Содержание

Первый Патриарх

Святитель Иов

Какие бы события ни происходили в нашем Отечестве, Русская Православная Церковь всегда помнила и молилась о своем первом Патриархе. По Промыслу Божиему накануне потрясений Смутного времени Церковь наша получила Патриаршее возглавление, ставшее важной вехой в ее истории и истории государства. Это историческое событие подняло авторитет Русской Православной Церкви на качественно новый уровень. Отныне Россия превратилась в самостоятельное государство как в политическом, так и в церковном отношении.

Неоднократно говорил и писал о своем великом предшественнике Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Так, 2 июля 2012 года, в день памяти святителя Иова, он совершил Божественную литургию в Патриаршем Успенском соборе Московского Кремля. По окончании богослужения Предстоятель Русской Церкви обратился к верующим с проповедью:

«Именно на месте, на котором я стою, мой блаженно почивший святой предшественник, святитель Иов, собственными руками снял с себя панагию и положил перед Владимирским образом Божией Матери в знак того, что он уходит, но не принимает условий врага, не дает благословения иноземной власти, незаконной и ложной. И святитель был отправлен в Старицкий монастырь, в Тверскую землю, откуда и был родом, в монастырь, с которого началось его Патриаршество. А когда после низвержения Лжедмитрия был избран законный Патриарх Ермоген, мощи которого также почивают здесь, святитель Иов не пожелал вернуться в Москву, будучи человеком больным и практически потерявшим зрение.

Этот великий пример святителя Иова помогает нам понять, через какие тяжкие исторические обстоятельства проходили Отечество наше и Церковь наша – плоть от плоти и кровь от крови народа своего, душа и совесть народа, которая в самые судьбоносные моменты призвана свидетельствовать о правде Божией, даже если эта правда не нравится сильным мира сего. И не убоялся святитель Иов говорить о правде, хотя большинство бояр, вся сила русского общества были против него. Он твердо стоял на правде и, будучи даже низвергнутым, вошел в историю как святой угодник Божий.

Святитель Иов, даже когда изменилась политическая ситуация в стране, когда он мог вернуться к своему служению в Москве и, опираясь на свой Патриарший авторитет, наказать своих обидчиков, этого не сделал. Он остается в Старицком монастыре, он предоставляет место гневу Божиему.

И мы знаем, что произошло со всеми обидчиками святителя Иова, со всеми соблазнителями народа нашего, с теми, кто принес смуту в русское государство, стремясь подчинить его иной воле и иной власти.

Гнев Божий пролился на всех, а народ наш и Церковь наша вышли из потрясений Смутного времени еще сильнее. И мы знаем, что в результате этой победы над Смутой, над нестроениями человеческими народом нашим был обретен внутренний духовный импульс, который дал возможность многократно расширить пределы Отечества нашего: и Сибирь, и позже Дальний Восток были присоединены именно как результат Божиего Промысла и победы над врагами Руси в тяжкое Смутное время».

* * *

Будущий первый Святейший Патриарх Русской Православной Церкви, как мы знаем из его жития, в миру носил имя Иоанн. Он происходил из посадских людей города Старицы Тверской губернии. Его отроческие годы прошли в Старицком Успенском монастыре, где Иоанн получил первоначальное образование. Благодаря монастырскому воспитанию у юноши возникло желание служить Богу в иноческом образе.

В 1553 году, когда Иоанн окончил обучение в монастыре, его духовник, архимандрит Герман, постриг его в монашество.

«Иоанн изволи мира сего суетнаго отлучитися и восприяти святый ангельский образ… И наречен бысть во иноцех Иов».

Иов провел в Старицкой обители более 15 лет, где под руководством опытного духовника воспитал в себе бескорыстие и нестяжательность, послушание и воздержание, научился сердечной молитве и строгому посту. Вместе с тем молодой инок отличался глубоким смирением, кротостью и милосердием. Когда Иов стал настоятелем Старицкой обители, он словом и жизнью воодушевлял братию к духовному деланию.

В 1569 году, когда Старицкую обитель посетил царь Иоанн Грозный, Иов привлек к себе его благосклонное внимание. Вскоре он был возведен в сан архимандрита. Спустя два года, в 1571 году, архимандрит Иов был назначен настоятелем Симонова монастыря в Москве, где с прежним усердием исполнял возложенное на него послушание.

В 1572-м и в последующие годы как настоятель одного из важнейших монастырей того времени Иов участвует в Соборах Русской Православной Церкви, а нередко и в делах государства.

В 1575 году архимандрит Иов возглавил другую древнюю московскую обитель – Новоспасский монастырь. В 1581 году архимандрит Иов был рукоположен в сан епископа Коломенского. В 1586 году стал архиепископом Ростова Великого и в 1587 году – митрополитом Московским.

* * *

Шесть столетий с момента Крещения Руси в X веке шла Русская Православная Церковь к своей полной независимости. До учреждения Патриаршества наша Церковь, которая до середины XV века была митрополией Константинопольского Патриархата, возглавлялась митрополитами.

После падения Византии Московская митрополия обрела церковную независимость. Значение России как могущественной христианской державы неуклонно росло.

«Православная Россия под управлением своих православных могущественных государей, – пишет митрополит Макарий в «Истории Русской Церкви», – сделалась главною представительницею и единственною охранительницею и защитницею православия во всем мире – так понимали ее сами русские, так же смотрели на нее и все православные Востока и Юга, стонавшие под игом иноверцев и искавшие в ней для себя покрова, помощи и утешений».

***

Первым из русских правителей, кто начал активно бороться за право Русской Православной Церкви на автокефалию, стал сын Иоанна Грозного, царь Федор Иоаннович.

В 1586 году он принимал в Москве Патриарха Антиохийского Иоакима, и тот поддержал его идею. Более того, Иоаким согласился стать своего рода посредником в переговорах по этому вопросу с Константинопольским Патриархатом и главами других Поместных Церквей.

А в 1588 году следом за Антиохийским Патриархом Иоакимом в Россию приезжает уже сам Вселенский Патриарх Иеремия II. Он соглашается предоставить долгожданную независимость – учредить Московский Патриарший престол.

2 февраля (23 января) 1589 года в Успенском соборе Кремля, в Похвальском приделе, традиционном месте избрания кандидатов в митрополиты, в присутствии Константинопольского Патриарха и членов Освященного Собора было совершено избрание кандидатов на Патриаршество. Затем все участвовавшие в выборах прибыли во дворец, где Иеремия II представил царю Федору Иоанновичу трех кандидатов: митрополита Московского и всея Руси Иова, архиепископа Новгородского Александра и архиепископа Ростовского Варлаама.

Окончательный выбор государя пал на Иова. Здесь же, в царских палатах, было произведено его наречение в Патриархи.

Торжественная церемония интронизации первого Святейшего Патриарха Московского и всея Руси при многочисленном стечении народа состоялась спустя три дня. 26 января / 5 февраля 1589 года Константинопольский Патриарх Иеремия II с сонмом епископов совершил интронизацию Святейшего Иова.

«После Литургии, во время которой совершалось посвящение, Иеремия, – описывает это историческое событие архимандрит Иосиф в книге «Краткие сведения о всероссийских Патриархах», – вручил новопоставленному Патриарху посох, а царь возложил на него панагию и драгоценный клобук».

Перед отъездом из Москвы Патриарх Иеремия оставил подписанную им и сопровождавшими его духовными лицами «Уложенную грамоту», подтверждавшую факт учреждения Патриаршества в России. Грамота эта также закрепляла формулу «Третьего Рима» и, в частности, гласила:

«Понеже убо ветхий Рим падеся Аполинариевою ересью; вторый же Рим, сие есть Константинополь, Агарянскими внуцы, от безбожных турок, обладаем; твое же, о благочестивый Царь, великое Российское Царствие, третей Рим, благочестием всех превзыде, и вся благочестивая царствие в твое едино собрася, и ты един под небесем христианский Царь именуешися в всей вселенней, во всех христианах, и по твоему царскому прошению у Бога, твоим царским советом, сие превеликое дело исполнися. И по благодати Святаго и Животворящего Духа, и изволением благочестиваго великаго Государя Царя и Великаго князя Феодора Иоанновича… Пресвятейший Еремей, Божиею милостию, архиепископ Константинополя, Новаго Рима, и Вселенский Патриарх, по правилам Божественных Апостол и святых отец… избрал и поставил в Патриархи… Иова Преосвященнаго, Митрополита всея Русии».

Далее последовала своего рода волна признания. Судьбоносное для Русской Православной Церкви решение Патриархи всех Церквей восточного обряда подтвердили на Константинопольских Соборах 1590 и 1593 годов. Решениями Соборов было установлено, что Патриаршие права в России закрепляются за Святейшим Патриархом Иовом и за всеми его преемниками «на вся веки».

Кроме того, Предстоятель Русской Православной Церкви получал пятое место после глав Константинопольского, Александрийского, Антиохийского и Иерусалимского престолов. Это связано со сравнительной молодостью нашей Церкви. Однако по величине, влиянию и мировому значению она уже тогда первенствовала в православном мире, что, в частности, выражалось в покровительстве с ее стороны восточным Патриархам.

***

Главная цель всей деятельности Святейшего Патриарха Иова – возрастание духовной мощи Русской Православной Церкви, укрепление в России православия, распространение христианства в Поволжье, покоренном при Иоанне Грозном, и в Сибири, присоединенной в годы правления Бориса Годунова, близким сподвижником которого святитель стал с середины 1580-х годов. И в дальнейшем Патриарх Иов всегда поддерживал политику Бориса.

По инициативе Святейшего Патриарха Иова были проведены преобразования: в Mocковский Патриархат вошли четыре митрополии: Новгородская, Казанская, Ростовская и Крутицкая; учреждены новые епархии, основано более десятка монастырей.

Из важных церковных событий его Патриаршества – канонизация Василия Блаженного и Иосифа Волоцкого, блаженного Иоанна Московского, святителей Казанских Гурия и Варсонофия, благоверного князя Романа Угличского, преподобных Антония Римлянина и Корнилия, Игнатия Вологодского и Мартирия Зеленецкого.

В 1591 году были перенесены мощи святителя Филиппа Московского из тверского Отроча монастыря на Соловки, и ему установлено празднование.

Святитель неустанно занимался духовным просвещением народа. Богослужебных книг повсеместно не хватало, особенно в Казани, Астрахани, Сибири. Святейший Патриарх Иов первым поставил дело книгопечатания на широкую основу – распространение Священного Писания и святоотеческих книг.

***

В 1598 году умер царь Феодор Иоаннович – пресеклась мужская линия династии Рюриковичей. Начался период государственных нестроений, известный в истории России как Смутное время.

В этот трагический период Первосвятитель и молитвенник за весь русский народ, Святейший Патриарх Иов, который фактически первым возглавил противостояние польско-литовским захватчикам, coxpaнил истинное христианское терпение, бесстрашие и мужество. И в устных проповедях, и в особых Патриарших посланиях с призывом к защите веры и Отечества, которые он рассылал по всем епархиям, Патриарх Иов бесстрашно обличал разрушителей государственного порядка, внесших нестроения и в Церковь Божию, обличал Лжедмитрия как самозванца, расстриженного дьякона Григория Отрепьева.

Он приводил свидетельства подлинности смерти царевича Димитрия, указывал на то, что король Сигизмунд использует самозванца для попрания на Руси православной веры. В январе 1605 года Патриарх Иов предал анафеме Лжедмитрия I и поддерживавших его изменников. Грамоты Святейшего Патриарха отрезвили многих здравомыслящих людей. Однако силы для борьбы были неравными. Лжедмитрий, который успел заручиться поддержкой Польши и Ватикана, обещав ввести в России унию, вступил в пределы нашей страны с немалым войском и быстро продвигался к Москве.

13 апреля 1605 года после внезапной «кончины», как гласила официальная версия, царя Бориса Гoдyнова (на самом деле убийства – по свидетельству ряда современников!) в Москве вспыхнул бунт. Русская столица была сдана самозванцу и полякам. Святейший Патриарх Иов, отказавшийся присягнуть Лжедмитрию, был низложен. Лжедмитрий поставил на «русское» Патриаршество выгодного ему архиепископа Игнатия, грека по национальности. Измученный, претерпевший множество поношений, святитель Иов в простой черной рясе был сослан в Старицкий монастырь, где некогда начинал свой иноческий подвиг. Он утратил зрение, но всё время проводил в молитве.

17 мая 1606 года боярская партия Василия Шуйского подняла восстание в Москве. Лжедмитрий был убит. Его труп несколько дней валялся на Красной площади, затем был сожжен. Пепел самозванца зарядили в пушку, выстрелив в том направлении, откуда он пришел.

25 мая 1606 года Василий Шуйский стал царем. Он просил вернуться на Первосвятительский престол законного Святейшего Патриарха Иова. Но святитель Иов из-за немощи не мог более нести тяжелый крест такого служения. На свое место он благословил митрополита Казанского Ермогена (Гермогена).

* * *

19 июня 1607 года Святейший Патриарх Иов мирно скончался. Он был погребен у западных дверей Успенского собора Старицкого монастыря. Впоследствии над его могилой была устроена часовня.

5/18 апреля 1652 года при Святейшем Патриархе Иосифе нетленные и благоуханные мощи святителя Иова были перенесены в Москву и положены рядом с гробницей Святейшего Патриарха Иоасафа. От мощей святителя Иова происходило множество исцелений.

…Прошло три с лишним столетия. По благословению Святейшего Патриарха Пимена и Священного Синода имя святителя Иова было внесено в число Собора Тверских святых. Первое празднование Собора Тверских святых состоялось в июле 1979 года.

Для Всероссийского почитания святитель Иов был канонизирован на Apхиерейском Соборе Русской Православной Церкви 7–14 октября 1989 года.

Материал подготовил Николай Головкин

РАЗГАДАЙТЕ КРОССВОРД!!!!, ПО ГОРИЗОНТАЛИ : 2)ПЕРВЫЙ ГЛАВА ЦЕРКВИ ИЗ РУССКИХ (7 букв), 4) ГЛАВА ХРИСТИАНСКОЙ ЦЕРКВИ В ДРЕВНЕЙ РУСИ (10 букв), 5) РУКОВОДИТЕЛЬ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ В КРУПНЫХ ГОРОДАХ.(7 букв) ПО ВЕРТИКАЛИ: 1) НАСТОЯТЕЛЬ МОНАСТЫРЯ НА РУСИ ,(6 букв) 3) МОНАХ,ОДИН ИЗ ОСНОВАТЕЛЕЙ КИЕВО-ПЕЧЕРСКОГО МОНАСТЫРЯ(7 букв)!!!!!!

1. Установите соответствие 1) Вар а) германский вождь 2) Нерон б) римский военачальник 3) Арминий в) римский император 2. «Лучшим из императоров» римляне называли 1) Траяна 2) Августа 3) Константина 3. Высокую оценку политике Траяна дал выдающийся римский историк 1) Тацит 2) Тит Ливий 3) Плутарх 4. Какие три мероприятия из перечисленных были проведены императором Траяном 1) освобождение рабов 2) возведение в Риме красивой колонны в честь побед императора над племенами доков 3) в Риме прекратились казни по ложным доносам 4) неимущим оказывалась помощь из специального фонда 5) в Риме прекратилось возведение храмов, арок и общест¬венных зданий 5. Установите соответствие 1) Христос а) «Спаситель» 2) Евангелие б) город, где жила Мария, мать Иисуса 3) апостол в) ученик Иисуса, последователь его учения 4) Назарет г) «благая весть», записи рассказов о жизни и учении Иисуса 6. Каков смысл библейского выражения «тридцать сребреников»? 1) очень большая сумма денег 2) символ предательства, измены 3) символ верности, неподкупности 7. Каков смысл библейского выражения «поцелуй Иуды» 1) знак искренней привязанности 2) знак измены, предательства 3) знак уважения 8. Христианство возникло 1) в крупных городах Италии 2) в Египте 3) в Палестине, на Ближнем Востоке 9. Свободные мелкие земледельцы, бравшие землю для обработки на несколько лет за долю урожая 1) «рабы с хижинами» 2) плебеи 3) колоны 10. Греческий город, выбранный Константином местом новой столицы – это 1) Херсонес 2) Византий 3) Ольвия 11. Последним римским императором был: 1) Ромул 2) Константин 3) Гонорий 12. Установите соответствие: 1) 313 г. н.э. а) падение Западной Римской империи 2) 330 г.н.э. б) разрешение христианам открыто исповедовать свою веру 3) 476 г. н.э. в) разделение Римской империи на Западную и Восточную 4) 395 г. н.э. г) столицей империи становится Константинополь 13. Причина падения Западной Римской империи: 1) отмена рабства 2) вторжения варваров 3) стихийные бедствия 4) превращение христианства в господствующую религию 14. Варварами римляне называли: 1) рабов 2) христиан 3) легионеров, которые были родом из других провин¬ций 4) народы, которые казались им грубыми и необразованными Счёт лет 1. Сколько лет продолжался республиканский период истории Рима? 2. Сколько лет прошло от падения Карфагена до падения Рима? 3. Сколько лет назад в Риме было разрешено свободно исповедовать христианства? 4. Сколько лет назад состоялись первые Олимпийские игры? 5. Сколько лет продолжалась история Рима? 6. Сколько лет прошло от падения Трои до основания Константинополя? 7. В каком году по римскому летоисчислению погиб Юлий Цезарь? ОЧЕНЬ СРОЧНО!!!!!!

Церковная реформа Петра I. Отмена патриаршества

Неврев Н.В. Пётр I в иноземном наряде
перед матерью своей царицей Натальей,
патриархом Андрианом и учителем Зотовым.
1903 г. С момента своего возникновения в 1589 г. институт патриаршества стал вторым после светской власти политическим центром Московского государства. Отношение Церкви к государству до Петра не было точно определено, хотя на церковном соборе 1666–1667 гг. было принципиально признано главенство светской власти и отрицалось право иерархов вмешиваться в светские дела. Московский государь считался верховным покровителем Церкви и принимал активное участие в церковных делах. Но и церковные власти призывались к участию в государственном управлении и влияли на него. Борьбы церковной и светской властей, знакомой Западу, Русь не знала (не было ее, строго говоря, и при патриархе Никоне). Громадный духовный авторитет московских патриархов не стремился заменить собой авторитет государственной власти, и если раздавался со стороны русского иерарха голос протеста, то исключительно с позиции нравственной.
Петр вырос не под таким сильным влиянием богословской науки и не в такой благочестивой обстановке, как росли его братья и сестры. С первых же шагов своей сознательной жизни он сошелся с «еретиками немцами» и, хотя остался православным по убеждениям человеком, однако свободнее относился к церковно-православной обрядности, чем обыкновенные московские люди. Петр не был ни ругателем Церкви, ни особенно набожным человеком, — в общем, «ни холоден, ни горяч». Как положено, знал круг церковной службы, любил попеть на клиросе, отхватать во всю глотку «Апостол», позвонить на Пасхе в колокола, отметить викторию торжественным молебном и многодневным церковным звоном; в иные минуты он искренне призывал имя Божие и, несмотря на непристойные пародии церковного чина, или, скорее, не любимой им церковной иерархии, при виде церковного нестроения, по его собственным словам, «на совести несуетный имел страх, да не будет безответен и неблагодарен Вышнему аще пренебрежет исправление духовного чина».
В глазах старозаветных ревнителей благочестия он казался зараженным иноземной «ересью». Можно с уверенностью сказать, что Петр от своей матери и консервативного патриарха Иоакима (ум. в 1690 г.) не раз встречал осуждение за свои привычки и знакомство с еретиками. При патриархе Адриане (1690–1700), слабом и несмелом человеке, Петр встретил не более сочувствия своим новшествам. И хотя Адриан не мешал явно Петру вводить те или иные новшества, молчание его, в сущности, было пассивной формой оппозиции. Незначительный сам по себе, патриарх становился неудобен для Петра, как центр и объединяющее начало всех протестов, как естественный представитель не только церковного, но и общественного консерватизма. Патриарх же, крепкий волею и духом, мог бы явиться могучим противником Петра, если бы стал на сторону консервативного московского мировоззрения, осуждавшего на неподвижность всю общественную жизнь.
Понимая эту опасность, Петр после смерти Адриана в 1700 г. не спешил с избранием нового патриарха. «Местоблюстителем патриаршего престола» был назначен Рязанский митрополит Стефан Яворский, ученый малоросс. Управление же патриаршим хозяйством перешло в руки особо назначенных светских лиц. Едва ли Петр решился упразднить патриаршество уже тотчас после смерти Адриана. Вернее думать, что Петр тогда просто не знал, что делать с избранием патриарха. К великорусскому духовенству Петр относился с некоторым недоверием, потому что много раз убеждался в его неприятии реформ. Даже лучшие представители старой русской иерархии, которые сумели понять всю национальность внешней политики Петра и помогали ему, как могли (Митрофаний Воронежский, Тихон Казанский, Иов Новгородский), — и те восставали против культурных новшеств Петра. Выбрать патриарха из среды великорусов для Петра значило рисковать создать себе грозного противника. Малорусское духовенство держало себя иначе: оно само подверглось влиянию европейской культуры и науки и сочувствовало западным новшествам. Но поставить малоросса патриархом было невозможно потому, что во время патриарха Иоакима малороссийские богословы были скомпрометированы в глазах московского общества, как люди с латинскими заблуждениями. За это на них даже было воздвигнуто гонение. Возведение малоросса на патриарший престол вызвало бы поэтому волну протеста. В таких обстоятельствах Петр и решил оставить церковные дела без патриарха.
Установился временно такой порядок церковного управления: во главе церковной администрации стояли местоблюститель Стефан Яворский и особое учреждение, Монастырский приказ, со светскими лицами во главе. Верховным авторитетом в делах религии признавался собор иерархов. Сам Петр, как и прежние государи, был покровителем церкви и принимал живое участие в ее управлении. Но его чрезвычайно привлекал опыт протестантской (лютеранской) церкви Германии, основанной на главенстве монарха в духовных делах. И в конце концов, незадолго до окончания войны со Швецией, Петр решился провести Реформацию в Русской Церкви. Целительного воздействия на запутавшиеся церковные дела он и на сей раз ожидал от коллегий, вознамерившись учредить особую духовную коллегию — Синод.
Домашним, ручным Лютером русской Реформации Петр сделал малоросского монаха Феофана Прокоповича. Это был очень способный, живой и энергичный человек, склонный к практической деятельности и вместе с тем весьма образованный, изучивший богословскую науку не только в Киевской академии, но также в католических коллегиях Львова, Кракова и даже Рима. Схоластическое богословие католических школ поселило в нем неприязнь к схоластике и католичеству. Однако и православное богословие, тогда плохо и мало разработанное, не удовлетворяло Феофана. Поэтому от католических доктрин он перешел к изучению протестантского богословия и, увлекшись им, усвоил некоторые протестантские воззрения, хотя был православным монахом.
Петр сделал Феофана епископом Псковским, а впоследствии он стал архиепископом Новгородским. Человек вполне светский по направлению ума и темпераменту, Феофан Прокопович искренне восхищался Петром и — Бог ему судья — восторженно славил все без разбору: личное мужество и самоотверженность царя, труды по устройству флота, новую столицу, коллегии, фискалов, а также фабрики, заводы, монетный двор, аптеки, шелковые и суконные мануфактуры, бумагопрядильни, верфи, указы о ношении иноземной одежды, брадобритие, табакокурение, новые заграничные обычаи, даже маскарады и ассамблеи. Иностранные дипломаты отмечали в Псковском епископе «безмерную преданность благу страны, даже в ущерб интересам Церкви». Феофан Прокопович не уставал напоминать в проповедях: «Многие полагают, что не все люди обязаны повиноваться гocyдapственной власти и некоторые исключаются, а именно священство и монашество. Но это мнение — терн, или, лучше сказать, жало, змеиное жало, папский дух, неведомо как достигающий нас и касающийся нас. Священство есть особое сословие в государстве, а не особое государство».

Eму-то и поручил Петр составить регламент нового управления Церковью. Царь очень торопил псковского архиерея и все спрашивал: «Скоро ли поспеет ваш патриарх?» — «Да уж рясу дошиваю!» — отвечал в тон царю Феофан. «Добро, а у меня шапка для него готова!» — замечал Петр.
25 января 1721 года Петр обнародовал манифест об учреждении Святейшего Правительствующего Синода. В опубликованном чуть позже регламенте Духовной коллегии Петр был вполне откровенен насчет причин, заставивших его предпочесть синодальное управление патриаршему: «От соборного правления можно не опасаться Отечеству мятежей и смущения, каковые происходят от единого собственного правителя духовного». Перечислив примеры того, к чему приводило властолюбие духовенства в Византии и других странах, царь устами Феофана Прокоповича заканчивал: «Когда же народ увидит, что соборное правительство установлено монаршим указом и сенатским приговором, то пребудет в кротости и потеряет надежду на помощь духовного чина в бунтах». По существу, Синод мыслился Петром в качестве особой духовной полиции. Синодальными указами на священников были наложены тяжкие обязанности, не свойственные их сану, — они не только должны были славословить и превозносить все реформы, но и помогать правительству в сыске и ловле тех, кто враждебно относился к нововведениям. Наиболее вопиющим было предписание о нарушении тайны исповеди: услышав от исповедуемого о совершении им государственного преступления, его причастности к бунту или злоумышлении на жизнь государя, духовник обязан был донести о таком человеке светскому начальству. Кроме того, священнику вменялось в обязанность выявлять и раскольников.
Впрочем, к старообрядцам Петр относился терпимо. Говорят, купцы из них честны и прилежны, а раз так, пусть веруют, во что хотят. Мучениками за глупость быть — ни они этой чести не достойны, ни государство пользы иметь не будет. Открытые гонения на старообрядцев прекратились. Петр лишь обложил их двойными казенными поборами и указом 1722 года вырядил в ceрые кафтаны с высоким клееным «козырем» красного цвета. Однако, призывая архиереев словесно увещевать коснеющих в расколе, царь иной раз все же посылал на помощь проповедникам для вящего убеждения роту-другую солдат.
Среди староверов все шире распространялась весть, что далеко на востоке, где солнце восходит и «небо прилежит к земле» и где обитают рахманы-брахманы, коим известны все мирские дела, о которых им поведывают ангелы, пребывающие всегда с ними, лежит на море-окияне, на ceмидесяти островах чудесная страна Беловодье, или Опоньское царство; и был там Марко, инок Топозерского монастыря, и нашел 170 церквей «асирского языка» и 40 pycских, построенных бежавшими из Соловецкого монастыря от царской расправы старцами. И вслед за счастливым Марко на поиски Беловодья, в сибирские пустыни, устремлялись тысячи охотников увидеть своими глазами всю древлюю красоту церковную.
Учредив Синод, Петр вышел из того затруднения, в каком стоял много лет. Его церковно-административная реформа сохранила в Русской Церкви авторитетный орган власти, но лишила эту власть политического влияния, каким мог пользоваться патриарх.
Но в исторической перспективе огосударствление Церкви пагубным образом сказалось и на ней самой, и на государстве. Видя в Церкви простую служанку государства, растерявшую свой нравственный авторитет, многие русские люди стали явно и тайно выходить из церковного лона и искать удовлетворение своих духовных запросов вне православного учения. Например, из 16 выпускников иркутской семинарии 1914 г. только двое изъявили желание остаться в духовном звании, а остальные были намерены пойти в вузы. В Красноярске ситуация была ещё хуже: никто из 15 её выпускников не захотел принять священнический сан. Подобная ситуация была и в костромской семинарии. А поскольку Церковь стала теперь частью государственной системы, то критика церковной жизни или полное отрицание Церкви по логике вещей заканчивалась критикой и отрицанием государственного порядка. Вот почему в русском революционном движении было так много семинаристов и поповичей. Самые известные из них — Н.Г. Чернышевский, Н.А. Добролюбов, И.В. Джугашвили (Сталин), А.И. Микоян, Н.И. Подвойский (один из руководителей захвата Зимнего дворца), С.В. Петлюра, но полный список намного длиннее.

Иоасаф I (1634-1640 гг.) Патриарх Иосиф (1642-1652 гг.)

Иоасаф I (1634-1640 гг.)

Иоасаф I был архиепископом Псковским. Тот же Пахомий Астраханский очень метко характеризует и его социальное происхождение, и его нрав: «В лето 7142 (1634) поставлен бысть на великий престол московского государства в патриархи Пскова и Великих Лук Иоасаф архиепископ по изволению царя Михаила Федоровича всея Руси и по благословению Филарета патриарха, понеже был дворовой сын боярской; во нравах же и житии добродетелен был, а ко царю недерзновенен». Форма избрания патриарха внешне была соблюдена. Архиереи в Успенском Соборе избрали трех кандидатов. Разумеется, среди трех было указанное царем лицо. Когда доложили царю о результатах выборов, он указал среди трех одного, т. е. Иоасафа.

Положение патриарха сразу изменилось. Исчез титул «Великий Государь». Патриарх стал именоваться просто «Великий Господин». В царских бумагах уже рядом с царем больше не стояло имя патриарха. Даже в некоторых распоряжениях царя по делам церковным не упоминалось имя патриарха. Но иногда по старой теократической традиции царь по чисто государственным делам обращался за советом к патриарху. Но Иоасаф подчеркнуто уклонялся от вмешательства в эти дела, символизируя тем иное своего положения в сравнении с Филаретом.

Возник конфликт с Крымским ханом. Тот забрал в плен царское посольство. Встал вопрос о войне. Патриарх с собором ответил, что их дело быть молитвенниками, а государственное управление — это дело царское. Архиереи дают совет человеколюбия: выкупать пленных казной. Что же касается отмщения, то это не дело иерархов: «А о том, что учинить крымцам за мучение твоих людей, нам, твоим богомольцам, непристойно написать такого совета, чтобы учинить воздаяние. Рассудить об отмщении врагам и что учинить им — дело, Государь, твое и твоих бояр и ближних людей и всего твоего царского синклита, а не нас — твоих государевых богомольцев».

Вопросы обряда и благочиния все более и более занимали внимание Москвы. При патр. Иоасафе так был подытожен вопрос о беспорядках в церковном богослужении:

    1. пение в церквах было многоголосное: не только в два-три, а даже в 4-5-6 и более голосов;
    2. в этом хаосе молящиеся миряне пускались в разговоры между собой, не воздерживаясь и от смеха;
    3. священники, угождая мирянам, в тон с ними беседуют и бесчинствуют;
    4. часы пред литургиями опускаются;
    5. по воскресеньям и праздникам утрени совершаются поздно и поспешно;
    6. на пасхальной неделе после обедни тотчас же справляют и вечерню, чтобы освободить весь день до ночи «для своих пьянственных нравов»;
    7. дети поповские и мирских людей во время службы бесчинствуют в алтаре;
    8. нищие, человек по десять, ходят с бесстрашием и собирают подаяние, некоторые в черных, по подобию монахов, одеяниях, обвешаны веригами, с распущенными волосами, а некоторые юродствуя ползают под ногами. Восточно-базарное неблаголепие.

В 1638 г. патр. Иоасаф издал «Память» (меморандум), чтобы пение в церквах не доходило в многоголосии до абсурда. Не смея еще упразднить этот беспорядок радикально, патриарх указывает совершать богослужение только в два голоса, «а по нужде (!) и в три», но не более; шестопсалмие же всегда только в один голос, «и в те поры ни псалтири, ни канонов говорить не дозволяется». Так трудно казалось посягать на укоренившееся неблагочиние.

Печатание богослужебных книг, всегда с кое-какими исправлениями, шло очень оживленно. Типография работала на 12 станках. За шесть лет правления п. Иоасафа было выпущено целых 23 книги, больше, чем при патриархе Филарете; из них 7 книг было новых, впервые после рукописного периода напечатанных. Некоторые из книг вышли в нескольких изданиях, иногда без перемен, иногда с прибавлениями и разъяснениями противоположными тем, какие были даны в прежних изданиях. Например: в Филаретовом Требнике 1623 г. указано: «аще случится младенцев 2 и 3 крестити, то коемуждо младенцу особо глаголати и все последование святого крещения и крестити». В Иоасафовом Требнике 1639 г. предписано: «аще случится 2 или 3 крестити и множае, то глаголем молитвы обще всем, а не особо всякому, и все последование св. крещения, точию имя глаголем коемуждо свое». В Филаретовом Требнике есть особый «чин погребению священническому», а в Иоасафовом замечено, что этот чин — «от Еремея, попа болгарского» (т. е. квалифицирован, как текст богомильский).

Идея необходимости и права смелого исправления замеченных недостатков характеризовала все это печатное дело. Для сличения текстов выписывались древние рукописи из разных монастырей. Создавалась своего рода целая армия свежих, толковых справщиков. В 1641 г. потребованы были для этого из всех монастырей в Москву «старцы добрые и черные попы и дьяконы, житием воздержательные и крепкожительные и грамоте гораздые».

Патриарх Иосиф (1642-1652 гг.)

Патр. Иоасаф умер 28.11.1640 г. Больше года не выбирали ему заместителя. Царское правительство выявило этой медлительностью какую-то непонятную для нас, излишнюю осторожность. Казалось бы, после смиренного преемника царскому отцу, Филарету, не было никаких оснований беспокоиться об уравнении кого-либо другого с чрезвычайно широкими пределами власти Филарета. Но экономическая необходимость сокращения безмерно широких земельных и хозяйственных прав высшей иерархии вообще встала на очередь внутренней государственной политики в среде правящего боярства и ближайших советников царя Алексея. Дело двигалось к переизданию тогдашней конституции Российского государства, что и осуществилось в издании в 1649 г. знаменитого «Уложения ц. Алексея Михайловича». В него вложена идея радикального контроля над использованием продуктов хозяйства обширных церковно-монастырских владений в интересах общегосударственных. Консервативные и даже эгоистические инстинкты русских архиереев не были секретом для правящего боярства. Оно могло при выборе кандидата на патриаршество весьма желать, чтобы будущий патриарх не был способен возглавить церковную оппозицию этой назревшей реформе. Выборная процедура поэтому была задумана в виде тщательного фильтрования имен кандидатов самим царем. Когда съехались на выборы епископы, царь Михаил предложил им новую, необычную процедуру. Он предложил каждому архиерею подать свой голос на шесть жребиев. А на каждом жребии написано было по одному кандидатскому имени, указанному самим царем. Этими лицами были следующие: два архиепископа, Серапион Суздальский и Пахомий Астраханский; один архимандрит московского Симонова монастыря, Иосиф и 3 игумена — Иона московского Богоявленского монастыря, Маркелл — Соловецкого монастыря, Макарий — псковского Святогорского монастыря. Все 6 жребиев были запечатаны царской печатью и посланы от царя через его боярина князя А.М. Львова в соборную Успенскую церковь, чтобы выборщики помолились, кого Бог избрать изволит, и чтобы жребий нераспечатанным вернули царю. Это было 20-го марта 1642 г. Сонм архиереев сначала положил перед Владимирской иконой только три жребия, заключенных в панагии (т. е. в ковчежце) и пропел первый молебен. После этого один жребий был вынут и был взят в руки архиереем, а два жребия убраны в сторону. Затем положены туда же другие три жребия, и пропет второй молебен. Опять вынут был один жребий, а два отложены в сторону. После этого два последовательно вынутые жребия были вместе положены в ковчежец, и пропет третий молебен. Из этих двух, уже раз вынимавшихся жребиев, теперь снова вынули один и его тотчас же нераспечатанным послали через князя Львова царю. Царь распечатал жребий пред всем своим «синклитом» и объявил: «Благоволи Бог и Пречистая Богородица быти патриархом Иосифу, архимандриту Симонова монастыря». Сейчас же князь Львов был послан возвестить это избранному Иосифу и представил его пред всем сюда собравшимся «освященным собором» архиереев — избирателей. Эта сложная фильтрующая процедура была скопирована с тщательной и осторожной процедуры, примененной к выборам новгородского архиепископа Сергия в начале XVI века, первого угодного Москве кандидата после сокрушения новгородской свободы. Очевидно, подражая удачному для Москвы опыту XVI века, и теперь царь получил по тому же примеру угодного ему патриарха. 21-го марта состоялось его наречение, а 27-го — посвящение и обед у государя. Характерна была церемониальная символика. Когда прибывший на обед новопоставленный патриарх благословлял государя, то государь «в руку и в клобук патриарха не целова». Даже посажен был патриарх не рядом с царем, а на расстоянии сажени «или мало больши». Так боялись вскружить голову иерархии честью Филаретова времени. Но парадная прогулка на осляти не была умалена. Осла под уздцы водили боярин В.П. Шереметьев, окольничий князь А.Ф. Литвинов-Мосальский да патриархов боярин В.Ф. Янов.

По своему богословскому самообразованию п. Иосиф был фигурой довольно серой. Сохранившееся от него единственное литературное произведение — обширное поучение в трех частях: а) к епископам, б) к князю, судии мира, и с) к попам. Произведение компилятивное, но не лишенное некоторого приспособления к живой действительности.

Патр. Иосиф вознесен на высоту идеала нашими старообрядцами. Для них это — последний перед п. Никоном истинно-православный патриарх древней св. Руси. Это потому, что в напечатанных при нем богослужебных книгах широко закреплены и старые, грамматически некорректные русские рукописные тексты, и еще важнее — наши старые обряды: двуперстие, седмипросфорие, хождение посолонь, сугубая аллилуйя, начертание Исус Христос и т. д. Понятно, что наши старые полемисты против старообрядчества не чтили Иосифа. Новые историки расстались с этим предубеждением. Проф. Каптеров впервые в 1887 г. в своих работах о патр. Никоне постарался исправить это представление о патр. Иосифе. По его словам, Иосиф не слабый и бездеятельный человек, мимо которого шли события, но просвещенный и активный: издание книг, устройство школ, упорядочение обрядов, исправление нравов духовенства. Во всем этом он был предтечей Никона. Последнему пришлось только продолжать Иосифа. Надо признать это преувеличением. Просвещенность Иосифа не идет далее обычного начетничества. Патр. Иосиф напечатал только то тройное поучение, на которое мы указали выше. Патр. Иосиф не был ленивым старцем, но все-таки он был уже настолько стар и болезнен, что не поспевал за напряженным темпом столично-церковных и придворных интересов. Инициатива других во всем опережала его, тревожила его самолюбие и усиливала мнительность. В этом не может быть никакого сравнения медлительно отстающего Иосифа с бурно несущимся вперед Никоном. В 1645 г., по смерти царя Михаила вступил на престол 16-тилетний Алексей Михайлович. Вместе с этим произошло, так сказать, омоложение и его окружения с новыми идеями и новой энергией. Патр. Иосиф не в силах был угнаться за этим движением. Ставшая у кормила власти группа бояр — «западников» — между прочим усиленно стремилась прибрать к рукам церковные земли и потому искала себе опоры в новых церковных деятелях. Бояре-новаторы это — кн. Одоевский, Морозов, кн. Львов. Духовник молодого царя Благовещенский протопоп Стефан Вонифатьев был вождем группы столичного духовенства, которое шло рука об руку со стремлениями светской власти. С Вонифатьевым дружил и протопоп Казанского собора на Красной площади Иван Неронов. Эти энергичные и не старые церковные деятели, отражая в своей сфере реформистское вдохновение своих государственных друзей и общее успокоение страны после Смуты, вновь оживляли мечту о Москве, как о Третьем Риме. В общих совещаниях вместе с царем (тут приглашался и патр. Иосиф) решили усилить духовный престиж Москвы, стягивая в нее из провинциальных городов всю красу и гордость тамошнего духовенства, особенно речистых и популярных пастырей — проповедников. Надо было воочию всем показать духовную силу и блеск Третьего Рима. Этот замысел по существу подобен такой же мечте митр. Макария в XVI веке. Предполагалось упорядочить весь обрядовый вопрос, исправить богослужебные книги, ввести в церквах всякое благочиние, учредить школы. Все это и для противопоставления соблазнам ересей, претензиям латинства и иноверия и в согласии с требованиями национального идеала Москвы — Третьего Рима. Стараниями этой инициативной группы вызван и устроен в Москве ряд выдающихся протопопов. Аввакум из Юрьевца — Повольского (т. е. Поволжского, Нижегородско-Костромской край). Лазарь из Романова-Борисоглебска (тоже с Волги, под Костромой). Даниил из самой Костромы. Логгин из Мурома. Все эти персоны, примкнув к столичному ядру, составили передовой кружок консервативных «реформаторов-реставраторов». К кружку привлечен был и архимандрит Никон, случайно прибывший с посольством из Соловков и оставленный на Москве по воле молодого царя. Этот кружок влиял и далее на подбор лиц для выдающихся церковных мест и заинтересован был изданием полезных вероучительных книг, как, напр., «Малый Катехизис» и «Кириллова книга». Даже печатный двор, перестроенный и обогащенный новым красивым шрифтом, был взят в ведение царя. Фактически, патриарх не управлял печатным делом, а только формально значился на выходных листах книг. А школьное дело устроилось и совсем без воли патр. Иосифа. Равно и такое крупное предприятие, как «Уложение царя Алексея Михайловича», ограничившее экономическую, административную и судебную власть патриарха, архиереев, церквей и монастырей, прошло вне всякого влияния на ту или другую сторону престарелого патриарха. Однако, ряд «реформ» церковного обихода проходил при прямом сопротивлении патриарха. В 1649 г. у патриарха возник конфликт с прот. Стефаном Вонифатьевым, а через него приглушонно и с самим царем.

Медлительность и инертность п. Иосифа не соответствовали темпу и новизне нараставших вопросов и событий в Москве. Надо было в какой-то мере начать ослабление воздвигнутых церковью в годы п. Филарета защитных препятствий после Смутного времени к общению с иностранцами и иноверцами. Династический брачный вопрос возник еще при царе Михаиле Федоровиче. В 1643 г. царь Михаил объявил п. Иосифу, что просит его молитв о благополучном сватовстве его дочери Ирины Михайловны за сына датского короля Христиана IV Вольдемара. Царь обещал, что «принуждения в вере королевичу не будет». В начале 1644 г. Вольдемар прибыл в Москву с пастором Матвеем Фильгобером. Патриарх, однако, предложил жениху «верою соединиться». Пораженный неожиданностью Вольдемар отказался. Но царь стал просить и молить его, ибо «иначе законному браку быть никак нельзя». Принц стал собираться обратно в Данию, но его не отпустили и вовлекли в задуманные, очевидно, заранее патр. Иосифом прения о вере. С русской стороны громилось, главным образом, обливательное крещение. Напрасно датчане ссылались на патр. Иеремию II, который еще недавно в Литовской Руси запретил второе крещение только из-за обливания. И на другой знаменитый факт, что сам московский царь Иван III отдал свою дочь Елену за латинянина, короля Литовско-Польского Александра. Было ясно, что отцы и деды москвичей до Смуты, до саднящих обид от латинян смотрели на дело веры шире и спокойнее. Но теперь москвичи упирались. Такова была ожесточенная Смутой психология отталкивания от иноверия. Сам царь Михаил был очень удручен этой неудачей. Как будто и скорая его смерть 16 июля 1645 г. была ее результатом. При новом царе, молодом Алексее Михайловиче, 17 августа датчане попросту покинули Москву.

Книжное дело при патр. Иосифе

По заведенному уже порядку книжное производство на Москве расширялось и развивалось. Но научных знаний для критики текстов книг не хватало, и книги по-прежнему размножали ошибки, грамматические и смысловые. Эти книги Иосифовой печати в XVIII и XIX веках стали излюбленным своего рода «божественным писанием» для наших старообрядцев. В основании ошибок лежал по-прежнему коренной недостаток: ограничение правки только по своим же славянским образцам, без греческого оригинала. Ошибки этим способом только закреплялись и размножались. Справщики не делали секрета из взаимных расхождений и противоречий своих московских текстов. Иногда они мотивировали свой выбор вариаций, иногда не мотивировали, а просто брали их из вариаций недавнего уже патриаршего времени. В одних деталях книги были сходны с изданиями патр. Иова, в других — патр. Филарета, в третьих — патр. Иоасафа.

Кроме богослужебных книг, эпоха патр. Иосифа отмечена появлением в печати у нас и ряда других новых книг.

    1. Перепечатана уже изданная в Зап. Руси первая грамматика церковно-славянского языка еп. Мелетия Смотрицкого, как известно, соблазнившегося непорядками в своей домашней и в греческой церкви того времени и перешедшего в унию.
    2. Из творений Отцов Церкви напечатаны: «Лествица» Иоанна Лествичника; Феофилакта Болгарского «Толкование на Четвероевангелие», Сборник поучений разных отцов, Сборники писем Ефрема Сирина и др. отцов.
    3. Особую известность впоследствии получили в полемике со старообрядцами две компилятивных книги, составленных в значительной части из перепечаток западнорусских изданий. Это так называемые: «Кириллова Книга» и «Книга о вере». В послесловии «Кирилловой Книги» сказано, что царь Михаил Феодорович приказал «от св. писаний учинити на еретики и раскольники нашея православные христианские веры на римляны и латыни, на люторы же и кальвины… И пустити ю во всю русскую землю всякому православному христианину, хотящему ее почитати и божественные догматы ведети и те еретические уста заграждати». Кирилловой она называется по первой помещенной в ней статье, довольно обширной и подразделенной на 9 глав, под заглавием «Книга иже во святых отца нашего Кирилла, архиепископа Иерусалимского, на осьмый век». Это ничто иное, как 15-ое огласительное слово св. Кирилла, но не в своем подлинном виде, а свободно истолкованное местным виленским книжником Стефаном Зизанием. Оно было уже напечатано в Вильне в 1596 г. на польском языке и на литовско-русском наречии, а здесь, в Москве, издано в церковно-славянском переводе. В толкованиях Зизания доказывается, что кончина мира и второе пришествие должны явиться в VIII «веке», т. е. «тысячелетии» от сотворения мира, который уже наступил, а потому антихрист уже и пришел, и царит в лице римского папы. Дальше в Кирилловой Книге помещено еще 40 статей. Тут перепечатана в церковно-славянском переводе почти вся «Книга о вере единой, святой, соборной и апостольской церкви», изданная в 1619 г. в Киеве против протестантов архимандритом Печерским Захарием Копыстенским. Дальнейшие главы «Кир. Книги» в большинстве являются перепечатками из православных изданий Литовской Руси. «Кириллова Книга» была спешно скомбинирована и напечатана на предмет состязаний о вере и убеждения королевича Вольдемара. Собирал ее один из участников диспута, протоиерей московской церкви Черниговских Чудотворцев Михаил Рогов, «с прочими избранными мужами». Книга послужила пособием и для п. Иосифа в его письменном обращении к принцу Вольдемару.

И другая Иосифовского издания (1648 г.) книга приобрела одобрение старообрядцев. Это так наз. «Книга о вере». Над составлением этого сборника потрудился киевский книжник, игумен Михайловского монастыря в Киеве Нафанаил. Как он сам говорит в предисловии, вдохновлялся он чувством покаяния в заблуждениях его школьной юности. Потрудился «прегрешений ради моих, иже в школах латинских от иезуитов вмале не прельщен бых, яко да сие малым сим трудом исправлю». Он поместил в сборнике тридцать глав «не от своего умышления», а заимствовал из других книг, ходивших тогда в юго-западной Руси. 10 глав он взял из «Палинодии» Захария Копыстенского, в ту пору еще ненапечатанной. Материалы направлены против латинян и еще более — против униатов. Тут он приводит между прочим текст исповедания веры, произнесенного в Риме пред папой в 1596 г. Кириллом Терлецким и Ипатием Потеем. Исповедание, скрытое от народных масс, которое на деле было полной капитуляцией перед латинством. Книга эта была прислана составителем в Москву по просьбе царского духовника, протопопа Благовещенского собора Стефана Вонифатьева. В Москве она была переведена на церковно-славянский язык московского типа. Примечательно, что старообрядцы и их вожди, так брезгливо трактовавшие латинскую ученость киевлян, вынуждены были питаться именно этой их ученостью за неимением своей.

Того же киевского происхождения был напечатанный в 1649 г. и тоже ставший кумиром у старообрядцев так наз. «Малый Катехизис», или «Собрание краткие науки об артикулах веры… ради учения и ведения всем православным христианам, наипаче же детям учащимся». Это — краткий Катихизис митр. Петра Могилы, изданный в Киеве в 1645 г. на польском и на русском юго-западного диалекта языках. Теперь он был издан в Москве на церковно-славянском языке и с некоторыми исправлениями.

При патр. Иосифе в 1650 г. была отпечатана, но еще не выпушена «Кормчая» по спискам так наз. рязанской редакции (древнейший пергаменный список XIII века). Лишь через два года она была вновь пересмотрена и издана с небольшими изменениями уже при п. Никоне. Известна под именем Никоновой.

Состав справщиков, сложившийся к 1650 г., был следующий: иеромонах Иосиф Наседка (бывший протопоп Иван), протопоп Черниговского собора Михаил Рогов и другие, менее известные лица, архимандриты, протопопы, старцы (т. е. монахи) и три мирских лица. Над ними надзирали прот. Стефан Вонифатьев с его друзьями, Казанским прот. Иваном Нероновым и прот. Аввакумом, этими двумя вождями назревшего раскола. В книге «О Вере» именно они поместили так наз. «Феодоритово Слово» о двуперстии. Отсюда этот апокриф перенесен и в другие печатные книги. До патр. Иосифа «Феодоритово Слово» было напечатано в 1627 г. только в одной книге Лаврентия Зизания, прозванной «Большой Катехизис». Русские печатники внесли его в Псалтырь 1642 г., в «Кириллову Книгу», в «Книгу о Вере», в «Малый Катехизис». Киевский оригинал «Феодоритова Слова» в этом пункте переделан. Из указанного в нем трехперстия сделано московское предписание двуперстия. Равным образом, прямое и Отчетливое указание усугубить «аллилуйя» пошло в книгах только от времени патр. Иосифа. Так, благодаря патриотам Москвы — III Рима (Неронову, Аввакуму и др.), все обряды московские этого времени были рачительно вставлены в соответствующих местах и размножены печатью.

Школьный вопрос

Знаменитый деятель киевского православного просвещения митр. Петр Могила в 1640 г. делает царю Михаилу Федоровичу предложение «паче всех прошений своих» устроить в Москве монастырь для ученых монахов из Братского, Киевско-Богоявленского монастыря, где была Академия, а «при монастыре учинить школу для обучения грамоте греческой и славянской детей бояр и простого чину. Так сделал Господарь Молдавский», который усердно борется с латинством. Но дело не двинулось.

Новым толчком явилось в 1645 г. прибытие в Москву Феофана, митр. Палеопатрасского, от Константинопольского патриарха Парфения с ходатайством открыть в Москве греческую типографию. В ней нуждались греки для защиты православия от папистов и лютеран. Те в ту пору в Турции открыли свои типографии и печатали много книг для агитации среди греков. А турки по интригам иностранцев закрыли типографию, принадлежащую грекам. Еще покойный патриарх Кирилл Лукарис имел мысль утвердить греческое типографское дело в Москве.

Предложение Феофана было принято. Его просили прислать греческих учителей. Митр. Феофан, уехавший из Москвы после смерти царя Михаила, прислал в 1646 г. из Киева архимандрита, грека Венедикта. Венедикту был дан заказ переводить при Печатном Дворе некоторые книги с латинского языка. Но Венедикт оказался очень заносчивым, хвастливым и попрошайкой. Ему перестали платить, отказали и просили из КПля прислать нового учителя. На некоторое время для этой роли прислан был в Москву м. Гавриил. После него явился и Арсений Грек, герой времени п. Никона. О нем речь впереди.

Но вскоре школьное дело двинулось, можно сказать, гигантскими шагами. Это произошло в связи с большим идеологическим оживлением, наступившим при царе Алексее.

Идеологическое оживление

Оно шло мимо и через голову патриарха Иосифа. Царь Алексей пришел к решительному выводу, что Москве нельзя возвеличиться, отгородившись китайской стеной от мира, что киевская ученость — не латинская, а восточная, греческая и православная, что пора ею вооружиться. Словом, страхи филаретовского антилатинства были отложены в сторону. Царь решил приступить к пересадке киевской учености в Москву. В мае 1649 г. царь сам написал киевскому митрополиту Сильвестру Коссову и просил его прислать ученых старцев, знающих греческий и латинский языки. По предварительным справкам, такими желательными лицами были: Арсений (Сатановский) и Дамаскин (Птицкий). Их кандидатуры прямо и названы в царском письме.

На Москве надумали начать просветительное книжное дело с напечатания первейшего источника всех богословий, с напечатания всей Библии. Подразумевалось переиздание Острожской Библии 1580 г., но с исправлениями по греческому оригиналу. Митрополит Сильвестр откликнулся на просьбу Москвы и прислал двух ученых иеромонахов Арсения Сатановского и Епифания Славинецкого. Но привлечение ученых сил из Киева имело в виду возложить на них параллельно два вида работы: не только книжно-издательскую деятельность, но и школьно-учительную. Москва осознала, что мало читать, переписывать, печатать готовые книги, а что надо научиться и самим их писать, что надо организовать орудие книжности — школу. Эта школьная задача нашла в данный момент для себя живого ревнителя о ней в лице боярина Федора Михайловича Ртищева. Он был не только ближним боярином по родовитости своей, но был любимцем царя и, к счастью, довольно богатым, имущим человеком. Не в пример другим старым боярам, он обращал свои средства на дела общественной благотворительности. В Москве он учредил больницу, богадельню и лазарет для раненых, пленных польского похода. Это было новинкой для Москвы. Но молодой Ртищев был не только новатором, как филантроп. Он был и первым русским меценатом. Он любил книги и, по молодости своих лет, имел потребность школьно, методически учиться. Он из всех москвичей был единственным, у кого загорелось сердце — откликнуться на идею митрополита Петра Могилы (1640 г.), и решил дать приют посылаемым из Киева ученым монахам по образцу киевского братского монастыря. В двух верстах от Москвы, по киевской дороге против Воробьевых гор, около церкви Андрея Стратилата, он устроил Преображенский монастырь. В монастыре обеспечено место и содержание для 30-ти иноков, «изящных во учении грамматики словенской и греческой и даже до риторики и философии хотящих тому учению внимать». Сам Ртищев сделался рядовым учеником в этой школе. Днем он отбывал свою государственную службу, а вечером садился за ученическую парту для изучения греческой грамматики под руководством киевских старцев. Гул сплетен пошел по Москве о таком невиданном поведении. Характерную фильмовую картинку рисует нам полицейско-протокольная запись, что 1650.IV.3 чернец Саул заявил окольничему А. Милославскому, что есть за ним «государево дело». Чернец показал: «в нынешнюю зиму, 5 марта, приходили к нему — Саулу в келью Иван Васильевич Засецкий, да Лука Тимофеевич Голосов, да Благовещенского собора дьячок Константин Иванов, и между собой шептали: учится у киевлян Федор Ртищев греческой грамоте и в той грамоте еретичество есть. А боярин де Борис Иванович (Морозов) держит отца духовного для прилики людской, а еретичество де знает и держит». Государь велел расследовать дело. И дьячок Константин Иванов в расспросе показал (показания двух других лиц не сохранились): «нынешнего года на масленице, дня не помню, провожали мы, Лука Голосов, Иван Засецкий да я Константин от Благовещенья протопопа к нему на двор, и проводив пришли к воротней келье, к старцу Саулу и сели на лавке. И говорили мне Лука и Иван: «извести благовещенскому протопопу (Стефану Вонифатьеву), что он Лука у киевских чернецов учиться не хочет; старцы не добрые; он де в них добра не познал, доброго учения у них нет. Теперь он манит Федору Ртищеву, боясь его, а впредь учиться никак не хочет». Да Лука же говорил: «кто по-латыни научится, тот де с правого пути совратится. Да и о том вспомяни протопопу: поехали в Киев учиться Перфилка Зеркальников да Иван Озеров, а грамоту проезжую Федор Ртищев промыслил. Поехали они доучиваться у старцев киевлян по-латыни, а как выучатся и будут назад, то будут от них великие хлопоты. Надобно их до Киева не допустить и воротить назад. И так они (старцы-киевляне) всех укоряют и ни во что ставят благочестивых протопопов Ивана и Стефана (т. е. Неронова и Вонифатьева) и других. Враки де вракуют они, слушать у них нечего; про то ничего не знают, чему учат». И Константин говорил: «в прошлом 1649 г. летом поп Фома, сосед мой, спрашивал меня: скажи, пожалуй, как быть? Дети мои духовные Иван Озеров да Перфилий Зеркальников просятся в Киев учиться. Я, Константин, ему сказал: не отпускай ради Бога. Бог на твоей душе это взыщет. А Фома молвил: рад бы не отпустить, да они беспрестанно со слезами просятся и меня мало слушают и ни во что не ставят». Потом Лука и Иван про боярина Бориса Ивановича Морозова говорили между собой тихонько: «Борис де Иванович держит отца духовного для прилики людской и начал жаловать киевлян. А это уже явное дело, что туда уклонился, к таким же ересям».

Из приведенного материала явствует, какое острое брожение, интеллектуальное и духовное, быстро произвела эта встреча киевской школьности с московской бесшкольностью. Как изголодавшаяся умственно любознательная молодежь, при поощрении киевских ученых, тотчас же запросилась из стен Москвы повидать другой школьный мир. Как почетная роль киевских просветителей соблазняла их ранить своей критикой московскую малограмотность и тем вызывала и укрепляла в москвичах угрожающую стихию старообрядчества.

Патриархи Московские

Патриархи Московские и всея Руси

Патриарх Кирилл, 2009 год. Художник Москвитин Филипп Александрович
Патриарх Алексий II,2003 год. Художник Москвитин Филипп Александрович
Портреты московских патриархов в резиденции Патриарха московского и всея Руси в Переделкине.
Синодальная резиденция в Переделкине.

Первый Патриарх Московский и всея Руси Иов (1589-1605)

главной целью своей деятельности считал укрепление в России Православия. По инициативе Патриарха были проведены ряд преобразований в Русской Церкви: учреждены новые епархии, основаны десятки монастырей, начато печатание богослужебных книг. В 1605 году отказался присягать Лжедмитрию и был низложен бунтовщиками.

Второй Патриарх Московский и всея Руси Гермоген (1606-1612)

Его патриаршество совпало с трудным периодом в русской истории – Смутным временем. Он открыто выступал против иноземных захватчиков, против возведения на русский престол польского королевича. Во время голода, начавшегося в Москве, Патриарх приказал открыть для голодающих монастырские житницы. При осаде Москвы войсками Минина и Пожарского святитель Гермоген был низложен поляками и заключен в Чудовом монастыре под стражу, где умер от голода и жажды.

Третий Патриарх Московский и всея Руси Филарет (1619-1633)

Федор Никитич Романов-Юрский, после смерти царя Федора, был одним из законных претендентов на Русский трон, так как являлся племянником Иоанна Грозного. Попав в опалу при Борисе Годунове, Федор Романов-Юрский был пострижен в монашество с именем Филарет. В Смутное время Лжедмитрий II захватил митрополита Филарета в плен, где он пробыл до 1619 года. Земский Собор 1613 года избрал на русское царство Михаила Романова, сына митрополита Филарета, утвердив за последним титул Патриарха. Патриарх Филарет стал ближайшим советником и фактическим соправителем царя Михаила.

Четвертый Патриарх Московский и всея Руси Иоасаф (1634-1640)

Своим преемником Патриарх Филарет назначил архиепископа Псковского и Великолукского Иоасафа .Патриарх Иоасаф произвел большую работу по исправлению богослужебных книг, за шесть лет его правления было выпущено 23 книги, из которых многие были напечатаны впервые. За его короткое правление было основано три монастыря и восстановлено пять прежних, закрывшихся ранее.

Пятый Патриарх Московский и всея Руси Иосиф (1642-1652)

В своей деятельности Патриарх Иосиф большое внимание уделял делу духовного просвещения. По его благословению в 1648 году в Москве было основано духовное училище при Андреевском монастыре – «Ртищевское братство». Именно благодаря Патриарху Иосифу удалось сделать первые шаги к воссоединению Украины (Малороссии) с Россией.

Шестой Патриарх Московский и всея Руси Никон (1652-1658)

Патриарх Никон отличался глубокой аскетичностью, духовностью, обширными знаниями и получил особое расположение царя Алексея Михайловича. При активном содействии Патриарха Никона в 1654 году состоялось историческое воссоединение Украины с Россией, затем и Белоруссии. Особо проявил себя Патриарх Никон как церковный реформатор: при нем было заменено двуперстное крестное знамение на троеперстное, исправлены богослужебные книги по греческим образцам.

Седьмым Патриархом Всея Руси был избран архимандрит Троице-Сергиевой Лавры Иоасаф (1667-1672)

. В своей деятельности Патриарх Иоасаф II стремился реализовать и утвердить реформы Патриарха Никона. Он продолжил начатое Патриархом Никоном исправление и издание богослужебных книг. При нем были просвещены народности на северо-восточных окраинах России; на Амуре, на границе с Китаем, был основан Спасский монастырь.

Восьмой Патриарх Московский и всея Руси Питирим (1672-1673)

Его правление длилось всего 10 месяцев. Был приближенным Патриарха Никона, и после его низложения, Питирим был одним из претендентов на Патриарший престол. Однако его избрали только после смерти Патриарха Иоасафа II. Известно, что Патриарх Питирим в 1672 году крестил в Чудовом монастыре будущего императора Российского Петра I. В 1673 году по благословению Патриарха Питирима был основан Тверской Осташковский женский монастырь.

Девятый Патриарх Московский и всея Руси Иоаким (1674-1690)

Правление Патриарха Иоакима пришлось на трудные для государства и Церкви годы. Усилия Патриарха Иоакима были направлены на борьбу против иностранного влияния на русское общество. Проявил себя Патрирах Иоаким и в области государственного управления: он выступил посредником между противоборствующими сторонами во время возникшей смуты в вопросе о престолонаследии в 1682 году и принял меры для прекращения стрелецкого восстания.

Десятый Патриарх Московский и всея Руси Адриан (1690-1700)

Патриарх Адриан был 10-м, последним в досинодальный период, Патриархом Московским и Всея Руси. Деятельность Патриарха Адриана связана в основном с соблюдением
церковных канонов и охране Церкви от ереси. Расположенный к старине и неохотно отзывавшийся на реформы Петра I, Патриарх Адриан все же поддерживал важные начинания царя – строительство флота, военные и социально-экономические преобразования.

Одиннадцатый Патриарх Московский и всея Руси Тихон (1917-1925)

После 200-летнего Синодального периода (1721-1917) Всероссийский Поместный Собор Русской Православной Церкви восстановил Патриаршество. На Патриарший престол был избран митрополит Московский и Коломенский Тихон . Новому Патриарху пришлось решать вопрос об отношениях с новым государственным строем, враждебно относящимся к Церкви в условиях революции, гражданской войны и всеобщей разрухи.

Двенадцатый Патриарх Московский и всея Руси Сергий (1943-1944)

В 1925 году Заместителем Патриаршего Местоблюстителя стал митрополит Сергий Нижегородский. Во время Великой Отечественной войны митрополитом Сергием был организован Фонд обороны, благодаря которому была построена танковая колонна имени Дмитрия Донского, также собирались средства на сооружение самолетов, на содержание раненых, детей-сирот. В 1943 году митрополит Сергий единогласно был избран Патриархом Московским и Всея Руси.

Тринадцатый Патриарх Московский и всея Руси Алексий I (1945-1970)

Патриарх Алексий I был избран на Патриарший престол в феврале 1945 года. Его Предстоятельство совпало с окончанием Великой Отечественной войны и последующая деятельность была связана с восстановлением разрушенных войной храмов, восстановлением связей с Православными братскими Церквами, было положено начало контактам с Римско-Католической Церковью. Установились активные связи с древними нехалкидонскими Церквами Востока, а также с протестантским миром.

Четырнадцатый Патриарх Московский и всея Руси Пимен (1971-1990).

В своем Первосвятительском служении Патриарх Пимен был продолжателем церковного делания Патриархов Тихона, Сергия, Алексия I. Одной из важнейших сторон деятельности Патриарха Пимена было укрепление отношений между Православными Церквами разных стран, развитие межправославных отношений. В июне 1988 года Патриарх Пимен возглавил торжества, посвященные Тысячелетию Крещения Руси, и Поместный Собор Русской Православной Церкви.

Пятнадцатый Патриарх Московский и всея Руси Алексий II (1990-2008)

С предстоятельством Алексия II связано время возрождения и духовного расцвета Русской Православной Церкви: открылись тысячи храмов и монастырей, в том числе Храм Христа Спасителя; началась активная подготовка кадров священнослужителей, открылись новые учебные заведения. 17 мая 2007 года произошло эпохальное событие в истории Русской Церкви — был подписан Акт о каноническом общении между Русской Православной Церковью московского патриархата и Русской Православной Церковью Заграницей.
27 января 2009 года на Поместном Соборе Русской Православной церкви избран Шестнадцатый Патриарх Московский и Всея Руси. Им стал митрополит Кирилл.
Утащено отсюда, спасибо PKFNF

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *