«Были точно сестры». Как подруги-зенитчицы пережили войну

В годы войны небо Воронежа защищали храбрые девушки-зенитчицы 183-го Краснознаменного зенитно-артиллерийского полка, который входил в состав 3-й дивизии ПВО. Осенью 1941 года, когда формировались боевые соединения дивизии, ее ряды пополнили более 3 тыс. воронежских девушек. Из 397 девушек сформировали 4-й зенитно-пулеметный полк. Среди них были две подруги – Зинаида Бордикова (в замужестве Овсянникова) и Анастасия Ткаченко (в замужестве Замятина).

Зинаиде Овсянниковой 97 лет. Анастасии Замятиной давно нет в живых. О том, как подруги-сироты пережили тяжелое детство и войну и как потом сложилась их жизнь, – в материале РИА «Воронеж».

Состояние здоровья Зинаиды Овсянниковой не позволило ей поговорить с журналистом. Текст создан на основе информации, полученной в беседах с дочерьми Зинаиды и Анастасии – Надеждой Овсянниковой и Ириной Карцевой, с опорой на мемуары Анастасии Замятиной и данные, собранные историком Евгением Шендриковым.

Сироты

Зина Бордикова родилась в Ростовской области в 1923 году. Девочка рано потеряла родителей, воспитывали ее дедушка и бабушка. Дедушка – мастеровой человек – ездил с женой и внучкой по городам в поисках работы. В конце концов маленькая Зина с бабушкой остановились в Калаче и поселились во времянке. Вскоре они получили страшную весть: дедушка, который отправился на заработки в Бутурлиновку, умер. Чтобы прокормить себя и внучку, бабушка стала искать работу. Она оставила Зину на попечение соседки и поехала в Бутурлиновку, но так и не вернулась. Позже девочка узнала, что бабушки тоже не стало. Соседка отвела Зину в детский дом.

Через два года Зину перевели в Павловский детский дом. Ребят здесь кормили лучше. Жизнь маленьких воспитанников этого детдома была насыщенной: ребята занимались в кружках, в спортивных секциях по волейболу и футболу. Воспитатели относились к ребятам как к родным. Гулять ходили на меловые горы, где к осени можно было насобирать такие лакомства, как орехи, барбарис, дикие груши. Зимой катались с меловых гор на санках.

В детском доме рыжеволосая Зина и подружилась с Асей Ткаченко. Ася занималась художественной самодеятельностью, участвовала в спектаклях, где играла мальчиков. За это девчонки прозвали ее Гавриком. «Мы были как сестры», – вспомнила Зинаида Овсянникова.

Ася Ткаченко родилась в 1923 году в селе Марьевка Ольховатского района. В детском доме оказалась в шесть лет. Ее дочь Ирина Карцева рассказала корреспонденту РИА «Воронеж»:

– В ее семье было трое детей. Отец был председателем колхоза. Как-то раз он повез в Павловск хлеб. Дети остались дома с матерью. Неожиданно на дом напали кулаки, убили двоих старших детей, кинули в колодец, а их мать искалечили. Моей маме, младшему ребенку, было три года. Девочка чудом осталась жива. После трагедии семья распалась. Моя мама скиталась по родственникам, в итоге попала в детский дом.

В детдоме Асю никто не навещал. Как сложилась судьба родителей, она не знала. Предполагала, что их убили.

После шестого класса 15-летних девочек отправили в Воронеж учиться швейному делу в школе фабрично-заводского обучения (ФЗО) при Госшвейфабрике №1, на месте которой потом был Институт связи. Девчата учились шить и одновременно проходили программу седьмого класса. Жили в частных квартирах, которые снимала фабрика. Ася и Зина – в одной комнате. Девочкам давали талоны на питание. После окончания ФЗО подруги стали работать на фабрике.

«Не танцы»

Началась война. Швеи получили заказ на массовый пошив телогреек и шинелей для фронта. Зина Бордикова вместе с Асей Ткаченко и другими девушками-комсомолками швейной фабрики записались в истребительный батальон.

– Мы тренировались на левом берегу в поле. Нас учили бросать гранаты, ползать по-пластунски, окапываться. Здесь же готовили и группы для разведки в тылу врага, – вспоминала Зинаида Михайловна.

В феврале 1942 года Зина попала в состав делегации от рабочих Воронежа, которые везли подарки ко Дню Красной армии бойцам добровольческого коммунистического полка, державшего оборону под Белгородом. Полком командовал Михаил Вайцеховский.

– Мы шли по траншеям и пришли в небольшое помещение. На сколоченном столе лежали лук, бумаги и книги. Вайцеховский был высокий и стройный. Командир поблагодарил нас за подарки, за нашу работу, передал благодарность рабочим фабрики, пожелал здоровья…

На следующий день Зина узнала, что Михаила Вайцеховского тяжело ранили. Его отправили в Воронеж, в госпиталь, где он умер.

В конце марта 1942 года вышло постановление Госкомитета обороны – призвать в войска противовоздушной обороны и войска воздушного наблюдения, оповещения и связи 100 тыс. девушек от 19 до 25 лет. Они стали связистками, телефонистками, прожектористками, пулеметчицами, зенитчицами и заменили мужчин, которых перебрасывали на формирование стрелковых дивизий. Зина Бордикова и Ася Ткаченко записались в зенитчицы. В ряды Красной армии девушек призвали 8 апреля 1942 года.

Жили девчата в учебной роте в краснокирпичном здании бывших казарм на Красноармейской улице, за фармацевтическим заводом. Здание не отапливалось, а на нарах лежал снег. Чтобы было хоть какое-то тепло, установили буржуйку, но она не могла отопить все двухэтажное здание.

– Мы шли не на танцы, а на войну, поэтому никому из нас не приходило мысли роптать, – утверждала Зинаида Овсянникова.

Зина и Ася стали учиться на пулеметчиц. Они изучали устройство пулеметов, силуэты, скорость немецких самолетов – бомбардировщиков «Хейнкель 111», «Юнкерс 88» и «Юнкерс 87», самолета-разведчика «Фокке-Вульф-190», истребителя «Мессершмитт». А уже на боевых точках самолеты стали различать по звуку.

Стая черных птиц

Зина 28 апреля 1942 года приняла присягу и стала бойцом 4-го зенитно-пулеметного полка. Ася училась до июня 1942 года. Подруг распределили по разным ротам. Зенитные точки располагались на самых высоких зданиях города: здании обкома, ЮВЖД, довоенного «Утюжка», гостиницы «Воронеж», мехзавода и завода Тельмана, на железнодорожных мостах.

Пулеметная установка Зины Бордиковой стояла на заводе Тельмана. Здесь она и ее однополчане охраняли крупнейший железнодорожный узел – станцию Отрожка и железнодорожные мосты через реку Воронеж (Отроженские мосты). Зенитно-пулеметный расчет Аси оборонял от воздушных налетов завод имени Ленина.

Зенитная пулеметная установка М-4, которой управляли девушки, состояла из четырех пулеметов «Максим». Они крепились на одну раму и управлялись одной гашеткой. В дальности они уступали зенитным орудиям – пулеметчицы могли попасть во вражеский самолет, только когда тот снижался и заходил на цель.

В конце июня 1942 года налеты фашистской авиации усилились. Воздушный бой, который случился 28 июня, Зинаида Овсянникова называет самым страшным. Сотни фашистских самолетов летели на родной город. Пулеметчики не отходили от орудий, стреляли без остановки – стволы пулеметов не успевали остывать.

– Мама рассказывала: вражеские самолеты были похожи на стаю черных птиц, которых спугнули с поля. Она поднималась со стороны СХИ и кружила над левым берегом, – отметила дочь Зинаиды Михайловны, Надежда Овсянникова.

Ночью работали прожектора. Поймать лучом вражеские самолеты было сложно. Но девушкам это удавалось. Фашистские летчики слепли, попав в световой луч. По ним били зенитки.

Зинаида с подругами в войсках противовоздушной обороны

Ася Ткаченко свое боевое крещение получила в ночь на 2 июля 1942 года, когда на город был сильный налет вражеской авиации. Из пулеметной установки она вела огонь всю ночь.

– Мне пришлось до утра не спать, я стояла на посту. Когда меня сменили, нужно было идти на Курский вокзал в командный пункт роты, получить завтрак в котелке для всего расчета. Я принесла завтрак, только потом легла отдохнуть, уснула сразу. Но недолго мне пришлось отдыхать. Около 12 часов дня враг снова сделал сильнейший налет на город. Бомбил беспощадно, – вспоминала Анастасия Замятина.

Ранение

В начале июля зенитчицы получили приказ отступить из Воронежа. Девушки шли пешком в Новую Усмань. Их преследовали фашистские «Юнкерсы», которые стреляли по ним на бреющем полете.

Переночевав в Новой Усмани, девушки дошли до Красного лога, где формировали новые расчеты зенитчиц. Было лето, и все временно жили в шалашах. По словам Зинаиды Михайловны, отсюда их направляли в Воронеж, в СХИ, где шли ожесточенные бои. Девчата-зенитчицы вместе с войсками НКВД держали здесь оборону. Стреляли не только по вражеской авиации, но и по наземным целям. Туда же отправили Асю Ткаченко.

– Отроженские мосты беспрерывно бомбила вражеская авиация. На их обороне вместе с нашими пулеметными расчетами были и зенитные пушки. Мы быстро проскочили мост и начали подниматься в гору в районе СХИ. Дорога была вся изрыта гусеницами танков. Тормоза у машин работали плохо, поэтому, поднимаясь, мы скатывались назад. Выход был один: выйти из машины и подтолкнуть ее. Так мы и сделали. Добравшись до места, сразу окопались, – написала в своих воспоминаниях Анастасия Замятина.

В том бою Ася была ранена осколком. В госпитале пролежала месяц. По словам ее дочери Ирины Карцевой, кругом лежали раненые мужчины. Кровать девушки занавесили простыней.

Во время боев в СХИ, 6 июля 1942 года, погибла однополчанка девушек – Лидия Рябцева, командир расчета пулеметной установки. Лидия подбила самолет противника, но в ее установку попала бомба. Она умерла, не выпуская из рук гашетку пулемета. Именем девушки названа улица в Воронеже.

– Она не испугалась, пока на нее пикировал самолет. Не спряталась, хотя рядом был окоп для укрытия. Лида посмертно награждена орденом Отечественной войны I степени. Раньше, когда встречались с однополчанами, приходили на ее могилку, – рассказывала Зинаида Овсянникова.

«Не падали духом и верили в победу»

Поредевший полк зенитчиц пополнился в Борисоглебске и получил новое боевое задание – охранять железную дорогу от Воронежа до Поворино, вплоть до станции Оборона (под Мичуринском).

Ася Ткаченко, пролежавшая месяц в госпитале, вернулась в свою 6-ю роту. На станции Поворино ее назначили командиром отделения. Там, стоя на посту зимней ночью, она задержала двух итальянских солдат, которые перед этим сбежали из плена.

– Я увидела, что на меня шли две темные фигуры. «Стой, кто идет?» В ответ тишина. Я сделала предупредительный выстрел вверх и услышала, как они закричали: «Камрад! Камрад!» – описывала события той ночи Анастасия Замятина.

По словам Зинаиды Овсянниковой, зима 1943 года была очень снежной и морозной. Выкопать землянку в мерзлой земле было сложно – для начала приходилось освобождать землю от сугробов. На пулеметном посту стояло два человека, которые сменяли друг друга, чтобы погреться в землянке. Делили на двоих одну пару валенок.

Телефона у зенитчиц не было. Роль связи выполняли веревка или кабель. Один конец был у постовых, второй, к которому привязывали цинковую коробку с пустыми гильзами, – в землянке. В случае опасности тот, кто был на посту, подавал сигнал тревоги – дергал за веревку. Коробка в землянке начинала грохотать, и из землянки выбегала подмога.

Стволы пулеметов нужно было чистить. У девушек не было перчаток и рукавиц, и на морозе подушечки пальцев примерзали к металлу.

– У мамы от холода подушечки пальцев лопались, ей каждый окровавленный палец приходилось бинтовать, – рассказала Надежда Овсянникова.

Для освещения землянки бойцы сделали самодельный настольный светильник из гильзы от снаряда. В сплющенную гильзу заливали бензин, а в получившуюся узкую щель вставляли плоский фитиль. Грелись от печки-буржуйки, которую можно было разобрать и взять с собой.

Девчата получали по крохотному кусочку мыла толщиной в два пальца, которым нужно было и помыться, и постирать вещи. Обувь носили на три-четыре размера больше, да и гимнастерки были не с их плеча. Обычно мужчины и девушки спали в разных землянках, но здесь все жили в одной. В одном конце на земляном диване – девушки, в другом на нарах – мужчины. Несмотря на тяжелые условия, вшей у бойцов не заводилось – за этим в полку тщательно следили санинструкторы.

– Три с половиной года мы жили в землянках, без подушек и простыней, не доедая и не досыпая. Но не падали духом и твердо верили в победу, – отмечала Зинаида Овсянникова.

Девушки часто вспоминали свой дом, тосковали по семье и родным местам. Зина, у которой родных не было, вспоминала Павловск и меловые горы, покрытые орешником, где прошло их с Асей детство.

– Мама рассказывала, что ей все время хотелось спать – даже есть не хотелось. Как-то раз их командир скомандовал: «Воздух!» Девчата подскочили, а он им котелок с едой принес – решил их накормить, – сообщила Ирина Карцева.

Подруги детства встретились на Курской дуге, на станции Блохино. Расчет Аси приехал на смену расчету Зины. Здесь, на крупной станции, зенитчицы охраняли эшелоны. А немцы сбрасывали на них бомбы.

– Девчата поймали двух диверсантов. Это они подсвечивали вагоны, которые с воздуха бомбили немцы, – добавила Надежда Овсянникова.

Встреча однополчан

Крушение поезда

После освобождения Воронежа девушек перебросили на Украину, а оттуда в Польшу. Ехали в вагонах-теплушках. Под польским городом Ченстохова диверсанты устроили крушение поезда, взорвав железнодорожное полотно. Зина упала со своих нар на спавших ниже людей. Вокруг раздавались стоны и крики.

– Вагон мамы повис набок и держался на двух колесах. Старшина сразу сообразил, что вагон надо эвакуировать, – рассказала Надежда Овсянникова.

Когда бойцы выбрались из вагона, то увидели: состав стоит кривой лентой, вагоны залезли один на другой. Многие погибли.

Весь день железнодорожное полотно расчищали, вагоны поднимали подъемным краном. К вечеру подогнали другой состав, вагоны заменили и эшелон поехал дальше, прибыв в польский Тарнобжег. Через Вислу воинские части переходили по понтонному мосту.

Зина в Тарнобжеге

Выше по течению Вислы стоял город Сандомир, где было ожесточенное сражение.

– Немцы решили открыть в Сандомире шлюзы, чтобы поток воды смыл наши войска. Мама рассказывала, что их рота стояла на берегу Вислы. Наши разведчики вовремя их предупредили о диверсии, и они успели перейти через дамбу, на ее другую сторону, – продолжила Надежда Овсянникова.

В редкие минуты отдыха девушки 6-й роты, где была Ася, организовывали концерты. Бойцы читали стихи, плясали, пели песни, даже показывали акробатические номера.

Победу зенитчицы встретили на реке Одер. На рассвете 9 мая 1945 года Ася, которая стояла на боевом посту у пулемета, услышала сильную стрельбу. Ничего не понимая, встала за пулемет. Вдруг из землянки выбежала связистка, которая прокричала: «Девчонки! Победа! Войне конец! Враг капитулировал!»

Зинаида в центре, Анастасия – справа

Мир

После войны Зина и Ася жили в одной комнатке возле нынешнего главного корпуса ВГУ. Печку топили подсолнечной лузгой. Устроились работать швеями. Позже девушкам дали комнату в доме возле «Пролетария». Комната была маленькой, и девушки вынуждены были спать на одной кровати.

– Мама стала работать комендантом в общежитии строительной организации. От нее и дали комнату. Однажды ее попросили навестить работника, который лежал в больнице №3 после операции. Это был Иван Овсянников, у которого в Воронеже никого не было, родственники жили в деревне. Мама написала письмо его родным. Приехал брат папы и забрал его – лечиться парным молоком. Потом папа с мамой начали встречаться и поженились. Родилась я. Мы жили вместе с тетей Асей. Мама с папой спали в одной комнате, а мы с Асей в другой, – рассказала Надежда Овсянникова.

Иван Овсянников воевал на Финской, Великой Отечественной и Советско-японской войнах

Ася после войны работала на заводе «Радиодетали» и жила с семьей Зинаиды до 1954 года, пока не вышла замуж. С мужем, рабочим Петром Замятиным, познакомилась в драмкружке Дома офицеров.

В начале 1990-х у Анастасии Марковны случился инсульт, ее парализовало. Она дожила до 80 лет и умерла 15 декабря 2003 года.

Зинаида Михайловна до последнего работала в ателье и повторила судьбу подруги: пережила инсульт, после которого ее парализовало. Обе зенитчицы и их однополчанки оставили письменные воспоминания, которые Надежда Овсянникова мечтает издать.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Гильзы

Гильза (нем. Hulse, букв. — оболочка):

1) гильза артиллерийская — часть артиллерийского боевого припаса, тонкостенный металлический стакан, предназначенный для помещения метательного заряда, средств воспламенения (капсюльная втулка, капсюль) и др.

2) Гильза патрона стрелкового оружия — миниатюрный вариант гильзы артиллерийской. Вместе с пороховым зарядом и укрепленной в дульце гильзы пулей составляет унитарный патрон стрелкового оружия.

3) Гильзы охотничьего патрона бывают металлические и картонные, заполняются пороховым зарядом, снарядом (дробь, пуля) и пыжами.

Гильза патрона решает ряд задач:

объединение основных элементов патрона,
предохранение их от воздействия внешних условий,
обтюрация патронника: прижимаясь при выстреле давлением пороховых газов к стенкам патронника, она предотвращает прорыв газов в сторону затвора.

Именно введение металлической гильзы позволило во второй половине XIX в. решить проблему казнозарядного оружия и начать разработку оружия магазинного и автоматического.

В настоящее время используются цельнотянутые металлические (латунные, стальные, алюминиевые) гильзы. Выбор материала гильзы и совершенствование технологии ее изготовления имеют немаловажное значение для обеспечения надежности действия оружия, точности стрельбы, устойчивой работы системы перезаряжания. При массовом производстве стоимость гильзы составляет до 60% стоимости всего патрона.

Стальные гильзы дешевле латунных в массовом производстве, незначительно уступают им в пластических свойствах, однако более подвержены ржавлению и патроны с ними быстрее приходят в негодность. Это следует учитывать при организации хранения патронов.

Алюминиевые гильзы способны заменить стальные и латунные в патронах средней мощности.
Использование пластиковых или составных (пластиковый корпус с металлическим поддоном) гильз пока ограничивается охотничьим гладкоствольным оружием. Многолетние попытки создания пластиковых гильз для нарезных образцов пока дали довольно скромные результаты, не выходящие за рамки маломощных учебных и тренировочных патронов.

Гильзы могут быть цилиндрической или бутылочной формы.

Цилиндрическая гильза наиболее проста в изготовлении и снаряжении, удобна для коробчатого магазина. Для облегчения экстракции (извлечения) гильзы из патронника ей придается некоторая конусность (9-мм патроны «Ультра» и «Бергман-Байард», 11,43-мм .45 АКП).

Для увеличения мощности патрона данного калибра, достигаемого увеличением боевого заряда, требуется заметное увеличение длины гильзы (.357 «магнум»), поэтому для мощных патронов обычно используются бутылочные гильзы (5,45-мм патрон ПСМ, 7,63-мм «маузер» и однотипный с ним 7,62-мм ТТ).

Цилиндрическая гильза фиксируется в патроннике обычно передним срезом, бутылочная — скатом.

Для экстракции гильзы пистолетных патронов имеют в задней части кольцевую проточку под зуб выбрасывателя. Шляпка гильзы обычно не превосходит или незначительно превосходит по диаметру ее корпус. Поэтому, кстати, большинство пистолетных патронов не удобно для револьверов. Из револьверных патронов с выступающей закраиной, использовавшихся для пистолетов можно упомянуть спортивные 5,6-мм патроны, 5,75-мм патрон «велодог», .357 «магнум», 15-мм «Элей» (для неавтоматических «медвежьих» охотничьих пистолетов).

Гильза служит для объединения всех элементов патрона в единое целое; обтюрации пороховых газов; обеспечения процесса заряжания оружия; предохранения заряда от влияния внешних условий.
Она состоит из двух основных частей: корпуса и дна.
Корпус может иметь цилиндрическую, бутылочную форму. По форме
корпуса гильзы получают свое название.

Дно может иметь:

• либо выступающую закраину для фиксации в патроннике и контакта с зубом выбрасывателя;
• либо проточку с закраиной, не выступающей за габариты гильзы, для контакта с зубом выбрасывателя.
В центре дна корпуса имеются гнездо для капсюля; наковальня, на которой бойком разбивается капсюль; затравочные отверстия, сквозь которые к пороху подходит пламя разбитого капсюля.

Цилиндрическая форма обеспечивает простоту изготовления, снаряжения и удобство использования в коробчатых магазинах. В патроннике она фиксируется передним срезом.

Для удобства экстракции из патронника гильзы некоторых патронов снаружи имеют небольшую конусность.
К недостаткам следует отнести зависимость длины гильзы от мощности патрона для данного калибра. С увеличением зарядной каморы возрастает длина, что влечет увеличение хода затвора, а это невыгодно сказывается на конструкции затвора, растет сила трения гильзы о стенки патронника, что затрудняет экстракцию. Из этих соображений цилиндрические гильзы используются в пистолетных патронах с
небольшим давлением пороховых газов и малым объемом заряда.

Гильзы бутылочной формы применяются в более мощных патронах.
Бутылочная форма гильзы обеспечивает размещение сравнительно большего количества порохового заряда и лучшие условия заряжания и разряжания оружия.
Бутылочная гильза имеет следующие части: дульце, скат, корпус и дно.
Дульце служит для надежной фиксации пули в гильзе, которое имеет знание в первую очередь для обеспечения надежности действия автоматического оружия.
Как показывает практика, для надежного крепления пули достаточно, чтобы длина дульца находилась в пределах:
Lд =1+1,25 d,
где d — калибр.
Корпус гильзы служит для размещения порохового заряда.
При изготовлении гильз довольно существенное значение имеет соотношение продольных и поперечных размеров.
Для этого используется коэффициент бутылочности, представляющий собой отношение среднего внутреннего диаметра гильзы к калибру
К = dq / d, где dq, — средний внутренний диаметр гильзы; d — калибр.
При равном внутреннем объеме гильзы, но при различном коэффициенте бутылочности диаметр и длина гильзы будут различными.
Дно является основой всей гильзы.
Диаметр дна оказывает влияние на затвор. От его диаметра зависит диаметр дна гильзы, а длина ствольной коробки и длина затвора — от длины гильзы.
Толщину дна гильзы с не выступающей закраиной берут из зависимости
Лдп = (0,40*0,45) dm, где dm — диаметр донной части патрона.
Для гильзы с выступающей закраиной
Лдп = (0,32*0,37) dm
Изготовляют гильзы из латуни или мягкой стали, покрытой томпаком либо слоем меди, в отдельных случаях — лаком.

Недостатки металлических гильз:

• большой «мертвый вес»;
• высокая стоимость производства;
• частые отказы механизма выбрасывания стреляных гильз;
• дефицитность материалов для производства гильз.
Вот поэтому пытаются разработать безгильзовые боеприпасы.

Обнаружение, осмотр стреляных пуль, гильз, дроби

При поиске пуль, дроби, картечи, пыжей ориентируются по следам их действия в виде вмятин, царапин, пробоин, слепых ранений. В последнем случае снаряд из трупа извлекает судебно-медицинский эксперт. В остальных случаях его поиск и извлечение осуществляется экспертом-криминалистом или следователем. Место внедрения каждой пули (картечи, дроби) рекомендуется очертить мелом на расстоянии 3-5 см от краев повреждения и сфотографировать пораженный участок объекта. Извлекая пули из стены или почвы, перед отделением слоя штукатурки (земли, кирпича) деревянным щупом необходимо определить направление и глубину пробоин.

После обнаружения пули (снаряда) она детально осматривается. При этом отмечают ее форму, наличие и цвет металла оболочки, длину и диаметр, следы крепления ее в гильзе, маркировочные обозначения или специальную окраску, следы полей нарезов, их количество, направление наклона, а также загрязнений (копоти, смазки, крови и др.), в том числе индивидуальные признаки, характерные для данного снаряда, наличие и характер деформации.

В отношении дроби и картечи указываются: форма, размеры, цвет, наличие и характер посторонних частиц, следов скольжения от режущего инструмента, которым они изготовлялись. Дробовой заряд, извлеченный из трупа, не промывают, а только просушивают и упаковывают между двумя слоями ваты.

При обнаружении пыжей в протоколе указывается место их обнаружения, а также сведения:

а) о материале пыжа, прокладки (пластмасса, войлок, древесноволокнистая масса, бумага, картон и др.);

б) о форме и размерах;

в) о маркировочных обозначениях;

г) о следах выстрела (закопченность, отпечатки снаряда, зерен пороха).

Если обнаружены самодельные пыжи в виде комков бумаги, ткани, их надо брать в резиновых перчатках и разворачивать над листом бумаги для установления характерных особенностей. На бумаге могут находиться отпечатки рук, печатные или рукописные тексты, рисунки и т.п. У войлочных пыжей надлежит внимательно осмотреть боковую поверхность с целью обнаружения следов вычески, которые выглядят как продольные трассы (при их наличии организуются поиски соответствующего инструмента у проверяемых лиц).

Обнаружив огнестрельное повреждение, устанавливают и описывают в протоколе осмотра: его местоположение (расстояние до двух постоянных ориентиров), вид (вмятина, сквозное отверстие), форму, размеры, характер краев (ровные, с надрывами и т.д.), наличие дополнительных признаков выстрела, материал и толщину пробитой преграды, направление пулевого канала. Огнестрельные пулевые повреждения измеряются сначала вместе с разрывами, затем само отверстие; поясок обтирания замеряют по внешнему диаметру. Круглые пулевые повреждения измеряются по диаметру, квадратные или прямоугольные по длине сторон, овальные по длине двух осей.

При изъятии предметов со следами близкого выстрела последние предохраняют листом чистой бумаги, прикрепляемым к предмету липкой лентой. Если это предмет одежды, то его нельзя складывать по зоне расположения следов. Стекла с огнестрельными повреждениями изымаются вместе с рамой, если она не очень громоздкая.

При обнаружении боеприпасов на месте происшествия в протоколе и на плане (схеме) отмечают их местоположение, фотографируют, после чего изымают и осматривают. Сначала смотрят, нет ли на патроне следов рук, затем подробно фиксируют все внешние признаки патрона, пули, гильзы: форма, цвет металла, размеры, способ крепления пули в гильзе, маркировочные обозначения.

Следственный осмотр боеприпасов и сопоставление с данными из альбомов, справочников, пособий имеет целью определить вид, калибр и систему оружия, к которому они предназначены. При этом следует учитывать, что установить систему оружия по боеприпасам порой затруднительно, так как одни и те же патроны могут подходить к оружию разных систем (пистолеты и автоматы, автоматы и карабины).

Значительно чаще при расследовании преступлений, связанных с применением огнестрельного оружия, приходится иметь дело с частями боеприпасов: пулями, гильзами, дробью, пыжами и т. п.

Стреляные пули обнаружить на месте происшествия достаточно сложно. При их отыскании учитывают: вид оружия (если оно найдено или известно), показания свидетелей о количестве выстрелов и интервалах между ними, данные наружного осмотра трупа, местонахождение гильзы.

При осмотре площадь поиска пуль на открытой местности делится на квадраты и обследуется с помощью металлоискателя. Грунт в местах возможного внедрения пули рекомендуется перекопать и просеять решетом с ячейками меньшего размера, чем предполагаемый диаметр пули. Просеянный грунт необходимо проверить металлоискателем для обнаружения осколков пуль. Снег на участке возможного нахождения пули следует растопить, траву, мешающую поиску, скосить.

При обнаружении пули измеряется расстояние между пулей и двумя ближайшими постоянными ориентирами. При наличии нескольких пуль каждая из них нумеруется и измеряется расстояние между ними. Места обнаружения пуль фиксируются при помощи фотосъемки (узловой и масштабный снимок) и указываются в протоколе и на схеме места происшествия.

При обнаружении пули в преграде в протоколе и на плане (схеме) отмечают местонахождение пулевого отверстия, фиксируют его внешние признаки (положение пробоины, ее форму, размеры: диаметр, глубину, направление канала), а затем уже извлекают пулю. Из деревянных преград пулю вырубают стамеской, из кирпичных — шлямбуром. Извлекают ее таким образом, чтобы инструмент не коснулся самой пули и не оставил на ней следов. Если пуля лежит свободно на поверхности, то обращают внимание на следы-вещества, которые могут быть на ней: мельчайшие частицы стекла, внедрившиеся в головную часть пули; следы краски, штукатурки. Наличие подобных наложений позволяет определить, через какие преграды прошла пуля или от какой поверхности она рикошетировала.

При следственном осмотре пули отмечают ее внешние признаки: вид (оболочечная, полуоболочечная, безоболочечная); цвет металла (пули, оболочки); наличие окраски (для пули специального назначения); форму головной части (остроконечная, тупоконечная, оживальная сферическая); размеры (длина, диаметр); наличие на поверхности пули следов от нарезов. Указанные общие признаки позволяют установить, к оружию какого вида и каких систем предназначался патрон, частью которого явилась пуля. Экспертное исследование этих признаков и в особенности следов от нарезов позволяет сузить круг и определить, из оружия какой системы была выстрелена пуля. При этом учитывается направление следов от нарезов (левонаклонные, правонаклонные); количество нарезов; их ширина, крутизна (наклон к продольной оси пули).

Пуля, направляемая на экспертизу, упаковывается в отдельную коробочку или обшивается целлофаном на листе картона так, чтобы не повредить имеющиеся на ней следы. Если пуль несколько, то каждой из них присваивается номер с указанием на плане, где какая пуля обнаружена.

Рис. 13. Схема следов на дроби, выстреленной из гладкоствольного ружья: а) контактные пятна, б) следы стенок канала ствола ружья

Пули, изъятые с места происшествия, проверяются по данным централизованного криминалистического учета пуль и гильз с мест преступлений, не выстрелены ли они из оружия, применявшегося ранее.

При поражении из охотничьих гладкоствольных ружей наряду с дробью (картечью) могут быть обнаружены и такие части патрона, как пыжи и прокладки. Их местонахождение помогает определить дистанцию выстрела, поэтому оно должно быть точно зафиксировано в протоколе и на плане (схеме). Следственный осмотр и последующее экспертное изучение пыжей и прокладок позволяет определить способ их изготовления (заводской, самодельный), калибр оружия.

Криминалистическое исследование дроби позволяет по следам на ней определить как калибр оружия, из которого она выстрелена так и идентифицировать конкретный ствол. Однако такие исследования достаточно сложны и не всегда дают положительные результаты. Значительно чаще устанавливается общий источник происхождения.

Решение этого вопроса представляет собой разновидность установления групповой принадлежности: не одинаковы ли по своему изготовлению (снаряжению) патрон, найденный на месте происшествия, и патроны, изъятые у обвиняемого (подозреваемого); не относятся ли к одной группе дробь, изъятая из трупа, и дробь в изъятых патронах; пыжи с места происшествия и пыжи из патронов.

Особенностью указанных исследований является то, что к их проведению привлекаются эксперты различных специальностей, криминалисты биологи, химики, физики и др. Объясняется это как различием природы исследуемых объектов, так и разнообразием применяемых методов. В ходе комплексного исследования изучаются различные свойства объектов (дроби, пыжей, прокладок, пороха): морфологические, физические, химические и др. Исследование ведется методами микроскопии, рентгенографии, электрографии, спектрального анализа. В результате устанавливают однородность применявшегося сырья, способа изготовления/снаряжения, хранения. Сделав подобные самостоятельные выводы по каждому объекту, переходят к обобщенному выводу по патрону в целом или имеющейся труппе боеприпасов (например, дробины и пыжи).

В некоторых случаях при исследовании частей охотничьего патрона возможна идентификация объектов. Так, по следам на боковой поверхности самодельного войлочного пыжа может быть идентифицирована высечка, использованная для его изготовления; по следам на шляпке гильзы — устройство, используемое для утопления капсюля в капсюльном гнезде. Если в качестве пыжа использован обрывок страницы (книги, газеты, тетради), то это открывает дополнительные возможности для идентификации (установление целого по частям). Пыж сопоставляют с частями предметов, изъятых у подозреваемого. Идентификационными признаками при этом являются: форма клочков, вид бумаги, наличие линовки, типографского или рукописного текста, его содержание, а главное — наличие общей линии разделения.

Дробь и картечь для снаряжения охотничьих патронов производятся в виде шариков. Бывает твердая и мягкая дробь в зависимости от количества примесей, картечь только мягкая. Твердая дробь меньше деформируется при движении по каналу ствола, поэтому дает большую убойность и лучшую осыпь по сравнению с мягкой.

Гильзы стреляные выбрасываются при перезаряжении боевого оружия всех систем (кроме револьверов, а также полуавтоматического охотничьего оружия). Для обнаружения гильз используют металлоискатели. Особое внимание обращают на обследование участков, способных замаскировать нахождение гильзы: лужи, кучи мусора, открытые емкости. В жилом помещении гильза может застрять в складках висящей одежды, оказаться за картиной и т.п.

Факт отсутствия гильзы на месте происшествия может свидетельствовать: а) о неисправности примененного полуавтоматического или автоматического оружия; б) о применении револьвера или охотничьего оружия; в) об использовании шомпольного (заряжаемого с дула) оружия, в том числе самодельного; г) о сокрытии гильзы преступником.

Обнаружив гильзу, в протоколе и на плане (схеме) фиксируют ее местонахождение, затем ее фотографируют, после чего изымают. Прежде всего смотрят, нет ли на ней следов рук. Затем отмечают ее внешние признаки: форму корпуса, устройство шляпки, цвет металла корпуса и капсюля, маркировочные обозначения на шляпке, размеры (длина гильзы, наружный диаметр ее корпуса, внутренний диаметр дульца), следы крепления пули в гильзе. Отмечают также наличие нагара на поверхности гильзы, несгоревшего пороха из внутренней части.

Например:

В Кунгурском районе Пермской области около дороги в снегу был обнаружен раздетый труп неизвестной женщины с пулевым ранением в груди. На дороге, недалеко от трупа, была обнаружена гильза, стрелянная из пистолета «ТТ», которую направили в ЭКЦ. Через некоторое время на ст. Ляды Верхне-Городковского района Пермской области был убит из пистолета «ТТ» гр-н Комленков. Следствием было установлено, что убийство совершил некто Петров, у которого при обыске был изъят пистолет «ТТ». Пистолет был направлен в ЭКУ УВД Пермской области на исследование и для проверки в федеральной и территориальной пулегильзотеках с целью установления, не хранятся ли в них пули или гильзы, стрелянные из этого пистолета и изъятые с других мест преступлений. Проверкой по пулегильзотеке было установлено, что из этого же пистолета стреляна гильза, обнаруженная при осмотре трупа неизвестной женщины, убитой в Кунгурском районе. Из этого же пистолета были убиты гр-не Мецгер и Ухова, пули и гильзы, обнаруженные на месте убийства которых хранились в федеральной пулегильзотеке. Таким образом было раскрыто четыре убийства, совершенных Петровым с применением одного и того же пистолета.

Приведенные конструктивные признаки позволяют определить, к какому оружию (виду, системе) предназначался патрон, частью которого являлась обнаруженная гильза. Изъятую гильзу упаковывают, как и пулю, отдельно от других объектов. Если найдено несколько гильз, то каждой из них присваивается номер и на плане (схеме) отмечают, где какая гильза была обнаружена. Изъятые гильзы направляют на экспертное исследование.

На поверхности стреляной гильзы остается комплекс следов, общие признаки которых (сам факт наличия следов, их взаиморасположение) позволяют установить систему оружия. Частные признаки (детали микрорельефа) используют для идентификации его конкретного экземпляра. Эти следы возникают на гильзе при досылке патрона в патронник, производстве выстрела, выбрасывании стреляной гильзы. При этом на гильзе остаются следы: на боковой поверхности — от губ магазина; на участке наружной поверхности шляпки — от досылателя; на всей поверхности шляпки — от патронного упора (переднего среза затвора); на донышке капсюля — от бойка ударника; на внутренней стороне закраины или в кольцевой проточке — от зацепа выбрасывателя; на участке наружной поверхности шляпки — от отражателя; на боковой поверхности гильзы — от окна крышки ствольной коробки (для некоторых систем карабинов и автоматов) (рис. 14). При изготовлении оружия большая часть вышеназванных деталей шлифуется вручную. Поэтому мельчайшие признаки их микрорельефа носят случайный характер и в своей совокупности способны индивидуализировать данный объект (деталь оружия). Наиболее характерны (информативны) в этом отношении следы от бойка и от патронного упора.

На основании вышесказанного можно сделать следующие выводы:

Оружие и следы его действия не изолированы от остальных следов, что необходимо учитывать при их поиске. Поэтому место обнаружения оружия тщательно осматривается с целью отыскания следов ног, обуви, транспортных средств и прочих следов.

При обнаружении боеприпасов на месте происшествия в протоколе и на плане (схеме) отмечают их местоположение, фотографируют, после чего изымают и осматривают. Сначала смотрят, нет ли на патроне следов рук, затем подробно фиксируют все внешние признаки патрона, пули, гильзы: форма, цвет металла, размеры, способ крепления пули в гильзе, маркировочные обозначения.

Рис. 14. Механизм образования следов на гильзе при досылании патрона в патронник, выстреле и экстрагировании стреляной гильзы

При обнаружении пули в преграде в протоколе и на плане (схеме) отмечают местонахождение пулевого отверстия, фиксируют его внешние признаки (положение пробоины, ее форму, размеры: диаметр, глубину, направление канала), а затем уже извлекают пулю. Из деревянных преград пулю вырубают стамеской, из кирпичных — шлямбуром. Извлекают ее таким образом, чтобы инструмент не коснулся самой пули и не оставил на ней следов. Если пуля лежит свободно на поверхности, то обращают внимание на следы-вещества, которые могут быть на ней: мельчайшие частицы стекла, внедрившиеся в головную часть пули; следы краски, штукатурки. Наличие подобных наложений позволяет определить, через какие преграды прошла пуля или от какой поверхности она рикошетировала.

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *