Воспоминания о генерале Власове

Между тем историки называют эту женщину фронтовой женой генерала Власова — того самого, чья фамилия в годы Великой Отечественной войны стала синонимом предательства.Она всю жизнь скрывала этот факт. Даже когда ее сын случайно узнал, кто его отец, она молчала. Даже когда прознали коллеги, она все отрицала. Почему?.. Жаль, но Агнесса Павловна уже не сможет ответить на этот вопрос…
Феномен Власова
О жизни генерала Власова сказано и написано немало. Когда в 1991 году приоткрылись двери архивов и историю СССР начали трактовать все кому не лень, интерес к Власову и к сформированной им Русской освободительной армии (РОА), отчаянно сражавшейся на стороне фашистов, вспыхнул с новой силой. Кто-то увидел в Андрее Власове бабника и карьериста. Кто-то на основании косвенных доказательств всерьез утверждал, что Власов — один из великих разведчиков, павший жертвой противоборства спецслужб. А кто-то и вовсе нарисовал образ богатыря, пытавшегося спасти страну от сталинской диктатуры. Так, в мае 2000 года, когда страна отмечала 55-летие Великой Победы, в канцелярию Главной военной прокуратуры Российской Федерации поступила примечательная бумага. Некое общественное объединение просило пересмотреть судебное решение и реабилитировать генерала Андрея Власова и 11 его соратников. Все они были приговорены 1 августа 1946 года к смертной казни через повешение за изменническую деятельность в период войны, шпионаж, диверсии, убийства солдат и офицеров Красной Армии. Но податели бумаги назвали главных власовцев фигурами трагическими, истинными патриотами, борцами с тоталитарным режимом.
Верховный суд России признал, что реабилитации власовцы не подлежат. Но, как бы там ни было, фигура генерала, повешенного в 1946-м, до сих пор вызывает жаркие споры. Легко сказать: Власов — изменник, переметнувшийся на сторону Гитлера, согласившийся стать тем, кем не согласился быть даже лютый враг коммунистов Деникин. Но как объяснить феномен власовщины, когда десятки тысяч молодых парней, боевых офицеров становились под его знамена и шли воевать с собственным народом? Только нежеланием умирать в плену? Вряд ли когда-нибудь историки найдут устраивающий всех ответ на вопрос, кем же на самом деле был генерал Андрей Власов.
Однако кем бы он ни был, глупо отрицать его военный талант, во многом благодаря которому и пересеклись судьбы Власова и Агнессы Подмазенко.
Военно-полевой роман
В начале Великой Отечественной войны Власова назначили командовать одним из самых мобильных соединений Красной Армии — 4-м механизированным корпусом. Корпус вел тяжелые бои в районе Киева.
Вот строки из боевой характеристики Власова, подписанной командующим 6-й армией генерал-лейтенантом И.Н. Музыченко и членом военного совета дивизионным комиссаром Н.П. Поповым: 4-й механизированный корпус с первых дней войны принимает участие в боевых операциях по разгрому противника. Умелое руководство тов. Власова войсками обеспечивало крупнейшие успехи частей корпуса. Мужественно дрались 8-я и 32-я танковые дивизии. Энергичный и требовательный командир. Сам лично проявляет мужество и отвагу.
Там же Власов принял командование 37-й армией, сформированной для обороны столицы Украины. Немцам удалось взять город . Войска этой армии обороняли Киев до последнего и начали сниматься с позиций лишь в ночь на 19 сентября, когда судьба всего Юго-западного фронта уже была решена. Остатки армии с огромными потерями разорвали кольцо окружения. Командующий в сопровождении взвода автоматчиков вышел в расположение Красной Армии.
Как свидетельствует история, именно в эти трудные дни у 40-летнего генерал-майора случился военно-полевой роман с 24-летним военврачом 3-го ранга Агнессой Подмазенко. Она вместе с Власовым выходила из окружения. Позже на допросе она будет вспоминать:
Власов давал высокую оценку действиям частей Красной Армии в районе Киева и заявлял, что если бы немецкие войска не окружили Киев, они не смогли бы его взять. Успехи немцев он рассматривал как временные и противопоставлял им исторические факты, когда при первоначальных неуспехах в войне русские выходили победителями, высказывал уверенность, что и в настоящей войне Германия будет побеждена. Когда выходили из окружения, никаких отрицательных настроений он не высказывал и только желал быстрее соединиться с частями Красной Армии. На вопрос следователя НКВД, не помышлял ли Власов уже тогда о побеге, Агнесса ответит отрицательно. В доказательство она приведет тот факт, что генерал оставил при себе партбилет.
В тылу Власова ждала законная супруга Анна Михайловна Воронина. Позже, когда Андрей Власов согласился воевать на стороне фашистов, факт романа на стороне весьма активно обсуждался советской идеологической машиной. Однако как сейчас известно, подобными вещами грешили не только предатели, но и такие герои войны, как Жуков, Рокоссовский и т.д. К тому же роман с Агнессой Подмазенко нельзя назвать кратким всплеском желания. Многие исследователи Агнессу Подмазенко называют второй женой Власова. Фактической женой. Кроме того, Агнессе Павловне приписывают слова, что Власов обещал на ней жениться и все формальности якобы взял на себя. Так это или нет, но покоритель женских сердец явно был неравнодушен к красивой молодой женщине. Даже когда судьба разлучила, Андрей Власов писал ей письма. Кстати, тем, кто считает, что Власов ненавидел Иосифа Сталина, может быть интересен отрывок письма: Ты не поверишь, как я счастлив! Самый большой человек в мире еще раз говорил со мной в присутствии его ближайших учеников. Какая радость! И представь: из его уст я слышал похвалу себе. Теперь я не знаю, как оправдать то доверие, которое он мне оказывает. Буду работать еще лучше, еще напряженнее. Странный текст для любовного письма, не правда ли? Впрочем, какие времена, такие и песни. Агнесса Павловна в это время была беременна. После рождения сына, которого назвали в честь отца Андреем, она в письмах Власову просилась к нему на фронт. Но генерал медлил.
Ошибка молодости
Вскоре после пика карьеры Власова — побед 20-й Западной армии под Москвой — его назначили командовать 2-й Ударной армией. Когда она попала в окружение, Сталин прислал за Власовым самолет — генерал был: его любимцем. Власова называли лучшим военачальником и спасителем Москвы. Но, по свидетельству очевидцев, Власов отказался бросить армию и отправил в тыл раненную женщину — военврача. Говорят, он тогда процедил сквозь зубы: Какой же командир оставляет свою армию. Как и под Киевом, с горсткой солдат Власов решил прорываться к своим.
Дальше, судя по многим свидетельствам, дело было так.
Ночь, 12 июля 1942 года. Андрей Власов и горстка сопровождающих его солдат вышли к старообрядческой деревне Туховежи и укрылись в сарае. В пристанище окруженцев ворвались люди. По сей день спорят, кто это был: немцы или местные жители, возглавляемые церковным старостой, которые решили купить себе расположение немцев ценой генеральских звезд. В ту же ночь генерал Андрей Власов и сопровождающие его бойцы были переданы регулярным немецким войскам.
Один из красноармейцев Власова свидетельствовал затем следователям СМЕРШа: Когда нас передавали немцам — те хотели без разговоров всех расстрелять. Генерал вышел вперед и сказал: Не стрелять! Я генерал Власов. Мои люди безоружны! Вот и вся история
Что было дальше — известно: Власов стал воевать на стороне немцев, причем воевал успешно. Но он не просто сражался, он вел идеологическую борьбу с большевиками. Власов возглавил так называемый Комитет по освобождению народов России. В Германии он снова женился, на этот раз на вдове немецкого офицера Хейли Биденберг.
А что же Агнесса Подмазенко? В 1942-м, после рождения сына, Агнесса, оставив мальчика у своей матери, снова ушла на фронт. Быть фронтовой женой сталинского генерала и женой главного изменника родины (даже если он стал им после их разлуки) — две большие разницы. Первая жена Власова, Анна Воронина, была арестована в 1942 году и отсидела 5 лет в Нижегородской тюрьме. Агнессу арестовали позже, отправили в ГУЛАГ, где она провела также 5 лет. А потом — еще много лет на Севере.
В мае 1963 года в отделе кадров Брестского областного кожно-венерологического диспансера появилась женщина средних лет. Изысканная манера держаться, вести разговор выдавала в ней человека приезжего. Агнессу Павловну приняли сразу. Фронтовое прошлое, высшее военно-медицинское образование, продолжительная практика, в том числе заведующей венкабинетом окружной больницы на Таймыре, — такого специалиста нельзя было упускать.
И не пожалели. Агнесса Павловна оказалась отменным специалистом. По словам бывших соседей по квартире, лечиться к ней приезжали очень серьезные люди, даже из Москвы. За тридцать лет работы в Бресте она воспитала много учеников. Анна Титова, ее подруга, рассказывает, что до последних дней она продолжала самообразование. Выписывала множество медицинской литературы. Кроме того, Агнесса Павловна очень любила стихи, цитировала Ахматову, Есенина. Книги она любила адски, — вспоминает ее сын.
По словам подруг и сына, самым любимым, святым праздником у Агнессы Павловны был День Победы. Но о подробностях фронтовых лет говорить не любила. За много лет ее работы в Бресте ни разу не обмолвилась, кто является отцом ее сына. Анна Титова припомнила, что однажды кто-то поинтересовался ее девичьей фамилией. Агнесса Павловна ответила: Власова. Но никому и в голову не пришло связать это с тем самым Власовым. Тайну свою Агнесса Подмазенко хранила бережно, но не все зависело от нее. В 80-х в военном журнале кто-то из сотрудников Брестского кожвендиспансера нашел упоминание об одной из жен Власова — Агнессе Павловне Подмазенко. Но завотделением микологии заявила, что это другая. В общем, истину тогда не выяснили и сошлись во мнении — бывают и не такие совпадения.
Из прессы о своем отце узнал и Андрей Подмазенко:
— Я взрослый человек. Но я до последнего времени не знал, кто мой отец. Мать не говорила ничего. Только в книгах, в журнале Роман-газета что-то мелькало. Помню, приехал в Самару, тогда еще Куйбышев, был это 1971 год, и мне попался журнал Роман-газета со статьей Ваше превосходительство, по-моему. И тогда я узнал об Андрее Андреевиче Власове — уже взрослым человеком, заканчивавшим аспирантуру:
Родственники — бабуля, дед — наверное, знали. Им тоже наверняка досталось, тем более что дед был военным. Их тоже вызывали, дергали. Но в то время была привычка молчать, не разговаривать по этому поводу. Помню фотографии, где молодая мать — и обязательно вырезано чье-то лицо. Я только потом понял, что это — он. Семья предателя: не принято на эту тему ни распространяться, ни иметь фотографий и т.д.
— А потом вы никогда не заводили речь об отце?
— Нет, я знал, что это нервы. Видимо, она пережила такое, что даже со мной не хотела вспоминать этого. Мы никогда об этом не говорили, никогда. Я сам кусочками узнавал из литературы, вот и все.
— Не пытались докопаться до правды?
— Нет. В тот период идеология исключала какие-то докапывания: Более того, после похорон матери в 1997 году меня пригласили в наше ФСБ для беседы. Там я узнал, что у нее был еще один сын, мой брат. Но в 5-6 лет он упал и разбился. Он был старше. От Власова он был или нет, я не знаю.
В диспансере Агнесса Павловна проработала до 1991-го и вышла на пенсию в 74 года. К концу жизни Агнесса Павловна страдала от сердечной недостаточности, повышенного давления, ее мучили боли в ногах.
5 мая 1997, за четыре дня до любимого праздника, Агнесса Павловна скончалась в стенах родного диспансера, куда из больницы ее забрали сослуживцы. Похоронили ее на городском кладбище в Бресте. А на памятнике от сына и его семьи выгравировали строки из Есенина: Отговорила роща золотая: Это была ее единственная просьба.
При подготовке материала использовалась информация, размещенная на сайте: www. fsb.ru, и из статьи Александра Штолько Кто Вы, генерал Власов?

Георгий Власов

Родился в 1942Г. в Читинской области. Семилетку закончил в селе
Ново-Троицкое, которое каким-то деревянным резным ожерельем обрамляло
живописнейшее озеро, голубое и драгоценное, под белыми облаками
цветущих черемух, растворяясь в розовом дыму багульника, родных
окрестных предгорий. Так и остались навсегда в моей детской памяти.
Потемневший пятистенок, рубленый золотоискателями еще до революции,
стоящий на берегу горной речки у подножья крутого гольца, за которым
яркой зеленью щетинилась, подпирая небо, высокая забайкальская тайга.
Отец- инвалид войны, работал в лесничестве и потому вся наша
семья жила на кордоне, скорее выживала, как многие другие тогда. В
содружестве с собаками и лошадьми, мое взрослое детство началось уже
в восемь лет, в седле с японским карабином за плечем. Старший брат и
я, к тому времени, были уже опытными охотниками- добытчиками.
В пригородном поселке Песчанка, где отец построил дом, чтобы
дети продолжали учиться, я закончил десятилетку. Посещал изостудию в
городе.Через год поступил в Читинский гос. медицинский институт.
После двух курсов был призван в ВМФ. 51 отряд подводного плавания
г. Владивосток. Служил во флоте в г. Советская Гавань с 1962-1966Г.
Возвратившись,поступил учиться заочно во Всесоюзный институт работни-
ков телевидения и радиовещания на постановочный факультет.
Рисование было моим любимым занятием с детства. Работал на Тюменском
телевидении главным художником- постановщиком, сценаристом, ведущим
телепрограмм.
В 2000Г. вышло мое первое, можно сказать,»сборище стихов»-
«Остаться просто человеком»
В 2012г.- поэтический сборник «Покаяние». В 2012г.-дипломант краевого
конкурса» Пою мое Отечество». В 2012г.- в составе лит. обьединения —
в сборнике стихов » Белореченские родники». Номинант национальной
литературной премии » Поэт года 2012″ том 10. 2013 Г.- поэтический
сборник » Устало небо над Россией » 2015г. -публикация в сборнике » Войны, не
заживающие раны» .2015г. -публикации в издании «Литературный меридиан» Приморье. В журнале народной поэзии. «Южный меридиан» в 2014.г.
Финалист национальной литературной премии «Поэт года» 2016
2018г Документальная повесть «Памятью живы» Издательство «Истина» г. Тюмень.
Лауреат 8 Краевого конкурса «Поэт и Гражданин» 2018 г.
Член Российского Союза Писателей.
Мои произведения включены в Антологию русской поэзии за 2018 год.
Постановлением Президиума Российского союза писателей №20190415-1 от 15.04.2019
награжден Пушкинской медалью.
Поэт- прежде всего человек, для которого не бывает чужих
людей, чужих сирот, чужого горя. И не случайно поселок, где родился,
называется ТАнха,что в буддийской терминологии означает,- притяжение.
Притяжение к родной земле, малой родине,- ее судьбе и истории.
На родине земля теплей,
Дороги мягче под ногами,
Прольются в памяти моей
Березы белыми дождями.
Через многие годы, оставшись навсегда, каким-то вечным примером,
они смотрят на меня, не позволяя забыть,- два самых близких человека.
Отец, лежащий с перебитыми ногами, в бою под Выборгом, И мама,
вступившая в схватку с озверевшими дезертирами, в годы войны,
напавшими на наш дом, и защитившая меня, брата и сестренку от не
минуемой гибели. Много их тогда бродило по лесам. Прятались от войны,
прятались от глаз голодных детей, чьи отцы навсегда канули в этом
пожарище, прятались от себя..
Спустя более полувека, не к большой радости начинаешь понимать,
что за внешним блеском и бутафорией подмененных ценностей вновь
прослушивается аритмия сердца многострадальной Родины, ее боль
и тяжелый недуг очередного грехопадения..
По прошествии времени мы, советские, оказались в другой реальности,
в которой все больше стираются грани морали, нравственности, простого
человеческого поведения. За двадцать пять лет выросло целое поколение,
не знающее нашей правды, и мучается в сомнениях душа, что уже опоздала
с воспоминаниями. Не покажется ли сказанное мной уже нереальностью?
А дальше заглядывать просто страшновато. И вопросов становится больше
чем ответов. Ради чего? Зачем? Во имя чего висят, будто выставленные на
распродажу по дешевке, наше светлое будущее, наши судьбы и принципы на
этой всепоглощающей барахолке капиталистического торжества.


Здесь он еще подполковник. Один из многих, Сталин пока ничего не знает о своем будущем любимце.
«А теперь держитесь за стенку»
Владимир Богданович Резун
Генерал-лейтенанта Карбышева считают образцом героизма и верности. Генерал-лейтенанта Власова — образцом трусости и предательства. Все, включая либеральную общественность, которой элементарно лень заняться прояснением данного вопроса, даже в своих пропагандистских целях. Нет, даже эти предпочитают тупо повторять позднесоветские выдумки. Почему «поздне»? Потому что при Сталине это имя, вообще, никак и никогда после сообщения о казни не упоминалось. Никто при Сталине не орал ни про какого «труса и предателя». Не был Сталин согласен с такой оценкой своего верного и стойкого солдата. Вполне вероятно, даже его агента в тылу врага, в пользу этой неожиданной версии говорит довольно многое.
Да и не вяжется совершенно вся, сплошь героическая, биография Андрея Андреевича с понятиями «трус» и «предатель».
Ни черта не вяжется! Судите сами. Я лишь перечислю основные вехи на его пути солдата той войны до появления РОА. Так никогда и не принявшей участия в боях против СССР. Наоборот, освобождавшей от немцев Прагу. А до того момента, преимущественно, нервы Гитлеру трепали. Трепать нервы Андрей Андреевич умел. Но сначало коротенько о том, что всякий сам может перепроверить, это давно больше не тайна.
.
Как известно, 22 июня 1941 года лишь немногие части оказали вторгшимся немцам должное сопротивление. По пальцам перечислить можно. Например, я навскидку много не назову: 1-я противотанковая бригада генерала Москаленко (будущего Маршала Советского Союза), 16-я армия генерала Рокоссовского (будущего — тоже), дивизия полковника Дементьева (про будущее не скажу) и 4-й мехкорпус генерала Власова подо Львовом. Мог генерал в первый же день сдаться в плен, как сделали многие на его месте? Мог. Но он зачем-то начал бузить. Устроил немцам веселую жизнь, после чего начал выводить мехкорпус из окружения. Немцы продвигались стремительно, подобные окруженцы едва за ними поспевали. А конкретно Власов попутно еще и воевал с ними при всякой возможности. К моменту вывода героического 4-го мехкорпуса из окружения (а это произошло уже аж под Киевом!), в плен успело сдаться миллиона полтора-два. Только почему-то Власов не сдался. Наверное, по робости. «Для бегства мне мужества хватит», — хвастался слуга графа Калиостро Маргадон, но и на побег ему мужества не хватило. Вот, и Власову тоже.
Видя такую безропотность и преданность Хозяину, Сталин кинулся ему на шею: Андрей Андреич, спаси мне Киев! Вот те за этим делом 37-я армия. Армия задачу выполнила, с рубежей не отошла, а Власову опять не хватило мужества поддаться страшному немецкому натиску. Затем последовал «отбой» и всеобщий запоздалый приказ отходить — немцы замыкали кольцо окружения восточнее Киева, создавая знаменитый Киевский котел — величайшее окружение в истории. Один Власов не отошел (сдаться, наконец, хотел!), и потому в общее гигантское окружение не попал, а попал в свое собственное, персональное. Вот, тут бы ему и сдаться! Но нет, мужество снова покинуло патологически трусливого генерала, и он опять, зараза, вывел 37-ю из окружения. Разумеется, с боями, всяко досаждая немцу, но при минимальных потерях, что было особо отмечено тогда же. Именно с того момента и начала складываться солдатская легенда о новом великом полководце.

Сталин, было, опять ему на шею… Но, увидев, в каком состоянии командарм, уложил его в госпиталь, а врачам велел творить чудо. Иначе дескать, Лаврентий с врагами народа разберется. Подневольные врачи чудо сотворили. Но Москва не ждет — плохо под Москвой. Совсем кошмар! Недолеченному Власову незатейливый приказ: спасти Москву. «Андрэй Андрэич, я даже нэ прыказывааю, я тэба как брата прашу, дарагой, спаси мнэ Маскву!». «Недострелённый» приказ сначала выполнил — остановил Моделя в Красной Поляне (30 км до Кремля), а потом, в ходе декабрьского контр-наступления, перевыполнил, загнав немца дальше всех, за речку Ламу. К замужним ламам отношения не имеет, имеет отношение к городу Волоколамску. Смотрите на карту.
С тех пор именно Власов «почему-то» стал носить титул «спаситель Москвы», и это при том, что их, спасителей, даже официально, былодевять штук. И имена-то, все больше, легендарные! Однако, не Лелюшенко, не Говоров, не шеф ГРУ Голиков, не Рокоссовский (!) и даже не «сам» Жуков, а с какой-то стати Власов ходит в спасителях Москвы, и про него уже слагаются самопальные солдатские песни. И уже пошел гулять гордый термин: «Мы — власовцы!» Аналог тогдашних ВДВ и морской пехоты, вместе взятых: «Никто, кроме нас!», «Где мы — там победа!». Элита Красной армии. Власовцы. Гвардия!
Приказ Сталина врачам-вредителям краток: великого полководца мне долечить! Вредители устрашились и справились. После госпиталя Власову новая незатейливая сверхзадача — прорвать блокаду Ленинграда. Для того он направляется заместителем Мерецкова (удивительная фигура!) на Волховский фронт. Там уже намечается беда — 2-я ударная почти в окружении. В армию направляется целая группа экспертов во главе с замкомфронта, решают, как быть. Приходят к выводу — армии настал пиздец. В связи с этим, Власов всех отправляет обратно, а сам остается при обреченной армии. Он — спец по выходам из окружений. А еще он всегда искал возможности красиво сдаться врагу.
Его очередное своеволие немедленно одобряет Жуков. Он же подкидывает Сталину идею: для спасения 2-й Ударной нужен гений, не меньше! Гений у Сталина есть, и он даже уже на месте, предложение Жукова одобрено, Власов назначен командующим, при том, что остается заместителем Мерецкова. Щас чисто опять армию выведет, и потом сразу приступит к основным обязанностям — освобождению «Города Ленина».
Немцы наглухо замыкают кольцо. Вторая Ударная начинает бедовать, о том все знают. Обгрызена кора с деревьев, сварены все ремни и сапоги. Птицы прилетели и сразу улетели. Кто успел и не пингвин. Даже жучки-паучки опасаются заползать в Мясной Бор — красноармейцы их съедят, как папуасы. В какой-то момент Сталину показалось, что он сейчас потеряет своего гениального полководца, или он, вот-вот, исполнит свою заветную мечту и сдастся в плен со спокойной душой. И всех сдаст, как Промокашка. Во, волк!
А потому срочно отправляет за ним самолет У-2. Но за рулем того самолета не какой-нибудь лейтенантик, а опытнейший летчик при «шпалах», при пакете, при приказах, при полномочиях, «чудище обло, стозевно и лаяй». Пусть, это будет сам майор Булочкин, я щитаю! Он — неженат, «он — ха-ха! на свой У-2!..» и прилетел, архангел, за генералом Власовым. Давил-давил на глотку — не выдавил. Угрожал полномочиями немедленно расстрелять подлеца-генерала за отказ выполнять приказ эвакуироваться — не помогло. Власов очень хотел, наконец, сдаться врагу. Ну, очень! Поэтому усадил вместо себя к майору Булочкину в самолетик раненную капитана-военврача (жива до сих пор и свидетельствует) и пообещал расстрелять придурка-летуна, раз, он, все равно, ее не везет и нет от него никакого прока. И написал Сталину записку с извинениями: «Истинные полководцы своих армий не бросают». Уже начал дерзить, хамло неблагодарное.
На этом героическая часть заканчивается и наступает время охуительных историй!
Продолжение

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *