Поучения старца Паисия Афонского

Старец из кельи Панагуда на Святой Горе — это богослов опыта. Отец Паисий не имеет мирской образованности. Он закончил начальную школу, и его профессией в миру было столярничество. При письме старец делает орфографические ошибки, а в разговоре не отличается риторским искусством. Но его писания (на сегодня опубликованы три книги) поразительны, его слова — это выражение опыта. Старец — великий учитель православия. Сказанное им становится широко известным и убеждает людей. Даже совершенно мирские люди принимают его слова, и поэтому пытаться записать его поучения не только похвально, но и необходимо, дабы они не были забыты с течением времени.
Мы приводим здесь некоторые поучения отца Паисия, которые, как мы полагаем, особенно интересны для христиан, живущих в миру.
Старец сказал: «Добрый христианин любит сначала Бога, а потом и человека. Избыточествующая любовь изливается и на животных, и на природу». То, что мы, современные люди, разрушаем окружающую среду, показывает, что мы не имеем избытка любви. Может быть, мы имеем любовь хотя бы к Богу? К сожалению, нет. Это показывает сама наша жизнь.

* * *

Милостыня — это выражение любви. Современные христиане почти забыли эту добродетель. Старец напоминает не только о ее необходимости, но и о ее духовных плодах: «Духовного изменения, которое происходит в душе, и сердечного ликования от одной только милостыни или благодеяния ближнему, не может дать даже величайший лекарь, если ты и дашь ему целый мешок долларов. Пенсионеры пусть жертвуют своими временем и деньгами, чтобы спасти беззащитных детей какой-нибудь разбитой семьи».

* * *

Есть монахи, достигшие многого в духовной жизни, и Бог дает им дар прозрения. Отец Паисий говорит, что они имеют духовный телевизор и являются радистами Бога.

* * *

Старец сказал: «Четки — это как рукоятка ручного зажигания в механизмах, провернув которую несколько раз, мы прогреваем мотор, и он начинает работать сам. Нечто подобное происходит и при молитве по четкам. Мы произносим молитву, и согревается наша душа».

* * *

Старец сказал: «Творить молитву мы должны везде. Как-то один водитель на Арнее сбил ребенка своим автомобилем. Ребенок совершенно не пострадал, потому что водитель творил молитву и во время езды». И в другой раз он сказал: «Как находящиеся в опасности корабли посылают сигналы «SOS», так и человек должен постоянно творить молитву: Господи Иисусе Христе, помилуй мя. Молитва должна быть простой».

* * *

Молитва нуждается в подготовке. Старец всегда советовал: «Прежде молитвы читайте несколько строчек из Евангелия или Патерика. Так согреется ваша мысль и перенесется в духовную страну».

* * *

Старец сказал: «Предатели, ослабляющие молитву, — это духовная сухость и холодность. Против них нужно использовать краткие молитвы, а главным образом — молитву Иисусову, прилежное чтение Священного Писания и духовных книг. Также предохраняют нас от греха и помогают нам мысли о смерти, суде, рае, аде и благодеяниях Божиих. Бог наблюдает за нашим сердцем и проверяет, куда оно склоняется».

* * *

Старец сказал: «Молясь, вы должны стоять со смирением и простотою маленького ребенка, дабы удостоиться отеческой заботы. Признавайте свою немощь и ничтожество, чтобы вас покрыла милость Божия, потому что как тень следует за предметом, так и милость Божия — за простотою и смиренномудрием. Тот, кто чувствует свою греховность и воздыхает из глубины души, выше того, кто может воскресить мертвого и своим учением помогать всему миру. Кто достиг познания своей духовной немощи, тот достиг совершенного смирения».

* * *

«Всегда имей добрый настрой. Чтобы ты понял меня, я расскажу тебе два случая, бывшие здесь. Однажды пришел мальчик, лет семнадцати, и постучал, чтобы я открыл ему. «Я хочу видеть отца Паисия», — говорит он мне. Я, чтобы немного испытать его настрой, говорю ему: «Его нет здесь. Он ушел на Карею купить сигарет». — «Хорошо, я его подожду», — отвечает мальчик, имея всегда в уме хороший помысел. «Уходи! — говорю ему. — Зачем ты его ждешь?» «Нет, батюшка, я хочу его увидеть!» — настаивал мальчик. Этот молодчина имел хороший настрой, и я не мог смутить его, несмотря на то, что долго его терзал. Он не принимал плохого помысла. Это была хорошая душа.
В другой раз пришел один человек и просил меня помолиться за его ребенка, который был тяжело болен. «Я что-нибудь сделаю, — сказал я ему, — но должен и ты помочь. Конечно, ты не умеешь ни молиться, ни поститься, ни класть поклоны и т.д. Но избавься от одного своего недостатка». «Какого недостатка, батюшка?» — спросил он меня. «Брось курить», — сказал я ему. Он внимательно выслушал меня, и, когда я открыл ему церковь, чтобы он зашел и приложился к иконам, незаметно для меня он оставил на одной стасидии пачку сигарет и зажигалку.
Тот же час пришел другой, вошел в церковь, поглядел из любопытства и вышел наружу. Он пошел и сел вот на эту каменную приступку, которая у стены церкви, зажег сигарету и курит без зазрения совести. Я вышел наружу и увидел его. «Ба, дорогой, да ты куришь здесь, где церковь? Иди вон туда, под деревья, и кури там, а не здесь!» — говорю я ему. Но он имел плохие и лукавые помыслы и ответил мне с наглым видом: «Тебе-то какое дело до того, что я курю? Ты куришь в церкви, а я, куря снаружи, поступаю плохо?» Я ему снова сказал, чтоб он ушел отсюда, но он упирался и говорил мне те же слова. «Но что он говорит?» — спросил я себя. Я не мог его понять. Вхожу в церковь и вижу пачку сигарет, оставленную исстрадавшимся отцом. Я тут же догадался, что этот человек неправильно меня понял и думал, что это мои собственные сигареты и я курил в церкви! Я ему объяснил, что случилось на самом деле, но он имел дурной помысел. У него не было желания получить пользу. Он искал оправдания своему злу, чтобы сохранить его в себе. А тот мальчик, как я сказал прежде, имел хороший настрой».

* * *

Старец сказал: «Сатана до последнего нашего вздоха не перестанет сеять в нашем уме лукавые и нечистые помыслы. Не будем придавать им значения. Оставим их пролетать мимо нас, как пролетают птицы в воздухе. Пустим в ход фабрику добрых помыслов. Что мы дадим ей, то и получим. Дадим железо — и получим железо. Дадим золото — золото и получим. Увиденное нами зло будем всегда превращать в добро. На все будем смотреть с простотою».

* * *

Снова сказал старец: «Пусть не остается в вас надолго плохой помысел, ибо он наносит вред. Он подобен мухе, садящейся на мясо и откладывающей яйца. Вскоре в мясе появляются черви. Так и плохой помысел, когда он остается в уме, причиняет большой вред».

* * *

«Хульные помыслы изгоняются только равнодушием и презрением к ним. Когда они нас атакуют, будем петь. Они не наши, а чужие».

* * *

Старец сказал: «Благой Бог оставляет демонов свободными на некоторое время, чтобы они помогали нам своей злобой сдавать духовные экзамены на земле и достигать вечной небесной жизни. Пока живет человек на земле, он имеет право сдавать эти духовные экзамены. Переэкзаменовки не бывает. Итак, будем подвизаться, чтобы набрать духовный балл и пройти в рай».

* * *

Старец писал: «В начале духовной жизни подвизающийся прогоняет плохие помыслы духовным поучением, непрестанной молитвой и усердным подвигом. Потом приходят уже только благие помыслы. Позже останавливаются и благие помыслы и чувствуется некая пустота, и затем приходит к человеку Божественное просвещение».

* * *

Старец сказал: «Нужно терпение, а не злоба в сердце. Один человек во Фракии стал христианином. Однако его жена не только не последовала его примеру, но и сильно препятствовала ему и жестоко с ним обращалась. Но он терпел и отвечал ей любовью. Со временем жена склонилась перед его терпением и любовью и сказала: «Должно быть, истинен и велик Бог, в Которого он верит». И тоже стала христианкой».

* * *

Беседуя с семинаристами, между прочим он сказал и следующее: «Избегайте поводов ко греху. Приведу один пример. Если кто-либо болеет сахарным диабетом и не должен есть сладостей, может ли он этого избежать, шатаясь по кондитерским? Будьте внимательны к искушениям. Все начинается с мысли, которой мы увлеклись. Чем более духовен человек, тем меньше прав он имеет в жизни. Величайшая радость — это служение другому человеку и прощение ему ошибок. Принимающий благодеяние чувствует человеческую радость, а творящий его — радость божественную».

* * *

Старец сказал: «Длительные занятия богословием приносят вред. Нужны простота и исполнение на деле полученных знаний».

* * *

Старец, обращаясь к юношам, сказал: «Духовная работа должна быть с малого возраста, потому что, когда человек молод, он может работать и имеет на это силы. Когда же он постареет, ему будет трудно работать. Теперь я питаюсь тем, что накопил в молодости. И вы работайте сейчас, пока молоды».

* * *

Старец сказал: «Наша жизнь должна быть простой. Не имейте больших запросов, не ищите удобств. Однажды один немец принес мне машинку для резки хлеба. Он подарил мне ее для удобства. «Но что это? — сказал я ему. — Я в этом не нуждаюсь. Потом, у меня и хлеб не всегда бывает».

* * *

Один посетитель отца Паисия спросил у него, почему он не чувствует Божественного Причащения так, как чувствовал его, будучи маленьким, и старец ему ответил: «Если у тебя есть дети, ты можешь это понять. Отец дает маленьким детям сладости. Позже, когда они вырастут, они должны будут покупать сладости сами. Так и Бог вначале дает благодать Свою даром, но потом желает нашего личного подвига, чтобы мы почувствовали Божественное Причащение».

* * *

Старец сказал: «Сердце очищается слезами и воздыханиями. Одно воздыхание с болью душевной равнозначно двум ведрам слез. Будем плакать о своих грехах, надеясь всегда на любовь и милость Божию. Погрузим душу в источники слез. Не ограничивайте молитву только словами. Сделайте всю свою жизнь молитвою к Богу».

* * *

Семинаристам, посетившим его и спросившим о борьбе со злом, которое существует в мире, и о демонических воздействиях, которые они ощущают, старец сказал: «Послушайте, не все вещи дьявольские. Вот, скажем, кофе. Кофе не является дьявольским, но, когда кто-нибудь пьет много кофе, то его нервная система начинает расстраиваться, и он прибегает к помощи психиатров. Я ничего не говорю против, есть и хорошие психиатры, но они не нужны, если есть хорошие духовники. То же самое происходит и с вином. Вино освящается и благословляется, но когда его пьешь много, теряешь контроль над собой, и тогда диавол находит удобный случай, чтобы использовать это твое состояние».

* * *

Мирские люди интересуются внешним, а о внутренней жизни совершенно не подозревают. Их образ мысли старец изобразил следующим примером: «Мирские люди не хотят, чтобы у них во дворе были мусор и грязь, поэтому подметают двор и наводят порядок до тех пор, пока не будет все чисто. Собранный мусор они заносят в дом, чтобы он не был виден со двора. Так делают мирские люди. А внутри пусть будет мусор, но не снаружи, потому что это видят люди. А духовные люди, напротив, вычищают дом, выбрасывая мусор и не интересуясь тем, что скажут другие».

* * *

Старец сказал: «Ныне человек искалечил природу. Ты видишь, здесь, на Святой Горе, деревья прекрасны. Одни маленькие, другие побольше. Другая растительность, видишь, тоже со множеством оттенков. Везде большое разнообразие. Но если ты едешь по Халкидикам, где деревья сажают люди, то видишь, что эти деревья похожи на итальянских солдат 1940 года. Они единообразны, и в этом нет красоты».

* * *

Из беседы старца с его посетителями-мирянами: «Отче, мы боремся со множеством семейных проблем». — «Мы сами себе сильно затрудняем жизнь погоней за материальными благами. Мы не догадываемся о том, что, чем больше благ цивилизации мы имеем, тем больше проблем прибавляем себе и своей семье». — «Отче, какие проблемы, создаваемые погоней за благами, ты имеешь в виду?» — «Мы вдаемся в чрезмерную суету, теряя при этом драгоценное спокойствие. Мы распыляемся. Женщина вынуждена работать потому, дескать, что нам не хватает денег. А в результате дети лишаются своей матери… Мы не сводим концы с концами, потому что хотим иметь видео, телевизор, новую машину, множество украшений. Нас засасывает суета, и мы никак не можем остановиться, мы желаем все большего и большего, а в результате дети остаются без внимания. Это огромная ошибка — вот что мы должны понять. Пусть работает только один член семьи, и мы будем довольствоваться немногим. Тогда проблема перестанет существовать».

* * *

Старец сказал: «Насколько удаляются люди от простой, естественной жизни и предаются роскоши, настолько они умножают и свой страх за завтрашний день. И насколько развивается мирская вежливость, настолько же теряется простота, радость и естественная человеческая улыбка».

* * *

Старец, обращаясь к мирянам, сказал: «Если бы вы, миряне, могли осознать опасности, среди которых вы живете, то вы бы молились в десять раз больше нас, монахов».

* * *

Старец сказал: «Как-то ко мне пришел скорбный отец, сын которого болел белокровием, и просил помолиться. Я сказал ему: «Я буду что-нибудь делать, но должен и ты помочь. Конечно, ты неопытен в духовном, но брось хотя бы курить». Он с готовностью принял мой совет и, уходя, благодарил меня. Здоровье ребенка стало улучшаться день ото дня. Отец увидел чудо, но со временем забылся и снова начал курить. В результате возобновилась болезнь ребенка. Через два года отец его снова приехал и рассказал мне о случившемся. Я спросил, почему он оставил свой духовный подвиг, и сказал, что Бог желает видеть некоторое старание и с нашей стороны. Вот так. Недостаточно молитвы другого человека. Нужно, чтобы и мы сами проявляли старание и молились».

* * *

Старец писал: «Бог попускает некоторым праведникам быть оклеветанными для того, чтобы виновные не приходили в отчаяние. Великая любовь Божия, чтобы не погибла какая-нибудь немощная душа, попускает и праведникам быть осужденными и оклеветанными, но в конце бывает являема истина».

* * *

Старец сказал о сопротивлении возникающим нравственным соблазнам: «Требуется внимание. Брату нужно помочь. Будем принимать то, что он говорит в свое оправдание, и помогать с любовью. А если все будут его презирать, то что же тогда получится? Нет дороги на Луну, чтобы убежать ему туда. Нужны внимание и любовь. Мы должны встать на место другого, чтобы понять его».

* * *

На вопрос, за какую партию должны голосовать христиане, старец ответил иносказательно: «Предпочитайте надкушенные оливки. Если таких нет, то предпочитайте те, которые хотя бы немного надкушены, потому что по ним видно, что это за оливки».

* * *

Старец сказал: «Диавол всегда внушает нам сравнивать себя с тем, кто хуже нас». И в другой раз он сказал: «Великую тайну скрывает диавол».

* * *

Старец сказал: «Единственная ценность жизни — это семья. Как только погибнет семья, погибнет и мир. Покажи свою любовь прежде всего в своей семье». И в другой раз он сказал: «Когда разрушится семья, будет разрушено все: и духовенство, и монашество».

* * *

Старец сказал: «Часто государство из орла, которым оно должно быть, превращается в ворона, разрывающего своих граждан. На словах оно готово умереть за них, но в действительности не делает ничего».

* * *

В наше время много говорят о магии, поэтому представляет особенный интерес один рассказ старца, который я привожу так, как записал его посетитель отца Паисия: «Ребенок подвергается демоническим воздействиям, но, когда он чист, не может искусить его диавол. Когда же ребенок начнет не слушаться своих родителей и изворачиваться, тогда удаляется от него Божия благодать. Вы должны знать, что демоны побуждают человека на зло во сне. Но, чтобы они вошли в него, человек должен дать им для этого серьезный повод. Иначе они не могут ничего сделать.
Чтобы вам это стало понятным, я расскажу один характерный случай с 40-летней учительницей и ее 15-летним учеником. Об этом случае она написала мне недавно сама. Итак, она была незамужней, как говорится, старой девой, и разгорелась нечистой страстью к одному 15-летнему ученику гимназии. Она пошла к магу, чтобы он помог ей. Но, поскольку ребенок был чист, маг не мог ничего ему сделать и поэтому посоветовал ей ввергнуть его в грех, и тогда магия найдет в нем свое место, то есть найдет открытой дверь его души, чтобы делать с ним все, что захочет. Она привела ребенка к себе домой, соблазнила и ввергла его в грех. Дьявол тут же использовал удобный момент и вошел в него. С этой минуты ребенок, обладаемый силами зла, стал хиреть, болеть, истощился и был близок к смерти».

* * *

Старец сказал: «Неофиты стараются оправдать ошибки своей жизни, используя творения Святых Отцов. Они превратно толкуют Священное Писание, чтобы оправдать ветхого человека. Они оправдывают свои грехи фальшивым и подогнанным под их мерки христианством».

* * *

Старец сказал: «Величайшая болезнь нашего времени — это приносящие беспокойство суетные помыслы мирских людей. Эту болезнь исцеляет только Христос при помощи душевной тишины, но нужно, чтобы человек покаялся и обратился ко Христу».

* * *
Изречения отца Паисия

«Добро побеждает по-доброму»;
«Телесное увечье может уцеломудрить душу»;
«Мы сдаем экзамены, чтобы пройти в вечную жизнь. Мы должны набрать хотя бы проходной балл»;
«Богу служат, а не учатся»;
«Зло начинается с недостатка веры в иную жизнь»;
«Верующая и благоговейная женщина ценнее, чем икона какой-нибудь святой, ибо эта женщина — живая икона».

Беседа старца о воспитании детей

Достойна внимания беседа, которую имел старец о религиозном воспитании детей. Здесь я помещаю ее главные моменты.
— Много искушений и опасностей сегодня для молодежи, батюшка. Мы обеспокоены этим, несмотря на свои старания, чтобы наши дети были внутри церковной ограды.
— За детей, с малого возраста напоенных благочестием, не бойтесь. Если они и отойдут немного от Церкви с возрастом или из-за искушений, то потом вернутся опять. Они — словно дверные косяки, которые мы смазываем маслом, и их не берет гниль.
— Как ты считаешь, батюшка, с какого возраста дети становятся восприимчивыми, и как мы, родители, должны поступать, чтобы не бояться нечаянно повредить им своими крайностями?
— Прежде всего дети копируют нас самих, и, конечно, с самого младенчества. Вот с тех пор и должны мы обращаться с ними, как с часами. Как только ослабнет их пружина, будем сразу ее заводить, но внимательно и потихоньку, чтобы она не лопнула от чрезмерного усилия.
— Часто, батюшка, дети противятся различным благочестивым обычаям.
— Когда что-то не в порядке, этому всегда есть причина. Может быть, вы подаете им плохой пример? Может быть, виновны какие-то недостойные зрелища, дурные поступки, плохие слова в доме? Во всяком случае, будем давать детям благочестие в виде молока, а не сухой и твердой пищи. Никогда нельзя давить на них или приказывать им, но прежде всего быть самим примером для детей.
— В случае плохих поступков приносит ли пользу телесное наказание?
— Будем, насколько возможно, избегать этого. Если же и допускаем его, то это ни в коем случае не должно быть постоянным. Телесно наказывать нужно так, чтобы ребенок понял, за что мы его наказываем. Только тогда это принесет пользу.
— Батюшка, несмотря на то, что мы все это исполняем, дети наши становятся необузданными. Иногда они переходят все границы. Мы не знаем, что нам делать.
— Будем давать иногда отвертку в руки Христа, чтобы Он Сам навел порядок, подкрутив некоторые винтики. Не будем думать, что со всем мы можем справиться сами.
— Если, батюшка, ребенок ходит в церковь, но с какого-то возраста поведение его начинает изменяться и он убегает из храма, как мы должны действовать?

— Спокойно. Если же будет что-то серьезное, то вмешайтесь. Но будем внимательны, чтобы ребенок не ожесточился и не случилось еще чего-нибудь худшего.
— Когда ребенок свяжется с дурными компаниями и покинет свой дом, еще не стяжав хотя бы немного Христовой благодати, есть ли надежда на его возвращение?
— А вынес ли он оттуда любовь? Когда в доме любовь и самого ребенка мы окружаем любовью, то если он и уйдет, и свяжется с дурными компаниями, то в один прекрасный момент он увидит, что там нет любви. Он увидит, что повсюду лицемерие, и вернется домой. Но если он будет помнить о враждебности и ненависти в доме, то его сердце не заставит его направить свои стопы обратно.
— Если мы познали Христа поздно, когда дети наши уже выросли, что нам делать, чтобы наставить их на путь Божий?
— Здесь только молитва приносит плоды. Мы должны со многой верой просить у Бога милости для этих детей, которые не виновны в своем неверии. Признаем, что ответственность лежит только на нас, смиримся и покаемся искренно, и Бог им поможет. Он все же бросит им какой-нибудь спасательный круг, чтобы спаслись и они.
Печатается по кн. свящ. Дионисия Тациса «Архондарик под открытым небом», М. 1998.

Милосердие любви

Наставления преподобного Паисия Святогорца написаны простым, образным языком, подчас с юмором, проникнуты подлинно святоотеческим духом и содержат важнейшие духовные истины. Учение святого старца о смирении публикуется из его сочинения «Алфавит духовный. Избранные советы и наставления».

Смирение

В смирении заключена огромная сила. Оно разрушает любые бесовские козни. Смирение – это самый мощный удар по сатане. Там, где есть смирение, нет места дьяволу, нет искушений. Однажды некий подвижник заставил беса читать молитву «Святый Боже». «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный!» – пробормотал бес и на этом остановился. «Скажи “помилуй нас!”» – велел подвижник. Ну, нет, куда уж там! Если б бес произнес это, то стал бы Ангелом. Бес может сказать все что угодно, кроме «помилуй нас», потому что для этих слов нужно смирение. В молитве «помилуй нас» заключено смирение, и душа, взывающая к Божиему милосердию, получает просимое. Для любого нашего дела нужны любовь, смирение и благоговение. Это очень просто, а мы сами все усложняем. Любовь и смирение – это самый легкий путь в Царство Небесное.

Не трудитесь над стяжанием любви, молитвы, добродетелей и т.п., ваши усилия будут бесплодными, ибо Господь не будет помогать вам, пока у вас нет смирения. Но это потому только, что если Он поможет вам достичь преуспеяния, вы повредитесь из-за гордости. Бог ждет от нас только смирения, все остальное – непосредственный результат действия Божией благодати – причины всех благ, – которую привлекает смиренный человек благодаря своему доброму расположению.

Старец Паисий

В любом деле необходимы смирение, любовь, самоотверженность. Ведь это очень просто, а мы сами усложняем свою духовную жизнь. Так давайте будем, как только можем, осложнять существование сатане и облегчать жизнь человеку. Тяжелы для дьявола и легки для человека смирение и любовь. Ведь даже человек слабый, болезненный, у которого совсем нет сил для аскезы, может одолеть дьявола смирением. Из-за смирения или гордости человек в один миг может превратиться в ангела или беса. Разве много времени потребовалось для того, чтобы Ангел Денница стал дьяволом? Его падение случилось за несколько секунд. Стяжание любви и смирения – это самый легкий способ войти в Царство Небесное, поэтому нужно начать с любви и смирения, а потом уже браться за остальное.

– Почему, хотя я прошу о чем-то с верой, Бог не посылает мне этого?

– Если ты с верой просишь о чем-то, но при этом не имеешь смирения или же предрасположен к гордости, то Бог не дает этого. Вера может быть не только с «горчичное зерно», но и с целый килограмм горчицы, но если ей не соответствует такое же смирение, то Бог не будет содействовать человеку, потому что это не принесет пользы. Если у тебя есть гордость, то вера не работает.

Если мы смиряемся, то наши дела устраивает Бог, и мы познаем Его благодать, и ею живет и наша душа, и наше тело. Богу ведомо наше несовершенство, и Он хочет, чтобы и мы его осознали, для того чтобы мы отказались от своей воли и дали свободу действовать Христу. Все заключено в нашем смирении, которое привлекает Божию благодать – причину всякого добра.

Преподобный Паисий

Насколько человек смиряется, настолько он делается ближе к Богу, а стяжав совершенное смирение, соединяется со Христом и тогда отчетливо видит, что Он владеет всем. И душа его преисполняется доброты, благодарности и добрых помыслов, и он начинает размышлять о любви Господа, Который создал его человеком с бессмертной душой.

Даже малое дитя, которое еще не может подвизаться, способно сокрушить дьявола смирением. Конечно, дьявол обладает большой силой, но в то же время он совсем гнилой. Он с легкостью побеждает великана, но может быть сокрушен ребенком.

Господь хочет от нас только смирения, все остальное сделает Божественная благодать.

К несчастью, не все из нас смотрят на вещи духовно, а потому и самих себя лишают радости и даров Божиих, и Господа огорчают своим плачевным состоянием и ставят в сложное положение. Так как если Он даст нам какие-либо дарования, мы сразу же возгордимся (плохо еще и то, что мы своим высокомерием наносим раны душам других), если же не даст, то, видя наше злосчастное положение, будет скорбеть о нас, как любящий Отец, потому что приготовил несметные богатства, чтобы одарить нас ими.

Как хорошо было бы нам познать самих себя! Тогда смирение стало бы нашим неотъемлемым состоянием и Господь осыпал бы нас Своими богатыми дарами. Тогда прекратилось бы действие духовных законов («возносящийся смирится»), ибо мы всегда были бы смиренны, избегали падений и неизменно находились бы под покровом Божией благодати.

Люди, живущие глубокой духовной жизнью, обладают подлинным смирением, и потому, будучи истинными звездами, летящими в духовном пространстве с неимоверной скоростью, они движутся так скромно и неприметно, так что никто этого не замечает, несмотря на их величину. Они прячутся в небесных глубинах и потому кажутся другим людям теплящимися лампадками, излучающими тихий свет.

Смиренных людей можно также сравнить с соловьями, которые прячутся от чужих глаз и своим дивным пением наполняют души людей радостью, днем и ночью прославляя своего Творца. Гордецы же ведут себя как куры, кудахчущие так оглушительно, как будто снесенное ими яйцо размером с нашу планету.

Виновником большинства искушений бывает наша самость, когда в отношениях с ближними мы проявляем эгоизм, то есть причиной наших действий является личный расчет – мы стремимся возвысить себя и добиться собственных целей. Но на небо поднимаются не посредством мирского восхождения, а благодаря духовному спуску. Тот, кто не возносится высоко, всегда двигается уверенно и никогда не падает, поэтому будем стараться искоренить из своей души мирское тщеславие и стремление к мирским успехам, ибо они являются неудачами духовными, будем презирать свое явное и тайное самолюбие и человекоугодничество, чтобы всей душой возлюбить Бога. Наше время отличается не смиренным безмолвием, а пустозвонством и дешевой сенсационностью, а духовная жизнь любит тишину. Хорошо, если мы будем нести посильный подвиг добросовестно, избегая шумихи, не беря на себя то, что превышает наши возможности, иначе это повредит нашей душе и телу, а часто будет и в ущерб Церкви.

Не получит пользы тот, кто натирает себе мозоли на коленях от многочисленных поклонов и при этом не устраивает себе нагоняй с помощью смирения. Тот, кто просит у Бога дать ему смирения, но не принимает человека, которого Господь посылает ему для смирения, не понимает, о чем просит, потому что добродетель нельзя купить в магазине как товар. Бог посылает нам людей для нашего испытания, чтобы мы приложили усилия, взрастили в себе смирение и обрели венец.

В человеке смиренном всегда живет любовь, потому что эти добродетели – смирение и любовь – родные сестры. По ним Ангелы узнают истинных чад Божиих, с любовью принимают их души, беспрепятственно проводят через воздушные мытарства и возносят к всемилостивому Небесному Отцу.

Храм Воскресения Христова д.Торошковичи

ПОУЧЕНИЯ ПРЕПОДОБНОГО ПАИСИЯ СВЯТОГОРЦА.ПРОКЛЯТИЕ И СГЛАЗ.

Проклятие имеет силу в том случае, когда оно является реакцией на несправедливость. Например, если одна женщина поднимет на смех другую – страдающую – или сделает ей какое-то зло и пострадавшая её проклянет, то прерывается род той, что поступила несправедливо. То есть если я делаю кому-то зло и он меня проклинает, то его проклятия имеют силу. Бог попускает проклятиям иметь силу, подобно тому как Он попускает, к примеру, одному человеку убить другого. Однако если несправедливости не было, то проклятие возвращается назад – к тому, от кого оно изошло.

– А как можно освободиться от проклятия?

– Покаянием и исповедью. Я знаю много подобных случаев. Люди, пострадавшие от проклятия, осознав, что их прокляли, потому что они в чём-то были виновны, покаялись, поисповедовались, и все их беды прекратились. Если тот, кто виновен, скажет: «Боже мой, я сделал такую-то и такую-то несправедливость. Прости меня!» – и с болью и искренностью расскажет о своих грехах на исповеди священнику, то Бог простит его, ведь Он – Бог.

– А наказание постигает только того человека, на которого направлено проклятие, или же и того, от кого оно исходит?

– Тот, на кого направлено проклятие, мучается в этой жизни. Однако тот, от кого исходит проклятие, мучается в этой жизни и будет мучиться в жизни иной, потому что если он не покается и не поисповедуется, то там будет наказан Богом как преступник. Ну ладно, может быть, кто-то действительно тебя чем-то обидел. Но, проклиная обидевшего тебя человека, ты словно берёшь пистолет и его убиваешь. По какому праву ты так поступаешь? Что бы тебе ни сделал твой обидчик – убивать его ты не имеешь права. Если человек кого-то проклинает, то это значит, что в нём есть злоба. Человек проклинает другого, когда со страстью, с негодованием желает ему зла.

Многие болезни, причины которых не могут найти врачи, возможно, произошли от проклятия. А врачи что – разве они найдут проклятие? Как-то раз ко мне в каливу принесли одного парализованного. Вымахал здоровенный дядя, а не мог сидеть! Его туловище не гнулось, было как деревянное. Один человек нёс его на спине, а другой поддерживал сзади. Я поставил несчастному два пенька, и он кое-как на них устроился. Его спутники сказали мне, что он находится в таком состоянии с пятнадцатилетнего возраста и мучается вот уже восемнадцать лет. «Но разве такое может случиться ни с того ни с сего? – подумал я. – Быть такого не может, здесь скрыта какая-то причина». Я начал расспрашивать и узнал, что этого юношу кто-то проклял. Что же случилось? А вот что: как-то он ехал в школу, сел в автобус и развалился на сиденье. На одной остановке в автобус вошли пожилой священник и один старичок и встали возле него. «Встань, – сказал ему кто-то, – уступи место старшим». А он, не обращая ни на кого внимания, развалился ещё больше. Тогда стоявший рядом старичок сказал ему: «Вот таким вытянутым и останешься навсегда – не сможешь сидеть». И это проклятие подействовало. Видишь как: юноша-то был с наглецой. «А чего я, – говорит, буду вставать? Я за своё место заплатил». Да, но ведь и другой тоже заплатил. Стоит человек пожилой, уважаемый, а ты – пятнадцатилетний юноша – расселся. «Вот от этого-то всё и произошло, – сказал я ему. – Чтобы стать здоровым постарайся покаяться. Тебе требуется покаяние». И как только несчастный понял и осознал свою вину, он сразу же стал здоров. А сколько нынешних бед происходит от проклятия, от негодования! Знайте: если в какой-то семье многие умирают или гибнет вся семья, то причина этого или в несправедливости, или в колдовстве, или в проклятии. Проклятие и даже просто негодование родителей действует очень сильно. И даже если родители не проклинали своих детей, а просто пришли из-за них в возмущение, то у последних нет потом ни одного светлого дня: вся их жизнь – одно сплошное мучение. Потом такие дети очень страдают всю свою земную жизнь. Конечно, в жизни иной им легче, потому что своими страданиями они погашают некоторые здешние долги. Но и те родители, что словами «посылают» своих детей к диаволу, «посвящают» их ему. Величайшее сокровище для людей, живущих в миру, – родительское благословение. Помню, у одной матери было четверо детей. Никто из них не женился и не вышел замуж. Она была вдовой, её дети – сиротами. Мне стало за них больно. Молился я, молился, но безрезультатно. «Что-то здесь не то», – подумал я. «На нас, – говорили её дети, – навели порчу». – «Да нет, – говорю, – это не от порчи, порчу видно.. А может быть, ваша мать проклинала вас?» «Верно, отче, – отвечают, – в детстве мы очень шалили, и она постоянно с утра до вечера твердила нам: «Да чтоб вам обрубками быть!» – «Идите, – говорю, – к матери и скажите ей истинную причину вашей неустроенности, чтоб она пришла в чувство. Скажите, чтобы она покаялась, поисповедовалась и с сегодняшнего дня, не переставая, благословляла вас». И за полтора года все четверо создали семьи! По всей видимости, эта несчастная, мало того что была вдовой, но ещё и легко впадала в состояние раздражения и уныния. Озорники выводили её из себя, и за это она их проклинала.

– И меня, геронда, когда я уходила в монастырь, проклинали мои родители…

– Такие проклятия – единственные из всех – становятся благословением.

– А если родители проклянут своих детей и потом умрут, то как дети могут избавиться от родительского проклятия?

– Приглядевшись к себе, они, скорее всего, признают, что в своё время бедокурили, мучили родителей и поэтому те их прокляли. Если они осознают свою вину, искренне покаются и исповедают свои грехи, то всё у них наладится. Преуспевая духовно, они помогут и своим усопшим родителям.

– Геронда, разве Церковь признает сглаз?

– Да, есть даже особая молитва «От презорства очес». «Дурной глаз» вредит другим тогда, когда человек говорит что-то с завистью. Зависть, имеющая в себе злобу, может повредить другим. Это и есть сглаз – действие бесовское. Сглаз имеет место в редких случаях. Особенно люди, имеющие зависть со злобой, – а таких немного – могут сглазить других. Например, завистливая женщина видит маму с очаровательным малышом и со злобой говорит: «А почему у меня нет такого ребёнка? Почему Бог дал его ей?» в этом случае малыш может пострадать: будет не спать, начнёт плакать, мучиться, потому что она сказала это со злобой. Другой, к примеру, видит чужого телёнка, страстно хочет, чтобы он принадлежал ему, и животное вскоре околевает.

– Многие просят у нас ладанки от сглаза для младенцев. Можно ли их носить?

– Нет, нельзя. Говорите мамам, чтобы надевали на малышей крестики.

– Геронда, а правильно ли когда обижают, говорить про обидчика: «Бог ему воздаст за его зло»?

– Тот, кто так говорит, делает себя посмешищем лукавого. Такой человек не понимает, что, говоря так, он «благородно» проклинает других. Некоторые говорят о себе, что они люди чуткие, имеют любовь и душевную тонкость и терпят несправедливости, которые делают им другие. Но вместе с тем они говорят о тех, кто их обижает: «Да воздаст им Бог за их зло». В этой жизни все люди сдают экзамены, чтобы перейти в иную, вечную жизнь – в Рай. Помысл говорит мне, что такое «благородное проклятие» находится ниже духовного проходного балла и христианину оно непозволительно. Ведь Христос не учил нас любви такого рода. «Отче, отпусти им, не ведят бо что творят» (Лк. 23, 34) – вот какой любви учит Он. А кроме того, лучшее благословение из всех, это когда нас незаслуженно проклинают, и мы молча, с добротой это принимаем. Если люди поверхностные или лукавые – те, кто имеют злобу и извращают истину, – оклевещут нас или поступят с нами несправедливо, постараемся, если можем, не искать себе оправдания в том случае, когда несправедливость касается лично нас. Хорошо, если мы от всего сердца простим наших обидчиков, попросим Бога укрепить нас понести тяжесть клеветы и будем, насколько возможно незаметно, продолжать духовную жизнь. И пусть те, чьим типиконом является суждение и осуждение других, поступают с нами несправедливо – ведь таким образом они без устали готовят нам золотые венцы для истинной жизни. Конечно, люди, живущие с Богом, никогда не проклинают других, потому что в них нет злобы, но лишь доброта. Зло, которым бросают в этих освящённых людей другие, освящается – каким бы оно ни было. А живущие с Богом при этом переживают великую, невидимую другим радость.

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *