Самые древние языки на Земле

Самые древние языки на Земле

Со временем, разнообразие языков в мире стало настолько велико, что их количество перестало умещаться в нашем воображении. Языки эволюционируют вместе с человечеством. Для того, чтобы узнать, насколько совершенными и развитыми стали языки, необходимо изучить древнейшие в мире языки. Это та база, которая послужила основой для современных языков. Выявить самый древний язык — задача не из легких, все равно, что выявить старейшую цивилизацию в мире. Для начала потребуется изучить письменные памятники, которые были найдены при археологических раскопках. В противном случае, очень трудно точно определить какой из языков самый древний, так как на языках разговаривали еще задолго до того, как появилась письменность.

Итак, какие же языки самые древние в мире?

Самые древние языки в мире

Шумерский язык

Первое письменное свидетельство относится к 3200 г до н.э. Письменные памятники на этом языке были обнаружены на археологическом участке Джемдет Наср в Ираке. Шумерский был языком древних шумеров, появление которого относят к 4-му тысячелетию до н.э. Шумерский считается также языком-изолятом, не имеющим родственных связей с другими языками.

Аккадский язык

Первые упоминания об аккадском языке относятся к 2800 г. до н.э. В районе Шадуппум Ирак были найдены письменные свидетельства этого языка. На этом языке говорили в древней Месопотамии, теперь же он считается мертвым. Свое название язык получил от имени города Аккад, крупного центра месопотамской цивилизации того времени. Первые тексты, написанные на аккадском языке, появились в течение второй половины 3-го тысячелетия до н.э. До настоящего времени в раскопках были обнаружены тысячи текстов. Аккадский язык служил средством общения между двумя народами, жившими в древности на территории современного Ближнего Востока. Язык стал угасать в 8-м в. до н.э.

Египетский язык

Коренной язык Египта относится к афро-азиатской языковой семье. Первые письменные памятники этого языка относятся к 3400 году до н.э. Первые письменные свидетельства египетского языка были найдены в гробнице фараона Сет-Перибсена. До конца 7-го века н.э. этот язык существовал в форме коптского языка. Современная версия языка известна как египетский арабский, который вытеснил коптский язык, после завоевания мусульманами Египта. Тем не менее, коптский язык существует и поныне в виде языка богослужения Коптской Церкви.

Эблаитский язык

Семитский язык, ныне мертвый , эблаитский когда-то был господствующим, начиная с 2400 г.до н.э. Тысячи табличек с надписями на этом языке были найдены при археологических раскопках руин города Эбла. На нем говорили в 3-м тысячелетии до н.э. в древнем городе Эбла, между Алеппо и Хама, ныне – в Западной Сирии. Рассматриваемый в качестве второго древнейшего письменного семитского языка после аккадского, в настоящее время язык считается мертвым.

Минойский язык

Этот язык был широко распространен во 2-м веке до н.э. Он был языком древнего Крита. Сегодня язык считается изолятом, так как его связь с другими языками не установлена.

Хеттский язык

Первое упоминание о хеттском языке датируется 1650г. до н.э. Сегодня это мертвый язык, но когда-то на нем разговаривали хетты – народ в северо-центральной части Анатолии. Язык вышел из употребления после распада Хеттской империи.

Греческий язык

Греческий язык считается одним из древнейших письменных живых языков в мире. Первые записи на греческом языке датируются 1400 годом до н.э. Имея 34-х вековую письменную историю, этот язык обладает самой долгой историей письменности среди всех индоевропейских языков. Греческий язык – родной язык народов, населявших Балканский полуостров. Сегодня на греческом языке говорят примерно 13 миллионов людей.

Китайский язык

Первые письменные свидетельства на китайском языке относятся к 11в. до н.э. На китайском сегодня говорит свыше 1 млрд.человек – это один из самых распространенных языков в мире. Китайский язык состоит из группы диалектов, где путунхуа (стандартный китайский язык) занимает первое место по числу носителей. Вся группа в целом и прочие языковые варианты называются китайским языком.

Боги этрусков и загробная жизнь


Реймон Блок. Этруски. Предсказатели будущего. Глава 7. Литература и религия.
Этрусская религия. Боги этрусков и загробная жизнь

Нелегко дать точное представление о богах, составлявших этрусский пантеон. В целом мы знаем их в обличье греческих божеств, с которыми они частично отождествлялись греками и римлянами. Но боги этрусков должны были сохранить оригинальные характеристики, не сразу просматривающиеся за их эллинским обликом.

Поздний текст, относящийся к V веку до н.э., и дошедший до нас благодаря Марциану Капелле, несомненно восходит к появившимся намного раньше переводам этрусских ритуальных сочинений, сделанным в эпоху Цицерона учёным Нигидием Фигулом. Согласно Марциану, этрусских богов помещали в следующем порядке.

Вокруг Юпитера находились верховные боги — «сенаторис деорум» — senatores deorum. Далее шли двенадцать богов, управлявших знаками зодиака, и семь богов, соответствующих планетам. Наконец, имелись боги, связанные с шестнадцатью областями неба. Сенека рассказывает нам, что, когда Юпитер мечет молнии, он может сделать это либо по своей воле, либо после совещания с другими богами. В такой космогонии ощущаются признаки сходства с халдейской, которую, по словам Диодора, передавали от отца к сыну.

Информация Марциана Капеллы и надписи на печени из Пьяченцы, которая является точной проекцией небесного свода, позволяют нам нарисовать карту неба по представлениям этрусков. Различные боги занимали четко определенное место на небе и представлялись людям милосердными или ужасными в зависимости от положения их зоны.

Главным богом этрусков был Тиния, повелитель молнии, аналогичный греческому Зевсу и римскому Юпитеру. Его имя четыре раза упоминается на печени из Пьяченцы вместе с другими богами, которые остаются для нас тайной.

Жена Тинии – Уни (Юни), отождествлявшаяся с Герой и Юноной. На некоторых этрусских зеркалах изображается, как она кормит грудью Геркулеса, он, согласно некоторым надписям, был её сыном.

Минерва – этрусская Менрва – вместе с Тинией и Уни входила в благодетельную троицу главных богов, которая благодаря этрускам попала в Рим при Тарквиниях под именами Юпитер, Юнона и Минерва. Такой культ триад, которым поклонялись в тройных храмах, очень типичен для Этрурии (Тускии). Похоже, такие религиозные концепции зародились ещё в до-эллинской и анатолийской цивилизациях.

Рис. 29. Бронзовое зеркало. Венера и Прозерпина спорят перед Юпитером за обладание малышом Адонисом, который лежит в сундуке. Имена богов написаны архаической латынью и различным шрифтом: Venos, Diovem, Prosepnai (Венера жалуется Юпитеру на Прозерпину). Зеркало из Пренесте, найденное в Орбетелло. III век до н. э. Лувр, Париж.

Этруски, будучи народом мореплавателей, особенно почитали Нетунса (Нев, Невунс) – Нептуна, повелителя морей. Он вооружен трезубцем и сразу же вызывает в памяти греческого Посейдона. Считалось, что именно Нетунс был прародителем царской династии в Вейях и великим богом Ветулонии (этрусск. Vatluna — Ватлуна).

Марса, бога войны, почитали под именем Марис; как и греческий Арес, он был любовником богини любви Туран, обладавшей очарованием греческой Афродиты и римской Венеры. Имя Туран восходит к до-эллинскому корню, который присутствует в греческом слове «туранос» — » turannos». Следовательно, Туран – это буквально «правительница, повелительница». Она изображена на множестве бронзовых шкатулок и зеркал в окружении свиты из гениев женского рода, законно занимая центральное место на этих изящных предметах женского туалета.

Рис. 30. Бронзовое зеркало. Аполлон и Артемида III в. до н. э. Лувр, Париж.

Имена Аполлона и Артемиды отсутствуют на печени из Пьяченцы, однако, с ними в Этрурии были знакомы с древнейших времён. Группа терракотовых статуй, созданных в конце VI века до н. э. в мастерской скульптора Вулки, украшавшая крышу большого храма в Вейях, иллюстрирует дельфийскую легенду о борьбе между Аполлоном и Гераклом за обладание ланью. Так чисто эллинский миф становится темой для шедевра архаического этрусского искусства.

Фуфлунс, соответствующий греческому Дионису, был великим богом города Популония, названного как раз в его честь. Фуфлунс изображается с жезлом и связан с Семелой и Ариадной. Этот бог винограда и плюща, как и в Греции, служил персонификацией веселья и избытка жизненных сил и очень рано стал отождествляться с Вакхом из Великой Греции, который привёл в Тоскану свои мистерии и свиту буйных вакхантов. Танцоры и танцовщицы, вертящиеся на фресках из Тарквиний под звуки флейты в садах со множеством увитых плющом беседок, возможно, входили в вакхические братства и были почитателями бога, совершившего много чудесных метаморфоз, – могущественного тосканского Фуфлунса. Но на этот вопрос до сих пор нет однозначного ответа.

Турмс, этрусский Гермес, считался – особенно в Тоскане – богом, связанным с погребальными ритуалами. Он сопровождал души мертвых в Аид. Особенно сильно его культ был распространен в Ареццо. На этрусских зеркалах позднего периода он появляется под римским именем Меркурий, с крыльями на сандалиях.

Сетлансу, богу огня, поклонялись в Перудже.

Этрурия всегда оставалась разделенной, и многочисленные боги были тесно связаны с конкретным городом или святилищем.

Здесь никогда не было единого пантеона для всей провинции, как в римской Италии.

Ещё одним богом огня считался Велханс, также метавший молнии.

Он обладал чертами греческого Гефеста и римского Вулкана.

В Популонии, промышленном городе, разбогатевшем благодаря выплавке и обработке металлов, чеканили монеты с изображением Велханса, покровителя кузнецов.

Одним из самых почитаемых богов Этрурии был Геркле (Херкл), у греков – Геракл.

В Этрурии Геркле символизировал силу и воинскую доблесть, но являлся также могущественным богом воды, источников и моря.

Этрусский Геркле и Менрва, бронза 500-475 гг. до н.э. Вулчи

Непревзойденная храбрость Геркле позволила ему восторжествовать над силами подземного мира. Этрусские путешественники просили у него покровительства и избирали его вождем в своих бесчисленных полувоенных экспедициях.

Некоторые таинственные существа символизировали неумолимое шествие судьбы. В Вольсиниях в стену храма, посвященного Нортии, богине удачи, ежегодно вбивали гвоздь как символ не остановимого хода времени. Каждый народ и каждый человек имеет свой срок, отмеренный судьбой. Этрусскому народу была дарована жизнь в течение десяти веков; Риму – двенадцать веков, о чем поведали двенадцать грифов, которых видел Ромул при основании города. Конец каждого века, служивший также линией раздела между поколениями, отмечался небесными знамениями.

Естественный интерес у нас вызывает чисто этрусское божество Вольтумна – только в святилище этого божества на территории Вольсиний проходили панэтрусские совещания и праздники. Судя по всему, Вольтумна попал в Рим в обличье юного бога растительности Вертумна. Имя происходит от глагола «вертере» — vertere — поворачивать.

Статуя Вертумна стояла в этрусском квартале Рима – vicus tuscus, – и Проперций слышал, как бог говорил устами своей статуи: «Я, туск из Тусков, не жалею, что посреди войн покинул свою вольсинийскую родину».

Рим всегда радушно принимал богов тех народов, которые собирался искоренить. Чтобы обеспечить поражение врагов, римский сенат тактично приглашал покровительствовавших им богов перебраться на жительство в город.

Римские легионеры не боялись вражеских воинов, которых покинули боги, и, преданно поклоняясь этим богам, могли поставить противника на колени.

Кьюзи, II века до н.э. Саркофаг со скульптурой покойного на смертном ложе.

Этрусков никогда не оставляла в покое мысль об участи мертвых и о другом мире. Такая постоянная забота ставит этрусков на особое место среди народов древнего Запада и любопытным образом связывает их с восточными странами, откуда они и пришли, согласно преданиям. Если в Греции и Риме погребальный культ всегда был очень важен, то в Этрурии забота о мёртвых стала для живых настоящей манией.

Этрусские гробницы сооружались в форме этрусских жилищ, но с особой тщательностью, прочностью и щедростью. После погребения вход в гробницу заваливали камнями или огромной глыбой, дабы не повадились в неё ходить алчные люди и злые духи.

Рядом с покойником клали его оружие, рядом с покойницей – её украшения, чтобы мертвые спокойно обитали в своем последнем жилище и не беспокоили живых. Древние народы всегда опасались тех мертвецов, которые из-за недостатка заботы начинали вредить живым.

Тусские аристократы строили гробницы, предназначенные для членов одной семьи. Большие курганы в Черветери представляют собой усыпальницы для знатных семей города. Этрусские кладбища, планировку которых в наши дни помогает восстановить аэрофотография, не были доступны ни для потомков мореплавателей-завоевателей, ни для потомков вымерших и порабощенных племён. Эти мрачные города мертвых в Этрурии и после смерти отражают аристократический образ жизни народа, гордящегося своим происхождением.

Представления этрусков о подходящем жилье для мертвых всегда были очень смутными. Живут ли покойники в просторных подземных камерах или же они встречаются в подземном мире, который является несовершенным отражением верхнего мира? Похоже, этруски не ощущали необходимости рационально примирить эти две противоположные точки зрения. Вино возлияний и кровь жертв должны были порадовать мертвецов в могилах, но эти животворящие вещества доходили до них и тогда, когда они спускались в огромную пещеру в центре Земли, образующую всеобщий Аид, и встречались там с другими тенями.

Во все эпохи переход в мир иной всегда представлялся и воображался как путешествие. Бесчисленные сцены отправления в путь, изображенные на погребальных урнах и саркофагах, – в путь пешком, на лошади, в экипажах или в лодках, – символизируют путешествие покойных в преисподнюю. Загробный мир изображался по-разному в разные периоды.

На тарквинийских фресках древнейшего периода мертвые в ином мире ведут жизнь, полную удовольствий и радости. В атмосфере Элизиума проходят пиры под звуки флейт; пирующие видят вокруг себя изящных танцоров и женщин, захваченных магическим ритмом танца. В духах, которые отводят покойных в тот мир, откуда те не вернутся, нет ничего ужасного, всюду царят спокойствие и гармония.

В IV веке до н. э. настроение этих поразительных картин постепенно меняется. Боги, правящие нижним миром, теперь сидят на троне посреди своего мрачного царства, и мы можем прочесть их имена – Аита или Эита (искажение греческого Аида) и Ферсипнаи – Персефона на этрусский манер. Голова Аиты покрыта волчьей шкурой, так как для этрусков волк был животным, по своей природе связанным с загробным миром. В правой руке бог Аита держит скипетр, вокруг которого обвивается змея. Персефона также держит царский скипетр, а на её светлых волосах золотой венец.

Темой изображенных сцен в этрусских усыпальницах, по-прежнему, является пир. Но его атмосфера становится всё более мрачной. Гении и демоны – очевидно, слуги бога преисподней – уже не имеют спокойного и гармоничного облика. У них злобные лица и устрашающий вид. Важное место в погребальной живописи позднего периода занимает демон Харун, как и у греческого лодочника Харона. Он совсем не похож на миролюбивого греческого паромщика, который без устали перевозит толпы теней через воды Стикса.

У этрусского Харуна – искаженное лицо, крючковатый нос и синеватое тело, своим оттенком напоминающее о разложении. Он вооружен дубинкой, которой наносит, как бы испытывая жестокое удовольствие, смертельные удары. Наряду с ним присутствуют и другие демонические фигуры не менее отталкивающего вида. У Тухульхи конские уши, клюв грифа, а в руках он держит разъяренных змей. В одной из самых поздних гробниц на кладбище в Тарквинии – в гробнице Тифона, построенной не раньше чем во II веке до н. э., а порой датируемой даже первыми годами до нашей эры, – на настенных фресках появляется толпа молодых людей. Эту жалкую, запуганную толпу ведёт гений со змеями в волосах и с факелом в руке. Позади него маячит ужасная фигура Харуна.

Таким образом, на закате Этрурии мы находим выражение страха и даже ужаса в предчувствии бедствий и мучений преисподней. С уничтожением Этрурии её жители лишились своих благостных представлений о спокойной и лучезарной загробной жизни. Ими завладел ужас перед адскими мучениями, и греческое влияние становится едва различимым. Итак, вплоть до начала христианской эры Римом владели мрачные представления о смерти, воспринятые римлянами от этрусков. Возможно, этим отчасти объясняются восторженные возгласы таких римских поэтов, как Лукреций, которые радуются освобождению человека от бессмысленного страха перед воображаемым и нереальным миром.

Реймон Блок. Этруски. Предсказатели будущего. Глава 7. Литература и религия. Этрусская религия.
Боги и загробная жизнь.
Глава 8. Мир этрусского искусства

Из всего этого единственный «настоящий» алфавит, адекватный языку — по сути дела, только клингонский.
Тенгвар — не алфавит, а абугида, в практическом плане не слишком удобная для любого не-семитского языка, включая, собственно, синдарский (хотя, конечно, настоящего фанатика это не остановит).
Кирт, как любая руница, хорош для того, чтобы вырезать/высекать на камне/гравировать надписи, однако малопригоден для письма от руки (нет, конечно, если бы существовала письменная традиция, использующая кирт, он со временем эволюционировал бы в удобную письменность с округлыми начертаниями букв, вот только такой традиции нет и не предвидится).
Даэдрик, аурекбеш, криптоник, «футурамик» и прочее подобное — тупо имитация алфавита, созданная заменой знаков латиницы на черт знает что. Насчет «vизитерского» алфавита я не могу сказать ничего определенного, т.к. никогда не видел, как он используется. Вот dogscript kana доставляет, это факт (хотя, справедливости ради, это тоже не совсем настоящий алфавит).
Теперь что касается моих претензий к заглавному посту. Во-первых, «алфавит» ≠ «язык»: например, подавляющее большинство изучающих синдарский на Западе используют латиницу, в то время как наиболее упоротыеные русскоязычные толкинопоклонники в мое время пытались писать тенгваром и киртом по-русски. Во-вторых, не бывает «кельтских рун» — континентальные кельты не имели своей письменности вплоть до римского завоевания, после чего перешли на латиницу, а британские пытались использовать пиктский огамик (возможно, родственный германским рунам, но ими не являющийся), но он был быстро вытеснен все той же латиницей. В-третьих, я не могу представить себе человека, которому может доставить синдарский, довольно неблагозвучный сам-по-себе, да еще и в исполнении Лив Тайлер

Как убедить кого угодно в чём угодно: 12 аргументов на все случаи жизни

Александр Кукушкин

Основатель студии риторики «Аргументъ». Персональный консультант владельцев и первых лиц российских и международных компаний.

Любой аргумент состоит из двух частей. Первая — основание, с которым невозможно спорить. Вторая — очевидная привязка к этому основанию доказуемой мысли. Когда мама говорит дочке не засовывать пальцы в розетку, дочка слушается, потому что а) мама — авторитет (это основание аргумента) и б) потому что мама лично говорит так не поступать (это очевидная привязка).

Аргументов множество, но оснований аргументов гораздо меньше. Именно они позволяют построить свою речь так, чтобы она была убедительной. Ниже представлена золотая дюжина этих оснований, двенадцать типов аргументов, известных ТОПИКА: ЭСКАЛАЦИЯ ПРИТЯЗАНИЙ ещё со времён Аристотеля.

1. Убедительно то, что можно проверить

Чтобы считать что-то истинным, человеку не обязательно самому проверять истинность, ему будет достаточно наличия возможности проверки. Когда есть понятный, доступный и реальный путь проверки, этого уже хватит. Дальше подключится лень (и доверие к говорящему), проверять никто ничего не будет, но убеждение подействует.

Например, если вы решите кому-нибудь порекомендовать к прочтению эту статью, вы не будете долго описывать её достоинства, а просто скажете: «Посмотри и убедись сам». Может быть, ваш знакомый и не прочитает её, но будет думать, что она хороша.

2. Убедительно то, что уникально

Уникальность является настолько ценной для нас, что мы автоматически считаем убедительным всё то, что несёт в себе уникальные качества или подтверждает уникальность.

Так, поскольку в России мало ресурсов, похожих на Лайфхакер, можно использовать именно аргумент к уникальности, чтобы объяснить необходимость его каждодневного посещения.

Впрочем, тут нужно оговориться, что это только Запад в восторге от уникальности, а для восточных культур она уступает аутентичности. Поэтому для представителей Востока лучше подойдёт следующий аргумент.

3. Убедительно то, что похоже на привычное

Мы не подвергаем сомнению привычные вещи, поэтому, когда нечто новое или спорное похоже на привычное, это достаточно сильный аргумент в пользу его истинности.

Когда парень знакомится с девушкой и пытается произвести на неё хорошее впечатление, он думает, что использует аргументы к уникальности («Я такой-то и такой-то, у меня то-то и то-то, я лучше всех»). Но девушка воспринимает это как аргументы к совместимости: ей важно понять, насколько данный человек похож на лучшие образцы мужского поведения, запечатлённые в её памяти.

4. Убедительно то, что свидетельствует о регрессе

Всё становится хуже и хуже. Ну пусть не всё, но многое. Даже если не многое, то уж что-нибудь точно. Идея регресса зашита в наш мозг: согласитесь, раньше не только деревья были зеленее, но и собаки добрее, зори тише, а продукты были без ГМО. Так что на идею регресса очень удобно опираться в своих доказательствах.

Например, необходимость введения смертной казни легко оправдывать увеличением количества преступлений и/или их возросшей жестокостью.

5. Убедительно то, что свидетельствует о прогрессе

Представления о прогрессе ещё более укоренены в нас, чем представления о регрессе. Мы с готовностью примем за истину то, что будет подтверждать нашу веру в прогресс.

Вот почему политику удобно опираться на прогресс, чтобы объяснить необходимость своего переизбрания на какой-нибудь пост. Пусть связь его деятельности с прогрессом не очевидна, но сам прогресс не подлежит сомнению: значит, надо переизбрать. «Вы стали жить лучше — голосуйте за меня».

6. Убедительное логично вытекает из убедительного

Этот аргумент называется аргументом к причинно-следственным связям. Коротко его можно представить в виде логической связки «если — то». Разумеется, в каждом аргументе есть логическая связка, но только в этом она является главной несущей конструкцией, на неё делается весь упор.

Пример: «Если мы считаем себя разумными людьми, то мы не можем игнорировать аргументы, опирающиеся на логику». Или так: «Если мы считаем себя разумными людьми, то мы не должны верить всему, что читаем в интернете». А ещё так: «Если мы считаем себя разумными людьми, то мы не должны терпеть подобные издевательства с тремя одинаковыми примерами, когда и без того всё было ясно».

7. Факт убедителен

Наиболее распространённый и понятный аргумент — аргумент к данным. Его используют чаще всего, но не потому, что он самый сильный, а потому, что самый простой. Применяя его, помните, что фактов не существует — существуют только интерпретации. Сила факта заключается не в его правдивости, а в его яркости. И ещё в частом повторении, но вряд ли у вас есть ресурсы для запуска пропаганды, так что придётся обходиться яркостью.

Например: «Россия самая мирная страна, потому что никогда ни на кого не нападала, не вела наступательных войн». К исторической действительности этот факт не имеет никакого отношения, но как аргумент работает.

8. Убедительно то, что полезно

Самый честный аргумент — по крайней мере, он старается выглядеть таковым. В конце концов, мы ведь действительно всё рассматриваем с точки зрения пользы. Что полезно, то и правда, что выгодно, то и хорошо. Прагматический аргумент никогда вас не подведёт, если вы сможете увязывать доказываемый тезис с реальной пользой своих слушателей.

«Заплати налоги и спи спокойно», — советует нам Федеральная налоговая служба. Может показаться, что это призыв к нашей совести. Но не надо обманываться, подобный тип аргументов не обращается к совести, он обращается к нашему эгоизму, потому-то он так и действенен.

9. Убедительно то, что опирается на нормы

Под нормами следует понимать достаточно широкий набор правил, существующих в обществе. Законы, обычаи, традиции, предписания — истине удобно опираться на них. Нормы могут быть разными, от социальных до санитарных, от языковых до сексуальных, лишь бы они были актуальными и общепризнанными.

Аргумент, с помощью которого понуждают государственных мужей быстрее реагировать на жалобы, как раз опирается на нормы: «Согласно федеральному закону от 02.05.2006 N 59-ФЗ „О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации“ прошу предоставить ответ в течение 30 дней, в противном случае буду вынужден обратиться в прокуратуру для привлечения ответственных за срыв сроков по ст. 5.59 КоАП РФ „Нарушение порядка рассмотрения обращения граждан“».

10. Убедительно то, что подтверждается авторитетом

Более чем понятный аргумент. Даже любящая свергать авторитеты молодёжь обычно занимается этим делом по приглашению какого-то своего авторитета.

Подобный аргумент может быть грубым, когда начальник разговаривает с подчинённым, а может быть мягким, когда с билборда Леонардо Ди Каприо рекламирует часы определённой марки.

Ну а может быть таким:

«Остерегайтесь морально негодующих людей: им присуще жало трусливой, скрытой даже от них самих злобы».

Фридрих Ницше

11. Убедительно то, о чём говорят свидетели

Свидетель отличается от авторитета тем, что его мнение интересно не из-за его личности, а в силу того опыта, который у него есть. Продолжая тему рекламы: товары класса люкс продвигают авторитеты, то есть звёзды, а продукцию общего потребления рекламируют «свидетели» — ноунеймы с уникальным опытом по борьбе с пятнами на одежде.

Пример: «Гомеопатия работает, потому что мой сосед по лестничной клетке вылечился гомеопатией!» Нельзя недооценивать силу этого аргумента, он ничуть не слабее, чем отсылка к авторитету.

12. Убедительно то, что можно представить истинным

Поскольку наш мозг никогда не был в реальном мире — то есть за пределами черепной коробки, — ему приходится оперировать лишь представлениями о том, как всё устроено. Поэтому, если заставить мозг представить нечто, это будет для него почти реальным фактом. И не только у людей с развитым воображением, а вообще у всех.

Аргумент агента по продаже недвижимости при встрече с клиентом в офисе: «Вы только представьте, как утром со своего балкона вы любуетесь этим озером, вдыхая свежие запахи леса…»

Выдающиеся ученые-русисты.

Становление и развитие русского языкознания связаны с такими корифеями в области лингвистики, как М. В. Ломоносов, А. X. Востоков, В. И. Даль,
А. А. Потебня, А. А. Шахматов, Д. Н. Ушаков, А. М. Пешковский, Л. В. Щерба, В. В. Виноградов, С. И. Ожегов, А. А. Реформатский, Л. Ю. Максимов.
Это только немногие, наиболее яркие представители русской науки о языке, каждый из которых сказал собственное слово в лингвистике.
М.В.Ломоносов (1711—1765), образно названный А. С. Пушкиным «первым нашим университетом», был не только великим физиком, вдумчивым естествоиспытателем, но и блестящим поэтом, замечательным филологом. Он создал первую научную российскую грамматику («Российская грамматика», 1757). В ней он, исследуя язык, устанавливает грамматические и орфоэпические нормы, причем делает это не умозрительно, а на основе своих наблюдений над живой речью. Он размышляет: «Почему шире, слабее лучше, чем ширее, слабе!» Наблюдает за московским произношением: «Говорят жжался, а не сжался». Подобных этим наблюдений у него тысячи.
Ломоносов первый разработал научную классификацию частей речи.
Ломоносов создал знаменитую теорию «трех штилей», которая оказалась не выдумкой сухого теоретика, а действенным руководством при создании нового литературного языка.
Язык он разделил на три стиля: высокий, посредственный (средний), низкий.
Высоким стилем предписывалось писать оды, героические поэмы, торжественные «слова о важных материях». Средний стиль был предназначен для языка театральных пьес, сатир, стихотворных дружеских писем. Низкий стиль — стиль комедий, песен, описаний «обыкновенных дел». В нем нельзя было употреблять высокие церковнославянские слова, предпочтение отдавалось собственно русским, подчас простонародным словам. Весь пафос теории Ломоносова, под влиянием которой долгое время находились все крупные деятели XVIII в., заключался в утверждении литературных прав русского языка, в ограничении церковнославянской стихии. Ломоносов своей теорией установил русскую основу литературного языка.
A. X. Востоков (1781 —1864) был по натуре человеком независимым и свободным. Эти черты его характера отразились и в его научных трудах, из которых наибольшую славу ему принесли исследования по истории славянских языков. Востоков явился основоположником славянской филологии. Он написал знаменитую «Русскую грамматику» (1831), в ней он осуществил «перебор всего русского языка», рассмотрел его грамматические особенности на уровне науки своего времени. Книга издавалась множество раз, была основной научной грамматикой для своего времени.
B. И. Даль (1801 —1872) многое успел сделать в жизни: был морским офицером, прекрасным врачом, путешественником-этнографом, писателем (его псевдоним Казак Луганский). Его очерки и рассказы В. Г. Белинский назвал «перлами современной русской литературы».
Но больше всего он известен нам как составитель уникального «Толкового словаря живого великорусского языка», работе над которым он отдал 50 лет своей жизни. Словарь, в котором 200 тысяч слов, читается как увлекательнейшая книга. Значения слов Даль толкует образно, метко, наглядно; объяснив слово, раскрывает его значение с помощью народных поговорок, пословиц. Читая такой словарь, узнаешь быт народа, его взгляды, убеждения, стремления.
А. А. Потебня (1835—1891) был выдающимся русским и украинским филологом. Это был необычайно эрудированный ученый. Его основной труд — «Из записок по русской грамматике» в 4 томах — посвящен сопоставительному анализу украинского и русского языков, истории основных грамматических категорий, сопоставительному изучению синтаксиса восточнославянских языков. Потебня рассматривал язык как составную часть культуры народа, как компонент его духовной жизни, и отсюда его интерес и внимание к обрядам, мифам, фольклору славян. Потебню глубоко интересовала связь между языком и мышлением. Этой проблеме он посвятил, будучи еще совсем молодым, свою зрелую, глубоко философскую монографию «Мысль и язык» (1862).
А. А. Шахматов (1864—1920) — один из самых выдающихся филологов на рубеже XIX—XX вв. Его научные интересы были в основном сосредоточены в области истории и диалектологии славянских языков. Он посвятил более двух десятков работ проблеме происхождения восточнославянских языков. В последние годы жизни он читал в Петербургском университете курс синтаксиса русского языка, по рукописным материалам которого был издан знаменитый «Синтаксис русского языка», когда его автора уже не стало. К этому труду восходят многие современные синтаксические теории.
Д. Н. Ушаков (1873—1942) является составителем и редактором одного из самых распространенных толковых словарей, знаменитого «Толкового словаря русского языка», замечательного памятника русского языка первой половины XX в. Этот труд Д. Н. Ушаков создавал уже в зрелом возрасте, будучи известен как ученый-лингвист. Он страстно любил русский язык, прекрасно его знал, был образцовым носителем русской литературной речи. Эта любовь в определенной степени повлияла на характер его научных интересов: больше всего он занимался вопросами орфографии и орфоэпии. Он автор многих учебников и учебных пособий по правописанию. Один только его «Орфографический словарь» выдержал более 30 изданий. Он придавал огромное значение разработке норм правильного произношения, справедливо считая, что единое, нормативное литературное произношение — основа речевой культуры, без нее немыслима общая культура человека.
Одним из самых оригинальных лингвистов был А. М. Пешковский (1878—1933). Он много лет работал в московских гимназиях и, желая познакомить своих учеников с настоящей, научной грамматикой, написал остроумную, полную тонких наблюдений монографию «Русский синтаксис в научном освещении» (1914), в которой как будто беседует со своими учениками. Вместе с ними он наблюдает, размышляет, экспериментирует. Пешковский первый показал, что интонация является грамматическим средством, что она помогает там, где другие грамматические средства (предлоги, союзы, окончания) не способны выразить значение. Пешковский неустанно и страстно разъяснял, что только сознательное владение грамматикой делает человека по-настоящему грамотным. Он обращал внимание на огромную значимость языковой культуры: «Умение говорить — это то смазочное масло, которое необходимо для всякой культурно-государственной машины и без которого она просто остановилась бы». Увы, этот урок А. М. Пешковского остался не усвоен многими.
Л. В. Щерба (1880—1944) — известный русский языковед, обладавший обширным кругом научных интересов: он очень многое сделал для теории и практики лексикографии, большое значение придавал изучению живых языков, много работал в области грамматики и лексикологии, изучал малоизвестные славянские наречия. Его работа «О частях речи в русском языке» (1928), в которой он выделил новую часть речи — слова категории состояния, — наглядно показала, какие грамматические явления скрываются за знакомыми для большинства терминами «существительное», «глагол»…
Л. В. Щерба является создателем ленинградской фонологической школы. Он одним из первых обратился к лингвистическому анализу языка художественных произведений. Его перу принадлежат два опыта лингвистического толкования стихотворений: «Воспоминание» Пушкина и «Сосна» Лермонтова. Он воспитал много замечательных лингвистов, среди которых В. В. Виноградов.
В. В. Виноградов (1895—1969). Имя этого выдающегося филолога вошло в историю культуры не только нашей страны, но и всего мира. Труды В. В. Виноградова открыли новую страницу в разных областях науки о русском языке и русской литературе.
Научные интересы ученого были необыкновенно широки. Ему принадлежит заслуга создания двух лингвистических наук: истории русского литературного языка и науки о языке художественной литературы. Его книги «Язык Пушкина», «Язык Гоголя», «Стиль Пушкина», «Стиль прозы Лермонтова» представляют огромный интерес и для специалиста-филолога и для начинающего изучать язык студента.
Виноградов очень много сделал для изучения русского языка. Его труд «Русский язык. Грамматическое учение о слове», удостоенный Государственной премии в 1951 г., является настольной книгой каждого лингвиста.
Невозможно переоценить заслуги В. В. Виноградова в области лексикологии, фразеологии. Он создал классификацию типов лексического значения слова и видов фразеологических единиц, которыми пользуются до сих пор в вузовском преподавании. Его этюды по истории отдельных слов составляют увлекательнейшую книгу, читать которую интересно не только специалистам-лексикологам. В. В. Виноградов принадлежит к числу выдающихся деятелей отечественного просвещения. Он преподавал во многих учебных заведениях, воспитал целое поколение русских лингвистов. Он был создателем и в течение 17 лет главным редактором журнала «Вопросы языкознания», с момента образования Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы (МАПРЯЛ) был ее президентом. Многие зарубежные академии наук избирали В. В. Виноградова своим членом.
С. И. Ожегов (1900—1964) — замечательный русский языковед-лексикограф, известен прежде всего как автор «Словаря русского языка», который имеет сейчас, вероятно, каждая семья и который теперь так и называют: «Ожеговский словарь». Словарь компактен и в то же время достаточно информативен: он содержит более 50 тысяч слов, каждому из них даются толкование, сопроводительные грамматические, стилистические пометы, приводятся иллюстрации употребления слова. Поэтому словарь выдержал более 20 изданий.
С. И. Ожегов был не только прирожденным лексикографом, но и одним из крупнейших историков литературного языка. Его перу принадлежат многочисленные статьи по вопросам культуры речи, об истории слов, о развитии русской лексики на новом этапе развития общества.
А. А. Реформатский (1900—1978) — замечательный ученый-филолог. Он известен всем филологам, потому что нет студента, который бы не учился по его учебнику «Введение в языкознание». А. А. Реформатский был яркой, колоритной личностью. Он прекрасно знал русскую историю и культуру, был тонким ценителем музыки, заядлым шахматистом, писал остроумные стихи, но прежде всего он был лингвистом и во всех своих увлечениях оставался лингвистом: слушая оперную музыку, обращал внимание на особенности произношения, которые требовали лингвистического объяснения, будучи страстным охотником, думая над охотничьими терминами, писал о лингвистической сущности терминов вообще.
Его научные интересы чрезвычайно разнообразны, и работы его посвящены самым разным проблемам языка: фонетике, словообразованию, лексике, теории письма, истории языкознания, соотношению языка и речи. Вместе со своими друзьями — выдающимися лингвистами П. С. Кузнецовым, В. Н. Сидоровым и Р. И. Аванесовым — он явился основателем московской фонологической школы, идеи которой разрабатываются и сегодня. «Мы живем в ужасающий век. Все прошедшее тянется снова. Но запомните, что Человек начинается там, где Слово», — писал А. А. Реформатский.
Л. Ю. Максимов (1924—1994). Доктор филологических наук, профессор Леонард Юрьевич Максимов был одним из выдающихся языковедов России. По его учебникам учатся миллионы школьников и сотни тысяч студентов. Долгое время он был заведующим кафедры русского языка Московского государственного педагогического института (теперь университета), руководил творческим семинаром прозаиков на Высших литературных курсах при Литературном институте им. А. М. Горького и в течение 30 лет являлся заместителем редактора журнала «Русский язык в школе». Его научные интересы были широки и разнообразны. Обладая тонким аналитическим умом, он обостренно воспринимал художественное слово, многие его работы посвящены именно анализу языка художественных произведений. Докторская диссертация Л. Ю. Максимова была связана с проблемами синтаксиса сложного предложения. Классификация сложноподчиненных предложений, разработанная Л. Ю. Максимовым в ней, явилась новым этапом в исследовании данного вопроса.
Человек поразительно искренний и необычайно душевно щедрый, Л. Ю. Максимов притягивал к себе всех, кто с ним соприкасался. Десятки аспирантов и сотни студентов Л. Ю. Максимова не только в России, но и за ее пределами с благодарностью вспоминают о нем.

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *