Лагерь смерти: во время шторма на Сямозере школьники попрощались друг с другом

Дети, вопреки домыслам, были в спасательных жилетах, которые удержали их на плаву, когда волны высотой в два-три метра перевернули каноэ. Доплыть до берега некоторые были просто не в состоянии, так как в первые же минуты они покалечились от ударов о те самые каноэ, а потом об острые камни. Судмедэксперты выяснили, что только двое детей погибли от того, что захлебнулись, остальные много часов подряд умирали в ледяной воде от переохлаждения и тяжелых травм. Саше чудом удалось выжить, он уже дома, в Подмосковье, но шторм его не отпускает.

Саша: «Мне позвонил отец одного из умерших детей, спросил, что с Владиком? Я ему: вам не сказали? Крепитесь, родители, но Владика больше нет».

Чужие родители звонят 13-летнему мальчику в надежде услышать, что на самом деле спасатели ошиблись, и что их дети живы и сейчас где-то, на островах.

Анна, мама школьницы: «Я им кричала, что везде бардак, они тоже напутали! Я говорила, что поеду, так как хочу увидеть все своими глазами, вдруг она там где-нибудь…»

Анна сомневалась, отправлять ли 12-летнюю Амалию в экстремальный лагерь, но девочка уже грезила ночевками в спальнике и посиделками у костра. Последний раз дочь звонила накануне похода. Про СМС от МЧС она маме не рассказала, хотя наверняка получила предупреждение. В сообщении говорилось: «МЧС предупреждает: 17 июня 2016 года в большинстве районов республики ожидаются ливни порывы ветра 15–20 метров в секунду». Спустя неделю уже несложно составить список взрослых, которые могли бы, но не спасли детей.

Охранник: «Пришло СМС, МЧС предупреждало о сильном ветре и волне. Я показываю: куда ты детей отправляешь, предупреждение от МЧС. А он мне прямо в лицо сказал, что ему пофиг».

Охранник вспоминает разговор с замом директора лагеря Вадимом Виноградовым. А ведь это уже не первый сплав в шторм на его памяти. Кто-то теперь говорит в оправдание, что тихое озеро не предвещало беды, но ведь даже отчаянные рыбаки в те дни держали на приколе свои баркасы.

Кроме трех лодок с 47 детьми и четырьмя вожатыми-студентами, в субботу вечером на воде не было никого. На каноэ в шторм, когда волны поднимаются до 2 метров, детей отправили на остров. Спасшийся 12-летний Дима вспоминает, как отплывали.

Дима: «Кто-то из девочек сказал, что вожатые наши получили штормовое предупреждение от МЧС на три дня. И мне сказали, что в воду уже не пойдут, а пойдут пешком. Но потом приехал Вадим и сказал, что нужно выходить в воду».

Когда стало штормить, парень не испугался, ведь он с 7 лет занимается плаванием…

Дима: «Болтались каноэ, как аттракцион. Мы думали, что это в программу входит».

А когда волны затопили узкие лодки и вожатые уже едва держали их на плаву, школьники повели себя так, как не каждому мужчине под силу.

Дима: «Мы попрощались с Артёмом, попросили друг у друга прощения. Потом Данила, мы и с ним попрощались. Я хотел, чтобы нас с Артёмом и Данилой на один остров куда-нибудь закинуло, чтобы я им как-нибудь помог, но они все-таки умерли».

В то время, как мальчики и девочки шли на верную смерть, прекрасно осознавая, что ждет их через мгновение, единственный взрослый в злополучном походе, Вадим Виноградов, причалил со своей группой к ближайшему берегу.

Саша: «Вадим дал указание: мы пока разбиваем здесь лагерь, связи с каноэ мы не имеем. Позвонил в администрацию лагеря, лагерь тоже не имел связи».

О том, что 3 десятка детей из последних сил цепляются за жизнь где-то в озере, администрация то ли не догадывалась, то ли держала в тайне. В воскресенье Николай и Наталья Столяровы, хозяева турбазы на берегу Сямозера, проснулись от звонка директора лагеря Елены Решетовой, которая спокойно сообщила, что дети не отвечают на телефоны. Лукавила она, или правда не понимала, что убила ребят?

Как передает корреспондент Константин Панюшкин, рыбаки и егеря спасли 11 жизней, но никто бы и не хватился школьников, если бы не Димина сестра-двойняшка Юля. Именно она добралась до берега, направилась в деревню и сообщила обо всем. Дима считает, что его сестра чудом проплыла в шторм несколько километров до берега.

Дима: «Она сказала, она плыла изо всех сил, видела стоявшую на берегу бабушка, которая ей говорила: ты сильная ты справишься».

Саша: «Она старалась спасти детей, она взяла мальчика в воде живого. Она просто дотащила ребенка на берег, ребенок ей сказал „спасибо“ и умер».

Дима: «Я ей говорил, что она не виновата, что она всех спасла, что мы бы все умерли, если бы не она. А она все равно говорит себе, что она виновата».

Вот уже неделя прошла после трагедии, а кроме девочки Юли никто виноватым себя не считает.

Дима: «Мальчик Всеволод когда тонул, звонил в МЧС и просил о помощи, сказал, что мы тонем. В МЧС ему ответили: хватит, мальчик, шутить. И бросили трубку. И он утонул».

Едва ли те, кто в роковой вечер проигнорировали мольбу о помощи гибнущего ребенка, теперь так же ловко найдут слова оправдания перед его отцом. Мама Амалии готовилась встречать загорелую и отдохнувшую дочь, а вместо того на днях с ней простилась. Над могилой Амалии, как и над могилами еще 12 детей, будет стоять одна и также дата — 17 июня. Это день, когда они могли остаться в живых.

Равнодушных нет: помощь пострадавшему ребенку из Мончегорска предложили известные люди

Страна взбудоражена историей из Мурманской области. Отчим довел до реанимации 8-летнего пасынка. Мать, как часто бывает в таких случаях бывает, предпочитала покрывать мужа. Защитница по правам детей Анна Кузнецова в итоге попросила подключиться Следственный комитет. А звезды — от блогеров до музыкантов — предложили мальчику свою помощь.

Трагические события, после которых ребенок попал в реанимацию, происходили в одной из пятиэтажек небольшого промышленного городка Мончегорск. В семье Бревновых до сих пор вспоминают о них с ужасом. Восьмилетнего Макара на протяжении нескольких месяцев регулярно избивал отчим. На лице, на руках и ногах ребенка до сих пор синяки и шрамы. Мальчик закрыт, к людям относится с недоверием. Родные говорят, что раньше таким он не был.

Сейчас мальчик и живет в квартире у прабабушки. Именно она первой встала на защиту Макара. Обивала пороги полиции и социальных служб, писала заявления. Однако отчим ребенка угрожал расправиться с нею за это. Примерно то же самое мужчина говорил и своей жене: угрожал убить, если кто-то расскажет о побоях, и хвастался своей неприкосновенностью, был уверен, что полиция его не тронет, говорил о каких-то важных связях.

Сейчас отчим Макара находится под стражей. Ему предъявлены обвинения сразу по нескольким уголовным статьям. Это произошло после того, как 25 марта мальчик с ушибами и переломами оказался в реанимации. Но до этого дня несколько месяцев его крики о помощи будто бы никто и не слышал. Проверки приходили в дом Бревновых четыре раза. И четыре раза рапортовали о том, что все в порядке. А уже вечером кошмар повторялся.

«Все причастные, по вине которых ребенок последние несколько лет жил в этом аду, должны понести ответственность. Почему не было предпринято действенных мер органами системы профилактики, несмотря на то, что тревожные сигналы поступали неоднократно еще с прошлого года? Насколько причастны другие члены семьи к жестокому обращению с ребенком? Надеемся, что в ближайшее время ответы на эти и другие вопросы будут найдены», — пояснила уполномоченный при президенте России по правам ребенка Анна Кузнецова.

Омбудсмен рассказала «Звезде», что после ее обращения в Следственный комитет и Генеральную прокуратуру по данному случаю заведены три новых уголовных дела. В том числе против матери, которая побоялась противостоять мужу и терпела побои сына. Сейчас женщина проживает отдельно от Макара, а сам он находится с прабабушкой, на которую оформлена временная опека.

История 8-летнего мальчика не оставила равнодушными многих известных людей.

«Произошедший случай — беспрецедентный по своей дикости и бесчеловечности. Нужно максимально привлечь психологов, медиков, чтобы ребенок восстановился. Мы должны проанализировать, насколько законодательство у нас обеспечивает защиту детям от домашнего насилия», — высказался депутат Государственной думы РФ Андрей Луговой.

По словам Анны Кузнецовой, сейчас Макар уже идет на поправку.

«Здоровье ребенка стабилизировалось, но из-за угрозы распространения коронавирусной инфекции занятия с психологом были приостановлены. Ясно, что теперь в кратчайшие сроки нужно найти возможности для оказания помощи мальчика в полном объеме. Многие сегодня переживают за Макара, пишут и нам о желании помочь и ребенку, и бабушке. Мы сейчас на связи со всеми ведомствами, держим ситуацию на контроле», — рассказала детский омбудсмен.

Медики говорят, что раны на теле ребенка скоро затянутся. А его близкие надеются на правосудие и благодарят за поддержку и помощь всех, кто не остался в стороне.

В Москве женщина с двумя детьми выпала из окна девятиэтажки. Что известно спустя сутки

Трагедия

Вчера, 11 ноября, около 8:40 Людмила Соколова вместе с двумя детьми — девятимесячной дочерью и четырехлетним сыном — выпала из окна своей квартиры в доме №6 на улице Чичерина в Бабушкинском районе Москвы. В это время ее муж находился на работе.

Девочка и ее мать погибли на месте, а мальчик остался жив. Как сообщила «Комсомольской правде» очевидец Ольга Ветрова, старший ребенок упал в кусты, когда к нему подбежали соседи, он «шевелил ногами».

Мальчика доставили в больницу.

Обстоятельства трагедии выясняют следователи. По факту гибели женщины и ее дочери возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного статьей 105 УК РФ «Убийство», передает СУ СК РФ по Москве.

В квартире нашли предсмертную записку

36-летняя Людмила Соколова оставила в квартире предсмертную записку, передают РИА Новости. Ее текст цитирует «Комсомольская правда»: «Пожалуйста, не сажайте Виталика (Муж. — Примеч. ред.) в тюрьму. Он прекрасный человек, очень добрый и ничего не знал!!! Простите меня, но нет мне прощения. Солнце, ты ни в чем не виноват». Также издание упоминает, что следователи обнаружили стихи о жизни после смерти, авторство которых может принадлежать Людмиле.

«Смерть женщины не носит криминальный характер», — заявила старший помощник руководителя СУ СК России по Москве Юлия Иванова.

По данным источника РИА Новости в правоохранительных органах, женщина совершила самоубийство, попытавшись убить своих детей.

Однако детский омбудсмен Анна Кузнецова заявила ТАСС, что до конца причины произошедшего неясны, и окончательные выводы можно будет делать только после завершения расследования.

Вызывала ли мать перед гибелью скорую помощь

Телеграм-канал Baza пишет, что перед гибелью Людмила Соколова четыре раза звонила в скорую помощь и сообщала, что ее дочери стало плохо от голода. Девочка отказывалась от грудного молока. По данным издания, в скорой проконсультировали женщину и порекомендовали вызвать на дом педиатра. За минуту до трагедии Соколова звонила в скорую снова, при этом к ней уже приехали медики, но когда они позвонили в ее дверь, никто не открыл.

Департамент здравоохранения Москвы опроверг информацию о том, что погибшая несколько раз обращалась в скорую помощь с целью вызова бригады либо консультации. По данным ведомства, все звонки, поступающие в единый городской диспетчерский центр скорой и неотложный медицинской помощи, «фиксируются и сохраняются в системе», цитируют РИА Новости.

Как уточнили в Департаменте, первый звонок от Людмилы Соколовой поступил в 08:22 для консультации о состоянии здоровья ребенка. Врач принял решение направить к ней бригаду скорой помощи, поскольку у ее дочери было «снижение аппетита, сонливость».

Спустя восемь минут, в 08:36, медики прибыли на место вызова. Но дверь им никто не открыл, телефон не отвечал. В 08:40 в единый городской диспетчерский центр поступил вызов от очевидца «по факту падения с высоты двоих детей и матери».

«Незамедлительно на вызов были отправлены четыре бригады скорой помощи: три ближайшие общепрофильные и одна специализированная выездная анестезиологии и реанимации», — отметили в ведомстве.

В каком состоянии пострадавший мальчик

Четырехлетний мальчик, выпавший из окна вместе с матерью и сестрой, находится в стабильно тяжелом состоянии, рассказала ТАСС уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ Анна Кузнецова. Эти данные ей сообщили в Минздраве.

Сейчас ребенок находится в реанимации. Рядом с ним отец, Виталий Соколов. Утром 11 ноября его самого увезли в больницу с места трагедии в состоянии шока, но мужчина уже пришел в себя.

«Самое главное, что сын жив», — сказал Виталий корреспонденту Life.

Что известно о семье Людмилы Соколовой

Людмила Соколова шесть лет переехала в Москву из Владимира, где окончила филологический факультет. Работала менеджером по маркетингу, с будущим мужем познакомилась в социальных сетях, сообщает «Комсомольская правда». Супруги поженились в 2015 году, вскоре у них родился сын, спустя еще три года — дочь.

Соколовы жили в двухкомнатной квартире на северо-западе Москвы вместе с двумя детьми, а также родителями мужа. Свекр и свекровь Людмилы 11 ноября находились на даче, где проводили все лето и осень.

Муж Людмилы был механиком. В день трагедии он ушел на работу, когда жена и дети еще спали. Как он позднее сообщил следователям, конфликтов у них с женой не было, уточняет издание.

Семья была благополучной, говорят соседи.

Это могла быть послеродовая депрессия?

Ольга Маслова, одна из подруг погибшей женщины, рассказала «Комсомольской правде», что Людмила сильно переживала из-за любых болезней детей, и «банальный насморк ей казался катастрофой. Еще одна знакомая упомянула, что последние пять лет Соколова находилась в состоянии стресса.

«У нее апатия была к жизни. Я звонила, а она часто говорила, что так устала, что сил нет даже просто говорить. Иногда потом перезванивала. Насколько я знаю, она даже хотела к психологу пойти…», — заявила собеседница «КП».

Детский омбудсмен Анна Кузнецова считает, что одной из причин подобных трагедий может быть отсутствие какой-либо поддержки от близких или же со стороны общественных организаций. Также она отметила, что в Москве существует множество психологических служб, однако наибольшая проблема связана с недостаточной информированностью о них.

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *