Мы собрали более 100 000 страниц с произведениями самых популярных музыкантов нашего времени. Отбирались не только русские, но также казахские, украинские, белорусские, а также англоязычные авторы. В их число попали слова песни Олег Анофриев Школьная полька (1951), которые часто поют не только в России, но и за рубежом.
Наш сайт представляет из себя огромный музыкальный архив, состоящий из композиций самых разных жанров. Поэтому, если вы желаете спеть в караоке песню Школьная полька (1951) за авторством Олег Анофриев, то вы попали по адресу. Вам не придётся напрягаться и спрашивать нужные стихи. Мы уже подготовили их для Вас в удобном формате.
Даже если вы новичок в интернете вы запросто поймёте правила действия, ведь они элементарны. Не помните точное название? Не беда! У нас на сайте есть алфавитный указатель, который поможет найти нужый трек не только по названию, но и по имени исполнителя, требуется всего лишь кликнуть на соответствующую букву. Текст песни Школьная полька (1951) — Олег Анофриев находится прямо под онлайн плеером. Поскольку исполнитель является настоящий звездой, то чуть ниже мы добавили полный список авторских стихов. Достаточно лишь нажать на имя музыканта.

Школа — это мастерская, где формируется мысль подрастающего поколения, надо крепко держать ее в руках, если не хочешь выпустить из рук будущее

Анри Барбюс

Школа…

Каким теплом, каким светом, какой нежностью и радостью наполняется сердце каждого, когда он слышит это простое коротенькое слово.

Всё главное в судьбе человека начинается со школы….

Самые важные годы своей жизни человек проводит в школе. Именно здесь он находит настоящих друзей, определяется в выборе своих увлечений, впервые сталкивается с жизненными трудностями и радуется своим первым победам. Школа надолго остается в сердце каждого человека светлым этапом жизненного пути.

Школа − это второй дом.

Здесь мы общаемся, советуемся и взрослеем. Для многих школа − это что-то большее, чем просто образование. Ещё в детстве человек решает, кем ему быть, какую профессию выбрать. В школе формируется характер, складывается отношение к окружающему миру, здесь учат логически мыслить. Чем больше человек учится, тем он больше понимает себя, окружающую обстановку, близких людей.

Школу можно сравнить с огромной библиотекой, в которой собраны все знания, нужно только захотеть и протянуть руку.

Какая она, школа, в которой я хочу учиться?

Сложный вопрос, который заставляет о многом задуматься. Школа − неотъемлемая часть жизни, поэтому детям в ней должно быть хорошо и уютно. Она должна быть светлой, просторной, побуждающей к размышлениям.
Школа − это не просто здание. Это мир, в котором мы живем. Каждый кирпичик этого мироздания важен. Вытащи один − и всё рассыпется, как карточный домик. Поэтому школа должна быть единой и сплоченной.

Средняя школа № 40… Вот уже который год каждое утро она радушно открывает свои двери. И все ее посетители, гости, учащиеся, родители, педагоги окунаются в пестрый, шумный, голосящий на все лады мир. Это особый мир учеников и учителей, в котором каждый стремится найти себя. Каждый, переступив школьный порог, оказывается в этом потоке и плывет, соблюдая свое направление, потому что

каждый человек − это маленькая частичка большого организма, который зовется ШКОЛА.

Наша СШ № 40 открылась в День знаний в микрорайоне Вишневец. Для жителей микрорайона школа стала физкультурно-оздоровительным центром − здесь есть бассейн, тренажерный зал, а во дворе развернулся спортивный городок с футбольным полем и площадками для тенниса и волейбола.

В нашей школе нам нравится все!

Нравятся красивые и просторные кабинеты, светлые классы, спортивные залы. Но больше всего − люди. У нас замечательные учителя! Они не просто проводят уроки. Каждый старается заинтересовать своим предметом. Все вместе и каждый учитель в отдельности учит не только составлять формулы, доказывать теоремы, записывать химические реакции. Благодаря нашим педагогам мы постигаем самую важную науку: быть честными, добрыми, умело общаться, по-настоящему дружить.

Чудесные школьные годы!

Долгожданный звонок на переменку. Сладкая булочка за помощь в решении задачки. Разноцветные мелки, уроки рисования, окружающий мир. Захватывающая дух астрономия, новые миры, светлые мечты! Звенящие тишиной коридоры, в день экзаменов. Дрожь в коленях. Набранные баллы, выпускной. Танец с самой красивой девочкой в классе. Зависть мальчишек. Гордость в глазах учителей…

Родная моя школа!

Свежего тебе ветерка в твои окна и достойных учеников в просторные классы!

Учительница (+18)

musictor (+18)
Эта история о том, как я впервые полюбил учебу. Мои родители успешные бизнесмены. В деньгах мы никогда не нуждались. Когда нам что-то хотелось, мы просто брали и покупали это. Я ученик выпускного класса, мне 18 лет, но в школу никогда не ходил. Родители оплатили мне надомное обучение, чтобы я получал больше индивидуальных знаний и не подавлялся массам. Мне это, понятное дело, понравилось.
Суть надомного обучения заключается в том, что учителя ходят домой к надомнику после своих школьных уроков. Ко мне ходили учителя по всем предметам. Почти всегда на один предмет приходился один учитель. Во время урока родители сидели в другой комнате, а занятия проходили в большой, просторной гостиной, дверь которой показывала на входную дверь, коридор. Многие учителя были старые, так что никто меня сексуально не заводили, но была одна учительница по английскому языку Оксана…
С английским языком у меня проблем никогда не было. Я люблю этот предмет и сам язык. Поэтому я производил хорошее впечатление на нее. Она была молодой. Ей лет тридцать, с длинными черными волосами, стройная, с длинными совершенными ногами. Глаза большие, черные зеркальные, носик маленький и загорелая кожа. Она часто носила джинсы и даже тогда выглядела совершенством. Тогда упругая попа выделялась и притягивала взгляд. На контрасте ног и джинсов ее ступни еще больше манили и всегда хотелось к ним прикоснуться, взять в ладони. Но когда она надевала юбку, даже ниже колена от ног нельзя было оторваться.
Каждый урок проходил в муках. Мне приходилось думать о том, что делаю, пишу, читаю, выполняю задания из учебника, но мысли было совершенно не здесь. Поэтому постоянно поглядывал на нее, как она положив руку под ноги, ногу на ногу и разглядывает комнату. Как мне в этот момент хотелось быть ее рукой.
Она никогда не показывала себя с сексуальной стороны и вела себя со мной, как учитель с учеником.
В очередной раз она пришла ко мне на урок. Это было преддверье лета, май или апрель. Она разулась. Я всегда смотрел, как ее ноги освобождаются от туфель, выходя из них, показывая миру свои прелестные, тоненькие ножки с аккуратным педикюром без лака. В этот раз, так как было почти лето, она пришла в свободном платье до пола, обволакивающее ее стройную, как песочные чесы талию. Хоть платье было до пола ее ступни все равно выглядывали из под него. С сума можно было сойти, видя, как ножки соприкасаются с полом, слегка сжимаясь… В этот момент начинаешь завидовать даже полу.
Она села и, как всегда положила ногу на ногу, выставляя ступню в бок, что на нее можно было смотреть. В животе все зашевелилось, потом в голове.
— Ну что, давай проверим домашнее задание. — Тонким, бархатным голоском.
Она стала проверять задание, издевательски покачивая ножкой. Я начал чувствовать, что не выдерживаю. Тем более, что сейчас начнется лето и как минимум три месяца я ее не увижу или же вообще не увижу уже вовсе…

— Простите, Оксана. Не хочу, что вы подумали ничего лишнего, но можно я… аккуратно… просто поцелую вашу ногу?
— Что ты сказал? — слегка нахмурившись, переспросила она, от ее голоса моя голова еще больше поплыла.
— Просто поцелую. Слегка. Ничего плохого. — говорил я, сползая со стула.
Я встал на колени и попытался прислониться к ноге, но она ее резко убрала под себя, убрав ногу с ноги.
— Да что ты делаешь? Совсем сбрендил?
— Ничего больше. Вам понравиться, просто кратко прислонитьсе.
Я нагнулся очень низко, так что подбородок касался пола. Ее аккуратная ножка с ровными красивыми пальцами были в напряжении и были готовы отскочить. Я был к ним так близко, что казалось, что они с размером с мою голову. Я выдвинул губы и прислонился ими к пальчику. Она отодвинула ножку. Но я пододвинулся и начал опять. Ее кожа была такая нежная и шелковистая, а ноготки ровные и приятные на вкус. В какой-то момент она перестала отодвигать ножку. Минут десять я целовал и слегка, кончиком языка полизывал один пальчик. Мне хватало уже этого. Пенис стал очень твердым и старался, чтобы сквозь штаны и трусы он не не прикоснулся к полу, а то сразу бы разразился, мне хотелось еще возбуждаться. Это были волшебные десять минут. У меня даже не затекла шея. Потом я перешел к другому пальчику, и только мысль, что она тут не будет сидеть вечно, заставила меня быстро приступить к другим. Потихоньку, проводя губами и языком по щелям между пальчиками, я перешел к самой ступне, чувствуя каждую вену. Она, кажется и сама стала получать удовольствие. Затем я начал целовать лодыжку, порой замахиваясь на ногу. Длинное платье обволокло меня и края его щекотали мне шею. Нежно прижавшись к стройной ножке губами, я поднимался по ней выше и выше, дойдя до колена. В этот момент, она выставила ножку и погладила по моему животу. Я думал, что она поглаживает, но постепенно, она меня слегка оттолкнула, дав понять, что она не хочет, чтобы я поднимался выше. Но все же напоследок я успел крепко поцеловать ровную, твердую коленку. Я встал и сел на место. Она, проверив до конца задание, поставила оценку и пошла обуваться. Все ходили молча, пока она стеснительно не попрощалась и вышла из дому. Но на следующем занятии, в ней проснулось то, что мне и ей очень понравилось.
В следующий запланированный день, когда должен быть английский, родителей не было дома. Мне пришлось принимать учителей самому. С минуты на минуту уже должна была прийти учительница по английскому. Но она уже на пол часа опаздывала Я ждал ее с шевелениями в животе. И не потому что бы возбужден, а потому что было страшно. Я не представлял, как буду смотреть ей в глаза, после того, что я делал, мне было стыдно. В дверь позвонили.
Я открыл дверь и не мог поверить глазам. Учительница была в небольшом топике, явно без лифчика. Короткая юбка, которая выше колен сантиметров на десять, тоненькие колготки и шикарные туфли. С макияжем ничего не изменилось. Когда она вошла, я закрыл дверь, у меня уже твердо все стояло, а голова снова кружилась.
— Привет. Родителей сегодня нет дома? — спросила она. По сравнению с тем, как она уходила в прошлый раз, стеснительно и робко, в этот раз она вела себя очень уверено.
— Здравствуйте. Да, их нет сегодня.
— Отлично.
Она не стала разуваться и прошла в гостиную прямо в туфлях на высоком каблуке. Мне казалось, что я сейчас упаду без сознания.
Она села, положила ногу на ногу, стала ею раскачивать. Начала с проверки домашнего задания.
В задании, к слову, все было точно правильно, так как, чтобы отвлечь учительницу от прошлого урока и не злить ее больше я старался больше обычного над его выполнением. А потом еще и дал проверить его отцу, что очень часто летал в Америку и знал английский, как сами носители языка.
С внимательным видом она проверила задание. Я не знал, что говорить.
— Простите меня… ну… за прошлое…
— Ничего. Тебе же понравилось?
— Да, конечно. Более чем. Вы очень красивая.
— Спасибо, — улыбаясь, сказала она и продолжила чуть ли не шепотом, — Мне тоже понравилось.
— Но сейчас не об этом. — закрыв учебник сказала она. — В задании все не правильно.
— Как? Все должно быть правильно. Все проверено.
— Нет. — капризно сказала она. — Все не так. — Через паузу продолжила. — Раз уж тебе понравился… прошлый урок… может захочешь исправить оценку?
— Да, конечно! — в восторге забился я. Я, наконец, понял, что сегодняшний день войдет в мою память, как лучший.
— Тогда разуй меня. А то я забыла, кажется. Не хочу вам в дом грязь приносить.
Она поставила и выдвинула ножку. Я встал на колени, наклонился и также, как в прошлый раз начал целовать пальчики. Нижней губой я прижимался к подошве, верхней к пальчикам, а языком проходил там, что было посередине.
— Давай, лижи нежнее. Тебе это нравиться?
— Да, очень.
— Тогда давай. Продолжай. И пускай побольше слюнек.
Я послушно и с наслаждением стал вылизывать гладенькие ножки,
специально пуская больше слюней, которая текла по щекам и по ножкам. Когда капля скатывалась по ножке, я пытался ее поймать ртом, но иногда не получалось и в такие моменты я чувствовал, как я приятно и как по ноге проходят маленькие мурашки. Сквозь очень тонкие колготки чувствовалась приятная кожа. Я брал в губы колготки и всасывал их. Где я лизал, потом проводил по тем местам губами, чувствуя кожу под мокрой сетчатой тканью колготок. Медленно я дошел языком до ремешков, проходя им по всей ступне. Зубами схватился за ремешок, потянул и освободил плененную ножку.
— Теперь переставь ее на пол. — приказала она.
Я легонько взял в руки ножку, как что-то безумно дорогое и бьющейся и переставил ее с туфли на пол. Потом взялся за другую ножку. Но вторую она повернула подошвой ко мне, и я взял в рот каблук и стал полизывать и посасывать его. Я посмотрел на нее снизу верх. Она смотрела на меня с улыбкой и довольным видом. Когда она, чуть не наступив на мою нижнюю челюсть, поставила ножку, я также как и прошлую стал полизывать и высвободил от ремешка. Оторвавшись от нее, я взял ножку в руки и приподнял. В этот момент она резко подхватила ножку и, смеясь, подтянула ее к себе.
— А теперь садись и проверяй свое «правильное» домашнее задание. Будешь сам искать там ошибки, это полезнее, чем я тебе сама укажу на них и ты потом про них забудешь.

Она всегда так раньше говорила, когда находила у меня какие-то ошибки. И всегда говорила с улыбкой. Никогда, даже если я делал серьезные ошибки, она на меня не повышала голос, а наоборот делала все с широкой, доброй улыбкой, будто это смешная ошибка. Также было и в этот раз. Хотя в этот раз у меня совсем был не тот настрой, чтобы смотреть в учебник и искать ошибки, которых заведомо нет. Но я все же уткнулся в учебник, чтобы хоть как-то отвлечься. Она встала и стала что-то делать, но я не отрывался от учебника. Потом она что-то бросила на стол. Я посмотрел и увидел, что это были маленькие, хорошие трусики. Стринги. Она села обратно и положила ножки мне на ноги, наткнувшись на ствол. В этот момент он чуть ли не взорвался.
— Если хочешь, можешь освободиться. Меня стесняться не надо. Что ты так скованно со мной общаешься? Расслабься — Игриво сказала она, перебирая ногами.
Так, как я уже не мог сдерживаться я встал и полностью разделся. Я чувствовал себя очень не привычно, стоя голым перед учителем. И это ощущение еще больше меня заводило.
— Ууу… Как ты меня любишь. — с одобрительной улыбкой сверкнула глазами Оксана, смотря на мой живот.
Затем я сел на место. Она также положила ножки только уже на голого меня. Ее ножки стали медленно тереться о мой член, сводя меня окончательно с ума.
Тебе приятно? — страстно сказала она.
— Очень!
— Неправильно!
— Yеs, it»s sо hоt аnd plеаsurе!
— Правильно! — посмеялась Оксана.
Ее ножки были гладкими, нежными и слегка мокрыми от того, что я же сам их лизал. Затем она зажала член между двумя ножками и стала водить из верх-вниз, приводя меня в настоящий оргазм, что я начал стонать. Все это она делала с игривой улыбкой. Она приподняла своими ножками меня за член, что я слегка привстал. Член нацеливался на стол. Она пододвинула учебник по английскому туда, куда должен был попасть снаряд. В тряске и агонии член затрясся и из него полилось много белой жидкости, много спермы, забрызгав собой почти весь учебник. Я без сил упал на стул. Оксана взяла учебника, встала и подошла ко мне. Теперь ее лицо было близко ко моему, что я даже мог чувствовать ее щечку. Было так хорошо, что член даже не хотел расслабляться. Перед нами был забрызганный спермой учебник. Она приподнялся его поближе к нашим лицам и мы оба стала слизывать с него все стекающее. Авторы, обложка — все это я видел перед глазами. Я далеко выдвинул свой язык, как и она. И наши языки часто натыкались друг на друга, соприкасаясь. У нее упругий, приятный язычок. Рядом с ней мне было приятно занимать даже этим. И даже такая жидкость казалось сладкой. Доделав дело, она отложила учебник и села на свое место.
— Что ж. Ты заслужил «пятерку». Теперь тебе приятнее получать «пятерки»?
— Да! — подтвердил я.
— Но где же красная ручка? — В растерянности стала водить руками в поисках ручки, что лежала перед ней. Чем я буду… а вот она…
Она взяла ручку и стала водить по учебнику, не прикасаясь к нему, имитируя движениями, что она не пишет
— Она не пишет! — воскликнула она.
В этот момент я смотрел на ножки, которые были загорелыми и яркими, сверкали так, что казалось, что в них отражается весь свет.

Она широко расставила ножки, выставляя свой выбритый треугольничек. В пяти-десяти сантиметров от промежности были видны складки колготок на обеих ножках. Ее кисонька была красной, по цвету напоминавшая мякоть арбуза, манящей. На ней видны были отражения от влаги, она была мокрой. Как мне тогда хотелось вылизать весь сок.
— Сделай так, чтобы она писала. — с улыбкой сказала учительница. Сделаешь?
— Да.
— Скажи «да, любимая»!
— Да, любимая.
Учительница обмакнула об оставшуюся сперму ручку и противоположным концом вставила в кису, указывая руками, что надо делать. Пока я вставал на колени, она водила рукой по ручке.
Я наклонился и стал посасывать, полизывать ручку, заставляя ее раскачиваться. Потом ручка уперлась мне в горло и губами я достал ее писю, целуя ее. Не забывал о ручке, которую я раскачивал языком. Учительница застонала, поглаживая свою грудь через блузку. Минут через десять, она уже почти орала от оргазма. Она резко вытащила ручку, вытащив тем самым ее у меня изо рта. Тогда я наконец-то прижался всем лицом к вагине. В тряске из блаженного треугольника вытекла приятная, сладкая жидкость, которую я подержал во рту, чтобы распробовать и проглотил.
Успокаиваясь, она гладила меня по голове, как ребеночка. А я стал нежно полизывать языком уже все, что мне хотелось — всю кисочку королевы. Через какое–то время, неожиданно, но очень приятно для меня потекла еще одна жидкость, которая лилась сильнее и больше прежней. Сильная, теплая и вкусная струя наполняла мой рот, что я еле успевал заглатывать. Закончив, она встала и помогла встать мне.
— Хорошо, заслужил.
— Можно я и дальше буду продолжать так учиться? — Встав, умоляюще спросил я.
— Если хочешь, то конечно.
Стоя, она поставила в дневник и в учебник мне «пять». Я наклонился еще раз, что бы в напоследок помочь ей обуться. Нежно и медленно взял ее ножку и положил ее в туфельку, застегнув и еще раз смотрел, как уходить самые дорогие для меня ножки. Она была уже у двери, когда остановилась и, не оборачиваясь, задрала юбку, выставляя большие, красивые бедра.
— Поцелуй меня тогда на прощанье. — кокетливо сказала учительница.
Я подбежал к ней и стал целовать упругую, пружинистую попку. Проводя губами и мокрым языком из стороны в сторону и зарываясь глубоко внутрь ее. Затем она напрягла ягодицы и направилась от меня, попрощалась и вышла, а я так и остался в квартире весь голый.
Это был один случай. Да и вообще выдуманный, но приятный. С тех пор она уже не заставляла так заслуживать «пятерки». И это было жутко обидно. Но все же, чтобы не подставлять учительницу и тем самым отблагодарить ее, я стал учить английский с тройной силой и выиграл кучу школьных олимпиад.

Текст песни Анофриев Олег — Школьная полька

Хорошо сегодня в школе,
Зал горит огнём.
Мы на праздник наш веселый
Всех друзей зовём.
Здесь любой плясать умеет,
Танец все быстрей.
Кто ж, ребята, там робеет
Около дверей?

Припев:
Чтобы праздник был веселый,
Подпевай, родная школа,
Наш веселый смех
Пусть несется дальше всех.
Пусть летит и смех и слово
Прямо к площади Свердлова,
За Охотный ряд,
Где огни Кремля горят.
Посмотрите пионеры,
Посмотрите все —
Между нами офицеры
В боевой красе.
Наш суворовец подтянет
Крепче ремешок.
Разрешите вас на танец
Пригласить, дружок!
Припев.
Кто уроков не боится,
Кем гордится класс —

Тот умеет веселиться
Лучше во сто раз.
Школьный праздник наш в разгаре,
Все пустились в пляс.
Мы сегодня все в ударе,
Весело у нас.
Припев
Прибаутки, поговорки
Сыплются кругом.
На «четвёрки» и «пятерки»
Пляшем и поём.
Хорошо сегодня в школе,
Зал горит огнём.
Мы на праздник наш весёлый
Всех друзей зовем.
/Вариант:
Наш оркестр играет лихо
Для своих ребят.
И не скажешь ты, что тихо
Голоса звенят./
Припев:
Играйте дружнее,
Танцуйте веселее,
Наш веселый смех
Пусть несется дальше всех.
Пусть летит и смех и слово
Прямо к площади Свердлова,
За Охотный ряд,
Где огни Кремля горят.

Текст песни добавил: Аноним
Исправить текст песни
Поделитесь текстом песни:

  • Популярные тексты песен исполнителя Анофриев Олег:
  • Анофриев Олег — Школьная полька
  • Анофриев Олег — Песня о друге
  • Анофриев Олег — песня про друга
  • Анофриев Олег — Есть только миг (минус)

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *