олег Генрихович!(О.Г.Ивановский — ведущий конструктор корабля «Восток»).

Ивановский: Але?

Гагарин: Востоков ушел?

Ивановский: Да, а что ты хочешь?

Гагарин: Чего?

Ивановский: Что ему передать?

Гагарин: А?

Ивановский: Что передать ему? Гагарин: Привет!

Ивановский: Привет?

Смеется. >

Ивановский: Нормально?

Гагарин: Нормально все.

Ивановский: Тебе привет.

Гагарин смеется.

Неизвестный: Кусочек пластыря оторви, мы забыли приклеить эту штуку.

Помехи. Голоса. Отдельные реплики. Шумы.

Неизвестный: Еще одну, и хватит.

Помехи. Голоса. Шумы.

Неизвестный: Давай еще одну.

Неизвестный: Хватит, хватит, не надо, спасибо большое. Спасибо. Все.

Пауза 6 секунд. Гагарин насвистывает мотив «Родина слышит,

Родина знает».

Королев: «Кедр», я «Заря-1». У нас все идет отлично. Как чувствуете? Прием.

Королев: Понял вас. Прием.

Пауза около минуты. Затем голоса. Шумы. Невнятная реплика про «механизм открытия люка». Пауза 10 секунд.

Королев: Ну все. Ну, счастливо.

Гагарин: Спасибо.

Королев: Счастливо, дорогой.

Гагарин: До свидания.

Королев: Счастливо. До встречи.

Гагарин: Сегодня. В Куйбышеве.

Королев: Прилетай.

Гагарин: Ладно.

Гагарин смеется.

Королев: Спасибо тебе.

Гагарин: Все. Привет там всем.

Королев: Тебе передаю привет большой.

Пауза 15 секунд.

Королев: Я «Заря-1 «, «Кедр», я «Заря-1 «. Как слышите? Проверяю связь из бункера. Прием.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Вас слышу хорошо. Немножко потише говорите. Как поняли? Прием.

Королев: Я «Заря-1». Слышу вас хорошо. Понял. Прием.

Пауза 15 секунд.

Королев: «Кедр», я «Заря-1». Вы работали на УКВ по одной или по обоим кнопкам?

Королев: «Кедр», я «Заря-1». Понял тебя хорошо. Слышу хорошо по обоим. Нормально. Прием.

Гагарин: Ландыши, ландыши…

Гагарин насвистывает «Ландыши». Пауза 30 секунд.

Королев: «Кедр», я «Заря-1». Как слышно? Прием.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Слышно вас хорошо. Прием.

Королев: Юра, проверьте памятку, удобство пользования памяткой и видимость кодовой таблицы.

Гагарин: Понял вас правильно. Прием. Проверяю.

Пауза 45 секунд.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Пользование памяткой и возможность считывания сигнала проверил. Все нормально.

Королев: «Кедр», я «Заря-1». Понял вас. Все отлично, молодец.

Гагарин насвистывает «Ландыши».

Королев: «Кедр», я «Заря-1». Юра, тебе привет коллективный от всех ребят, кто сейчас здесь. Как понял? Прием.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Понял вас. Большое спасибо. Передайте им всем самый горячий привет от меня.

Гагарин насвистывает «Ландыши». Шум усиливается.

Королев: «Кедр», я «Заря-1». Как меня слышите? Прием.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Слышно вас хорошо. Как меня? Прием.

Королев: «Кедр», я «Заря-1». Слышу вас хорошо. Подготовка

изделия идет нормально. Все отлично, Юра. Прием.

Гагарин: Вас понял. Подготовка изделия нормально. У меня также. Самочувствие, настроение нормально. К старту готов.

Королев: Понял. Прием.

Пауза.

Королев: «Кедр», я «Заря-1». Юрий Алексеевич, как слышите меня? Прием.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Слышу вас хорошо. Знаю, с кем разговариваю. Прием.

Гагарин: Вас понял. Прием. Так я и думал.

Королев: Хорошо.

Пауза 15 секунд.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Прошу «Двадцатого» на связь.

Королев: «Кедр», я «Заря-1 «. «Двадцатый» на связи.

Королев: Понял вас, понял. Будет ваша просьба выполнена, Юрий Алексеевич.

Гагарин напевает, а затем насвистывает «Ландыши». Потом начинает

петь «о далеком курносом детстве».

Королев: «Кедр», я «Заря-1». Юрий Алексеевич, у нас так получилось: после закрытия люка вроде один контактик не показался. Он поджался, поэтому мы, наверное, сейчас будем снимать люк и потом его поставим снова. Как поняли меня?

Гагарин: Понял вас правильно. Люк открыт. Проверяю сигнализаторы.

Гагарин насвистывает. Пауза 30 секунд.

Королев: «Кедр», я «Заря-1». Объявлена готовность час. Продолжайте осмотр оборудования.

Королев: «Кедр», я «Заря-1». Понял отлично тебя, Юра. Прием.

Пауза 30 секунд.

Королев: Я «Заря-1». Ты сейчас работаешь на ларинге или ДМШ?

Гагарин: «Заря-1 «, я «Кедр». Работаю на ДМ.

Королев: Понял тебя. Прием.

Пауза 2 минуты.

Королев: «Кедр», я «Заря-1». Проверяю связь. Как слышите? Я «Заря-1». Прием.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Вас слышно хорошо. Как меня? Прием.

Королев: «Кедр», я «Заря-1». Вас слышу отлично. Прием.

Пауза 25 секунд.

Королев: «Кедр», я «Заря-1». Пакет смотрел? До него можешь дотянуться? Посмотри пакет и доложи. Я «Заря-1». Прием.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Пакет проверил. Дотянуться легко, свободно. Как поняли? Прием.

Королев: «Кедр», я «Заря-1». Вас понял хорошо.

Пауза 1 минута 30 секунд.

готовность. Поставить громкость на полную. Полную громкость ввел. Прием.

Пауза 15 секунд.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Вас понял. Все идет нормально.

Занять исходное положение для регистрации физиологических функций. Положение занял. Прием.

Королев: Я «Заря-1», вас понял.

Пауза 30 секунд.

Гагарин: «Заря-1», я слышу вас хорошо. Вас понял. До начала операции осталась еще парочка минут. Самочувствие хорошее, настроениебодрое, к старту готов. Все нормально. Прием.

Королев: Понял вас,»Кедр», понял. Я «Заря-1». Хорошо.

Пауза 10 секунд. Гагарин напевает «Летите, голуби, летите», затем насвистывает этот мотив.

Пауза 8 секунд.

Королев: «Кедр», я «Заря-1». Минутная готовность.

Пауза 7 секунд.

Королев: «Кедр», я «Заря-1». Минутная готовность. Как вы слышите?

Королев: Понял вас.

Пауза 12 секунд.

Королев: «Кедр», я «Заря-1». Во время запуска можете мне не отвечать. Ответьте, как у вас появится возможность, потому что я вам буду транслировать все подробности.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Вас понял.

Королев: Ключ на старт.

Гагарин: Понял.

Пауза около 30 секунд.

Королев: «Кедр», я «Заря-1», дается продувка.

Гагарин: Понял вас.

Пауза около 10 секунд.

Королев: «Кедр», я «Заря-1». Ключ поставлен на дренаж.

Гагарин: Понял вас. Я «Кедр».

Королев: У нас все нормально, дренажные клапана закрылись.

Гагарин: У меня все нормально. Самочувствие хорошее. Настроение бодрое. К старту готов. Прием.

Пауза около 40 секунд. Слышно дыхание Гагарина.

Королев: «Кедр», я «Заря-1». Отошла кабель-мачта. Все нормально.

Гагарин: Понял вас, почувствовал. Прием. Слышу работы клапанов.

Королев: Понял вас. Хорошо.

Пауза около 20 секунд.

Королев: Дается зажигание, «Кедр», я «Заря-1 «.

Гагарин: Понял вас, дается зажигание.

Королев: Предварительная ступень.

Гагарин: Понял.

Королев: Промежуточная.

Гагарин: Понял.

Королев: Полный подъем.

Гагарин: Поехали.

Шум двигателей. Пауза 20 секунд. Помехи и шумы. Голоса сильно искажены.

Королев: Я «Заря-1». Мы все желаем вам доброго полета. Все нормально?

Гагарин: Спасибо. До свидания. До скорой встречи, дорогие друзья. До свидания, до скорой встречи.

Шум. Пауза 6 секунд.

Гагарин: Вибрация учащается, шум несколько растет. Самочувствие хорошее, перегрузка растет также.

Пауза 10 секунд.

Королев: «Кедр», время семьдесят.

Гагарин: Понял вас. Семьдесят. Самочувствие отличное, продолжаю полет, растут перегрузки. Все хорошо.

Пауза 15 секунд.

Королев: Жду, «Кедр». Я «Заря-1». Как чувствуете? Прием.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Чувствую себя хорошо. Вибрация и перегрузки нормальные. Продолжаем полет, все отлично. Прием.

Шум усиливается. Пауза 9 секунд.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Закончила работу первая ступень. Спали перегрузки и вибрации. Полет продолжается нормально. Прием.

Шум усиливается.

Королев: Прошло разделение, все нормально. Как чувствуете себя, прием.

Гагарин: Слышу вас хорошо. Разделение почувствовал. Работает стандарт три. Все нормально.

Королев: Понял вас, хорошо.

Шум усиливается. Пауза 10 секунд.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Произошел сброс головного обтекателя. Во «Взор» вижу Землю. Хорошо различима Земля.

Королев: «Кедр», я «Заря-1». Все в порядке. Машина идет хорошо. Прием.

Гагарин: Понял вас. Вижу реки, складки местности, различимы хорошо, видимость хорошая. Отлично у вас там все видно. Прием.

Королев: «Кедр», я «Заря-1». Все нормально.

Гагарин: Понял вас. Докладываю: вижу Землю, видимость отличная. Хорошая видимость. Прием.

Пауза 10 секунд.

Королев: «Кедр», я «Заря». Как самочувствие? Я «Заря». Прием.

Гагарин: «Заря», я «Кедр». Самочувствие отличное. Продолжаю полет. Несколько растет перегрузка. Вибрации. Все переношу нормально. Самочувствие отличное. Настроение бодрое. В иллюминатор «Взор» наблюдаю Землю. Различаю складки местности, лес. Самочувствие отличное. Как у вас дела? Прием.

Королев: «Кедр», «Кедр», я «Заря». Молодец, отлично все идет, хорошо! Я «Заря», прием.

Гагарин: «Заря», я «Кедр». Наблюдаю облака над землей, мелкие, кучевые. И тени от них. Красиво, красота. Как слышите, прием?

Королев: «Кедр», я «Заря», «Кедр», я «Заря». Слышим вас отлично. Продолжайте полет.

Гагарин: Полет продолжается хорошо. Перегрузки растут медленно, незначительно. Все переносится хорошо.

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *