Армейские будни игумена Варнавы

С игуменом Варнавой (Столбиковым) – художественным руководителем известного православного хора и ансамбля Инженерных войск ВС РФ «За веру и Отечество» – меня «познакомил» священномученик Герман (Ряшенцев). Сведения о владыке Германе я собирала нынешней осенью в Сыктывкаре, Москве и Подмосковье и так выяснила, что игумен Варнава является внучатым племянником российского новомученика. А побывав у батюшки Варнавы на службе в одном из московских храмов, получила приглашение посетить воинскую часть 55591 инженерных войск маскировочного полка Красногорского района города Москвы, где в настоящее время он живет и трудится.

Игумен Варнава (Столбиков)

За кулисами

С учетом особенностей движения по столичным дорогам, выехали из Москвы задолго до времени встречи. Поэтому прибыли в поселок Инженерный в назначенный час. В ожидании отца Варнавы успели даже немного погулять и оценить красоты местного пейзажа. Батюшка сам вышел к нам навстречу и сразу повел в воинский клуб. Неожиданно попав в деятельную творческую атмосферу, пытаюсь сначала понять происходящее: в одной части здания идет репетиция хора, в другой – солдаты трудятся над написанием икон. У стендов с книгами православной литературы толпятся военнослужащие и что-то увлеченно обсуждают.

Я представляла себе именитых артистов, а увидела обычных парней в военной форме

Отец Варнава, попросив нас подождать, продолжил занятие с хором. Я к этому моменту немного была знакома с творчеством известного коллектива, но понимала, что выпала мне по молитве священномученика Германа редкая возможность – побывать в самом сердце уникального творческого союза, увидеть, что называется, непарадную, обыденную жизнь хора. Образованный в 1993-м году при поддержке руководства Министерства обороны РФ и начальника Инженерных войск генерал-полковника В.П. Кузнецова, хор за 24 года своего существования девять раз становился лауреатом международных конкурсов и фестивалей православной музыки в Польше, Белоруссии, Испании, Италии, России. Генерал-лейтенант Ю.М. Ставицкий, который в настоящее время является начальником Инженерных войск, придает особое значение развитию уникального коллектива. Благодаря его непосредственному участию хор выступает на ведущих концертных площадках России и за рубежом. Православный воинский коллектив – участник Рождественских международных чтений в храме Христа Спасителя, а также культурных мероприятий Министерства обороны РФ. Словом, знакомясь накануне встречи с послужным списком хора, я представляла себе именитых артистов, увенчанных славой и признанием, а на репетиции увидела… обычных парней в военной форме. Кто-то, забравшись на последний ряд во время репетиции, дал возможность выспаться солдатскому коту Ваське, у кого-то не получалось в унисон исполнить песнопение Божественной литургии «Трисвятое». Объяснение этому было простое – хор «За веру и Отечество» состоит из солдат, проходящих срочную службу, и коллектив воинской музыкальной семьи постоянно меняется.

В библиотеке воинской части

– Но как же удается вашему хору всегда оставаться на высоте? – тихо спрашиваю у батюшки.

– Это происходит благодаря тому, что костяк нашего коллектива уже сформирован. После окончания службы, обучаясь в музыкальных заведениях, наши воспитанники не теряют связь с хоровой семьей – приезжают, занимаются с воинами, участвуют в концертах, – объясняет отец Варнава.

Пока я нахожусь в воинской части, репетиции следуют одна за другой.

– Мы постоянно готовимся к каким-то событиям, – рассказывает батюшка. – Вот завтра, например, ждем возвращения наших воинов с учений, и по этому случаю у нас в части состоится концерт.

Воспользовавшись случаем, пока батюшка был занят на репетиции хора, я решила исследовать этот необычный армейский мир.

Иконописные работы

Александр Архипов и Сергей Круглов

В иконописной мастерской в это время трудились Александр Архипов и Сергей Круглов.

Александр родом из Перми. Окончил Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет. Обучался на факультете церковных художеств, на кафедре иконописи. Мечтал попасть именно в эту часть, поэтому и обратился в Синодальный отдел Московской Патриархии по работе с Вооруженными силами, чтобы служить без отрыва от основного вида своей деятельности – иконописи.

– Сейчас я завершаю работу над прорисью икон для росписи. Эти образы будут в иконостасе нового храма, вы его позже увидите, – рассказывает Александр.

– Вы пройдете здесь службу, а потом куда? – интересуюсь у юноши.

– Надеюсь устроиться при иконописной мастерской в Москве или в артели, которая занимается росписью храмов. До службы в армии я в одной из таких работал.

Александр Архипов работает над прорисью икон

Его помощник Сергей – родом из города Химки Московской области.

– Я сейчас работаю над золочением иконы – покрываю ее раствором, на который позже буду наносить пластины из сусального золота, – комментирует Сергей.

– А где вы постигали азы иконописи? – спрашиваю я.

В походном храме воинской части

– Два года я проходил подготовку на дизайнера-художника, это мне очень сейчас помогает в моей работе. Но перед армией я учился в институте на актера театра и кино. И здесь я не прерываю свою творческую жизнь: и в хоре пою, и помогаю в иконописной мастерской, и принимаю участие в концертах. А после завершения службы в армии я собираюсь продолжить изучение актерского мастерства и еще заниматься параллельно своим личным творчеством.

Присоединившись к нам во время беседы с иконописцами, отец Варнава показывает целый ряд уже готовых икон и ведет нас в строящийся домовый храм в честь иконы Божией Матери «Державная».

– Здесь наши воины укрепляли стены и утепляли крышу. Пока же идет строительство храма, службы проходят у нас в походной церкви, – рассказывает батюшка.

В строящемся храме воинской части в честь иконы Божией Матери Державная

«У тебя такие дедушки!»

Все время общения с игуменом Варнавой меня не покидало ощущение, что батюшка словно повторяет путь своего святого дедушки – священномученика Германа, который тоже любил церковное пение и уделял ему много времени. Из жизнеописания владыки Германа мне также было известно, что он занимался окормлением воинских чинов, находящихся в запасных батальонах. И даже был прикомандирован к Могилевской военно-местной церкви «для исполнения пастырских обязанностей», где он и пробыл июль и август 1915 года.

– Обстоятельства сложились таким образом, что когда началась революция, владыка Герман отправился уже в действующую армию, – рассказывает отец Варнава. – Эту поездку по трудности и значимости он сравнивал с путешествием апостола Павла.

Епископ Герман (Ряшенцев) в ссылке. Фото из архива игумена Варнавы – Батюшка, а священномученик Герман повлиял на ваш выбор монашеского пути? – спрашиваю я.

– Мой выбор монашеского пути, конечно, связан и с владыкой Германом, и с его родным братом – владыкой Варлаамом. Но понимание этого пришло не сразу… Хотя детство мое проходило в доме, построенном моей бабушкой, Верой Степановной Ряшенцевой, в Сергиевом Посаде, то есть рядом с Троице-Сергиевой лаврой и Вифанией, где в качестве ректора Вифанской духовной семинарии трудился священномученик Герман.

Но сначала я пошел по музыкальному пути – учился на историко-теоретико-композиторском факультете Российской академии музыки имени Гнесиных, потом в аспирантуре. Был в моей жизни период, когда я преподавал в музыкальном училище города Тверь и даже возглавлял теоретическую секцию. Можно сказать, что и занятия научной работой в области музыки привели меня к выбору со временем духовного пути.

Другие обстоятельства, которые убедили моего собеседника в выборе пути монашеского делания, были связаны с событиями жизни его семьи:

– Я ведь был женат, – делится батюшка сокровенным, – но у нас с супругой не было детей. И вот однажды жена сказала мне: «У тебя такие дедушки! Видимо, мирская жизнь – это не твой путь». А когда я пришел и передал слова супруги своему духовному отцу – старцу Троице-Сергиевой лавры Моисею (Боголюбову), он удивился и восхитился ее мудростью: «Неужели она это сказала? – воскликнул иеросхимонах Моисей. – Да она молодец!» Потом старец Моисей, обращаясь ко мне, часто любил повторять эту фразу: «У тебя такие дедушки!»

Воинская часть в поселке Инженерный

Годы послушания проходили для отца Варнавы в Троице-Сергиевой лавре:

– Я был келейником у старца Моисея, постриг принял в Смоленской Зосимовой пустыни Владимирской области, которая находилась на территории воинской части, – вспоминает батюшка события своей жизни, произошедшие более 20 лет назад.

Игумен Варнава (Столбиков) В какой-то момент возник вопрос, а как могут взаимодействовать воины и монахи, и командир военной части поднял вопрос о том, чтобы призывать воспитанников семинарий к воинскому служению в части, соседствующей с монастырем.

– Были призваны первые 13 семинаристов, но эти юноши оказались еще и поющими. Так, в 1993 году родился хор «За веру и Отечество», – рассказывает игумен Варнава.

Год назад православный солдатский хор инженерных войск «За веру и Отечество» вместе с художественным и духовным руководителем игуменом Варнавой приказом начальника инженерных войск был переведен из Владимирской области в одну из центральных частей Подмосковья, где мы и встретились с батюшкой. Вместе с ним сюда «переехал» и священномученик Герман.

Студенческие годы

В какой-то момент нашего разговора батюшка просит солдата принести красную папку. Как оказалось, за ней скрывалась дипломная работа тогда еще студента Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, иеромонаха Варнавы (Столбикова) «Выдающиеся иерархи и служители церкви в их духовно-исторических связях с Зосимовой пустынью». А одна из глав диплома так и называлась – «Священномученик Герман (Ряшенцев), епископ Вязниковский, и Зосимова пустынь».

Из жизнеописания владыки Германа известно, что он часто посещал Смоленскую Зосимову пустынь, где в это время подвязались два знаменитых старца – схиигумен Герман и иеросхимонах Алексий. Оба ныне прославлены в лике святых. Особенно часто владыка Герман посещал Гефсиманский скит, с настоятелем которого, игуменом Израилем, его связывали особенно тесные дружеские отношения.

Руководителем диплома иеромонаха Варнавы была Ирина Ивановна Ковалева.

Вместе со своим педагогом отец Варнава подготовил жития преподобных Германа и Алексия Зосимовских и написал тропарь Алексию Зосимовскому. Стал батюшка и автором тропаря и кондака своему двоюродному дедушке – владыке Герману. Время работы над дипломом было частью армейской и монастырской жизни батюшки:

Иеродиакон Герман (Ряшенцев) и архимандрит Феодор (Поздеевский). Фото из архива игумена Варнавы (Столбикова) – Мне приходилось договариваться с руководством монастыря о том, чтобы я часто служил, чтобы потом на неделю уехать в Москву. Здесь ночами я работал над дипломом, а днем трудился в архивах. – Сегодня дипломная работа – увесистый труд в красном переплете – повсюду путешествует с батюшкой.

– Сколько у вас в работе размещено редких и уникальных снимков священномученика! – не могу сдержать своего удивления, листая научный труд игумена Варнавы.

– Да, фото мне удалось сохранить, – улыбается батюшка.

Вот среди выпускников Казанской духовной академии вижу юного Николая Ряшенцева (будущего священномученика Германа) рядом с братом – иеромонахом Варлаамом (Ряшенцевым).

На одном из старинных фото запечатлены иеродиакон Герман (Ряшенцев) с архимандритом Феодором (Поздеевским).

– Благодаря архимандриту Поздеевскому и был совершен перевод владыки Германа в Вифанскую семинарию, – рассказывает отец Варнава. – Вместе с ним они написали акафист Даниилу Московскому, а он, как известно, является небесным покровителем инженерных войск. Вот такая связь снова прослеживается с моей нынешней жизнью и моей работой с воинами. Мы просим разрешения на строительство в части собора в честь Даниила Московского.

Но все же основной целью работы над главой диплома о священномученике Германе, по словам батюшки, было запечатлеть в памяти какие-то уникальные события из жизни дедушки, воспоминания о которых хранились в его семье.

Когда его расстреливали, то не могли убить и закопали живым в землю

– А какие события из жизни владыки Германа вам удалось восстановить? – интересуюсь у отца Варнавы.

– Так, наши родственники мне рассказывали о первом аресте дедушки. Владыка Герман уже ждал, что его должны были арестовать, и находился в большом напряжении в доме наших родственников в Сергиевом Посаде.

Моя бабушка общалась с послушницей Акатовского монастыря Татьяной Харламовой, которая сопровождала владыку Германа в его первую ссылку в Сибирь, приезжала она к нему и в его последнюю ссылку в Сыктывкар. Она поведала ужасающие сведения о казни владыки: когда его расстреливали, то не могли убить. И тогда его закопали живым в землю. И в течение недели слышался стон. Вот такие она сообщила подробности. Хотя в нашей семье по-разному относятся к этим сведениям… Привезла послушница Татьяна и передала моей бабушке черную монашескую рубашку владыки Германа. На память о священномученике Германе среди особых реликвий в нашей семье остался и деревянный крест, изготовленный владыкой в годы его многочисленных ссылок.

По пути священномученика

Студент Казанской духовной академии Н.С. Ряшенцев (священномученик Герман) с ее выпускниками. Фото из архива игумена Варнавы (Столбикова) Предпринимал отец Варнава даже попытку пройти по пути священномученика Германа. Часто эта работа совпадала с гастрольной деятельностью хора «За веру и Отечество».

– Не так давно мы с хором ездили в Казань и пели в Казанском соборе, где наверняка владыки Герман и Варлаам бывали. В архиве Казанской духовной академии мне удалось познакомиться со статьями владыки Германа. Знаю, что сохранились и диссертации владык Германа и Варлаама. Просто надо приложить усилия и исследовать этот вопрос…

В 2014-м году отец Варнава тяжело заболел и не смог больше продолжать работу по сбору сведений о владыке Германе.

– Но Господь пока сохраняет мне жизнь… Слава Богу! – делится батюшка.

Большой радостью для отца Варнавы стало известие о том, что серия публикаций о владыке Германе в год 80-летия со дня его мученической кончины вышла на портале «Православие.ру», и было обустроено место предполагаемого захоронения священномученика Германа на старом кладбище в Сыктывкаре.

– Чудо, что эта работа по увековечиванию памяти о святом получила новый импульс, – с волнением признается мой собеседник.

«Целая военная епархия»

Максим Втюрин (слева) и Андрей Макущенко

Время нашего общения с батюшкой подходило к концу. Так получилось, что начинали мы беседу малым кругом, а завершали ее уже при большом стечении духовных чад батюшки – они приехали навестить отца Варнаву и тихо ожидали своей очереди, внимательно слушая наш разговор. Среди них встретила Наталью Захарову, прихожанку отца Варнавы. Наташа посещала богослужения игумена Варнавы еще в Зосимовой пустыни и в день нашей встречи приехала испросить благословения и молитв батюшки перед дальней паломнической поездкой.

За это время свыше 140 бывших солдат стали священнослужителями

Среди наших слушателей оказались Максим Втюрин и Андрей Макущенко. По признанию юношей, после окончания службы в воинской части они уже шестой год посещают батюшку – услышать совет духовного отца в сложных жизненных ситуациях – и раз в месяц обязательно стараются попасть к нему на исповедь.

Максим уже окончил семинарию. Андрей учится последний год в Николо-Перервинской духовной семинарии. Дальнейшая судьба юношей не вызывает у отца Варнавы сомнений:

– За это время свыше 140 наших бывших солдат стали священнослужителями. Целая военная епархия! – шутит батюшка.

Православный хор и ансамбль инженерных войск ВС РФ. Фото группы хора ВКонтакте

На такой позитивной ноте мы попрощались с батюшкой, его воспитанниками и духовными чадами. А после возвращения домой, на Север, я стала с интересом следить за гастрольной деятельностью хора и ансамбля «За веру и Отечество», болеть за них на конкурсах, потому что эта история моих герое, благодаря российскому новомученику, стала теперь частью и моей жизни тоже.

преподобный Варнава Гефсиманский

Дни памяти: 17 февраля (2 марта), 6(19) июля

Василий Ильич Меркулов (в иночестве Варнава) родился 24 января 1831 года в с. Прудищи Тульской области, рядом с теми местами, откуда пришли на Выксу основатели нашего города братья-заводчики Баташевы.

Детство и отрочество

Родители Василия, Илья и Дарья Меркуловы, были крепостными крестьянами. Люди добрые и богобоязненные, они радовались рождению сына и нарекли его в честь святого Василия Великого.
Как вспоминал о своем детстве старец, был он мальчик шустрый и подвижный. Набожные родители отдали своего отрока в школу псаломщиков, где тот изучал Часослов и Псалтырь. Некоторое время спустя помещик, владелец Меркуловых, продает их в село Наро–Фоминское Московской губернии. Новый владелец, князь Щербатов, приказывает обучить подростка слесарному делу.
В свободное от ремесла время Василий посещает располагавшуюся недалеко Зосимову Пустынь и знакомится с отшельником – монахом Герондием. Это заставляет его совершить решительную перемену в жизни – посвятить себя служению Богу.

Послушник Гефсиманского скита

Особенно он утвердился в этом, когда в 1850 году посетил вместе с матерью Троице – Сергиеву Лавру. Спустя год Василий уходит туда вместе с Герондием, решившим закончить свою жизнь около мощей Сергия Радонежского, а в 1852 году по благословению наместника Лавры Антония переходит в располагавшийся в трех вестах от Лавры Гефсиманский скит. Этот скит жил по уставу Саровской Пустыни, описанному саровским старцем Паисием Великим.
Во время пребывания в скиту особенно большое влияние на будущего старца оказал монах Даниил (Схимовский).
17 февраля 1856 г. Василий получил отпускную грамоту, то есть свободу от помещика.
23 декабря 1857 г. он становится послушником. И лишь спустя почти десять лет, 20 ноября 1866 г., после смерти старца Даниила Василий принимает постриг и впоследствии несет подвиг старчества под именем Варнава («дитя милости, сын утешения»).

Народный духовник

В 1871 году Варнава рукоположен в иеродьяконы, 10 января 1872-го – в иеромонахи, а еще некоторое время спустя наместник Лавры утвердил его в звании народного духовника Пещер Гефсиманского скита.
С этого момента начинается известность Варнавы среди верующих. За его благословением идут паломники из многих уголков России. В свидетельствах современников, с ним общавшихся, находим много примеров прозорливости Старца. В январе 1905 г. на исповедь к Варнаве ходил сам император-мученник Николай II.

Устроитель Иверской обители на Выксе

Старчество на Руси было особой формой монашества. Старцы оставляли после себя не только чисто духовное, но и материальное воплощение этой духовности – монастыри, которые жили под их влиянием.
Много сил и трудов о. Варнава положил на создание и нашего Иверского женского монастыря. Обитель ведет свою историю с 1863 г., когда здесь в построенной богадельне появились первые насельницы.
Благодаря трудам старца, к началу XX века монастырь стал процветать.

17 февраля 1906 г. старца не стало. А 19-го в ответ на просьбу сестер Иверского монастыря о захоронении старца в стенах монастыря обер-прокурор Святейшего Синода отвечает телеграммой, что усопший будет погребен на братском кладбище Гефсиманского Скита.
В 1913 году поднимается вопрос о переименовании Выксунского женского монастыря Иверский Варнавский женский монастырь. Но его решению, видимо, помешали война и революция.

Канонизация

В 1989 году на Соборе поднят вопрос о канонизации иеромонаха Варнавы. После изучения материалов Председатель комиссии по канонизации Митрополит Ювеналий доложил Патриарху Алексию II о возможности канонизации Старца Варнавы.
30 сентября 1994 г. Патриарх направил письмо Наместнику Троице-Сергиевой Лавры архимандриту Феогносту, в котором сообщил, что комиссия, единогласно пришла к выводу о возможности причисления иеромонаха Варнавы (Меркулова) к лику месточтимых святых Московской епархии в сонме Радонежских святых.
В 1995 году, в день Собора Радонежских святых, в Успенском Соборе московского Кремля Святейшим Патриархом была совершена канонизация иеромонаха Варнавы (Меркулова).

Старец прп. Варнава Гефсиманский — духовный отец прп. Серафима Вырицкого (Муравьева)

Старец Варнава благословил Василия Муравьева быть его духовным сыном. С душевной отрадой взирал о. Варнава на духовное преуспеяние Василия Муравьева и щедро делился с ним духовным опытом, готовя к иночеству. По благословению духовного отца супругам Муравьевым предстояло принять монашеский постриг, когда Россию постигнут тяжкие испытания. Годы, проведенные под руководством старца, стали тем временем, когда был заложен прочный фундамент, на котором происходило дальнейшее духовное возрастание Василия Муравьева.

26 октября 1920г. владыка Вениамин благословил постричь в монашество послушника Василия Муравьева одновременно с Ольгой Муравьевой, а 29 октября 1920 г. наместник Лавры архимандрит Николай (Ярушевич) постриг послушника Василия Муравьева в монашество с наречением ему имени Варнава (в схиме Серафим) в честь духовного отца, старца Варнавы Гефсиманского . Тогда же в Воскресенском Новодевичьем монастыре Петрограда была пострижена в монашество Ольга Ивановна Муравьева с наречением ей имени Христина (в схиме Серафима). Свершилось! Исполнилось заветное желание Василия Николаевича Муравьева. Цель, к которой настойчиво и терпеливо он шел почти сорок пять лет, была достигнута.

Молитвы

Тропарь, глас 5

Измлада Христа Бога чисте возлюбив, / сын утешения был еси, преподобне отче Варнаво. / По имени и житие твое бысть: / коемуждо страждущему, и нищу, и Царю, / пастырь кроток, утешитель и целитель явился еси. / Поминай нас, благодатный отче, / да молитвами теплыми твоими жизнодавец Бог дарует нам утешение и велию милость.

Кондак, глас 2

Печальнику земли Российския Преподобному Сергию от юности последовал еси, святе Варнаво, / и завет старца твоего, сице рекшаго: / «Тако хощет Бог:/ словом и хлебом питай алчущих», — поистине до конца исполнил еси. / Сего ради и ныне молим тя;/ не остави нас, утешительный отче, / небесною любовию твоею.

Величание

Ублажаем тя, преподобный отче Варнаво, и чтим святую память твою, наставниче монахов и собеседниче Ангелов.

Молитва

О преподобие отче Варнаво, пастырю наш кроткий и утешительный, милостивый помощниче и теплый о нас молитвенниче! Ты измлада чадо благословения Божия быв, образ послушания родителем, повиновения Господом и служения ближним показал еси. Заповеди Господни возлюбив, в лавру Преподобного Сергия притекл еси и того верный ученик явился еси. Во обители же Божия Матери повелением настоятеля Аввы Антония пребывая, дух смиренномудрия, кротости и терпения стяжал еси и дар рассуждения и прозрения помышлений душевных от Бога приял еси. Сего ради монашествующим духовный наставник, инокинем созидатель обители Иверския на Выксе реце и всем страждущим и болезнующим целитель и попечитель милостивый даже до часа смертнаго был еси. По преставлении же твоем Бог многия милости почитающим память Твою яви и иноком учителя Тя верна дарова. Темже молим Тя, праведный отче, якоже и прежде ходатайствуй пред Богом молитвами Твоими всем людем во всяцем звании дух утешительный стяжати и коемуждо потребная обрести: юным — послушание и целомудрие страхом Божиим сохранити; в возрасте сущим — любовь Божию и согласие стяжати; алчущим — не токмо хлебом насущным, но и наипаче словом Божиим насытитися; плачущим — утешитися; изгнанником и странником — пристанище обрести; в темнице сущим — от уз свободитися; благочестивым — в Дусе Божием возрасти и смиренномудрия достигнути. Сшествуй нам во всех путех жизни нашея, паче же умоли Господа нашего о прощении прегрешений и неправд наших и к свету заповедей Божиих стопы наши направи, да единым сердцем и усты славим Пресвятую Троицу, Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

Житие старца-утешителя Варнавы Гефсиманского

Будущий старец отец Варнава (в миру Василий Ильич Меркулов) родился 24 января 1831 года в семье крепостных крестьян в селе Прудищах Тульской губернии. Вскоре семейство было продано помещику Скуратову, который перевел их в село Нарофоминское (ныне г. Наро-Фоминск) под Москвой. Мальчик был крещен 29 января, в день памяти трех святителей, и назван при крещении Василием (в честь святителя Василия Великого). Родители его были добрые христиане, отличались терпением и покорностью воле Божией, любили Божий храм и богослужения. Когда мальчик подрос, его стали учить по распоряжению помещика слесарному ремеслу. Главной же радостью отрока было посещение Троице-Одигитриевской Зосимовой пустыни близ села Наро-фоминского. Ходил он там к отшельнику старцу Геронтию, жившему скитнической жизнью невдалеке от пустыни. Старец Геронтий, сказано в летописи, особенно полюбил богомольного и богобоязненного Василия. Решение поступить в монастырь пришло к Василию в 40-е годы. Он стал постепенно к этому готовиться под руководством старца Геронтия. Окончательное же решение пришло в конце 1850 года у раки Преподобного Сергия Радонежского. Вернувшись домой, он испросил благословения старца Геронтия. В 1851 году в 20-летнем возрасте Василий принял родительское благословение (со стороны помещика, очевидно, препятствий не было и юноша был немедленно отпущен на волю) и в том же году поступил в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру, в обитель Преподобного Сергия. Старец его Геронтий также последовал за ним в Лавру, как кормилица за грудным младенцем. Впоследствии отец Геронтий принял в Лавре схиму с именем Григорий. Наместником Лавры был в то время архимандрит Антоний (Медведев; + 1877), в прошлом духовный сын преподобного Серафима Саровского. Преподобный и благословил его на принятие наместничества в Лавре и дал наставление «быть милостивым и снисходительным к братии: матерью будь, а не отцом к братии, и вообще ко всем будь милостивым и по себе смиренным. Смирение и осторожность жизни есть красота добродетелей». Наместник Лавры отец Антоний с самого начала отнесся к молодому послушнику с особым вниманием и впоследствии уважал его и чтил. Например, Василий уже через месяц пожелал перейти в более уединенное место — Гефсиманский скит и получил на то разрешение наместника. Духовный отец схимонах Григорий вручил его на послушание старцу монаху Даниилу, жившему в лесу “Корбухе”, окружавшем Гефсиманский скит. Юноше было дано в скиту послушание слесаря. Старец Даниил воспитывал своего питомца и обучал его полному отвержению своей воли и рассуждения даже в поступках, казалось бы, совершенно добрых. «Без благословения старца я ничего не мог делать, — вспоминал в последствии старец Варнава, — иначе батюшка строго взыскивал с меня за своеволие.

Несколько лет пробыл Василий на слесарном послушании. Затем он был приставлен к свечному ящику, также получил благословение читать в церкви Апостол и поучения из Пролога. Затем около 1859 года он был переведен в Пещерное отделение скита (будущий Черниговский скит), в котором он и остался до самой своей кончины. Ему было дано послушание – водить богомольцев по пещерам. Одновременно он исполнял послушание келейника у своего старца монаха Даниила. Все время, свободное от послушаний, он проводил в уединении у старца, в молитве, чтении Священного Писания и изучении творений святых отцов. С благословения своего старца посещал он и первого своего наставника — схимонаха Григория.

В предсмертной своей болезни (в самом конце 1861 года) ,старец Григорий в последний раз беседовал с Василием и возвестил ему волю Божию: взять на себя подвиг старчества после смерти обоих своих наставников, то есть, его, схимонаха Григория, и отца Даниила. Старец и руководитель завещал своему духовному чаду и воспитаннику с любовью принимать всех приходящих и никому не отказывать в советах и наставлениях. При этом он подал ему две большие просфоры и завещал ученику своему: “сим питай алчущих, словом и хлебом, тако хощет Бог!” В конце беседы старец Григорий открыл своему ученику еще одно Божие предназначение: им должна была быть основана женская обитель, притом далеко от Москвы, в местах, сильно зараженных расколом (беспоповщиной). Сама Царица Небесная попечется о будущей обители, укажет и место ее. Во имя ее и должна быть освящена обитель.
Василий со многими слезами молил старца не возлагать на него бремени, превышающего его силы, но тот в ответ возвестил ему: «Не моя воля есть на сие, но воля Божия да совершается над тобою! Не сетуй на тяжесть креста, тебе будет Господь помощник. Без помощи же Божией оно тяжело и непосильно”.

Через два дня, 2 января 1862 года (в день преставления преподобного Серафима Саровского), старец схимонах Григорий скончался (похоронен в Троице-Сергиевой Лавре около Смоленской церкви).

Но Гефсимания несла в себе утешение. Василий в скорби поспешил к другому своему наставнику — отцу Даниилу. И вот однажды поведал ему свое сокрушение о том, что возложенное на него старцем послушание — «непосильное бремя старчества и основание женской монашеской обители — на нем так и осталось. Но и от отца Даниила услышал он то же самое: «возложенный завет должен ты принять с покорностью воле Божией и служить с любовью страждущему человечеству”. Но как ни тяжко было для Василия это послушание, слова старца: “Дa будет так, якоже хощет Бог!” — его успокоили.

В 1863 году старец-послушник Василий, имевший всего 32 года от роду, стал основателем, устроителем и духовным руководителем новой общежительной женской обители, устроенной, им близ большого торгового села Выксы Нижегородской губернии (ныне город Выкса Нижегородской области). Обитель была устроена по благословению самой Богородицы в честь Иверской иконы Ее.

Одно завещание своего первого наставника и друга, отца Григория, — основание общежительной женской обители – отец Ваcилий принял и приступил к его исполнению. Но оставалось второе завещание — благословение на подвиг старчества. И Василий в тайне надеялся, что минует его чаша сия. Но в 1865 году старец его, отец Даниил, вновь приступил с напоминанием — принять оставляемый подвиг старчества. И когда отец Василий стал отказываться, у отца Даниила пошла горлом кровь, и его духовный отец умер у него на руках. Так инок Василий получил это последнее вразумление свыше и с благоговением и любовью принял предназначенный ему крест.

27 ноября 1866 года, в день празднования чудотворной иконы Знамения Божией Матери, рясофорный послушник Василий был пострижен в мантию с именем Варнава (в переводе с еврейского –“сын утешения”) — в честь апостола от 70-ти Варнавы (память 4 января и 11 июня). По имени его и стало житие его- отец Варнава вошел в летопись Русской Церкви как “стаpeц-утешитель”.

1869 год ознаменован для нас великим событием в жизни Церкви, происшедшим на земле Московской, — явлением чудотворной Черниговской иконы Божией Матери, что в Гефсиманском скитy, которая явилась 1 сентября, в день церковного новолетия, в Пещерном отделении Гефсиманского скита, то есть в той самой обители, где уже в течение 10 лет подвязался отец Варнава.

В помощь будущему старцу пришла великая милость Пресвятой Богородицы, перед новоявленной чудотворной иконой совершались многочисленные исцеления всевозможных неизлечимых болезней. Чудотворная икона Черниговско-Гефсиманская пребывала в пещерном храме Арxaнгела Михаила вплоть до ноября 1922 года, когда храм был закрыт от чудотворной иконы люди шли к старцу и в свои размягченные благодатью сердца принимали слово утешения и назидания. Старец-утешитель Варнава любовно и кротко помогал людям каяться, а потом прозорливо указывал на будущее и преподавал благостный старческий совет, как поступить.

29 августа 1871 года, в день Усекновения главы Иоанна Предтечи, отец Варнава был посвящен в сан иеродиакона. Полгода спустя, 20 января 1872 года, в день памяти преподобного Евфимия Великого, отец Варнава был рукоположен во иеромонаха. Наконец ровно через год, 20 января 1873 года, по благословению наместника Лавры архимандрита Антония он назначен народным духовником Пещерного отделения Гефсиманского скита. Вскоре его назначают и братским духовником скита и уже около 1890 года — духовником старшей братии скита и пещер. Таковы данные жизнеописания старца. Но история Лавры и ее окрестностей говорит о том, что уже в 1871 году отец Варнава был старцем и поток людской не оскудевал у крылечка его келлии. «Двери его убогой келлийки одинаково открыты для всех… для всех он одинаково доступен, всех одинаково приветит он словом отеческой любви, утешит как истинный “сын утешения”. Батюшка Варнава был для своих посетителей любящим отцом, мудрым наставником, добрым и верным другом. Он искренне, от души радовался с радующимися, соскорбел скорбящим, был серьезным и полезным собеседником серьезных деловых людей, отечески снисходителен и ласков с молодежью, радовался, глядя на детишек, доверчиво подходивших за благословением…»

Есть два события, особенно важных для понимания духовной истории России.

Первое — это пересечение жизненных путей старца Варнавы, временами полного скорбей, но вечно светлого, и скорбного, и трудного пути великого русского философа Владимира Соловьева. По свидетельству архиепископа (впоследствии митрополита) Антония Волынского, Владимир Соловьев до начала 90-х годов был духовным сыном старца Варнавы, но затем старец его от себя удалил. Причина этого неизвестна, но старец, получивший еще в молодости благословение «служить с любовью страждущему человечеству, не мог бы отослать от себя человека безусловно страждущего, хотя и заблудшего, без указания на то свыше. Значит, и для самого Владимира Соловьева такое удаление могло бы стать действенной исправительной мерой… По свидетельству знавшего его архиепископа Антония, Владимир Соловьев избегал говорить об этом.

Второе важное событие, которое необходимо упомянуть, — это посещение старца Николаем II. Сведения об этом событии отрывочны и кратки. Сохранилось предание, что Николай II посещал отца Варнаву около 1905 года, незадолго до кончины старца, посещал для беседы о самом важном — о России, ее будущем и искал у божьего человека совета указания. Известно, что старец Варнава не только подтвердил уже известное государю пророчество о предстоявшей ему судьбе, но и благословил его принять эту участь, укрепив в нем волю к несению своего креста, когда Господу угодно будет этот крест на него возложить.

Старец Варнава скончался в 1906 году, 17 февраля, в дни Великого поста в пятницу на первой неделе, в самый день памяти Феодора Тирона. Кончина старца несет в себе такое же светлое и благостное назидание, как и вся его святая жизнь. «Как поживешь, так и умрешь», — говорил преподобный Амвросий Оптинский.

В кратком жизнеописании старца Варнавы сказано, что старец по совершении исповеди одной из своих многочисленных духовных дочерей в домовой церкви Сергиево-Посадского дома призрения со крестом проследовал в алтарь и скончался. Он предал дух свой во святом алтаре, у подножия Престола Его.

Старец скончался, стоя в молитве на коленях, как и преподобный Серафим Саровский. Его кончина совершилась во святом алтаре, на глазах у людей — и в тайне от них. Так и вся жизнь старца проходила на глазах у людей (он принимал обыкновенно не менее 500 человек в день): он никогда не удалялся в затвор, он так и служил с любовью к страждущему человечеству — «словом и хлебом», по назиданию своего первого с юности наставника схимонаха Григория, наследуя путь святого Феодора Тирана; в день памяти этого святого он и отошел к Господу и предстал перед Ним.

Мы веруем, что и ныне он предстоит перед престолом Всевышнего и ходатайствует за тех, кто прибегает к его молитве и предстательству.

После кончины старца духовником всех иеромонахов Гефсиманского скита и Пещерного отделения стал его духовник отец Исидор. По свидетельству отца Павла Флоренского, отец Варнaвa очень почитал своего друга и сподвижника отца Исидора и даже звал его «вторым Серафимом”. Старец же был похоронен при большом стечении братии, духовных детей и почитателей своих в нижней, подземной, церкви Архангела Михаила, невдалеке от чудотворной иконы Черниговской Божией Матери. За теснотою тело старца должны были пронести через алтарь. На могиле старца положена черная мраморная надгробная плита с надписью:

При жизни старец Варнава многим предсказывал будущие гонения за веру — иным прикровенно , иным совсем ясно , и давал прямые и точные указания как им жить в двадцатые , тридцатые и последующие годы. Предсказывал старец Варнава и грядущее возрождение Русской православной Церкви и святую жизнь во Христе: “ Преследования против веры будут постоянно увеличиваться, неслыханное доныне горе и мрак охватят все и вся и храмы будут закрыты. Но когда уже невмоготу станет терпеть, то наступит освобождение. И настанет время рассвета. Храмы опять начнут воздвигаться. Перед концом будет рассвет”.

К 100-летию преставления старца Варнавы Гефсиманского

Гефсиманский старец Варнава

19 июля — 10-летие прославления в лике Радонежских Святых народного духовника Гефсиманского Черниговского скита Троице-Сергиевой Лавры преподобного Варнавы, еще при жизни названного «старцем-утешителем».

Во исполнение завета своих духовных наставников, батюшка Варнава смолоду поступил на служение народу и с полным самоотвержением послужил ему до конца своей жизни.
Имя его во второй половине XIX — начале XX века было широко известно, пользовалось народной любовью и уважением по всей Руси Православной. За духовным советом и утешением тек к нему неоскудевающий людской поток.
Благодетельствуя всем и каждому по потребностям его, совмещая в словах и действиях глубину старческой мудрости с детской простотой, он стал и отцом, и учителем в жизни, и врачом немощей духовных, а нередко и телесных.
Даже в день своей кончины 2 марта (17 февраля по ст. стилю) 1906 года не оставлял сей доблестный иерей Божий своих чад, до последней минуты принимая у аналоя исповедь за всенощной. Лишь найдя силы взойти в алтарь храма, тихо предал там Господу пастырь добрый свой дух.

* * *

Отец Варнава, в миру Василий, родился 24 января 1831 года в крестьянской семье в Тульской губернии. Родители его, Илия и Дарья Меркуловы, были люди добрые и богобоязненные, несмотря на свою бедность они старались делиться куском хлеба с неимущими, усердно и часто посещали храмы Божии, любили ходить на богомолье по святым местам.
Пример такой добродетельной жизни родителей благотворно повлиял на впечатлительный ум и чистую душу отрока Василия. Уже с детства начал он обнаруживать склонность к духовной жизни: любил бывать в храме на Богослужениях, заучивал на память молитвы, а когда научился грамоте, то с особенным прилежанием стал заниматься чтением Слова Божия.
В 1851 году двадцатилетний Василий оставил суетный мир и, приняв благословение родителей и старца Геронтия, удалился в обитель преподобного Сергия Радонежского. Вслед за учеником своим поступил в обитель и наставник его Геронтий, возымевший желание окончить свой иноческий путь жизни при мощах Преподобного Сергия. Здесь он принял святую схиму и наречен был Григорием.
Вскоре, с разрешения наместника Лавры архимандрита Антония, Василий перешел на жительство в Гефсиманский скит, где вручил себя духовному водительству монаха Даниила, почти 20 лет подвизавшегося в уединенной келье в глубине окружавшего скит леса.
В одно из посещений Василием первого своего наставника во время предсмертной его болезни, схимонах Григорий возложил на Василия подвиг старчества, который тот должен был принять на себя по смерти обоих своих наставников.
Завещая ему принимать с любовью всех приходящих и не отказывать никому в советах и наставлениях, старец Григорий сказал: «Сим питай алчущих — словом и хлебом — тако хочет Бог!». В конце же он присовокупил, открывая Василию волю Божию, что им должна быть устроена женская обитель в местности отдаленной и сплошь зараженной расколом, что обитель эта должна послужить светочем для заблудших чад Православной Церкви, о чем Сама Царица Небесная попечется и укажет ему место сие, и что во имя Ее и должна быть освящена обитель. При этом старец не скрыл, что много придется понести за это скорбей и неприятностей. Предрекая это, он ободрил Василия, говоря: «Претерпи все благодушно, чадо. Это гонение воздвигнет на тебя ненавистник нашего спасения — враг рода человеческого».
А через два дня, 2 января 1862 года, схимонах Григорий тихо предал дух свой Богу.
Похоронив своего дорогого отца, удрученный незаменимой потерей и возложенным на него заветом, послушник Василий поспешил в излюбленную свою Гефсиманию к другому своему наставнику, отцу Даниилу. И тут, к удивлению своему, услышал Василий и от старца Даниила то же — возложенный завет должен он принять с покорностью воле Божией и служить с любовью страждущему человечеству: «Да будет так, яко же хочет Бог!» В 1865 году лишился Василий и другого наставника своего, монаха Даниила.
Через год с небольшим после кончины старца Даниила, в жизни послушника Василия совершилась важная перемена — по представлению своего начальства 27 ноября 1867 года он был пострижен в мантию с именем Варнавы, что означает «дитя милости, сын утешения». А через три с половиной года благочестивый инок уже представлен был к посвящению в сан иеродиакона, которое состоялось 29 августа 1871 года в Николо-Угрешском монастыре. Не успел еще новорукоположенный иеродиакон пережить свой духовный восторг, как было послано ему новое благодатное утешение. 20 января 1872 года в Высоко-Петровском монастыре Москвы отец Варнава был рукоположен в сан иеромонаха. Так перед Престолом Господа предстал новый пастырь и молитвенник, которому суждено было собрать возле себя великое множество духовных чад и плодотворно послужить ближним, вселяя в их души мир и любовь.
А уже ровно через год по посвящении в иерейский сан отец Варнава, за свою строгую и примерную жизнь, был избран народным духовником Пещерной обители.
Вскоре по вступлении в эту должность отец Варнава стал все более и более приобретать среди богомольцев известность, которую пророчески предрекли ему его старцы наставники. Очевидно, достиг он в меру возраста духовного. Посетители все в большем количестве стали стекаться к нему за получением благословения, за советом в важных жизненных обстоятельствах, за утешением в скорби.
С раннего утра и до позднего вечера в скромной келье отца Варнавы бывала масса посетителей всех званий, сословий и состояний. Печальные выходили радостными, а скорбящие — утешенными. Ревнуя о духовном своем преуспеянии, старец благодатью Божией обрел в сердце своем, по слову Господню, источник: воды живой, черпая из которого он и утолял духовную жажду всех приходящих к нему с верой. Это старческое служение и дало возможность отцу Варнаве осуществить завет его старцев-наставников — основать и устроить Иверскую обитель. Митрополит Филарет охотно дал благословение на это Богоугодное дело и сказал: «Благословляю создаться обители, а монаха-устроителя благословляю созидать и руководить ею всегда».
На создание и благоукрашение этой обители отец Варнава употребил все доброхотные даяния тех многочисленных посетителей, которые приходили к нему. Себе отец Варнава из этих даяний решительно никогда и ничего не оставлял. Место для устроения обители, как об этом и было сказано старцами, чудесным образом указала Сама Царица Небесная. Им оказалось глухое лесное место в одной версте от села Выкса, расположенного в юго-западной части Нижегородской губернии. Здесь с наступлением весны 1864 года, по благословению епархиального преосвященного Нектария, начата была отцом Варнавою постройка богадельни, из которой в недалеком будущем суждено было возникнуть чудной обители Иверской и сделаться предметом благоговейного удивления всех.

* * *

Отсюда, из Гефсиманского скита, начинался крестный путь царственных страстотерпцев, день памяти которых Церковь отмечает 17 июля.
В начале 1905 года батюшку Варнаву посетил Николай II со своей семьей. Достоверно известно лишь, что именно в этот год Государь получил благословение на принятие мученического конца, когда Господу угодно будет этот крест на него возложить.
Преподобный Варнава предсказал «небывалую еще славу Царского имени Его…». В то же время, по словам старца, Россию ждут тяжелые испытания, жестокое преследование постигнет Православную веру. Он говорил: «Преследования против веры будут постоянно увеличиваться. Неслыханное доныне горе и мрак охватят все и вся, и храмы будут закрыты. Но когда уже невмоготу станет терпеть, то тогда наступит освобождение. И настанет время расцвета. Храмы опять начнут воздвигаться. Перед концом будет расцвет».
Ныне о посещении Царской семьей старца напоминает настенная роспись в возрожденном храме Черниговской Божией Матери над ракой преподобного Варнавы.

* * *

Отсюда же, из Гефсиманского скита, начинался крестный путь и великого русского писателя Ивана Сергеевича Шмелева, вынужденного после октябрьского переворота навсегда покинуть Родину.
В его повести «Богомолье» (1831) герои совершают паломничество в Троице-Сергиеву Лавру и Гефсиманский скит. Шмелев писал свою повесть задолго до того, как старец Варнава был прославлен Церковью в лике святых. Но писатель, как и весь православный народ, чувствовал его святость.
Еще при жизни старца «современники находили духовное родство между иеромонахом Варнавой и преподобным Серафимом Саровским». У Шмелева богомольцы видят старца Варнаву в сиянии света, его слова и улыбка озаряют, освещают душу, «как солнышко Господне». Поэтому можно предположить, что для утверждения святости старца Варнавы Шмелев дал своему читателю скрытую, но понятную современникам ассоциацию «светоносности» отца Варнавы со «светоносностью» преподобного Серафима, и «слепящий» солнечный свет, окружающий старца, использовал как символ пребывающего в его душе «сияния света божественной благодати».
Перед отъездом в свадебное путешествие Иван Сергеевич с женой Ольгой Александровной направляются получить благословение у старца Варнавы. Однако не только на предстоявшее путешествие благословил старец робкого юношу. Преподобный Варнава чудесным образом провидел то, что станет делом всей жизни Шмелева: «Смотрит внутрь, благословляет. Бледная рука, как та в далеком детстве, что давала крестик. /…/ Кладет мне на голову руку, раздумчиво так говорит: «превознесешься своим талантом». Все. Во мне проходит робкой мыслью: «каким талантом… этим, писательским?»
«Превознесешься своим талантом…», — сказал старец задолго до того, как в 1911 году Шмелев написал свою первую большую повесть — «Человек из ресторана», вызвавшую шквал восторженных откликов и переведенную на несколько европейских языков. До вершинного создания Шмелева — «Лета Господня» — оставалось еще двадцать лет ежедневной работы и нелегкой жизни. Эту книгу Шмелева первые ее читатели сравнивали с иконой — такой светлой, такой лучезарной она казалась. И было непонятно — откуда такое идеальное, детское представление о России у человека, пережившего на поруганной Родине кошмар голода, хаоса, братоубийства, потерявшего там своего единственного сына?

После выхода в свет «Лета Господня» Анри Труайя сказал о Шмелеве: «Он хотел быть только национальным писателем, а стал писателем мировым».

* * *

Прославлению старца Варнавы в 1995 году в лике Радонежских Святых предшествовало обретение его святых мощей. После закрытия в 1920-е годы Черниговского монастыря почитатели старца перенесли его мощи на Успенское кладбище Сергиева Посада.
В 1960-х годах в связи с закрытием погоста их перенесли на Северное кладбище. Однако, при вскрытии могилы в 1995 году мощей преподобного Варнавы там не обнаружилось: очевидно, по ошибке были перенесены останки другого усопшего.
17 июля 1995 года в день мученической кончины царственных страстотерпцев Николая II и его семьи, которых некогда укреплял на предстоящий подвиг старец, в склепе Иверской часовни пещерного храма скита, на месте погребения преподобного Варнавы, была обретена часть его святых мощей.
В тот же день, за Всенощной на память обретения мощей преподобного Сергия Радонежского, вновь обретенные мощи отца Варнавы привезли в Троице-Сергиеву Лавру и их освидетельствовал Святейший Патриарх Алексий II.

* * *

Другой юбилей нынешнего года — 15-летие возрождения обители.
В 1950-е годы давно закрытый Гефсиманский скит был отдан военному ведомству. По его распоряжению все монастырские строения были взорваны. На месте скитского кладбища построили многоэтажный учебно-административный корпус, существующий и поныне.
А в пещерной части скита — Черниговском монастыре — размещались последовательно: тюрьма — колония для «уголовного элемента», интернат для слепых и полуслепых, интернат для инвалидов Отечественной войны, ПТУ-интернат для инвалидов… В соборе Черниговской Божией Матери устроили склад Загорского горпромторга.
Но вот, наконец, свершилось пророчество старца Варнавы — «когда уже невмоготу станет терпеть, то тогда наступит освобождение…».
11 апреля 1990 года было принято решение Загорского горисполкома о поэтапной передаче Гефсиманского Черниговского скита Троице-Сергиевой Лавре. Причем на первом этапе предстояло возвратить Церкви Ее святыни: собор Черниговской Божией Матери и сохранившуюся чудом деревянную келию старца Варнавы. В начале июля 1990 года было открыто иноческое жительство в скиту.
18 июля 1990 года, в день памяти преподобного Сергия Радонежского, насельников скита посетил и благословил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.
Сегодня в скиту с Божией помощью ведутся восстановительные работы, приводится в порядок окрестная территория. Заканчивается художественная роспись храма Черниговской Божией Матери, совершенно утраченная в советское время. 15 октября 1998 года Святейший Патриарх Алексий II вновь посетил скит, где совершил освящение трех престолов и божественную литургию в обновленном храме.
«Сегодня, — сказал Святейший Патриарх, — освящаются престолы этой обители, которые 150 лет назад освятил святитель Филарет, митрополит Московский… Милостью Божией повсеместно возрождаются порушенные в прошлом храмы и обители. В их числе и Черниговский скит — святыня нашей Церкви, нашей земли».
В 2004 году, благодаря стараниям нового настоятеля обители игумена Дамиана и братии, началась реставрация колокольни и расчистка площади перед алтарной частью храма. Идут реставрационные работы в пещерном храме Архангела Михаила. Приведен в порядок святой источник.
13 сентября 2004 года состоялся торжественный молебен по поводу передачи чтимого списка с чудотворного образа Черниговской иконы Божией матери. В день 135-летия со дня своего прославления икона возвращена в родную обитель.
А 14 сентября 2004 года Северной Гефсимании передан камень с гробницы Божией Матери от Иерусалимской Гефсимании.
Камень и икона выставлены для постоянного поклонения верующих. У иконы ежедневно в 11-00 совершаются молебны с акафистом. И уже свершилось чудо: потемневший список на жести обновился.
Ежедневно в храме, где выставлена для поклонения рака с мощами преподобного, совершаются богослужения и таинство соборования.
2 марта 2006 года обитель торжественно отметит 100-летие кончины старца Варнавы.
Множество почитателей преподобного Варнавы со всей России и из-за рубежа приезжают почтить его память. И никто не остается без благодатного утешения.
Преподобный отче наш, Варнаво, моли Бога о нас!

Насельники Феодоровского монастыря совершили богослужения и таинства в центральной районной больнице Городца

Текст пресс-службы Городецкой епархии

19 декабря насельники Городецкого Феодоровского мужского монастыря посетили центральную районную больницу города Городца Нижегородской области. В терапевтическом и травматологическом отделениях священнослужители совершили водосвятные молебны и приняли исповедь у пациентов. Участниками визита стали руководитель социального отдела Городецкой епархии иеромонах Варнава (Тихонов), иеромонах Гавриил (Торощин), иеромонах Иона (Пестов), монах Макарий (Проскурин) и монах Пахомий (Пошивалов).

Сотрудники учреждения и болящие передали записки для церковной молитвы о здравии. Отец Гавриил и отец Варнава произнесли проповедь, в которой подчеркнул важность покаяния и примирения с Богом и людьми, необходимость изменения своей жизни. Затем священники ответили на заданные им вопросы и разъяснили сомнения и недоумения.

Травматологическому отделению насельники Феодоровской обители подарили иконы святителя Николая Чудотворца, память которого празднуется в этот день. Стены палат окропили святой водой. В адрес администрации и медицинского персонала клирики сказали слова поддержки и благодарности за их нелегкий труд.

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *