Самый сокровенный Оптинский старец

Двенадцатого мая — день памяти преподобного Нектария (1853–1928), последнего соборно избранного Оптинского старца, наделённого Богом великим даром пророчества и прозорливости. Он задолго до революции и гражданской войны видел грядущие беды и скорби людей, молился за всю Россию, утешал людей, укреплял их в вере, брал на себя бремя людских грехов. Старец разделил участь многих своих верующих соотечественников: был гоним, сослан, почил в изгнании.

Преподобный Нектарий Оптинский Кому нужны такие?

Рассказы о своём детстве преподобный Нектарий часто начинал словами: «Было это в младенчестве моём, когда жил я с маменькой. Двое нас было на белом свете, да ещё кот жил с нами. Мы низкого были звания и притом бедные. Кому нужны такие?» Его отец, умирая, благословил семилетнего сына иконой святителя Николая, поручая ребёнка попечительству святого. С этой иконой преподобный Нектарий не расставался всю жизнь.

Вскоре умерла и мать, мальчик остался круглым сиротой и уже в одиннадцать лет должен был сам зарабатывать себе на жизнь, работая у богатого купца. В свободное время любил ходить в храм и читать церковные книги.

Монастырь вместо женитьбы

Когда юноше исполнилось двадцать лет, его, отличавшегося кротостью, скромностью и душевной чистотой, старший приказчик решил женить на своей дочери. Николая отправили за благословением к столетней схимнице, старице Феоктисте, духовной дочери святителя Тихона Задонского. Старица вместо женитьбы благословила юношу пойти в Оптину пустынь.

Так весной 1873 года будущий старец оказался в монастыре. Он пришёл в обитель с одной котомкой, в которой лежало Евангелие. Много лет спустя старец Нектарий вспоминал о своём первом впечатлении от Оптиной: «Какая красота здесь! Солнышко с самой зари, и какие цветы, словно в раю».

Самый что ни на есть последний

Монастырь в те годы процветал, и юный Николай думал о себе: «Круглый сирота, совсем нищий, а братия тогда вся была — много образованных. И вот я был самым что ни на есть последним». Тем не менее, великий старец Амвросий, приёма к которому приходилось многочисленным паломникам ждать неделями, принял «самого что ни на есть последнего» сразу, и, несмотря на огромную занятость, говорил с никому не известным юношей два часа. О чём была их беседа, преподобный Нектарий никогда не открывал, но после неё юноша навсегда остался в скиту.

Духовное окормление старцев

Николай стал духовным сыном преподобного Анатолия (Зерцалова), а на совет ходил к преподобному Амвросию. О духовном окормлении старцев и советах преподобного Амвросия вспоминал позднее так: «… я питал к нему великую любовь и веру. Бывало, придёшь к нему, и он после нескольких слов моих обнаружит всю мою сердечную глубину, разрешит все недоумения, умиротворит и утешит. Попечительность и любовь ко мне, недостойному, со стороны старцев нередко изумляли меня, ибо я сознавал, что их недостоин.

На мой вопрос об этом духовный отец мой, иеромонах Анатолий, отвечал, что причина сему — моя вера и любовь к старцу, и что если он относится к другим не с такой любовью, как ко мне, то это происходит от недостатка в них веры и любви. Как человек относится к старцу, так точно и старец относится к нему».

Николка проспится — всем пригодится!

Молодого послушника старцы вели истинно монашеским путём. Старцы Амвросий и Анатолий (Зерцалов), провидя в юноше своего достойного преемника, прикрывая свою святую любовь к нему полуюродством и шутками, обучали юного послушника высшей и спасительной добродетели — смирению.

По воспоминаниям тех, кто знал отца Нектария в годы его юности, он был очень красив. И старец Амвросий для смирения называл его «губошлеп». Юный послушник всегда с любовью и смирением принимал его укоризны. Так, братия Скита часто получала посылки от родственников с «утешениями» — печеньем, вареньем, чаем. Николаю некому было присылать эти «утешения», и сами великие старцы потчевали его, но при этом смиряли. Придёт он к старцу Амвросию, просит сладостей к чаю, а тот ему строго: «Как, ты уже всё съел? Ах ты, губошлеп!»

Первым послушанием его в Оптиной было ухаживать за цветами. Порой ему приходилось выходить из Скита в монастырь и под большие праздники вместе с шамординскими монахинями плести венки на иконы. При этом, как потом вспоминали сёстры, молодой послушник часто краснел и старался не поднимать на них глаза. Ревностный ученик великих старцев «хранил зрение», чтобы достигнуть евангельской чистоты.

Вскоре его назначили на пономарское послушание: прислуживать священнику в алтаре. У преподобного Нектария была келья, выходившая дверью в церковь, в ней он прожил двадцать лет, не разговаривая ни с кем из монахов: только сходит к старцу или духовнику и обратно. Сам он любил повторять, что для монаха есть только два выхода из кельи — в храм да в могилу.

По ночам постоянно виднелся у него свет — послушник читал или молился. А утром должен был первым, до прихода братии, прийти в храм, подготовить алтарь к богослужению. Утреня в Скиту начиналась около часа ночи и продолжалась до половины четвёртого утра. Нелегко было мирскому юноше привыкать к строгому уставу святой обители. Простояв на молитве ночь, он приходил в храм полусонный. Случалось, опаздывал в церковь и ходил с заспанными глазами. Братия жаловались на него старцу Амвросию, на что он отвечал: «Подождите, Николка проспится, всем пригодится». Так преподобный Амвросий предсказывал его будущее старческое служение.

Крылышки за плечами чувствовал

14 марта 1887 года Николай был пострижен в мантию. При монашеском постриге ему было дано имя Нектарий в честь преподобного Нектария Киево-Печерского. Принятие ангельского чина стало для инока великой радостью. Будучи старцем, он вспоминал: «Целый год после этого я словно крылышки за плечами чувствовал».

В затворе

Получив мантию, отец Нектарий почти перестал покидать свою келью, не говоря уже об ограде Скита. По благословению старцев в затворе отец Нектарий читал духовные книги. В те годы в Оптиной была большая библиотека, в которой насчитывалось более тридцати тысяч книг.

Занимался он также географией, математикой, изучал иностранные языки, латынь. Мог прочитать наизусть Пушкина и Державина. Как-то сказал: «Многие говорят, что не надо читать стихи, а вот батюшка Амвросий любил стихи, особенно басни Крылова». И до последних дней своей жизни старец просил привозить ему книги, интересовался направлениями современного искусства, расспрашивал о постановке образования в новое время. Окончив лишь сельскую церковно-приходскую школу, он мог легко общаться с писателями, учёными.

Одна духовная дочь отца Нектария говорила подруге в его приёмной: «Не знаю, может быть, образование вообще не нужно, и от него только вред. Как его совместить с Православием?» Старец, выходя из своей кельи, возразил: » Ко мне однажды пришёл человек, который никак не мог поверить в то, что был потоп. Тогда я рассказал ему, что на самых высоких горах в песках находятся раковины и другие остатки морского дна, и как геология свидетельствует о потопе. И он уразумел. Видишь, как нужна иногда учёность».

Старец посоветовал семинаристам жить и учиться так, чтобы учёность не мешала благочестию, а благочестие — учёности

Однажды к нему пришли семинаристы со своими преподавателями и попросили сказать слово на пользу. Старец посоветовал им жить и учиться так, чтобы учёность не мешала благочестию, а благочестие — учёности. Он советовал читать святоотеческую литературу, жития святых, но прежде всего, учил пристальному и внимательному чтению Священного Писания. Не раз повторял, что не может быть ничего в мире выше его истин: «Все стихи в мире не стоят строчки Божественного Писания».

Отец Нектарий, прими послушание

Переход из уединённой кельи к общественному служению дался отцу Нектарию нелегко. В 1913 году оптинская братия собралась, чтобы избрать нового старца. Преподобный Нектарий по своему смирению даже не присутствовал на собрании. Братия заочно избрали его в старцы и послали за ним.

Тогда отец Нектарий покорно надел рясу и как был — одна нога в туфле, другая в валенке — пошел на собрание. «Батюшка, вас избрали духовником нашей обители и старцем», — встречают его. «Нет, отцы и братия! Я скудоумен и такой тяготы понести не смогу», — возражает отец Нектарий. Но архимандрит Агапит сказал ему решительно: «Отец Нектарий, прими послушание». И тогда он подчинился, только по послушанию согласившись принять на себя старчество.

Позднее духовная дочь отца Нектария вспоминала: «…батюшка сказал мне: “Я уже тогда, когда избирали меня, предвидел и разгром Оптиной, и тюрьму, и высылку, и все мои теперешние страдания — и не хотел брать этого всего…” Он часто говорил: “Как могу я быть наследником прежних старцев? Я слаб и немощен. У них благодать была целыми караваями, а у меня — ломтик”. Про старца Амвросия говорил: “Это был небесный человек или земной ангел, а я едва лишь поддерживаю славу старчества”».

Самый «сокровенный» из Оптинских старцев

Преподобный отец Нектарий был, возможно, самым «сокровенным» из оптинских старцев. Ведь что видели случайные посетители, что оставалось в памяти о внешнем? Игрушки: крошечные автомобили, самолетики и поезда, подаренные ему кем-то когда-то, цветные кофты, надетые поверх подрясника, странные обувные «пары» — башмак на одной ноге, валенок — на другой. Музыкальные ящики и граммофон, пластинки с духовными песнопениями… Одним словом, «странным» и уж очень непредсказуемым был этот батюшка. А в странностях его был глубокий смысл.

В юродстве старца часто содержались пророчества, смысл которых открывался часто лишь по прошествии времени. Например, люди недоумевали и смеялись над тем, как старец Нектарий внезапно зажигал электрический фонарик и с самым серьёзным видом ходил с ним по своей келье, осматривая все углы и шкафы. А после 1917 года вспомнили это «чудачество» совсем иначе: именно так, во тьме, при свете фонариков, большевики обыскивали кельи монахов, в том числе и комнату старца Нектария.

За полгода до революции старец стал ходить с красным бантом на груди — так он предсказывал наступающие события. Или насобирает всякого хлама, сложит в шкафчик и всем показывает: «Это мой музей». И действительно, после закрытия Оптиной в скиту был музей.

Однажды старец Варсонофий, будучи ещё послушником, проходил мимо домика отца Нектария. А он стоит на своём крылечке и говорит: «Жить тебе осталось ровно двадцать лет». Это пророчество впоследствии исполнилось в точности.

«Детская игра старого человека»

Часто вместо ответа старец Нектарий расставлял перед посетителями куклы и разыгрывал маленький спектакль. Некоторых это смущало и казалось детской игрой старого человека.

Так, однажды владыка Феофан Калужский, посетивший Оптину, с изумлением наблюдая за тем, как старец одну за другой стал своих куколок «сажать в тюрьму», «побивать» и выговаривать им что-то невнятное, отнёс все это к возрастной немощи.

Смысл же всех этих таинственных манипуляций прояснился для него намного позднее, когда большевики заключили его в тюрьму, подвергли унижениям, а после ссылке, где владыка очень страдал от хозяина — владельца дома. Слова, сказанные старцем и показавшиеся тогда невразумительными, относились к тому, что ожидало епископа в будущем. Он вспоминал: «Грешен я перед Богом и перед старцем. Всё, что он мне показывал тогда, было про меня…».

Не читая, видел содержание

Протоиерей Василий Шустин рассказывал, как батюшка, не читая, разбирал письма:

«В один из моих приездов в Оптину пустынь я видел, как отец Нектарий читал запечатанные письма. Он вышел ко мне с полученными письмами, которых было штук пятьдесят, и, не распечатывая, стал их разбирать. Одни он откладывал со словами: “Сюда надо ответ дать, а эти благодарственные можно без ответа оставить”. Он, не читая, видел их содержание. Некоторые из них он благословлял, и некоторые даже целовал…»

Она будет здорова

Преподобный Нектарий Оптинский Известны многочисленные случаи, когда батюшка исцелял смертельно больных людей. Приехала в Оптину мать, дочь которой страдала неизлечимой болезнью. От больной отказались все врачи. Мать дожидалась старца в приёмной и вместе с другими богомольцами благословилась у него. Она ещё не успела сказать ему ни слова, как старец обратился к ней сам: «Ты пришла молиться о больной дочери? Она будет здорова». Он дал матери семь пряников и велел: «Пусть каждый день дочь съедает по одному и почаще причащается, будет здорова». Когда мать вернулась домой, дочка с верой приняла пряники, после седьмого причастилась и выздоровела. Болезнь к ней больше не возвращалась.

Вот тебе лекарство

Как-то приехала к нему монахиня Нектария с мальчиком-подростком, который вдруг заболел. Температура поднялась до сорока градусов. Она и говорит старцу: «Олежек у меня заболел». А он отвечает: «Хорошо поболеть в добром здравии». На другой день дал мальчику яблочко: «Вот тебе лекарство». И, благословляя их в путь, сказал: «Во время остановки, когда будете лошадей кормить, пусть выпьет кипяточку и будет здоров». Так они и сделали. Мальчик выпил кипяточку, заснул, а когда проснулся, был здоров.

Ни синяка, ни царапинки

Духовная дочь старца схимонахиня Фомаида (Ткачёва) вспоминала, как избежала серьёзной травмы: «Это было в Холмищах. Батюшка вынес блюдце с водой и ватку и стал, крестя меня, обмывать водой все мое лицо. Я смутилась и подумала: “Не к смерти ли он меня готовит?”

На следующий день я помогала снимать с чердака оледенелое белье. Я стояла внизу, а мне передавали белье сверху. Вдруг кто-то уронил огромное, замерзшее колом одеяло, и оно ударило меня по лицу. Такой удар мог бы меня серьезно искалечить, но у меня на лице не оказалось даже синяка или царапинки. Я пошла к батюшке и рассказала ему: он молча снова обмыл мне лицо таким же образом…»

Открытая книга

Принимал преподобный старец Нектарий посетителей в «хибарке» прежних старцев. На столе в его приемной обычно лежала какая-нибудь книга, раскрытая на определенной странице. Посетитель в долгом ожидании начинал читать эту книгу, не подозревая, что это является одним из приемов отца Нектария давать через открытую книгу предупреждение, указание или ответ на задаваемый вопрос, чтобы скрыть свою прозорливость. А преподобный Нектарий по своему смирению замечал, что они приходят к преподобному старцу Амвросию, и сама келья говорит за него.

Бог за послушание поможет

Высоко ценил старец послушание. Митрополита Вениамина (Федченкова) он наставлял: «Примите совет на всю вашу жизнь: если начальники или старшие вам предложат что-нибудь, то, как бы трудно ни было или как бы высоко не казалось, не отказывайтесь. Бог за послушание поможет».

Сам батюшка не только в молодые годы, но и будучи старцем, всегда подавал пример смирения и послушания. В последние годы жизни в Оптиной он болел и с трудом передвигался. Когда же ему советовали взять палочку, отвечал: «У меня нет на это благословения духовника». Даже такую мелочь он не дерзал решать самостоятельно, без благословения. До конца дней своих строго следил за исполнением послушания и сам исполнял.

Наглядный урок послушания он дал студенту Василию Шустину (будущему протоиерею), как-то сказав, что научит его ставить самовар, потому что скоро придёт время, когда у него не будет прислуги и придётся самому ставить себе самовар. Юноша с удивлением посмотрел на старца, недоумевая, куда может деться состояние их семьи, но послушно пошёл за батюшкой в кладовку, где стоял самовар. Отец Нектарий велел налить в этот самовар воды из большого медного кувшина.

— Батюшка, он слишком тяжёлый, я его с места не сдвину, — возразил Василий.

Тогда Батюшка подошёл к кувшину, перекрестил его и сказал: «Возьми!» И студент легко поднял кувшин, не чувствуя тяжести. «Так вот, — наставил отец Нектарий, — всякое послушание, которое нам кажется тяжёлым, при исполнении бывает очень лёгким, потому что делается как послушание».

Брать на себя страдания и грехи приходящих

Как-то спросили старца, должен ли он брать на себя страдания и грехи приходящих к нему, чтобы облегчить их или утешить. «Иначе облегчить нельзя, — ответил он. — И вот чувствуешь иногда, что на тебе словно гора камней — так много греха и боли принесли тебе, и прямо не можешь снести её. Тогда приходит благодать и размётывает эту гору камней, как гору сухих листьев. И можешь принимать снова».

Господи, даруй мне благодать Твою!

Молитесь просто: “Господи, даруй мне благодать Твою!”

Старец часто и с любовью говорил о молитве. Он учил постоянству в молитве, считая добрым знаком от Господа неисполнение прошений. «Надо продолжать молиться и не унывать, — поучал Батюшка, — Молитва — это капитал. Чем дольше лежит, тем больше процентов приносит. Господь посылает Свою милость тогда, когда Ему это благоугодно, когда нам полезно её принять… Иногда через год Господь исполняет прошение… Пример надо брать с Иоакима и Анны. Они всю жизнь молились и не унывали, и какое Господь послал им утешение!» Однажды посоветовал: «Молитесь просто: “Господи, даруй мне благодать Твою!” На вас идёт туча скорбей, а вы молитесь: “Господи, даруй мне благодать Твою!” И Господь пронесёт мимо вас грозу».

Закрытие монастыря и арест старца

После закрытия монастыря в Вербное воскресенье 1923 года преподобного Нектария арестовали. Старца повели в монастырский хлебный корпус, превращённый в тюрьму. Он шёл по мартовской обледеневшей дорожке и падал. Комната, куда его посадили, была перегорожена не до самого верха, а во второй половине сидели конвоиры и курили. Старец задыхался от дыма. В Страстной Четверг его увезли в тюрьму в Козельск. Позднее из-за болезни глаз старца перевели в больницу, но поставили часовых…

После высылки преподобного Нектария из Оптиной, большевики привели в его келью некоего оккультиста для того, что найти, как они надеялись, скрытые здесь сокровища. Была ночь, в келье старца горела керосиновая лампа. Колдун-оккультист начал свои чародейства, и, хотя лампа продолжала гореть, в комнате наступила мгла. В соседнем помещении находилась одна монахиня. Она взяла четки отца Нектария и ими начертала крестное знамение в сторону кельи старца. В его комнате сразу стало светло, а чародей бился на земле в конвульсиях эпилептического припадка.

Не оставляй духовных чад

По выходе из тюрьмы власти потребовали, чтобы отец Нектарй покинул Калужскую область. Старец был глубоко потрясен и печален, он пребывал в великой борьбе душевной, и всё утешение его было в молитве. Однажды уходящий от него обернулся и увидел, как батюшка с руками, простертыми, как у ребенка, зовущего мать, — весь обратился к иконам.

К отцу Нектарию явились все Оптинские почившие старцы и сказали: «Если хочешь быть с нами, не оставляй своих духовных чад»

Как-то старец рассказал своим духовным детям, что к нему явились все Оптинские почившие старцы и сказали ему: «Если хочешь быть с нами, не оставляй своих духовных чад». И он тогда вернулся к старчеству. Жившие с ним уверяли, что духовный перелом был явен. Утром однажды вышел к ним прежний старец во всей силе духа.

В поисках утешения и совета

В Холмищи, где поселился старец, невзирая на трудности, добирались духовные чада в поисках утешения и совета, сюда потянулся поток людей со всех концов России. Святой Патриарх Тихон советовался с преподобным Нектарием через своих доверенных лиц. Добираться до села, особенно весной, из-за разлива рек, было трудно, даже сообщение на лошадях прекращалось. Порой приходилось идти пешком в обход до семидесяти пяти вёрст мимо леса, где было много волков. Они часто выходили на дорогу и выли, но, по святым молитвам старца, никого не трогали.

Преподобный Нектарий, будучи провидцем, предсказывал в 1917 году: «Россия воспрянет и будет материально не богата, но духом будет богата, и в Оптиной будет еще семь светильников, семь столпов».

Блаженная кончина старца

Преподобный Нектарий Оптинский С 1927 года преподобный Нектарий стал серьёзно недомогать, силы его угасали. 29 апреля 1928 года до Холмищ с трудом добрался отец Адриан, на руках которого старец скончался в эту же ночь. Незадолго до кончины на вопрос, где его хоронить, старец указал на местное кладбище. Когда его спрашивали, не отвезти ли его тело в Козельск, отрицательно качал головой.

Преподобный Нектарий не велел хоронить его и возле Покровской церкви в селе Холмищи, сказав, что там будет хуже свиного пастбища. Так и случилось. Храм разрушили, а на соборной площади устроили ярмарку и танцплощадку. Исполняя желание старца, его погребли на местном сельском кладбище в двух-трёх верстах от села Холмищи.

В 1935 году грабители разрыли могилу старца, надеясь найти там ценности. Они сорвали крышку гроба и открытый гроб поставили, прислонив к дереву. Утром колхозники, пришедшие на кладбище, увидели, что старец стоит нетленный — восковая кожа, мягкие руки. Гроб закрыли и опустили в могилу с пением «Святый Боже».

В лике святых

Несмотря на все потрясения революции и перемены могила старца Нектария была найдена. В 1992 году братия восстановленного Оптинского монастыря прибыла на место погребения старца и начала копать. Сначала нашли гроб схимонахини Нектарии (Концевич) — матери владыки Нектария Сеаттлийского и послушницы старца Нектария, а потом ниже и чуть в стороне — гроб с мощами старца Нектария. Когда открыли гроб старца, все ощутили благоухание; мантия его оказалась нетленна. Было совершено торжественное перенесение мощей с кладбища села Холмищи во Введенский собор Оптиной пустыни. Когда торжественная процессия двигалась по обители, от мощей старца исходило чудное благоухание, они были янтарного цвета.

В 1996 году преподобный Нектарий был причислен к лику местночтимых святых Оптиной пустыни, а в августе 2000 года — Юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви прославлен для общецерковного почитания.

Как при жизни старца, так и после его блаженной кончины каждый, кто обращается к нему с истинной верой, получает благодатную помощь. По молитвам преподобного Нектария люди выходят из трудных жизненных ситуаций, совершаются чудеса духовного и телесного исцеления.

Преподобне отче Нектарие, моли Бога о нас!

ПОЛНОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО Нектария СТАРЦА ОПТИНСКОГО

Двое нас было на белом свете
Благословение схимницы
Словно в раю
Старческое руководство
Николка проспится, всем пригодится
Годы иноческого подвига
Видишь, как нужна иногда учёность
Старец Нектарий и живопись
Быстро возрастал духовно
Из уединенной кельи к общественному служению
Духовная высота и юродство старца
Старец Нектарий о молитве
Советы старца Нектария
Мы стали точно родными по душе
Арест и тюрьма
Прежний старец во всей силе духа
Со всех концов России
Силы старца угасали
В лике святых

Последним соборно избранным Оптинским старцем был преподобный Нектарий, ученик скитоначальника преподобного Анатолия (Зерцалова) и преподобного старца Амвросия. Он нёс крест старческого служения в годы тяжёлых испытаний для Русской Православной Церкви, для всей России. Пятьдесят лет Старец Нектарий провёл в Скиту Оптиной Пустыни, из них двадцать – в затворе. Он восходил по духовной лестнице от затвора к общественному служению и был достойным продолжателем Оптинского старчества. Наделённый Богом великим даром пророчества и прозорливости, он задолго до революции и гражданской войны видел грядущие беды и скорби людей. Старец Нектарий молился за всю Россию, утешал людей, укреплял их в вере. В годы тяжёлых искушений преподобный Нектарий брал на себя бремя людских грехов. Он разделил участь многих своих верующих соотечественников: был гоним, сослан, почил в изгнании. О его жизненном пути — в связи с гонениями на Церковь, преследованием монашества – известно меньше, чем о его прославленных предшественниках.

Двое нас было на белом свете

Преподобный Нектарий (в миру Николай Васильевич Тихонов) родился в 1853 году в городе Ельце Орловской губернии в бедной семье Василия и Елены Тихоновых. Отец его был рабочим на мельнице и умер, когда сыну было всего семь лет. Перед кончиной он благословил сына иконой Святителя Николая, поручая его попечительству своё чадо. С этой иконой Старец не расставался всю жизнь.

Позднее преподобный Нектарий рассказы о своём детстве часто начинал словами: «Было это в младенчестве моём, когда жил я с маменькой. Двое нас было на белом свете, да ещё кот жил с нами. Мы низкого были звания и притом бедные. Кому нужны такие?» С матерью у Николая были самые теплые и сердечные отношения. Она больше действовала кротостью и умела тронуть его сердце.

Отрок рос кротким, тихим, был умным и любознательным, но из-за крайней нужды учиться ему пришлось не в городской, а в сельской церковно-приходской школе. Там научился он читать, писать и считать, изучал Закон Божий.

Но и мать его умерла рано. Остался мальчик круглым сиротой. С 11 лет он стал работать в лавке богатого купца. Был Николай трудолюбив и к 17 годам дослужился до младшего приказчика. В свободное время юноша очень любил ходить в храм и читать церковные книги. Его отличали кротость, скромность, душевная чистота.

Благословение схимницы

Когда юноше исполнилось двадцать лет, старший приказчик задумал женить его на своей дочери. В то время в Ельце жила почти столетняя схимница, старица Феоктиста, духовная дочь святителя Тихона Задонского. И у горожан был благочестивый обычай советоваться с ней во всех важных делах. Хозяин отправил к ней юношу за благословением на брак. А схимница благословила его пойти в Оптину Пустынь к старцу Илариону. Перекрестила его и дала на дорогу чай. Хозяин отпустил юношу в Оптину, и Николай отправился в путь.

Словно в раю

В 1873 году пришел он в Оптину пустынь, неся в котомке за спиной одно лишь Евангелие. Дело было весной. Вокруг монастыря – красота несказанная. Луга – в первых цветах, и среди них течёт серебристая Жиздра. За рекой виднеются белые монастырские стены и башни. А вокруг – сады и огромный мачтовый сосновый бор. Много лет спустя старец Нектарий так вспоминал о своём первом впечатлении от Оптиной: «Какая красота здесь! Солнышко с самой зари, и какие цветы, словно в раю». Как пришёл в Оптину, сразу отправился в Скит. Дорога от монастыря шла среди вековых сосен. Со скитских врат на него строго смотрели лики древних подвижников благочестия. Скит представлял собой просторный сад с приютившимися возле ограды белыми домиками келий. В центре – Иоанно-Предтеченский храм, вокруг цветы. Обычай разводить цветы в скиту завёл ещё старец Макарий, утешая братию их красотой. Направо и налево от входа – два почти одинаковых домика, у каждого по два крыльца, с внутренней и внешней стороны Скита. В одном из них жил старец Амвросий.

Здесь он обрел свое истинное назначение

Здесь, в Оптиной, Промыслом Божиим, будущий старец обрел свое истинное назначение. «Ибо во власти Господа, а не во власти идущего давать направление стопам своим» (Иер. 10, 23). Сначала юноша пошёл к скитоначальнику старцу Илариону, он рассказал старцу о матушке Феоктисте и попросил решения своей судьбы. Отец Иларион внимательно выслушал юношу и отправил его к преподобному Амвросию.

Уже старцем, вспоминая об отце Иларионе, батюшка Нектарий писал: «Я ему всем обязан. Он меня принял в Скит пятьдесят лет назад, когда я пришёл, не имея, где главу приклонить. Круглый сирота, совсем нищий, а братия тогда вся была – много образованных. И вот я был самым что ни на есть последним».

В то время к великому старцу Амвросию приходило так много людей, что дожидаться приёма приходилось неделями. Но Николая он принял сразу и говорил с ним два часа. О чем была их беседа, преподобный Нектарий никому не открывал, но после нее навсегда остался в скиту. Стал он духовным сыном преподобного Анатолия (Зерцалова), а на совет ходил к преподобному старцу Амвросию.

Старческое руководство

С 1874 года по 1894 год, то есть, в течение двадцати лет, до самой кончины старца Анатолия (Зерцалова), Николай был его духовным сыном. Позднее он говорил о своём духовном отце так: » Я к нему двадцать лет относился и был самым последним сыном и учеником, о чём и сейчас плачу. К старцу же Амвросию я обращался в редких и исключительных случаях. При всём этом я питал к нему великую любовь и веру. Бывало, придёшь к нему, и он после нескольких слов моих обнаружит всю мою сердечную глубину, разрешит все недоумения, умиротворит и утешит. Попечительность и любовь ко мне, недостойному, со стороны старцев нередко изумляли меня, ибо я сознавал, что их недостоин. На мой вопрос об этом духовный отец мой, иеромонах Анатолий, отвечал, что причина сему – моя вера и любовь к старцу, и что если он относится к другим не с такой любовью, как ко мне, то это происходит от недостатка в них веры и любви, как человек относится к старцу, так точно и старец относится к нему».

В годы первых послушаний юноша не раз ощущал проявление любви старца и его благодатной помощи. Так, года через два по поступлении Николая в Скит, вышло распоряжение властей о высылке из обители всех послушников, подлежащих воинскому призыву. «И мне, — рассказывал отец Нектарий, — вместе с другими объявили о высылке из Скита. Но, к счастью моему, по святым молитвам старца Амвросия, эта опасность миновала» Пришёл Николай к Батюшке благодарить за молитвенную помощь, а тот отвечает: «Если будешь жить по-монашески, то и на будущее время никто тебя не потревожит». Так и случилось.

Отец Нектарий всегда очень высоко ставил старческое руководство. Когда его как-то раз спросили, не возмущался ли он против своих учителей, он отвечал: «Нет! Мне это и в голову не приходило. Только раз провинился я в чём-то, и послали меня к старцу Амвросию на вразумление. А у того палочка была. Как провинишься, он и побьёт (не так, как я вас!). А я, конечно, не хочу, чтобы меня били. Как увидел, что Старец за палочку берётся, я бежать, а потом прощения просил».

Молодого послушника старцы вели истинно монашеским путём. Отец Амвросий и отец Анатолий, провидя в юноше своего достойного преемника, прикрывая свою святую любовь к нему полуюродством и шутками, обучали юного послушника высшей и спасительной добродетели – смирению.

По воспоминаниям тех, кто знал отца Нектария в годы его юности, он был очень красив. И старец Амвросий для смирения называл его «губошлеп». Юный послушник всегда с любовью и смирением принимал укоризны своего Старца. Так, братия Скита часто получала посылки от родственников с «утешениями» — печеньем, вареньем, чаем. Николаю некому было присылать эти «утешения», и сами великие старцы потчевали его, но при этом смиряли. Придёт он к старцу Амвросию, просит сладостей к чаю, а тот ему строго: «Как, ты уже всё съел? Ах ты, губошлеп!»

Или, случалось, придёт юный послушник к батюшке Амвросию, а тот скажет: «Ты чего без дела ходишь? Сидел бы в своей келье да молился!» Больно станет Николаю, идёт к духовному отцу своему батюшке Анатолию. А он: «Ты чего без дела шатаешься? Празднословить пришёл?» Уйдёт Николай в свою келью, упадёт перед образом Спасителя и всю ночь плачет: «Господи! Какой же я великий грешник, если и старцы меня не принимают!»

Уроки старцев не прошли даром. И в начале своего пребывания в Скиту, и будучи уже опытным духовным наставником, преподобный Нектарий со смирением говорил о себе: «Я в новоначалии, я учусь… Я наистарейший в обители летами, а наименьший по добродетели». И еще: «Я мравий, ползаю по земле и вижу все выбоины и ямы, а братия очень высоко, до облаков подымается». Любимая поговорка его была: «Всюду нужно терпение и смирение».
Впоследствии отец Нектарий и своих духовных детей особенно приучал к терпению и смирению. Воспитывая терпение у духовных чад своих, заставлял ждать приёма часами, а порой и днями.

Николка проспится, всем пригодится

Первым послушанием его в Оптиной было ухаживать за цветами. Порой ему приходилось выходить из Скита в монастырь и под большие праздники вместе с шамординскими монахинями плести венки на иконы. При этом, как потом вспоминали сёстры, молодой послушник часто краснел и старался не поднимать на них глаза. Ревностный ученик великих старцев «хранил зрение», чтобы достигнуть евангельской чистоты.

Вскоре его назначили на пономарское послушание, прислуживать священнику в алтаре. У преподобного Нектария была келья, выходившая дверью в церковь, в ней он прожил двадцать лет, не разговаривая ни с кем из монахов: только сходит к старцу или духовнику и обратно. Сам он любил повторять, что для монаха есть только два выхода из кельи — в храм да в могилу.

По ночам постоянно виднелся у него свет, послушник читал или молился. А утром должен был первым, до прихода братии прийти в храм, подготовить алтарь к богослужению. Утреня в Скиту начиналась около часа ночи и продолжалась до половины четвёртого утра. Нелегко было мирскому юноше привыкать к строгому уставу святой обители. Простояв на молитве ночь, он приходил в храм полусонный. Случалось, опаздывал в церковь и ходил с заспанными глазами. Братия жаловались на него старцу Амвросию, на что он отвечал: «Подождите, Николка проспится, всем пригодится». Так преподобный Амвросий предсказывал его будущее старческое служение.

Годы иноческого подвига

Под руководством своих великих наставников преподобный Нектарий быстро возрастал духовно. 14 марта 1887 года он был пострижен в мантию. При монашеском постриге ему было дано имя Нектарий в честь преподобного Нектария Киево-Печерского. Принятие ангельского чина стало для инока великой радостью. Будучи старцем, он вспоминал: «Целый год после этого я словно крылышки за плечами чувствовал».

Получив мантию, отец Нектарий почти перестал покидать свою келью, не говоря уже об ограде Скита. Несколько лет даже окна его кельи были закрыты синей бумагой. В своём полузатворе отец Нектарий неустанно молился и пребывал в постоянном покаянии. Об этих годах иноческого подвига уже в старости он говорил: «Сидел я в своей келье и каялся, а потом ещё тридцать лет отмаливал свои грехи».

Видишь, как нужна иногда учёность

По благословению старцев, в затворе отец Нектарий читал духовные книги. В те годы в Оптиной была большая библиотека, в которой насчитывалось более тридцати тысяч книг. Он познакомился с творениями святых отцов: аввы Дорофея, преподобных Иоанна Лествичника, Исаака Сирина, Симеона Нового Богослова, Макария Великого, святителей Тихона Задонского и Димитрия Ростовского.

Через десять лет пребывания в затворе духовные отцы благословили его читать светских авторов и изучать светские науки, видимо, с целью приобрести те познания, которые могли ему помочь приводить к спасению мятущиеся души ищущей интеллигенции. Он читал Данте и Шекспира, Пушкина, Гоголя, Достоевского.

Занимался географией, математикой, изучал иностранные языки, латынь. В единственный час отдыха, после обеда, он читал Пушкина или народные сказки. Мог прочитать наизусть Пушкина и Державина. Как-то сказал: «Многие говорят, что не надо читать стихи, а вот батюшка Амвросий любил стихи, особенно басни Крылова». И до последних дней своей жизни Старец просил привозить ему книги, интересовался направлениями современного искусства, расспрашивал о постановке образования в новое время. Окончив лишь сельскую церковно-приходскую школу, он мог легко общаться с писателями, учёными.

Одна духовная дочь отца Нектария говорила подруге в его приёмной: «Не знаю, может быть, образование вообще не нужно, и от него только вред. Как его совместить с православием?» Старец, выходя из своей кельи, возразил: » Ко мне однажды пришёл человек, который никак не мог поверить в то, что был потоп. Тогда я рассказал ему, что на самых высоких горах в песках находятся раковины и другие остатки морского дна, и как геология свидетельствует о потопе. И он уразумел. Видишь, как нужна иногда учёность».

Старец говорил, что Бог не только разрешает, но и требует, чтобы человек возрастал в познании. Пример тому и Божественное творчество, где нет остановки, всё движется, и ангелы не пребывают в одном чине, но восходят со ступени на ступень, получая новые откровения. Человек должен учиться и идти к новым и новым познаниям.

Однажды пришли к Батюшке семинаристы со своими преподавателями и попросили сказать слово на пользу. И Старец посоветовал им жить и учиться так, чтобы ученость не мешала благочестию, а благочестие — учености. При этом отец Нектарий уточнил, что науки приближают человека к истинному знанию, но глубина его не поддаётся разуму человека. Он советовал читать святоотеческую литературу, жития святых, но прежде всего, учил пристальному и внимательному чтению Священного Писания. Не раз повторял, что не может быть ничего в мире выше истин Божественного Писания: «Все стихи в мире не стоят строчки Божественного Писания».

Старец Нектарий и живопись

Живопись, к которой старец Нектарий имел способность, была ему особенно близка. У академика Болотова, принявшего монашество, он учился живописи и до последних дней своей жизни следил за ней, интересовался новейшими течениями в искусстве и делал эскизы икон. Например, эскиз Благовещения он сделал в последний год своей жизни в Оптиной.

«Теперь живописное искусство в упадке, — говорил он, — Раньше художник готовился к написанию картины — и внутренне, и внешне. Прежде чем сесть за работу, он приготавливал все необходимое: холст, краски, кисти и так далее, а картину писал не несколько дней, а годы, иногда всю жизнь, как, например, художник Иванов свое «Явление Христа народу». И тогда создавались великие произведения. А сейчас художники пишут второпях, не продумав, не прочувствовав… Например, когда пишешь духовную картину, нужно, чтобы свет не на Ангела падал, а из него струился.»

Старцу очень хотелось, чтобы была создана картина Рождества Христова. «Нужно, чтобы мир вспоминал об этом величайшем событии, ведь оно произошло только один раз в истории! … Пастухи в коротких, изодранных по краям одеждах стоят лицом к свету, спиной к зрителю. А свет не белый, а слегка золотистый, без всяких теней и не лучами или снопами, а сплошь, только в самом дальнем краю картины слегка сумрак, чтобы напомнить, что это ночь. Свет весь из ангельских очертаний, нежных, едва уловимых, и чтобы ясно было, что это красота не земная — небесная, чтобы не человеческое это было!» — прибавил батюшка с особой силой. А в другом случае старец сказал одной девушке: «Почему пастухи удостоились в эту ночь увидеть ангелов? — Потому, что они бодрствовали».

Однажды старцу показали икону Преображения Господня, где яркость Фаворского света достигалась контрастом с черными узловатыми деревьями на переднем плане. Старец велел их стереть, объясняя, что где Фаворский свет, там нет места никакой черноте… Когда загорается этот свет, каждая трещинка начинает светиться.

Преподобный Нектарий Оптинский

полное житие письма фотографии

Рождение:
1853 г.

Постриг в мантию:
14/27 марта 1887 г.

День тезоименитства:
29 ноября/12 декабря

Иерейская хиротония:
21 октября/3 ноября 1898 г.

Постриг в схиму:
апрель 1920 г.

Кончина (день памяти):
29 апреля/12 мая 1928 г.

Обретение мощей:
3/16 июля 1989 г.

Святые мощи преподобного Нектария находятся во Введенском соборе

Краткое житие

Последним соборно избранным Оптинским старцем был преподобный Нектарий, ученик скитоначальника преподобного Анатолия (Зерцалова) и преподобного старца Амвросия. Он нёс крест старческого служения в годы тяжёлых испытаний для Русской Православной Церкви, для всей России. Пятьдесят лет Старец Нектарий провёл в Скиту Оптиной Пустыни, из них двадцать — в затворе. Он восходил по духовной лестнице от затвора к общественному служению и был достойным продолжателем Оптинского старчества. Наделённый Богом великим даром пророчества и прозорливости, он задолго до революции и гражданской войны видел грядущие беды и скорби людей. Старец Нектарий молился за всю Россию, утешал людей, укреплял их в вере. В годы тяжёлых искушений преподобный Нектарий брал на себя бремя людских грехов. Он разделил участь многих своих верующих соотечественников: был гоним, сослан, почил в изгнании. О его жизненном пути — в связи с гонениями на Церковь, преследованием монашества — известно меньше, чем о его прославленных предшественниках.

Преподобный Нектарий (в миру Николай Васильевич Тихонов) родился в 1853 году в городе Ельце Орловской губернии в бедной семье Василия и Елены Тихоновых. Отец его был рабочим на мельнице и умер, когда сыну было всего семь лет. Перед кончиной он благословил сына иконой Святителя Николая, поручая его попечительству своё чадо. С этой иконой Старец не расставался всю жизнь.

Позднее преподобный Нектарий рассказы о своём детстве часто начинал словами: «Было это в младенчестве моём, когда жил я с маменькой. Двое нас было на белом свете, да ещё кот жил с нами. Мы низкого были звания и притом бедные. Кому нужны такие?» С матерью у Николая были самые теплые и сердечные отношения. Она больше действовала кротостью и умела тронуть его сердце. Но и мать его умерла рано. Остался мальчик круглым сиротой. С 11 лет он стал работать в лавке богатого купца. Был Николай трудолюбив и к 17 годам дослужился до младшего приказчика. В свободное время юноша очень любил ходить в храм и читать церковные книги. Его отличали кротость, скромность, душевная чистота.

Когда юноше исполнилось двадцать лет, старший приказчик задумал женить его на своей дочери. В то время в Ельце жила почти столетняя схимница, старица Феоктиста, духовная дочь святителя Тихона Задонского. Хозяин отправил к ней юношу за благословением на брак. А схимница благословила его пойти в Оптину к старцу Илариону. Хозяин отпустил юношу в Оптину, и Николай отправился в путь.

В 1873 году пришел он в Оптину пустынь, неся в котомке за спиной одно лишь Евангелие. Здесь Промыслом Божиим он обрел свое истинное назначение. Ибо во власти Господа, а не во власти идущего давать направление стопам своим (Иер. 10, 23). Сначала юноша пошёл к скитоначальнику старцу Илариону, а тот отправил его к преподобному Амвросию. В то время к великому старцу Амвросию приходило так много людей, что дожидаться приёма приходилось неделями. Но Николая он принял сразу и говорил с ним два часа. О чем была их беседа, преподобный Нектарий никому не открывал, но после нее навсегда остался в скиту. Стал он духовным сыном преподобного Анатолия (Зерцалова), а на совет ходил к преподобному старцу Амвросию.

Первым послушанием его в Оптиной было ухаживать за цветами, потом его назначили на пономарское послушание. У преподобного Нектария была келия, выходившая дверью в церковь, в ней он прожил двадцать лет, не разговаривая ни с кем из монахов: только сходит к старцу или духовнику и обратно. Сам он любил повторять, что для монаха есть только два выхода из келии — в храм да в могилу. На этом послушании он часто опаздывал в церковь и ходил с заспанными глазами. Братия жаловались на него старцу Амвросию, на что он отвечал: «Подождите, Николка проспится, всем пригодится».

Под руководством своих великих наставников преподобный Нектарий быстро возрастал духовно. 14 марта 1887 года он был пострижен в мантию, 19 января 1894 года был посвящен в иеродиакона, а еще через четыре года был рукоположен Калужским архиереем в иеромонаха. Было ему тогда тридцать четыре года.

Уже в эти годы он исцелял больных, обладал даром прозорливости, чудотворения и рассуждения. Но по своему смирению эти высокие духовные дарования он скрывал под внешним юродством. На юродство он имел благословение старцев. Оптинские старцы часто прикрывали своё духовное величие юродством — шутками, чудачеством, неожиданными резкостями или непривычной простотой в обращении со знатными и заносчивыми посетителями.

В 1912 году оптинская братия избрала его в старцы. Но преподобный Нектарий отказывался, говоря: «Нет, отцы и братия! Я скудоумен и такой тяготы понести не могу». И только по послушанию он согласился принять на себя старчество.

В первое время после избрания старцем отец Нектарий усилил юродство. Приобрёл музыкальный ящик и граммофон с духовными пластинками, но скитское начальство запретило ему их заводить; играл игрушками. Была у него птичка-свисток, и он заставлял в неё дуть взрослых людей, которые приходили к нему с пустыми горестями. Был волчок, который он давал запускать своим посетителям. Были детские книги, которые он раздавал читать взрослым людям.

В юродстве Старца часто содержались пророчества, смысл которых открывался часто лишь по прошествии времени. Например, люди недоумевали и смеялись над тем, как старец Нектарий внезапно зажигал электрический фонарик и с самым серьезным видом ходил с ним по своей келье, осматривая все углы и шкафы… А после 1917 года вспомнили это «чудачество» совсем иначе: именно так, во тьме, при свете фонариков, большевики обыскивали кельи монахов, в том числе и комнату старца Нектария. За полгода до революции Старец стал ходить с красным бантом на груди — так он предсказывал наступающие события. Или насобирает всякого хлама, сложит в шкафчик и всем показывает: «Это мой музей». И действительно, после закрытия Оптиной в скиту был музей.

Часто вместо ответа отец Нектарий расставлял перед посетителями куклы и разыгрывал маленький спектакль. Куклы, персонажи спектакля, давали ответы на вопросы своими репликами. Так, владыка Феофан Калужский не верил в святость Старца. Как-то приехал он в Оптину и зашёл к отцу Нектарию. Тот, не обращая на него никакого внимания, играл в куклы: одну наказывал, другую бил, третью сажал в тюрьму. Владыка, наблюдая это, утвердился в своём мнении. Позже, когда большевики посадили его в тюрьму, он говорил: «Грешен я перед Богом и перед Старцем. Всё, что он мне показывал тогда, было про меня, а я решил, что он ненормальный».

Однажды старец Варсонофий, будучи ещё послушником, проходил мимо домика отца Нектария. А он стоит на своём крылечке и говорит: «Жить тебе осталось ровно двадцать лет». Это пророчество впоследствии исполнилось в точности.

Протоиерей Василий Шустин рассказывал, как Батюшка, не читая, разбирал письма: «Одни письма он откладывал со словами: Сюда надо дать ответ, а эти письма благодарственные, их можно без ответа оставить». Он их не читал, но видел их содержание. Некоторые из них он благословлял, а некоторые и целовал».

Известны многочисленные случаи, когда Батюшка исцелял смертельно больных людей. Приехала в Оптину мать, дочь которой страдала неизлечимой болезнью. От больной отказались все врачи. Мать дожидалась старца в приёмной и вместе с другими богомольцами благословилась у него. Она ещё не успела сказать ему ни слова, как Старец обратился к ней сам: «Ты пришла молиться о больной дочери? Она будет здорова». Он дал матери семь пряников и велел: «Пусть каждый день дочь съедает по одному и почаще причащается, будет здорова». Когда мать вернулась домой, дочка с верой приняла пряники, после седьмого причастилась и выздоровела. Болезнь к ней больше не возвращалась.

Как-то приехала к нему монахиня Нектария с мальчиком-подростком, который вдруг заболел. Температура поднялась до сорока градусов. Она и говорит Батюшке: «Олежек у меня заболел». А он отвечает: «Хорошо поболеть в добром здравии». На другой день дал мальчику яблочко: «Вот тебе лекарство». И, благословляя их в путь, сказал: «Во время остановки, когда будете лошадей кормить, пусть выпьет кипяточку и будет здоров». Так они и сделали. Мальчик выпил кипяточку, заснул, а когда проснулся, был здоров.

Принимал преподобный старец Нектарий посетителей в «хибарке» прежних старцев, иногда он оставлял на столе в приемной книги, и посетители в ожидании приема смотрели эти книги и, листая их, находили ответы на свои вопросы. А преподобный Нектарий по своему смирению замечал, что они приходят к преподобному старцу Амвросию и сама келия говорит за него.

У Батюшки был кот, который его необыкновенно слушался, и Батюшка любил говорить: «Старец Герасим был великий старец, потому у него был лев, а мы малы — и у нас кот».

Внешне старец был невысокого роста, согбенный, с округлым лицом и небольшой клинообразной бородкой. Лицо его как бы не имело возраста — то древнее, суровое, то молодое до живости и выразительности мысли, то детское по чистоте и покою. Ходил он лёгкой, скользящей походкой, как бы едва касаясь земли. Лишь перед самой смертью он передвигался с трудом, ноги распухли как брёвна, сочились сукровицей — это сказалось многолетнее стояние на молитве.

Для каждого человека у старца был свой подход, «своя мера», порой он оставлял посетителя одного в тишине «хибарки» побыть наедине со своими мыслями, иногда долго и оживленно беседовал, удивляя собеседника своими познаниями, и люди спрашивали: «Где же старец окончил университет?» И не могли поверить, что он нигде не учился. «Вся наша образованность от Писания», — говорил о себе старец.

Высоко ценил Старец послушание. Митрополита Вениамина (Федченкова) он наставлял: «Примите совет на всю вашу жизнь: если начальники или старшие вам предложат что-нибудь, то, как бы трудно ни было или как бы высоко не казалось, не отказывайтесь. Бог за послушание поможет». Наглядный урок послушания он дал студенту Василию Шустину (будущему протоиерею), как-то сказав, что научит его ставить самовар, потому что скоро придёт время, когда у него не будет прислуги и придётся самому ставить себе самовар. Юноша с удивлением посмотрел на Старца, недоумевая, куда может деться состояние их семьи, но послушно пошёл за батюшкой в кладовку, где стоял самовар. Отец Нектарий велел налить в этот самовар воды из большого медного кувшина.

-Батюшка, он слишком тяжёлый, я его с места не сдвину, — возразил Василий.

Тогда Батюшка подошёл к кувшину, перекрестил его и сказал: «Возьми!» И студент легко поднял кувшин, не чувствуя тяжести. «Так вот, — наставил отец Нектарий, — всякое послушание, которое нам кажется тяжёлым, при исполнении бывает очень лёгким, потому что делается как послушание».

Как-то спросили Старца, должен ли он брать на себя страдания и грехи приходящих к нему, чтобы облегчить их или утешить. «Иначе облегчить нельзя, — ответил он. — И вот чувствуешь иногда, что на тебе словно гора камней — так много греха и боли принесли тебе, и прямо не можешь снести её. Тогда приходит благодать и размётывает эту гору камней, как гору сухих листьев. И можешь принимать снова».

Старец часто и с любовью говорил о молитве. Он учил постоянству в молитве, считая добрым знаком от Господа неисполнение прошений. «Надо продолжать молиться и не унывать, — поучал Батюшка. — Молитва — это капитал. Чем дольше лежит, тем больше процентов приносит. Господь посылает Свою милость тогда, когда Ему это благоугодно, когда нам полезно её принять… Иногда через год Господь исполняет прошение… Пример надо брать с Иоакима и Анны. Они всю жизнь молились и не унывали, и какое Господь послал им утешение!» Однажды посоветовал: «Молитесь просто: «Господи, даруй мне благодать Твою!» На вас идёт туча скорбей, а вы молитесь: «Господи, даруй мне благодать Твою!» И Господь пронесёт мимо вас грозу».

После закрытия монастыря в Вербное воскресенье 1923 года преподобного Нектария арестовали. Старца повели в монастырский хлебный корпус, превращённый в тюрьму. Он шёл по мартовской обледеневшей дорожке и падал. Комната, куда его посадили, была перегорожена не до самого верха, а во второй половине сидели конвоиры и курили. Старец задыхался от дыма. В Страстной Четверг его увезли в тюрьму в Козельск. Позднее из-за болезни глаз Старца перевели в больницу, но поставили часовых…

По выходе из тюрьмы власти потребовали, чтобы отец Нектарий покинул Калужскую область. Старец жил в селе Холмищи Брянской области у одного крестьянина, родственника духовного сына Батюшки. ЧК грозила этому крестьянину ссылкой на Камчатку за то, что он приютил Старца. Осенью 1927 года его обложили особенно тяжёлым налогом.

В Холмищи, невзирая на трудности, добирались духовные чада в поисках утешения и совета, к Старцу потянулся поток людей со всех концов России. Святой Патриарх Тихон советовался с преподобным Нектарием через своих доверенных лиц. Добираться до села, особенно весной, из-за разлива рек, было трудно, даже сообщение на лошадях прекращалось. Порой приходилось идти пешком в обход до семидесяти пяти вёрст мимо леса, где было много волков. Они часто выходили на дорогу и выли, но, по Святым молитвам Старца, никого не трогали.

Преподобный Нектарий, будучи провидцем, предсказывал в 1917 году: «Россия воспрянет и будет материально не богата, но духом будет богата, и в Оптиной будет еще семь светильников, семь столпов».

С 1927 года Старец стал серьёзно недомогать, силы его угасали. В декабре состояние здоровья резко ухудшилось, решили, что отец Нектарий умирает, но затем наступило некоторое улучшение. В апреле Батюшке опять стало плохо. К нему приезжал отец Сергий Мечев, он причастил Старца. 29 апреля 1928 года до Холмищ с трудом добрался отец Адриан, на руках которого преподобный Нектарий скончался в эту же ночь. Незадолго до кончины на вопрос, где его хоронить, Старец указал на местное кладбище. Когда его спрашивали, не отвезти ли его тело в Козельск, отрицательно качал головой. Старец не велел хоронить его и возле Покровской церкви в селе Холмищи, сказав, что там будет хуже свиного пастбища. Так и случилось. Храм разрушили, а на соборной площади устроили ярмарку и танцплощадку. Исполняя желание Старца, его погребли на местном сельском кладбище в двух-трёх верстах от села Холмищи.

В 1935 году грабители разрыли могилу Старца, надеясь найти там ценности. Они сорвали крышку гроба и открытый гроб поставили, прислонив к дереву. Утром колхозники, пришедшие на кладбище, увидели, что Старец стоит нетленный — восковая кожа, мягкие руки. Гроб закрыли и опустили в могилу с пением «Святый Боже».

После возрождения Оптиной пустыни, 3/16 июля 1989 года, в день памяти митрополита Московского Филиппа, состоялось обретение мощей преподобного Нектария. Когда торжественная процессия двигалась по обители, от мощей исходило чудное благоухание: мантия старца оказалась нетленной, мощи были янтарного цвета. В 1996 году преподобный Нектарий был причислен к лику местночтимых Святых Оптиной Пустыни, а в августе 2000 года — Юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви прославлен для общецерковного почитания. В настоящее время рака с мощами старца Нектария находится в западной части Амвросиевского придела Введенского собора обители.

Как при жизни старца, так и после его блаженной кончины каждый, кто обращается к нему с истинной верой, получает благодатную помощь. По молитвам преподобного Нектария люди выходят из трудных жизненных ситуаций, совершаются чудеса духовного и телесного исцеления. Преподобне отче наш Нектарие, моли Бога о нас!

Отец Нектарий сидел на полу и играл в куклы — необыкновенная история одного из последних оптинских старцев

Сгорбленный, сухонький монах в залатанном подряснике шарил по углам тесной кельи, светил фонариком, заглядывая то в шкаф, то под кровать, хмурился… Братья наблюдали за духовным наставником и недоумевали: что такое ценное потерял отец Нектарий в своей комнатке? Шло второе десятилетие ХХ века. До закрытия Оптиной пустыни оставалось всего несколько лет.

В феврале 1918-го отряд красноармейцев прибыл в монастырь. Представители новой власти славно похозяйничали в обители и в скиту — именно с такими вот электрическими фонариками они обыскивали монашеские кельи, обшаривали все углы, бесцеремонно выбрасывали вещи из шкафов, переворачивали кровати, а потом подробно описывали всё монастырское имущество…

…Именно с такими вот электрическими фонариками
они обыскивали монашеские кельи
Фото Erik Norwich

Последние шесть лет существования одного из самых знаменитых монастырей России, Оптиной пустыни, пришлись на годы смутные, сумбурные. Подготовка к войне, а потом и сама война. Как грибы возникают новые партии. Революционеры-агитаторы выступают на заводах, фабриках, на фронтах. В деревнях — крестьянские волнения и бунты, в среде интеллигенции — брожение умов. Поэты и художники, писатели и философы, аристократия, армия и студенчество — сумятица везде. Потом отречение государя, одна за другой революции…

Именно в эти годы, начиная с 1912-го, духовным наставником братии в Оптиной был старец Нектарий. Умнейший и образованнейший человек своего времени, он не просто осознавал происходящее, но, предчувствуя грядущую катастрофу, предупреждал окружающих о будущем, причем зачастую делал это средствами, которые человеку стороннему могли бы показаться абсурдными. Но видимо, эпоха абсурда требовала именно такого языка.

Старец Нектарий
Фото optina.ru

КУКОЛКИ ДЛЯ ВЛАДЫКИ

Внешне отец Нектарий производил довольно странное впечатление: в молодости, говорят, был красавцем, а под старость — бородка клинышком, ноги распухшие, как брёвна, от постоянного стояния на молитвах, лицо без возраста — в одну секунду старческое, в другую — по-юношески живое и выразительное. Поведение старца было ещё более непонятным —- удивляло даже тех, кто его знал давно, а несведущих порой просто пугало.

…Сейчас монах разложил перед собой кукол. Взял одну. Забормотал что-то сердито, Феофан едва разобрал слова: «В тюрьму тебя! В камеру! Так-то вот!»
Фото VirtualWolf

Старец юродствовал. Наденет поверх подрясника цветную вязанную кофту — несуразную, не по размеру — и расхаживает по скиту. А то вовсе халатик на голое тело накинет, красный бант — на грудь и красуется, смущает братию. На трапезе шалит: сольёт кислое, сладкое, солёное в одну миску, и ест-нахваливает! Завёл себе даже граммофон, хотел в скиту крутить пластинки, но скитское начальство узнало — не позволило. Натащил в келию всякого хлама — камешков, стёклышек, глины, сложил в шкафчик и стал всем хвастаться: «Глядите, какой музей у меня!»

В 1910-х годах в Оптину приехал епископ Калужский Феофан. Высокий гость заходил в келию старца Нектария с откровенным недоверием. В святость нового ясновидца, о которой владыке неоднократно докладывали, Феофан не верил. И в своих предположениях не обманулся: когда он заглянул в келию, Нектарий там… играл в игрушки! На митрополита даже головы не поднял, будто и нет его. Детскими безделушками была заполнена вся келия Нектария — самолётики, автомобильчики, паровозики, пароходики… Сейчас монах разложил перед собой кукол. Взял одну. Забормотал что-то сердито, Феофан едва разобрал слова: «В тюрьму тебя! В камеру! Так-то вот!» Взял другую: «И тебя накажу! Плохая!» Третью вообще колотить принялся: «Эдак тебе, будешь знать!..»

Можно представить, о чём думал владыка, покидая келию старца. Уж какая там святость! Старческая немощь, и ничего боле. Видимо, повредился умом Нектарий…

Прошли годы. После революции семнадцатого года смысл странных поступков Нектария начал открываться людям. Монастырь превратили в музей («Глядите, какой музей у меня!»). Студенты, курсистки и служащие, по нищете Гражданской войны, стали ходить на работу босыми, надевали пальто поверх рваного белья, но на груди у каждого красовался красный бант (точь-в-точь как старец). А что же стало с владыкой Феофаном, который так изумлялся куклам Нектария? Он попал в ссылку. Жил в доме жестокого хозяина по фамилии Плохин, очень страдал от его бесчеловечного обращения. В 1937 году Феофана арестовали. В спецкорпусе Нижегородской тюрьмы владыку жестоко пытали — били, посадили в подвальную камеру, которую заливали водой. Тогда-то Феофан вспомнил Оптинского юродивого: «Грешен я перед Богом и перед старцем: всё, что говорил, это было про меня, а я думал, что он ненормальный…» В октябре 1937 года митрополита Феофана расстреляли.

Да, слова и поступки отца Нектария действительно могли казаться людям непонятными и вызывающими. Но отец Нектарий не самовольничал — на своё юродство он получил благословение старцев. Под юродством преподобный смиренно скрывал свои духовные дары — умение советом помогать людям выходить из конкретных и очень сложных жизненных ситуаций и предупреждать их о грядущих испытаниях…

«НИКОЛКА ПРОСПИТСЯ — ВСЕМ ПРИГОДИТСЯ!»

Последний оптинский старец, преподобный Нектарий стал таковым, в общем, случайно. Никаких предпосылок, кроме Божьего Промысла, к тому не было. Происхождение у будущего иеромонаха было самое что ни на есть рабоче-крестьянское, образование — начальное…

Николай Тихонов родился в провинциальном Ельце в 1857 или 1858 году. Родители мальчика любили, но растили в строгости. Учиться определили в сельскую школу. Отец, рабочий на мельнице, умер, когда Коле было семь лет. Мать пережила мужа на четыре года, успела устроить сына в купеческую лавку. В одиннадцать лет Коля Тихонов, красивый, кудрявый, тихий мальчик, остался сиротой. До восемнадцати лет работал младшим приказчиком. Много читал, всё свободное время проводил в храме.

Елец. Вид города в XIX веке

У старшего приказчика была красавица-дочка. Молодые друг другу глянулись. Отец девушки уже готовил свадьбу, купец Хамов был не против, только посоветовал получить благословение у столетней мудрой схимницы Феоктисты, духовной дочери святителя Тихона Задонского. К ней в Ельце все ходили за советом.

Старица сама благословения не дала — отослала Николая в Оптину пустынь, к старцу Илариону, тем самым определив его судьбу. Хозяин отпустил юношу неохотно, не дал в дорогу ни копейки. Так и пришёл восемнадцатилетний жених в монастырь с одним Евангелием. Не знал ни Илариона, никого другого в обители. А народу в Оптиной в ту пору собиралось много — к известному на всю Россию старцу Амвросию приходили толпы людей.

Николая поразила красота обители и её окрестностей — всюду цветы, зелёные луга, корабельные леса… Жиздра извивается, на солнце блестит. Белоснежные монастырские стены с башнями и флюгерами-ангелами…

Вид Оптиной пустыни в XIX веке

Встречные отцы-монахи отсылали его один к другому. Наконец, юношу принял у себя сам старец Амвросий. Высокопоставленные, знатные паломники порой дожидались приёма у преподобного неделями, но нищего необразованного сироту святой, по каким-то своим резонам, позвал сразу. Два часа проговорили и… не вернулся юноша к невесте, навсегда остался в скиту.

ОТЦЫ-НАСТАВНИКИ

Два великих старца взяли юношу под крыло: духовным отцом его стал преподобный Анатолий (Зерцалов), а главным советчиком — сам Амвросий Оптинский! Они-то и сформировали из малообразованного сироты исполина духа, которому через много лет читал свои рукописи философ Константин Леонтьев и к которому обращался за советом сам святой Патриарх Тихон.

А начиналась «монастырская карьера» молодого человека очень скромно. Шёл 1876 год. Первым послушанием Николаю Тихонову назначили уход за теми самыми монастырскими цветами, которые так ему понравились. Потом Николай стал пономарём. Очень старался, недосыпал, опаздывал в церковь, пугал монахов красными опухшими глазами. Жаловались на него старцу Амвросию. А тот лишь улыбался да приговаривал: «Подождите, Николка проспится, всем пригодится».

…Первым послушанием Николаю Тихонову назначили уход за теми самыми монастырскими цветами, которые так ему понравились.
Фото las — initially

Многоопытные старцы «в глаза» молодого испытывали, смиряли. «Бывало, приду я к батюшке о. Амвросию, а тот мне: “Ты чего без дела ходишь? Сидел бы в своей келлии, да молился!” Больно мне станет, но я не ропщу, а иду к духовному отцу своему батюшке Анатолию. А тот грозно встречает меня: “Ты чего без дела шатаешься? Празднословить пришел?” Так и уйду я в келлию. А там у меня большой, во весь рост, образ Спасителя; бывало, упаду я перед Ним и всю ночь плачу: “Господи, какой же я великий грешник, если и старцы меня не принимают!”»

На самом же деле преподобные очень любили Нектария, и тот отвечал им взаимностью. О старце Анатолии Николай вспоминал: «Я к нему двадцать лет относился и был самым последним сыном и учеником, о чем и сейчас плачу». А о старце Амвросии писал так: «…я обращался (к нему) лишь в редких и исключительных случаях. При всем этом я питал к нему великую любовь и веру. Бывало, придешь к нему, и он после нескольких слов моих обнаружит всю мою сердечную глубину, разрешит все недоумения, умиротворит и утешит. Попечительность и любовь ко мне, недостойному, со стороны старца нередко изумляли меня, ибо я сознавал, что их недостоин».

ДВАДЦАТЬ ЛЕТ ЧТЕНИЯ

В 1887 году тридцатилетний ученик был пострижен в мантию с именем Нектарий. «Целый год после этого я словно крылышки за плечами чувствовал». Через семь лет он был посвящён в иеродиакона, ещё через четыре года — рукоположен Калужским архиереем в иеромонаха.

Нектарий среди братьев слыл строгим, но в первую очередь строг он был к самому себе. Уже не имея над собой бдительных наставников, продолжал смирять себя во всём. Шутка ли — на двадцать лет человек ушел в затвор! Заклеил окна своей кельи синей бумагой, обложился книгами и стал получать образование. Сам. Читал и молился, молился и читал. Из кельи выходил только в храм.

…»Я к научности приникаю», — любил говорить преподобный.
Фото las — initially

Книг у Нектария было много — заказывал сам, привозили и дарили приезжающие… Конечно, это были не только богословские и святоотеческие издания. Математика и живопись, литература русская и иностранная, география и история, французский и латынь — всё интересовало затворника. Сам батюшка к людям не выходил, но к нему приходили сотни людей. Среди посетителей были и учёные, и художники, и философы. Иеромонах тесно общался с писателем, публицистом, врачом, дипломатом Константином Леонтьевым, а живописи Нектария учил Александр Болотов — художник, друг Васнецова и Репина, основавший в обители иконописную мастерскую. «Я к научности приникаю», — любил говорить преподобный.

Результатами размышлений батюшка щедро делился со всеми, соединяя порой в своих рассуждениях научные термины и богословие: «Жизнь определяется в трех смыслах: мера, время, вес. Самое доброе, прекрасное дело, если оно выше меры, не будет иметь смысла. Ты приникаешь к математике, тебе дано чувство меры. Помни эти три смысла. Ими определяется вся жизнь».

По многочисленным игрушкам, которые дарили Нектарию дети, присылали и привозили знакомые, — музыкальным шкатулкам, машинкам и самолётикам — святой составлял себе представление о современной технике, по книжным новинкам — о литературе, о системе образования…

Книги свои Нектарий с радостью давал читать. Но не просто так. В «хибарке» прежних старцев, где преподобный позже и сам принимал посетителей, стоял стол. Бывало, зайдёт человек в хибарку, а старца нет. Зато на столе лежит открытая книга. Человек в неё заглядывает, а на странице — ответ на вопрос, с которым он явился к Нектарию. Когда у старца спрашивали, как это получается, тот только посмеивался: «Не я отвечаю, сама келия за меня говорит».

После долгой беседы с батюшкой люди, поражённые его начитанностью и познаниями, спрашивали у монахов: «Какой же университет окончил отец Нектарий?» — «Да никакой! Приходская школа, вот и все университеты…» А старец уточнял: «Вся наша образованность от Писания».

Но при всей своей образованности отец Нектарий очень не любил празднословия. Впрямую об этом человеку не говорил, а начнёт гость пришлый жаловаться ему на свои беды-горести, старец слушает-слушает, потом протянет ему игрушку, птичку-свисток: «Подуй!» Тот ничего не понимает, дует. Птичка свистит. К чему? К тому, что горести-то у человека пустые, пришёл только «свистеть» и от дел отвлекать. Или попросит прихожанин совета, как из непростой жизненной ситуации выйти, а батюшка сам ни слова не скажет — протянет гостю детскую книжицу, ищи, мол, в ней ответа, и уйдёт.

НЕ СПЕЛ, НЕ УЕХАЛ, НЕ УШЁЛ

Владыка Макарий, посвящая Нектария в иеромонахи, дал ему наставление, которое инок запомнил на всю жизнь: «Нектарий! Когда ты будешь скорбен и уныл и когда найдет на тебя искушение тяжкое, то ты только одно тверди: “Господи, пощади, спаси и помилуй раба Твоего иеромонаха Нектария”». Видимо, сказанное пошло впрок — от великих искушений монах уходил не раз.

…По совпадению, тогда в Оптину пришло требование: нужен был иеромонах ни много ни мало для кругосветного путешествия!
Фото Thomas Hawk

Обладая великолепным голосом и идеальным слухом, в первые годы жизни в скиту молодой Николай Тихонов пел на правом клиросе. Раз в году в скит приходил регент из монастыря, слушал монахов и отбирал лучших для хора Оптиной пустыни. К очередному приезду регента братья разучивали «Разбойника благоразумного». Нектарий очень этому радовался и ждал выступления, но когда понял, что после отбора ему «светит» удаление из скита и перевод в монастырь, стал специально фальшивить перед регентом, перевирая «Разбойника» так, что нерадивого певца спешно удалили подальше на левый клирос. О его переводе речи уже не шло.

В другой раз, уже будучи иеромонахом в затворе, Нектарий «замыслил побег». За годы затворничества он начитался удивительных рассказов о разных странах и чудесах света и знал столько, сколько знает не всякий географ и этнограф. Не удивительно, что в какой-то момент у Нектария возникла мысль самому наконец отправиться в странствия и увидеть красоту мира воочию. По совпадению, тогда в Оптину пришло требование: нужен был иеромонах ни много ни мало для кругосветного путешествия! Исполняющий обязанности архимандрита монастыря обратился прежде других к Нектарию. Радости инока не было предела! Уже почти собравшись в путь, Нектарий отправился за благословением к старцу Иосифу, но тот… не благословил. Иеромонах вспомнил наставления учителей, смиренно повторил про себя: «Господи, пощади, спаси и помилуй раба Твоего иеромонаха Нектария!» — и остался в обители.

Было и третье искушение. К тому времени преподобному Нектарию было уже под семьдесят и был он уже избран старцем и духовным отцом всей Оптиной. Предчувствуя, какие беды грозят и монастырю, и братии, и всей России, Нектарий решил оставить своё послушание, бросить старчество и уйти из обители странником. «Только здесь я уже сам понял, что это искушение, поборол себя и остался».

«НУ КАКОЙ Я СТАРЕЦ?..»

Старчество было для Нектария послушанием, к которому он никогда не стремился, наоборот, вначале всячески от него уклонялся. В 1912 году встал вопрос о новом духовном наставнике Оптиной. Сначала на соборе братии стать старцем предложили архимандриту Агапиту. Тот отказался категорически, предложив взамен кандидатуру одного из своих учеников — Нектария. Батюшки на собрании не было. За ним послали, а он отмахивается: «Они там и без меня выберут, кого надо…» — «Отец архимандрит послал меня за вами и просит прийти!» Услышав такое, Нектарий без промедления надел рясу, одну ногу сунул в туфлю, другую — в валенок, и в таком шутовском виде поспешил на собрание.

«Ну какой я старец. Как могу я быть наследником прежних старцев? Я слаб и немощен. У них благодать была целыми караваями, а у меня ломтик».

Как отреагировали на странный вид монаха отцы, неизвестно. Но диалог состоялся примерно такой. «Батюшка, вас избрали духовником нашей обители и старцем!» — «Нет, отцы и братие! Я скудоумен и такой тяготы понести не могу…» Тогда поднялся архимандрит и сказал властно: «Отец Нектарий, приими послушание!» Смирение и послушание Нектарий считал главными добродетелями, поэтому, конечно, тут же согласился. Хотя проплакал потом три дня.

Через много лет в ссылке Нектарий вспоминал в беседах со своей духовной дочерью, поэтессой Надеждой Павлович: «Я уже тогда, когда избирали меня, предвидел и разгром Оптиной, и тюрьму, и высылку, и все мои теперешние страдания — и не хотел брать этого всего…» А в родной обители всё повторял, смущаясь и уклоняясь от славы и внимания прихожан: «Ну какой я старец. Как могу я быть наследником прежних старцев? Я слаб и немощен. У них благодать была целыми караваями, а у меня ломтик».

«СТАНЬ ЗДЕСЬ И МОЛИСЬ!»

Речь старца была ясной и прозрачной. Он любил приводить примеры, понятные любому человеку: и простому рабочему, и начитанному интеллигенту. Вот пришлось ему в молодые годы поработать младшим приказчиком в лавке, так Нектарий и свой жизненный опыт к рассуждениям о молитве приложил:

«Надо продолжать молиться и не унывать. Молитва — это капитал. Чем дольше лежит, тем больше процентов приносит. Господь посылает Свою милость тогда, когда Ему это благоугодно, когда нам полезно её принять…»

Преподобный Нектарий был требователен, иногда ироничен с духовными лицами и с интеллигенцией, но необыкновенно добр и доступен с простыми людьми. Давал деньги просто, но всегда подробно расспрашивал, на что — на обувь ли, на корову, на лошадь, объясняя, что милостыню нужно подавать с рассуждением, а то можно человеку и повредить.

Старец Нектарий с духовными чадами
Рисунок optina.ru

Особым вниманием батюшка окружал тех своих духовных детей, кто возмущался против него, протестовал, гневался на него. Сильно грешных прихожан опекал, был с ними ласков, называл «овечка моя», «чадо моё», и люди смирялись, успокаивались от его любви и искренности. «Чадо мое! Мы любим той любовью, которая никогда не изменяется. Ваша любовь — любовь однодневка, наша и сегодня и через тысячу лет все та же».

НЕРАСКРЫТЫЕ ПИСЬМА, НЕНАСТНОЕ НЕБО, НЕПОДЪЁМНЫЙ КУВШИН…

Об удивительных дарах старца свидетельствовали многие его современники. Рассказывали, как читал он запечатанные письма: не раскрывая конвертов, откладывал одни в одну сторону: «Сюда надо ответ дать!», другие — в другую: «А эти письма благодарственные, можно без ответа оставить». Одни письма благословлял, другие отдавал помощникам: «Прочти вслух, это будет полезно!» Всё — не зная содержимого! При этом никаких похвал и удивлённых восторгов не принимал: «Вот, называют меня старцем. Какой я старец! Когда буду получать каждый день больше ста писем, как отец Варсонофий, тогда и можно называть старцем, имеющего столько духовных детей…»

Матушки Алексия и Ксения думали посвятить жизнь Господу. И вдруг старец объявляет Алексии: «Вот уедешь в Святую Землю, и у тебя будет много детей».
Фото Zamil Ul Hasan

Как-то в Оптину приехали супруги, знакомые преподобного Нектария. Жена, потрясённая красотой места, написала здесь же пейзаж — берег реки, закат, небо ясное, безоблачное… Оставила рисунок на открытом балконе, отправилась с мужем на прогулку. Дорогой супруги серьёзно повздорили. Возвращаются домой, а пейзаж… изменился! Небо на нём уже закрыто тёмными тучами, сверкают молнии… Краски свежие. Чья работа? Отца Нектария. Талантливый живописец, он почувствовал неладное, заглянул к супругам и в своём стиле подал им сигнал: над семейными узами нависла гроза! На супругов это произвело такое впечатление, что они тут же забыли о ссоре и помирились.

Старец Варсонофий однажды проходил мимо крыльца Нектария и услышал: «Жить тебе осталось ровно двадцать лет». «Шуткой» сказанные первого апреля слова роковым образом сбылись: ровно через двадцать лет, день в день — 1 апреля — преподобный Варсонофий скончался.

Матушки Алексия и Ксения думали посвятить жизнь Господу. И вдруг старец объявляет Алексии: «Вот уедешь в Святую Землю, и у тебя будет много детей». Матушки в ужасе: как такое возможно?! Однако в 1933 году они действительно оказываются на Святой Земле и, по благословению митрополита Анастасия, начинают брать на воспитание арабских детей, послушниц. А позже, после переезда в Чили, организуют приют Иоанна Кронштадтского и школу для 89 ребятишек.

И подобных историй, рассказанных их непосредственными свидетелями, сохранилось еще очень и очень много…

ПОСЛЕДНИЕ ДНИ

В марте 1923 года, в Вербное воскресение, Оптину пустынь закрыли. Батюшку Нектария, больного, едва державшегося на ногах старика, арестовали. Содержали в крошечной комнате, перегороженной не до самого верха. За перегородкой его конвоиры дымили папиросами как паровозы. Преподобный кашлял и задыхался. Через пять дней его отвезли в Козельскую тюрьму. Там у старца совсем разболелись глаза — перевели в больницу, но поставили у дверей часовых.

После высылки из Калужской области Нектарий поселился на Брянщине, в селе Холмищи у родственника своего духовного сына. Хозяину дома, приютившего святого, чекисты угрожали: «Вышлем тебя на Камчатку!» Выслать не выслали, но обложили непомерным налогом.

Последняя фотография старца Нектария
Фото optina.ru

Духовные чада не забыли своего отца и в дикой глухомани. Сюда, куда весной через разлившиеся реки невозможно было переправиться никому, куда не могли пробраться лошади и приходилось идти в обход пешком семьдесят пять вёрст по плохой дороге через леса, где выли волки, — вот в эти самые глухие Холмищи потянулись люди. Сотни людей со всей России. Святой молился за их благополучную дорогу, и волки действительно не трогали путников.

Нектарий не держал зла на своих обидчиков. Ведь ещё в революционном семнадцатом он предрёк: «Россия воспрянет и будет материально не богата, но духом будет богата, и в Оптиной будет еще семь светильников, семь столпов».

Старец Нектарий поддерживал духовную связь с Патриархом Тихоном. Личных встреч не было, не было и переписки, но многие вопросы Патриарх решал, согласуясь с мнением преподобного через своих доверенных лиц, общавшихся с батюшкой.

В конце двадцатых годов здоровье старца сильно ухудшилось. Он долго болел. 29 апреля 1928 года отец Нектарий тихо скончался на руках своего духовного сына, отца Адриана Рымаренко.

Могила старца Нектария
Фото optina.ru

Перед смертью, которую Нектарий предчувствовал, он простился с близкими, благословил их и просил похоронить его на местном кладбище. Ни в Козельске, ни в Холмищах возле Покровской церкви лежать не хотел: «Там будет хуже свиного пастбища!» И действительно, Покровский храм потом разрушили, а на соборной площади устроили ярмарку и танцплощадку. А старец же мирно упокоился на небольшом сельском кладбище в трёх верстах от Холмищ.

Однако покой его длился недолго. Через семь лет местные хулиганы, надеясь поживиться, разрыли могилу преподобного. Ценностей не нашли, но гроб открыли, прислонили к дереву, сорвали с лица покрывало. И в ужасе разбежались! Старец стоял нетленный — восковая кожа, мягкие руки… Утром деревенские мальчишки гнали лошадей из ночного. Заметили гроб и поскакали к селу с криками: «Монах встал!» Колхозники побежали на кладбище, увидели нетленного старца, прикрыли лицо белой косынкой, зарыли гроб с пением «Святый Боже».

ВОЗВРАЩЕНИЕ В ОПТИНУ

В 1989 году, 16 июля, состоялось обретение мощей преподобного Нектария и перенесение их в возрожденную Оптину пустынь. В 1996 году преподобный Нектарий был причислен к лику местночтимых святых Оптиной пустыни, а в августе 2000 года Юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви прославлен для общецерковного почитания.

Встреча мощей преподобного Нектария в Оптиной пустыни
optina.ru Икона святого

Умер монах Киево-Печерской Лавры Нектарий. У него был диагностирован коронавирус

Recent Posts from This Journal

  • Танк УПА

    Eduard Dolinsky рассказал об уповском Сталинграде, когда используя цельный танк, УПА разгромили венгерский гарнизоном в Цумане, уничтожив 500…

  • Католическая энциклопедия о происхождении украинства: украинцы — это русинские сепаратисты

    Оригинал взят у yadocent в Еще о происхождении украинства Глупо и смешно будет выглядеть, если мы скажем, что через сто лет по территории…

  • Зеленский идет по стопам Порошенко

    Новой власти достался в наследство огромный багаж из дискриминационных законов о языке, образовании, СМИ и грубого вмешательства в церковный вопрос.…

  • В 1981 г. в Луцке бандеровцев приговорили к смертной казни. Они подкидывали детей в воздух и убивали

    В 2016 г. были опубликованы документальные кадры суда над убийцами евреев — членами ОУН*(б), служащими украинской вспомогательной полиции,…

  • Фарион призвала, чтобы те, кто сжег одесситов 2 мая, учили школьников сжигать сепаратистов

    Фарион в эфире ток-шоу «Говорит великий Львов» заявила, что на примере Одессы школьников нужно учить, как жечь сепаратистов..…

  • Угрожают нацбезопасности Украины. Зеленский ввел санкции против Эрмитажа и МГУ

    Угрожают нацбезопасности Украины. Зеленский подписал указ, которым ввел санкции против Эрмитажа, МГУ и Музея имени Пушкина. Президент Украины…

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *