Герои нашего времени: 5 историй женщин, перенесших перинатальную потерю

К сожалению, установленная врачом беременность еще не подтверждает успешное рождения ребенка и его счастливую жизнь. Иногда случается так, что доносить плод нет возможности, или малыш погибает после рождения. Это тяжелое испытание, которое обрушивается на плечи и без того расшатанной женской психики, поэтому если вы сейчас находитесь “в ожидании чуда” , лучше отказаться от прочтения этой статьи. Наши сегодняшние героини рассказали о перенесенном горе, имена изменены по понятным причинам.

Ирина потеряла свою дочку через час после родов:

“Все было как в тумане. Зная, что я барышня эмоциональная, муж просил не смотреть на ребенка и разрешить ее кремировать, но мне на тот момент казалось это нечеловечным. Она же не просто скомканный тряпка, я носила свою девочку долгие 9 месяцев и должна была увидеть перед похоронами. Тогда мама сказала, что это моя жизнь, мои чувства и только мне решать, как поступать, нельзя прятаться от беды. Тело долго не отдавали, делали какие-то экспертизы, оформляли бумажки, потом мы ее похоронили. Именно после этого внутри что-то щелкнуло, теперь есть уверенность, что я ее не бросила”.

Первая беременность Анастасии завершилась ужасной трагедией, отягощает ситуацию то, что детей было двое:

“Я носила их долгих 9 месяцев, к сожалению, никто не предупредил, что с неправильным предлежанием многоплодной беременности лучше делать кесарево. Схватки были нерегулярные и очень слабые, первого ребенка вытащили какими-то приспособлениями. Я плохо помню роды, но этот момент врезался в память. Абсолютная тишина, замешательство врачей и новые схватки. Первого ребенка куда-то унесли, потом схватки резко исчезли, ребенок торчал откуда-то между ног. Его врачам тоже пришлось доставать, потому что у меня уже ни на что не было сил. Потом я провалилась в забытье. На следующий день мне сообщили, что дети не выжили, второй погиб во время родов. На этом моя жизнь остановилась”.

У Карины практически не было схваток, а кесарево сечение врачи делать отказались:

“У меня не было схваток. Совсем. Уже и воды отошли, и и матка начала раскрываться, а их все нет. Я два дня умоляла сделать кесорево сечение, но врач сказал, что я здорова и должна пройти через это сама. Когда от отеков мое тело посинело, врачи в срочном порядке выдавили из меня ребенка. Он не кричал, а жалобно попискивал, от этого я испугалась. Мой мальчик умер, не прожив и дня”.

Алиса шла на обычный осмотр, а попала в родильную палату:

“Шла 37 неделя беременности. В тот день я пришла на плановый осмотр к своему гинекологу. Во время УЗИ врач хмурился, а после вышел, попросив подождать. Вернулся уже целый консилиум, мне велели готовиться к госпитализации. Я занервничала и окончательно перестала что-либо понимать, а затем потеряла сознание. Очнулась я на следующий день уже без живота и в одиночестве. Из-за многократного обвития пуповины произошла гипоксия, ребенок родился мертвым. К другим роженицам меня не пускали, очень хотелось проснуться и забыть этот страшный сон”.

Анна решила попробовать совместные роды, и вот, что из этого вышло:

“Прошло уже больше 20 лет, а я помню этот день, как сейчас. Мы решились на модные совместные роды. Все были счастливы: платная палата, семья вместе. Начались роды, муж бережно вытирал мне пот со лба, в самый ответственный момент что-то случилось. Врачи начали переглядываться, мне было не до этого. Мужа попросили удалиться, меня экстренно забрали в операционную. Согласия никто не спрашивал. Тут выяснилось, что анестезиолога нет, а у хирурга пересменка. Пока шли разбирательства, мне становилось хуже, подскочило давление. Операция все-таки началась, к счастью, меня спасли, но ребенок умер. Она застряла в родовых путях и задохнулась. Оказалось, что у меня слишком узкий таз”.

выкидыш, дети

Мама, которая потеряла троих детей: «Это был тяжёлый путь, но это был путь к себе»

Плановое УЗИ изменило все

Примерно в середине беременности участковый гинеколог, осмотрев меня и проведя плановое УЗИ, почему-то не ограничился этим и направил меня в профильный медицинский центр. Я, не ожидая ничего плохого, отправилась туда одна.

Ещё одно УЗИ у именитого доктора — он, вначале такой улыбчивый, вмиг посерьёзнел, глянув на монитор аппарата, долго всматривался в изображение на нём, что-то высчитывал. И молчал. Я тоже молчала, ни о чём не спрашивала — я чувствовала, даже почти уже знала, что как только он заговорит, в мою жизнь придёт беда.

Не помню, как после беседы с врачом-генетиком я добиралась домой… Вердикт врачей был таков: плод нежизнеспособен, а ребёнок, даже если и родится живым, будет глубоким инвалидом, поэтому беременность нужно прервать. Но решение за нами: лишить ребёнка жизни сейчас или позволить ему родиться и прожить пускай коротенькую, но данную Богом жизнь.

Самая страшная ночь в больнице

Между принятием этого убийственного в прямом смысле решения и преждевременными искусственными родами прошло две недели. То, что раньше было источником счастья и гордости: вид округлившегося живота, движения ребёнка, внимание окружающих, например, в транспорте, когда мне предлагали присесть, — стало причинять страдания. Уверена, что младенец тоже всё чувствовал: он как будто замер, шевеления стали редкими и слабыми.

А ту страшную ночь в больнице я не забуду никогда — это была ночь абсолютного, всепоглощающего одиночества, страха и чувства вины. Родовые муки, которые я ощутила в полной мере, не были предвестниками радости от встречи с новорождённым. Я рожала человека не для жизни. В этом году моей старшей дочке исполнилось бы шестнадцать лет.

Источник фото: obviousmag.org

Еще одна беременность – еще одно горе

Врачи уверяли: то, что произошло — случайность, с большой долей вероятности в следующий раз это не повторится. Что ж, в некотором смысле они были правы.

Через полтора года мы с мужем решились на новую беременность. Я уже была осторожнее в своей радости, несколько раз лежала на сохранении, но верила, что наше желание (уже даже мечта) стать родителями скоро исполнится. Да и врач не видел поводов для беспокойства.

Читайте также: 4 болезни, которые приводят к бесплодию. Почитайте, какие у них симптомы

И вот на сроке двадцать семь недель я почувствовала себя плохо, и скорая отвезла меня в больницу, специализирующуюся на выхаживании недоношенных детей. Снова УЗИ, консультации, консилиумы врачей, которые то дарили, то отнимали надежду на благополучный исход. А у меня было стойкое ощущение, что я заблудилась во времени и не могу найти выход. События, которые происходили со мной тогда, до боли напоминали события двухлетней давности.

В день, когда врачи решили сохранять беременность, у меня родился сын.

Детская реанимация

Я не знаю на земле другого места, где острее страх, отчаяннее надежда. Именно в детской реанимации я встретила многих и многих сильных духом людей: и родителей, до последнего дня верящих в своих детей, и Врачей с большой буквы, которые совершали практически невозможное, чтобы спасти каждого ребёнка. Но, к сожалению, эти прекрасные люди не всесильны.

Мы окрестили нашего мальчика через неделю после рождения, прямо в отделении реанимации, не вынимая из кувеза. После этого мне стало легче. А впереди были долгие дни и ночи, недели, месяцы борьбы за жизнь нашего сына.

Источник фото: архив автора

Шло время, раньше срока или в тяжёлом состоянии рождались дети, поступали в реанимацию, поправлялись, выписывались. Помню глаза родителей, которым сообщали, что их ребёнок больше не нуждается в интенсивной терапии и переводится в детское отделение для выхаживания. И мама сможет наконец своего ребёнка обнять.

Были и утраты. Моему же малышу не становилось ни хуже, ни лучше, а я ездила к нему каждый день. И вот мы вместе — в больнице, но всё-таки вместе. Я почти всё время держала своего маленького на руках — мне хотелось восполнить то, чего нам с ним не хватало на протяжении долгого времени.

Несколько раз сын забывал дышать

Было очень тяжело: со сном, питанием, терморегуляцией, развитием у ребёнка были большие проблемы. Несколько раз сын «забывал» дышать, задыхался, терял сознание — и снова реанимация.

Вспоминаю: я бегу по коридору, кричу, чтобы вызывали реаниматологов — и всё не могу, как в страшном сне, добежать, докричаться. Но самым страшным было то, что никто не знал, почему мой ребёнок не дышит — никакие анализы и обследования не указывали на причину проблемы. Поэтому вопрос прибывшего в очередной раз реаниматолога, спасать ли ребёнка, меня не удивил, но ранил.

Не осталось ни одного фото

С течением времени, конечно, я потеряла чувствительность к подобным вещам: когда приходится делать массаж сердца собственному ребёнку, становится не до сантиментов.

А в возрасте восьми с половиной месяцев мой мальчик умер. Вот о чём я сейчас жалею: у меня не осталось ни единой его фотографии. Отчётливо помню какие-то мелочи: падающие с неба пушистые хлопья снега, цвет кирпичной больничной стены, сосновую ветку — а лицо сыночка почти забыла…

Читайте также: ЭКОлогическая вероятность: 3 чудесных истории материнства

Третья девочка прожила всего месяц

Я очень хотела ребенка. Ну, вот именно своего — ни в коем случае не усыновлённого. Смотрела однажды передачу, где гости рассуждали на тему бездетности и высказывались в духе: не можешь родить — усынови, и негодовала. Мне не нужен чужой ребёнок!

Я была готова на всё. Обследования, анализы (врачи предполагали, что причина наших бед — внутриутробная инфекция невыясненной этиологии), два курса лечения в московской клинике у известного профессора. И вот я снова беременна, и в положенный срок у меня рождается девочка. Она прожила всего месяц.

Я не помню, о чём говорила, о чём думала, как я вообще жила в это время. С мужем через два года после смерти дочери мы расстались. А через год после развода я совершенно случайно (хотя случайностей, конечно, не бывает), встретила её — мою дочку.

Источник фото: архив автора

Любимая дочка ждала в детском доме

Ей было четыре года, она воспитывалась в детском доме. Помню, впервые взяв её на руки, я подумала словами ослика Иа из мультфильма:

Это мой любимый размер…

Трогательная, беззащитная, какая-то потерянная, родная моя девочка.

Документы на удочерение я оформила очень и очень быстро. И пускай не я учила её первым словам и шагам, не видела её смешным младенцем, зато я показала ей корову в деревне и волны на море, отвела её в первый класс и исполнила новогоднюю мечту.

Я могла бы на этом закончить свой рассказ и сказать: «У моей истории счастливый конец». Но жизнь, безусловно, намного интереснее того, что мы о ней иногда представляем. Недавно я снова стала мамой — беременность была лёгкой, роды — замечательными. И я могу сказать, что люблю своих дочек одинаково — нет, всё же по-разному, но одинаково сильно.

Источник фото: архив автора

Конечно, мою жизнь наполняют не только дети — они важная, но не единственная её часть. Если бы я не стала мамой, я бы всё равно постаралась стать счастливой. Хотела бы я, если бы могла, изменить своё прошлое, свою судьбу?.. Не знаю. Это был тяжёлый путь, но это был путь к себе.

Я понимаю: всё, что с нами происходит, — к лучшему, и всё случается в нужное время. Жизнь продолжается, и я постараюсь научить своих детей с благодарностью проходить её уроки и беречь её, жизнь, в каждом человеке — крошечном и стареньком, здоровом и не очень.

А. Листопадова

Хотите поделиться своей историей? Пишите нам на editor@rebenok.by

Если вы хотите поделиться личным опытом или рассказать о проблеме для статьи на нашем портале, пишите на editor@rebenok.by Теги: Все о детях, Личный опыт, О беременности и родах

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *