Классификация современных сектантских движений

Своей главной целью, по самой своей сути любая тоталитарная секта или деструктивный культ ставят лишение своих последователей частной жизни, и превращение у легко используемые инструменты. Для этого их быт и различные обязанности организуются в зависимости от декларируемых целей глав сект. Но способы эти, как и различия в открытости обществу, организации, верованиям или убеждениям, контролю за собственными последователями, численности и ее контроля являются специфическими единоличными показателями.

Однако, рассмотрев различные религиозные группы, можно выделить несколько групп или характерных характеристик, позволяющих относить данные объединения к одной из таких групп. Нужно заметить, что данные характеристики могут быть скомбинированы в отдельной секте в зависимости от ее численности, в особенности это характерно для многочисленных сект, мировоззрений самого лидера секты, его целей. Данное рассмотрение является обязательным для понимания популярности подобных воззрений, так как в зависимости от своего «типа» секты ориентируются на своего «клиента». Таким образом можно каталогизировать конкретную секту, отнеся ее к одному или нескольким признакам. В данном случае будут взяты примеры сект, в основном относящихся к представителям философии Нью-эйдж, в силу особенной их популярности в рассматриваемый период и учитывая, что фактическое большинство деструктивных религиозных культов исследуемые в данной работе относятся именно к данному течению. И, таким образом, сектантские движения можно выделить по характеру учения, то есть в зависимости от того религиозного корня, из которого данное учение вышло и к какому относится:

1) Восточные мистические секты — синкретическое направление, характеризуемое весьма различными по роли адепта и организации движения, однако объединяемые общей философской парадигмой, почерпнутой из восточной философии; Создаются обычно, в результате получения их создателем откровения, лидеры обычно являются провидцами, пророками и т. п.; к таковым можно отнести Аум синрикё, Церковь объединения, Кришнаитов;

2) Парахристианские секты — иногда провозглашающие себя истинными христианами, при этом исповедуя лишь части христианского учения, при смешивании его восточными практиками или отрицающие догмат о троице; могут считать себя обновителями, то есть восстановителями истинного христианства; Примером подобных групп являются Свидетели Иеговы;

По типу открытости обществу, в зависимости от декларируемой программы, культ может быть достаточно открытой и даже дружелюбной на первоначальных этапах организацией, где приветствуют всех желающих или группой, специализирующейся на привлечении и подборе различного рода маргинализированных личностей являясь поэтому высоко сплоченной закрытой для посторонних фанатичной организацией:

1) Харизматические секты, определяются появлением тех или иных провидцев, пророков и т. п.; Собирают многочисленную активно действующую паству; часто не стремятся к удерживанию своих адептов внутри секты, могут позволить себе своеобразную «текучку кадров»; к таким религиозным организациям относятся, например, некоторые секты духовных христиан, по этому принципу существует объединение кришнаитов;

2) Апокалиптические секты, характеризуются ожиданием конца света Неофиты тщательно отбраковываются. Представляют собой жестко контролируемую ячейку. Могут не уделять внимания пропаганде своих идей, фактически собирая самостоятельно пришедших адептов. Неофитов индивидуально подбирают грамотные вербовщики, с одним конкретным посвященным может вестись достаточно долгая работа. Атмосфера собраний мрачна и наполнена ожиданием скорого конца.

По внутренней организации, здесь имеется в виду система подчинения и контроля над прихожанами, используемая сектой. Она может быть построена как мини-государство; кастовое сообщество с жесткой иерархией без возможности роста; обозначать себя как «общую семью» в зависимости от специфики имея совет старейшин, обозначая лидеров секты как «всеобщих родителей»; позиционируя себя как «свободное братство»:

1) Авторитарные секты, опирающиеся на соблюдении установленных традиций, жесткую неизменяемую систему руководства, значительная часть учения сосредотачивается на биографии «вождей», их происхождении; Вся власть обычно принадлежит к подобным течениям можно отнести духоборов, молокан, положение «семьи» Сан Мён Муна в “Церкви объединения” и др.;

2) Иерархические секты, или секты, копирующие структуру церкви; члены этих организаций подчиняются руководству не в силу проявленных руководством личных заслуг, а на основании устава секты в котором определяется кто имеет право на полномочия руководителя; таковы, например, объединения баптистов, меннонитов евангелисты и др.;

Итак, представленные категории-характеристики свидетельствуют о тщательнейшем подходе к привлечению, подчинению и удерживанию прихожан в рядах секты, большинство из которых стремится к куда более строгому чем в традиционных религиях контролю своей паствы. Большинство вступает в секту по собственному желанию. Часто это служит способом отойти от собственных мирских проблем, так как самостоятельно сил их разрешить, человек не находит. Утрата веры в свои силы и способности приводит к изменениям в мышлении, взглядах и поведении человека. Появляется стремление к миропониманию, которое будет гарантировать «потерявшему» себя человеку «абсолютную истину».

По данным причинам, любая секта стремиться предложить возможному неофиту, те мысли и идеи, которые в купе с самой внутренней общностью секты привлекут нужного именно им страждущего.

Человеческий ресурс, на который происходит основная ориентация достаточно широк и включает в себя как маргинализированных членов общества, так и полноценных, поскольку сектантское объединение ориентируется отнюдь не только на потерянных и сломленных людей, они им интересны лишь как легкая почва для создания легкоуправляемых фанатиков. В первую очередь, им интересны здоровые, но не уверенные в сложившихся обстоятельствах, потерянные психологически граждане, имеющие имущество, которое можно будет изъять в пользу культа.

Поросёнков подлог

Петр Исакович Рейдман. Или схиигумен Авраам (Рейдман), духовник Екатеринбургского женского Ново-Тихвинского монастыря и Свято-Косминской мужской пустыни в селе Костылёво, что в 30 километрах от Верхотурья… Читателю не надо представлять персонаж, который в 1999 году «прославился» клеветой на архиерея Екатеринбургской епархии епископа Никона (Миронова). Спровоцировав столкновение внутри екатеринбургской епархии, шарташская секта, определяемая по месту проживания основной группировки на окраине Екатеринбурга, ул. Отдыха, 93, на берегу озера Шарташ («нечистое» — в местном наречии),.. секта эта бросилась расширять плацдарм влияния на воцерковляющееся российское общество.

Архиепископ Свердловский (Екатеринбургский) и Курганский Мелхиседек (Лебедев) явно недооценил разрушительный потенциал «ученика последнего глинского старца одесского игумена Андрея Машкова». Петр Рейдман всегда был склонен к самообольщению претензией на преемство духовных даров старчества. В этой его «слабости» пожалеть бы «отца», да кабы не гремучие последствия этой прелести! Вот и владыка Мелхиседек не насторожился, когда не получил после неоднократной и настоятельной просьбы из Абалакского монастыря «дело» насельника Авраама (Рейдмана). За то, кстати, вскоре поплатился — скорбным уходом с кафедры.
Сегодня очевидно, что даже пиар-войны 1993 и 1999 годов с екатеринбургскими архиереями — не вершина стратегии одессита, а лишь условие, облегчающее саму возможность осуществления проекта более опасного для русского народа, для России, для Православия.

Два события в 2008-2009 годах прошли бы почти незаметными в Екатеринбурге, но весьма заметны стали благодаря СМИ. В воскресный день 29 июля 2007 года в лесном массиве около промбазы «Мостоотряд № 72», что на пути из Екатеринбурга к урочищу Четырех братьев (Ганина яма), были найдены фрагменты останков неизвестных лиц. Милиция почему-то не прислала сей же час своих представителей (как то следует из характера события). Участок, примыкающий к Серовскому тракту, славен последние годы неоднократным нахождением расчлененных трупов молодых людей.

Участники кампании поспешили объявить находку ни больше, ни меньше останками царевича Алексия и царевны Анастасии Романовых. Не дожидаясь церковного «Аксиос!». Не встречаясь с архиепископом Екатеринбургским и Верхотурским Русской Православной Церкви Викентием (Морарем), без открытого архиерейского и патриаршего благословения, наконец!..
Потом последовал выход в московском издательстве «Вагриус» по заказу ООО «Архитрав» книги Натальи Розановой «Царственные страстотерпцы. Посмертная судьба». Кое-кто поспешил объявить находку в мокром логу важным событием в истории России, а книгу Розановой — новым словом в отечественной историографии.

Обстоятельства событий изобилуют комбинациями, характерными для целей сомнительного достоинства. Обстоятельства корреспондируются, причем не фигурально, а вполне конкретными отношениями, переживаниями, действиями участников обоих акций.
Вот выдержка из вышеупомянутой книги:

«Безусловно, Царские мощи до сих пор не признаны таковыми священноначалием Русской Православной Церкви, а, значит, в духовном отношении попраны только потому, что еще не все мифы, вращающиеся вокруг убийства семьи Романовых, развенчаны. Миф о «ритуальном» убийстве Царской Семьи хотя и не единственный, но самый могущественный и стержневой. Он нанизывает на себя многие другие. Все они не позволяют увидеть историю такой, какой она была в действительности (…) Тогда под знаменем служения истине родилась и возросла безобразная ложь — ложь, которая после многократных разоблачений все еще удерживает свои позиции и занимает умы многих. По сей день она является препятствием к достойному поклонению святым мощам Царственных страстотерпцев.

Для православных людей безоглядное усвоение исторических мифов, желание верить не тому, что истинно, а тому, что больше нравится, тенденция весьма опасная. И с этим мириться нельзя (выделено мной — Р.И.). Отрицая подлинность святых мощей, мы не только отрицаем истинную историю, но и попираем память святых и их страдания». — Стр. 479. «Царственные страстотерпцы. Посмертная судьба» — Наталия Розанова.

О чем это? Кто это? Христианин ли это пишет? Почему-то не дает покоя комментатору екатеринбургских событий 1991 года решение Архиерейского Собора, вынесенное пастырями Русской Церкви, не увидевшими церковного духа в действиях по идентификации останков, найденных группой геолога Авдонина.

Программность заявления очевидна. Как очевиден и тон — угрожающий, безпрецедентно и вместе с тем знакомо дерзкий. Поскольку сим заявлением 2008 года, утопленным в словесном серпантине книжки, снова объявляется открытая война Русской Православной Церкви, Деяниям Ее Архиерейского Собора 2000 года (когда Церковь причислила к сонму святых Августейшую Семью и определила отношение к происходящему вокруг «находок» под Екатеринбургом). Заявлением же развязывается война всем тем, кто смеет сегодня не внимать идеологии, реализуемой стоящим за нежной и вместе несгибаемой спиной «Натальи Розановой».

Еще бы ничего! Да только интересное обстоятельство обращает на себя внимание: нет среди историков, писателей, журналистов такого человека — Натальи Розановой. Ни на европейском, ни американском континенте. Нет ни среди православных христиан, ни среди иудеев, хасидов…
Но зато живет в Екатеринбурге, на ул. Отдыха, 93 Наташенька Наливаева. Миловидное существо славянской внешности, покинувшее десяток с небольшим лет Санкт-Петербург после учебы в университете ради служения той «истине», что воспевает… «Наталья Розанова»!

Живет-перепевает сладкоголосо для гостей Екатеринбургского женского Ново-Тихвинского монастыря басни схиигумена Авраама. Катается по миру, обаяет, сопровождая нужных «батюшке» людей, неофитов от Православия и простодушных ветеранов зарубежной монашеской корпорации. И лжет! Увлеченно и самозабвенно лжет! Надеясь на то, что «послушание батюшке Аврааму пуще поста и молитвы»…

Почему бы насельнице шарташского скита Екатеринбургского Ново-Тихвинского монастыря сестре Иаили (Наталье Наливаевой) не назвать себя в книге вполне открыто, по-христиански, по-монашески — достойно и исповеднически, наконец? Почему бы не увещать «батюшкиных» оппонентов иноческими аргументами, в основе которых — евангельская любовь к ближнему? Не можно. Нет иноческих аргументов!

Зато есть архитектура книги о судьбе Царственных страстотерпцев. Архитектура книги с головой выдает человеконенавистнический замысел идеолога опуса. Напичканная сомнительным с точки зрения христианской апологетики изобразительным и иным документальным материалом, написанная языком, невозможным для человека, воспитуемого в христианской этике, книга не свидетельствует о почитании автором Царственных страстотерпцев и их подвига, не свидетельствует о знании и понимании событий Царской Голгофы, об умении выделять в них мистическую составляющую. Книга даже не предъявляет милосердного сочувствия автора к замученным людям. С болезненной и тупой настырностью со страниц ее читателю демонстрируется множество фрагментов мертвых тел. У читателя возникают сомнения в душевной здравости как составителя, так и вдохновителя чтива. Вполне веря, что весь состав книги — до макета — прошел через глаза и сердце сестры Иаили, остается пожалеть молодую женщину, вынужденную годами! «за послушание» старчику насиловать душу околонаучными и вовсе небезопасными для христианской души аргументами.

Вот только один пример. Сомневаюсь я, что православным христианам в качестве ключевого аргумента, убеждающего в святости останков из мокрого лога, нужно предлагать в том числе фотографии, запечатлевшие… извлеченные из склепа в соборе Петропавловской крепости останки Великого князя Георгия, брата Государя. Извлечение состоялось 13 июля 1994 года. Для того чтобы «отщипнуть» что-то для кого-то…

Вдумайтесь: Церковь служит Панихиду, Церковь просит: со святыми упокой, Господи… Церковь утверждает: здесь ПОКОИТСЯ тело раба Божия… ПОКОИТСЯ до всеобщего воскресения. Вдруг приходят временщики, некие «подвижники правды», которым надо настоять на «своей» частной «истине»… И беззащитное тело христианина выставляется нехристями «на позрище». И никто не смеет сопротивляться явному насилию! Тело упокоенного христианина лишено покоя и защиты от безумствующих. Целостность Божественного миропорядка нарушена. Промысел Божий нарушен! Воля Божия — нарушена!

Какая катастрофа вызвала этот акт? Катастрофа духа участников действа? Для меня это — несомненно! Более того, фотографическая демонстрация кощунственного акта в книге, имеющей замысел убедить, прежде всего, российское православное общество в несомненной правоте «ищущих истины», — это ведь тоже участие в разрушении Божественного миропорядка! И это тоже кощунственный акт, за которым следует наказание Божие.

Разве могла бы Наташенька Наливаева, университетская девушка, выставить «на позрище» останки своих родных?.. Впрочем, не берусь определять границы духовной дерзости автора, сегодня духовного чада шарташского старчика.

Но как быть с эстетикой некрофильства, хлынувшей на читателя со страниц издания? Царствующая Чета и Дети были красивейшими людьми Европы. Недаром почитающие Царственных страстотерпцев зачастую довольствуются фотографиями семейного архива Государя. Можно ли признавать за необходимое и душеполезное именно в этой книге, не претендующей на издание для специалистов правоохранительной системы, безконечно и до одури повторяющуюся композицию из фотографий человеческих останков — в центре листа, с размещенными по краям известными миру образами членов Царской Семьи?

Памятуя об иконичности человеческого восприятия книжного пространства, можно было бы не безобразить его совмещением несовместимого. Какие помыслы, какие эмоции желает вызвать автор в сознании читателя? Памятуя о принципах герменевтики и действительно желая приблизить читателя к Божественной Истине, добросовестному историческому комментатору не следовало бы перегружать материал компиляциями документов из мира криминалистической реальности.

В общем-то, у книги нет ответственного автора. Она вся — компиляция — идеологических предпочтений, фобийных переживаний возможного утверждения в обществе мотивов «кровавого навета» и «освобождения от жидо-массонского заговора». И это на самом деле сердцевина миссии книги «Царственные страстотерпцы. Посмертная судьба». Как сочетается эта миссия со Страхом Божиим, Верой и Благоговением? Как, живя этим, приступать ко Святому Причастию?
Года два назад, возвращаясь в Екатеринбург от Ганиной ямы, я случайно попала в салон паломнического автобуса Ново-Тихвинского монастыря. Автобус вез гостей-тобольчан. Когда он проезжал мимо «поросенкова лога», прихожанка и работница монастыря, таинственно понизив голос, сообщила, что «для своих» (?) монастырский паломнический центр обычно устраивает заезд и на этот объект. Потому что их батюшка Авраам считает: останки, найденные в «поросенковом логу», конечно же, принадлежат семье Государя, что осталось совсем немного усилий для того, чтобы в Москве в Патриархии было принято «верное» решение…
Как же это согласуется с церковной дисциплиной, с решениями Архиерейского Собора 2000 года? — «Батюшка был смущен этими решениями. И дал указание потихоньку продолжать разыскания», — пояснила его разгоряченная почитательница.

Это яркое свидетельство адепта шарташской секты о затянувшейся неспособности ее лидера к соборной жизни в Церкви, соборной рефлексии на Архиерейские Акты, свидетельство о пренебрежении к церковной дисциплине схиигумена Авраама (Рейдмана). Свидетельство снова ставит нас перед общецерковной необходимостью определиться: надо ли далее терпеть «самодостаточные» затеи выходца из Одессы?

Лица, мечтающие о признании Русской Церковью Царскими останков людей, найденных в 1991 группой Авдонина, и останков, поднятых здесь же неподалеку в 2007 году воспреемниками авдонинцев, строго говоря, не являются даже членами Церкви. Слишком часто в разговорах с ними слышу изумлённое, даже с обидой произносимое: «Почему Церковь не признает останки из «поросенкова» лога?!». Себя внутри нашей Церкви эти люди не ощущают! Хотя некоторые из них способность духовную в себе имеют. Спящую пока способность. Спящую, словно под гипнозом. Что, если честно, в некоторых из них даже очевидно…

Они не успокоятся — по свойству личности и потому хотя бы, что Церковь для них лишь корпорация, имеющая сегодня доступ к государственной власти. И только имеющая власть Церковь должна поддаться обаянию «подвижников правды». Власть сакральна. Подмяв ее, можно утвердиться вместо нее — вечная жажда пересмешника. Пересмешнику все равно, как подбираться к власти.

Остается в связи с последним выразить недоумение действиям епископа Штутгартского Русской Православной Церкви заграницей Агапита (Горачека), подписавшего архиерейское благословение на издание. Не екатеринбургский Владыка был предпочтен шарташатами — что было бы невозможно при такой направленности издания. И это не первый случай «варяжского» участия в «поросенковой» истории. С подачи шарташат.

Нашего епархиального архиерея архиепископа Екатеринбургского и Верхотурского хотелось бы просить подумать — о том, почему и зачем схиигумену Аврааму (Рейдману), человеку, явно прущему против рожна, доверена миссия возглавления епархиальной комиссии по канонизации святых? Вся-то его комиссия сегодня сосредоточена на Шарташском озере. К чему такое «комиссарство» приведет — уже не вопрос.

Раиса ИЛЬИНА, Екатеринбург

Выяснилось, что все давно не так: сферу наркореабилитации в последние годы подмяли под себя «нетрадиционные для России религиозные конфессии, финансируемые из-за рубежа» — так деликатно обозначила проблему Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН РФ). Люди неделикатные обычно называют эти организации проще: «секты». «МАМА, Я ПОПАЛ В НАТУРАЛЬНУЮ ГОЛИМУЮ СЕКТУ…» — Голод полнейший, — говорит 36-летний Дмитрий Копаев. — Тарелка воды с пакетиком макарон, два куска хлеба, чай без сахара, соли когда выпросишь, когда нет. Добавки не положено. Я ходил листья жевал с деревьев, корм для кроликов… Житель подмосковного Королева — алкоголик. Проходил срочную службу в Нахичевани Азербайджанской ССР и угодил под жернова первого в Союзе этнического конфликта в Нагорном Карабахе: был контужен, почти ослеп. Получил вторую группу инвалидности по зрению, лежал в «дурке», стал пить… Мать Дмитрия, выплакав все глаза и испробовав все средства, в 2009-м году определила сына в реабилитационный центр церкви «Исход» в селе Дарьевка Неклиновского района Ростовской области… Откуда через полтора месяца алкаш сбежал. Шатаясь, он четыре часа пешком шел до милиции, где, всхлипывая и вытирая незрячие глаза, дал на видеокамеру вот эти показания. Дмитрий Копаев: — Матушке моей эти «исходовцы» присели на уши: «Сына надо спасти, отправим в центр на Азовском море…» Я спорить не стал: взял плавки, полотенце… Привезли: моря нет, есть одноэтажный домик, а в нем 28 «братьев и сестер» (то есть реабилитантов мужеского и женского пола. — Ред.), нары в два этажа, часть людей на матрасах спит в проходах… И круглосуточная молитва, аллилуйя, Господь Бог.

Богослужения протестантов, которые православные называют беснованиями. 1. Прыгают под музыку, хлопают в ладоши, славят Бога: «Аллилуйя!» 2. Падают, корчатся, рыдают, сраженные Святым Духом. 3. Полный экстаз. Съемка сделана в 2006 году в Новосибирске.

Не как по-нашему, православному: ни свеч, ни икон… Говоришь, что не хочешь молиться — заставляют, давят на мозги так, что голова лопается. Из нормального здравомыслящего человека я за эти 45 дней превратился… У меня с головой стало плохо, я похудел килограмм на 15! Я объяснял, что прохожу осенью и весной курс лечения по глазам в Подмосковье, что мне надо уехать, — они: «Уже идет работа над тобой, ты уже исцелен ранами Иисуса». Я каждый божий день им всем: «Верните документы, 21-й век на дворе, какое вы имеете право удерживать?!» Они: «Дорога тебе одна, в мир тебе не вернуться…» Людей там сгибают капитально. Даже по нужде когда идешь, с тобой «укрепившийся» «брат» или «сестра» (реабилитант, лояльный к правилам центра. — Ред.). По воскресеньям вывозят в церковь в Таганрог — они арендуют ДК «Прибой», — тоже все время под надзором. В центре многие не по своей воле, но, кто безвылазно по полгода, от безвыходности начинают верить, а может, у них просто крышу сносит, и тогда пасторы приезжают, забирают этих уверовавших в библейскую школу или на пастора учиться — то есть от мира тех, кто попал в «Исход», ограждают полностью. Один раз звонила мама: «Дима, как море?» Я: «Мама, какое море, меня засунули в натуральную голимую секту, изо дня в день талдычат, и у меня уже не хватает нервов», — бац, — тут они связь разъединили. Я стал письмо писать печатными буквами, что у меня плохо со здоровьем, что надо принимать меры, — старший центра при мне его порвал: «Какое, — говорит, — здоровье, если ты уже благословенный исцеленный человек…» Первый раз я убежал — вернули, напоили чаем, успокоили, и четыре-пять человек стали меня промаливать «иными языками» (члены сей церкви в минуты экстаза начинают издавать абракадабру вроде «Таламатосотоло» и утверждают, что это на них сошел Святой Дух. — Ред.). До такой степени они меня довели, что у меня уже слезы текли… Не знал, что делать… Я старался, чтобы меня отправляли на работу, чтобы не слышать этот бред! Второй раз убежал, они сказали: «Тебя что, на цепь посадить?» Кстати, на работу кого вывозят, например грузить цемент, то денег им не платят. И еще кормят тухлятиной: люди травятся — и понос, и глистня… В ночь на 4 сентября мне удалось выбраться; пытаюсь бежать, а ноги не слушаются: ослаб, ветром качает. Остановил машину: «Помогите, я попал в такую-то секту!» — люди в ответ: «Мы не хотим с ними связываться». Слава Богу, что я сумел дойти до милиции… Дмитрий повторяет это «Слава Богу» несколько раз и достает из-под рубашки нательный крестик: — Отдельно хочу пояснить, что крестик свой я никогда не снимал, хотя они кричали: «Сними, ты поклоняешься сатане, это идолопоклонство!» Я им отвечал: веру вашу протестантскую не приму никогда… Мы приводим этот страшный монолог без комментариев. Потому что мы не имеем права их давать. Милиция и прокуратура Ростова чутко отнеслись к заявлению бедного больного человека: не вернули его в центр, а, наоборот, вызвали эксперта из местного религиоведческого центра (по совместительству представителя Русской православной церкви) и вместе с ним провели в Дарьевке проверку. И даже вызволили оттуда еще одного алкоголика и одного наркомана (оба полностью подтвердили слова первого беглеца) — но уголовное дело о незаконном лишении свободы и незаконной предпринимательской деятельности (центр не был зарегистрирован) все-таки не возбудили.

Тот самый центр «Исход», из которого сбежал алкоголик Дмитрий Копаев.

Дело в том, что в Ростов примчались мамочки «взбунтовавшихся» реабилитантов, и главный свидетель Копаев забрал свое заявление. История совершенно стандартная: именно по этой схеме разваливается большинство уголовных дел против реабилитационных центров: наркоман — существо подневольное, зависимое от родителей. А они вырвут глотку каждому, кто тронет центр, ведь центр дает надежду на исцеление… При подготовке этого материала я дозвонилась матери Дмитрия Копаева Татьяне Васильевне. Рыдая, женщина кричала на меня: — Не смейте писать, он все сказал неправду! Я молюсь за него! У вас есть дети? А он в запое, ногу сломал, и мне все равно, что они протестанты… Да, кстати, руководители церкви «Исход» заявили, что у них в Дарьевке и нет никакого центра. Там просто религиозная община, не требующая регистрации. Люди со всей России и Украины съезжаются туда… чтобы изучать Библию.

Дмитрий Копаев показывает православный крест: «Я говорил этим сектантам: веру вашу протестантскую не приму никогда…»

ЦЕНТРЫ ТИПА «АЛЛИЛУЙЯ» О наркоцентрах от пасторов я впервые услышала в Перми, когда год назад писала об очередном реабилитационном центре «по понятиям». В числе прочих брала интервью у несчастного отца, который был уверен: его сына заправляющие центром бандиты забили до смерти, убили. Мужчина со страдальческой складкой между бровей показывал мне альбом с фотографиями: на одной его Вова радостно смеялся в окружении других молодых людей, все были одеты в одинаковые синие футболки. Отец постарался поскорее перелистнуть страницу, я в нее вцепилась: — Это где он? — Да это у нас на озере таком-то (географическое название указывать не стану. — Авт.) сектанты: мир там, любовь, Христос… При упоминании имени Спасителя каждый верующий испытывает благоговение. Я тоже. Именно эта благородная эмоция, по-видимому, и выключила мне мозги, потому что я немедленно спросила у отца погибшего ребенка: — И как, помогло? Несчастный даже сморщился: — Куда там, я же говорю, умер Вова… Пока там, на озере, был, полгода не кололся, о Боге говорил — а потом по новой… Это, кстати, к вопросу о результативности центров типа «Аллилуйя», как их метко прозвали родители наркозависимых. Что еще известно? Центры эти существуют уже лет десять. В поле зрения властей попадают редко: в центрах от религии, как правило, не держат в наручниках, не бьют… Но что потрясает — это цифры. В России создано и действует порядка 350 наркореабилитационных центров нетрадиционных для нашей страны религиозных или околорелигиозных конфессий. 320 из них принадлежит протестантам (в том числе «Исходу»), несколько десятков «Наркононов» работает у сайентологов, есть единичные сведения о наркореабилитации у «Свидетелей Иеговы» и в организациях неоиндуистского толка. Это — по данным самих этих конфессий. А теперь — официальная статистика ФСКН: государственных учреждений данного профиля в стране всего 26! То есть в России сложная, априори связанная с криминалом тема наркореабилитации буквально отдана на откуп… Мне могут возразить, что реабилитационные центры есть и у традиционных конфессий: у РПЦ их, по заявлению члена Общественного совета при ФСКН РФ игумена Анатолия Берестова, уже около ста…

С Александром Дворкиным лидеры разных религиозных течений предпочитают не связываться.

К сожалению, в том-то и дело, что и православные, и мусульмане спешно начали создавать свои центры уже после того, как вчистую проиграли эту сферу монополистам — протестантам. Вот, к примеру, Тюмень: православный центр там один, реабилитацию в нем проходят четыре человека. А протестантских центров — десять, и только в одном из них сорок «пациентов». Что творится за закрытыми дверями «лагерей» от религии? И кто вообще такие эти «монополисты»? ОТ СВЯТОГО ДУХА ГОЛОВА ПОД УТРО НЕ БОЛИТ — А! А! А! — оргазмически кричит женщина. Пастор расхаживает по сцене с довольным видом: — Ой-ой-ой, что у нас здесь происходит… Невменяемые люди меленько прыгают, быстренько помахивая ручонками, согнутыми, точно крылья дохлого куренка. Смотреть на них страшно и противно, больше того: конвульсии длиною в час (именно столько длится пленка) это шок. Но пастор в счастье: — Ай-ай-ай… Ой-ой-ой… Это Дух Святой!!! — Это «неопятидесятники» или, как их еще называют, «харизматики», — отворачиваясь от экрана, говорит профессор богословия Александр Дворкин. — Самая крупная российская «секта» или даже скорее сектоподобное движение, пришедшее к нам с Запада: сотни мелких организаций, до трехсот тысяч членов. Сами они зовут себя «христиане веры евангельской», «пятидесятники», «протестанты», хотя это неверно, и настоящие протестанты, лютеране, очень обижаются. Суть: люди на молитве впадают в экстатическое состояние, в индуцированный массовый психоз — еще помощнее, чем был на сеансах Кашпировского. И именно эти переживания объявляются главным религиозным опытом.

Поделиться видео </> xHTML-код

Протестантские «беснования».Реабилитационные центры для наркозависимых — давняя тема нашей газеты. До сих пор мы натыкались на «концлагеря» бандитов и думали, что пытки и наручники — самое страшное, что может ждать больных в этих заведениях.

Движение очень активное: участвует в политической жизни, работает с заключенными и наркозависимыми. Занимается вербовкой новых членов под видом благотворительности… На экране между тем начинает ходить журналист JC TV («Джизус Крайст ТВ», телевидение Иисуса Христа) и тыкать трясущимся-визжащим микрофон: — Вы сегодня не пили? А вчера? Дорогие зрители, они не употребляли наркотики и не пили, им ТАК хорошо, потому что в них вошел Дух Святой! Интервьюируемые заходятся, в подтверждение кричат: — Хо… хо… ХОРОШО-О-О!!! Пастор выбрасывает перед камерой большой палец: — Дух Святой — это класс! Журналист — зрителям, доверительно: — Главное, что похмелья нет и голова по утрам не болит… Есть маленький подвох: пленка, которую демонстрирует нам религиовед, снята в 90-х на Украине, и нынешние пятидесятники зовут ее «древней» и «замшелой»: были, мол, отдельные перегибы, «поднявшаяся пена», но теперь на богослужениях все не так. Нет судорожных корчей (на языке верующих «молитва мук рождения»), нет длительного бессмысленного смеха («Торонтское благословение»)… Сразу скажем: мы просмотрели записи и современных служб. Люди также прыгают, раскачиваются, падают на пол… Сильной разницы мы не заметили (вы тоже можете убедиться в этом, посмотрев видео на нашем сайте).

По мановению руки пастора люди на богослужениях падают в обморок.

НУ И КОГО ЖЕ СЧИТАТЬ СЕКТОЙ? Хорошо профессору Дворкину! Он — президент Центра религиоведческих исследований, созданного по благословению Святейшего Патриарха Алексия II, заведующий кафедрой Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, входящего в систему православного образования, да еще алтарник одного из московских храмов. Организации, которые ученый называет «сектами», проиграв ряд процессов, с ним почти уже не связываются: просто говорят, что Дворкин сам неофит и мракобес, а вообще все это, мол, межконфессиональные дрязги: Русская православная церковь недовольна, что на ее исконной территории проповедуют пришлые миссионеры, и в этом вся подоплека конфликта. А вот стоит светской газете повторить мнение религиоведа о каком-то культе, журналиста тут же с воем волокут в суд: «Вы оскорбили тысячи верующих, мы зарегистрированная по закону религиозная организация!» — да еще напомнят о свободе совести. С другой стороны, что делать-то, если законного критерия, как определить, «секта» перед тобой или не «секта», просто нет? Государство, которое вроде бы обязано быть судьей в этом споре, издав пресловутый закон о свободе совести, по факту разрешило создавать даже культы Чебурашки! И люди создают… В Москве, к примеру, действует секта народной целительницы Надежды Антоненко, которая учит, что православный человек в целях излечения от всех недуг должен ежедневно ставить себе клизму с «заряженной» водой, после чего испражняться золотыми рыбками… Что я пытаюсь объяснить? Понятие «секта» по факту субъективное: то, что для одного «секта», для другого — религия. Поэтому мы везде берем это слово в кавычки и употребляем только в значении «по мнению религиоведа Дворкина». Полностью игнорировать мнение религиоведов нельзя: слишком много раз они оказывались правы. Например, поначалу только Дворкин называл «Свидетелей Иеговы» экстремистской организацией, а теперь это подтвердили суды трех субъектов Федерации. «НАЧАЛ РАБОТУ ПОСЛЕ ПОЛУЧЕНИЯ ПРОРОЧЕСКОГО СЛОВА ОТ ГОСПОДА» Наверное, пора рассказать о случае, который натолкнул нас на это расследование. Тем более что он почти анекдотический. В один прекрасный день в Общественном совете при ФСКН РФ выступали руководители реабилитационного центра «Новая жизнь», что в Кингисеппе Ленинградской области. — Наша уникальная методика… 60 процентов излечения… 320 тонн моркови, которую вырастили наркозависимые… Главный редактор нашей газеты, член Общественного совета при ФСКН, весьма впечатлился и подошел к товарищам с предложением написать о них. Те согласились охотно! А дальше началось невероятное. Три месяца я тщилась пробиться в Кингисепп. Три месяца шли переговоры с пересылкой факсов («А что именно вы хотите о нас написать?»). Все попытки приехать разбивались о пресс-секретаря организации: «Нет, вы перезвоните в начале недели, а уж потом, в конце следующей…» Что нужно готовить к визиту журналиста целых две недели? Прямо теряюсь. Апофеоз случился в Санкт-Петербурге на вокзале, куда я все же добралась и где встретившие меня сотрудники «Новой жизни» с ходу заявили, что их центр НЕ религиозный, сотрудничает со всеми конфессиями, а если я собираюсь затрагивать в публикации религиозные вопросы, то я «ангажированный, проданный журналист», которого «Новая жизнь» заносит в «черный список». Мои слабые попытки воззвать к разуму: «У вас же на сайте написано, что центр «Новая жизнь» и лично директор Сергей Матевосян осуществляют деятельность по святейшему благословению епископа Ряховского (глава конфессии, член Общественной палаты. — Ред.), находятся под духовным окормлением Российского объединенного Союза христиан веры евангельской», — вызывали агрессию: «Нет на сайте ничего подобного». Я (в изумлении): «Но СМИ широко печатали высказывание Матевосяна, что он начал работу с наркозависимыми в одной из протестантских церквей после получения пророческого слова от Господа». Они: «В первый раз слышим…» В общем, поговорили. В центр меня, как вы догадались, не пустили. История не столько странная, сколько идиотская, ведь конфессиональная принадлежность «Новой жизни» доказывается на раз-два: достаточно знать, что это — само по себе название протестантской церкви в Екатеринбурге, Тамбове, Челябинске и других городах. Или просто ознакомиться с воспоминаниями наркоманов о том, как к ним приходили волонтеры «Новой жизни» и с порога заявляли: «Друг, Иисус любит тебя!», как в центре реабилитанты орали песни со словами «Аллилуйя!», как Матевосян говорил каждому: «Бог начал работу над тобой»… Фото из материалов прокурорской проверки центра «Исход» и из архива Новосибирского отделения Центра религиоведческих исследований. А В ЭТО ВРЕМЯ Руководителям «Дельфина» дали по три года колонии-поселения Весной прошлого года мы написали о скандале в реабилитационном центре «Дельфин» в Краснокамске Пермской области: тогда в милицию прибежал пациент и сказал: «Спасите, людей там бьют и пытают!» Здание спецназ брал штурмом. Оперативники нашли наручники, электрошокеры, биты и кучу фотографий: наркоманы в костюмах клоунов, прикованные наручниками к столбу, в короне с надписью «вор»… 17 человек написали заявление, что их удерживали насильно. Обвинение по статье «незаконное лишение свободы» предъявили президенту фонда «Пермь — город без наркотиков» Александру Шеромову и его помощнику Денису Пантюхину, и вот недавно состоялся суд. Шеромов получил 3 года 2 месяца лишения свободы в колонии-поселении, Пантюхин — три года. Центр пока работает, но есть вероятность, что в ближайшее время самораспустится. Вероника РАНГУЛОВА («КП» — Пермь»)

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *