Мир стоит молитвою

По слову преподобного Силуана Афонского, молиться за людей – кровь проливать. Но мирской человек молится мало, говорил подвижник, а монах – постоянно. «Благодаря монахам, на земле никогда не прекращается молитва; и в этом польза всего мира; ибо мир стоит молитвою, а когда ослабеет молитва, тогда мир погибнет»,– утверждал старец, наш соотечественник, подвизавшийся на Святой Горе Афон в конце XIX – первой половине XX века.

Монахи, искавшие место строгого уединения, где можно было бы все силы отдать стяжанию непрестанной молитвы, уходили в скиты. В прежние времена многие из них жили под духовным руководством старцев, отказываясь от своей воли, желаний и полностью полагаясь на волю своего духовного руководителя. Сегодня трудно найти и старцев, и безмолвные места. И все же скиты в наших монастырях возрождаются. Некоторые, правда, берут на себя функции подсобного хозяйства обители. Но есть скиты, в которых ростки духовной жизни – бодрствование и молитва, чтение Святых Отцов – пробиваются сквозь «чащу» суетливых забот современной жизни.

Как развивается скит преподобного Саввы, созданный при Саввино-Сторожевском ставропигиальном мужском монастыре, об этом мы говорили с наместником обители архимандритом Саввой (Фатеевым), скитоначальником – игуменом Феодосием (Чинаделем) и подвизающимся в скиту иеромонахом Корнилием (Гапоненко).

Наместник монастыря архимандрит Савва (Фатеев):

– Прежде, чем рассказать о сегодняшнем дне скита, я должен обратиться к истокам его возрождения. Оно, как у всех святынь Русской Православной Церкви, переданных ей в разные годы после десятилетий безбожия, было трудным. Скит, построенный в километре от монастыря в 1862 году на месте пещеры (которую, по преданию, выкопал сам преподобный Савва и где он в посте и молитве провел последние два года жизни), находился в плачевном состоянии. В годы советской власти из 17 построек 15 были уничтожены. Остались только Малый скит и двухэтажный корпус, превращенный в военное общежитие. Жили люди и в храме преподобного Саввы. В 1998 году должны были состояться торжества в честь празднования 600-летия обители и возвращения в нее честных мощей преподобного Саввы Сторожевского, Звенигородского чудотворца. Братия приложила много сил, чтобы к осени закончить так называемые консервационные работы. И 24 августа1998 года в скитском храме прошла первая после безбожного периода Божественная литургия.

– Но впоследствии совершать здесь службы оказалось опасно. Я помню, как православные СМИ с тревогой сообщали об усилении оползневых процессов: скит постепенно сползал в сторону реки Сторожка, из основания алтаря церкви выпадали фундаментальные блоки. Спасали скит всем миром?

– Действительно, всем миром. Как раз это было накануне второй знаменательной даты – 600-летия со дня преставления преподобного Саввы. И Святейший Патриарх Алексий II, зная о положении дел, призвал восстановить национальную святыню, придать скиту прежнее значение, прежнее благолепие и духовную ценность. Многие благодетели откликнулись. Один из них – московский предприниматель Геннадий Петрович Булгаков – взялся полностью отреставрировать общежительный корпус, находившийся в ветхом состоянии. Благодаря содействию Александра Георгиевича Гладышева, который в то время являлся главой Одинцовского района, было сделано ограждение скита, двухполосная дорога, ведущая к нему, а также брусчатка возле скитского корпуса и храма. Еще большая заслуга Александра Георгиевича – это укрепление ползущего западного склона с помощью подземных бетонных столбов. Потрудилась на совесть ремонтно-строительная компания «Ресма»: ее высококвалифицированные работники сделали реставрацию храма внутри и снаружи. Колоссальная работа была проделана!

– И тогда же была восстановлена пещера преподобного Саввы, куда сейчас люди идут и идут, чтобы помолиться Звенигородскому чудотворцу?

– Да. Также был возобновлен источник преподобного Саввы, сооружена купальня.

– Батюшка, скажите, пожалуйста, по какому принципу назначается скитоначальник?

– Важно, чтобы это был человек, стремящийся к молитвенному деланию. Человек, остро чувствующий ответственность как за духовную жизнь скита (чтобы там каждый день совершалось молитвенное правило), так и за сохранение облика скита в надлежащем состоянии. Когда меня в феврале 2006 года назначили исполняющим обязанности наместника монастыря, отец Феодосий уже был скитоначальником. И все эти годы я видел, что, кроме того, что он и молитвенник, и хороший проповедник, он старается в точности исполнить благословение наместника, без благословения ничего не делает.

– Кто еще подвизается в скиту преподобного Саввы?

– Иеромонах Корнилий (Гапоненко) – тихий, сосредоточенный на внутреннем делании монах, много времени уделяющий молитве и чтению Святых Отцов; монах Арсений (Каныгин), который тоже стремится к молитвенному деланию. Почувствовав, что ему мало молитвенного правила, совершаемого в обители, что хочется подумать о своей душе подальше от мирской суеты, создаваемой паломниками, он стал проситься в скит. Мы его долго испытывали, потому что Святые Отцы не рекомендовали братии сразу удаляться из общежительного монастыря, высказывались против торопливости в таких вопросах. Спустя какое-то время Духовный Собор обители принял решение благословить отца Арсения на скитскую жизнь. А недавно мы благословили туда еще одного насельника – инока Савватия (Трифонова). Послушаний хозяйственного толка там немного: зимой, например, надо снег убирать, летом и осенью – ухаживать за небольшим огородом и несколькими ульями, заготавливать дрова на холодную пору года. Так что времени на сугубую молитву остается достаточно.

– Отец Савва, есть ли доступ в скит мирянам, жаждущим получить ответы на духовные вопросы?

– В классические скиты, основанные на правилах строгого общежительного устава, мирян не пускают. У нас, можно сказать, несколько неуставное правило: каждую субботу на Божественную литургию в скитской храм преподобного Саввы приходят и мирские люди.

Скитоначальник игумен Феодосий (Чинадель):

– Храм во имя преподобного Саввы Сторожевского, построенный над намоленной пещеркой преподобного, стоит в овраге, а над ним нависают песчаные склоны. Церковь была освящена ревностным хранителем православия святителем Филаретом (Дроздовым) в мае 1858 года. Скит в свое время посещали император Александр II, императрица Мария Александровна, Великий князь Сергей Александрович и преподобномученица Елисавета Феодоровна. Страшно подумать, что мы могли потерять эту святыню! Причин критического состояния здания много. Одна из них заключалась в нарушении системы отвода воды. В песчаных склонах были вырыты глубокие колодцы, чтобы туда стекались весенние воды и не давили на фундамент, однако после революции 1917 года эти колодцы оказались заброшенными. Стали трескаться своды церкви. Требовалось провести масштабные инженерно-ремонтные работы.

Стали их проводить, в результате чего удалось капитально укрепить фундамент церкви. Саму гору во многих местах пришлось сверлить и вбивать туда трубки где-то метров по десять-двенадцать, а в них заливать раствор. Делалось это для того, чтобы гора не ползла, не давила на храм. Еще, чтобы гора не давила на грунт, из-под храма, стоявшего на песке, столько этого песка – в тележках, вручную – было вывезено! Был сделан под храмом подвал, что уменьшило на него нагрузку. Но это инженерно-технические тонкости. Главное – храм спасли! И двухэтажный каменный братский корпус капитально отремонтировали, полностью сменили в нем «начинку».

– Батюшка, стены удалось укрепить, удалось победить разруху. А как укрепляется духовная жизнь в скиту?

– Духовное строительство оказалось самым сложным в наши дни. Оскудение монашества и наставников умного делания – реалии времени, которые нельзя сбрасывать со счетов. И все же впадать из-за этого в смертный грех уныния тоже непозволительно. Несмотря на то, что враг рода человеческого нацеливает мир на рассеянное внимание, катастрофически удаляющее человека от Бога, возможность сокровенно молиться и духовно совершенствоваться у современного монашества есть. И тот монах, что стремится к христианскому совершенству, должен воспользоваться этой возможностью в полной мере.

Иеромонах Корнилий (Гапоненко):

– Я твердо убежден, что в первую очередь надо стремиться к тому, чтобы себя образовывать, а затем уж наставлять других людей. Нужно стремиться самому прежде пройти путь духовной брани, в которую вступает всякий, желающий нести благое иго Христово. Вот читаю «Дневники святого праведного Иоанна Кронштадтского» и вижу: будучи таким же человеком, как мы, он достиг святости через постоянную борьбу с греховными страстями. Каждый день, каждый час он боролся, чтобы Евангельская заповедь была исполнена, и победил!

В нашем монастыре имеется хорошая библиотека, фонд которой составляет 6,5 тысяч томов. Но у меня в скиту есть свои настольные книги, которые я читаю-перечитываю и замечаю удивительные вещи (хотя воля Божия всегда удивительна): когда я прилагаю усилия к тому, чтобы поступить, как советуют в своих трудах духоносные отцы: живший в VI веке преподобный авва Дорофей или известный русский подвижник, духовный писатель XIX века Святитель Игнатий (Брянчанинов), или почти наши современники валаамский старец схиигумен Иоанн (Алексеев) и игумен Никон (Воробьев), – все получается, как они говорят. Поступаю вопреки их советам – получаю противное. То есть действительно их труды, размышления, письма написаны водительством Духа Святого. А меня Господь проверяет на практике: усвоил ли я прочитанное только умом или сердце тоже согласилось? Сколько раз Господь посылал мне такие жизненные испытания, чтобы все это закрепилось на практике!

* * *

В этот день мы стали свидетелями неприятной сцены, омрачившей знакомство со скитом преподобного Саввы Сторожевского. Рядом с двухэтажным корпусом на территории скита (там находятся кельи монахов, домовый храм Святителя Николая чудотворца, богослужения в котором совершаются в дни памяти великого угодника Божия) послышались возбужденные громкие голоса. Трое мужчин неспешно шли по дорожке и разговаривали о ресторанных счетах, сортах виски. Какое уж тут безмолвие? Наместник монастыря архимандрит Савва сказал, что, видимо, следует внутри огороженной территории скита (а это, по его словам, территория немалая) выделить какое-то пространство, куда бы мирские люди не могли заходить, чтобы монахи не страдали от бесцеремонности внешнего мира и сохраняли свое внутреннее устроение.

На вопрос, каким ему видится будущее скита, отец Савва ответил, что, даст Бог, в скиту станут совершаться и ночные службы, как на Афоне. Будет в ночные часы возноситься в небо молитва с того благословенного уголка русской земли, где первый игумен Сторожевской обители святой Савва – ученик преподобного Сергия Радонежского – более шести столетий назад выкопал себе тесную пещерку для безмолвного жития и творил молитвенный подвиг.

Беседовала Нина Ставицкая
Фотограф Владимир Ходаков

Фото

Бдительный игумен Русской земли
Новые чудеса преподобного Сергия

Святые с нами. Помним ли мы об этом? Ко дню памяти Игумена Земли Русской — преподобного Сергия Радонежского — мы публикуем свидетельства о его неустанном о молящихся ему попечении.

Рака с мощами преподобного Сергия в Троице-Сергиевой лавре

Заступается только тогда, когда это действительно нужно

Архимандрит Павел (Кривоногов) , благочинный Свято-Троицкой Сергиевой Лавры:

— Когда я учился в семинарии, меня, помню, как-то раз попросили помочь иеросхимонаху Моисею (Боголюбову), он был уже стареньким. Старшекурсник, ранее ходивший за ним, выпускался, и я его сменил. Когда батюшке стало совсем плохо, и он уже не выходил из кельи, я ежедневно ему помогал. У него была язва на ноге, и постоянно требовались перевязки.

Сам я тогда ещё только перевелся во второй класс семинарии, занятия-то я ещё посещал, а вот все мои часы самоподготовки проходили как раз в хлопотах в келье отца Моисея.

В конце года я в трепете зашел в канцелярию семинарии, там мне выдали ведомость об успеваемости, которую я должен был отвезти папе с мамой. Мне даже сначала смотреть в неё не хотелось… Но потом я осмелел, взглянул и… не поверил!

— Вы не ошиблись? — возвращаюсь к секретарю. — Это моя ведомость?!

Она подтвердила: всё верно. Там были все пятерки! Начинаю мысленно прокручивать: что происходило в этом учебном году? Вспомнил, например, такой случай: я знал всего один билет. У меня тогда практически не было времени что-либо учить, у батюшки, помню, было обострение болей. И я просил его помолиться:

— Знаю, — говорю, — всего один билет…

— А ты сходи к преподобному Сергию, скажи ему об этом, — благословляет меня старец.

Я сходил, все рассказал преподобному, помолился. И на экзамене вытащил именно этот билет! Раз пятерка. Также вспомнил, как, бывало, прочитаю тогда второпях какой-то один вопрос, который меня самого заинтересует, и вдруг на занятии меня именно по этому вопросу и спрашивают… И так из раза в раз. Просто пока шёл учебный год, я жил в таких «попыхах», что даже сам не замечал этих чудесных «совпадений». Кстати, когда старец почил и времени у меня стало побольше, они прекратились. Точно так же, как в тот год, я мог отсутствовать на вечерних занятиях и этого почему-то никто не замечал, мне ни разу не сделали ни выговора, ни замечания. А стоило мне куда-то не явиться на следующий год, когда я уже был третьекурсником, сразу же вызвали в инспекцию. Для меня всё это было удивительно: дело в том, что когда годом ранее я «пропадал» у старца, я никого об этом не предупреждал.

Преподобный Сергий здесь в курсе всего. У нас буквально у каждого из братий какие-то свои истории есть. Один, помню, поленился: «Да зачем изо дня в день на молебен ходить… Надо отдохнуть немножко…» Тут же ему явился преподобный Сергий:

— Мои все на братском молебне!

Тот вскочил и побежал. С тех пор не пропускает!

Преподобный Сергий действительно всем здесь управляет. В советское время здесь был музей, по вечерам милиция выпроваживала последних посетителей за ворота. И вот идут, уже девять вечера, всё закрыто, а тут вдруг видят, как неспешным шагом какой-то старичок мимо Успенского собора идёт.

— Эй, ты кто?! — окликнули.

— Хозяин, — оборачивается и спокойно идёт себе дальше, деловито осматривая территорию.

— Ты что здесь вообще делаешь? — не поняли они.

— Охраняю, — отвечает им уже через плечо, следуя вглубь Лавры к Троицкому собору.

Они — за ним. Причем сколько не ускоряют шаг, никак догнать не могут! Старец подошёл к Троицкому собору и, не открывая дверей, исчез за ними.

Об этом рассказал один из тех самых милиционеров уже на смертном одре. Тогда они с напарником сразу же нашли икону преподобного Сергия и поняли, что видели именно его, просто распространяться в те годы об этом было не безопасно.

Как преподобный Сергий всех и каждого видит

Валерия Николаевна Маслова, пенсионерка, в своё время сотрудница Новоспасского монастыря:

— В то время, когда будущий владыка Алексий (Фролов) ещё преподавал в Московской духовной семинарии и жил там же, в стенах Свято-Троицкой Сергиевой лавры, одна из богомолок, женщин, которые даже в те советские годы старались не пропускать ни одной службы, рассказала такую историю.

Однажды она спешила к ранней Литургии, хотя шла ещё и раньше начала братского молебна. Было темное зябкое утро. Едва-едва падал снежок. Сама она тоже несла какое-то послушание при Лавре, и её постоянно донимала мысль: «А как же преподобный мог за всеми уследить? Пусть и не такой большой тогда была лавра, но всё равно же монастырь огромный…»

«И вдруг, говорит, поднимаю глаза от мокрой в слякоти брусчатки на площади перед входом в лавру — и мне вмиг открывается как бы срез лавры… Это было какое-то не пространственное видение, как в аксонометрии, — нет. Я видела каким-то чудесным образом всех и сразу. Кто чем занимается в данный момент. Кто-то просфоры перебирает и складывает, готовя их к Литургии. Другой молится с земными поклонами. Кто-то ещё спит, иной только-только встаёт…»

— Вот так ей преподобный Сергий и показал, как он за всеми нами наблюдает, — говорил нам владыка Алексий.

А это же игумен отнюдь не только Лавры, а всей Земли Русской.

«Прости меня, преподобненький!»

Протоиерей Георгий Климов, благочинный Троицкого благочиния Северо-восточного викариатства Московской епархии, настоятель храма иконы Божией Матери «Нечаянная Радость» в Марьиной роще:

— В годы моей учебы в семинарии один из лаврских иеромонахов рассказал мне историю своего к тому моменту уже почившего духовника схиигумена Селафиила (Мигачева; †1.08.1992). Будучи молодым монахом, будущий схимник очень скорбел от притеснений некоего человека, засланного в Лавру для усмирения, как это тогда считалось, монахов. Он даже там обладал какими-то полномочиями, но попросту издевался вплоть до рукоприкладства.

«Ещё один раз — и я уйду из монастыря!» — сказал себе этот брат. Но этого-то от него собственно и добивались. Так что вскоре на него обрушился новый шквал побоев. Он, как всегда ничего не ответив, просто направился в келью, где собрал те немногие вещи, которые у него были. И вот как только он взялся за ручку двери, почувствовал, что кто-то на его руку положил свою…

— Ты станешь настоящим монахом, если всё это вытерпишь, — услышал он голос и, даже не видя полностью того, кто говорит, а только его руку на своей руке, понял, от кого это вразумление.

— Прости меня, преподобненький! — расплакался он.

Потом отец Селафиил говорил братии:

— Что бы со мной теперь ни делали, как бы кто ни оскорблял, я до конца моей жизни буду подвизаться здесь, у преподобного Сергия.

Почил он в глубокой старости, не дожив несколько лет до столетия, и ни разу с тех пор не порываясь из стен Лавры.

Как преподобный Сергий учеников себе выбирает

Архимандрит Илия (Рейзмир) , насельник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры:

— В Свято-Троицкой Сергиевой лавре всё происходит непостижимым таинственным образом. Помню, когда я впервые оказался здесь, захожу в храм, а там батюшка такой старчик машет мне рукой с солеи:

— Пропустите ученика преподобного Сергия.

А я-то тогда ещё даже о семинарии, — не то, что о монашестве — даже и не думал! Но слова эти как-то в сердце остались. Это, кстати, был схиархимандрит Михей (Тимофеев), как я потом узнал. Только я к нему тогда подошёл, как меня тут же подвели ещё к архимандриту Феодориту (Воробьеву), тогдашнему благочинному Лавры. А он меня сразу же к себе в келью пригласил, а оттуда повёл меня к отцу Матфею (Мормылю), — он тогда ещё совсем молоденький был, но уже преподавал в семинарии.

— Отец Матфей, приими его, — вручает меня ему благочинный. — Это наш будущий брат. Помоги ему поступить в семинарию.

Вот так преподобный Сергий сам тут же учеников себе выбирает. Указывает на них каким-то образом здешним духовникам. А может, это и самому человеку открыть.

Я как-то разговаривал с двумя братьями-близнецами из Казани. Они заканчивали семинарию, вот им уже и определяться надо: один, смотрю, так твердо намерен стать монахом, причём именно лаврским, а другой решил, что ему надо продолжать род, жениться, значит, надумал. И вот тот, который жизни уже себе не представлял вне монашества, видит сон, как после братского молебна семинаристы подходят к мощам, а батюшка Сергий сидит рядом с ракой и их благословляет, когда же он сам подошёл, преподобный его так несколько оттеснил в сторону:

— Ты не от нашего стада.

И действительно, он потом женился: монашество было не его призванием.

Сам я с Украины. Известно, как там однажды проезжал Хрущев, направляясь в Закарпатье, и вот где-то в пути остановился:

— Что это такое?!! — тычет в кресты на уже закрытых храмах. — Когда буду возвращаться, чтобы их уже не было!

Женщина с Кубани, участвовавшая в снятии этих крестов, спустя какое-то время стала глухонемой. Прошло более 10 лет, ей написали о том, что есть мощи преподобного Сергия Радонежского. Она приехала, приложилась и здесь же сразу заговорила. Так у нас тут и исповедовала свой грех.

Чудеса и сейчас есть. Да уж слишком люди рационалистичны стали! И то могли бы себе на пользу души обратить: сколько сейчас разной духовной литературы есть — читай, раз такой умный. Раньше-то мы всё вручную переписывали: акафисты, молитвословы. А сейчас всё есть, да люди не те… Теплохладны все стали. Вера охладевает. Господи, помилуй!

Отблагодарил

Иеросхимонах Валентин (Гуревич) , духовник Донского ставропигиального мужского монастыря Москвы:

— В период моего обращения со мной произошла такая история.

Я тогда вообще часто болел, и Господь, видимо, укреплял мою веру, посылая мне избавление то от одного, то от другого недуга.

Экзема, которая прежде, начиная с переходного возраста, каждую весну выступала в виде почти незаметных очажков на пальцах рук, теперь разразилась в полную силу: вся ладонь левой руки утратила кожный покров.

Районный врач объяснил мне, что это на нервной почве, и выписал направление в кожно-венерологический диспансер. Там назначили какую-то мазь, и я в течение двух месяцев аккуратно являлся туда на перевязку.

Однако всё было тщетно: болезнь не уступала ни одного миллиметра захваченной ею территории.

По истечении этих двух месяцев я как-то был в гостях у своего друга, который только что побывал в Загорске и привёз оттуда святую воду. К тому времени я уже знал о Сергии Радонежском; причем, именно этот мой гостеприимный хозяин и рассказал мне о нём ещё за два года до описываемых событий. Его рассказ тогда поразил меня и запомнился навсегда.

И вот, с мыслями о преподобном Сергии Радонежском и с большой надеждой, что вода из его источника может мне помочь, я взял банку с этой водой, и полил ею обнаженную от кожи ладонь.

В течение двух часов я время от времени поглядывал на то, что происходит с ладонью. Затягивание раны напоминало замедленную киносъемку. Через два часа больная ладонь стала гладкой как другая, вернув себе здоровую кожу.

Потом, когда я сам уже регулярно ходил в храм и неопустительно дома молился, у моих знакомых произошло следующее. Они были родителями двух замечательных детей, мальчика и девочки. Но с переходным возрастом, как водится, начались проблемы. Когда сыну было лет 16, однажды вечером родителей не было дома. Это оказалось весьма удобным редким случаем, которым не преминула воспользоваться компания его сверстников-подростков, устроивших в свободной от взрослых квартире то, что на языке их субкультуры называлось «клёвый сейшен», сопровождавшийся его непременными атрибутами: наркотики, алкоголь, курево, соответствующая музыка, развязное поведение присутствующих обоих полов…

«Сейшн» прошёл на славу.

До возвращения родителей было достаточно времени, чтобы навести порядок в квартире. Удалось ликвидировать все следы происшедшего за исключением одного, не поддававшегося ликвидации. Дело в том, что поскольку родители вели подчеркнуто здоровый образ жизни, в доме отсутствовали пепельницы. И в разгар «сэйшна» один самый продвинутый подросток для того, чтобы всем была явлена его крутость, привлёк общее внимание тем, что погасил окурок о лакированное кресло, отчего на самом видном месте осталось неустранимое свидетельство этого крутого поступка…

Отец был в таком гневе, что просто показал сыну на дверь.

— А куда же я пойду? — растерянно поинтересовался тот.

На что родитель после некоторого раздумья произнёс:

— К Вале Гуревичу.

У меня тогда уже умер отец, и я жил один.

Раздается звонок, на пороге этот знакомый мне подросток… Так он ко мне и подселился. В комнате ему нашлось ложе для ночлега.

Он чувствовал себя плохо; полнейшее отсутствие наркотиков и (что в не меньшей степени удручало его) рок-музыки было причиной «ломки» и депрессии…

Квартира была однокомнатной, так что он мог наблюдать, как я каждый день исправно зажигаю лампадку и читаю утренние и вечерние молитвы.

Правда, во время чтения утренних молитв он чаще всего продолжал спать, но иногда всё же слушал их спросонья, так что даже потом повторял поразившую и запомнившуюся ему фразу: «Да не падше и обленившеся, но бодрствующе и воздвижени в делание обрящемся»..

Сделавшись таким образом свидетелем повторяющегося изо дня в день моего «молитвенного подвига», он наконец как-то обратился ко мне с просьбой: «Возьми меня с собой в церковь!»

И вот мы отправились в храм Всех Святых на Соколе — ближайший от нашего жилья.

Заходим, а хор поёт:

— Ублажаем тя, преподобне отче наш Сергие, и чтим святую память твою, наставниче монахов и собеседниче Ангелов…

Мальчик был потрясёен! — Дело в том, что его звали Сережа. Я и сам был изумлён: надо ж было прийти именно в этот момент и ему попроситься в храм именно в этот день! — Праздновалась память преподобного Сергия Радонежского.

Надо сказать, что мы с этой семьей дружили уже очень давно, — вместе работали с его папой. Годами ранее, когда этому мальчику было ещё только 9 лет, однажды я пришёл к ним в гости и у меня с собою было факсимильное издание хрестоматии для детей, составленной Львом Толстым в период его педагогических опытов в Ясной Поляне. В ней, в частности, содержался его перевод жития как раз преподобного Сергия Радонежского. Помню, мы сидели вместе с Сережей в его комнате, и я читал ему этот перевод, полагая это вдвойне уместным, поскольку его имя носил главный герой повествования. Там были такие слова по поводу того, что будущему преподобному не давалась грамота:

— Отрок Сергий памятью был туп… — в тот момент, когда я произносил эти слова, в комнату вошел папа Сережи с веником, чтобы подмести пол, и расхохотался особым свойственным ему громким хохотом.

— Папа, нехорошо смеяться, — сказал тогда вдруг Сережа, очень серьезно и внимательно слушавший повествование о своем тезке. — У мальчика горе, ничего смешного здесь нет.

Возможно, преподобный так отблагодарил его за сочувствие, пригласив в храм именно на день своего праздника.

Немного дней спустя Сергей обратился ко мне с новой просьбой:

— Возьми меня в церковь креститься.

Мы поехали с ним в Отрадное. Там отец Валериан Кречетов его крестил…

Кому ведомы пути, которыми нас ведут к Богу Его святые?

У Бога все живы

Игумен Корнилий (Мороз) , насельник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры:

— Известен такой случай. До схимы этого брата звали Иосифом, он ещё до революции был пострижеником Черниговского скита. Это один из легендарных лаврских старцев — схиархимандрит Иосия (Евсенок), кто смог вернуться в Лавру после её открытия в 1946 году. Здесь-то он нам уже и рассказал, как погибал в одном из северных лагерей, а лазаретские врачи, уже не желая на него тратить медикаменты, вынесли его с воспалением легких в неотапливаемое помещение, предполагая, что до утра он не доживёт. А ему явился преподобный Сергий и подбодрил, дав просфорку:

— О тех из вас, кто оказался вне обители в изгнании, я забочусь ещё больше.

А просфорка-то точно была лаврская! Каждый брат отличит просфору своего монастыря. Причём батюшка рассказывал, что коченея, вдруг ощутил, что просфору авва ему принёс теплую. Он её съел и тут же согрелся. Так что когда утром врачи пришли уже с двумя носильщиками, чтобы те отнесли труп, то были поражены: отец Иосиф сидел не только жив, но и полностью здоров!

Потом разве что сокрушался: «И чего я её всю тогда съел? Выжить, наверно, и не надеялся… А это же была небесная просфорка! Можно было бы хоть немножечко да оставить».

Преподобный помогает всем и каждому, не только монахам. К нему обращаются и при бесплодии за благословением на рождение детей. Одна такая пара взяла на себя обет пешком пройти из Москвы до Лавры. Шли, молились, на перевалах Акафисты преподобному читали. Так потихонечку и добрались, поклонились, приложились к мощам, воздохнули. А через неделю женщина поняла, что ждёт ребенка, хотя до этого они уже 12 лет были в браке и никакое дорогостоящее лечение им помочь не могло…

А ещё одна женщина уже с последней стадией рака услышала как-то от знакомого иеромонаха, что у мощей преподобного Сергия бывают исцеления. Но ей до них уже даже добраться проблематично было, врачи отводили ей несколько недель жизни. Стал батюшка её часто исповедовать, причащать, соборовать, молебны прямо дома у кровати служил. Привёз ей маслице от мощей преподобного Сергия. Она мазала этим маслицем пораженный опухолью участок груди. Однажды ей явился преподобный Сергий и, обратившись по имени подозвал:

— Иди ко мне!

Она подошла по какому-то точно материализовавшемуся под её ногами ковру, а преподобный её благословляет и приободряет:

— Молись, не бойся!

Так она уже и у мощей преподобного Сергия побывала, и вдруг приходит к своему знакомому иеромонаху:

— Просыпаюсь на утро, а грудь мокрая. Ничего понять не могу. А это опухоль, точно как слизь какая-то, выходит.

Потом консилиум созывали, пять профессоров совещались: не бывает такого и всё. А это Господь по молитвам преподобного Сергия дал ещё время на покаяние.

«Всё в порядке»

Елена Георгиевна Белова, ассистентка кафедры теологии МИИТ (РУТ — Российского университета транспорта):

— Мой папа долго, целый год, мучился и лечился: страшная экзема на руках не давала покоя ни днём, ни ночью. Руки до самого плеча были покрыты сыпью, все это мокло, зудело, кисти рук распухли. И работать было невозможно своими некогда «золотыми» руками. Молиться папа не умел. А мои молитвы были, как видно, слабыми. Ничего не помогало.

И вот однажды мы с папой поехали на дачу к моему брату. Дорога лежала мимо Сергиева посада. Удалось уговорить папочку зайти в монастырь приложиться к мощам преподобного Сергия. На удивление легко он согласился идти со мной в Троицкий собор. Всю дорогу я молилась и просила преподобного исцелить моего отца. В храме я просила папу обратиться со своей бедой к святому как к родному человеку, искренне просить и не обращать внимания на окружающих.

— Все пришли сюда со своими нуждами и проблемами, как в лечебницу, — говорила я ему. Папочка мой не сопротивлялся, кротко приблизился к мощам и в растерянности остановился. Всё здесь для него было чуждо. Я смело подошла сзади, положила его голову и руки на раку и скомандовала коротко:

— Проси!

Монах, дежуривший возле мощей, останавливал тех, кто пытался было тоже приложиться одновременно. Понял, что у нас дело серьёзное. Потом на площади мы набрали воды из святого источника в часовенке и отправились дальше.

Я оставила отца на даче у брата, только попросила, чтобы он каждый день пил эту воду и смачивал ею больные руки.

Мы не виделись больше месяца. Наконец, я решилась позвонить и узнать, как дела. Сама-то я не очень верила в исцеление: ну кто мы такие, чтобы нам Бог посылал такие милости?

Но вдруг на мой вопрос «как дела?», слышу привычно бодрое (отец никогда не жаловался):

— Нормально.

— Что с твоими руками? — уточняю.

— Всё в порядке.

— Что в порядке? По-прежнему мокнут?

— Нет, всё прошло… — докладывает он.

— Как это прошло? Когда?

— Да недели две назад… — и тут же поясняет. — На свежем воздухе, в тишине!

— Как? Ты не понял? Кто тебя исцелил? — тут уж не удержалась я, когда до меня до самой дошло, что случилось, и с досады даже сказала: «Как тебе не стыдно…»

— Ладно, Ленка, ладно, — сконфуженно ответил отец.

Как же трудно бывает мужчинам признать эту силу свыше…

Однако через год, когда мы снова ехали мимо Лавры, папа вдруг сразу же согласился ещё раз зайти к преподобному и поблагодарить его за чудесную помощь.

Троицкий собор был закрыт, и мы зашли в Успенский, где хранится под стеклянным колпаком гроб, изготовленный самим преподобным, в нём потом и похороненным. Мой папочка встал на колени возле этого гроба и молился.

Я стояла в стороне и тоже со слезами благодарила Бога и преподобного.

Обретение веры — это же главное чудо!

Подготовила Ольга Орлова

Архимандрит Савва (Фатеев): Его свеча продолжает озарять звенигородскую землю

Ведь именно по его благословению и при его деятельном участии после долгих лет запустения Саввино-Сторожевский монастырь вновь наполнился иноками и продолжил свое прерванное служение. Первосвятитель вернул жизнь нашей обители, также как и сотням других на Земле Русской. И благодаря его молитвам и пастырским заботам монастырь с каждым годом обретает былую славу и великолепие. Восстановление обители — трудная задача. Но мы всегда уповали на помощь Божию и на молитвы нашего настоятеля Святейшего Патриарха Алексия. С удивительной мудростью и чуткостью он принимал участие во всех наших делах и разделял наши заботы. Особенно сильно мы ощущали его поддержку в 2007-м и 2008-м годах, когда праздновалось 600-летие Преставления преподобного Саввы Сторожевского и десятилетие Второго обретения мощей Преподобного. Только благодаря благословению и помощи Святейшего эти юбилейные торжества приобрели поистине всероссийское значение.

Много раз Его Святейшество посещал нашу обитель и удостаивал нас благодатного молитвенного общения. Но один его визит для меня особо памятен. Это было сразу после того, как я принял обязанности наместника обители. Я очень волновался и переживал, наверное, как никогда в жизни. Впервые я чувствовал на себе всю ответственность за огромный монастырь, за братию, за проведение службы. Мы с братией особенно тщательно готовились к визиту Патриарха, все продумали, но волнение не оставляло, хотя я старался, насколько возможно, этого не показывать. Наконец радостный колокольный звон возвестил о прибытии Патриарха, и я с волнением вышел приветствовать нашего настоятеля. С этого момента и до самого конца службы я все время чувствовал с его стороны самое теплое доброжелательное отношение, участие, поддержку.

Служба прошла как на одном дыхании. И вот, когда я подошел к Святейшему в алтаре под благословение, он так тепло, по-отечески, мне сказал: «Видите, все хорошо. А вы переживали». И я понял, что он прекрасно видел все мои волнения и молился за меня перед Престолом Божиим. Это было необыкновенно трогательно.

Конечно, за этим стояли богатейший жизненный опыт, мудрость, глубокое знание человеческого сердца. А еще доброта, сострадание, понимание, крепость духа и в то же время мягкость души — эти удивительные качества нашего Патриарха.

В тот же день после службы Святейший обходил обитель. Он всегда с неподдельным интересом и вниманием относился ко всему в монастыре. Сравнивал, какие перемены произошли в обители с последнего посещения. Мне хотелось показать ему отремонтированный Преображенский храм, но он находится на звоннице, нужно было подниматься вверх по крутым каменным ступенькам. И я все сомневался, стоит ли предлагать Святейшему после службы такое восхождение, не тяжело ли ему будет. Но я был просто потрясен, когда Патриарх, опережая всех, буквально взлетел вверх по ступеням. Литургия придала ему силы.

После этого Святейший еще несколько раз посещал нашу обитель, возглавлял праздничные Литургии. И каждый раз это были непередаваемая радость и волнение. Для меня, для братии, для всех паломников.

А еще это была счастливая возможность услышать его пастырские назидания.

Исполненные отеческой любви, богословской осмысленности и проникнутые житейским опытом, они всегда своевременны. Говорил ли он о духовной жизни или о социальных и общественно-политических проблемах, его проповедь всегда была обращена к сердцу человека. И всегда для меня и для братии это были слова духовной поддержки, укрепляющие в вере и помогающие преодолеть многие жизненные трудности.

Когда кажется, что тяжек крест, что давят заботы и проблемы, которые неизбежно возникают при управлении монастырем, я думаю о том, насколько тяжелее их тот груз, что лежал на плечах нашего Первосвятителя и с каким духовным мужеством, любовью, мудростью он исполнял свое служение.

Из книги Ольги Климашевской «Путем Христовым»

Святые подвижники — основатели обителей, игумены.

Эрнест Лисснер. «Троице-Сергиева лавра»
Памятник св.преп.Сергию Радонежскому и икона.
Сергий Радонежский (в миру Варфоломей; 3 мая 1314 (дата условная) — 25 сентября 1392) — монах Русской церкви, основатель Троицкого монастыря под Москвой (ныне Троице-Сергиева лавра), преобразователь монашества в Северной Руси. Дни памяти: 25 сентября (8 октября) — преставление; 5 (18) июля — обретение мощей; 6 (19) июля — Собор Радонежских святых. В 1452 он был причислен к лику святых.
Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский монастырь в селе Дивеево Нижегородской области.
Памятник св.преп. Серафиму Саровскому и икона.
Преподобный Серафим Саровский Чудотворец (в миру — Прохор Исидорович Мошнин, в некоторых источниках — Машнин; 19 июля 1754 (или 1759), Курск — 2 января 1833, Саровский монастырь) — иеромонах Саровского монастыря, один из наиболее почитаемых русских святых. Основатель и покровитель Дивеевской женской обители. Прославлен Российской церковью в 1903 по инициативе царя Николая II. Стоит отметить, что икона Серафима Саровского написана с его прижизненного портрета, сделанного художником Серебряковым (впоследствии иноком Иосифом Саровской обители) за 5 лет до кончины старца. Также известны множество пророчеств преподобного Серафима о России, о нашем времени. Св. Серафим Вырицкий. Икона и фото.
Серафим Вырицкий (в миру Василий Николаевич Муравьёв; 31 марта (13 апреля) 1866, д. Вахромеево, Арефинская волость, Рыбинский уезд, Ярославская губерния — 3 апреля 1949, Вырица) — русский купец; святой Русской православной церкви, прославленный в 2000 году в лике Собора новомучеников и исповедников российских. Святой иеросхимонах Серафим Вырицкий (в миру Василий Муравьев), духовник Свято Александро-Невской Лавры. С ранних лет в отроке жило стремление к монашеской жизни. В 14 лет он получил от одного из старцев Александро-Невской Лавры пророческое благословение: до поры оставаться в миру, творить богоугодные дела, создать благочестивую семью, воспитать детей, а затем, по обоюдному согласию с супругой, принять монашество. Вся дальнейшая жизнь в миру стала для него подготовкой к жизни иноческой. Это был подвиг послушания, который длился более 40 лет… Около 1890 г. он вступил в брак, в 1892 г. Василий Николаевич открыл собственное дело и стал купцом 2-й гильдии . Со временем его контора по заготовке и продаже пушнины вышла на международный рынок. Вскоре его предприятие стало широко известным не только в России, но и во многих европейских столицах. Молодой купец всего за несколько лет вышел в число крупнейших мехоторговцев Петербурга. В 1895 г. Василий Муравьев стал действительным членом Общества по распространению коммерческих знаний в России, целью которого служило всемерное содействие Государю Императору и правительству в области национального экономического развития. В 1897 г. Василий Николаевич закончил Высшие Коммерческие курсы, организованные при Обществе. В годы старчества батюшка называл всех ласкательно: «Милые, родные, любимые…» Обнимал, целовал в голову, гладил, лечил и ободрял ласковой шуткой. Он много жертвовал на храмы, а также батюшка несказанно радовался, отдавая последнее. Уж у него-то ничего не залеживалось. Какие-либо вещи принесенные в дар или продукты — фрукты, сласти, хлеб, — все тут же раздаривалось другим посетителям, расходилось по рукам неимущих или прибывших издалека паломников. Все два десятилетия на вырицких квартирах его бессменно окружала одна и та же скромная обстановка — небольшой столик, кожаное потертое кресло, пара стульев, узенькая железная кровать. По детской простоте своей души старец всегда проявлял ту же простоту и в отношении своей внешности. Потертый ватный подрясничек, старенькая полинявшая ряса, все та же летом и зимою теплая скуфеечка — составляли все его одеяние. Если батюшке приносили какие-нибудь новые вещи, он всегда находил, кому их отдать. Подвиги поста, бдения и молитвы, которые в течение двух десятилетий смиренно нес вырицкий старец, можно сравнить лишь с подвигами древних аскетов-отшельников. Отец Серафим был необыкновенно строг к себе от первых шагов в подвижничестве до самой кончины. Об о. Серафиме можно было сказать: «Он питается Святым Духом». Истонченная плоть старца была воистину прозрачным покровом его чистейшей души, светящейся любовью. Тонкие, с прожилками руки, впалые щеки и, при этом — огромные голубые глаза, которые более всего поражали людей в дивном облике вырицкого подвижника. Из них смотрело на землю небо. Они-то буквально пронзали души и сердца посетителей, проникая в самые сокровенные их уголки. Богомольцы сравнивали глаза о. Серафима — по силе их проникновенности — с глазами прп. Серафима Саровского на его прижизненных портретах. В святом Серафиме Вырицком будто воскрес великий саровский подвижник… Подражая своему небесному учителю, вырицкий старец принял на себя новый подвиг . После переезда в дом на Пильном проспекте он молился в саду на камне перед иконой Саровского чудотворца. Это бывало в те дни, когда несколько улучшалось здоровье старца. Первые свидетельства о молении святого Серафима Вырицкого на камне относятся к 1935 г., когда гонители обрушили на Церковь новые страшные удары. На протяжении 10 лет совершал старец свой непостижимый подвиг. Это было воистину мученичество во имя любви к ближним. Со многими горячими слезами умолял Господа подвижник о возрождении Русской Православной Церкви и о спасении всего мира. Это был великий плач о всем человечестве; это была святая скорбь о мире, не ведающем Бога и любви Его. Сердце старца было исполнено невыразимой жалости ко всем заблудшим и погибающим. Отец Серафим молился за всех людей — верующих и неверующих, за врагов и гонителей Церкви, желая вечного спасения всем до единого человека. Это была великая молитва покаяния за грехи людские. Такие молитвы удерживают мир от катастрофы… Сама жизнь старца была молитвою за весь мир, но она не удаляла его и от частного служения людям. Чем грешнее был человек, который приходил к отцу Серафиму, тем больше батюшка жалел его и слезно за него молился. Смиренное сердце подвижника необыкновенно скорбело от того, что кто-то, может быть, будет страдать целую вечность! Любовь старца не могла понести такого… Отец Серафим был человеком необыкновенно высокой созерцательной жизни. На нем исполнилось обетование Господа: «Истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе» (Мк. 9, 1). Случалось, что старец на несколько дней прекращал прием посетителей, оставаясь в уединении и безмолвии. В такие моменты домашние старались ничем не нарушать покой батюшки, а на калиточке появлялось объявление, что в ближайшее время приема не будет. Эти дни и ночи подвижник посвящал молитвенному созерцанию. Такое бывало не часто, но именно тогда старец, видимо, получал откровения от Господа и укреплялся для дальнейших подвигов. «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф. 5, 8). Он мог сказать подобно апостолу Павлу: «Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его. А нам Бог открыл это Духом Своим… что и возвещаем не от человеческой мудрости изученными словами, но изученными от Духа Святаго, соображая духовное с духовным» (1 Кор. 2, 9-10, 13). Еще по Александро-Невской Лавре о. Серафим был знаком со многими известными в то время людьми: учеными, врачами, деятелями культуры. Академик И. П. Павлов — отец современной физиологии, часто приходил на исповеди и беседы к иеросхимонаху Серафиму (Муравьеву). Авве Антонию Великому и авве Зосиме повиновались львы, преподобным Сергию Радонежскому и Серафиму Саровскому — медведи. Отцу Серафиму Вырицкому не раз повиновались самые лютые звери — звери в человеческом обличье… Многие люди, впервые входившие в келлию старца, непроизвольно падали на колени, заливаясь слезами. Душа человеческая не выдерживала осознания духовной чистоты и начинала оплакивать собственное убожество, оказавшись рядом с белоснежными одеждами души о. Серафима. От батюшки как бы исходил некий неземной свет. В то же время этот свет явственно ощущали практически все люди, ныне свидетельствующие о жизни и подвигах о. Серафима. С любовью подавал он посетителям бесценные практические советы, исцелял духовные, а часто и телесные недуги. Порою старец делал это незаметно, под видом ласковой шутки. После посещения батюшки очень многие люди просто забывали, что их когда-то мучили сильные головные боли, простуды, ревматизм, радикулит и другие болезни. Невзирая на холод и зной, ветер и дождь, старец настойчиво требовал помочь добраться ему до камня; невзирая на многие тяжкие болезни, продолжал он свой непостижимый подвиг.Так изо дня в день, в течение всех долгих изнурительных военных лет… Сколько душ человеческих спасли те молитвы, известно только Господу. Несомненно было одно, что они незримой нитью соединяли землю с небом и преклоняли Бога на милость, тайным образом изменяя ход многих важнейших событий. Известно, что в самой Вырице, как и было предсказано старцем, при ВОВ не пострадал ни один жилой дом и не погиб ни один человек. С первых дней войны о. Серафим открыто говорил о предстоящей победе русского оружия. Война поломала несметное количество судеб, и многие спешили в Вырицу со всех концов России в надежде узнать о судьбе своих ближних от о. Серафима. Кто-то узнал о пропавших без вести, другие по молитвам старца устроились на работу, третьи обрели прописку и кров, но главное — веру. В годы войны напротив вырицкого Казанского храма, на другом берегу реки Оредеж, возник небольшой скит, где под руководством схиигумении Херувимы подвизалось несколько монахинь. Одну из них, монахиню Серафиму (в миру Анну Павловну Морозову), о. Серафим пригласил читать Псалтирь по усопшей схимонахине Серафиме. После похорон матушки старец, по согласованию с родными, благословил монахине Серафиме остаться у него келейницей… Ранним утром преподобному Серафиму в ослепительном сиянии явилась Пресвятая Богородица и жестом правой руки указала на небо. Около двух часов ночи о. Серафим благословил читать молитву на исход души и, осенив себя крестным знамением, со словами: «Спаси, Господи, и помилуй весь мир» отошел к вечным обителям. Три дня шел ко гробу праведника нескончаемый людской поток. Все отмечали, что его руки были удивительно мягкими и теплыми, словно у живого. Некоторые ощущали возле гроба благоухание. В первый день после кончины старца исцелилась слепая девочка. Мать подвела ее ко гробу и сказала: «Поцелуй дедушке руку». Вскоре после этого девочка прозрела. Этот случай хорошо известен вырицким старожилам. «Плотские, грешные человеки недостойны видеть ангелов и святых. Им свойственно общение только с падшими темными духами, которое, как правило, становится причиной погибели. Будем молиться, чтобы Господь избавил нас от искушений лукавого», — назидал ближних батюшка Серафим.
Троицкий собор в Александро-Невской лавре в Санкт-Петербурге. фото — Степанов Вячеслав
На памятнике Кирилл Белозерский. Справа — Преп. Ферапонт и Мартиан Белозерские. XVIII в.
Ферапонт Белозерский, Ферапонт Можайский (в миру — Феодор Поскочин, 1331(1331)—1426) — святой Русской православной церкви, почитается как чудотворец. Основатель Белозерского Ферапонтова и Лужецкого Ферапонтова монастырей. Память совершается 27 мая и 27 декабря (по юлианскому календарю). Согласно житию, монашеское служение начал в сорок лет в Симоновом монастыре в Москве, где провёл много времени в общении с Кириллом Белозерским и часто навещавшим Симонов монастырь Сергием Радонежским. После полученного Кириллом откровения о том, что ему с Ферапонтом следует оставить Симонову обитель и основать монастырь в Белозерье, они оба отправились на вологодскую землю и поселились в небольшой келье — в том месте, где позже образуется Кирилло-Белозерский монастырь.
Мартиниан Белозерский, игумен (ок. 1397-12.01.1483). Память прп. Мартиниану отмечается 12/25 января, 7/20 октября (обретение мощей в 1514).
Кирилло-белозерский монастырь
Лужецкий Богородице-Рождественский Ферапонтов монастырь в Можайске
Вид на Ферапонтов монастырь
Преп. Димитрий Прилуцкий в житии. XVI в.
Димитрий Прилуцкий (начало XIV века — 11 февраля ок. 1406) — монах Русской церкви, основатель Спасо-Прилуцкого монастыря. Святой Русской православной Церкви в лике преподобных. Дни памяти по юлианскому календарю: 11 февраля (преставление), 3 июня (сретение образа). В 1354 году Димитрий впервые встретился с Преподобным Сергием Радонежским, приходившим в Переславль к епископу Афанасию. С тех пор неоднократно беседовал с Преподобным Сергием и сблизился с ним. Слава о переславском игумене так распространилась, что он стал восприемником детей великого князя Дмитрия Донского. Под влиянием Сергия Радонежского решил удалиться в глухое место и вместе с учеником Пахомием отправился на Север. Особенною добродетелию, коею отличался Святой Димитрий, было необыкновенное смирение, побуждавшее его скрывать от взоров людей не одну красоту душевную, но и самое благообразие лица его. Скончался преподобный в глубокой старости 24 февраля ок. 1406 года и был погребён у южной стены деревянного Спасского храма.Чудеса от мощей святого Димитрия начались в 1409 году, в течение XV века почитание его распространилось по всей Руси, а в конце столетия иконописец Дионисий написал его житийную икону.

Вид на Спасо-прилуцкий монастырь с юго-запада (с правого берега реки Вологды)

Св.Савва Сторожевский. Саввино-сторожевский монастырь

Савва Сторожевский (Савва Звенигородский) — преподобный Русской церкви, основатель и первый игумен Богородице-Рождественского (Саввино-Сторожевского) монастыря в Звенигороде; Звенигородский чудотворец. Один из наиболее известных русских святых, духовный подвижник России, «покровитель царей» и «защитник Москве», исцелитель, прозорливец, «всем грешным прибежище». Преподобный Савва Сторожевский, Звенигородский, в ранней юности ушел от мира, приняв пострижение от преподобного Сергия Радонежского, и был одним из первых его учеников и сподвижников. Преподобный любил жизнь безмолвную, избегал бесед с людьми и пребывал в постоянном труде, плаче о нищете души своей, памятований суда Божия. Преподобный Савва для всех людей был образом простоты и смирения, он приобрел столь глубокую мудрость духовную, что еще «в монастыре Сергия был духовником всему братству, старцем почтенным и весьма учительным». Когда великий князь Димитрий Донской, в благодарность за победу над Мамаем, устроил на реке Дубенке обитель Успения Божией Матери, ее игуменом, но благословению преподобного Сергия, стал Савва. Сохраняя простоту своей подвижнической жизни, он питался только растительной пищей, носил грубую одежду, спал на полу. Скончался святой Савва в глубокой старости 3 декабря 1406 года. Почитание преподобного местными жителями началось сразу по его кончине. Чудодейственная целительная сила, истекавшая от гроба преподобного, его многочисленные явления убедили всех, что игумен Савва «есть воистину Божественного света светило незаходящее, чудес лучами всех просвещающе». В грамоте 1539 г. преподобный Савва называется чудотворцем. Особенно чтил его царь Алексей Михайлович, неоднократно ходивший пешком нa поклонение в обитель преподобного. Предание сохранило для нас замечательный рассказ о том, как преподобный Савва спас его от свирепого медведя.

Саввино-сторожевский монастырь

Обитель св. Саввы
Андрей Рублев. Троица.

Андрей Рублёв (около 1375/80. — 17 октября 1428, Москва; погребён в Спасо-Андрониковом монастыре) — наиболее известный и почитаемый мастер московской школы иконописи, книжной и монументальной живописи XV века. Поместным собором Русской православной церкви в 1988 году канонизирован в лике преподобного. На формирование мировоззрения Рублёва большое влияние оказала атмосфера национального подъёма 2-й половины XIV — начала XV веков, для которого характерен глубокий интерес к нравственным и духовным проблемам. В своих произведениях в рамках средневековой иконографии Рублёв воплотил новое, возвышенное понимание духовной красоты и нравственной силы человека. В 1405 Рублёв совместно с Феофаном Греком и Прохором с Городца расписал Благовещенский собор Московского Кремля (фрески не сохранились), а в 1408 Рублёв совместно с Даниилом Чёрным и другими мастерами — Успенский собор во Владимире. В 1425—27 Рублёв совместно с Даниилом Чёрным и другими мастерами расписал Троицкий собор Троице-Сергиева монастыря. Творчество Рублёва является одной из вершин русской и мировой культуры. Совершенство его творений рассматривается как результат особой исихастской традиции . Уже при жизни Андрея его иконы весьма ценились и почитались как чудотворные. Преподобный Сергий Радонежский, под влиянием идей которого сформировалось мировоззрение Андрея Рублева, был святым подвижником и выдающейся личностью в истории человечества. Он ратовал за преодоление междоусобиц, деятельно участвовал в политической жизни Москвы, способствовал ее возвышению, мирил враждовавших князей, содействовал объединению русских земель вокруг Москвы. Особой заслугой Сергия Радонежского было его участие в подготовке Куликовской битвы, когда он своими советами и духовным опытом помогал Дмитрию Донскому, укреплял в нем уверенность в правильности избранного пути и, наконец, благословил русское воинство перед Куликовской битвой. Личность Сергия Радонежского обладала особым авторитетом для современников, на его идеях было воспитано поколение людей эпохи Куликовской битвы, и Андрей Рублев как духовный наследник этих идей воплотил их в своем творчестве.

Андрей Рублев. Архангел Михаил и архангел Гавриил, 1408. Цикл икон деисусного чина иконостаса Успенского собора во Владимире.

Александр Свирский (в миру Амос; 1448 — 30 августа 1533) — русский православный святой, почитаемый в лике преподобного, игумен. Память совершается 17 апреля и 30 августа (по юлианскому календарю). Согласно агиографической литературе, прославился многими чудесами и праведным образом жизни. Он воспитал много учеников в монастыре и привел к вере многих мирян. Какое-то время святой жил в полном уединении и вел суровую жизнь. После 25 лет затворничества, согласно житию, Александр единственным из русских святых был удостоен явления Святой Троицы. Всего дважды за всю историю человечества открывался Троичный Бог телесному человеческому взору — первый раз святому Аврааму у Мамврийского дуба, знаменуя великое милосердие Божие к роду человеческому; второй раз — на русской земле святому преподобному Александру Свирскому. Александр Свирский — одни из немногих русских святых, которого прославили совсем скоро после его кончины (1533 г.) — через 14 лет ввиду многих чудес и праведного образа жизни. Мощи святого были обретены 17 апреля 1641 года нетленными. 20 декабря 1918 года они были изъяты из монастыря и объявлены восковой куклой. 30 июля 1998 года мощи Александра Свирского были обретены повторно в военно-медицинской академии Санкт-Петербурга, где они хранились как неэтикетированный анатомический препарат.

Так выглядят мощи св.Александра Свирского спустя почти 450 лет.
Св.Иоанн Кронштадский Иоанн Кронштадтский (настоящее имя Иван Ильич Сергиев; 1829, Сура, Архангельская губерния — 1908, Кронштадт, Санкт-Петербургская губерния) — священник Православной Российской Церкви, митрофорный протоиерей; настоятель Андреевского собора в Кронштадте; член Святейшего правительствующего синода с 1906 года (от участия в заседаниях уклонился), член Союза русского народа. Проповедник, духовный писатель, церковно-общественный и социальный деятель право-консервативных монархических взглядов (крайне негативно оценивался официальной пропагандой в СССР). Тезоименитство — 19 октября (по юлианскому календарю) — перенесение мощей Иоанна Рыльского. Погребён в основанном им Иоанновском монастыре на Карповке (Санкт-Петербург). Канонизирован в лике праведных Русской Православной Церковью заграницей 19 октября (1 ноября) 1964; впоследствии, 8 июня 1990 года, — Русской Православной Церковью (святой праведный Иоанн Кронштадтский). Память совершается 20 декабря по юлианскому календарю (в Русской Зарубежной Церкви — также 19 октября).

Дионисий Глушицкий (1363 — 1 июня 1437) — святой Русской церкви, почитается в лике преподобных. Основатель и игумен нескольких монастырей на реке Глушице в Вологодской области, иконописец . Справа -Памятник Нилу Столбенскому. Нил Столобенский (конец XV века, Деревская пятина — 7 декабря 1554 года, остров Столобный на оз. Селигер) — святой Русской православной церкви, основатель Нило-Столобенской пустыни. Причислен к лику святых как преподобный, память совершается 7 (20) декабря, 27 мая (9 июня) и в Соборе Тверских святых.
Нило-столобенская пустынь
Преподобный Феодосий Кавказский и Иерусалимский (1800-1948), икона пустыньки, где зеленеет барвинок (пос. Горный).

Преподобный Феодосий Кавказский чудотворец (правильнее, пожалуй, называть его Феодосием Иерусалимским и Кавказским) — величайший угодник Божий и один из самых загадочных святых. Присноиерей Горнего храма Воскресения Христова, служитель Благодатного Огня и Благодатной Иорданской воды, великий старец, блаженный Христа ради юродивый, ставший еще при жизни Ангелом во плоти и земным небожителем… Его посещала Царица Небесная, ему помогал Архистратиг Михаил, ему являлись великие святые. В их числе апостол от 70-ти Иаков, брат Господень. Св. пророк Илия и св. праведный Енох в одно из посещений трое суток неотступно пребывали в его келии, беседуя о последних временах и о том, что ему надлежит сделать для приготовления народа Божия к этим временам. В последние годы жизни Ангел приносил ему манну небесную; маленькой пиалочкой риса или кутии он мог накормить много людей, и рис чудесным образом не оскудевал в пиалке, пока все не насытятся. С именем Батюшки Феодосия связано множество тайн, на которые он порой намекал, говоря притчами или иносказательно. В 1906 году в преклонном возрасте старец вернулся в Россию, где посетил родительский кров, но местом жительства выбрал все же не Урал, а Кавказ, где и жил в станице Кавказской. Немало поистине великих чудес и исцелений совершил он в своей пустыньке. И снова к нему приходил пророк Божий Илия вместе с апостолом Иаковом, братом Господним по плоти, но приходили они, уже видимые сторонним взглядом, как обыкновенные странники, три дня пробеседовав с ним в его келии. В марте 1927 года, за две недели до Пасхи, отец Феодосий был арестован и увезен в Новороссийск. Следователи, стремясь опорочить старца, пытались приписать ему преступление по бытовым статьям Уголовного кодекса. Так продолжалось до января 1929 года, когда старец был все же осужден по статье 58 (антисоветская агитация и пропаганда). Постановлением особого совещания при коллегии ОГПУ отец Феодосий был заключен в концлагерь сроком на три года. Стоит отметить, что он был полностью реабилитирован Прокуратурой Краснодарского края 18 октября 1991 года. Затем концлагерь заменили на Карагандинскую ссылку. Туда за батюшкой поехала послушница Любовь и прислуживала ему до конца срока. Одновременно с этим матушка Тавифа и Наталия из пустыньки приехали в Минеральные Воды, где с Божией помощью приобрели хатку и остановились на жительство, ожидая возвращения батюшки. В ссылке отец Феодосий пробыл до 1932 года. После освобождения он приехал в Минеральные Воды, остался здесь на жительство и принял подвиг юродства: ходил по улицам, одетый в цветную рубашку, играл с детьми, которые называли его «дедушкой Кузюкой». Вероятно, это было единственно верное решение для того времени и того положения, в котором оказался отец Феодосий, и единственно возможное, чтобы творить людям добро. Старец говорил перед смертью: «Кто меня будет призывать, с тем всегда рядом буду».
Святой Источник Феодосия находится у поселка Горного Крымского района в живописном ущелье. Это место замечательно тем, что в нем святому Феодосию являлась Пресвятая Богородица. Этот источник появился после его молитв. Только в ущелье растет плетущийся барвинок. Рядом с источником ныне стоит часовня и проходит тропа, по которой ходил святой старец, у тропы стоит камень, где молился Феодосии. Евангелие он знал наизусть. В примечании к самому первому акафисту преподобному (вне всякого сомнения, духоносному), говорится: «Автору Акафиста в сновидении было показано изображение старца Феодосия, стоящего на вершине горы Фавор и благословляющего свет преображения народа русского». После своей блаженной кончины старец Феодосий в явлениях своих назвал своими братьями прп. Серафима Саровского и свт. Николая Чудотворца — святых, изображенных на иконе Божией Матери. Он чрезвычайно чтил Царя, почитал Царскую власть, в крушении Монархии видел корень всех бед России. Он несомненно знал о грядущих последних временах и о грядущем Царе, который должен явиться в силе и духе Государя Иоанна IV, как и Предтеча пришел в силе и духе пророка Илии. И именно ему в Предвечном Совете поручено было стать Предтечею Воскресения Святой Руси. «Только Верой и только в Церкви можно обрести нам спасение», — говорил отец Феодосий своим чадам и неуклонно вел их к этому спасению. Советы:
• «Земная жизнь для того человеку и дана, чтобы он свободно избрал Бога или диавола — кому здесь служишь, с тем и по смерти будешь…».
«Спасение дается только через осознание грехов и сердечное покаяние, а также через терпение скорбей».
• «Что бы ни случилось, принимайте со смирением и любовью».
• «Ближних же своих спасайте, сколь можете — тех, кто еще слышать может. Не гнушайтесь ни старым, ни малым — даже капля святости, пролитая в душу ближнего, даст вам воздаяние».

Русский Символ веры

(молитва преподобного Феодосия Кавказкого)
Верую, / Господи, в Православное Царское Самодержавие, / Духом Святым клятвенно утвержденное на вечные времена / освященным Собором и Русским народом / для мира и благоденствия нашего Отечества и для спасения души, / как учили о том же / и все святые угодники Божие русские / последних веков. Аминь.
Источник Феодосия Кавказского на Кубани
Св.Тихон Луховской. Трифон Печенгский

Преподобный Тихон Луховской, Костромской (в миру Тимофей), родился в пределах Литовского княжества и был там на военной службе.
Трифон Печенгский — русский православный монах, провёл аскетическую жизнь на Кольском полуострове в XVI веке. Он считается основателем Печенгского монастыря. Почитается Русской церковью как святой в лике преподобных, память совершается 15 декабря (по юлианскому календарю). Первое явление преподобного Трифона было самому благочестивому царю Феодору Иоанновичу при осаде Нарвы, в феврале 1590 года. Немцы на рассвете направили пушки свои на шатер, где спал царь. Некий старец в иноческой одежде предупредил его об опасности:
— Встань, государь, выйди из шатра, иначе будешь убит.
— Кто ты такой?
— Я тот Трифон, которому ты подал свою одежду, чтобы твоя милостыня опередила другие. Господь Бог мой послал меня к тебе.
Царь только вышел из шатра, как ядро ударило прямо в царскую постель.

«Монах – это человек, который не себе служит…»

На минувшей неделе завершились торжества, посвященные 600-летию преставления преподобного Саввы Сторожевского, Звенигородского чудотворца. Обитель, основанная преподобным, на протяжении многих веков была одним из центров духовной жизни России. У становящихся на стезю монашества разные судьбы. О своем пути поведал старейший насельник Саввино-Сторожевского монастыря отец Самуил.

– Отец Самуил, вы давно в монастыре?

– В монастыре я недавно. Меня многие называют старцем, а я не старец, я старый дед. Самый старый годами в монастыре. А монах я с 2001 года. В Саввино-Сторожевский монастырь пришел в 2002 году.

– Известно, что к монашеству ведет Промысл Божий…

– Промыслом Божиим я и стал монахом. Я двенадцать лет пономарил в храме Рождества Христова в Измайлово. А около нашего храма больница. В ней несколько раз лежал отец Илий, духовник Оптиной пустыни. Иногда он приходил служить к нам в храм. Как-то подошел я к нему под благословение. Он благословляет и называет меня Николаем. А я говорю: «Не Николай я, а Алексий». Такое повторилось еще два раза. А алтарница наша, старушка, говорит мне: «Всё, Алексей Иванович, будешь монахом». Есть такое поверье: если священник несколько раз называет человека другим именем, значит, будет тот монахом. Слова старушки оправдались. Сам отец Илий меня и постриг. Только удивительно: хотел дать мне имя Николай, а дал Самуил. Может быть, потому, что вскоре после пострига был праздник пророка Самуила. Ну, это уже тайна Божия.

– Вы уверовали в те годы, когда большинство жило в безбожии…

– В храм я пришел в 1972 году. До этого я не был воцерковленным, но был верующим в душе. Помню, я был на фронте. И вот однажды в пасмурный день на передовой была сильная буря. Я стоял на холме, а внизу было село, домов на сто, все дотла сгоревшие. От них только печки уцелели – все черные, обугленные, стоят рядами. А сельская церковь совершенно цела. Тучи ушли, солнышко выглянуло и заиграло на куполе своими лучами. И такую я тогда благодать почувствовал, не передать словом! После этого случая загорелась во мне вера.

И вот еще один случай. Набирали новобранцев на фронт. Один новобранец снял крестик и в сердцах бросил его на снег, а другой поднял крестик и надел на себя. Это было в 1942 году. Так до конца войны тот, кто крестик подобрал и надел, даже ранен не был. А тот, кто снял, погиб очень скоро.

– Как сложилась ваша жизнь после войны?

– До ухода на фронт я учился во 2-м Московском пулеметном училище. Через полгода после моего поступления туда пришел приказ: пол-училища – на фронт, в Сталинград. Нас туда и послали. Но до Сталинграда мы не доехали: там ситуация стабилизировалась и дополнительные силы уже не были нужны. Нас повезли на Курскую дугу. Служил в пехоте, был автоматчиком. На Курской был ранен. После ранения попал в сталинградскую школу по подготовке младших командиров, окончил ее успешно. В этой же школе остался преподавать. В 1954 году меня направили в Киевское танковое училище. Окончив его, стал еще и танкистом, зампотехом роты. Потом меня направили в НИИХИММАШ (Научно-исследовательский институт химического машиностроения). Был там старшим инженером-конструктором. Работал на оборону. Итого после всех своих образований имел специальности конструктора, механика и технолога. Хвалиться нехорошо, но при таком сочетании я имел некоторый успех в отделе.. Ушел на пенсию в 1984 году.

– А как вы пришли к Богу?

– В моей жизни не было чего-то чудесного, переворачивающего. В детстве я еще бессознательно, ощупью шел к Богу. Помню, когда мне было десять лет, сверстник мой сильно меня ни за что отлупил. А я решил: дай-ка я ему не отвечу, хотя мог – в детстве я был физически крепкий. С тех пор я всегда старался злом за зло не воздавать, как апостол Павел говорит: «Всегда радуйтесь, непрестанно молитесь, всегда благодарите, злом за зло не воздавайте».

А чтобы оградить меня от греховной жизни, Господь послал мне скорбь. В 1954-м со мной произошел несчастный случай, и я получил сильную травму. Мне удалили почку, легкое разорвало, кости все были переломаны… Много здоровья потерял. Вышел я из госпиталя и думаю: а дай я половину уцелевшего моего организма сохраню. И стал вести скромную и строгую жизнь. Спиртного в рот не брал, не объедался. Человеку много не надо. Так и дожил в здравии до сего дня.

– Простите за наивный, может быть, вопрос, но… тяжело ли быть монахом?

– Преподобный Амвросий Оптинский как-то сказал: «Чтобы жить в монастыре, надо терпенья не воз, а целый обоз». Лично для меня совершенно не тяжело быть монахом. Когда был еще не на покое, все нагрузки для меня были легки. В Евангелии от Матфея есть такие слова: «Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим, ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко». Иго, то есть заповеди и нагрузки, на пользу, и если исполните их, заслужите Царство Небесное. Если выполнять с душой, будет легко.

Я исполнял все с охотой. Это потому, что в детстве трудно было. Нас – пятеро детей. Старшему тринадцать было, я второй, мне десять, когда мать умерла. Отца не было. Остались сиротами. Я видел много трудностей. Но мы никогда не побирались, никогда ничего не просили. Особенно тяжело было в начале войны. Помню, мальчишкой я соседке служил. Во время войны по карточкам хлеб получали. За довесок хлеба служил ей полдня. С шестнадцати лет брат мой стал всех нас кормить. В восемнадцать лет я уже пошел в армию, на фронт. Для меня там никакой перегрузки не было. Для других это было тяжелым испытанием. А для меня это был «курорт». Меня одевали, кормили, кров давали – полный пансион! Для кого-то – каторга, для меня – пансионат (смеется). После таких житейских трудностей монастырь мне легок. Все зависит от избалованности человека.

– В монастыре у каждого свое послушание. Какое послушание у вас?

– Сейчас я на покое. В миру это называется «на пенсии». Я освобожден от всех обязанностей и послушаний, но при желании, по доброй воле могу их исполнять. А до этого я был дежурным по храму. Сидел и присматривал за ним. Сейчас читаю помянники, молюсь за людей.

– Как вы думаете, какая у монахов миссия в этом мире?

– В миру есть пословица: «Если хочешь быть счастливым, будь им». А по-нашему, по-монашески, есть три правила счастья: счастлив тот, кто доволен тем, что у него есть; счастлив тот, кто счастья не желает, а несчастья не боится; счастье в том и состоит, чтобы других делать счастливыми.

Грехи, успехи, неудачи – все от нас зависит, как и счастье и довольство. Что можно своим назвать? Грехи – наши, а дача, «мерседесы» и все прочие блага – не наши. А что еще наше? Все то, что мы дали другим, добрые дела наши. С этим мы и предстанем пред Богом после смерти – с грехами и добрыми делами. Если денег нет, руками помоги; инвалид, рук нет – советом помоги. Все Господь примет! Простой совет может отчаявшегося человека спасти.

Вот посмотрите на меня: старый дед, что с меня возьмешь? Денег нет, сил тоже, а вот совет подал. Оказался удачным – благодарят. Для меня выше ничего нет, если люди стали счастливыми, что я помог кому-то.

Монах – это человек, который не себе служит. Вспоминается египетский подвижник авва Арсений. Он всю неделю плел корзины в своей келье и молился, а по воскресеньям шел в город и продавал их на базаре. Однажды пришел к нему в келью монах, и ему очень понравился нож Арсения. Это был единственный инструмент, и он был необходим для изготовления корзин. Арсений отдал нож монаху. Отдал последнее, от себя отнял. Вот это по-настоящему монашеский поступок: своего ничего нет, никакая вещь не должна обладать монахом.

– Отец Самуил, а что для вас значит пример преподобного Саввы Сторожевского?

– Подвиги преподобного Саввы были высоки. Есть его высказывание: «Сон – потеря времени». Он спал один час в сутки. В остальное время трудился для Бога. Жил в пещере, больше похожей на яму в земле. Вот сейчас у нас и отопление, и все удобства, а как там у него было, и представить не можем. Далеко нам до него. Нам-то хотя бы любить ближнего своего научиться. А помолиться за врага – самая большая награда. Даже если помолиться простым словом: «Спаси, Господи, Ивана-болвана!» Ну, за это какая награда? Монетка! Если умом помолиться – горсть золотых монет. А если помолиться, как за родное дитя, – мешок золота сразу на месте. Конечно, если бы за каждую молитву золото с неба падало, все бы сейчас за деньги друг друга любили. Но не этим Господь награждает, а радость духовную, благодать дарует. Было у меня так несколько раз, так мне никакой награды после этого не нужно!

Все дни неприятные Господь нам дарует. А искушает враг. Но не сам – власти у него такой сейчас нет. У каждого человека есть свой бесенок, который к нему прицепился. Он и искушает, если Господь попускает. Чтобы научить терпению. Если есть у человека терпение, то ничего больше и не надо.

Беседовал Георгий Бабаян,
студент Сретенской духовной семинарии

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *