Содержание

Я в пустоту пытающе смотрю
И гул в ушах, не чувствую, не вижу
Не думаю, не знаю, не хочу
И даже не люблю, и не ненавижу…

Оксана Озерова

Сижу в кресле, укутавшись пледом. Дома тепло, но тело бьет мелкая дрожь. Комната окутана полумраком. Ее освещает лишь тусклое мерцание ночника. Фоном играет музыка, песни сменяют одна другую. Перед глазами мелькают картинки прошлого: вот мама готовит праздничный стол на мой день рождения, вот я бегу по тротуару, встречая ее с работы, вот она помогает мне делать уроки… По лицу непрерывно текут слезы, падая на грудь. Ничего не вернуть… Внутри боль, пустота, отрешенность… Как пережить смерть матери?

Прячу боль под толстым слоем каждодневных ненужных дел. Главное — забыться, уйти с головой в бытовые проблемы, не дать воли слезам и навязчивым мыслям.

Пытаюсь себя обмануть, заглушить крик, мучительные страдания от утраты близкого человека. Я понимаю, что надо жить дальше. Искусственно притупляю чувства, стараюсь плыть по течению. Жизнь не остановилась. Она неумолимо движется, и ей неважно, готова ли я жить дальше…

Мама, ты мне нужна!

Чувство, что от меня оторвали кусок. На этом месте ноющая рана, она не заживает, становится все больше и болит сильнее день ото дня.

— Мамочка! Любимая, родная! Как же я буду теперь без тебя? Кто выслушает меня? Кто поймет? Кто поддержит в трудную минуту?

Я и не замечала того, насколько она мне была дорога. Почему я раньше не понимала, не ценила каждый момент, проведенный с ней? Я думала, что так будет всегда, что она никогда меня не покинет…

Ольга потеряла самых родных людей на Донбассе… Она рассказывает об этом:

Что такое для нас утрата мамы?

Мама и ребенок навсегда связаны невидимой, но прочной нитью. В момент утраты мы чувствуем абсолютное психическое потрясение, разрывается сильнейшая связь, которая питала нас с самого рождения. Это как отключить человека от кислорода. Чем дышать?

Как жить дальше? Как пережить такой удар, смерть самого родного на свете человека — матери? Для любого это сильная боль, но для людей с анально-зрительной связкой векторов это сильнее по ощущениям в десятки, тысячи раз. У них особенная связь с мамой. Для них это такая трагедия, которая останавливает их собственную жизнь.

Наступает полная дезориентация. Нет больше почвы под ногами. Внутри только боль и пустота:

— Страшно. Ведь я не знаю как, просто не умею жить без мамы…

Как много я не успела

Не выслушала, не рассказала, не обняла, не сказала, как сильно я ее люблю! Что мешало мне сказать маме, как я ей благодарна? Что останавливало обнять и произнести очень важные слова о том, как она мне нужна? Наверно, я тогда этого даже не понимала…

К ней всегда можно было обратиться за помощью, советом, поддержкой. Она готова была пожертвовать всем ради меня, но я это не ценила, не берегла. Я так хочу, чтобы она была рядом, я хочу вернуть все, отдать маме свою любовь, оберегать! Но не могу, не знаю, как пережить смерть любимой матери…

Чувство вины ужасное, оно съедает изнутри, от него невозможно избавиться, оно ноет и гложет. Необоснованное чувство вины, часто впитанное человеком с известным вектором психики с детства, не дает пережить боль, делая рану все глубже. Рядом постоянно вера в то, что можно было все изменить. Но есть вещи, которые мы не выбираем и не можем повлиять на ход событий…

Порой мы переживаем не столько смерть матери, сколько утрату возможности что-то доказать, досказать, дополучить. Вместе с мамой умирает возможность…

Почему боль не отпускает

Прошло много лет, а душу и сердце рвет на части так же, как в тот страшный день… Одно слово «мама» вызывает слезы и сильный укол в сердце. Найденная открытка, подписанная маминой заботливой рукой, сбрасывает в пропасть отчаяния.

Почему же так болит внутри до сих пор?

Наедине с чувствами

Я осталась один на один со своими чувствами… Не с кем поговорить. Некому выслушать и поддержать. Все пытаются уйти от неприятного разговора или просто не знают, как помочь. Никто меня не понимает так, как мама…

Часто нам пытаются искусственно поднять настроение, развеселить нас. Хотят вытряхнуть из переживаний. В попытках подсказать, как пережить смерть матери, говорят: «Ну не плачь, ну что ты? Надо отпустить боль и жить дальше».

«Не плачь» — очень плохой совет. Это все равно что сказать человеку: не чувствуй, не живи, загони свою боль поглубже и оставь в бессознательном невыплаканное горе… И тогда переживание смерти матери может затянуться на многие годы.

Мнение, что человек сам должен пережить свои страдания, приводит к вытесненной травме. Надо выплакать, высказать и осознать в полной мере, что же произошло в нашей жизни. Что заставляет нас страдать и мучиться. Не осознав проблему, невозможно от нее избавиться. Пытаясь зарыться в ненужных делах, замуровывая горечь подальше от своей жизни, мы можем лишь отсрочить встречу с реальностью и обрести много психосоматических проблем. Последствия застревания в чувстве горя могут быть непредсказуемыми и абсолютно противоречивыми: от печали до гнева и ярости, от оцепенения до чувства тревоги и вины.

Утерянный смысл жизни

Я увиливаю от необходимости жить. Потерянность, отрешенность, тяжелые мысли в голове не дают двигаться дальше. Половины меня нет, она ушла безвозвратно. Как пережить смерть того, кто был твоим миром, вселенной, смыслом жизни — матери? Как теперь существовать? Вкус горечи, безысходности вошел в мою жизнь…

Как дыру внутри себя ощущают утрату и люди со звуковым вектором. Они склонны держать чувства в себе и ощущают себя непонятыми всем миром. С виду холодные, безэмоциональные, тем не менее и они часто переживают смерть мамы тяжело. Эта горькая утрата лишает их остатков возможностей выйти в мир людей и почувствовать движение жизни.

Масштабы горя разрастаются, не дают вдохнуть жизнь полной грудью. В душе холод, на лице ноль, а в глазах леденящее безразличие. Полное разочарование в жизни. Почему? Зачем? За что?

Как пережить боль утраты

Хорошо, когда мы обращаемся за помощью к друзьям, родственникам, и они могут нас выслушать, поддержать. Нужные слова помогают справиться с болью на какое-то время. Но чаще, застряв в горевании, мы нуждаемся в помощи более компетентных в этих вопросах людей.

Как пережить смерть матери — советы психолога:

— признать утрату, пережить боль
— реорганизовать быт и окружение
— продолжать жить

Совершенно непонятные советы. Как все это осуществить?

Необходимо дать волю своим чувствам, слезам. Когда у нас появляются эмоции, тщательно спрятанные нами в тайниках души, мы оживаем. Вернуться к забытой боли и прожить ее с удвоенной силой нелегко, но это необходимо, если мы хотим жить дальше. Слезы бывают разные: они могут быть от жалости к себе, а могут быть исцеляющие, когда плачешь о ком-то.

Чувства и смысл жизни можно вернуть

Смерть близкого человека — это всегда боль, невосполнимая утрата, но она помогает нам переоценить свою жизнь, делает нас взрослее. Мы начинаем видеть мир иначе, обычно с темной стороны. Но у нас теперь есть шанс расставить приоритеты, выбрать правильное направление жизни.

Выход из нашей боли только один — научиться видеть и понимать боль других людей, не утонуть в своих страданиях.
Мы можем бездействовать и страдать, а можем быть нужными людям. И пусть мама гордится нами!

Тренинг «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана помогает осознать, что все мы связаны друг с другом, что у нас одна на всех Душа. И в ней остаются все наши родные и близкие. Это дает силы и понимание, как пережить душераздирающие потери самых близких людей, смерть матери.

Переболев горе, открыв свое сердце людям, мы начинаем видеть окружающий мир, замечать лучи солнца, легкое прикосновение ветерка, капельки утренней росы на зеленой траве.

Когда нас выталкивает из туманного состояния, наши мысли меняют направление. Больше нет отягощающего душу вопроса: почему ушла из жизни мама. Вспоминая счастливые моменты, проведенные с ней, я думаю лишь о том, какое огромное счастье, что она была!

Начать лечить свою душу, питая ее теплыми чувствами, можно уже сейчас на бесплатных онлайн-лекциях «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана.

Автор Анастасия Бобыкина
Редактор Екатерина Гусарова
Корректор Анна Катаргина

Статья написана с использованием материалов онлайн-тренингов Юрия Бурлана «Системно-векторная психология»

Просмотров: 591 Поделитесь этим с другими:

  • Как пережить период после смерти матери и продолжать жить

    Смерть близкого человека внушает страх в душу скорбящего. Но еще страшнее, когда умирает мать, и человек остается сиротой. Пережить такое горе сложно в любом возрасте, но детям и подросткам особенно тяжело.

    К уходу мамы из жизни подготовиться невозможно. Мало кто знает, как справиться с болью утраты и не погрузиться в депрессию.

    Стадии горевания

    Несколько из пяти стадий, через которые придется пройти:

    1. Неверие. Когда мама покидает мир, ее ребенок, вне зависимости от возраста, не верит в произошедшее. Кажется, что все это снится, мама просто вышла из дома и скоро вернется. Даже в день похорон, стоя перед раскопанной могилой, человек отказывается верить в произошедшее. Такое ощущение, что все происходящее – дурной сон.
    2. Привыкание. После смерти мамы проходит время. Потерявший ее начинает потихоньку привыкать к маминому отсутствию. Вот только осознание смерти так и не появилось, по привычке рука тянется к телефону, чтобы позвонить маме. Хочется поделиться с ней чем-то, поговорить, приехать в гости (при раздельном проживании). А потом, человек вспоминает, что больше не к кому съездить, не с кем поговорить, так как мамы уже нет.
    3. Смирение. Постепенно осиротевший начинает смиряться со смертью матери, осознавать утрату. И тогда, вместе с болью и горечью, приходит чувство вины.

    Один из сложнейших периодов – укор самого себя, вина перед умершей мамой.

    Чувство вины – оправдано или нет

    Мама умерла, а ее ребенок остался и взрастил в себе чувство вины. Ему кажется, что при жизни родительницы чадо не проявляло должной заботы и уважения. Где-то осиротевший мог обидеть мать резким словом, забывал лишний раз позвонить или навестить – эта вечная нехватка времени. В общем, жил собственной жизнью, а мама оставалась в стороне. Человек думая об этом, грызет самого себя, его чувство вины растет с каждым днем.

    Стоп! Если так дальше продолжать, можно с ума сойти, в буквально смысле этого слова. Все взрослые дети, рано или поздно, отделяются от родителей. Это естественно, человек создает собственную семью, которая требует внимания. И это не значит, что родители обделены вниманием сына или дочери, просто ребенок стал взрослым.

    Что касается резких и грубых фраз – нет человека, который никогда не дерзил родителям. Даже самый воспитанный ребенок, взрослея, начинает отстаивать свою точку зрения, способен задеть чувства мамы неосторожным высказыванием. Недаром есть выражение – конфликт поколений. Он неизбежен, особенно в переходном возрасте чада. Да что говорить, когда и взрослые дети, порой, говорят резкие слова от обиды или в порыве гнева.

    Через это проходят все. Взращивать в себе чувство вины – дело неблагодарное: ведь маме уже все равно, а осиротевший только сильнее расстраивается, что может привести к проблемам со здоровьем.

    Как смириться со смертью мамы и не стать заложником воспоминаний

    Мамочка умерла, привычный мир рухнул. В случае совместного проживания, невозможно находиться в квартире, по которой еще недавно ходила мама. По ночам слышатся ее шаги, иногда кажется, что мама зовет своего осиротевшего ребенка. Сирота постоянно думает о ней, вспоминает все, до мельчайших подробностей, начиная с детства. В какой-то момент приходит осознание, что так больше нельзя жить, но воспоминания не дают покоя.

    Самый лучший способ избавиться от навязчивых мыслей – молитва. Если человек православный, чтение Псалтири о упокоении усопшей обязательно. Это огромная духовная помощь маминой душе и отвлечение от собственных, навязчивых мыслей и воспоминаний.

    Не стать заложником воспоминаний поможет смена обстановки. Если есть возможность уехать из квартиры, в которой жила мама, стоит воспользоваться ей.

    Что касается смирения со смертью, оно никогда не наступит в полной мере. Боль притупляется со временем, но не отпускает полностью. Самый сложный период – первый год, когда боль особенно сильна. Дальше – легче, она начинает потихоньку отступать. Это сравнимо с угасающим костром: даже если остались только угли, достаточно всего одной искры, чтобы огонь снова разгорелся.

    Как жить, если близкий человек умер: советы психологов

    Когда мама уходит из жизни, осиротевшему приходится очень тяжело. Вот что говорят психологи по данному поводу:

    Обязательно выговариваться. Копить в себе боль и молчать – худшее, что может сделать человек. Невысказанное накапливается, в результате, происходит эмоциональный взрыв, в лучшем случае, чреватый нервным срывом. В худшем – лечением в психиатрической клинике.

    Разговоры о произошедшем, в разумных пределах, позволяют быстрее справиться с болью.

    Отпустить усопшую. После смерти мамы, осиротевшего гложет чувство вины. Многое осталось недосказанным, не далось маме столько любви и нежности, сколько хотелось бы. Начинаются болезненные воспоминания, самобичевание, регулярные походы на кладбище и орошение могилы слезами. Только от этого никому не легче, покойнице ни к чему подобные проявления чувств, а ее ребенок лишает себя морального и физического здоровья.

    Иногда просто надо отпустить умершего близкого. Мысленно поблагодарить его за все хорошее, что было, и принять факт смерти, как бы ни было тяжело. Сказать себе мысленно: «моя мама умерла, но я продолжаю жить дальше. Ради ее памяти». Отпустить – не значит забыть и не переживать, просто не стоит изводить себя.

    При затянувшейся депрессии (более полугода), необходимо обратиться к психологу за помощью. Люди не всегда могут самостоятельно справиться с навалившимся горем, нельзя стесняться обращаться за помощью. Чем дольше тянуть с этим, тем хуже для горюющего.

    Как бы это не звучало, но со смертью мамы своя собственная жизнь не заканчивается. И стоит задуматься над тем, как сын или дочь проживут ее: в смаковании своего горя или радуясь каждому дню.

    Обратите внимание на свое физическое состояние

    Простой совет тем, у кого мама умерла: прислушайтесь к себе. Вместо того, чтобы углубляться в страдания, лучше подумать о собственном здоровье.

    Кто-то начинает заливать горе алкоголем, иные отказываются от еды, третьи подсаживаются на энергетики. Достаточно месяца подобной жизни для того, чтобы существенно подорвать здоровье.

    В первую очередь, стоит воздержаться от употребления алкоголя после смерти матери. Мама ушла из жизни, но хотела бы она, чтобы сыночек или дочка губили себя посредством зеленого змея? Ответ очевиден, не для того мать рожала своих детей, чтобы те заливали горе вином.

    Злоупотребление энергетическими напитками приведет к проблемам с сердцем и нарушению сна. Человек становится раздражительным, агрессивным, не исключены ночные кошмары. В редких случаях, дело доходит до зрительных галлюцинаций. А надо ли оно здоровому, возможно семейному, человеку… Едва ли.

    Очень хорошо от грустных мыслей отвлекает спортзал. Если осиротевший никогда в нем не был, настало время записаться на занятия. Человек поддержит не только физическое, но и моральное состояние с помощью занятий.

    Как помочь человеку пережить смерть матери

    Кому-то просто необходимо помочь, ибо человек самостоятельно не справляется с тем, что умер такой близкий и родной человек. А иные не желают никого видеть, предпочитая в одиночку переживать произошедшее.

    Человек, решивший поддержать осиротевшего, должен знать следующее:

    • Готовность выслушать – это не навязывание. Необходимо быть рядом, но не пытаться вызвать человека на откровенный разговор, если он не хочет этого.
    • В момент горя, люди становятся очень эмоциональными. Осиротевшего может ранить самое невинное слово, на которое он раньше и внимания бы не обратил. Следует быть осторожным в высказываниях.

    Если человек, чья мать умерла, все сильнее уходит в переживания, ему стоит намекнуть на визит к психологу или поход в храм. Делается это мягко и тактично, не наседая на осиротевшего. В теории это поддерживать легко, однако на практике совсем иначе. Человек не всегда хочет и готов принять поддержку.

    Анализ поведения скорбящего

    Горе – это не образ жизни, а процесс. Если оно, из обычной скорби, переходит в осложнение, стоит бить тревогу.

    Четыре стадии обычного, неосложненного горя выглядят так:

    • Наличие динамики состояния человека.
    • Периодический отход от болезненной реальности.
    • Через полгода после смерти мамы, горюющий начинает проявлять первые положительные эмоции.
    • Фаза острого горя сменяется возвратом к полноценной жизни.

    Если проходит полгода, а динамики нет, это говорит об осложненном горе. Существует такое выражение, как «застыть в горе». Человек начинает думать, что ему нельзя радоваться, таким образом, он предает память мамы. Еще хуже, если осиротевший говорит, что его жизнь закончилась, перестает заботиться о своем внешнем виде, запускает жилье. В этом случае необходимо обращаться за профессиональной помощью.

    Советы священства

    Люди боятся смерти, как своей, так и близких. Невольно задумываются о том, что же ждет в конце жизненного пути, как бы помочь усопшему родственнику. А после ухода из жизни мамы, тем более страшит ее участь после смерти.

    Священники говорят, что за умершую маму необходимо молиться. В первую ночь после смерти, осиротевший должен вычитать весь Псалтирь. На протяжении сорока дней обязательно чтение Псалтири ежедневно.

    Молитва – вот настоящая помощь, но люди ставят в один ряд языческие обычаи (рюмка водки и кусок хлеба, занавешивание зеркал) с православием. Этого делать не нужно, помочь умершей маме можно так:

    • До сорока дней ежедневно подавать заказные записки об упокоении.
    • Заказать Сорокоуст, чем больше, тем лучше.
    • Регулярно заказывать панихиды в церкви.
    • Молиться о упокоении души дома.
    • Подавать милостыню.

    Разумеется, это делается не только в течение сорока дней. Поминовение обязательно и потом, это огромная помощь души усопшей.

    Когда смерть наступает от старости – одно дело. Совсем иное, если мама умирает из-за долгой болезни, например, рака.

    Православные говорят: “рак – в Рай просто так”. Считается, что человек, болея раком, переносит уже на земле неимоверные страдания. А потом, после смерти, попадает в Рай, очистившись своими страданиями от адских мук.

    Сложно говорить о том, как пережить смерть мамы. Каждый переживает по-своему, но нельзя с головой погружаться в горе. Молитва – вот спасение для души усопшей, да и для скорбящего, потерявшего маму.

    Как пережить смерть мамы: личный опыт и комментарии психологов

    В эту субботу, 17 февраля, будет 20 лет, как я живу без мамы. В 1998 мне было 22 года, а сейчас я всего на два года младше нее, когда она умерла. Я часто думаю, примеряя эту возможность на себя: вот чтобы сейчас, когда так интересно, все бы взяло и закончилось!? Ну, и другое чувство, которое живет все годы, — сиротства и невосполнимой потери. За последний год с помощью специалистов, которые выступают в статье экспертами, я смогла проработать эту свою травму, и только поэтому появился ресурс написать такой сложный текст.

    Родители уходят раньше своих детей, и это нормально. Намного хуже, когда наоборот. И всем предстоит пережить эту утрату – подготовиться и осознать ее масштаб заранее невозможно. В моем обширном на тот момент кругу со мной этой случилось, кажется, с первой, и потом, когда у некоторых друзей уходили мама или папа, они говорили: «Да, теперь я тебя понимаю».

    В книге психолога Екатерины Хориковой «Как начать жить и не облажаться» , написанной для 20-летних, есть глава про всех нас – тех, кто рано остался без мамы.

    «У рано потерявших маму специфический, немного голодный взгляд, особенная повышенно-эмоциональная реакция на разговоры о детях, суховатая, сдержанная интонация при разговоре о мамах. Когда я говорю рано, я имею в виду и в три, и в двадцать три. Какими бы взрослыми мы ни были, когда нам за двадцать, эта потеря все равно детская.

    Речь о тех, кто успел побыть с мамой. Узнать ее. Запомнить цвет ее глаз, запах кожи, тембр голоса. Запомнить, как она сердилась, как улыбалась, как одевалась. О тех, кто успел узнать, что такое быть с мамой, жить с ощущением, что она есть, что она рядом. Неважно, насколько она была плохой или хорошей.»

    Это был понедельник, утро, телефонный звонок на домашний, естественно, номер. Бабушка, папина мама, меняется в лице и зовет меня: там голос тети сообщает, что мамы больше нет. По большому счету, за всю ту неделю я помню потом только стук: гвозди, которые забивают в гроб.

    Мама, полюбив, ушла из семьи за 10 лет до этого, и я бросилась праздновать жизнь, чтобы никому не показать, как мне больно: сигареты, алкоголь, со временем наркотики и клубная тусовочная жизнь. К тому времени, как мама ушла во второй раз, уже насовсем, я хорошо знала, где искать спасение: перестала работать и проводила время с дружками-героинщиками.

    Куда-то ездила, где-то ночевала, что-то делала.

    На похороны бабушка выдала мне сверху моего загашенного состояния еще и феназепам — для окончательного спокойствия.

    Ну, то есть, в момент того телефонного звонка мир рухнул и разбился, был пробит тыл и появилась «дырка в спине» — я так это называла. А потом я просто перестала чувствовать.

    Мама, здесь ей около 30

    Екатерина Хорикова, психолог:

    «Независимо от того, какими были отношения с мамой, пока она была жива, чувство собственного сиротства у всех одинаково. Потому что ранняя потеря матери — это потеря части живого в себе. Его отмирание. Иногда мгновенное, иногда постепенное. Вроде ты жив, здоров и даже весел, а какой-то кусок в тебе мертвый. Его больше нет. И не будет никогда. Ни будущая семья, ни друзья, ни дети эту потерю не восполнят. Это другое.»

    В те дни «отвалились» многие друзья, и их можно понять. Никто ведь не знает, как вести себя с человеком, у которого умерла мама. И просто страшно, в конце концов, приближаться к человеку, в котором разверзлась такая бездна.

    Только Лиля, моя подруга детства, которая тогда уже, кажется, училась на психолога или только собиралась, то ли знала – как, то ли просто действовала от сердца.

    Она приходила ко мне домой и находилась рядом, молча, без вопросов, без жаления и утешения, просто сидела рядом.

    Знаете, что эмпатичное присутствие человека рядом целительно? Я помню это ощущение, и это правда так.

    Врач-невролог, психотерапевт Павел Буков отвечает на вопрос: «Как помочь, если кто-то в вашем ближнем круге переживает недавнюю потерю?»

    1. Просто больше быть рядом с горюющим человеком, не стараться бодрить или веселить искусственно.
    2. Если человек хотя бы немного религиозен, поощрять принятые в его религии правила переживания потери. В религиозной традиции все, что касается смерти, четко регламентировано и правильно отстроено.
    3. Разговаривая о потере, не блокировать, не вытеснять слезы. Горе желательно «выплакать». Но и не давать погружаться в горе с головой, ходить каждый день на кладбище и проч.
    4. Постараться вместе с горюющим выходить «в люди», бывать на природе, посещать любимые для него места. Переводить фокус внимания с утраты на текущие дела, жизнь вокруг.

    Я тогда оказалась в миллиметре от того, чтобы начать колоться (в прошлом моем образе жизни, о котором я писала , это было несложно сделать). И меня тогда, почти как в кино, спас мой тогдашний главный редактор, отправив – «летишь завтра в 8 утра» — в пресс-тур на Кипр.

    Родственники не поняли, что это, когда я улетела «отдыхать», не оставшись на мамины 9 дней. Объяснила им позже.

    В поездке никому не говорила о том, что у меня горе, там наливали вино уже за завтраком, было с кем флиртовать, гонять на мотороллере и заниматься бурным одноразовым сексом.

    Я опять праздновала жизнь, наотмашь, изо всех сил.

    И продолжила по возвращению, защищаясь цинизмом и соглашаясь на все, рискуя здоровьем, свободой, безопасностью и жизнью, с ощущением, что мне просто нечего терять.

    Хорохорилась и делала вид, что та потеря – пройденное дело, живем дальше, живем один раз.

    Юлия Рублева, психолог, про то, как обстоят дела с переживанием горя в нашем обществе:

    «Я все время слышу от клиентов одно и то же — «мне запрещали плакать».
    Рассказывают, как «папа умер, а я не плакала». Почему? «Надо было держаться и маму поддерживать».
    Во всех этих историях есть одинаковые последствия: как правило, это депрессия разной степени тяжести и отсутствие ресурсов на настоящее, так как они, как сокровища в сундуке, закопаны в прошлом.
    В нашей культуре доблесть – не замечать очень сильных чувств. Несомненно, это связано с дикой, полной насилия историей страны в прошлом веке. Но сейчас мирное время, а стратегии выживания все те же, военные.
    Смерть близких принято переживать мужественно, правильным считаются спокойные лица на похоронах, плакать стыдно, а выть в голос (что самое целебное и правильное при потере такого масштаба) – невозможным.»

    О том, что вообще-то у меня горе, я узнала через 1,5 года. Я попала в катастрофу на воздушном шаре, осталась жива и, когда меня, лежачую, привезли домой в Москву, мне понадобилась помощь психотерапевта – я не могла спать, все время «вспоминая телом» момент удара о землю.

    Когда мы разобрались с постравматическим синдромом, возник вопрос номер два. Я сказала: «У меня нет светлой памяти о маме, хочу исправить эту ситуацию».

    После той сессии я начала рыдать и рыдала в течение недели каждый день по многу часов. Папа был удивлен: обратились за помощью к психологу, чтобы стало легче, а дочь бьется в истериках.

    Из меня тогда как будто выходило то, что было спрятано под наркотиками, алкоголем, феназепамом, адреналином, сексом и «праздником жизни» навзрыд.

    Юлия Рублева, психолог:

    «Самое главное, самое трудное – это признать, что тебе требуется время и передышка. Что ты упал, а встать не можешь. Что тебе больно так, что нельзя больше притворяться, что ничего не происходит.
    И здесь важно и нужно разрешить себе не быть молодцом, не держаться. Нужно разрешить себе заплакать. Лечь носом к стенке. Стукнуть кулаком по столу.

    Сказать «я живая, я посвятила его болезни годы, и теперь я хочу жить».

    Сказать «я злюсь, что ты умер и оставил нас одних».

    Сказать «я так скучаю, так скучаю, я плачу о тебе».

    Откуда проблемы со светлой памятью и что такое «плохие и хорошие мамы»?

    Моя мама выпивала – это был такой полубогемный образ жизни, который привел к болезни, к зависимости – эта тема тоже очень меня волнует, и я готовлю по ней материал.

    Масштаб зависимости стал понятен, только когда после 40 дней я приехала разбирать ее вещи, и из шкафа, из кофточек, посыпались на пол пустые водочные бутылки.

    За год до смерти ей поставили диагноз «по печени» и запретили все. Она недолго продержалась и сказала своему любимому мужчине, что не хочет жить с такими ограничениями. И дошла в итоге до стадии, когда я, приезжая к ней в гости, видела ее в белой горячке.

    Свою красивейшую, нежнейшую, умнейшую, талантливейшую маму.

    Дети не должны видеть своих мам в таком состоянии.

    Осознать и принять, что это был ее выбор, ее судьба, ее болезнь, и что ты ни в чем не виновата, и она тоже ни в чем, почти получилось только сейчас, в мои 42 года.

    А тогда и всю жизнь у меня были к ней и претензии, и обиды, и недостаток ответов на море детских, женских, разных вопросов, и обвинения, и чувство вины – за то, что вылезает все это, а никак не светлая память.

    За то, что после того, как умер еще и дядя – мамин младший брат – совсем плохи стали мои бабушка и дедушка, их родители, потерявшие обоих детей. И что там чувствую я – никого особо не интересовало. Пришлось перестать быть внучкой, поменяться с ними ролями, и день за днем, пять лет, нести на себе их черную дыру.

    Спасибо за поддержку папе, но ресурс мой тогда закончился, и восстанавливалась я потом, после их ухода, – физически и психически – еще пять лет.

    Кстати, чувство облегчения, когда уходят близкие, которые тяжело уходили или с которыми было тяжело при жизни, — это тоже бывает и тоже нормально.
    Еще одно из чувств, которое просто есть, и не надо себе запрещать и ругаться за «черствость».

    Мы живые люди, и в нас помещается весь спектр эмоций.

    А на похороны я больше не хожу – их было 10 за 12 лет, двое я устраивала сама. С тех пор прощаюсь с людьми мысленно, но быть рядом со смертью – не хочу и не могу.

    Вся эта гамма чувств опускается сверху на не пережитое горе, а ты крепишься и пытаешься себе не признаваться, что чувствуешь вот это все. И так 20 лет.

    Екатерина Хорикова, психолог:

    «Не слушайте нас, если мы станем говорить вам, что мам надо беречь, потому что их можно потерять в любой момент. Мы их сами не берегли бы. Все знают, что наши близкие рано или поздно умрут, и это никому не мешает вести себя по-свински.
    Не пытайтесь обходить с нами тему смерти. Это бессмысленно. Нам все равно. Смерть отдельно, жизнь без мамы отдельно.
    Не вселяйте в нас надежду, что время лечит. Это вранье. Время не лечит — оно обволакивает образовавшуюся пустоту, не давая ей возможности распространиться, заполонить собой все вокруг.
    Потерявшие маму — это отряд особого назначения. Его назначение в том, чтобы нести свою потерю в полном одиночестве. Всегда.»

    Павел Буков, психотерапевт: «Переживая горе, человек проходит несколько этапов. Что необходимо делать, чтобы не застрять надолго в каком-либо из них?»

    1. Как не больно, как не горько, нужно признать, что близкого человека больше нет, что придется учиться жить без него. Необходимо осознать реальность потери не только разумом, но и чувствами. Часто в этот период боль от потери многие пытаются заглушить алкоголем, психотропными препаратами и прочими химическими веществами. Это может помочь на какое-то время, точнее, — отсрочить встречу с реальностью, процесс переживание горя.
    2. Определить конкретное время, например, месяц или два, после которого необходимо «отселить» умершего, если он жил вместе с вами в одной квартире. Сделать ремонт или перестановку мебели, избавиться от личных вещей ушедшего человека. Сделать так, чтобы в вашем жилище о нем мало что напоминало. Сохранение в нетронутом виде вещей, комнаты умершего человека называется «мумификация» потери. Это один из видов болезненного переживания утраты.
    3. В определенный период переживания потери человек может испытывать агрессию на умершего, обвинять его, например, в том, что ушел, оставил, бросил. Вместе с тем переживаются и обвинение себя, самобичевание типа «Если бы я тогда уделял больше внимания, нашел хороших врачей и проч., близкий человек был бы жив. Это из-за меня он умер!»
      В такой ситуации имеет смысл переключаться, не зависать, не зацикливаться на обвинениях. А постараться вспоминать хорошее об ушедшем человеке, если присутствует агрессия, постараться простить и умершего и себя.
    4. Когда человек принял окончательно факт потери, справился с агрессивными реакциями, он начинает переживать депрессию. А это часто слезы, уныние, беспомощность. Важно, с одной стороны, не запрещать себе грустить и плакать, с другой стороны, избегать полного погружения и растворения себя в эмоциях горя и скорби.
    5. Постепенно переводить свое внимание с персоны умершего на окружающий мир, замечать в нем изменения, новую реальность, возникшую после того, как потеря пережита и оплакана.

    Пройти сепарацию и позволить себе прочувствовать горе – вот два вывода, к которым я пришла буквально месяц назад, пройдя тренинг Юлии Рублевой «Мама и мои отношения», а потом еще поработав на сессиях с Павлом Буковым.

    Сепарация – это осознание себя взрослым человеком, отдельным от родивших тебе мамы и папы.

    Это дает невероятный ресурс жить, когда ты любишь и уважаешь родителей, но как равный и свободный человек. У меня физически не было мамы почти 20 лет, но я не была сепарирована от памяти, причем не всегда светлой.
    При этом, жила в нездоровой привязанности к папе и говорила: «Если умрет он, и я умру тоже».

    На днях прочитала два сильных текста про то, как люди прощались со своими домашними любимцами, умершими собаками и кошками. Я, конечно, плакала, смотрела на свою собаку, думала: он ведь тоже когда-то. Шла его тискать, баловать и старалась не ругаться на прогулках за плохое поведение.

    И был еще один пост, там приятель тоже писал о смерти любимого пса и радовался наличию антидепрессантов, которые позволяют «не чувствовать».

    «Не чувствовать» — это один из выходов в моменте, когда невозможно больно. И часто другой возможности пережить просто нет.

    Но потом нужно обязательно найти смелость и силы и, с поддержкой специалистов, пойти в центр себя.

    Найти свое горе, посмотреть на него, погреть его, пережить его, отгоревать.

    Разложить эмоции – все, каждую, — увидеть, согласиться, проплакать и отпустить.

    А потом появятся новые силы, чтобы жить свою живую жизнь, позволяя себе плакать и скучать, но не тревожа лишний раз дух ушедшего человека своей внутренней неразберихой.

    Светлая память.

    Екатерина Хорикова, психолог:

    «Приспособление — это долгий путь с рецидивами и периодами застревания: вроде уже давно вылезла, оклемалась, потом что-то прочитала, посмотрела (или осталась без поддержки и тепла) и вот опять лежу, свернувшись клубком, в четыре утра и не хочу ничего. Ничего, кроме одного.
    Хочу к маме. Это довольно смутное, абстрактное желание. Даже не к своей конкретной маме. Просто «хочу к маме». Если я произношу это вслух, сразу начинаю плакать.
    Тем, кто этого не пережил, понять это невозможно.
    И не нужно».

    Что делать, если умерла мама

    Как только вы теряете близкого человека, вы испытываете защитный шок. Первое время хлопоты, связанные с похоронами матери, могут несколько облегчить ваше состояние, так как в этот период вы будете заняты разными делами, и у вас не останется свободного времени, для того чтобы подумать и осознать, что ее больше никогда не будет рядом. Когда похороны проходят, люди начинают осознавать всю горечь утраты и задумываться о том, как все это пережить. Некоторые семьи после смерти близкого человека стараются не трогать его вещи, а оставить все на своих местах. Они внушают себе, что их мать просто уехала куда-то далеко, но когда-нибудь она все-таки вернется. Однако помните, что так вы будете только обманывать себя, поэтому лучше поскорее избавиться от всех вещей, которые напоминают вам о покойной. Это не будет неблагодарностью или грехом.

    Некоторые люди, теряя родную мать, начинают внушать себе мысли о том, что в последнее время они редко видели, были не слишком близки. Они стараются отдалиться от умершего, чтобы не терзать себя памятью и скорбью. Но такое поведение приводит к другим психологическим проблемам, поэтому от него лучше отказаться. Возможно, вас будет мучить совесть из-за каких-то неразрешенных конфликтов с матерью или из-за взаимных обид. В этом случае психологи советуют писать письма умершему человеку или чаще приходить к нему на могилу, чтобы поговорить. Представьте, что ваша мама слышит вас. Скажите ей о своей любви, о том, как скучаете, как вам не хватает ее. Рассказывайте о своих планах на будущее. Такие действия способны несколько облегчить боль от утраты. Сначала вам будет казаться, что родной человек действительно слышит вас и находится с вами рядом, а когда вы, наконец, выговоритесь и извинитесь перед покойной, вам должно стать легче.

    Отпустите свою умершую мать и вспоминайте ее только добрыми словами. Чтобы не пребывать в постоянной депрессии, окружите себя заботливыми и внимательными людьми, которые не станут задавать вам лишних вопросов и бередить вашу душу, но всегда поддержат вас, если вам это понадобится.

    Постарайтесь отвлечь себя от негативных мыслей. После трагической утраты вы можете занять себя работой, домашними хлопотами, найти себе другое полезное занятие или какое-то хобби, которое будет отнимать у вас почти все свободное время. После смерти любимого и дорогого вам человека, вы не должны надолго оставаться наедине со своими мыслями.

    «Таким образом, при жизни у мамы не было ковида, умерла она не от ковида. В медсправке о смерти указана причина смерти: пневмония и инсульт (хотя должно быть наоборот: инсульт и поэтому пневмония). После смерти нет ковида, есть грипп. Но меня убеждают, что после смерти у неё обнаружен ковид, поэтому надо получить разрешение на захоронение», — не может понять Ирина Евгеньевна.

    15 мая — тридцать шестой день с момента смерти ее матери. То, что справку-разрешение от санврача Башкетовой выдали через две недели, это сравнительно быстро. По идее, она могла бы управиться до майских праздников. Но Ирина Евгеньевна уперлась. «Я не хочу хоронить свою маму как собаку: в закрытом гробу, чем-то обсыпанную и на каком-то кладбище на выселках», — говорит она. Желание попрощаться с мамой по-человечески затянуло ее в спираль государственно-чиновничьих взаимоотношений. Майские праздники парализовали и без того вяло работающую систему и добавили пекла в личный ад Ирины Евгеньевны.

    24 апреля она обратилась в суд. Суть иска — нарушение права на захоронение. Логика по-человечески понятна: «Даже если на следующий день после смерти всё же обнаружили именно ковид, хотя материал для анализа был направлен для исследования на грипп, то теперь, на сегодня, когда прошёл целый месяц после смерти мамы, никакого ковида у неё уже нет (что подтверждают и в морге), и поэтому я могу попрощаться с ней — увидеть её в открытом гробу, пригласить батюшку отпеть её и опустить гроб в могилу на кладбище, на котором мама ещё при жизни завещала себя похоронить». Но получится ли найти человеческое в структурах госвласти — в этом пока уверенности нет.

    Иск был зарегистрирован Выборгским райсудом 6 мая, 12-го числа судья Олеся Матвейчук оставила его без движения, выделив почти две недели, чтобы оплаченный Ириной Евгеньевной юрист сумела сформировать пакет документов в соответствии с требованиями Гражданского кодекса. В частности, необходимо предоставить письменные доказательства того, что Ирине Евгеньевне отказывают в выдаче тела. Такую бумагу оказалось невозможно получить. Все поданные по удаленке жалобы — начальнику морга, в комздрав, Роспотребнадзор, прокуратуру — остались без ответа. 13 мая Ирина Евгеньевна приехала в канцелярию морга на Северном проспекте, 1, чтобы получить нужный для суда документ.

    «В приеме моего заявления о выдаче мне тела мамы было отказано категорически, — рассказывает она. — Отказались даже написать на заявлении, что морг не уполномочен принимать какие-либо заявления. Мало того, была вызвана полиция! Так как мы своими просьбами мешаем работать моргу».

    На официальных сайтах органов власти не опубликовано ни одного документа, разъясняющего, что нужно делать и куда обращаться. На «горячей» коронавирусной линии Смольного «122» у каждого волонтера своя методичка, на одни и те же вопросы они могут отвечать по-разному и не всегда достоверно. Например, Виктория в разговоре от 13 мая убеждала корреспондента «Фонтанки», что хоронить коронавирусных нужно только «в деревянных гробах с герметичным металлическим вкладышем». Попытка уговорить девушку свернуть с фейконосного пути и перестать цитировать устаревшее предписание провалилась. «Только цинк», — настаивала оператор единой городской справочной службы Санкт-Петербурга.

    И это лишь штрих абсурда, с которым приходится сталкиваться. Две недели подряд на личный мобильный корреспондента «Фонтанки» звонят разъяренные чиновничьим футболом горожане и узнают, что операторы городской справочной «122» продиктовали им номер журналиста, пообещав, что хотя бы там смогут ответить на вопросы по захоронению. (От автора: этот номер был опубликован на «Фонтанке» для горожан, использовать его в своих целях Смольному разрешения не давалось.)

    В комитете по здравоохранению «Фонтанке» ответили, что идея специализированных участков под погребение принадлежит городскому Роспотребнадзору. На него же ссылаются и объясняя, почему под особые условия попадают не только инфицированные: «Все умершие в стационарах, перепрофилированных под прием больных с новой коронавирусной инфекцией (в независимости от того, подтвержден СOVID-19 при жизни или нет), исследуются на СOVID-19. Как при получении положительного, так и отрицательного результата анализа захоронение осуществляется после получения разрешения органа, уполномоченного осуществлять государственный санитарно-эпидемиологический надзор».

    Этот официальный ответ не способен просветить ни по одному из накопившихся вопросов. Горячие линии Роспотребнадзора беспомощны не меньше консультантов Смольного.

    «Фонтанка» направила свои вопросы руководству городской санитарной службы. Судя по реакции, мы тоже поставлены в режим ожидания. 19 мая будет 40 дней, как умерла Нина Яковлевна.

    Юлия Никитина, «Фонтанка.ру»

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *