30 октября в России – День памяти жертв политических репрессий.

По официальным данным, в 1930-1953 годах по делам ОГПУ-НКВД-МВД было осуждено 3,8 млн. человек, а расстреляны за 1923-1953 годы были 800 тыс. человек.
Историки считают, что эти данные занижены в несколько раз.
Типичная выписка из протокола заседания тройки НКВД. СССР. 9 октября 1937 г.
Чтим Сталина, плачем о жертвах
Мы живем с гибридной историей, которая пытается все переварить. Но как ни старайся, злодеяния невозможно соединить с чем-то хорошим и светлым, считает историк Анатолий Разумов.

Точное число репрессированных не играет особой роли — цель в том, чтобы назвать каждое имя.
© Фото Ильи Смирнова
30 октября в России вспоминают жертв политических репрессий: именно в этот день сорок пять лет назад политзаключенные советских тюрем провели однодневную голодовку.
Как составляются списки пострадавших и почему могилы жертв «большого террора» до сих пор засекречены? Как горечь о расстрелянных сочетается с почитанием Сталина? На эти и другие вопросы «Росбалту» ответил историк и руководитель центра «Возвращенные имена» при Российской национальной библиотеке Анатолий Разумов.
— Анатолий Яковлевич, давайте разберемся с терминами. Кого в России считают жертвой политрепрессий?
— Формально — тех, кто реабилитирован по закону «О реабилитации жертв политических репрессий», принятому в 1991 году. Но если отойти от буквальной формулировки, то погибшие от «раскрестьянивания» и голодомора — тоже жертвы политических репрессий. В число жертв иногда включают тех, кто лишался избирательных прав в СССР. Такими «лишенцами» становились люди, которые были выходцами из чуждых классов — купечества, дворянства, духовенства. Потом эти люди состояли на учете как неблагонадежные, и чуть что — их выдергивали, сажали в лагеря, расстреливали.
Советское общество так называемого великого равноправия на самом деле резко делило людей на своих, не своих, полусвоих… Все было разграничено куда более страшно, чем во времена сословий.
— Есть ли смысл говорить о репрессиях в цифрах?
— Цифры, конечно, разнятся. Но только представьте: за полтора года «большого сталинского террора» тайно, по ночам, без суда и приговора были убиты 800 тысяч людей. А потом 50 лет их родственникам врали о каких-то дальних лагерях без права переписки.
В Ленинграде в 1937-м и 1938-м были расстреляны 45 тысяч человек. Сколько из них по тому Уголовному кодексу могли приговорить к расстрелу — если бы был суд, прокуратура, следствие? Человек двести. Но людей расстреливали бессудно и по плану.
Но вообще для меня такая статистика не играет особой роли — цель в том, чтобы назвать каждое имя.
— Насколько адекватно тема жертв политрепрессий сегодня репрезентуется в СМИ?
— На мой взгляд, освещают ее недостаточно. О Второй мировой войне всегда говорили много и громко, она подается властью как лучшее событие в российской истории, хотя это колоссальная катастрофа. А вот память о «большом терроре» всегда оставалась в тени. И люди забывают, что репрессии были до войны, во время нее и после.
— Может, темы Второй мировой и репрессий в информационной «повестке» дня представлены так по-разному из-за того, что идеологически они конфликтуют? Многие верят, что войну выиграл Сталин. Как тогда говорить о репрессиях?
— Вы не поверите, но для многих репрессированных Сталин все равно герой. Эта вера не мешает им горевать и отмечать День памяти жертв политрепрессий. Виноват, мол, не Сталин, а какие-то люди, что творили зло помимо его воли. Парадокс, разлом в сознании.
Но наше дело — не бороться с этими убеждениями, а говорить правду о чудовищных злодеяниях, рассказывать все, что знаем и видели на раскопках, в документах.
— Как по-вашему, почему люди верят в невиновность Сталина?
— Многие привыкли валить все на плохого соседа и следователя, не допуская мысли о том, что это все власть организовала. Так легче, иначе многим было просто не выжить. Боялись за детей и не рассказывали им правду. В результате несколько поколений выросли в незнании, и до сих пор трудно достучаться до людей.
— Под Хабаровском недавно открыли памятник Сталину, КПРФ добивается установки памятника вождю в Чите…
— Да, мы живем с какой-то гибридной историей, которая все переварит: и памятники жертвам, и памятники Сталину. Но история — не место для релятивизма. Даже большому поэту не удалось черную жабу обвенчать с белой розой. Это что-то из области дурновкусия: как злодеяния можно соединить с хорошим и светлым?
— А это вообще возможно — примирить собственную историю?
— Мы не одни такие в мире, в Испании сходные проблемы с воспоминаниями о гражданской войне. И у нас еще долго будут косые взгляды одних на других. Но в итоге нам все равно жить вместе. И каждый волен свободно говорить, что думает.
— Насколько тема политрепрессий сегодня актуальна в связи с протестами в Москве в защиту прав политзаключенных? Видите параллели?
— Конечно, мой друг, историк Юрий Дмитриев три года сидит в тюрьме по надуманным обвинениям. Я регулярно занимаюсь его защитой, обсуждаю с ним предисловие к его новой книге, пока конвой ведет его по зданию суда… Вечером 30 октября я сажусь в поезд на Петрозаводск, чтобы успеть к нему на судебное заседание. — Отношение к теме политрепрессий менялось в новой России?
— Указом президента РФ в 1996 году установили День согласия и примирения — 7 ноября. Сейчас его уже нет. И даже был целый год согласия и примирения — 1997-й. После этого власти решили, что все согласились и примирились. Из закона «О реабилитации» убрали строчки о возмещении морального ущерба — а ведь пострадавшие считали, что государство так и не принесло им извинений. С материальным возмещением тоже все было сложно — максимальный размер компенсации жертвами составлял 40 тысяч рублей.
— Вы входите во всероссийскую и петербургскую рабочую группу по реализации Государственной концепции по увековечению памяти жертв политических репрессий. Чем вы в первую очередь занимаетесь?
— Ну, например, пытаемся задать властям вопросы. Где могилы? Почему людям не выдают свидетельства о смерти, где было бы названо место гибели? Это инерция государственного мышления — все чего-то таят, мямлят — на всякий случай. А люди ведь хотят знать простое.
Иногда горько улыбнешься — приходит человек: «Нам ничего не надо, только бы узнать, где могилка!» А это самое сложное в нашей стране. Все эти данные — они есть. «Контроль и учет!», твердил Ленин, так что чекисты все фиксировали при расстрелах.
— Какие еще задачи стоят перед рабочей группой?
— Развивать места памяти по стране, приглашать туда школьников на экскурсии. А еще мы говорим о рассекречивании части архивов и предоставлении доступа к документам. Родственникам и исследователям должны давать полную информацию о судьбе репрессированных.
Еще одна большая цель — открыть все площадки расстрелов и погребения. Места злодеяний должны стать местами памяти. Нужно признать места погребения участников Кронштадтского восстания и тех, кто ему сочувствовал, как Николай Гумилев в 1921 году. Открыть место расстрела митрополита Петроградского Вениамина в 1922-м. Признать место расстрела ученого и богослова Павла Флоренского и соловецких этапов в декабре 1937-го и феврале 1938-го.
Петербургская комиссия занимается и вопросом захоронения останков жертв «Красного ленинского террора», найденных у Петропавловской крепости — уже решено, что они будут перенесены на бывшее Преображенское кладбище.
— А почему День памяти проводится 30 октября?
— В 1974 году правозащитники решили, что в лагерях и тюрьмах нужно одновременно провести голодовку и назначили ее на 30 октября. Так и повелось: сначала был День политзаключенного СССР, в конце 80-х его даже пытались отмечать на улицах публично, но милиция всех разгоняла. Официально же 30 октября признали Днем политических репрессий только в 1991 году.
За последние годы сложилась традиция поминовения жертв политрепрессий: в этот день или накануне публично читают имена репрессированных. В Москве акция «Возвращение имен» проходит у Соловецкого камня 29 октября, в Петербурге — 30 октября. Наша акция называется «Хотелось бы всех поименно назвать» — это строчки из «Реквиема» Анны Ахматовой. Еще одна акция — «Колокол памяти» — проходит 30 октября у мемориала «Стена скорби» в Москве и в других городах России.
В Петербурге мы читаем на Троицкой площади, в саду Фонтанного Дома у Музея Анны Ахматовой, у Феодоровского собора близ Московского вокзала, на Левашовском мемориальном кладбище, в Российской национальной библиотеке на Московском проспекте и у памятника Достоевскому. Акция проходит с 12.00 до 20.00.
— Сколько лет традиции чтения имен?
— Долгую традицию мы отсчитываем от первой публичной панихиды с поминовением имен на Левашовском мемориальном кладбище в 1989 году — когда на бывший спецобъект госбезопасности впервые пустили людей. А последние семь лет традицией стало длительное чтение. Мы перечисляем не только имена периода «большого сталинского террора» 1937 и 1938 года, но и расстрелянных во время «красного ленинского террора» осенью 1918 года.
Вспоминаем и тех, кто был убит после Кронштадтского восстания в 1921 году — то была интеллигенция, в том числе, поэт Серебряного века Николай Гумилев. Не забываем и те имена, что приносят люди с собой. За день на площадках мы прочитываем до 3 тысяч имен.
— Много людей приходит на акции? Молодежь «откликается»?
Люди всегда есть — не так, чтоб одна большая очередь, как в Москве, но приходят, иногда семьями и с детьми. Молодых людей немного, но меня это не смущает. Спокойно отношусь к равнодушным. Я противник того, чтобы силой втягивать людей в поле памяти — только обратного эффекта добьешься.
— Расскажите, как вы начали работать над «Ленинградским мартирологом»?
— Когда вышел Указ президиума Верховного Совета СССР 1989 года о публикации имен и огласке мест погребения, в газете «Вечерний Ленинград» с января 1990 года стали колонками публиковать имена репрессированных. Увидев это, я понял, что они должны лечь в основу будущей книги. С тех пор я занимаюсь этим уже 30 лет.
Я работал с архивно-следственными делами в управлении госбезопасности, изучал, дополнял справки, связывался с родными людей, собирал свидетельства и фотографии. Но я всегда говорю, что «Мартиролог» — это не моя книга, а книга памяти нас всех.
— Когда вышел первый том?
— В 1995 году. Сейчас уже тринадцать томов, в которых мы назвали 51 тысячу имен. Всего будет семнадцать книг. Но всех имен не назовешь — для этого есть электронная книга памяти, сайт «Возвращенные имена. Книги памяти России». Мартиролог состоит из двух частей: первая — предельно сдержанный раздел скупых справок. А вот второй раздел — это воспоминания, биографии, комментарии — голоса свидетелей как есть.
— На ваш взгляд, сегодня есть какие-то распри между потомками сотрудников НКВД и жертв?
— Думаю, такого нет. Кстати, в «Ленинградском мартирологе» я взял за правило называть всех, кто бы в чем ни обвинялся. Только когда все имена известны, можно судить дальше. Мне помогают иногда как раз потомки тех, кто участвовал в репрессиях. Так, внук одного расстрелянного чекиста хотел написать книгу про деда, долго выслушивал меня и сначала не верил, что дед по должности сам командовал расстрелами. Горько все воспринимал, мучился страшно. А потом стал помогать мне в исследованиях…
Что тут скажешь? Ничего. Такая судьба, такой человек. А социал-дарвинизмом сейчас заниматься, разжигать рознь — смысла нет.
Ведь когда Анна Ахматова говорила, что Россия, которая сажала, посмотрит в глаза России, которая сидела, она не арифметику имела в виду.
Беседовала Анжела Новосельцева
30 октября 2019, 19:17

В России отмечается День памяти жертв политических репрессий

Это памятный день, в который проходят траурные акции и памятные мероприятия, посвященные людям, погибшим и пострадавшим в ходе политических репрессий.

Мероприятия в этот день официально проходят в России ежегодно 30 октября, начиная с 1991 года.

В Москве с 2007 года, 70-летия начала Большого террора, по инициативе общества «Мемориал» проводится акция «Возвращение имён»: участники митинга по очереди зачитывают имена людей, расстрелянных в 1937-38 годах.

По данным правозащитного центра «Мемориал», в России в настоящее время живы около 800 тысяч пострадавших от политических репрессий (в их число, согласно Закону о реабилитации жертв политических репрессий, входят также дети, оставшиеся без попечения родителей).

30 октября 1974 года по инициативе Кронида Любарскогои других узников мордовских и пермских лагерей совместной голодовкой и зажжением свечей в память о безвинно погибших был впервые отмечен «День политзаключённого».

После этого ежегодно 30 октября проходили голодовки политзаключённых, а с 1987 года — демонстрации в Москве, Ленинграде, Львове, Тбилиси и других городах. 30 октября 1989 года около 3 тысяч человек со свечами в руках образовали «живую цепь» вокруг здания КГБ СССР. После того как они отправились оттуда на Пушкинскую площадь с целью проведения митинга, они были разогнаны ОМОНом.

18 октября 1991 г. Верховный Совет РСФСР принял решение о внесении Дня политзаключенного в перечень официально отмечаемых дат под названием Дня памяти жертв политических репрессий.

В Москве траурные мероприятия ежегодно проходят у Соловецкого камня — гранитного валуна, который привезли с Соловецких островов, где был расположен Соловецкий лагерь особого назначения, и установили 30 октября 1990 на Лубянской площади перед зданием ВЧК-ОГПУ-НКВД-КГБ-ФСБ.

Молитва в день памяти жертв политических репрессий

Текст прошений во время заупокойных богослужений о жертвах политических репрессий:

«Еще молимся о упокоении душ усопших рабов Божиих, во дни лихолетия безвинно убиенных, страдания и истязания претерпевших, в изгнании и заключении горькую смерть приемших, ихже имена Ты Сам, Господи, веси».

«Во блаженном успении вечный покой, подаждь, Господи, усопшим рабом Твоим, во дни лихолетия безвинно убиенным, страдания и истязания претерпевшим, в изгнании и заключении горькую смерть приемшим, ихже имена Ты Сам, Господи, веси, и сотвори им вечную память».

Бутовский полигон

Акции в день памяти жертв политических репрессий

  • Одна из самых масштабных акций — чтение имен жертв политических репрессий на Бутовском полигоне.

Бутовский полигон — место, печально известное, как место для массовых расстрелов политических заключенных. Расстрельные списки НКВД в день памяти жертв политических репрессий приходят не только родственники невинно убиенных, но и известные люди, артисты, ученые, благотворители и, конечно, священники. Русская Православная Церковь молится за жертв «большого террора» и одной из самых печальных страниц нашей истории. Среди убитых есть и новомученики и исповедники Русской Церкви.

На полигоне обычно стоят портреты людей, который были там расстреляны. Чтение имен может продолжаться несколько часов, в 2013 году акция продолжалась 7 часов.

  • Панихида в храме Воскресения Господня.

Жертв политических репрессий в эти дни вспоминают за панихидой в храмах, один из них находится совсем недалеко от Бутовского полигона.

С августа 1937 года по октябрь 1938 на Бутовском полигоне погибли более 20 тысяч жертв политических репрессий.

  • Акция «Возвращение имен» на Лубянке.

Имена погибших читают в день памяти жертв политических репрессий и на Лубянке. Мероприятие обычно длится целых 12 часов. После чтения люди несут свечи и цветы к Соловецкому камню — символу «Большого террора», который унес жизни более 40 тысяч наших соотечественников.

  • Акции в Катыни.

30 октября, в день памяти жертв политических репрессий мероприятия традиционно проходят в мемориальном комплексе «Катынь» в Смоленской области, где были перезахоронены останки людей, обнаруженные при благоустройстве российской части мемориала. На территории комплекса уже находится около тысячи захоронений советских граждан, погибших из-за парадоксальных и несправедливых обвинений или за свои политические убеждения. В 2017 году музей реконструировали Российское военно-историческое общество и Музей современной истории России. Место захоронения жертв политических репрессий называют «Долиной смерти».

Бутовский полигон как Русская Голгофа

Открытый список

В 2016 году был опубликован открытый список — базу данных о жертвах репрессий с 1917 по 1991 год. Открытый список построен по принципу Википедии. Информация постоянно добавляется, обновляется и редактируется самими пользователями. Автором проекта стал Благотворительный фонд «Протяни руку», который занимается помощью лицам, находящимся в трудной жизненной ситуации, в том числе, в местах лишения свободы. На сайте Открытого списка более 2,5 миллионов записей о жертвах политических репрессий. Люди находят имена родных в списках, составленных на основе официальных документов и размещают их биографию.

Последний адрес

В 2014 году открылся проект «Последний адрес». В память о человеке, ставшим жертвой политических репрессий, на доме, в котором он жил, устанавливают небольшую табличку с его именем. Проект призван показать, что жертвами репрессий становились обычные люди, такие, как мы с вами. По доносам забирали невиновным. Обвинения были безосновательными, а наказания чрезмерно жестокими, вплоть до расстрела.

«Последний адрес» стал гражданской инициативой, которую реализует «Фонд увековечения памяти жертв политических репрессий „Последний адрес“». Аналогичный проект «Камни преткновения» существует в память о жертвах Холокоста.

День памяти жертв политических репрессий 30 октября

30 октября в России отмечается День памяти жертв политических репрессий. Трагедия первой половины 20 века коснулась судеб очень и очень многих граждан страны, попавших в жернова массовых арестов, выселений, расстрелов. Памятной датой послужили события 30 октября 1974 года, когда политзаключенные мордовских и пермских лагерей объявили голодовку в знак протеста против политических репрессий в СССР. С тех пор советские политзаключенные ежегодно отмечали 30 октября как День политзаключенного. Официально День памяти жертв политических репрессий впервые был отмечен в 1991 года в соответствии с постановлением Верховного Совета РСФСР.

За годы советской власти массовым репрессиям по политическим мотивам были подвергнуты миллионы человек. Временем Большого террора называют 1937-1938 годы, на которые пришелся пик репрессий. В 2012 году исполнилось 75 лет начала тех трагических событий, когда приступили к реализации приказа 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и др. антисоветских элементов». Так началась операция по борьбе с «врагами народа». Кадровая чистка коснулась партруководителей, хозяйственной, политической и творческой элиты. Судебный процесс в июне 1937 года над Тухачевским, Якиром и другими военачальниками стал сигналом для массовых репрессий среди военных. Пострадали свыше 40 тысяч человек, из рядов армии было «вычищено» 45 процентов командного состава как политически неблагонадежных. Армия подошла к войне практически обезглавленной. Трагедия ломала судьбы не только самих репрессированных, гонениям и притеснениям подвергались члены их семей. «Дочь» или «сын врага народа» становились несмываемым клеймом для детей репрессированных. Всего за годы Большого террора были осуждены 1,3 млн человек, 682 тыс из которых расстреляны.

Однако массовые репрессии проводились и до 1937 года, и после эпохи кадровых чисток. В 20-е годы жесточайшие меры предпринимались против крестьянского населения. За годы коллективизации было раскулачено более миллиона крестьянских хозяйств, около пяти миллионов человек высланы из родных мест на поселения.

В предвоенное время жертвами массового террора становились не только военачальники, партийное руководство и так называемые «кулаки». В бесконечном потоке репрессированных оказывались простые люди, собиравшие от голода колоски на полях или оставшуюся после уборки колхозную картошку. В лагеря попадали и за невыполнение нормы трудодней, нарушение трудовой дисциплины. Чтобы оказаться врагом народа, иногда достаточно было одного доноса. С особо жестокостью расправлялись и со священнослужителями, репрессировав более 200 тыс человек.

Происходило массовое выселение целых народов. Жертвами депортации стали чеченцы, ингуши, карачаевцы, балкарцы, крымские татары, курды, корейцы, буряты и другие народы. 3,5 миллиона исчисляется количество репрессированных по национальному признаку с середины 40-х по 1961 год. Выселялись из Поволжья, Москвы, Московской области и других регионов лица немецкой национальности. Депортация коснулась 14 народов целиком и 48 — частично.

За годы советской власти массовым репрессиям по политическим мотивам были подвергнуты миллионы человек, причем точное количество пострадавших до сих пор не установлено. Только по сохранившимся документам в период с 1921 по 1953 год были репрессированы 4 млн 60 тыс человек, в том числе 799 455 приговорены к расстрелу.

Процесс реабилитации жертв политических репрессий начался с доклада первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева «О культе личности и его последствиях» на XX съезде КПСС 25 февраля 1956 года. В 50-60-х годах были реабилитированы более 500 тыс человек. Во второй половине 60-х годов процесс реабилитации фактически прекратился и был возобновлен только к 90-му году, с подписанием указа президента СССР «О восстановлении прав всех жертв политических репрессий 20-50-х годов».

18 октября 1991 года был принят Закон РФ «О реабилитации жертв политических репрессий», который предусматривает восстановление в гражданских правах жертв репрессий, устранение иных последствий произвола со стороны государства, обеспечение компенсации материального и морального ущерба.

Процесс реабилитации распространяется и на иностранных граждан, подвергшихся репрессиям по политическим мотивам. Обращения о реабилитации поступают из более чем двадцати государств мира. Военной прокуратурой РФ реабилитировано более 15 тыс иностранных граждан.

Всего, по данным Генпрокуратуры, реабилитированы почти 800 тыс человек и пересмотрен 1 миллион уголовных дел. Среди реабилитированных более 10 тыс детей, находившихся вместе с родителями в местах лишения свободы, ссылке или высылке.

В память о жертвах репрессий открыты мемориальные комплексы и памятники в Иркутске, Назрани /Ингушетия/, Тверской области /Государственный мемориальный комплекс «Медное»/, Ярославле, Смоленской области /Государственный мемориальный комплекс «Катынь»/, Казани /комплекс «Парк Победы»/, Горно-Алтайске, Владивостоке /аллея Памяти/, Артеме, Находке, Уфе, Махачкале, Архангельске, Волжском, Норильске /мемориальный комплекс памяти жертв «Норильлага»/ и других городах России.

В Москве и ближайшем Подмосковье в местах массовых захоронений жертв политических репрессий установлены памятные знаки: на Ваганьковском кладбище Московского / Донского/ крематория. На территории Бутовского полигона возведен Собор в честь новомученников. Памятный знак — Соловецкий камень — установлен на Лубянской площади. 29 октября 2007 года памятник жертвам политических репрессий открыт в подмосковном городе Бронницы.

День памяти жертв политических репрессий 

Населению России не удалось избежать политических репрессий, и эти кровавые события навсегда останутся в летописи истории страны. Сотни тысяч людей были подвергнуты жестоким расправам, казнены, сосланы в лагеря, ссылки, специальные поселения. Пострадали также близкие и родственники репрессированных. Именно в честь сохранения памяти о тех страшных годах и был учрежден этот праздник.

Когда отмечают

День памяти жертв политических репрессий отмечается в России 30 октября. Дата была установлена соответствующим Постановлением Верховного Совета РСФСР от 18.10.1991 г. № 1763/1-1. Документ ратифицировал первый заместитель председателя ВС РСФСР Р.И. Хасбулатов. В 2020 году событие справляют на официальном уровне 30-й раз.

Кто празднует

В этот памятный день в России вспоминают всех, кто был подвергнут политическим репрессиям за свои убеждения по национальным, социальным и другим признакам и стал жертвой произвола тоталитарного государства. Событие отмечает все население страны.

История праздника

30.10.1974 г. была проведена совместная голодовка узников мордовских и пермских лагерей. Ее объявили в знак протеста против проводимых репрессий и унизительного бесчеловечного обращения с политзаключенными в тюрьмах и лагерях. Впоследствии такие же голодовки проходили ежегодно 30 октября, а начиная с 1987 года, стали проводить в городах и демонстрации.

30.10.1989 г. почти 3000 граждан с зажженными свечами, символизирующими память о безвинно погибших, сомкнули «живой круг» вокруг здания Комитета государственной безопасности СССР, а затем двинулись на Пушкинскую площадь для проведения митинга.

Именно эта дата и была выбрана Верховным Советом РСФСР в качестве празднования Дня памяти жертв политических репрессий.

Всем знакома фотография со Сталиным и сидящей у него на руках девочкой «Сталин и Геля». Родители этой девочки (Гели Маркизовой) попали в число репрессированных. Отец подвергся расстрелу, а мать и дочерь были сосланы в ссылку. После этого на всех произведениях, изготовленных по этой фотографии, были поменяны надписи. Вместо привычной появилась: «Сталин и Мамлакат». Также была придумана и история этой пионерки — Мамлакат Наханговой.

В 1918 году под репрессию попали 3000 священнослужителей. Все они были расстреляны.

В период с 1938 по 1941 гг. было расстреляно более 35000 человек из 38900 репрессированных.

Ряды Советской Армии также подверглись «чистке». Политически неблагонадежными были признаны около 45% командного состава войск.

Отрезок времени с 1937 по 1938 год стал самым кровопролитным в истории государства. Согласно официальной статистике, было арестовано более 1,5 миллиона человек; 1,3 миллиона осуждены органами, не являющимися судебными и почти 700 тысяч подвергнуты расстрелу. 5 июля 1937 года Политбюро приняло решение, что жены и дети «врагов народа» тоже должны быть «наказаны». Жен арестовывали и направляли в лагеря минимальным сроком на 5 лет, а детей отправляли в лагеря-колонии НКВД либо в детские дома особого режима.

В День памяти жертв политических репрессий вспоминают миллионы людей, которые были необоснованно подвергнуты репрессиям, отправлены в исправительно-трудовые лагеря, в ссылку, лишены жизни в годы сталинского террора и после него.

Точных данных о числе жертв массовых политических репрессий, пик которых пришелся на 1930-е годы, нет до сих пор. По данным общества «Мемориал», речь идет как минимум о 12 миллионах человек, по оценкам Музея истории ГУЛАГа — о 20 миллионах, свыше миллиона человек были расстреляны.

Только в 1937-1938 годы, по официальным данным, по политическим обвинениям было арестовано более 1,5 миллиона человек, 1,3 миллиона осуждены внесудебными органами, около 700 тысяч — расстреляны. В повседневную жизнь советских людей вошло понятие «враг народа». По решению Политбюро от 5 июля 1937 года жен «врагов народа» заключали в лагеря на срок не менее 5-8 лет. Детей «врагов народа» либо отправляли в лагеря-колонии НКВД, либо водворяли в детские дома особого режима.

«Чистке» подверглись все слои населения: партийные и советские работники, научная и творческая интеллигенция. Перед Великой Отечественной войной (1941-1945) из рядов армии было «вычищено» 45% командного состава. После войны в лагеря попали тысячи репатриированных граждан и военных, прошедших вражеский плен. Не избежали карательных санкций и представители рабочего класса и крестьянства.

Было практически ликвидировано казачество. Подверглись преследованиям представители абсолютно всех религиозных конфессий. От террора пострадали все народы страны. 3,5 миллиона человек было репрессировано по национальному признаку.

Общее число лиц, подвергшихся репрессиям не в судебном (или квазисудебном), а в административном порядке, составляет 6,5-7 миллионов человек.

Основным объектом репрессивной политики режима в 1960-1980-е годы было диссидентство (инакомыслие). За период с 1967 года по 1971 год органами КГБ было «выявлено» более трех тысяч группировок «политически вредного характера».

Реабилитация жертв политических репрессий началась в СССР в 1954 году. В середине 1960-х годов эта работа была свернута и возобновилась лишь в конце 1980-х годов.

В 1989 году началась массовая реабилитация. Был найден и предан гласности ряд мест массовых погребений, среди них Куропаты (лесное урочище на северо-восточной границе Минска, Белоруссия), Левашово (Ленинградская область), Бутово (Москва), Коммунарка (Москва). Появились первые книги памяти о погибших и пропавших без вести от репрессий.

После событий августа 1991 года правительство России продолжило программу реабилитации, подкрепив ее законодательными актами.

18 октября 1991 года был принят закон РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий». Его целью является реабилитация всех жертв политических репрессий, подвергнутых таковым на территории РСФСР с 7 ноября (25 октября по старому стилю) 1917 года, восстановление их в гражданских правах, устранение иных последствий произвола и обеспечение посильной в настоящее время компенсации материального и морального ущерба.

Для обеспечения исполнения закона в 1992 году была создана Комиссия при президенте по реабилитации жертв политических репрессий.

В целях восстановления справедливости, законных прав граждан России на свободу совести и вероисповедания 14 марта 1996 года вышел указ президента РФ «О мерах по реабилитации священнослужителей и верующих, ставших жертвами необоснованных репрессий».

За прошедшие годы были изданы сотни книг памяти с именами репрессированных, тысячи исследований и сборников документальных материалов о репрессиях, установлены памятные знаки и монументы жертвам репрессий, продолжалась работа с архивными материалами, создавались тематические музейные экспозиции.

В 1991-2014 годах были реабилитированы 3 510 818 человек, а также признаны подвергшимися политическим репрессиям и реабилитированы 264 085 человек (детей репрессированных лиц).

18 августа 2015 года премьер-министр РФ Дмитрий Медведев утвердил концепцию государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий, которая должна быть реализована до 2020 года. Концепция предполагает, в частности, создание образовательных и просветительских программ, создание условий для свободного доступа пользователей к архивным документам и другим материалам, разработку и реализацию эффективной государственной политики в сфере увековечения памяти жертв политических репрессий, а также деятельного патриотизма.

Для координации деятельности, направленной на реализацию концепции, в 2016 году была создана межведомственная рабочая группа.

В том же году был принят закон, закрепивший за органами государственной власти и местного самоуправления право на осуществление мер по увековечению памяти жертв политических репрессий и оказание поддержки некоммерческим организациям, занимающимся такой деятельностью.

Одним из первых памятников жертвам политических репрессий в Советском Союзе стал Соловецкий камень, установленный 30 октября 1990 года в сквере у Политехнического музея на Лубянской площади в Москве. Гранитный валун был привезен активистами общества «Мемориал» с Соловецких островов (архипелаг в Белом море), где с 1919 года находился концлагерь, с 1923 года лагерь особого назначения, а в 1937-1939 годах — Соловецкая тюрьма особого назначения. Сначала камень рассматривался как временный вариант памятника, но серый гранитный валун стал особым символом России. Ежегодно накануне Дня памяти жертв политических репрессий активисты правозащитного центра «Мемориал» проводят у Соловецкого камня акцию «Возвращение имен», в ходе которой читают имена и фамилии репрессированных.

Акция памяти также проходит на Бутовском полигоне в Москве. Бывший стрелковый полигон НКВД в Бутово хорошо известен как одно из мест массовых расстрелов и захоронений жертв политических репрессий советской эпохи.

В Санкт-Петербурге также есть Соловецкий камень. Он был установлен на Троицкой площади в 2002 году. Каждый год в День памяти жертв политических репрессий у Соловецкого камня проходит митинг родственников репрессированных.

30 октября 2017 года в Москве на проспекте академика Сахарова был открыт общенациональный мемориал жертвам политических репрессий. Монумент представляет собой шестиметровую «Стену скорби» (скульптор Георгий Франгулян) — двусторонний бронзовый горельеф длиной в 30 метров с несколькими арками, составленный из очертаний многочисленных фигур, символизирующих погибших от репрессий. По краям монумента установлены две рельефных таблички со словом «Помни» на разных языках. В композицию площади, на которой установлен мемориал, входят камни, привезенные из различных регионов России, где находились лагеря. На камнях размещена надпись «Знать… Не забыть… Осудить… Простить!» авторства Натальи Солженицыной. Проект был реализован Фондом памяти на государственные средства и народные пожертвования.

В сентябре 2017 года на Бутовском полигоне открылся мемориал «Сад памяти», а в ноябре того же года в Екатеринбурге был открыт мемориал «Маски скорби. Европа-Азия», созданный по проекту Эрнста Неизвестного. «Маска скорби» также есть и в Магаданской области.

Монумент был открыт в 1996 году. Памятник расположен на сопке Крутой, где в сталинские времена находилась «Транзитка» — перевалочный пункт, с которого заключенных отправляли по колымским лагерям.

27 октября 2018 года в новой Москве на бывшем спецобъекте НКВД СССР «Коммунарка» была открыта Стена памяти жертвам репрессий. Со 2 сентября 1937 года по 24 ноября 1941 года на территории «Коммунарки» были захоронены 6609 человек. Их имена, выявленные по расстрельным актам в Центральном архиве ФСБ, помещены на Стену памяти.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *