Мишель Петручиани родился в итальянской семье в Монпелье, Франция. Это была семья музыкантов. Поэтому Мишель, будучи ребенком, играл на барабанах в компании со свом отцом Тони (гитарист) и братом Луисом (басист). Мишель родился с диагнозом: несовершенный остеогенез. Людей с таким диагнозом называют «хрустальными», потому, что их кости подобны самому хрупкому хрусталю. Болезнь Мишеля выразилась в остановке роста. Он был около 3 футов роста (в переводе на метрическую систему это около метра) и весил около 50 фунтов (около 25 кг.).

В 4 года он открыл для себя фортепиано. Однажды вечером он в первый раз увидел по телевизору выступление Дюка Эллингтона. Он указал на экран и произнес: «Я хочу играть на этом». В это же рождество он получил от родителей подарок – маленькое игрушечное пианино. В одну минуту Мишель с помощью молотка разбил игрушку на куски. «Я хочу настоящее!», сказал он. Намерения юного Мишеля были серьезны, и отец купил ему старое пианино и переделал его так, что Мишель смог дотягиваться до педалей инструмента.

В течение 8 лет Мишель учился играть классическую музыку, и только после этого его внимание обратилось на джаз. И прежде всего потому, что он любил импровизировать и сочинять собственную музыку.
Позднее, в 30 лет, Мишель отблагодарит того человека, который втянул его в игру на фортепиано, своим соло альбомом: «Promenade With Duke»(«Прогулка с Дюком»). А еще позже, в 1992 году, он будет играть в дуете с отцом на гастрольном туре, названном «Like Father, Like Son», выражая свою любовь и признательность человеку, который так много помогал ему во всем.
В 13 лет Мишель дал свой первый концерт как профессионал в «Cliousclat Festival». Его внесли на сцену, он использовал специальное приспособление, что бы дотягиваться до педаль фортепиано. Его физические недостатки не мешали его рукам, и, согласно рассказам об этом концерте, он играл с поразительной силой и энтузиазмом. На фестивале также должен быть выступать американский трубач Clark Terry, который нуждался в этот день в пианисте. Когда Мишель предложил Кларку свои услуги пианиста, тот подумал, что пацан шутит. «Сыграй-ка мне блюз», — предложил он. Через минуту после игры мальчика, трубач присоединился к нему.
Через несколько месяцев после концерта с Терри, происходит неожиданная случайная встреча. Chuck Israels, басист, игравший с Bill Evans, кумир для Мишеля, помогает Петручиани, знакомя его с ударником Kenny Clarke. Чуть позже, в 1980 г., Петручиани приглашен в звукозаписывающую студию, где он находит себя в команде ударника Aldo Romano, тромбониста Mike Zwerin и своего собственно брата – Луиса, басиста. Мишель впервые встретил Aldo Romano в 17 лет. Он часто обращался к нему следующими словами: «Мой ангел-хранитель». Вместе они записали музыку, которой было дано название «Flash». Этот альбом стал хитом. На вершине успеха Мишель Петручиани наконец сумел создать постоянное трио с Aldo Romano и басистом Jean-François Jenny-Clark.

В тот год, выступил на «Paris Jazz Festival» и он стал сенсацией «Theatre de la Ville». На следующий год он решил покорять США. Он отправился в Нью-Йорк, где друзья дали ему адрес музыканта, живущего на West Coast. Когда Мишель посетил Charles Lloyd’s Californian, он еще не осознавал, что тот был человеком, который первый открыл миру тогда еще юного пианиста Keith Jarrett в далеких 60-х годах. Узнав, что Мишель является джазовым пианистом, Ллойд попросил его сыграть что-нибудь на своем рояле от фирмы Steinway. Чарльз Ллойд прослушал несколько тактов и схватился за свой саксофон. В течение двух дней они играли вместе без передышки. Путешествие Петручиани в США продолжалось пять лет и отразилось в трех его альбомах. Чарльз Ллойд открывал перед Мишелем все двери – лучшего старта карьеры в Америке и быть не могло. В 1982 году он приехал в Калифорнию и вошел в состав нового Charles Lloyd’s quartet. А результатом соло-выступления в Карнеги Холле в рамках «Kool Jazz Festival» стали шумные приветствия.

В течение нескольких лет Мишель работал с лучшими джазовыми музыкантами мира. Среди них drummers Al Foster, Jack DeJohnette; bass players Dave Holland, Gary Peacock, Eddie Gomez, Stanley Clarke, Cecil McBee; guitarists Jim Hall, John Abercrombie, John Scofield; saxophonists Lee Konitz, Warne Marsh, Joe Lovano, Joe Henderson, Wayne Shorter, David Sanborn and Gerry Mulligan, а также легендарный Dizzy Gillespie.

В 1986 году, в возрасте 21 года, он стал первым французским музыкантом, записывающимся на престижной студии Blue Note Label, где он записал 6 альбомов. Далее Мишель путешествует по миру с юношеской энергичностью, изменяя свое музыкальное окружение. Он играет и записывается с Lee Konitz. Благодаря сочетанию альта Коница и фортепиано Петручиани выходит альбом «Toot Sweet». Между 1986-м и 1994-м Петручиани выпускает 7 альбомов на Blue Note Records, включая Power of Three» (with Wayne Shorter and Jim Hall) и вызвавший шумные овации альбом «Michel Plays Petrucciani». В 1994 году Мишель получает в Париже орден Почетного Легиона.

В 1997 Мишель посещает Германию, Италию и Францию, участвуя во всех фестивалях. Участвует в секстете с Anthony Jackson, Steve Gadd, Bob Brookmeyer с трубачом Flavio Boltro и Stefano di Battista, играющего на альте и сопрано. Эта группа была наилучшим достижением Петручиани. В 1998 году он записал альбом «Both Worlds». Этот диск полностью состоит из композиций Петручиани, красиво аранжированных Bob Brookmeyer’ом. 6 января 1999 года Мишель Петручиани умирает в Манхеттене в возрасте 36 лет.

Мишель Петруччиани. Музыка вопреки

В январе 2009 году исполнилось 10 лет со дня смерти выдающегося современного джазового исполнителя и композитора Мишеля Петруччиани, ему было всего 36 лет. Но за такой непродолжительной отрезок времени Петруччиани успел записать более 30 дисков с произведениями собственного сочинения и объездить множество стран с концертами.

Такая музыкальная плодовитость была одновременно благодаря и вопреки его врожденному недугу – незавершенному остеогенезу. Это очень редкое заболевание. В результате врожденного генетического дефекта костная ткань не в состоянии выполнять свою основную функцию – быть опорой и надежным каркасом. Замедляется и прекращается рост, кости хрупки, «хрустальны», поэтому часты переломы от самых незначительных движений.

К счастью руки Мишеля Петруччиани были крепкими и сильными, что позволяло мальчику проводить за инструментом по 8 часов в день. Встреча с музыкой и желание связать с ней жизнь были в какой-то мере предопределены: его отец держал магазин музыкальных инструментов и сам играл на гитаре. В 4 года Мишель увидел по телевизору выступление Дюка Эллингтона. «Я хочу играть на этом,»- сказал он, указывая на пианино. В ближайшее Рождество родители подарили ему детское пианино. Однако сын потребовал настоящий инструмент, а подарок быстро разнес молотком на кусочки. Видя серьезность намерений, отец купил ему старое пианино, переделав его так, чтобы мальчик мог доставать до педалей. 8 лет мальчик занимался добросовестно и неотступно, изучая классический репертуар.

Его настойчивость в овладении инструментом скоро стала сказываться. К 9-ти годам Мишель прекрасно владел клавишными инструментами. Мальчик стал помогать отцу в магазине в качестве инструменталиста-демонстратора.

Однажды в магазин вошла некая дама и, услышав игру Мишеля на органе, пожелала приобрести такой же инструмент для своего сына. Пару дней спустя они вернулась в магазин и пыталась призвать к ответу продавцов. Дескать, ей продали неисправный орган, т.к. ее отпрыск такого же возраста, как и Мишель, никак не мог извлечь из инструмента такие же чарующие звуки. Петруччиани-старшему пришлось потратить немало времени, чтобы убедить даму в том, что дело вовсе не в органе, а в уникальных способностях его сына.

Примечательно, что письмом и чтением мальчик овладел позже умения хорошо играть на пианино. После 8-ми лет добросовестного изучения классической музыки Мишель Петруччиани переключился на джаз: его привлекали практически бесконечные импровизационные возможности джаза.

Отец много занимался с мальчиком. Нагрузки и требования в музыке были почти как у братьев. И за это Мишель был бесконечно благодарен отцу. «Он дал мне все,- пишет Мишель. Он позволил исследовать и в полной мере ощутить произведения великих джазменов. Отец научил меня тому, что жизнь музыканта это прежде всего работа, требующая постоянных усилий и много энергии. До сих пор я многому учусь у него, мнение отца чрезвычайно важно для меня, он мой самый строгий критик». Своего рода проявлением благодарности стал тур Мишеля Петруччиани в дуэте с отцом в 1992 году, который назывался «Like Father, Like Son». «Теперь настал мой черед взять тебя за руку и представить публике»,-сказал он.

А началась карьера Мишеля Петруччиани рано – в 13 лет он выступал как профессионал на французском джазовом фестивале » Cliousclat Festival «. На этом фестивале Мишель познакомился с известным трубачом Кларком Тэрри. Ему нужен был пианист и, Мишель предложил свои услуги. «Сыграй-ка мне блюз,»-скептически глядя на мальчика, сказал музыкант. Но через минуту они играли уже вместе.

К 15 годам Мишель Петручиани был уже вполне известным исполнителем у себя на родине. Он принимал участие в национальных джазовых фестивалях, играя вместе с прославленными джазовыми исполнителями, а так же выпустил свою первую пластинку.

В 16 лет Петруччиани покидает родной дом, ему хочется посмотреть мир. В конце этого путешествия в 1981 году он оказывается в Америке. В Калифорнии он знакомится с известным джазовым саксофонистом Чарльзом Ллойдом. К тому времени Ллойд несколько отошел от активной исполнительской жизни, а кипучая энергия молодого талантливого пианиста дала ему новые силы. Ллойд организовал новый квартет, куда вошел и Петруччиани. Благодаря судьбоносному знакомству с Ллойдом карьера Петруччиани стала стремительно развиваться. Три года играл Петруччиани в составе квартета Кристофера Ллойда. Затем он перебрался в Нью Йорк, где организовал собственное трио и с успехом выступал на лучших джазовых площадках. Мишель заключил долгосрочный контракт с известной джазовой звукозаписывающей фирмой Blue Note Lable и с 1986 по 1994 года выпустил 7 дисков. Многие произведения на этих пластинках были записаны с известными американскими джазменами. Параллельно Петруччиани вел активную концертную деятельность.

Внутренняя мощь и кипучая энергия Мишеля Петруччиани на первый взгляд не вязались с недугом, из-за которого он был едва виден за роялем. Из-за его небольшого роста и трудностей с передвижением к роялю его подсаживали помощники, над чем он всегда иронизировал. Выжимать слезу своим внешним видом было не в правилах Мишеля. Скоре

е слушатели могли расчувствоваться до слез от силы и эмоций, которыми было наполнено его исполнение. «Люди не понимают простую истину. Ведь чтобы быть человеком, не обязательно иметь двухметровый рост. Главное, что у тебя в голове, а не какое у тебя тело» — говорил Петруччиани.

Гитарист Джон Аберкромби однажды сказал о Петруччиани: «Он прирожденный музыкант. Ему удалось стать крупной фигурой в музыкальном мире вопреки своего роста. Внутренняя сущность этого человека многократ масштабней его физического воплощения». И все это благодаря тяжелому труду за клавиатурой инструмента, глубокому изучению игры своих кумиров Дюка Эллингтона и Билла Эванса. Главным в музыке для Петруччиани была эмоциональная сторона. Он говорил: «Моя философия достаточно проста: чрезмерная интеллектуализация в музыке скучна, как и пресыщение ее безудержным весельем. Когда чего-то много, всегда становится скучно. Нам всем следует чувствовать, когда следует вовремя остановиться».

В конце 1998 года фирма Dreyfus Jazz выпустила один из лучших альбомов Мишеля Петруччиани » Solo Live «. Альбом был составлен из наиболее интересных композиций последних лет как собственного сочинения, так и из классического джазового репертуара. Это был словно подарок к его дню рожденья – 28 декабря 1998 года Мишелю Петруччиани исполнилось 36 лет. В планах уже стояли 5 концертов в родной Франции в январе, а в марте парижская «Олимпия» ждала его выступлений. Еще он мечтал об учреждении во Франции международной школы джаза, чувствуя что джаз переживает кризис как в исполнителях, так и в композиторах. К сожалению всем этим планам не суждено было реализоваться. 6 января 1999 года Мишеля Петруччиани не стало. Это была большая потеря для джазового мира и для Франции, где Петруччиани считали национальным героем. В 1994 году он был награжден орденом Почетного Легиона – высшей французской наградой. Похоронен Петруччиани на кладбище Пер Ла Шез рядом с Шопеном.

Мишель Петруччиани успел сделать много, но далеко не все из того, о чем мечтал. Сделанное им увековечивает память о нем, а несделанное дает старт новым именам.

Судьба Мишеля Петруччиани

Он родился первого января. Так решила его мама, то есть природа. Родильный дом находился в столице автомобильной промышленности – Детройте. Городок этот так же был родиной многих джазменов, потому что на заводах «города Моторов», как его еще называли, трудились афроамериканцы, а их музыкой был именно джаз. Название города происходит от французского «пролив» — detroit, так как город был основан в 1701 году французским офицером по имени Антуан Ломе де Ла Мот-Кадиьяк (не Кадильяк, как пишет русская Вики!).
Это неизбежно наводит на мысль, о том, что, если форд, это фамилия Генри Форда, то Кадиллак это на американский манер произнесенное имя первого колониста. Как мы знаем, с французской колонизацией Северной Америки, кроме части Канады и на какое-то время Луизианы, ничего не вышло. Но это иная тема! Кстати, имя еще одной кареты на бензиновой тяге, это имя вождя восставших индейцев тех же окрестностей — Понтиака.
Но, стоп! Нас интересует мамаша Джексон! Это она родила мальчонку, назвав его Милтоном… Кличку ему подарили гораздо позже его коллеги, которые в буквальном смысле «дружески издевались друг над другом», как пишет Билл Кроу. Милта звали «Bags»… Нужен конкретный пример, чтобы понять – ПОЧЕМУ «Bags»… Скорее всего это мешки под глазами, плохая работа почек и плохо же дистиллированный джин.
Ваши коротковолновые, от ламповых до суперсовременных, а так же ваши мобильники, ноутбуки, таблетки и десктопы настроены на волны «Свободы» или же наш сайт www.svoboda.org . В парижском эфире – ваш ДС и ваше еженедельное, первое в этом году «Время Джаза».
Milt Jackson & John Coltrane — Bags & Trane – 7:23 (Milt Jackson & John Coltrane — Bags & Trane — Atlantic)
«Bags & Trane» — композиция Милта Джексона. Милт – вибрафон; Джон Колтрейн – тенор-саксофон; Хэнк Джоунз – рояль; Пол Чэмбэрс – контрабас и Конни Кэй – ударные. Январь 59 года, «Atlantic».
Милт Джексон играл почти со всеми великими современниками. От Коулмэна Хокинса, Телониуса Монка, Чарли Паркера, Оскара Питерсона, Уеза Монтгомери, Майлза Дейвиса, Хораса Силвера, Джо Пасса, затрагивая только верхние строчки джазовой афиши. И при всем при этом он играл в «Современном Джазовом Квартете», который без него был бы просто классическим Трио Джона Льюиса.
Вибрафон. В младенчестве у меня был ксилофон, из которого я мог извлечь лишь звук приближающегося трамвая. Маримбы у меня не было. Зато позже маримба была у моего соседа-сенегальца Асинью и иногда он сожалеет, что стал инженером-железнодорожником, а не джазменом-маримбистом. Мои попытки внушить ему возможную социальную, финансовую, а так же лично-семейную разницу, нарываются на упорное желание ритмически самореализоваться. Он успокоился почти на полгода, когда я ему выдал анекдот про Петьку и Василия Иваныча, про пи-эр-квадраты, которые и стучат… В конце-то концов, он работает в конструкторском бюро SNCF. Строит всякие скоростные поезда.
Не знаю. Я остался равнодушен к трамваям. Разве что, когда судьба отправляет меня в глубоко личную командировку в Лиссабон….
Milt Jackson & Strings – Feelings – 4:13 (Milt Jackson & Strings – Feelings – Pablo)
«Feelings», «Чувства» — гигантский хит французского композитора-песенника Лулу Гастэ, которому пришлось судиться с бразильским певцом Моррисом Альбертом, который записал (мыча) «Feelings» в 1974 году. Гастэ выиграл судебное разбирательство, но получил не сто, а лишь 78% роялти. Эту песню пели Элла Фитцджеральд, Каэтано Велосо, Нина Саймоун, Франк Синатра, Сара Вон, Джонни Матис и многие другие. Но до сих пор на СД стоит копирайт Морриса Альберта! Песня эта прописана на границе эстрады и джаза. Но Милт Джексон часто включал ее в свой репертуар.
В данном случае Милт играл с Томми Фленегэном — рояль; Рейем Брауном – контрабас и оркестром Джимми Джоунса. Запись сделана в апреле 76 года в Лос-Анджелесе.
Первым контактом с живой музыкой была для Милта, конечно же, церковь: хор, орган и духовные песнопения. Родители приветствовали его увлечение музыкой и отправили учиться в мичиганский государственный музыкальный колледж. Здесь Милт получил солидную теоретическую базу, начал играть на фортепьяно, вибрафоне, контрабасе и гитаре. Его брат Элвин – стал контрабасистом. Как и большинство его одногодков, Милт играть начинал в местных оркестрах, на танцах. Одновременно по пластинкам и, слушая радио, он узнал о только что зародившемся течении – бибопе. Милт Джексон отличался от своих предшественников Адриана Роллини и Реда Норво, которые с трудом перешли от ксилофонов к вибрафонам, а так же от такого гиганта, как Лайонел Хэмптон, тем, что он играл экспрессивный двенадцатитактовый блюз в медленном темпе. Осциллятор его вибрафона был настроен на 3 и 3 десятых оборота в секунду, что позволяло Милту играть с особой деликатностью и элегантным вибрато. К примеру, Лайонел Хэмптон настраивал осциллятор на 10 оборотов в секунду.
Milt Jackson & Wes Montgomery — Stairway To The Stars – 3:36 (Milt Jackson & Wes Montgomery — Bags Meets Wes — Riverside)
«Stairway To The Stars», «Лестница к звездам» Париша и Синьорелли. Милт Джексон – вибрафон; Уез Монтгомери – гитара; Уинтон Кэлли – рояль; Сэм Джоунс – контрабас и Филли Джо Джоунс – ударные. Декабрь 61 года. «Plaza Sound Studios», Нью-Йорк.
Диззи Гиллеспи, открывший Милта и перетащивший его в Нью-Йорк, в середине пятидесятых не только был лидирующим бопером, но и руководил оркестром. По традиции большие оркестры держали на сцене малое комбо и когда большой оркестр умолкал, а Диззи заставлял духовую секцию играть на верхотуре и музыканты просто валились с ног, вступало малое комбо. У Диззи в это комбо входили: Милт Джексон, пианист Джон Льюис, контрабасист Рей Браун и ударник Кенни Кларк. Вот это комбо однажды и покинуло оркестр Гиллеспи и превратилось сначала в квартет Милта Джексона, а затем (затем Перси Хис сменил Рея Брауна, а Конни Кэй – Кенни Клука Кларка) — в знаменитый «Современный Джазовый Квартет», MJQ. На первых порах «Бэгс» играл лидирующую роль. Но постепенно блюзовому пульсированию вибрафона Джон Льюис противопоставил почти классическое звучание фортепьяно. Форма была найдена, успех был колоссален. MJQ в свой первый период не разлучался целых двадцать лет.
Так что нам знаком Милт Джексон именно по MJQ, а уж потом, как самостоятельный музыкант или сайдмэн.
Modern Jazz Quartet — That Slavic Smile – 8:03 (Modern Jazz Quartet – Echoes — Pablo)
«That Slavic Smile», «Эта славянская улыбка». Автор композиции пианист Джон Льюис говорит, что этот ошеломительный хит квартета самым прямым образом связан с тем, «как улыбаются славяне»… Жену Джона звали Мирьяна, а сына – Саша. На том же диске фирмы «Pablo» «Эхо» есть «Сашин Марш», напоминающий чем-то «Щелкунчика» Петра Чайковского. С него я и начну следующий эпизод «Времени Джаза», но сначала наши координаты:
Вы можете слушать еженедельное «Время Джаза» LIVE или же в подкасте с нашего сайта www.svoboda.org. Спасибо за сотни новогодних поздравлений, присланных на мои адреса, а так же в рубрику наших комментариев. Все они – взаимны.
Ударник Конни Кей играет почти лидирующую роль в «Сашином Марше». В конце-то концов, марш – это марш! И первые джазовые оркестры Нового Орлеана только и делали, что маршировали:
Modern Jazz Quartet — Sacha’s March – 7:54 (Modern Jazz Quartet – Echoes — Pablo)
«Сашин Марш» Джона Льюиса. Джон умер в возрасте 80 лет в марте 2001 года в Нью-Йорке. Дотяни Милт Джексон до наших дней, на этой неделе ему исполнилось бы 90! Милт же дотянул до 76 и на этом эпопея «Современного Джазового квартета» сошла на нет. Но память об этой четвертке жива и все они, вся четвертка, навсегда вписаны в историю джаза.
«Эта славянская улыбка» и «Сашин Марш» были записаны 6 марта 84 года.
MJQ — Blues In A Minor – 7:53 (The MJQ — Blues On Bach – Atlantic)
«Blues In A Minor», «Блюз в ля минор» Джона Льюиса. Диск Джексона, Льюиса, Хиса и Кэя, записанный в ноябре 73 года. Переведем, «Блюзуя Баха», «Blues On Bach». Из девяти композиций пять основаны на произведениях Иоганна Себастьяна Баха, а остальные вдохновлены его творчеством.
Финишная прямая двухсот второго выпуска «Времени Джаза» в динамиках вашего корабельного (мечта!) «Элтона Сателлит-750″… Или же в наушниках вашей, не боящейся качки, таблетки «Асер Икония А-500». В последнем случае вы можете слушать нас без помех и вторжений прямо с нашего сайта www.svoboda.org. Надеюсь, что послепраздничное всплытие уже состоялось и повторные дозы радости будут разумны.
28 декабря 1962, в Оранже, что на юге Франции в итало-французской семье родился пианист Мишель Петруччиани. Его отец Тони играл на гитаре, а его брат, Луи, на контрабасе. Мишель родился с несовершенным остеогенезом — тяжёлым генетическим заболеванием, приводящем к ломкости костей и, в его случае, к невысокому росту и искривлению позвоночника. Это заболевание также часто вызывает проблемы с лёгкими.
В начале карьеры отец и брат Мишеля в прямом смысле носили его на руках, так как он не мог самостоятельно передвигаться на большие расстояния. Позже Мишель ковылял на костылях, но на сцену его часто выносили друзья джазмены. У него была огромная грудная клетка и, несмотря на ломкость (хрустальность) костей – большие и крепкие руки.
Невысокий рост иногда выручал Мишеля на заре его карьеры. Так, зачастую менеджер Мишеля проносил его в номер отеля в чемодане, что позволяло экономить на оплате гостиницы.
Мишель прожил всего 36 лет, скончавшись в Нью-Йорке, 6 января 1999 года – практически неделю спустя после празднования дня рождения. Он был первым французским пианистом, записанным на «Blue Note». Мишель играл с Чарльзом Ллойдом, которого именно он уговорил вернуться в джаз, Уейном Шортером, Джимми Холлом и Диззи Гиллеспи. Он был явным последователем Билла Эванса, хотя его манеру игры так же сравнивали со стилем Киза Джаррета.
Michel Petrucciani — Besame Mucho — (So What — Best Of Michel Petrucciani – Dreyfus)
«Besame Mucho», в русском переводе «Целуй меня крепче» Консуэлы Велазкез.Мишель Петруччиани соло. СД-компиляция фирмы «Dreyfus» ни дату, ни место исполнения не указывает. Известно лишь, что все тринадцать записей диска сделаны в последние девять лет жизни пианиста.
Мы расстанемся на монковской «Вокруг Полночи» — так же в сольном исполнении Мишеля Петруччиани. Запись сделана в Париже 15 октября 81 года.
Michel Petrucciani — Round Around Midnight – 10:08 (Michel Petrucciani — Days of Wine and Roses — Owl)
«Round Around Midnight», «Вокруг, около Полночи» Телониуса Монка. Мишель Петруччиани соло в парижской студии «Acousti», октябрь 81 года.
На этом ваш ДС прощается с вами. Надеюсь, что год начался хорошо; надеюсь, что он и продолжится отлично. Вы всегда найдете «Время Джаза» на нашем сайте www.svoboda.org. Всех вам благ, чао, бай-бай!

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *