Ересь Оригена

Ересь Оригена Современное изображение Оригена.

Ориге́н (греч. Ωριγένης, лат. Origenes Adamantius; ок. 185, Александрия — 254, Тир) — греческий христианский теолог, философ, ученый, представитель ранней патристики; наставник древней христианской богословской школы в Александрии (203—231), затем — настоятель основанного им в 232 году монастыря в Кесарии (Палестина). Разработал учение об апокатастасисе, за которое был обвинён ортодоксами в ереси. До наших дней не дошёл его главный труд Гекзапла — колоссальный по объёму сравнительный анализ изводов Ветхого Завета с целью установления критически выверенного текста.

Биография

Ориген родился около 185 г в Александрии. Изучал под руководством своего отца, Леонида, священные тексты. В 202 г. Леонид был убит. С 203 г. Ориген начинает учительствовать в теологической школе, он спал на голой земле, постился, не носил обуви, не имел смены одежды. По сообщению Евсевия, в этот период Ориген в порыве благочестия оскопил себя. Изучал античную философию (по некоторым сведениям, в школе Аммония, из которой вышел также Плотин). С 217 возглавлял христианскую школу в Александрии, но в 231 подвергнут осуждению на Александрийском поместном соборе, после чего перенёс свою преподавательскую деятельность в Палестину (в г. Кесарию). В 254 в Тире, во время очередной волны антихристианских репрессий, Ориген был брошен в тюрьму и подвергнут пыткам, от которых вскоре умер.

Учение

Ориген. Средневековая миниатюра

Ориген завершает раннее сравнительное, апологетическое христианское богословие, выступавшее уже как система — это выражается в его полемическом труде, направленном против Цельса, в изучении Библии, в толковании им религиозных памятников с использованием учения гностиков и неоплатоников, особенно учения о Логосе:

  • Бог — это действующее провидение;
  • Христос является образом Бога Отца: «Спаситель наш есть образ невидимого Бога Отца: по отношению к Самому Отцу Он есть истина; по отношению же к нам, которым Он открывает Отца, Он — образ, чрез Который мы познаем Отца»;
  • Святой Дух является своеобразным посредником между Христом и миром, человечеством, осуществляющим новое превращение Святого Духа в Бога.

Перечень сочинений Оригена включал около 2000 «книг» (в античном смысле слова). Философия Оригена — стоически окрашенный платонизм. Чтобы согласовать его с верой в авторитет Библии, Ориген вслед за Филоном Александрийским разрабатывал доктрину о трёх смыслах Библии:

  • «телесном» (буквальном)
  • «душевном» (моральном)
  • «духовном» (философски-мистическом), которому отдавалось безусловное предпочтение.

Выработанная Оригеном система понятий широко использовалась при построении церковной догматики (у Оригена, например, впервые встречается термин «богочеловек»).

Эсхатологический оптимизм Оригена отразился в учении о циклическом времени, или апокатастасисе, которое предполагает, что посмертное воздаяние и ад относительны, так как Бог по своей благости спасёт от адских мук не только праведников, но и всех людей.

Предсуществование душ

См. также: Раннее христианство и переселение душ

Из-за своей склонности ко злу некоторые души… входят в тела, поначалу человеческие; затем, за неразумные страсти, прожив отпущенный им срок человеческой жизни, они превращаются в животных, с уровня которых деградируют до уровня… растений. Из этого состояния, через те же стадии, они поднимаются, и им возвращают их место в раю..

Ориген, «О началах»

Ориген учил о предсуществовании человеческих душ — доктрина, заметно отличающаяся от традиционного понимания реинкарнации в индуизме или платонизме. Согласно доктрине о предсуществовании душ, души не воплощались в животных или растений — они продвигались по пути к совершенству, принимая всё более и более «просветлённые» тела в человеческих формах жизни. Ориген утверждал, что падшие души реинкарнируются в телах ангелов, в человеческих телах на земле или в более низших, демонических формах жизни, постепенно проходя череду перевоплощений в условной «лестнице иерархий» разумных существ. Взгляды Оригена на предмет реинкарнации были изложены в «Гиффордских лекциях» преподобного Уильяма Р. Инге (1860—1954), декана собора святого Павла в Лондоне и профессора богословия Кембриджского университета:

Ориген… учил, что душа живёт и до рождения в теле. Душа нематериальна, поэтому у её жизни нет ни начала, ни конца… Это учение представлялось Оригену столь убедительным, что он не мог скрыть своего раздражения по поводу веры ортодоксов в Судный день и последующее воскресение мёртвых. «Как можно восстановить мёртвые тела, каждая частица коих перешла во множество иных тел? — вопрошает Ориген. — Которому из тел принадлежат эти молекулы? Вот так люди погружаются в трясину несуразиц…»

По мнению дьякона Кураева учение Оригена о предсуществовании души не было учением о реинкарнации, в том смысле, в котором её понимают платоники, индуисты или буддисты. Ориген предположил, что Бог творит бесконечную последовательность миров; но каждый мир конечен и ограничен. Миры существуют не параллельно; по окончании одного мира получает начало другой. Ориген полагал души странствующими через миры, но в каждом мире душа вовсе не странствует, как утверждает А. Кураев, от одного человеческого тела к другому, но созданная однажды, она затем единожды воплощается в каждом из эонов: один раз в каждом из последующих миров. Более того, по мнению А. Кураева, из текстов Оригена не видно, что душа может дважды побывать человеком, даже пройдя всю цепь миров, скорее душа проходит воплощения в условной «лестнице иерархий» разумных существ (ангелов и людей). При этом, рассматривая путь души в пределах одного мира, Ориген, в своём понимании, вовсе не расходился с церковным взглядом и оставался в рамках христианской традиции.

Кураев утверждает, что если в более ранней книге «О началах» (230 г.) присутствуют «реинкарнационные фрагменты», то в последующих своих произведениях (Толкование на Послание к Римлянам (ок. 243 г.), Толкование на Евангелие от Матфея (249 г.), книга «Против Цельса» (249 г.)) Ориген выступает с резкой критикой доктрины реинкарнации.

Также А. Кураев подчёркивает, что в своём труде «О началах», в котором Ориген изложил свою теорию, он ясно провёл грань между учением Церкви и своими гипотезами: «впрочем, сам читатель пусть тщательно обсудит и исследует то, что сказали мы относительно обращения ума в душу и прочее, что, по-видимому, относится к этому вопросу; а мы, со своей стороны, высказали это не в качестве догматов, но в виде рассуждения и изысканий». «Мы скорее предложили читателю мысли для обсуждения, нежели дали положительное и определённое учение». «Что касается нас, то это — не догматы; сказано же ради рассуждения, и нами отвергается: сказано это только затем, чтобы кому-нибудь не показалось, что возбуждённый вопрос не подвергнут обсуждению».

Учение о Троице

Оригенизм

В течение столетия, последовавшего за смертью Оригена, многие ведущие богословы, избегая упоминания имени Оригена, перефразировали его мысли в своих собственных сочинениях. В IV веке его взгляды излагал Эвагрий Понтийский, а от него они перекочевали в сочинения святого Иоанна Кассиана. С пониманием к Оригену относились такие греческие «отцы Церкви», как Евсевий Памфил, Афанасий Великий и каппадокийские святители. Епифаний Кипрский, напротив, видел в Оригене источник всевозможных ересей и ок. 375 г подверг его «вольнодумство» систематической критике. Выполненный в конце IV века Руфином перевод на латынь оригеновского трактата «О началах» вызвал ожесточённый спор с блаженным Иеронимом (который поначалу называл Оригена величайшим богословом со времён апостолов).

После антиоригеновских выпадов Иеронима ортодоксальные богословы резко осуждали Оригена за «еретические» мнения (учение об апокатастасисе) и за включение в состав христианской догмы несовместимых с ней тезисов античной философии (в частности, платоновского учения о предсуществовании душ). Однако исключить влияние философской системы Оригена не удавалось. Образцовая святость его жизни и мученической кончины способствовали его популярности в монашеских кругах. В VI веке движение оригенистов воспряло в палестинской «новой лавре», что побудило императора Юстиниана в 543 году выпустить эдикт, в котором Ориген был объявлен еретиком, а поместный собор Константинопольской церкви в 553 году соборно осудил Оригена и распространил осуждение оригенизма на Эвагрия и Дидима.

Но даже официальное осуждение не вывело труды Оригена из богословского оборота. Изучение запрещённого теолога сказывается в средневековых сочинениях Максима Исповедника и Иоанна Скота Эригены, а эпоха Ренессанса была ознаменована масштабным всплеском интереса к циклической концепции времени и иным метафизическим построениям Оригена.

Сочинения

  • Две беседы на книгу Песнь песней (Предисловие блаж. Иеронима, Беседа первая, Беседа вторая) (Киев, 1905)
  • О Началах
  • Против Цельса / Перевод: проф. Л. Писарева
  • Комментарии к Евангелию от Иоанна
  • О молитве
  • Увещание к мученичеству
  • Письмо к св. Григорию Чудотворцу (еп. Неокесарийскому) / Пер. проф. Николая Сагарда (Петроград, 1916)
  • Избранные произведения изданы де ла Ру (4 т., 1733—1759) и Ломматцшем (25 т., 1831—1848).

Примечания

  1. Ориген / Новейший философский словарь: 3-е изд., исправл. — Мн.: Книжный Дом. 2003.— 1280 с.
  2. Александрийский собор
  3. Ориген «О началах» (книга 1)
  4. De Principiis, Book III, Chapter 5. Ante-Nicene Christian Library, editors, Alexander Roberts and lames Donaldson. Edinburgh: Clark, 1867.
  5. William Ralph Inge
  6. Inge 1923
  7. 1 2 3 Кураев А. В. Раннее христианство и переселение душ

Литература

  • Болотов В. В. Учение Оригена о Святой Троице
  • Цуркан А. В. «Ориген: проблема взаимодействия религии и философии»

Ссылки

  • О судьбе Оригена: «Во время гонения на христиан при Септимии Севере», «Ориген во главе Александрийской школы», «Рукоположение во пресвитера и последствия этого», «Во главе Кесарийской школы». «Ориген как исповедник». «Влияние на богословие», «История влияния на религиозную мысль России». Цитаты из «Благодарственной речи Оригену» св. Григория Неокесарийского.
  • Сравнительный анализ философии Оригена и Ведической философии
  • Закон перевоплощения и раннее христианство
  • Кураев А. В. Раннее христианство и переселение душ
  • Заметки на главу д. А.Кураева об Оригене

Патристика

Апостольские мужи
и апологеты

Греческая патристика

Ориген †ок. 254 • Евсевий Памфил (Кесарийский) †ок. 340 • Антоний Великий (Египетский) †356 • Ефрем Сирин †373 • Афанасий Великий (Александрийский) †373 • Василий Великий (Кесарийский) †379 • Кирилл Иерусалимский †386 • Григорий Богослов (Назианзин) †389 • Макарий Великий †391 • Григорий Нисский †ок. 394 • Епифаний Кипрский †403 • Иоанн Златоуст †407 • Феодор Мопсуестийский †ок. 428 • Кирилл Александрийский †444 • Псевдо-Дионисий Ареопагит †до 532 • Максим Исповедник †662 • Иоанн Дамаскин †753

Латинская патристика

Тертуллиан †ок. 225 • Киприан †258 • Иларий †367 • Амвросий †397 •
Иероним †420 • Августин †430 • Григорий Великий †604 • Исидор Севильский †636

big_brave

Эта тема НЕ для слабонервных.
Если Вы недостаточно духовно крепки — не читайте это.
Поскольку это может повредить Вашей психике.
Я поймал себя на необразованности… в вопросе ранневизантийских ересей.
Я почему-то считал, что Арий закончил жизнь в изгнании и жил далеко от Александрии, где-нибудь в галлии — куда и распространилось его учение, вследствие этого.
Оказалось, что все было не так, а я оказался слишком наивен и доверчив… И слишком хорошоге мнения был о раннем византийском христианстве.
В реале же именно византийском христианство оказалось ПРАОБРАЗОМ католической инквизиции.
Как только христинаство стало государственной религией Византии — первые гонения пришлись на еретиков, коими оказались арианцы в эпоху начала правления императора Константина. А затем ответным гонениям подверглись их противники…
Вот как описал смерть Ария Сократ Схоластик — http://theologian.msk.ru/history/235-smert-eretika-ariya.html
Но это не полное описание, там в более подробном описании было указано еще и на радость императора Константина по поводу столь замечательной смерти Ария. И о том, как здорово Бог укрепил престол Константина, ликвидировав церковный раскол…
В чем же была вина Ария (пресвитера Александрийской церкви) и что вменялось ему?
Кроме ереси арианской, а именно НЕ ПРИЗНАНИЯ Присносущной Святой Троицы, арианцам вменялась также неуважение к василевсу (императору), а также Арию приписывались богохульные тексты (которые не сохранились, поскольку были уничтожены). В частности, и такое произведение как Пир, полупоэтическое полупрозаическое.
Давайте сначала разберемся кто такой был Арий и какую опасность он мог представлять для императора Константина…
(поскольку вскоре после мучительной смерти Ария гонение на арианскую ересь закончилось — на пару поколений последующих императоров). А изгнанию подверглись как раз таки гонители арианцев….
Так вот Арий сам был из берберов (ливийцев). А это значит, что его предки исповедовали иудаизм и жили на территории Карфагена.
А следовательно, он вполне негативно мог относится к Риму (и Византии). И уж тем более, к рабству. Поскольку само слово бербер означало — «свободный мужчина».
Кроме того, в раннем христианстве было две ветви — от Петра (иудейская) и от Павла (эллинистическая).
И эти ветви периодически находились в конфронтации. Вплоть до того, что даже самого Павла сначала не очень хорошо чтили в первоапостольской церкви и считали 13-м апостолом — апостолом Язычников. Это даже несмотря на то, что Бог самому Петру повелел проповедовать язычникам (послав видение чаши с нечистотами, которые очистил он, сам Бог)… Но то, что проповедовал Павел часто ввергало в смущение умы Апостолов. При том, что они были крещены Духом Святым в день Пятидесятницы. А Павел был призван на служение также самим Христом, но иначе — через ослепление и последующее чудесное исцеление..
Так вот, Иерусалимская церковь первое время занимала более жесткие позиции, чем церкви эллинистические.
В том числе и по вопросу Единобожия. Ведь по Ветхому Завету — БОГ ЕДИН. И Яхве (Бог отец) и Елахим (Святой Дух), суть, разные имена его. Но при этом ОДНА (единая) сущность. И это не нужно объяснять было иудею — ему это и так понятно.
Ему (иудею) достаточно было принять Христа как Миссию и сына Божия и этого было вполне достаточно, чтобы считать себя христианином. Равен ли Сын Отцу или нет — это даже не обсуждалось выходцими из Ветхого Завета. Поскольку обсуждать Бога, как и поминать его в суе было запрещено, в принципе. Поэтому в самом Ветхом Завете — нет слова Троица, нет упоминания о троичности Божества. Поскольку Бог Един. И хотя при этом где-то по тексту проскакивают слова Боги, но это пожалуй, не вполне каноническая трактовка. И даже знаменитая фраза Христа кресте «Или, Или! лама савахфани? (Элои, Элои! ламма савахфани?) » — не вполне точно переводится по канону. Эта замена Или на Элои перводит язык как бы на арамейский — близкий галилеянам… Но слышавшие не вполне поняли Иисуса — спрашивая, не Илию ли он призывает. По шумерски же Или означает Боги (во множественном числе), а Иль — Бог в единственном. Это также к вопросу где был Иисус был в возрасте с 12 до 30 лет. Нет не в Индии), а предположительно, в районе Шумер, а именно Ура Халдейского, откуда был родом Авраам. И откуда предпложительно и пришли волхвы (с Востока), посетившие младенца Христа. И именно там и был центр как зарождения нашей цивилизации (допотопный рай), там и сформировалась изначально вера в Единого Бога… Там где жили потомки Ноя, до того как Бог разделил народы. При этом разделились и языки и верования, а до этого по Библейскому Канону люди на земле не только верили в Единого Бога, и даже лично общались с ним в ряде случаев… Так было по шумерской мифологии от которой во многом заимствован Ветхий Завет.
Так вот эллинистов же вопрос Единобожия был не столь Важен. Они привыкли к множеству богов. Да и сам термин сын Божий их никак не смущал, ну и что — и Геракл сын Зевса, и Персей). Это норма для греческой мифологии — полубоги-герои, которые совершая подвиги достигали Олимпа.
Поэтому греки легко могли принять Христа как одного из сыновей Зевса. Но для торжества Православия над язычеством нужно было нечто большее. Поэтому именно грекам с их многобожием исповедовали Христа как Бога. Бога-спасителя. Но число богов при этом сокращалось до 3-х (неразрывно связанной Троицы), хотя в реале, в пантеоне святых и угодников намного больше.
Была ли ересь в Александрийской философской школе времен Оригена? Безусловно, была. Даже по большому количеству современных (найденных) неканонических коптских евангелий видно это. А в ту эпоху было намного более… Поскольку сгорела Александрийская библиотака лишь во время арабского завоевания.
Так вот всю неоплатонику и еретические неканонические евангелия, наверняка, читал и Арий. Но как он относился к этому — мы не знаем, поскольку сочинения его и самое известное из них «Пир» были уничтожены.
Но мы может предполгагать, что там была достаточно острая критика ранневизантийского христианства.
Что современниками воспринималось, как хула на христиан (а значит и на Бога, посольку церковь — тело Христово), а также непочтение к василевсу (императору).
А каково же в действительности было ранневизантийсоке христианство…? Оно не отменило рабство, а фактически узаконило его…
Не знаю откуда — но на Руси первый судебник — который узаконил пытки — назвался судебник царя Константина..
И многие пытки, как то — сажание на кол, заливание в рот кипящего масла и свинца, пришли с востока и применялись сначала в ассирии, а потом в византии.
Так вот вернемся к тому, как император Константин вернул Ария и ссылки, а затем (видя, что это не предотвратило церковный раскол) вызвал к себе во дворец.
Он решил «испытать его». Слова испытать и пытать на языке древних были практически синонимамы.
Пытка считалась лишь испытанием веры, поскольку считалось, что святого и праведника хранит Господь.
Так вот — что случилось с Арием. Приглашенные ко двору Константина он в момент испытания (или вскоре после него) не раздумывая подписал отказ от своей ереси, а далее еще и поклялся в том, что сделал это искренно — и все равно, почему-то, император не поверил ему. Считая его поведение дерзским. После ухода из дворца в сопровождении телохранителией (или охранников) Арий направлялся к церкви, в которой должен был быть принят и продолжить покаяние. Но почему-то не дошел туда.
К великой радости царя Константина Ария «замучала совесть» за данные ложные клятвы.
У Ария заболел живот, отвалилась задняя часть тела и вывалились внутренности… И это все преподнеслось народу как кара Божия за ложную клятву. И народ медицински безграмотный в ту эпоху в это поверил…
В действительности же, похожее случается в двух случаях — когда сажают на кол, а еще вероятнее — когда заливают в рот расплавленый свинец… Именно тогда задняя часть тела и отваливается — под тяжестью расплавленного свинца…
Но удивительно, что Арий при этом сам дошел до площади… А не умер по дороге…
Поэтому самое вероятное другое — что Арию дали лишь слабительное — точно рассчитав дозу и время действия (а хорошие врачи в византии были), а уже в туалете у базарной площади — где шумно и не слышно криков было все подготовлено — туда Ария привели под конвоем охранники ему и залили в рот свинца — чтобы не говорил всяких глупостей. После чего «задница то и отвалилась», поскольку кости ломаются под тяжестью свинца. Свинец, естественно, охранники спрятали (скинув в сортир), а вывалившиеся органы — предъявили народу — как кару Божью.
Именно это, пожалуй, и была первая в истории христианства инквизиция, а также первая практика «мочить в сортире» — сугубо Византийская.
Это ввергло в уныние сторонников Ария… Впрочем, император Константин поле бурной но недолгой радости по поводу чудесной смерти Ария потом почему-то опомнился и перешел резко на сторону Ариан. И выслал в изгнание Афанасия Александрийского.
Возможно, именно на Афанасия Константин и свалил всю вину смерти Ария в узком кругу своих приближенных. А также, когда понял, что мучительная смерь Ария никак не остановила его последователей.
Лишь на смертном одре, покаявшись арианскому священнику Константин принял арианскую веру. И тем самым утвердил арианство в Константинополе на пару поколений последующих императоров.
В результате Констатин Великий, узаконивший как христианство, так и рабство и пытки был КАНОНИЗИРОВАН.
А ересиарх Арий, веру которого принял Константин — умер нехорошей смертью и еретиком.
Труды Ария бесследно исчезли. Являясь учеником многих известных личностей, владея диалектикой, он вполне возможно, мог быть не понят современниками, поскольку сильно опережал свое время.
То что проповедовал Арий, скорее всего, наиболее близко современному неопротестантизму. Хотя, не имея его трудов, а имея только ссылки на них его оппонентов — трудно судить об этом…
Мое мнение об ересиархе Арие.
На мой взгляд — его ересь это ересь неофитская, несмотря на его блестящее образование.
Поскольку он аппелировал, все-таки, к разуму, а не к вере. Именно так можно и понимать насмешку Сократа Схоластика, который явно в ироничной форме описывал житие Ария, называя его «не без знания диалектики» — предполагая при этом, что знания диалектики было таки не самое блестящее…
Ересь Ария не была чем-то особенным — обычная неоплатоника (от котрой предостерегал еще ап. Павел)
«Сыну в теологии Ария уделялась роль Демиурга, устроителя мира. Будучи творением Божиим, Сын Сам есть творец всех прочих существ, и Его творческое отношение к ним оправдывает наименование Бога. Бог усыновил Его, но из этого сыновства не вытекает никакого реального участия в Божестве, никакого истинного сходства с Ним. Отец творит при посредстве Сына-Слова, потому что Само Божество не может прийти в соприкосновение с конечным миром. Сын является в творении орудием Отца. И хотя Слово было высочайшим из Его творений, Оно все же есть «тварь», то есть нечто происшедшее.»
см. prisnis.narod.ru/proroki/araii.html
В современной же теологии Христу предполагается роль НЕ Демиурга-творца.
В этой роли находился как раз таки Денница — отпавший от Бога сатана. Предавший Творца.
Иисус же, искупив грех Адама, отбирает у сатаны «ключи» — став Первосвящеником всей Земли по чину Мелхиседека.
«Ошибка» Ария при этом детская (неофитская) — перепутать Бога и Сатану. А это значит, что не имел он Духа Святого. Который дает видеть Истину.
Но винить его в этом нельзя — это Божья воля — кому давать Духа Святого, а кому нет.
Да и умер Арий — не как Святой, а как философ, познающий горечь мира. Не попустил Господь ему умереть святой смертью.
И хотя чуда в этом я не вижу (а вижу лишь реальный свинец прожегший желудок), но все ж видно, была на это воля Божья.
Впрочем, я не волхв и не ясновидящий, и не прозорливый старец. Это все — всего лишь мои домыслы, основанные на дедуктивном методе,
описанном Артуром Конан Дойлем).
Я провел лишь мысленное расследование того, что могло случиться с Арием.

Для «обиженных епископов» арианские споры стали просто поводом самоутвердиться, Арий был им нужен только как знамя. Сократ Схоластик отмечает, что увлекшиеся политикой владыки «наделали миру еще более беспокойства, чем прежде» — арианские споры разгорелись с новой силой…

Арий, 1493 г.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Арианские споры. Ч.1

Арианские споры. Ч.2. Богословие и политика

Арианские споры. Ч.3. Никейский Собор, или Как преодолеть раскол?

Арианские споры. Ч. 4. Как принимали Символ Веры?

Арианские споры. Ч.5. Ересь поднимает голову — о новой битве с арианской ересью

Для начала Евсевий Никомидийский и Феогнис Никейский начали хлопотать о возвращении Ария в Александрийскую Церковь. Таким образом «обиженные епископы» думали отомстить александрийскому владыке Александру за своё унизительное поражение на Никейском Соборе. Кроме того, введение Ария в Александрийскую Церковь означало бы окончательный крах политики противников учения мятежного пресвитера, означало бы, что арианство и ортодоксальная, православная ветвь христианства стали как минимум равноправными. А от равноправия до полного и окончательного торжества — один шаг. И этот шаг было не так и сложно сделать — учитывая выдающиеся способности лидеров арианства к политическим интригам.

Евсевий и Феогнис тем более были уверены в успехе, что один из самых авторитетных их противников — святитель Александр Александрийский — скончался.

Святитель Александр Александрийский

Однако, попытки вернуть в Александрию Ария натолкнулись на упорное сопротивление преемника святителя Александра, нового епископа Александрии — Афанасия.

Новый непреклонный епископ Александрии — Афанасий

О епископе Афанасии читаем в книге Сократа Схоластика: «Руфин рассказывает, что, будучи еще ребенком, Афанасий со своими сверстниками уже играл в священную игру: это было подражание священству и сословию посвященных. В сей игре Афанасий получал престол епископа, а из прочих детей каждый представлял либо пресвитера, либо диакона. Такую игру дети повторяли всякий раз в тот день, когда совершаема была память мученикам и епископа Петра. В это время александрийский епископ Александр, проходя мимо, увидел игру детей и, призвав к себе их, спрашивал у каждого, которое лицо кто из них представлял в игре, и по игре старался предузнать что-нибудь касательно их особенностей. Он приказал также водить этих детей в церковь и учить их, особенно же Афанасия. Последнего, когда он пришел в совершенный возраст, Александр рукоположил в диакона и взял с собою в Никею как помощника себе на тамошнем Соборе».

Святитель Афанасий Великий

Епископ Афанасий, который войдёт в историю как святитель Афанасий Великий, оказался таким же непреклонным, как и его предшественник на александрийской кафедре. Эрмий Созомен Саламинский рассказывает о спорах Афанасия с Евсевием Никомедийским: «Сперва писал к нему Евсевий и в своих письмах старался расположить его к принятию последователей Ария; если же не послушается, то грозился неписьменно сделать ему зло. Но (Афанасий) не соглашался на это, утверждая, что изобретатели ереси для искажения истины, — люди, низверженные никейским Собором, приняты быть не могут». И все старания принудить владыку Афанасия принять Ария в свою Церковь оставались напрасными.

Владыка продолжал настаивать: негоже православным принимать в общение заведомых еретиков. Стало понятно, что вернуть Ария в Александрию можно только если убрать из Александрии епископа Афанасия. Ариане снова прибегли к своему излюбленному оружию — к политическим интригам.

Очередные политические интриги ариан

Против александрийского владыки объединились епископы Евсевий Никомидийский, Феогнис Никейский, Марис Халкидонский, Евсевий Кесарийский, Урзакий Сингидонский и Валент Мурсийский. Сократ Схоластик повествует о кознях, которые строили Афанасию ариане: «Сперва стали нападать на рукоположение его и утверждали, что он не заслуживал епископства и избран людьми не достоверными. Но с этой стороны Афанасий был явно выше клеветы, потому что с жаром подвизался за никейскую веру, быв к тому уполномочен александрийской Церковью… Итак, Евсевий писал Афанасию и просил его принять Ария с единомышленниками. Но в послании его излагались просьбы, а во услышание всех — угрозы. Видя однако же, что Афанасий никак не слушается, Евсевий решился уговорить царя, чтобы он позволил Арию явиться пред ним и потом дал ему права ехать в Александрию».

Император Константин Великий поверил интриганам и отдал соответствующие распоряжения: Арий получил право вернуться в Александрию и начать проповедь. Однако, святитель Афанасий отказался подчиниться даже самому императору. По свидетельству Сократа Схоластика, не взирая на приказы, «Афанасий не принимал приехавшего в Александрию и отвращался от него, как от скверны». Таким образом Афанасий рисковал навлечь на себя царский гнев. Письма Константина александрийскому владыке становились всё более грозными: «Имея доказательство моей воли, ты должен позволять беспрепятственно вступать в Церковь всем, кто желает вступить в нее. Если я узнаю, что ты воспрепятствовал кому-нибудь присоединиться к Церкви, или возбранил вход в нее, тотчас пошлю низложить тебя, по моему приказанию, и вывести из тех мест».

Арий вернулся. Арий продолжает вносить распри

Арий

Тем временем, Арий продолжал распространять своё учение, которое вносило распри в христианское сообщество. Эрмий Созомен свидетельствует: «Арианство снова сделалось причиною смятений: народ и клир начали прерывать взаимное общение,— и вражда за Ариевы мнения возгорелась не только в Александрии, но и в других городах, особенно же в Вифинии, Геллеспонте и Константинополе». При этом ариане убеждали императора в том, что главные причины раздоров — «упрямство и несговорчивость Афанасия». Заключив союз с другими еретиками, мелетианами, «начали они клеветать Константину, будто Афанасий — причина всех беспокойств и смятений в обществе верующих, потому что он отвергает желающих вступить в Церковь; между тем как, если бы это было дозволено,— все пришли бы к единомыслию. Истину такой клеветы на него подтверждали равным образом многие из епископов и клириков (преемника Мелетиева) Иоанна. Часто приходя к царю, себя выдавали они за православных, а Афанасия и его епископов обвиняли в убийствах, узах, несправедливых побоях, ранах, и сожжении церквей». Интересные параллели с нашим временем провести можно, кстати…

В конце концов, владыка Афанасий был вынужден оставить Александрию и, по императорскому указу, отправился в ссылку, в Галлию. Арий со своими единомышленниками немедленно въехал в Александрию и — слово Сократу Схоластику — «Возмутил всех, тем более, что народ александрийский тогда очень сильно бедствовал — и от прибытия Ария с его сообщниками, и от отъезда в ссылку епископа Афанасия. Вскоре царь, услышав, что Арий извратил свой образ мыслей, велел ему опять явиться в Константинополь и дать отчет в новом, происходившем от того волнении».

Перед императором Арий снова оправдался. И, кроме того, получил весьма приятное известие: собор, проходивший в Иерусалиме, принял официальное решение о принятии мятежного пресвитера обратно в Церковь. Торжественную церемонию «воссоединения» ересиарха с Церковью было решено провести в одном из храмов Константинополя. Была назначена дата «триумфа» Ария.

Сократ Схоластик пишет: «В Константинополе предстоятелем Церкви случилось в то время быть Александру, давнему преемнику Митрофана. Богоугодность сего мужа открылась из теперешнего прения его с Арием, ибо, как скоро Арий прибыл, народ разделился опять на две стороны и в городе произошло смятение: одни говорили, что никейской веры колебать никак не должно, а другие спорили, что мнение Ария справедливо, и Александр находился в самых затруднительных, обстоятельствах — тем более, что Евсевий Никомедийский много раз грозился тотчас низложить его, если он не примет Ария и его единомышленников в общение. Александра не столько беспокоила опасность быть низложенным, сколько ужасало стремление противников извратить догмат. Почитая себя стражем соборных определений, он употреблял все меры, чтобы никто не выступал из их смысла. Находясь в столь тесных обстоятельствах, Александр оставил в покое диалектику и прибег к Богу — начал провождать время в непрестанных постах и никаким образом не опускал молитвы. Намерение его состояло в том, чтобы задуманное совершить втайне. Запершись один в церкви, соименной миру, и вошедши в алтарь, он повергся лицем вниз под священную трапезу и слезно молился; проведши же в этом много дней и ночей сряду, чего просил от Бога, то и получил. А прошение его было следующее: если учение Ария истинно, то пусть сам епископ не увидит дня, назначенного для состязания, а когда истинная вера есть вера содержимая епископом, то пусть Арий, как виновник всех бед, получит наказание за свое нечестие».

«Триумф» Ария и скоропостижная «обличительная» смерть

И буквально на следующий день происходит неожиданное событие. Профессор М.Э. Поснов излагает суть дела следующим образом: «Арий, бывший стариком, не перенес волнений и скоропостижно скончался ранее совершения акта введения».

Эрмий Созомен описывает события так: «Арий куда-то вышел и вдруг почувствовав расстройство в своем чреве и естественную нужду, уклонился в отведенное для этого публичное место. Так как он долго не выходил, то дожидавшиеся его вошли туда и увидели, что он сидит мертвый. Когда сделалось это известным, то стали не одинаково заключать о его смерти: одни думали, что с ним случилась внезапная болезнь в сердце, или что он умер от удовольствия, достигнув желаемого; а другие полагали, что он наказан за нечестие. Единомышленники же Ария утверждали, будто он умерщвлен волшебством».

Сократ Схоластик и вовсе предлагает читателю сцену, достойную фильма ужасов: «Поверив Арию, царь приказал константинопольскому епископу Александру принять его в общение. Это был день субботний, а в следующий Арий надеялся вступить в Церковь. Но наказание шло уже по пятам за дерзкими его поступками. Вышедши из царского дворца, Арий в сопровождении телохранителей своих, евсевиан, шествовал по самой середине тогдашнего города и обращал на себя взоры всех. Когда он находился уже близ так называемой площади Константина, на которой воздвигнута порфировая колонна, какой-то страх совести овладел им, а вместе с страхом явилось и крайнее расслабление желудка. Поэтому он спросил, есть ли где вблизи афедрон101 и, узнав, что есть позади Константиновой площади, пошел туда и впал в такое изнеможение, что с извержениями тотчас отвалилась у него задняя часть тела, а затем излилось большое количество крови и вышли тончайшие внутренности, с кровью же выпали селезенка и печень, и он тут же умер. Этот афедрон в Константинополе показывают и доныне; он находится, как я сказал, позади Константиновой площади и рынка в портике. Все проходящие, указывая на него пальцем, тем самым напоминают, какого рода смерть постигла Ария».

Никейский собор и смерть Ария, иллюстрация к Speculum historiale Винсента из Бове

Профессор А.А. Спасский считает, что Созомен и Сократ Схоластик рассказывают о смерти Ария «с большими прикрасами», а фактическую сторону дела «передает Афанасий». Святитель Афанасий Великий пишет: «Общий конец жизни для всех людей есть смерть,— и не должно порицать никого за то, что он умер, хотя бы это был враг; ибо неизвестно, не постигнет ли то же и нас до вечера. Но кончина Ария произошла не просто, и потому достойна рассказа. Когда евсевиане грозились ввести его в Церковь; то константинопольский епископ Александр противился этому, а Арий полагался на силу и угрозы Евсевия. Наступила суббота,— и в следующий день он надеялся быть введенным в церковное собрание. Борьба была велика: те грозились, а Александр молился. Но Господь сам явился судьею и решил дело против неправедных. Еще не закатилось солнце, как Арий, побуждаемый нуждою, пришел в известное место и там упал, лишившись вдруг того и другого,— и общения, и жизни. Узнав об этом, блаженный Константин удивился и увидел, что клятвопреступник обличен. Тогда всем стало ясно, как бессильны угрозы евсевиан, и сколь суетна была надежда Ария. А вместе ясно стало и то, что арианское безумие лишено Спасителем общения и здесь, и в Церкви первородных».

Кому смерть Ария была на руку?

Так или иначе, ясно: смерть Ария была скоропостижной и неожиданной для всех. Ариане, ясное дело, немедленно обвинили православных в убийстве Ария. Однако обвинения эти совершенно лишены логики. Помимо всего прочего, у православных не было никакого мотива организовывать покушение на Ария. Арий был совершенно несамостоятельной фигурой.

Как справедливо подметил профессор А.А. Спасский, «Ария нельзя назвать ни единственным виновником спора, поднятого им, ни основателем того учения, которое навсегда осталось тесно связанным с его именем. Он был лишь одним из многих представителей лукиановского кружка, возникшего к началу IV века, богословское направление, которого сложилось независимо от него и ранее, чем своим противоречием Александру он привлек на себя общее внимание. Все, что сделал Арий, состояло в том, что в лице именно его это новое направление в первый раз столкнулось с противоположным александрийским направлением, и вследствие этого начался спор, который рано или поздно, но необходимо возгорелся бы и помимо Ария. Поэтому-то в рядах прочих деятелей арианства Арий никогда не занимал положения главы или руководителя их. Обстоятельства выдвинули его вперед и поставили в центре событий, наполняющих начальную стадию арианских движений, так что, по-видимому, весь вопрос сводился к его личности. Но когда, после никейского собора, условия спорящих партий изменились, то вместе с ними сошел с передовой сцены и Арий и его личная судьба не оказала никакого влияния на дальнейшее развитие движения».

Собственно, с его смертью для православных ничего не изменилось. Но существовала группа людей, которым смерть Ария как раз была очень на руку — евсевиане, сторонники неугомонного никомедийского епископа, боровшиеся против Никейского Символа под знамёнами арианства. Этой группе Арий мешал — своей непримиримостью и своим упрямством. Ересиарх не соглашался поступиться ни единой строчкой своего «учения», мешал привлекать в сторонники людей, для которых «строгое арианство» было уж чересчур «революционным». Группа евсевиан, по словам Спасского, «первоначальное арианство отвергала более энергично, чем единосущие»… Впрочем, никак нельзя списывать со счетов и банальную версию, что Арий просто умер от волнений, которых на его долю — с начала арианских споров — выпало немало.

Дело Ария — его ли личное дело?

Святитель Афанасий Великий подводит итог жизни ересиарха: «Такова, говорят, была смерть Ария. Есть сказание, что долго никто не употреблял того стула, на котором он умер. И когда многие входили в упомянутое общественное место для нужды,— что обыкновенно делается простым народом,— входившие предостерегали друг друга от того стула. Таким образом к месту, в котором Арий получил наказание за свое нечестие, и последующие люди имели какое-то отвращение. Впрочем, чрез несколько времени, некто из единомышленников Ария, человек богатый и сильный, постарался купить его у казны и, построив на нем дом, изменил прежний его вид; так что оно изгладилось из памяти народа и преемственное предание уже не воспоминает насмешливо о смерти Ария».

Отождествление «безумного Ария» из видения Петра Александрийского с ересиархом берёт своё начало с Созомена. Фреска братьев Зографи, 1750 г.

Вот так же и на месте учения Ария создавали новую ересь, которая во многом не совпадала со «строгим арианством» по букве, зато почти полностью совпадала с ним по духу. А отца арианства постарались как можно быстрее забыть. Профессор А.А. Спасский пишет: «В сороковых годах четвертого века, т. е., всего лет двадцать спустя после нaчaлa споров, на соборе антиохийском, сами ближайшие сотрудники Ария отреклись от него. Изданная этим собором первая вероисповедная формула открывается таким заявлением: «мы не были последователями Ария, ибо, как, будучи епископами, мы могли бы следовать за пресвитером?», — а между тем во главе собора стоял тот же самый Евсевий, который первым из восточных епископов принял сторону Ария. И эта судьба Ария в арианских спорах понятна: дело Ария не было его личным делом, — оно затрагивало интересы более глубокие и общие, интересы обширного и влиятельного кружка ученых богословов, которые с течением времени и взяли ведение его в свои руки»…

Окончание следует.

Список использованной литературы:

Спасский А.А. «История догматического движения в эпоху вселенских соборов». Издание второе. — Сергиев Посад, 1914.

Эрмий Созомен «Церковная история». — СПб., 1851.

Православная энциклопедия под редакцией Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Электронная версия. http://www.pravenc.ru/

Бриллиантов А.И. К вопросу о философии Эригены к истории арианского спора. Происхождение монофизитства. Труды по истории древней Церкви. — Спб., 2006.

Поснов М.Э. «История христианской Церкви (до разделения церквей в 1054)». — София, 1937. (электронная версия)

Сократ Схоластик. Церковная история. — М., 1996.

Савеллий

Савеллий – еретик, основатель еретического учения о Лицах Св. Троицы, названного по его имени и распространившегося в III в. По Савеллию, Бог, находясь в состоянии покоя или молчания, есть единое Существо. Но выходя из своего молчания для творения и промышления о мире, Он является в трех различных формах – Отца, Сына и Духа. В Ветхом Завете Он является как дающий законы людям Отец, в Новом – как спасающий людей Сын и непрестанно, является как освящающий их Дух. Отец, Сын и Дух, по Савеллию, составляют собою три лица, посредством которых последовательно проявляло и проявляет себя в мире Единое Божество. Следовательно, эти лица – Отец, Сын и Дух не представляют собою отдельных, самостоятельных лиц, но суть лица лишь в смысле внешних форм обнаружения в мире Божества и имеют действительное значение лишь по отношению к лицу и притом на известный, определенный промежуток времени. Так, когда открывался в мире Отец, еще не существовали ни Сын, ни Дух, а когда явился Сын, перестал существовать Отец, с началом же откровения Духа перестал существовать Сын. Наконец и Дух Св., окончив свое откровение, возвратится в состояние покоя и молчания Единого Божества. Эта ересь встретила энергичный протест среди отцов и учителей церкви и была дважды осуждена на соборах – Александрийском (261 г.) и римским (262 г.). Самым сильным и деятельным противником этой ереси был Св. Дионисий Александрийский, которому в значительной степени обязан и созыв соборов. Из его посланий против ереси ни одно не сохранилось в целости. Имеется лишь незначительный отрывок из «Послания к Евфранору и Аммонию против С.» Ересь С. важна не сама по себе, так как к концу III в. она уже ослабела и попытки ее сторонников (как, напр. Маркелл Анкирский и его ученик Фотим) поддержать ее и сохранить на будущее время окончились неудачей, а по той связи, которую хотели установить ариане между ней и православием. Поэтому отцы и учители церквей IV в. часто останавливаются на учении С. с целью доказать неосновательность утверждения ариан, будто православные своим учением о единосущии Сына Божия с Богом Отцом, как и савеллиане, уничтожают различие между первым и вторым лицами Св. Троицы, сливая их в одно лицо. – Что касается биографических сведений об основателе С. ереси, то они очень скудны. Известно, что он был родом из Птолемаиды Ливийской в Пентаполисе, жил в III в. и по тому времени был широко образован.

  • Иисус Христос – совершенный, истинный Бог и совершенный, истинный Человек.
  • Предвечно рождён (вечно рождается) от Бога Отца по Божеству, а по человечеству рождён от Девы Марии.
  • По человеческой природе во всём подобен нам, кроме греха.
  • Сын Божий воплотился для нашего спасения, которое Он совершил своей проповедью (учением), жизнью, смертью, Воскресением, созданием Церкви.

Несмотря на то, что Каждое Лицо Пресвятой Троицы обладает по сущности бесконечной полнотой всех возможных совершенств, в том числе совершенствами, связанными со способностью к волеизъявлению, а таких Лиц — три, Церковь учит, что Единый Бог имеет одну (а не три), абсолютно единую волю. Любое Божественное волеизъявление проистекает от Отца через Сына во Святом Духе.
Единый Бог — Отец и Сын и Святой Дух — обладает одним действием (энергией), а не тремя обособленными, складывающимися из самостоятельных действий Каждой Божеской Ипостаси. Единое Божественное действие, как и единая Божественная воля, проистекает от Отца через Сына и проявляется во Святом Духе.
Единый Бог обладает единым разумом, а не тремя обособленными, по числу трёх Ипостасей.
Поскольку Господь Иисус Христос — совершенный Бог и вместе совершенный Человек, Он обладает и Божественным разумом, и человеческим.
В Господе Иисусе Христе одна душа. По естеству она — человеческая. Но имея в виду, что она принадлежит Ипостаси Богочеловека, можно говорить, что это — душа Богочеловека.

Божественное и человеческое естества соединились в одном Лице Бога Сына:

Неслитно не образовав какого-то третьего естества — «смешанного», полу-божественного-полу-человеческого.
Неизменно не претерпев ни малейшего изменения.
Нераздельно ипостасным соединением, в одном Лице (Личности) Сына Божьего
Неразлучно навечно

В святоотеческом богословии для лучшего уразумения догмата о Воплощении Сына Божьего используются различные символические образы.
Один из них — запись мысли на бумаге. Аналогично тому, как мысль, рождённая умом, соединяется с бумагой при помощи руки (в данном случае рука является выразителем мысли), в Лице Бога-Слово (Сына Божьего), предвечно рожденного Богом Отцом, Божество соединилось с человечеством. Образом Бога Отца в данном случае является ум, образом Сына — мысль, а образом Святого Духа (Который есть Выразитель Слова Отца) — рука. Как при соединении мысли с бумажным листом участвовали ум (породивший эту мысль и руководивший записывавшей её рукой), сама мысль и рука, так и в воплощении Сына Божьего участвовали все три Лица Пресвятой Троицы. Как при соединении мысли с бумагой с ней соединилась именно мысль, а не ум и не рука, так и при боговоплощении человеком Стал именно Сын Божий, а не Бог Отец и не Святой Дух. Как мысль не стала, в результате соединения с бумагой, вещественной, а бумага — невещественной (не перестала быть бумагой), так Божеское и человеческое естества, соединившись в Едином Лице Сына Божьего, не изменились и не слились.
Другой пример: железный прут, раскалившийся в пламени огня. Оттого, что он раскалился, он не перестал быть железным прутом, однако, поскольку он всё же раскалился в огне, постольку его ипостась, заключавшая до этого лишь естество железа, вместила в себя и естество огня, отчего в ней соединились свойства железа и свойства огня (он сияет, может обжечь). Так и Сын Божий, воплотившись, не переставая быть Богом, стал Человеком, Обладателем и Божественных, и человеческих свойств.

Иисус Христос * Догматическое богословие

Основные христологические ереси в сравнении с православием

Главным аргументом святых отцов против христологических ересей можно считать фразу «то, что не воспринято (Богом от человеческой природы), — не исцелено, а то, что соединилось с Богом, спасено». Христос спас (исцелил) человеческое естество, заключённое в Его Ипостаси (от тленности, смертности и естественных страстей). Задача человека – приобщение к спасительным средствам, дарованным нам как результат искупления, в Церкви Христовой.

Триадологические ереси (антитринитарии)

Век Ересь Учение

III
Монархи-анство

Модализм (савелли­анство) Считали, что Лица Святой Троицы являются не вечными Личностями, а лишь проявлениями, гранями, «модусами» одного и того же Бога.
Полагали, что во времена Ветхого Завета Бог проявлял Себя как Бог Отец, с началом Новозаветного исторического периода как Сын, а со дня образования Церкви – как Святой Дух.
Адопционизм
(лат. adoptio — «усыновлять»)
Отрицали божественную природу Иисуса Христа, считая его человеком, усыновлённым Богом при крещении.
Арианство Считали Сына Божьего совершеннейшим творением, через Которого сотворён мир.
Полуариане Отвергали единосущие Сына с Отцом, считая его подобосущным.
Духоборцы (пневма­томахи, македониане) Признавали единосущие Сына и Отцу, но отрицали его за Святым Духом, считая Его сотворённой служебной освящающей силой. Ересь была осуждена на Втором Вселенском Соборе (381)
Жидовству­ющие Отрицали троичность Лиц, соответственно не признавали Божественного достоинства Иисуса Христа.

Откровение о Святой Троице представляется апорией только для нашего ограниченного рассудка. В самой Божественной жизни нет никаких антиномий, или противоречий. Святые отцы опытно созерцали Единую Троицу, в Которой, как это ни парадоксально, единство нисколько не противоречит троичности. Так, достигший совершенства в боговидении, святитель Григорий Палама пишет, что Бог есть «Единица в Троице и Троица во Единице, неслитно соединяемая и нераздельно различаемая. Единица, Она же и Троица всемогущая».

Ереси по отношению к Богопознанию и сравнение их с православием

Век Ересиарх Познава­емость по сущности Познава­емость в действиях (энергиях)
IV Евномий

Бог абсолютно познаваем.

XIV Варлаам Калабрийский Не познаваем Не познаваем, т.к. считал, что они тварны
ПРАВО­СЛАВИЕ Не познаваем Познаваем в той мере, в которой Бог открывается человечеству и в которой конкретный человек способен принять это Откровение.

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *