сам себе психолог

Страх и радость одиночества
Одиночество неизбежно, но осознание и принятие этого факта несет свободу ·

Одиночество — пугающая штука.
Так, по крайней мере, его обычно воспринимают.

Остаться совершенно одному,
без друзей, без любимых, без родственников — одна из самых ужасающих картин для большинства людей. Остаться без чужого внимания, без душевного сопереживания, без поддержки родных, без общественного признания и умереть безвестным и незамеченным — это ли не кошмар?

В нашем обществе, построенном на принципе социальной соревновательности, остаться в одиночестве — значит, проиграть. И общество заботится о том, чтобы проигравших не было, поощряя всеми возможными способами расширение и укрепление социальных контактов. Государственные, религиозные и профессиональные праздники, развлекательные мероприятия, спортивные олимпиады, социальные программы, телевидение, интернет — все, чтобы собрать людей вместе и создать иллюзию общности.

Действительно, когда кругом полно народу и все весело балагурят, довольно трудно сохранить чувство отделённости. Когда друзья называют тебя по имени, любимые шепчут ласковые слова, коллеги восхищаются твоим способностям, а враги — боятся, где уж тут место беспокойству? Если вокруг столько людей, признающих твое существование, разве это не снимает проблему одиночества? К этому люди и стремятся — окружить себя неравнодушными и в этом найти умиротворение.

Но давайте посмотрим чуть глубже. Чем так пугает одиночество или даже простое минутное уединение? Что страшного в том, чтобы остаться наедине с собой? Почему ничем не занятое время вызывает уныние и упадок сил? Тем, кто немного знаком с психологией, ответ может показаться очевидным, но не спешите с выводами — за простым ответом скрывается проблема более глубокая.

Страх одиночества

Всех нас переполняют тревоги. Как бы хорошо мы ни устроились в этой жизни, это не дает гарантии умиротворения. За внешними успехами и достижениями, обычно, скрываются провалы и поражения внутренние. Изучение и решение душевных проблем у нас не в чести, поскольку гораздо более важными считаются свершения социальные — творческие, профессиональные, политические. Сфера психического остается за кадром или, как минимум, отступает далеко на задний план.

Неизбежным следствием такого положения дел становится постоянное внутреннее напряжение — недовольство собой, своей жизнью, своими поступками или их отсутствием. Множество вопросов, оставленных без ответа. Огромное количество проблем, решение которых так не хочется брать на себя. Боль потерь и упущенных возможностей, отсутствие смысла и понимания своего пути в жизни. Все это вместе создает внутри свой персональный ад.

Этот запутанный клубок проблем и вопросов постоянно напоминает о себе. Стоит оказаться в тишине, и все демоны собственной души выползают на поверхность. От них какое-то время можно отмахиваться — внутренняя толстокожесть позволяет выдерживать небольшие дозы одиночества. Но стоит перейти болевой порог или снять защиту и даже самый уверенный в своей самостоятельности человек разрыдается горючими слезами.

Поэтому мы так боимся уединения. Нам постоянно нужны внешние раздражители, чтобы отвлекать внимание от внутренних переживаний. Если телевизор включить достаточно громко, он сможет заглушить голоса души. И тот же самый эффект дают дружеские попойки, праздники, культурные мероприятия, работа и все прочее, чем мы так любим занимать свое время.

Это второй пласт проблемы одиночества. Он достаточно очевиден и легко выходит на поверхность при внимательном взгляде на себя и свою жизнь. Внутреннее беспокойство и неуверенность в себе заставляют нас строить свои «социальные сети» и занимать все свое свободное время такими занятиями, которые создают ощущение осмысленности нашего существования. Состояние покоя, которое должно бы быть совершенно естественным, становится самым пугающим… но это еще не все.

Ужас одиночества

Нас учат верить в то, что возможна настоящая дружба, что можно встретить свою половинку, что можно найти среди людей свою родственную душу и, что это избавит нас от одиночества. Сказками о любви, дружбе и понимании вскармливают детей, превращая для них эти понятия в основной критерий личного счастья.

Но от одиночества нельзя избавиться с помощью других людей. Самый лучший друг, самый близкий и родной человек, как бы сильно и искренне он того ни хотел, никогда не сможет разделить наш мир. Мы одиноки, и одиноки неизбежно.

Нет на свете того человека, который бы нас понял и услышал. Кто бы ни уверял нас в обратном — это всего лишь иллюзия. Точно так же, как и наши уверения в понимании близких, — это лишь самообман. Каждый из нас целиком и полностью одинок в своем собственном изолированном мире.

Нам может казаться, что все мы живем на одной планете и дышим одним воздухом, но кто сказал, что мы все видим один и тот же мир? Ведь никто и никогда не смотрел на мир чужими глазами. Быть может, синее небо, к которому я привык, в нервной системе другого человека воспринимается совершенно иначе. Быть может, если в чужой мозг заложить «программу» моей личности, я вообще не узнаю окружающий мир?

С первых проблесков сознания ребенка учат, что ложка — это ложка. Но как эту ложку воспринимает ребенок? Никто этого не знает и никого это не интересует. Его просто учат называть некий комплекс восприятий «ложкой». Это всего лишь такой уговор, что один и тот же кусок внешнего мира именуется одним и тем же словом.

Сила договоренности так велика, что со временем, лес исчезает за деревьями. Мир непосредственных переживаний превращается в мир слов и ярлыков. А поскольку мы все используем один и тот же язык, нам кажется, будто и мир мы воспринимаем более-менее одинаково. Но где основания для такого вывода?

Если представить людей в виде компьютеров, то это не будет привычный нашим взорам ряд разноцветных снаружи и одинаковых внутри ПиСи-шек. Каждый человек — система уникальная на аппаратном уровне. Есть какие-то общие принципы в архитектуре, но центральный вычислительный процессор у каждого свой.

Медики скажут, что и устройство мозга у всех людей более-менее одинаковое, но всего лишь вопрос локализации функций, тогда как сам механизм исполнения этих функций никому не известен. Каждый человек обладает своей уникальной нейронной сетью, которая формируется в ответ на проживание индивидуальной жизни в индивидуальных условиях.

В процессе обучения в мозг закладывается программа интерпретаций, позволяющая сгладить различия в восприятии мира между уникальными нервными системами, но само восприятие от этого не меняется. Каждый человек так и продолжает видеть свой собственный мир, а вживленную программу со временем начинает считать собой. Так может ли одна такая программа понять другую и избавить ее от чувства одиночества?

Если нет уверенности в одинаковом восприятии даже осязаемых предметов, то как можно рассчитывать на понимание душевных переживаний другого человека?… а ведь именно его мы и ищем.

Или вот другой взгляд на ту же проблему. Когда мы пытаемся понять другого человека, то на что мы опираемся? Если мы из самых лучших побуждений пытаемся помочь человеку принять решение в спорной ситуации, то можем ли мы действительно помочь с этим?

Что мы знаем о самых близких наших людях, кроме того, что они сами сочли нужным рассказать? Что мы можем знать о другом человеке и как мы можем его понять, если не видим мир его глазами? Все мы уникальны, и как бы мы не пытались понять другого человека и его ситуацию, мы никогда не увидим полной картины, которая перед ним разворачивается, а значит все наше «понимание» иллюзорно.

С этой проблемой психологи сталкиваются каждый раз, когда пациент спрашивает, правильным ли был тот или иной его поступок. А откуда психологу это знать!? Как один человек может судить о правильности или неправильности поступков другого человека, если он не знает всех условий задачи? Каждая ситуация уникальна, каждый человек уникален, как тогда вообще можно судить о действиях другого человека?

То же самое с избавлением от одиночества. Как я могу решить проблему одиночества для другого человека? Или как другой человек может избавить от одиночества меня? Никак… Мы можем лишь помочь друг другу забыть и забыться.

Родственные души, которые нам иногда встречаются, — это всего лишь люди, которые помогают нам спрятаться от проблем настолько удачно, что кажется, будто они созданы специально для нас. Наши вторые половинки — это лишь отражение наших неврозов в неврозах другого человека. Неудивительно, что такие люди наилучшим образом позволяют нам укрыться от чувства одиночества и всех душевных неурядиц. И тем больше мы их за это ценим.

Но это только попытка побега из тюрьмы, которой мы считаем свою жизнь. Вместо того, чтобы принять свою уникальность, мы продолжаем желать невозможного — общности и единения с другими людьми. И вот он ужас бытия — мы обречены на одиночество.

Радость и счастье одиночества

Но так ли страшен черт? Если одиночество — это наше неотъемлемое свойство, то стоит ли его так бояться? Да, никто и никогда нас не поймет, никто не разделит горести и радости нашего существования, ну и что? Осознание своего одиночества — это не трагедия, это повод отказаться от иллюзий и перестать, наконец, цепляться за других людей.

Ребенок нуждается в тех, кто обеспечит ему выживание, но потом мы взрослеем — почему же мы так и продолжаем всю жизнь опираться на других людей? Взрослый человек сам может справиться со всеми своими невзгодами. Жизнь никогда не ставит перед нами неразрешимых задач — так почему бы не опробовать свои силы?

Осознание своей единственности и того, что никогда не будет рядом человека, который полностью тебя поймет, приносит странные чувства. Сначала, становится капельку грустно. Прожить всю жизнь в одиночестве — мысль, по меньшей мере, непривычная. Но вскоре появляется необычное чувство свободы — больше нет смысла искать чужого понимания, больше нет смысла доказывать свою правоту, больше нет смысла страдать от одиночества, больше нет смысла чувствовать вину за непонимание своих близких.

Отношения с людьми, если искать в них решения своих душевных проблем, отнимают огромное количество сил. Постоянно приходится кого-то из себя изображать, быть хорошим, воспитанным, учтивым или, наоборот, вставать в позу, изображать недовольство, требовать внимания, манипулировать — все эти игры важны только тогда, когда есть надежда на чужую оценку и понимание. Но когда больше нет веры в чужие мнения о себе, какой смысл в этих играх? Почему бы не сэкономить свои силы?

В естественном состоянии исчезает заинтересованность в других людях. Если чужая похвала или чужая критика больше не имеет веса, какой смысл принимать ее всерьез? Если чужая поддержка не может по-настоящему поддержать, какой смысл ее искать? Если чужое недовольство порождено субъективной реальностью этого человека, то какой смысл оправдываться?

Остаешься один на один со всем миром — сам за себя. Я никому ничего не должен, и мне никто ничего не должен. Я нормален таким, какой есть, и все остальные нормальны, каковы бы они ни были. Живи сам и дай жить другому — в этом счастье и радость одиночества. И это — свобода.

p. s.
Предупреждая вероятный вопрос, скажу — осознание и принятие своего одиночества не ведет к отшельничеству. Меняется только точка опоры — там, где раньше приходилось искать любви, поддержки и понимания извне, теперь можно положиться только на себя самого. Это может изменить круг общения, поскольку многие знакомства, с этой позиции, утрачивают смысл. Но это ничуть не мешает заводить новые знакомства на почве искреннего взаимного интереса.

Убивает быстрее болезни. Почему одиночество стало большой проблемой?

Одиночество — состояние, которого многие страшатся. Ведь кажется, будто ты никому не нужен, на тебе стоит крест, ты не можешь общаться с другими, а значит, лишен многих радостей жизни. Причем сегодня нередко складывается парадоксальная ситуация, когда человек чувствует себя одиноким и ненужным, даже находясь среди большого количества людей и тесно взаимодействуя с социумом. Как отмечают различные современные исследования, одиночество сейчас может серьезно укоротить жизнь человека и в этом даст фору даже традиционным катализаторам: заболеваниям разных органов, вредным привычкам и нездоровому питанию. О том, почему так происходит и как можно скорректировать ситуацию, АиФ. ru рассказала психолог, женский коуч, автор собственного метода для проработки психотравм из детства и ложных убеждений у взрослых Ирина Маслова-Семенова.

Парадоксы одиночества

Кто-то боится одиночества, а кто-то в нем остро нуждается. Для одних оно является способом подзарядиться энергией, а для других — невыносимой болью. Это значит, что в каждом конкретном случае надо разбираться предметно, отделять хорошее и здоровое одиночество от болезненного и научиться исправлять ситуацию там, где оно приносит лишь страдания.

Приятное одиночество — это, по сути, нормальная и здоровая потребность человека в перезагрузке и восстановлении, в упорядоченном быте, когда хочется часами наводить порядок и находить для каждой вещи свое место. Также его можно назвать потребностью в красоте и здоровье, когда хочется ухаживать за собой, наводить внешний лоск и иметь на это много времени, или потребностью в духовном росте, когда человеку хочется разобраться в том, что важно, кто он и верный ли путь в жизни выбрал.

Вопрос-ответ Кто чаще страдает от одиночества – бедные или богатые? Иногда хочется хотя бы часик в ванной полежать, чтобы никто не дергал, в туалет не забегал. Хочется погулять, просто переключить внимание. Почитать книгу, послушать любимую музыку, походить в квартире раздетым, делать что хочешь, чтобы никто этого не видел. Такое одиночество в привычном нам понимании одиночеством не является: это лишь время на себя, на свои интересы. Достаточно пары-тройки часов наедине с собой, чтобы баланс был восстановлен. Такие разгрузочные дни помогают человеку не сойти с ума и чувствовать себя комфортно.

Плохим и болезненным одиночеством называют потребность в значимых отношениях, которых нет. Вот в этой ситуации можно говорить про то, что человек мучается, переживает, страдает и находится в постоянном состоянии стресса. Когда у одинокого, т. е. человека без отношений, есть работа, друзья-подруги, и родители есть, и вроде как людей вокруг много, он все равно очень хорошо распознает эту душевную тоску по личному счастью, которое для него невозможно без наличия второй половинки. Ему одиноко, независимо от того, сколько людей находится рядом. Причем ни хобби, ни какие-либо иные увлечения, которыми он пытается заполнить свою жизнь, никак не могут это чувство побороть: оно все равно сидит глубоко в подсознании и давит постоянно.

Это состояние начинает особенно активно проявляться в тех ситуациях, когда человек остается один. Например, все в той же ванне, на диване с книжкой и т. д. Когда все затихает, нет посторонних шумов, ничего не отвлекает, становится еще больнее. Возникает какая-то тревога, какое-то волнение. Начинается какое-то перемалывание прошлого: «Что же у меня так ничего не получилось?»

Не всегда это потребность в партнере как в мужчине, в сексуальном партнере либо в друге. Это может быть родом из детства, когда потребность в хорошем, правильном, поддерживающем родителе не была восполнена. Человек не был в безопасности рядом с мамой и папой либо не получал должного внимания, и образовалась вот такая дыра. В результате ему приходится жить с таким дефицитом долгие годы, а проявится он в чувстве одиночества, которое в прямом смысле слова убивает.

Стрессовые ситуации, в которых человек живет постоянно, приводят к тому, что нервы его натянуты как струна, он не может расслабиться, начинаются проблемы со сном, падает работоспособность, развивается хроническая усталость, и весь организм запускает механизм самоуничтожения. Причем проблемы со здоровьем могут развиться довольно быстро, т. к. продолжающееся состояние стресса лишь ухудшает положение. Внешняя оболочка жизни: одиночество под маской успешности Подробнее

Как справляться с ситуацией

Чтобы восстановить душевное равновесие, чувствовать себя и в состоянии без партнера не одиноко, а гармонично, уметь находить общий язык со всеми окружающими, достаточно выполнить довольно несложную манипуляцию психологического характера: проработать это внутреннее ощущение ненужности, которое было заложено едва ли не в детстве.

Следует провести процесс налаживания психологического контакта с родителями. Причем далеко не всегда требуется физический контакт с ними. В реальной жизни отношения могут и вовсе не измениться. Но зато, поработав над собой, можно чувствовать себя спокойнее, целостнее и более наполненным. Внутри после этого человек успокоится, ощутит себя более взрослым и сможет выстраивать более гармоничные отношения с окружающими по типу обмена, а не поиска тех, кто сможет заткнуть дыру одиночества в душе.

Эффективная практика самопомощи, которая помогает в таком случае, выглядит следующим образом:

  1. Практика писем. Вы просыпаетесь утром и первым делом берете лист и ручку и пишете письма маме и папе, выплескивая абсолютно все претензии, которые накопили за всю жизнь. Все, что вспомните. Не анализируйте. В первые дни, возможно, будет мало получаться, но со временем чувства поднимутся и вы сможете освободить себя от груза. Просто пишите каждый день.
  2. Ведите дневник рефлексии. Каждый день записывайте свои чувства и эмоции: что обидело, что напугало и расстроило.

Причин у болезненного одиночества несколько. Внешняя — это лень искать партнера, друзей, хобби и увлечения. Человек просто сидит дома, и в его жизни ничего не происходит месяц за месяцем. Потом приходит осознание, что это и есть полное одиночество. Тут нужны действия. Почему в большой семье живут дольше? Подробнее

Или человек ходит на свидания, зовет друзей, но встречи не дают результат. Тогда нужно учиться общаться, дружить, доверять. Это дело техники.

Внутренняя причина — это наличие психотравмы, которая в настоящем моменте существенно влияет на качество жизни, на реакции, настроение, поведение. На фоне травмы человек может бояться близости, остаться брошенным, отвергнутым и преданным, вновь испытать эту боль. И тут самостоятельно не справиться: требуется помощь специалиста.

Как пережить одиночество? Есть ли в нем что-то положительное? Как помочь человеку, страдающему от одиночества? Об этом с добровольцами службы «Милосердие» побеседовал протоиерей Аркадий ШАТОВ, председатель Комиссии по церковной и социальной деятельности при Епархиальном совете г. Москвы.

Чувство одиночества бывает разным, иногда оно может быть ложным. Я встречал людей, у которых было много знакомых, но они все равно чувствовали одиночество. Так что есть мнимое одиночество, связанное с тем, что человек хочет, чтобы ему уделяли много внимания, чтобы его любили, а сам он не умеет жить жизнью других людей, не стремится любить, эгоцентричен, зациклен только на себе и гипертрофирует свои чувства, скорби, переживания…

Существует, конечно, и реальное чувство одиночества. В Библии написано, что Господь, сотворив первого человека, сказал: Не хорошо быть человеку одному ./Быт.2,18/ Действительно, когда человеку не с кем поделиться своими радостями, бедами, печалями– становится очень тяжело и трудно. Я иногда прихожу домой после тяжелого дня, в который случились какие-нибудь неприятности: когда я узнал, скажем, о тяжелых грехах духовных чад или просто сильно устал, – и случается, что порой расскажешь за чаем своему зятю о трудностях. Он меня пожалеет, утешит – и на душе становится легче.

Я думаю, что до пришествия в мир Христа все люди были несчастны, все люди страдали: были они женаты или не женаты, выходили замуж или не выходили, были они богаты или бедны, голодны или сыты, больны или здоровы, – всё равно страдание являлось неизбывным, страдание оставалось непреодолимым… Грех исказил мир. Господь дал Адаму жену – и человеку стало хорошо, но когда в мир вошел грех, то душа человека, даже такого, у которого есть жена и дети, – все равно не может найти успокоения, и поэтому здесь выходит вперед не проблема одиночества, а проблема греха. И если человек борется со своим грехом, если он ищет Христа, соединяется со Христом, – то одиночество можно преодолеть, как и любую другую трагедию земной человеческой жизни, как может преодолеть трагедию нищеты, голода или смертельной болезни человек, если он знает Христа, ищет Христа, если он жаждет духовно, а не материально. Мы знаем, что среди святых многие были очень тяжело больны. Такие многоболезненные святые очень страдали, многое терпели, и тем не менее они все-таки были радостны и обрели блаженство, нашли счастье не только на небесах, но и в земной жизни. Так и человек, если он верит во Христа, то ради Христа он даже готов ОТКАЗАТЬСЯ от земного счастья.

Как есть мученики вольные и невольные, так есть монахи и призванные к подвигу одинокой жизни, и свободно избравшие этот путь, и те, кто этот путь не избирал, невольно живущие в целомудрии. Например, святой праведный Алексий, человек Божий. Он добровольно отказался от того, чего сейчас ищут многие юноши и девушки, и был счастлив, обретя свое блаженство во Христе. Много было пострадавших за Христа мучеников и в XX веке, но к этим новомученикам Господь причисляет, по словам старца Паисия, и инвалидов, и тяжело больных, лишенных утешения детей, и людей, которых постигают страдания и болезни. Если человек самоотверженно, с упованием на Бога переносит все посланные ему скорби, не ропщет, то это вменяется ему в мученичество.

В действительности здесь, на земле, мы все в той или иной степени страдаем, в том числе и от одиночества, чувство которого для человека может быть очень трудным и тяжелым, но если он несет свой крест благодушно, без ропота, – это становится для него подвигом. Самое главное, что после пришествия в мир Спасителя у нас есть Тот, Кто называет Себя нашим Другом, – Христос, – Тот, Кого мы называем, воспевая тропарь великомученице Екатерине, Женихом, Небесным Женихом. И общение со Христом помогает человеку преодолеть одиночество, и радость быть со Христом гораздо больше, чем радость пребывания с самым близким человеком. И здесь естественное одиночество преодолевается сверхъестественным общением со Христом, и человек то, что недополучает по естеству, то, что недополучает по обычным законам этого мира, – восполняет общением со Христом. Преодолевается естественное одиночество, и человек обретает намного больше, чем друга, намного больше, чем жениха, намного больше, чем жену и детей, – обретает Самого Бога в своей душе.

Я считаю, что все проблемы человеческого общения преодолеваются, когда человек идет к Богу. Без возвышения этих проблем на другой, совершенно иной уровень их решить, мне кажется, невозможно. Все спорные проблемы нашей земной жизни, расположенные в ее плоскости, разрешаются только тогда, когда человек выходит за рамки этой плоскости, когда он обращается с молитвой к Богу, когда его жизнь начинает строиться на вере во Христа, – тогда все эти вопросы можно решить.

В Евангелии не пишется о том, что мы будем любимы другими людьми, хотя говорится, что если человек оставит отца, мать, родственников, то обретет гораздо больше, чем у него было./Ср.:Мф.19,29/ Нужно уметь совершить этот подвиг самоотречения, самопожертвования. Когда человек перестает жить для себя и начинает жить для других, начинает жить для Бога, – он меняется и становится близок и интересен очень многим людям. Есть такие одинокие люди (одинокие в смысле отсутствия родственников), которых все очень любят. Мне запомнилось, например, как умирала одна женщина. Очень часто, к сожалению, случается, что мы долго не можем найти человека для помощи по уходу за умирающими людьми. У всех свои дела и заботы, и если у больного нет близких родственников, то очень трудно организовать за ним уход, а иногда такой уход нужен круглосуточно. Так вот, когда эта женщина умирала, люди записывались в очередь, чтобы подежурить у ее постели, так всем с ней было радостно и хорошо. Поэтому очевидно: очень часто человек находится в тяжелом состоянии одиночества только потому, что не умеет служить другим, не умеет любить и жертвовать собой, а лишь постоянно требует чего-то от остальных. В этом случае нужно научиться жить для других. Если у тебя есть какая-то скорбь, если ты одинок и впал в уныние, – нужно найти человека, чьё одиночество гораздо больше, чем твое, кому еще хуже, чем тебе, помочь ему, – и твое одиночество и уныние обязательно пройдут. Как сказал святой праведный Иоанн Кронштадтский святому праведному Алексию Мечеву, когда тот потерял матушку: «Иди к людям и, помогая им в их скорбях, ты забудешь о своей скорби». Так и здесь: когда человек разделяет скорби своих ближних, когда он помогает другим в их болезнях и печалях, то его собственная скорбь делается намного меньше: он видит, что есть люди, которые страдают гораздо больше, чем он, – и приходит в трезвое, правильное внутреннее состояние.

Например, незамужняя, страдающая от одиночества девушка… Она может пойти работать в школу учительницей и всю жизнь посвятить своим ученикам: полюбить этих детей, у которых очень часто есть проблемы, взять их в свое сердце, заботиться о них, любить их, служить им, помогать учиться… Такой подвиг, возможно, очень трудный, но и радостный, если есть любовь. Нужно научиться любить – тогда никакого одиночества не будет.

Человек, конечно же, нуждается в тепле и сочувствии других людей, тому, кто не имеет такого тепла, жить весьма трудно, даже немного искажается его душа. Например, дети, которые не получили любви и тепла в детстве, дети, которые находятся сейчас в домах ребенка, – в чем-то ущербны, и восполнить потом этот недостаток любви очень тяжело. Так, в период подросткового возраста детям нужны друзья, но еще не так сильно, как впоследствии, в этот период мать заменяет им друзей, а вот во время взросления, в молодые годы они очень нуждаются в друзьях. В зрелые годы наличие друзей уже не так для человека обязательно, хотя важно, чтобы кто-то был рядом. Но христианин должен перерасти эту естественную потребность. Жизнь ему для того и дана, чтобы научиться жить в радости с Богом. Естественные, дружеские отношения оказываются не так важны для человека в дальнейшем, эта проблема перестает быть такой острой, хотя все равно остается. Она остается, пока человек не достигнет совершенства. Я не думаю, что святой праведный Алексий Мечев чувствовал себя одиноким после смерти жены, хотя какое-то время это, конечно, было. И я не думаю, что отец Иоанн Крестьянкин перед своей кончиной чувствовал одиночество, так сильно его любили другие люди. Но его любили другие люди – потому что он любил! Так с чего начать?! «Одиночество – это плохо». «Полюбите меня – а я полюблю вас». Нет, ты полюби, и тогда другие полюбят тебя! Ты научись любить – и тогда твое одиночество прекратится, в ответ на твою любовь обязательно отзовутся другие люди.

У некоторых в действительности есть много друзей и знакомых, но они все равно чувствуют одиночество. Это, я думаю, одиночество без Бога, без духовной жизни, одиночество, может быть, от усталости, и здесь мы сталкиваемся с мнимым, ненастоящим чувством одиночества. Человек считает это одиночеством, а на самом деле это что-то другое. Я знал одну женщину, которая на исповеди все время жаловалась мне на свое одиночество, хотя у нее были замечательные сыновья, один из которых – священник, хорошая невестка, прекрасные внуки, которые все ее любили. Эта женщина продолжала в каком-то смысле оставаться центром всей семьи, но она все равно жаловалась на одиночество и говорила: «Все мои друзья умерли, мужа рядом со мной нет». Ей как будто чего-то не хватало. Мне кажется, что ей не хватало правильного устроения души.

Я считаю, что всегда, когда нас постигает какая-то скорбь, трагедия или драма, когда мы сталкиваемся в жизни с какими-то неудобствами или терпим в чем-то недостаток, – мы должны не просто просить и требовать чего-то у Бога, а задуматься о причине происходящего с нами. Нет, допустим, у молодой девушки жениха. Надо не просто просить у Бога: «Дай мне жениха», а нужно задуматься: «А почему Бог не дает мне жениха?» В чем причина этого? Может быть, мне нужно чему-то научиться, прежде чем Бог пошлет мне супруга? А может быть, мой путь иной и Господь зовет меня к какому-то другому подвигу, более высокому? Возможно, я нужна другим людям, а не одному только человеку: не жениху, а тем же самым детям? Например, директор нашего детского дома – одинокая женщина. И если бы у нее был муж, у нас бы, возможно, не было детского дома, потому что всё держится на ней. Кому-то нужно пожертвовать своим личным счастьем для того, чтобы служить другим, если мы христиане! О ком-то есть такая воля Божия! А то, что иногда бывает тяжело и трудно, – это естественно, без трудностей нельзя ничему научиться. Одна старшая сестра больничного отделения говорила, что когда в ее работе встречаются проблемы, препятствия, искушения (не хочется идти в палату, устала ухаживать за больными – разные бывают трудности у сестер) и она сдается, начинает пребывать в плохом настроении, идти у него на поводу, – то делается еще хуже. А если все-таки себя превозмочь, если помолиться Богу, попросить у Него сил и постараться относиться к своему служению так же ответственно, так же серьезно, как и раньше, – то еще большая приходит радость, еще большая дается благодать от Бога и открываются другие силы, появляется другое умение в душе.

Научиться ходить – очень трудно. Ты падаешь, ползаешь все время по полу на четвереньках. Но если ползать на четвереньках – ходить никогда не научишься. И научиться говорить тоже иногда трудно, как и научиться писать. Вообще приобрести определенные навыки, а речь здесь идет не о каких-то навыках естественных, а о сверхъестественных: о любви, о настоящей вере, – это всегда очень трудно. Но когда человек их приобретает – эти трудности начинают казаться ему ненастоящими и уже его не смущают.

В наше время часто встречаешься и с тем, что человек специально остается одиноким для того, чтобы лучше, как ему кажется, устроить свою жизнь, – и это, конечно, эгоизм. Многие современные люди сейчас даже НЕ ХОТЯТ жениться, НЕ ХОТЯТ выходить замуж, стремясь жить так, как им нравится. «Я, – говорят они, – еще не нагулялся, я не сделал того-то, я еще ничего в жизни не достиг. Вот когда я чего-то достигну, когда получу все удовольствия, – тогда буду искать себе супругу». Это другой, в совершенно другую сторону крен греховный.

Есть еще и явление стремления к «дружбе» с духовником, как к одному из способов преодоления одиночества и компенсации недостатка общения. Бывает так, что иногда «старые» духовные чада становятся друзьями Батюшки, и Батюшка с ними куда-то ездит, проводит вместе с ними время, ходит в гости, – отношения действительно устанавливаются дружеские, то есть лучше сказать, что дружеский элемент входит в эти отношения, которые могут оставаться очень благоговейными. Эти друзья из духовных чад относятся к Батюшке снизу вверх, сохраняя правильную дистанцию, но в то же время оттенок этих отношений дружеский. Для молодых людей это очень опасная вещь, потому что некоторые девушки, которые еще не вышли замуж, пытаются иногда найти в духовнике тоже какого-то друга: начинают обижаться на духовника, ревновать, надоедать ему звонками и какими-то вопросами, не имеющими отношения к исповеди. Я понимаю всю тяжесть положения одинокой девушки, которая хочет выйти замуж (сейчас у нас очень много таких православных девушек), но тем не менее она должна понимать, что духовник – не друг. Он для того, чтобы быть посредником между девушкой и Богом, для того, чтобы помочь утвердиться в вере, а не затем чтобы вести с ней долгие разговоры на исповеди, не для того, чтобы отвечать на ее телефонные звонки и ходить к ней в гости. Если так складываются отношения, эти отношения – неправильные, и девушка не получает духовной пользы. Я могу раскрыть одну небольшую духовную тайну: часто бывает так, что когда девушка выходит замуж, все ее духовные вопросы, проблемы и трудности почему-то исчезают, и на исповедь она перестает ходить часто, появляется достаточно редко. Мне кажется, это говорит о том, что раньше, до замужества, у нее была не настоящая духовная жажда, а неудовлетворенное одиночество, которое, с одной стороны, – реальная проблема, но, с другой стороны, избавляться от него за счет низведения духовных отношений до дружеских – неправильно.

Понять, что это неправильные отношения, можно так: если они становятся душевными, а не духовными, то есть если появляется привязанность, обида, ревность, зависть к тем, кто отнимает у духовника больше времени, – значит, в этих отношениях что-то не так, значит, в них есть что-то неправильное и с этим нужно бороться.

По поводу стремления компенсировать недостаток общения с людьми общением с животными следует сказать, что человек – существо удивительно богатое, в его жизни есть разные элементы, включающие в себя в том числе и общение с животными. Я знаю одну девушку, которая замечательно общается с лошадьми, с собаками, однажды она спасла вороненка, перевязав ему крыло, – но все это вовсе не вместо общения с друзьями, так как одно другому не мешает. Сердце человека – достаточно широко и может вместить в себя очень многое, всё многообразие отношений с земными существами, с животными, населяющими этот мир.

Сестры милосердия

Я думаю, чувство одиночества возникает, когда человек не ощущает любви Божией и стремится ее получить от других людей, но люди никогда не дадут человеку того, что может дать Бог, поэтому в этом случае лучше всего помолиться Богу. А Евангелие прямо говорит нам: «Не делайте добра тем, кто вам ответит на это, а делайте добро тем, кто ответить на это не сможет «. /Ср.:Мф. 5,44-47/ То есть Евангелие зовет нас научиться любви бескорыстной, возвыситься над естественным порядком вещей, который существует в этом мире. Но, с другой стороны, по человеческой немощи мы всё же нуждаемся в друзьях. И у самого Христа были друзья, Лазаря Он называл Своим другом /Ср.: Ин. 11,11/, так что дружеское общение является естественным и в какой-то мере необходимым.

Причем в Церкви мы стараемся все-таки говорить о факторе духовном, а не психологическом, и друзья прежде всего должны быть близки духовно. Психологический фактор оказывается на втором плане: часто случается, что люди совершенно разные становятся замечательными друзьями.

Старец отец Павел Груздев говорил: «Всех люби и всех бойся». Эти слова подразумевают и некоторую осторожность, и определенную дистанцию в общении с другими людьми, потому что общение может быть не только любовью, не только дружбой, но и привязанностью и иметь какие-то перекосы.

Иногда одиночество – это хорошо. Я порой очень хотел бы остаться в одиночестве, но мне этого Бог не дает, потому что приходится общаться с разными людьми, заниматься многими делами, а побыть одному иногда бывает полезно и необходимо. В Евангелии сказано, что, чтобы помолиться, нужно затворить двери, остаться одному и в одиночестве обратиться к Богу /Ср.: Мф. 6,6/. Святые искали одиночества, уходили в пустыню, скрывались от людей в лесах.

Порой и для многодетной мамы хорошо оставаться на какое-то время одной, потому что ей тоже нужно побыть с Богом, помолиться. Это очень важно для мамы – находиться иногда в тишине. Но в то же время нужно нести свой крест и следовать воле Божией.

Если говорить о настоящих друзьях – их можно найти и на работе, и во время учебы. Одна из выпускниц училища сестер милосердия рассказывала, как она нашла друзей, пока училась в училище. Так что для молодых людей есть такой способ поиска товарищей: найти место, где учатся единомышленники, где находятся люди, которые одинаково с тобой думают, одинаково с тобой мыслят, стремятся к подвигу, ищут служения ближним…

Если жить с Богом, молиться Богу – всё можно преодолеть, и само одиночество, которое так тяжело переживается людьми, может быть во благо человеку, если он ищет спасения своей души, если он с Богом.

Марина ВАСИЛЬЕВА, координатор службы добровольцев «Милосердие»: Я обычно сталкиваюсь с чувством одиночества не в себе, а в других людях: наших подопечных или друзьях. Причем если друзьям еще можно дать прочитать эти слова (они как православные люди постараются хоть в какой-то мере применить к себе Ваши советы), то вот с подопечными ситуация гораздо более сложная.

Да, с одной стороны, мы (добровольцы) и нужны для того, чтобы своим присутствием, и общением, и помощью восполнять недостаток любви у наших подопечных насколько это в наших силах. С другой стороны, чувство одиночества у них часто настолько обострено, что отношения с добровольцами переходят в некий «террор», когда добровольцу начинают почти приказывать: «приходи ко мне каждый день», «почему ты мне не звонишь каждые два часа» и т.п.

Мы стараемся – опять же насколько это в наших силах – способствовать воцерковлению этих людей. Но даже когда удается более-менее наладить духовную сторону жизни подопечных: они читают Евангелие, молитвы, регулярно причащаются, имеют возможность побеседовать со священником – все равно одиночество их ОЧЕНЬ сильно преследует. Может быть это такой некий «голод по любви», который не утоляется даже несколькими годами неодинокой жизни?

Если же человек жил духовной жизнью до того, как постарел, заболел, остался один – у него обычно не бывает таких переживаний.

Хотя наверное, на самом деле, все проще – это мы не в состоянии им дать настоящей любви – вряд ли люди рядом со святыми чувствовали свое одиночество?

Прот. Аркадий ШАТОВ: Как-то один очень хороший батюшка, отец Александр Киселев, сказал своему собеседнику, который давал ему советы, как не скорбеть после смерти жены: «Да-а-а-а! Советы давать легко, все равно, что камушки вниз бросать с колокольни, а выполнять их – все равно, что тяжелые камни снизу наверх на колокольню таскать!».

Подавляющее большинство наших добровольцев молоды и здоровы, и прочувствовать горе одиноких, брошенных, больных, пожилых людей мы не можем. Мы можем в меру наших сил помочь, утешить этих людей, усердно о них помолиться, терпеть их капризы и придирки.

Их страдания не должны ввергать нас в уныние и отчаяние. Есть Тот, Кто любит их больше нас и больше нас может им помочь. Они совершают свой подвиг терпения болезни и одиночества, мы должны поддержать их в этом.

Отец Иоанн (Крестьянкин) говорил мне, что задача сестры милосердия научить больного полюбить свою болезнь, понять ее смысл.

Не знаю, есть ли среди нас люди, которые могли бы это исполнить. Для этого нужно самому любить свой крест, испытать болезни и скорби, преодолеть уныние, научиться любви.

Будем делать то, что можем, будем стараться сами исполнять советы святых отцов и евангельские заповеди, а все наши и не-наши скорби и печали возлагать на Господа, у Которого нет недостатка в любви!

Мир одиночества…

Мир одиночества…
Олег Рыбалкин

Мир одиночества огромен и жесток.
Ведь он везде — в толпе,в четырёх стенах…
Но… Прорастает даже там росток!
Росток любви,росток вселенской Веры!
Живя в толпе,храня своё лицо,
Глухой стеной от мира ты закрылся.
Ты в искренность не веришь,и ещё,
Темно всё то,к чему всегда стремился…
Кругом обман.Кругом подлог и ложь.
Весь мир окрысился,сожрать тебя желая…
И Вдруг!… Как Вспышка! Чьё это лицо?
И тает сердце вдруг собрата узнавая!
О Одиночество!Ну как же ты Слепо!
Устав делить себя с самим собою,
Ты подлецу приделаешь лицо.
Его игру ты назовёшь судьбою.
И ты,кому свобода больше жизни
Была важна,а значит и нужна,
По ней ты незаметно справил тризну.
Хотя кричишь-НЕ КОНЧИЛАСЬ ОНА!
Как кукла кукловоду нити отдав
Ты всем кричишь-«Я Важен здесь!О,ДА!»
А Арлекин,схватив удачно нити,
Решил что он в твоей судьбе звезда.
Пустив слезу — его мол Мир обидел —
Он в наглую смеётся над тобой…
Он душ таких немало перевидел
Стремясь им заменить весь мир собой.
Ты Другом теперь искренне считаешь
С кем восхищаетесь вы ИМ между собой..
Лишь одного понять ты не желаешь —
Коллекцию пополнил он тобой…
И вот когда,трезвея не на шутку,
Ты вдруг поймёшь,что Арлекин и сам устал…
Ему ты скажешь — «Что ж,спасибо за науку.
Ну а теперь,покинь ка пьедестал!»
Ты,обозрев вокруг себя руины,
Поймёшь,что жизнь на месте не стоит.
Пока играл ты в «Я Его спасаю!»
С тобой судьба играла в «Жизнь летит»…
Да,много их — Пьеро есть,Арлекино…
На беглый взгляд — других вокруг и нет…
Отторгни одиночество,Мальвина!
Пусть Буратино для тебя откроет свет!
27-28.07.2013г.
http://www.stihi.ru/2013/07/28/737
© Copyright: Олег Рыбалкин, 2013
Свидетельство о публикации №113072800391

Беда или благо?

Когда речь заходит об одиночестве, мы частовспоминаем слова Библии: Не хорошо человеку быть одному (Быт. 2, 18). На мой взгляд, не стоит понимать их буквально: вот увидел Господь сотворенного Им Адама и, поняв, что ему чего-то недостает, создал для него помощницу Еву. И Адам, и Ева были в первоначальном творческом замысле Бога, существовавшем еще прежде сотворения мира и чего бы то ни было, что потом начало быть (Ин. 1, 2). Мы не можем объяснить, почему это произошло именно так и почему именно двое, он и она, были сотворены. Можно предположить, по нашему человеческому рассуждению, что одному человеку было бы очень тяжело после отпадения от Бога. Кто-то может возразить: ведь именно Ева искусила Адама, а значит, без нее и грехопадения не было бы. Однако очевидно, что одному человеку совершенно необязателен другой, чтобы искуситься. Адам изначально носил в себе возможность падения, поэтому змий нашел бы другой подход к его сердцу. А вот уже после грехопадения выбираться из того состояния, в котором человек оказался, в одиночку, наверное, было бы тяжелее, поэтому Адам и Ева оказались нужны друг другу.

Чувство одиночества — следствие грехопадения, до него человек был способен постоянное присутствие Бога в своей жизни ощущать непосредственным образом, что сейчас нам удается очень-очень редко и в самой минимальной мере. Как только человек расторг единение с Богом, он стал одинок. Поэтому сколько бы вокруг ни было помощников или близких людей, пусть даже по-настоящему любящих, внимательных, заботливых, — все равно пока человек живет на земле, одиночество в какой-то степени будет его уделом. Ведь даже самые близкие и дорогие люди, которые нас понимают и дают нам столь необходимое тепло, не могут постоянно быть рядом, не могут в полной мере избавить нас от ощущения одиночества. Потому что в сердце каждого есть такая глубина, на которую вместе с ним ни один другой человек спуститься не сможет. И это глубина не радости, которую мы все-таки можем с кем-то разделить. Это глубина скорби. Когда мы испытываем скорбь, предельную душевную боль, то оказываемся один на один с бездной собственного страдающего сердца. Но именно там человека встречает Господь, и при этой встрече с Богом, при пребывании с Богом одиночество исчезает.

Можно сказать, что способность человека ощущать себя одиноким является огромным благом — ведь именно это чувство должно привести его к Богу. Блаженный Августин писал: «Бог сотворил нас для Себя, и дотоле мятется сердце мое, доколе оно не успокоится в Боге моем». Бездну человеческого сердца может наполнить только бездна Божества, и только Бог может дать человеку всё, в чем тот испытывает потребность. Так удивительно человек сотворен — он всегда либо будет искать Бога, и в Нем обретать выход из своего одиночества, либо будет от одиночества мучиться и страдать.

Не вопреки замыслу

Библейские слова о том, что нехорошо человеку быть одному, относятся в первую очередь к браку, но тем не менее их можно и нужно понимать шире. То, что человек один и у него никого нет, очень часто означает, что он никого не любит, живет сам в себе и сам для себя. Тот, кто любит людей и умеет дорожить ими, как правило, даже если и один в этой жизни, от одиночества не страдает, потому что перед ним весь мир и он чувствует единство с этим миром, Богом сотворенным. А вот когда человек зациклен на себе самом и не замечает находящихся рядом, он становится действительно болезненно одинок.

Бывает, конечно, и так, что человек по-настоящему внимательно к людям относится, у него много близких и друзей, но он не может найти для себя супруга или супругу и страдает. Такое одиночество трудно назвать благим. Но дело в том, что о каждом человеке, без исключения, у Бога есть некий замысел. И этот замысел появился не одновременно с рождением этого человека в мир, а существовал первоначально еще до сотворения вселенной. В этом и заключается вечность каждого из нас: я не только буду всегда, но я в каком-то смысле и был всегда — присутствовал в намерении Божием. Поэтому мучение человека от отсутствия чего-то или кого-то в его жизни происходит по причине того, что он пытается жить вопреки плану Господа о нем. Есть воля Божия, которая дает нам лучшую из тех возможностей, которую мы могли бы обрести в этой жизни. И если мы чего-то не получаем, то одно из двух: либо у Бога какой-то другой план в отношении нас, либо в нас самих есть что-то, что мешает Богу дать нам желаемое и просимое.

Порой живет человек с четко прописанными самому себе установками: я должен создать семью, родить и вырастить детей, посадить дерево, купить машину, квартиру, достичь того-то и того-то на работе. И никак не может какую-то из этих задач выполнить, и мучается от бесплодных усилий. А другой просто старается во всем, что дал ему Господь и на что его деятельность распространяется, в максимальной степени раскрыться. И всё происходит само: и спутник жизни встречается, и с работой всё получается, и с прочим устраивается. Просто когда мы на чем-то одном зацикливаемся, даже на нужном и важном, и начинаем этого от жизни, от Бога во что бы то ни стало требовать, то не получаем. Нужно уметь принимать те дары, которые Господь нам дает, быть за них благодарными, и Он нам даст гораздо больше — возможно, в том числе, и столь нами желаемое. А в том, что человек безапелляционно хочет чего-то такого, что Господь пока не считает для него полезным, заключается суть неверности Богу.

Как же прийти к ощущению одиночества как блага, а не муки? Путь к этому один, обозначенный апостолом Павлом: любящему Бога всё содействует ко благу (Рим. 8, 28). Одни и те же вещи могут человека и созидать, и разрушать в зависимости от его способности или неспособности видеть в происходящем с ним руку Божию, дар Божий.

Одиноки, но едины

То, что сегодня многие люди фатально одиноки тем болезненным и не благим одиночеством, от которого сходят с ума, кончают жизнь самоубийством и погибают, — это не иллюзия. Мир стареет и так или иначе приближается к своему концу — близкому или не очень, — и естественно, что это движение наполнено всеми теми процессами, о которых Господь предупреждает в Евангелии: и умалением веры, и оскудением любви. Наше время характеризуется не просто расцветом самолюбия, а прямо-таки болезненной влюбленностью людей в самих себя. А чем больше любит человек себя, тем более он одинок. Нежелание никого вокруг замечать — реализация в жизни человека молитвы сатаны, можно сказать и так. Мы помним так называемую первосвященническую молитву Христа Спасителя, в которой Он говорит: Отче (…) да будут все едино (Ин. 17, 21). Воля Божия заключается в том, чтобы сотворенные Им люди, по естеству одинокие, были тем не менее едиными в любви, в своей вере в Него и составляли единое целое — Церковь. Но мы знаем, что сатана просил власти сеять этих людей, созданных для единства, как пшеницу (см.: Лк. 22, 31), то есть рассеивать нас в разные стороны, чтобы мы не пребывали друг с другом в Христовой любви. Поэтому тот, кто сам себя от единства отторгает, исполняет как раз это прошение и, безусловно, впадает в очень злое, гибельное состояние.

Почему та молитва, которую Господь дает нам, начинается со слов «Отче наш»? Множество толкователей обращали на это внимание — именно «наш». Не «мой» только лишь — нет, наш. Мы — семья. Только через это понимание, это ощущение человек встает на путь спасения, а пока «мой», «моё», «мне», «меня», он остается вне спасительного пути.

Фото из открытых Интернет-источников

Газета «Православная вера» № 9 (533)

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *