Христианский гуманизм — Christian humanism

Часть философии серии на

Гуманизм

история

  • Ренессанс гуманизма
  • Гуманистический манифест

Светский гуманизм

  • Центр Дознание
  • Декларация светского гуманизма
  • Декларация Амстердам

Религиозный гуманизм Другие формы организации

  • Американская ассоциация гуманистов
  • Гуманисты UK
  • Humanistischer Verband Deutschlands
  • Гуманистическое общество Шотландии
  • Человек-Etisk Forbund

  • Этическое движение

Философия портал

Христианский гуманизм рассматривает гуманистические принципы как всеобщее человеческое достоинство и индивидуальную свободу и примат человеческого счастья , как основные и главные компоненты учения Иисуса, и явно возник во время Возрождения с сильными корнями в святоотеческом период . Исторически сложилось, что основные силы , формирующие развитие христианского гуманизма христианское учение , что Бог, в форме Иисуса Христа стал человеком, чтобы искупить человечество, и дальнейшее Предписание для участвующей человеческого коллектива (церкви) , чтобы отыгрывать жизнь Христос. Многие из этих идей появились среди патристики, и будут развиваться в христианский гуманизм в конце 15 — го века, с помощью которого идеалы «общей гуманности, всеобщего разума, свобод, личности, прав человека, освобождения человека и прогресса, и в самом деле очень понятие светскости (описания настоящего Saeculum не терял Бог до возвращения Христа) буквально немыслимо без своих христианских гуманистических корней «. Хотя существует общая связь гуманизма с агностицизм и атеизм в популярной культуре, эта ассоциация развивается в 20 — м веке и без гуманистических форм агностицизма и атеизма уже давно существуют.

Что такое гуманизм в философии Возрождения, светский гуманизм и почему это учение считают высшей моральной ценностью

5 декабря 2019

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru.

«Несмотря на все их недостатки, люди больше всего достойны любви». Гёте

Кратко и однозначно ответить на вопрос «что такое гуманизм» невозможно, настолько это широкое понятие. Слишком много всего намешано в значении этого термина.

В самом общем смысле, под гуманизмом подразумевается человеколюбие, человечность.

Мы говорим: «Это гуманно – помогать бездомным», — или: «Скидывать немощных стариков в пропасть негуманно», — и понимаем, что речь идет об этических вопросах. Но это лишь самая верхушка айсберга.

Докапываясь до сути гуманистических взглядов, нам придется ответить на несколько вопросов.

  1. Как связан гуманизм с эпохой Возрождения (что это?)?
  2. Что это такое?
  3. Если есть светский гуманизм, неужели имеется и церковный?
  4. Почему это учение считают высшей моральной ценностью?

Гуманизм в философии — что это такое

Как термин, слово «гуманизм» начало употребляться в начале XIX века немецким педагогом Ф. Нитхаммером. В переводе с латыни humanus – человеческий, человечный.

Гуманизм в философии – это тип мировоззрения, где в центре стоит человек со своими поступками и достижениями, мечтами и желаниями, поведением и отношениями.

Личность человека провозглашается самоценной. Во главе угла ставятся человеческое достоинство и свобода вне зависимости от социальной роли.

Попробуем кратко выделить основные принципы гуманизма.

  1. Человек – высшая ценность. Осознание мира возможно только через осознание себя.
  2. Человек равен человеку, а также природе, обществу, даже Богу.
  3. Человек – созидает себя сам, но невозможно обезличить сущность человека.
  4. Возможности самосовершенствования личности безграничны.
  5. Благо личности – цель любой деятельности.

Иммануил Кант сформулировал принцип гуманизма так:

«Относитесь к человеку всегда как к цели, но никогда – как к средству».

Конечно, гуманистические идеи пришли к нам из древности. Еще в I веке до н. э. Цицерон употреблял термин «humanitas», или человечность, подразумевая под этим воспитание человека в целях его возвышения.

Этика (что это такое?) крупнейших мировых религий во многом опирается на принципы человечности. Но все же, как культурное течение гуманизм зародился в эпоху Возрождения. Экономические и социальные изменения, расцвет городов породили совершенно новое восприятие мира и человека в нем.

Гуманизм эпохи возрождения

Если в Средние века церковь управляла умами людей, земная жизнь рассматривалась с позиции подготовки к загробной, то ренессанс породил нового человека, которого интересовало устройство этого, вполне реального, а не какого-то там мифического загробного мира.

Именно эпоха Возрождения явила миру художников, поэтов, изобретателей, первооткрывателей и прочих гениев, имена которых до сих пор известны любому ребенку.

Итальянцы Франческо Петрарка (его считают основателем гуманизма), Данте Алигьери, Боккаччо, Леонардо да Винчи, Рафаэль, Микеланджело, англичане Шекспир и Бэкон, французы де Монтень и Рабле, испанец Сервантес, немцы Эразм Роттердамский, Альбрехт Дюрер — все эти люди были гуманистами эпохи Возрождения.

Гуманизм возник в Италии в XIV веке в противовес средневековому аскетизму. Он развивался под влиянием огромного интереса к античности как новое философское направление, где во главу угла ставилась духовная сущность человека, его свобода и право на земные радости.

Гуманизм эпохи Возрождения поставил в центр мироздания человека как самое совершенное творение природы, в котором заложено божественное начало. И смысл существования этого творения не в замаливании грехов, а в умении находить гармонию в земной жизни.

Средневековый человек мыслил себя частью своей социальной группы, свою ценность осознавал через соответствие принятым нормам. Человек Возрождения ценен не по факту социальной принадлежности, а деятельностью и личными заслугами.

Именно гуманистические идеи породили совершенно новую культуру, в основе которой лежат жизнерадостные светские темы. Гуманизм, прославляющий индивидуальное начало человека (что такое индивидуальность?), превратил анонимное искусство средневековья в авторское. Сравните, сколько средневековых художников, литераторов, музыкантов вы можете назвать навскидку и сколько имен родом из эпохи Возрождения.

Так как гуманизм предполагал путь человека к совершенству, то в сферу интересов гуманистов входили вопросы воспитания и образования. В систему образования вводился обширный цикл гуманитарных наук, подход к воспитанию молодежи был основан на уважении личности ребенка, поэтому порка перестала считаться удачным педагогическим приемом.

Как связаны между собой гуманизм и Реформация

Реформация – это общественное движение по преобразованию христианской церкви. Началось в XVI веке в Германии, в самый разгар эпохи Возрождения. Как связаны между собой гуманизм и Реформация?

Можно сказать, что гуманисты провели хорошую подготовительную работу для дальнейшей деятельности реформаторов. Существует даже такое выражение «Эразм снес яйцо, а Лютер его высидел», его сформулировал сам Эразм Роттердамский в своих спорах с Мартином Лютером – основоположником Реформации.

Именно гуманисты хотели церковных реформ, именно они вскрывали и подвергали критике пороки духовенства, именно они, стремясь к совершенству человека, хотели возродить истинное христианское благочестие, основанное на жизни по заповедям Христа. Но по факту, подготовив почву для Реформации, гуманисты дальше пошли своей дорогой, а реформаторы — своей.

Реформаторы vs гуманисты

Реформаторы Гуманисты
Отрицание свободы воли человека. Все в этом мире подвластно Божественному предопределению. Идея свободы воли человека. Человек, двигаясь в сторону нравственного совершенствования, формирует свой характер сам.
Хотели реанимировать первоначальную чистоту христианской веры. Завершили религиозное развитие эпохи Средних веков. Хотели реанимировать науки и искусства античного мира. Положили начало светской культуры, которая переросла в эпоху Просвещения XVIII века.
В центре — мысли о загробном спасении. В центре — интересы земной жизни.
Важно божественное начало Христа. Важно человеческое начало Христа.

Правда, надо отметить, пока ребята несли и высиживали яйца, католическая церковь преследовала и тех и других.

Кризис гуманистических идей

Еще в расцвет гуманистической мысли в XVI-VXII веках начинают появляться утопии, основанные на идеях гуманизма. Самые яркие образцы – это «Утопия» Томаса Мора (опубликована в 1516 г.) и «Город солнца» Томазо Кампанеллы (опубликован в 1623 г.).

Появление утопий – это первый симптом серьезного заболевания, которое выражается в противоречиях самих идей гуманизма, в отсутствии ответов на важные вопросы.

Любопытно, что сам Томас Мор – чистой воды гуманист, друг Эразма Роттердамского – в своей «Утопии» сравнивает человека с жеребцом. Речь идет об описании выбора утопийцами жениха или невесты.

Их необходимо предварительно продемонстрировать друг другу в голом виде, потому что даже жеребцов выбирают, сняв с них седло и сбрую. Жители острова Утопия не могут себе позволить выбирать спутницу жизни только по лицу, им необходимо обозреть поле деятельности целиком.

В XIX веке гуманистическая мысль сталкивается с кризисом уже в полную силу. По определению русского философа Н. Бердяева:

«От безграничности и безудержности индивидуализма индивидуальность погибает. /…/ гуманизм переходит в антигуманизм».

Появление Ницше с его Заратустрой, говорящим «людей не люблю я», и идеями сверхчеловека тому яркий пример. Ницше, хоть и вышел родом из гуманистических идей, утверждал, что человека нельзя любить просто за то, что он человек.

Просто человек для него – это животное, соответственно, простые люди – это стадо (вспомним Томаса Мора со своими жеребцами). Ницшеанская идея о сверхчеловеке как бы доводит гуманизм до высшей точки и уничтожает его, потому что отрицает главный гуманистический принцип – самоценность человека как такового.

Карл Маркс тем временем модифицирует идеи гуманизма под свои философские воззрения. Прорабатывая тему социализма, он утверждает, что первоочередной задачей является освобождение пролетариата от угнетателей.

Мерило гуманности по Марксу – насколько поступок полезен для создания социалистического и коммунистического общества. Социалистический гуманизм Маркса лег в основу советской идеологии.

Светский гуманизм

Светские идеалы становились все более популярными с развитием гуманизма. Этот процесс привел к разделению государства и церкви. Если в Средние века церковь контролировала все и властвовала над умами и поступками людей, то уже в эпоху Возрождения зазвучали в полную силу идеи о ценности свободы, разума, социального равенства и справедливости.

Сегодня светский гуманизм – это направление в современной философии, которое сохраняет все важные принципы классического учения, делая акцент на обязанности человека жить по совести, по этическим законам без обращения к религиозным заповедям.

Светский гуманизм (его еще называют секулярным) не признает веру, считая ее всего лишь иллюзорным ориентиром человека в мире. В этом, конечно, основное расхождение с религиозным гуманистическим учением. Да, последнее существует, так как мыслящему человеку сложно совсем отказаться от благородных во многом гуманистических идей.

Светский гуманизм не обожествляет человека, скорее наоборот, возлагает на него груз ответственности за этические последствия поступков и принимаемых решений.

Существуют десять фундаментальных принципов этого учения:

  1. Недопустимость цензуры в любом ее проявлении.
  2. Отделение церкви от государства.
  3. Недопустимость любой формы тоталитаризма, соблюдение власти закона и прав меньшинства.
  4. Формирование этических норм без влияния религии.
  5. Нравственное воспитание молодежи, недопустимость навязывания молодым какой-либо религии, пока они сами не смогут сделать осмысленный выбор.
  6. Скептическое отношение к религии.
  7. Применение рациональных методов исследования.
  8. Научный метод познания мира – самый достоверный.
  9. Безоговорочное признание эволюции.
  10. Необходимость образования в гуманистическом ключе.

Почему гуманизм считается высшей моральной ценностью

Рассмотрев основные аспекты гуманизма как философии и сделав попытку разобраться с темой «что же это такое», каждый сам для себя должен решить, почему это философское учение считается высшей моральной ценностью.

Мир неидеален, прекрасные идеи человеколюбия в каждую эпоху нещадно затаптывались и заливались реками крови. Какой уж тут гуманизм, когда до сих пор на планете ведутся войны, убиваются люди, унижается человеческое достоинство, в общем, попираются все принципы человечности.

Но все же высшая моральная ценность на то и высшая, что до нее нужно дотягиваться. Человек, стремящийся к самосовершенствованию, видящий красоту этого мира, осознавший свою свободу, не станет унижать себе подобного, признает право на существование другого, такого же свободного, как и он, человека.

Автор статьи: Елена Румянцева

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Подборки по теме

  • Вопросы и ответы
  • Использую для заработка
  • Полезные онлайн-сервисы
  • Описание полезных программ

Использую для заработка

Религиозный гуманизм

Религиозный гуманизм (англ. Religious humanism, также либерально-религиозный гуманизм) — одно из направлений современной философии гуманизма.

История

Сторонники либерально-религиозного гуманизма отрицают существование сверхъестественного и загробной жизни, рассматривая свои воззрения как выражение «искренней устремлённости и духовного опыта», вдохновляющего на следование «высшим нравственным идеалам». По сути дела, ими предлагается заменить религию общечеловеческой этикой, свободной от каких бы то ни было теологических, политических и идеологических санкций..

У истоков современного религиозного гуманизма (с середины 1910-х гг.) стоял ряд священников американской унитарианской церкви.

Ключевыми фигурами здесь стали преподобные Мэри Сэффорд (Mary Safford) и Куртис В. Ризе (Curtis W. Reese) из унитарианской церкви в г. Де-Мойн (штат Айова), а также преподобный Джон Х. Дитрих (John H. Dietrich) из унитарианской церкви в Миннеаполисе (штат Миннесота), которые сочли возможным начать кампанию по демократизации религиозных институтов под знаменем религиозного гуманизма.

В одной из своих проповедей Куртис В. Ризе заявил: «Теократический взгляд на мир автократичен. Гуманистический взгляд — демократичен… Гуманистический, или демократический взгляд на миропорядок состоит в том, что этот мир — мир человека, и именно от человека во многом зависит, на что он будет похож… Революция в области религии, состоящая в переходе от теократии к гуманизму, от автократии к демократии, вызревала в течение долгого времени… Демократическая религия принимает форму „посюсторонности“… Согласно демократической религии, главная цель человека состоит в том, чтобы содействовать человеческому благополучию здесь и теперь».

Впоследствии Ризе стал известным представителем религиозного гуманизма в США, а в 1949-50 гг. возглавлял Американскую гуманистическую ассоциацию.

Программные документы

Первым программным документом религиозного гуманизма считается Первый гуманистический манифест (англ. A Humanist Manifesto (Humanist Manifesto I)) (1933), главная идея которого состояла в необходимости создания новой нетрадиционной гуманистической религии, ориентирующейся исключительно на мирские ценности.

Основными авторами Манифеста были философ Рой Вуд Селларс, член Первого гуманистического общества Нью-Йорка, и унитарианский священник Рэймонд Б. Брэгг (Raymond B. Bragg).

Манифест был опубликован в одном из номеров журнала «Новый гуманист» за 34 подписями, среди которых были многие лидеры унитарианских и универсалистских обществ, как, например, Эдвин Г. Уилсон.

В Манифесте подчёркивалось, что развитие человеческого общества, новые научные концепции и достижения требуют пересмотра отношения к религии: «Нынешняя эпоха породила огромные сомнения в традиционных религиях, и не менее очевиден тот факт, что любая религия, претендующая на то, чтобы стать объединяющей и движущей силой современности, должна отвечать именно теперешним нуждам. Создание такой религии — главнейшая необходимость современности».

Гуманизм таким образом определялся как некое религиозное движение, призванное превзойти и заменить прежние религии, базирующиеся на «сверхъестественных откровениях». В Манифесте предлагалась новая система веры, основанная на 15 тезисах. В частности:

  • утверждалась идея несотворённости Вселенной,
  • признавалась эволюция природного и социального миров без сверхъестественного вмешательства извне,
  • признавалась версия о социальных корнях религии и культуры,
  • отвергался традиционный дуализм души и тела, взамен которого предлагалась органическая точка зрения на жизнь;
  • утверждалось, что новая религия должна формулировать свои надежды и цели в свете научного духа и научной методологии;
  • отвергалось традиционное различие между священным и мирским, ибо ничто человеческое религии не чуждо.

В 1973 г. философом Полом Куртцем и унитарианским священником Эдвином Г. Уилсоном был опубликован Второй гуманистический манифест (англ. Humanist Manifesto II). Здесь авторы признали возможность сосуществования различных гуманистических подходов — как атеистического (связанного с научным материализмом), так и либерально-религиозного (отрицающего традиционные религии).

Согласно периодизации развития современного гуманистического движения, предложенной Юрием Чёрным в его работе «Современный гуманизм», выделение светского (секулярного) гуманизма в качестве самостоятельного идейного движения, его окончательное размежевание с религиозным гуманизмом началось с 1980-х гг. и продолжается по настоящее время.

Напишите отзыв о статье «Религиозный гуманизм»

Отрывок, характеризующий Религиозный гуманизм

– Вы знаете, что я в самом деле думаю, что она un petit peu amoureuse du jeune homme.
– Штраф! Штраф! Штраф!
– Но как же это по русски сказать?..
Когда Пьер вернулся домой, ему подали две принесенные в этот день афиши Растопчина.
В первой говорилось о том, что слух, будто графом Растопчиным запрещен выезд из Москвы, – несправедлив и что, напротив, граф Растопчин рад, что из Москвы уезжают барыни и купеческие жены. «Меньше страху, меньше новостей, – говорилось в афише, – но я жизнью отвечаю, что злодей в Москве не будет». Эти слова в первый раз ясно ыоказали Пьеру, что французы будут в Москве. Во второй афише говорилось, что главная квартира наша в Вязьме, что граф Витгснштейн победил французов, но что так как многие жители желают вооружиться, то для них есть приготовленное в арсенале оружие: сабли, пистолеты, ружья, которые жители могут получать по дешевой цене. Тон афиш был уже не такой шутливый, как в прежних чигиринских разговорах. Пьер задумался над этими афишами. Очевидно, та страшная грозовая туча, которую он призывал всеми силами своей души и которая вместе с тем возбуждала в нем невольный ужас, – очевидно, туча эта приближалась.

«Поступить в военную службу и ехать в армию или дожидаться? – в сотый раз задавал себе Пьер этот вопрос. Он взял колоду карт, лежавших у него на столе, и стал делать пасьянс.
– Ежели выйдет этот пасьянс, – говорил он сам себе, смешав колоду, держа ее в руке и глядя вверх, – ежели выйдет, то значит… что значит?.. – Он не успел решить, что значит, как за дверью кабинета послышался голос старшей княжны, спрашивающей, можно ли войти.
– Тогда будет значить, что я должен ехать в армию, – договорил себе Пьер. – Войдите, войдите, – прибавил он, обращаясь к княжие.
(Одна старшая княжна, с длинной талией и окаменелым лидом, продолжала жить в доме Пьера; две меньшие вышли замуж.)
– Простите, mon cousin, что я пришла к вам, – сказала она укоризненно взволнованным голосом. – Ведь надо наконец на что нибудь решиться! Что ж это будет такое? Все выехали из Москвы, и народ бунтует. Что ж мы остаемся?
– Напротив, все, кажется, благополучно, ma cousine, – сказал Пьер с тою привычкой шутливости, которую Пьер, всегда конфузно переносивший свою роль благодетеля перед княжною, усвоил себе в отношении к ней.
– Да, это благополучно… хорошо благополучие! Мне нынче Варвара Ивановна порассказала, как войска наши отличаются. Уж точно можно чести приписать. Да и народ совсем взбунтовался, слушать перестают; девка моя и та грубить стала. Этак скоро и нас бить станут. По улицам ходить нельзя. А главное, нынче завтра французы будут, что ж нам ждать! Я об одном прошу, mon cousin, – сказала княжна, – прикажите свезти меня в Петербург: какая я ни есть, а я под бонапартовской властью жить не могу.
– Да полноте, ma cousine, откуда вы почерпаете ваши сведения? Напротив…
– Я вашему Наполеону не покорюсь. Другие как хотят… Ежели вы не хотите этого сделать…
– Да я сделаю, я сейчас прикажу.
Княжне, видимо, досадно было, что не на кого было сердиться. Она, что то шепча, присела на стул.
– Но вам это неправильно доносят, – сказал Пьер. – В городе все тихо, и опасности никакой нет. Вот я сейчас читал… – Пьер показал княжне афишки. – Граф пишет, что он жизнью отвечает, что неприятель не будет в Москве.
– Ах, этот ваш граф, – с злобой заговорила княжна, – это лицемер, злодей, который сам настроил народ бунтовать. Разве не он писал в этих дурацких афишах, что какой бы там ни был, тащи его за хохол на съезжую (и как глупо)! Кто возьмет, говорит, тому и честь и слава. Вот и долюбезничался. Варвара Ивановна говорила, что чуть не убил народ ее за то, что она по французски заговорила…
– Да ведь это так… Вы всё к сердцу очень принимаете, – сказал Пьер и стал раскладывать пасьянс.
Несмотря на то, что пасьянс сошелся, Пьер не поехал в армию, а остался в опустевшей Москве, все в той же тревоге, нерешимости, в страхе и вместе в радости ожидая чего то ужасного.
На другой день княжна к вечеру уехала, и к Пьеру приехал его главноуправляющий с известием, что требуемых им денег для обмундирования полка нельзя достать, ежели не продать одно имение. Главноуправляющий вообще представлял Пьеру, что все эти затеи полка должны были разорить его. Пьер с трудом скрывал улыбку, слушая слова управляющего.
– Ну, продайте, – говорил он. – Что ж делать, я не могу отказаться теперь!
Чем хуже было положение всяких дел, и в особенности его дел, тем Пьеру было приятнее, тем очевиднее было, что катастрофа, которой он ждал, приближается. Уже никого почти из знакомых Пьера не было в городе. Жюли уехала, княжна Марья уехала. Из близких знакомых одни Ростовы оставались; но к ним Пьер не ездил.
В этот день Пьер, для того чтобы развлечься, поехал в село Воронцово смотреть большой воздушный шар, который строился Леппихом для погибели врага, и пробный шар, который должен был быть пущен завтра. Шар этот был еще не готов; но, как узнал Пьер, он строился по желанию государя. Государь писал графу Растопчину об этом шаре следующее:

5. Основные принципы христианского гуманизма

Весь (нравственный) закон в одном слове заключается: люби ближнего твоего, как самого себя, — апостол Павел. (Гал. 5,14).

Если христианская мораль ставится под сомнение, если на нее возводится тяжелое обвинение, что она антигуманистична, вредна и устарела, то прежде всего надо спросить христиан, какую мораль они исповедуют.

Мы, христиане, не боимся поставить нашу мораль перед судом современности. Когда Основателя нашей религии — Иисуса Христа привели на суд и стали спрашивать Его об учении Его и учениках, Он ответил: Я всегда учил… в храме… и тайно не говорил ничего. Когда же один из слушателей ударил Его за такой ответ, Он сказал ему: Если Я сказал худо, покажи, что худо; а если хорошо, за что ты бьешь Меня? (Ин. 18,20–23).

Следуя примеру своего Господа и Учителя, мы, христиане, не скрываем своего учения и своей морали, не прячем их от людских глаз. У нас нет какого-либо тайного учения, которое мы стыдились бы представить на суд людской. По заповеди апостола, мы всегда готовы всякому, требующему от нас отчета в нашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением (I Петр. 3, 15).

Но судит ли кого закон, не позволяя ничего сказать самому о себе и о своем учении? Если же на суде дают слово лишь обвинителю и ему одному дается право говорить даже и от лица обвиняемого, то такой суд не может быть правым. Слово «гуманизм» буквально означает человечность. Мы говорим сейчас о гуманизме не в том узком смысле, в каком оно обозначает известное течение в ранней западноевропейской буржуазной культуре Х1У-ХУ1 веков (эпохи Возрождения). Гуманизм эпохи Возрождения отвечал далеко не всем интересам человечества, а его представители были далеки от народа и чужды ему. Это течение было порождением своей эпохи и, хотя влияние его отчасти распространилось и на последующие времена, оно в основном закончилось со своей эпохой. Сейчас мы употребляем слово «гуманизм» в том смысле, в каком оно обозначает именно «человечность», то есть все то, что направлено к подлинному благу человечества, к утверждению человеческого достоинства, к развитию высоких моральных качеств в личных и общественных отношениях. Вместе с тем мы говорим о гуманизме, как о неотъемлемом и самом основном элементе христианства как религии любви, внутреннего обновления человеческой личности, призывающей к полному и бескорыстному служению на благо человечества.

Христианская религия не исчерпывается моралью, ибо религия есть нечто большее, но христианская религия не может существовать без морали. В данной работе мы не будем говорить ни о христианской догматике, ни о христианской мистике. Мы будем говорить лишь о христианской морали, то есть о том, насколько христианство отвечает высоким моральным стремлениям человеческого духа здесь, на земле. Поскольку мораль есть социально-историческое явление, мы можем оценивать ее независимо от ее происхождения, по тем результатам, какие дает она в истории человечества. Мы можем высказывать беспристрастное суждение о красоте и достоинствах той или иной отрасли искусства, например, христианского или мусульманского изобразительного искусства, египетской храмовой архитектуры или какой-либо культовой музыки. Линии готического храма и звуки реквиема могут быть признаны прекрасными независимо от того, ради чего они были созданы.

Историческая наука может давать беспристрастную оценку, допустим, положительной роли Церкви в деле распространения письменности, ведения летописей и организации благотворительной или патриотической деятельности. И если эта оценка может быть дана совершенно объективно и в равной мере справедливо как иноверующими, так и неверующими, то и христианская мораль, как определенное явление, имеющее свое место в истории человечества, как некая конкретная форма человеческого сознания, может получить беспристрастную оценку как от верующих, так и от неверующих, именно со стороны той ее исторической роли, которую она от начала своего проявления и по нынешний день имеет в жизни того или иного народа или отдельного человека.

Но чтобы лучше понять христианскую мораль, необходимо сказать несколько слов о сущности христианского вероучения, из которого она проистекает. Поэтому в нескольких словах мы постараемся осветить вопрос, как христианская догматика соотносится с идеей гуманизма.

Христианское вероучение зиждется на самых высоких и светлых понятиях — о Боге, о человеке и взаимоотношениях их. Христианская религия учит об исключительном достоинстве человеческой личности. Человек есть образ и подобие Божее. Образ Божий в человеке — это отражение свойств Творца: разум, воля, свобода, влечение к добру. Подобие — это уподобление Творцу, как в смысле духовного совершенствования, так и в возделывании и преобразовании природы, в деле построения счастливой и справедливой жизни. Человек поставлен Богом как царь и владыка природы, ее разумный хозяин и благоустроитель. Прекрасно рисует древний псалом, как Бог возвысил человека над всем творением: Ты… славою и честью увенчал его; поставил его владыкою над делами рук Твоих; все положил под ноги его (Пс. 8, 6–7).

Синонимом слова «Бог» у христиан всегда служит слово «Человеколюбец». Этим словом обычно начинаются и кончаются христианские молитвы.

Уже одно то, что из всех евангельских догматов самым главным является догмат о том, что Бог именно из-за любви к человеку Сам становится человеком, терпит все человеческие невзгоды, лишения и страдания вплоть до мучительной и позорной смерти, и все это, повторяем, именно из-за любви к человечеству, дабы призвать его к бессмертию и совершенству, уже одно это говорит об исключительном гуманизме самой догматики христианской религии. «Сын Божий становится Сыном Человеческим, дабы сыны человеческие стали сынами Божиими». И в этой догматике логически развивается и вся христианская мораль, весь христианский гуманизм.

Мы повторяем, что говорим сейчас о христианской догматике лишь в меру соотношения ее с христианской моралью. Личность Христа для каждого христианина всегда являлась идеалом, к которому необходимо приближаться по мере своих моральных сил. Вместо того чтобы говорить о христианской морали, мы могли бы просто указать на личность Христа, как на живой образец этой морали. Это положение остается верным, если даже рассматривать христианскую религию с атеистической позиции и отрицать историческое существование Христа, ибо остается бесспорным то, что для всех христиан личность Христа всегда была реальной и вся мораль черпалась из Евангелия. Образ Христа стоял перед каждым христианином как живой и дорогой идеал. Христианская мораль имеет вполне четкие и ясные формулировки. Так как она вся основана на Евангелии, то есть на

учении Иисуса Христа, то мы приведем основные евангельские формулы в том виде, в каком они изложены устами Основателя Христианской Церкви.

Когда Христа спросили — какая заповедь в религиозном законе, по Его мнению, является самой главной, Он ответил: Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим… сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя. На сих двух заповедях утверждается весь закон… И большей сих заповеди нет (Мф. 22,37–40; Мк. 12,31).

Готовясь к смерти за спасение людей, перед тем, как взойти на Голгофу (Голгофа — «Лобное место», на котором в Иерусалиме казнили преступников и на котором был распят Христос), Христос в Своей прощальной беседе говорит ученикам: Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас. Нет (ничего) больше той любви, как если кто положит душу свою (то есть отдаст жизнь свою) за друзей своих (Ин. 15,12–13).

Мы смело спрашиваем: существует ли, может ли существовать какая-либо иная формула, в которой любовь к человеку была бы отражена более сильно? Может ли существовать более высокое выражение подлинного гуманизма, нежели эта заповедь Христа? Может ли кто сказать, что эта заповедь сейчас уже устарела, или может быть заменена какой-либо другой (иной), более выражающей сущность гуманизма и соответствующей ей?

Эта любовь, простирающаяся до готовности отдать жизнь свою, завещанная нам Христом, и есть основа христианской морали. Как уже было сказано, по словам Христа, на заповеди о любви к Богу и человеку утверждается все, то есть зиждутся основы не только христианской морали, но всей религии в целом. Сам Христос всегда называл себя «Сыном Человеческим». Эти слова звучат так красноречиво и вместе с тем так понятно, что было бы излишне давать им какое-либо пояснение. Христос — Сын Человеческий! В этих словах — норма христианской религии как высшего проявления гуманизма.

«Человечность»! Это и является характерной чертой религии, основанной «Сыном Человеческим».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *