ШАГ НАВСТРЕЧУ

Попались вот книги хорошие и добрые, с юмором и иронией написанные, рекомендую. Это забавные случаи и байки из жизни психиатров и спецбригады санитаров, от

Малявина Максима Ивановича. Список книг:

«Записки психиатра, или Всем галоперидолу за счет заведения»
«Новые записки психиатра, или Барбухайка, на выезд!»
«Укол повелителю галактики, или Психиатрический анамнез»
«Записки психиатра. Лучшее, или Блог добрых психиатров»

Если заинтересуетесь и не найдёте их, то напишите мне в личку.
Вот несколько случаев из этих книг показавшихся мне интересными:

Да ты ведьма!

Будучи в обострении, пациент зачастую демонстрирует нечеловеческую силу и выносливость. Кажется, он попросту не задумывается, что ему что-то не по силам, что он способен испытывать боль или уставать. В результате старушка-одуванчик вполне способна запросто спустить вас с лестницы, а тщедушный олигофрен может дать деру от служителей Фемиды с двумя чугунными крышками от люков в каждой руке (металлолом ведь!).
Ольгу привезли в приемный покой в сопровождении наряда милиции. Внешний вид больной здорово напоминал куколку – не фарфоровую, а ту, из которой потом появляется на свет бабочка. В качестве кокона фигурировали вязки. Сколько их ушло на это сооружение, сказать было трудно, но у фараона Рамзеса бы точно глазки от зависти повышибало. Когда кокон развернули, обнаружилось, что на запястьях у Ольги еще и наручники. Правый браслет отдельно от левого, перемычка порвана.
Как выяснилось, Ольга на протяжении недели слышала у себя в голове голоса, которые, между прочим, сообщили ей, будто соседи по коммуналке участвуют в заговоре с целью ее, родимую, со света сжить и для осуществления своего коварного плана мажут ее дверь особым ядом. Возмущенная их коварством, больная несколько раз пыталась пристыдить негодяев, но те изображали правдоподобное недоумение и продолжали делать свое черное дело. Чаша терпения, и в лучшие времена не особо-то и глубокая, переполнилась, и пациентка, кипя праведным гневом, отправилась выяснять отношения. Злокозненные соседи пытались закрыться на замок в своей комнате, но не тут-то было! Дверь вынесло как пушинку, а чтобы неповадно было запираться впредь, этот мешающий предмет интерьера вылетел в окно (стоит ли упоминать, что открывать дверь было недосуг?). Подоспевший наряд милиции с трудом уговорил Ольгу примерить наручники, но тут соседи вспомнили какие-то старые обиды, выдвинули совершенно необоснованные претензии… Словом, подъехавшая следом спецбригада успела к моменту, когда такая нужная в хозяйстве вещь, как наручники, была порвана, как та грелка.
В наблюдательной (эвфемизм слова буйный) палате нашего Самсона в юбке во избежание эксцессов привязали к койке – целое искусство, знаете ли, мастера БДСМ нервно курят в углу. Больная громко и в доходчивой манере изложила окружающим свою позицию по этому вопросу. На шум откликнулась другая пациентка, Валя, тоже привязанная к койке в паре метров от Ольги (накануне она поколотила соседок по палате, выясняя, кто из них увел ее жениха).
– Это ты моего парня к себе присушила! – безапелляционно заявила она вновь прибывшей.
– Тебя, дуру, не спросила! – откликнулась та в сердцах.
– Да ты ведьма! – резюмировала Валя.
Думаете, на перебранке все и закончилось? Как бы не так! Когда кипящий в двух сердцах гнев нашел точку приложения, ничто уже не могло помешать дамам перейти от слов к действиям. Подпрыгивая и раскачивая койки, противоборствующие стороны сближались сантиметр за сантиметром, пока, наконец, не коснулись друг друга… Санитарки, которые через некоторое время заглянули в палату, увидели лежащих бок о бок на вплотную сдвинутых койках Олю и Валю. Заплеванных, уставших, но донельзя довольных каждая собой!

Вася

Необходимость выбирать, будучи впервые осознана еще в нежном возрасте, не отпускает человека всю его жизнь. Наделать в памперс сейчас или дождаться, когда поменяют? Выгнать кошку из-под кровати петардой или дымовушкой из неваляшки? Продолжить посиделки пивком или сгонять за водочкой? Презерватив надеть или пронесет. В прокуратуру или в ЗАГС? Какая деменция предпочтительней – сенильная или алкогольная?
Утверждать, что Василий (пусть его будут звать так) был дружен с алкоголем, – все равно что заявлять, будто губернатор имеет некоторые бонусы из областного бюджета, помимо официальной зарплаты. С закрытыми глазами, только лишь по послевкусию и надежности поражающего действия выхлопа на пролетающих насекомых он мог сказать, какой завод выпускал фанфурик с перцовкой, какова дата выпуска антисептической жидкости и в каком из гаражей бодяжили настойку боярышника (она же коньяк медицинский, расфасовка в пузырьках и пакетиках по 100 миллилитров, но последние – стопудовая паленка).
Белая горячка посещала его раз пять или шесть, но потом заявила, что она женщина гордая, свободная, а визиты к Васе становятся подозрительно регулярными и скоро начнут смахивать на семейную жизнь, с постирушками и колотушками, что категорически претит ее натуре. И ушла. Вася было обрадовался: все, никаких рогатеньких и зелененьких, никаких пожаров, цунами и стрельб в отдельно взятой квартире, уж теперь-то он оторвется!
Отрывался долго, проявляя недюжинную смекалку в добывании средств на калдыр-вояж по местным аптекам и чудеса выносливости печени, которая стойко утилизировала упорно стремящиеся к летальным дозы спирта. Белая горячка оказалась дамой слова – так и не пришла. Зато под сводом черепа, перманентно гудящего от стремительно падающей концентрации алкоголя в крови, поселились два голоса.
Вначале Вася принял их за свои мысли, озвученные слишком ярко, и попытался напрячь пару извилин, чтобы это безобразие прекратить.
– Я те напрягу, гигант, блин, мысли! Напряжометр крякнет! – тут же пригрозил один из них, которого Вася окрестил Злюкой.
– Нет-нет, Вася, напрягай, дорогой, никак нельзя мозгу без напряжения, он от этого мягчеет! – возразил второй, Добряк.
«Етиловый спирт, вот же ж я попал…» – подумал Вася.
– Пьянь подзаборная обыкновенная, – резюмировал Злюка. – Работы нет, жены нет и, судя по отсутствию утренних поползновений воспрять хоть чем-то, – не предвидится. Вася, ты жалкая, никчемная личность! Догадайся, откуда цитата.
– «Золотой теленок»? – робко предположил Вася.
– Ай, молодец, ай, красава! – возликовал Добряк. – Надо бы по этому поводу грамм по семьдесят пять…
«А это мысль…» – начал было Вася.
– Суицидальная по своей сути! – отрезал Злюка. – Хватит дразнить труповозку, они и так уже твой адресок на лобовом стекле держат, все не дождутся случая!
«Да ну!» – усомнился Вася.
– Ну да! – уверенно подтвердил Злюка. – Ты просто уже забыл, потому как от мозгов остались одни вдавления на черепе.
– Да ладно, не слушай его, Вася! Ты просто не злопамятный, вот и не помнишь плохого, правда?
– Да-да, и про диплом инженера тоже. А ведь учился! Учился. А теорему Коши помнишь? Можешь не доказывать, хотя бы черкни!
«Не-е, я только это помню… Архимеда… про тело, впернутое в воду, во!» – обрадовался Вася.
– Вася, я твой навеки! – возликовал Добряк. – За это надо выпить!
– Вася, не сметь!
– Вася, кого ты слушаешь – это мизантропическое чмо или всего такого филантропического меня?
– Вася, фу!
– Вася, он тебя за человека не считает!
– Вы оба, ша!
– Вася, он нас не уважает!
Вася сдался через месяц. Он пришел на прием нетвердой походкой, но в чистой рубашке и больших солнцезащитных очках – из тех, что так любят надевать за рулем юные барышни – по одному о… э-э-э… одной линзе на каждое полушарие, – и попросил о помощи. Правда, просьба пациента звучала несколько необычно:
– Доктор, только все голоса убирать не надо, пожалуйста!
– Оставить Добряка, я правильно понял?
– Нет, Злюку.
– ???
– ЕСЛИ ОН УЙДЕТ, Я СОПЬЮСЬ!!!

Батюшка

У психиатрии непростые отношения с религией. С одной стороны, психиатрии как дисциплине научной пристало на веру ничего не принимать, посему откровения пророков рассматриваются лишь как материал для ознакомления и с целью повышения общеобразовательного уровня. Относительно самих пророков и мессий выдвинуто немало предположений, особенно по части психопатологии. С другой стороны, предмет, являющийся объектом внимания психиатров, сам не поддается измерению и не может быть представлен к столь же тщательному осмотру и анатомированию, что и бренное человеческое тело. Посему на многие вопросы ответ «бог его знает» остается преобладающим.
Сейчас между психиатрией и РПЦ установилось некое подобие негласного перемирия. Психиатры не щурятся пристально на заявления пациентов о том, что они блюдут пост и ходят на литургии, а священники убеждают прихожан из числа наших больных, что Господь одобряет не только горячую, от сердца, молитву, но и регулярный, от участкового психиатра, прием лекарств. Более того, у нас при дневном стационаре открыт храм Святого Пантелеймона.
Мне приходилось общаться с разными священниками, одного даже довелось лечить. Более же всего запомнилась мне беседа с одним батюшкой. Весь облик этого священника можно охарактеризовать словом «породистый»: батюшка высокий, статный, плотно сбитый, крест отклоняется от вертикали на должный солидный градус, борода лопатой, густющая, но главное – взгляд. Такой добрый-добрый. И с лукавой искоркой. И бас. Таким не то что бокалы, чугунки крошить можно! И степенные, экономные движения. Перекрестил – что душу заштопал. Не идет – шествует. Сразу видно, божий человек. Такому на исповеди и не захочешь, а поведаешь, с кем, когда и сколько раз, не считая размеров взятки, данной-взятой намедни.
В нашем разговоре речь зашла о том, какова, с точки зрения церкви вообще и батюшки в частности, причина психических расстройств.
– Ну, сын мой, с неврастенией все более-менее понятно. Сие страдание суть наказание души за грех гордыни. Не оценил человек истинного запаса своих душевных сил, возомнил о себе больше, нежели чем на самом деле из себя представляет – вот и растратил лишнего. Вот тебе и страдания, и душа комком за грудиной сжалась, и члены затряслись, и сердечко бьется трепетно, да и от любого звука-блика вздрагивает аки заяц под кустом.
– А, положим, обсессивно-фобические явления?
– Это, чадо мое, есть одержимость. Демонические мысли.
Брови святого отца чуть сдвинулись, и я почувствовал легкий дискомфорт. На месте демонических мыслей я бы поспешил убраться подальше в геенну огненную, подалее от карающей пудовой десницы.
– А истерический невроз, батюшка?
– Истерический невроз, равно как и кликушество, суть необузданный разгул страстей низменных, распущенность и отсутствие внутренней сокровенной строгости к себе. Ох, и беда с такими прихожанками! От иной не знаешь, чего и ожидать – то ли лоб расшибет, молитву творя, то ли под рясу к тебе полезет – мол, проникся ли отче ея срамною красотищей, тьфу ты, Господи, прости!
– А с ипохондриками что? Что по этому поводу думает святая церковь?
– Церковь, сын мой, знает. Это вы, люди светские, думаете, в том удел души вашей незрячей, чтобы к истине на ощупь брести, аки котята слепые, несмышленые. Ипохондрия сиречь сотворение кумира из своего драгоценного здоровья. Помнишь, чадо, слова о том, что тело – храм? Так вот, храм-то храм, но только лишь как хоромы для души, не более. А до кого-то не дошло слово Божье; ну да что ж поделаешь, видать, пока Господь мудростью одаривал, эти охламоны в своей хоромине евроремонт делали. Или унитаз импортный ставили.
– Отче, мы с вами все о неврозах толковали. А психозы – это что? С бредом, галлюцинациями…
– А вот это, сын мой, от лукавого. С этим биться и нам, и вам. Нам – молитвой и постом, вам – галоперидолом.
– То есть одной лишь молитвой – никак? – решил я подначить батюшку. Он взглянул на меня очень терпеливо и понимающе – дескать, иной бы огреб и за меньшее, да что с тебя, материалиста диалектического, возьмешь, окромя анализа кала на гельминты…
– Чадо, вот ежели б Богу было угодно чудеса творить направо и налево, да на оленях разъезжать, да каждому подарочек под елку ховать – он бы так и делал. Да только мудрость его превелика, и чует Спаситель – зело велика в народе страсть к халяве. Дай вам поблажку, вы не то что Бога, вы как ходить и хлеб насущный добывать разучитесь, а будете только милостей клянчить да адвокатам жаловаться – мол, тут не по списку благодать снизошла да там вовремя елей с манной небесной недопоставили. Дудки! Только потом и кровью, трудом ежедневным да благодарностью превеликой за хлеб насущный. Аминь.
Я даже перекрестился, чем заслужил степенный наклон головы и одобряющий взгляд. Батюшка ушел, оставив в душе невольное восхищение и белую зависть: бывают же люди!

Люли-антидепрессанты

Любой, кто решил свести с жизнью счеты, имеет свой резон. Неважно, чем он обусловлен, – он, как правило, есть. Редкие исключения, заслуживающие отдельной главы в архиве премии Дарвина, не в счет. Но иногда у жизни на человека имеются совсем иные планы, и тогда она вносит свои поправки. Более или менее корректно, по настроению. Так вот на этого парня она не на шутку разобиделась.
К вопросу суицида парень подошел основательно. С дополнительной, можно сказать, страховкой. В тот день он отправился на мост с увесистым рюкзаком и пистолетом в кармане. В рюкзаке лежала пара аккумуляторов и длинная веревка в палец толщиной. Сделав замер высоты моста, соискатель премии Дарвина принялся за дело.
Идея была такой: с веревкой на шее и аккумуляторами на ногах он прыгает вниз и в полете стреляется. Если произошла осечка, вышел промах или же череп оказался слишком крепким, веревка не подведет и затянется. Но уже под водой, чтобы наверняка. Если спасует и веревка – остаются тяжеленные аккумуляторы, река и сила тяжести. Словом, триста процентов гарантии. Родня рыдает, патологоанатом матерится, черти готовят обзорную экскурсию. Парень вяжет последние узлы, собирается с духом и силами – аккумуляторы на ногах хоть и вызывают отдаленные ассоциации с белыми тапочками, но разница в весе колоссальна! Пистолет в руки, шаг за перила, дуло в висок, палец на спусковой крючок…
… И тут судьба наглядно демонстрирует, что даже на такую хитроорганизованную задницу у нее припасен винтообразный ректороманоскоп! Пуля, в лучших традициях вестерна, перебивает веревку, параболическим графиком нарастает скорость полета, а внизу…
Под мостом проходит баржа. Капитан в предвкушении: помимо законных, но малоприбыльных лично для него тонн угля, баржа везет левак, новенькую иномарку. Откуда, для кого, почем, как грузили – неважно. Важно то, что в тот день парень со своим суицидом попал дважды. Первый раз в веревку, второй раз – ногами точно на крышу автомобиля. Впрочем, нет, трижды: и капитан, и команда увидели процесс приземления и масштаб разрушений. Капитан даже зажмурился и первые тридцать секунд не мог внятно выговорить ни одного матерного слова. В итоге весь нерастраченный командой за время рейса запас тестостерона достался отнюдь не женам и даже не ночным бабочкам.
Процесс консолидации многочисленных переломов проходил долго и довольно болезненно. И вдруг, лежа в отделении травматологии, загипсованный на зависть любому Рамсесу, парень сделал для себя важное открытие: А ЖИТЬ-ТО ХОЧЕТСЯ! Впоследствии метод целебных люлей-антидепрессантов так и не нашел широкого применения в психиатрической практике, но никогда не знаешь, что и где может пригодиться…

А вот с чем мне самому пришлось столкнуться в жизни:
описание из книги Малявина Максима Ивановича — «Психиатрию — народу! Доктору — коньяк!»
Рекомендую эту книгу как ликбез доступным языком написанную о расстройствах психики.
Биполярное аффективное расстройство (Маниакально-депрессивный психоз)
Маниакальная фаза

I Feel Good!!!
James Brown

Характеризуется классической триадой симптомов: повышением настроения, ускорением темпа мышления и повышенной двигательной активностью. Ни один пациент в этой фазе, как правило, больным себя не признает. Как можно обзывать болезнью столь прекрасное состояние, что вы! Настроение лучше некуда, им можно поделиться с бригадой угрюмых слесарей, и просветлевшая лицами бригада двинет это дело отмечать. Это не просто весело, это так здорово, словно хорошенько вставило, причем за просто так, и даже если дома и на работе все плохо, то это такие пустяки! Мышление ускоряется, как болид на прямом участке. Принцип «больше газу – меньше кочек» срабатывает и здесь, поэтому на мелочи и углубленный анализ с вдумчивой оценкой происходящего пациент не разменивается – просто не успевает. Мысли и идеи скачут, как табун лошадей, напуганный сольным концертом Газманова. Среди идей нередко начинают проскакивать те, что норовят нахлобучить на чело венок лаврушки и срочно водрузить венценосную особу на какой-нибудь пьедестал. Критика к своим мыслям, действиям и себе любимому отсутствует либо настолько формальна, что никак не влияет на общую картину. Движения больного также становятся более быстрыми, их количество увеличивается – они будто бы помогают ему сжечь тот избыток энергии, которым осчастливила его маниакальная фаза. Внешне человек тоже меняется: прямая осанка, горящий взор, сон практически не нужен, сексуальность такая, что просто не человек, а оружие массового поражения. Если пациент не успеет встрять в какую-нибудь безнадежную финансовую авантюру либо не затеет крупномасштабный и особо затратный прожект, то можно сказать, что обошлось. Под действием лекарств или самостоятельно, но фаза исчерпывает себя, оставляя изнеможение, смутное чувство тревоги и несколько сброшенных килограммов веса. Особо громкие и эпатирующие поступки память, как правило, милосердно затушевывает.
Можно выделить особо несколько оттенков протекания маниакальной фазы, помимо классической.
Веселая мания, или, как называл ее Леонгард, «чистая мания», когда преобладает эйфория, а прочие симптомы не столь заметны, при этом пациенты никому не мешают, ни во что разрушительное для себя и других не впутываются и слывут веселыми, обаятельными, приятными во всех отношениях людьми.

Депрессивная фаза
Итак, классическая депрессивная фаза – это:
1) Пониженное настроение. Пониженное до состояния безрадостности, безысходности, беспросветности и бесперспективности. Причем пациент, как правило, не может сказать, что настроение снизилось из-за ссоры с женой по поводу приезда любимой тещи или из-за процедуры вдумчивой принудительной гидроколоно-терапии, или, проще говоря, клизме, по инициативе начальства – внешних причин нет: просто оно было – и его уже нет, все куда-то делось. И не просто делось, а забилось, как краб, в невообразимую расщелину и неприлично машет клешней на все попытки дайверов его извлечь из глубины – мол, видали мы вас, водолазов мелкоплавающих! Отвлечь и развеселить не удастся. Тоска носит характер чего-то физически ощутимого, рвущего грудь изнутри невидимыми, но от этого не менее болезненными когтями.
2) Замедленное мышление. Причем не только замедленное: пациенты отмечают, что думать, соображать, увязывать события и факты воедино стало ощутимо тяжелее. Это то, что касается формальной его стороны. Что же до содержания, то очень часто мысли крутятся вокруг одного и того же: «Это мне за то, что храмы я любил сильней, чем Бога…» Пациенты, не вполне отдавая себе отчет в том, что это болезнь, что это временный эпизод, утверждаются в идеях собственной непонятно откуда взявшейся вины перед окружающими, в том, что они неисправимо грешны и их состояние – часть расплаты за эти грехи; материалисты пытаются просеять еще раз воспоминания в поисках совершенных ошибок – и, как правило, находят; возникают мысли, что жизнь не стоит и гроша, а со временем так и вовсе превратится в займ, который нечем будет отдавать. Идеи достигают силы и железобетонности бредовых, и пытаться пациента в них разубедить – задача не более простая, чем путем открытого диалога и добрых намерений убедить железобетонный блок покинуть местность своим ходом. Мысли постепенно все туже свиваются вокруг идеи смерти как единственно доступного избавления, пока не вызревает идея покинуть этот мир.
Помимо описанной, выделяют отдельные варианты протекания депрессивной фазы:
1) Чистая меланхолия вообще, изначально именно она была описана в структуре классического маниакально-депрессивного психоза, но потом выяснилось, что как раз она-то не столь уж часто встречается. Основной ее симптом – подавленное настроение, или, как определил его К. Шнайдер (1955), – «витальная печаль». И еще апатия. И еще все та же двигательная и психическая заторможенность. Но на первом плане – печаль и апатия.

Вот так живём и справляемся по-тихоньку. Болезнь интересная своим проявлением,
голосов никогда не было слава богу, только много мыслей и повышенное настроение при мании, ускоренная реакция, так что сначала делаешь и говоришь что приходит интуитивно на ум, нет тормозов и все легко в общении с людьми. Депрессия конечно гораздо противнее и тяжелее переносится, особенно отсутствие физических сил и давление плохого настроения. В больницу попадал только с манией и лежал по месяцу не более, но впечатлений хватило, хотя и были интересные люди там.

Жизнь с психическим заболеванием — это сложно. Многим людям очень некомфортно даже говорить об этом, хотя проблема это распространенная. По статистике, каждый пятый взрослый человек имеет то или иное психическое отклонение, а каждый 25-й человек имеет серьезные заболевания, которые мешают повседневной жизни.

Психическое заболевание может поразить любого, однако женщины подвержены им в большей степени. Тревога, посттравматический стресс — все это свойственно слабому полу. Женщины на 70% чаще сталкиваются с депрессией.

Ниже представлены мнения четырех женщин о своей болезни. Что нужно знать людям об этой проблеме? Читаем!

Катерина

Диагноз: Биполярное расстройство, генерализованное тревожное расстройство, расстройство пищевого поведения

Почему появились расстройства?

Я всегда очень сильно беспокоилась, даже когда была ребенком. Я не знала, как об этом рассказать своей маме, поэтому просто жаловалась на плохое самочувствие. Диагноз мне поставили в средней школе, тогда терапевт заподозрил у меня ГТР (генерализованное тревожное расстройство). Его опасения, к сожалению, подтвердились у психиатра. Биполярное расстройство мне поставили после одного приступа — мои эмоции вышли из под контроля. Что касается нарушения пищевого поведения, то я не думала, что это серьезно, пока это не стало мешать мне принимать лекарства.

Как вы лечитесь?

Мне очень повезло с врачами. Я изо всех сил пытаюсь справиться самостоятельно — у меня бывают очень плохие дни, и мне еще трудно вовремя принимать лекарства. Но я научилась жить с этим — иногда я позволяю себе несколько часов погоревать, лежа на диване и смотря телевизор. А затем я стараюсь двигаться дальше. В этом мне помогают близкие люди. Книги и музыка тоже спасают.

Как друзья и семья отреагировали на ваш диагноз?

Мои друзья и семья всегда меня поддерживали. Когда я упоминаю о своей болезни в общении с новыми людьми, это обычно встречается нейтрально. Налицо незнание проблемы, но злобы я никогда не встречала. Мой муж и моя семья прошли со мной через ужасные времена, и я знаю, что они до сих пор волнуются обо мне. Они просто хотят, чтобы мне было хорошо.

Что вы хотите, чтобы люди знали о живущих с психическим заболеванием?

Я глубоко убеждена, что вы не можете себе представить беспомощность анорексика, если вы сами этого не испытали. Вы не можете знать отчаяния, депрессии, панической атаки. Вы не можете представить каково это, когда нет сил дышать. Просто верьте тем, кто говорит, что страдает. Предложите им свою поддержку и любовь. Это лучшее и самое полезное, что вы можете сделать.

Полина

Диагноз. Депрессия, тревога и посттравматическое стрессовое расстройство

Почему появилось расстройство? Я стала замечать, что со мной что-то не так, когда переехала жить в большой город. Тогда я и пошла к врачу, который дал мне рекомендации для лечения. Трудно найти хорошего специалиста, но мне повезло. Он знает все о моей ситуации и всегда может как-то меня направить и поддержать.

У меня всю жизнь было чувство, что у меня есть какое-то психическое заболевание, но я всегда отвергала эту идею. Многие люди говорили мне, что лучше не признаваться в своих заболеваниях, поэтому я перестала об этом говорить даже с близкими. У меня были приступы паники, особенно во время еды. Я перестала заботиться о себе.

Я также должна упомянуть, что есть различные установки в обществе, которые работают против меня. Например, я не могла открыто говорить о том, что пережила сексуальное насилие. Патриархат давит на женщин, и они стесняются такого опыта, что потом и выливается в тревогу и другие болезни.

Как вы лечитесь? Я хожу сразу к нескольким врачам и пью специальные таблетки. Я узнала, что у меня гипотиреоз, что, конечно, вносит свой вклад в мою депрессию ,так что я принимаю препараты и от этого тоже. Если что-то не так в вашем психическом здоровье, в первую очередь нужно проверить тело, не забывайте об этом.

Как друзья и семья отреагировали? Им сначала было очень трудно понять, а мне — объяснить. Я была не уверена, что они могут помочь мне, поэтому я плохо прошу о помощи. Чем больше людей вокруг начинают честно говорить о своих болезнях, тем мне легче тоже этим делиться. Когда я начала ходить на коллективную терапию, мне стало гораздо легче!

Что вы хотите, чтобы люди знали о живущих с психическим заболеванием?

Мне иногда трудно общаться с людьми, но это не потому, что я их не люблю. Нам иногда даже трудно встать с кровати, поесть и вести обычную жизнь. Иногда это происходит без видимой причины. Это не просто легкая печаль, это очень изнурительно. Трудно получать энергию. Помните, что это не что-то временное, это влияет на нас каждый день. И мы каждый день с этим боремся.

Александра

Диагноз. Биполярное расстройство второй степени

Почему появилось расстройство?

В детстве родители отвели меня к врачу, потому что я быстро впадала в глубокую депрессию без видимой на то причины. Диагноз был просто депрессия. Биполярное расстройство мне поставили позже, когда мне было уже 30. Доктор изучил историю болезни и понял, что мои перепады от эйфории до депрессии подходят под этот диагноз. До того момента лечение было неправильным, поэтому реакция организма на лекарства было ужасной. Даже сейчас некоторые врачи подсовывают мне антидепрессанты, хотя это мне никак не помогает, только спина начинает болеть.

Как вы лечитесь? Я еще не нашла лекарства, которые мне идеально подходят. Но правильное питание, упражнения и отсутствие стресса является отличной профилактикой. Мой муж помогает мне, когда депрессия внезапно атакует меня. Моя работоспособность в периоды эйфории очень высокая, поэтому я использую это, чтобы быть продуктивной на работе. Так успеваю сдать все проекты быстрее, что не отставать, когда у меня “плохой” период.

Как друзья и семья отреагировали? Мои родители очень меня поддерживали. Даже сейчас моя мама постоянно звонит, чтобы убедиться, что у меня все хорошо. Они оба волнуются (даже больше, чем мне иногда хотелось бы). Когда я долго не выхожу на связь — для них это знак, что у меня депрессия. Мой муж — это вообще самый лучший помощник, на которого я когда-либо могла надеяться. Без него я бы не справилась.

Что вы хотите, чтобы люди знали о живущих с психическим заболеванием?

Болезнь — это не признак того, что я не могу нормально работать. Это не значит, что меня нужно бояться. Мой разум просто устроен немного по-другому, но я активно над этим работаю. Это просто часть моей натуры. Мой муж называет мои депрессии “падение в кроличью нору”, и он прав. Он никогда не пытался вытащить меня, он просто был рядом, пока я не принимала его помощь. Это самое лучшее, что можно сделать — просто быть рядом.

Алиса

Диагноз. Депрессивное расстройство и генерализованное тревожное расстройство. Посттравматическое стрессовое расстройство после изнасилования

Почему появилось расстройство? Ну, мне было 15 лет и мои родители отдали меня на терапию, потому что мое поведение сильно изменилось. Я поняла, что больше мальчик, чем девочка, а родители не могли это принять, так как слишком консервативны. Депрессия и тревога — это мои верные спутники со времен полового созревания.

Я всегда знала, что была другой. Проблемы с гендерным определением привели меня к большой депрессии и тревожности. Я научилась приспосабливаться, но на это потребовалось много лет. Когда я начала менять свой пол, то все стало проще. Теперь депрессия потихоньку отступает.

Как вы лечитесь? Я на таблетках от депрессии. Иногда посещаю коллективную терапию. Музыка помогает мне жить — я сочиняю и исполняю ее. Меня очень поддерживает местное общество музыкантов.

Как друзья и семья отреагировали? Друзья у меня все такие, поэтому нам просто вместе. Мои родители вообще не воспринимали меня как человека, поэтому я особо с ними не общаюсь. Зато моя восхитительная подруга всегда меня поддерживает.

Что вы хотите, чтобы люди знали о живущих с психическим заболеванием?

Это странно думать, что есть люди, которые не имеют психических заболеваний. Кажется, что мы все такие. Наверное, у меня просто такой круг общения. Я советую вам относиться ко всем одинаково, независимо от ваших предубеждений. Это может случиться с каждым.

«В Молдове около 100 тыс. психически больных людей». Интервью NM с психиатром Вадимом Афтене

На этой неделе во всем мире отмечался Всемирный день психического здоровья. Психиатр, глава Коммунитарного центра психического здоровья сектора Рышкановка и бывший замдиректора Костюженской психиатрической больницы Вадим Афтене рассказал в интервью NM, почему в Молдове боятся обращаться к психиатрам, даже когда это явно необходимо, в чем смысл реформы в области психического здоровья и как проблемы с желудком или печенью могут свидетельствовать о глубокой депрессии.

«Наши люди идут в церковь или ищут способ отвлечься. К психиатру обращаются, когда уже все запущено»

Как обычному человеку понять, когда надо обращаться к психологу, а когда — к психиатру?

Полагаю, этот вопрос интересует многих. Люди предпочитают обращаться к психологу. Это звучит не так страшно. Разница же кардинальная. Психолог консультирует. Он может диагностировать пациента, но лечением занимаются психиатры. Все зависит от степени тяжести заболевания. На ранних стадиях можно обратиться к психологу. К сожалению, к нам приходят, когда у пациента уже запущенная форма психического расстройства.

А как понять, что настал момент обратиться к психиатру?

Это и вправду порой трудно определить, так как отклонения в себе мы замечаем реже и позднее, чем в других. Странности у посторонних мы замечаем сразу, они бросаются нам в глаза. А вот свои странности осознать и признать гораздо сложнее.

В нашем менталитете пока нет установки, что, если внутри что-то беспокоит, что-то тревожит — с этим надо разбираться. Наши люди идут в церковь или ищут способы отвлечься. К психиатру обращаются, когда уже все очень запущено, или те способы, которые человек использовал, не помогли.

Для большинства людей то, что происходит внутри — тайна. Мы привыкли обращать внимание только на то, что снаружи. Так легче. Когда больно, когда на душе тяжело, мы начинаем искать причину во внешних факторах, объясняя себе, что это из-за того, что нам нагрубили или что-то не получилось. Но это не отражает истинных причин.

Есть и другой фактор укоренившегося негативного стереотипа о психиатрии: люди насмотрелись фильмов с пугающими образами душевнобольных. Услышав слово «психиатр», они ассоциируют себя с увиденным и, конечно, сопротивляются такой идее. Срабатывает защитная реакция: «Хочешь упечь меня в психушку?».

Часто к нам приходят родственники и просят помочь их близкому. Сам человек зачастую не осознает патологические психические расстройства. Взять хотя бы шизофрению. Это психотическое заболевание, при котором пациент по-другому воспринимает реальность. Он живет в своем мире, может слышать голоса и при этом не осознает, что болен. Симптомы проявляются медленно и постепенно. Человек начинает верить уже в новую, свою реальность. Только пройдя лечение, он понимает, что был болен.

Чем все-таки чревато обращение к психиатру в социальном плане? Ставят ли пациента на учет?

Это еще одна фобия в обществе, связанная с юридическими аспектами: «Я обращусь к психиатру, и где-то это зафиксируют, а потом это обязательно всплывет». В Молдове еще осталась практика запрашивать у психиатра данные о человеке при устройстве на работу, хотя это его личные данные. Наше законодательство в этом плане пока не защищает граждан. По запросу из прокуратуры, если заведено уголовное дело, мы тоже обязаны дать информацию — состоит ли человек на учете. В других случаях никто не обязывает раскрывать эти сведения.

Внесу ясность: на учет ставят пациентов со сложно протекающими болезнями, чтобы следить, как проходит лечение и выздоровление. Это тот же учет, на который ставят больных сахарным диабетом или другими болезнями у эндокринолога или семейного врача. Но в нашем обществе, если человек на учете у психиатра, это значит, что от него надо держаться подальше, а еще лучше — изолировать. Напомню, карточку заводят абсолютно на всех пациентов, учет касается только сложных. Поэтому стереотип о том, что обращение к психиатру чревато пятном на репутации, ошибочен. Кроме того, лучше обратиться к специалисту при первых симптомах, чем в осложненной стадии болезни.

Возможна ли сегодня госпитализация без согласия пациента?

Согласно закону «О психическом здоровье», госпитализируют больного без его согласия, только если он представляет опасность для себя или окружающих.

Но, как я уже говорил, чаще к врачам обращаются родственники, и нужно очень детально и глубоко работать с пациентом, чтобы он сам хотел лечиться.

Как бы вы оценили грамотность молдавского общества в вопросах психиатрии?

По десятибалльной системе я бы оценил на два-три балла.

«Это необходимо для того, чтобы люди с психическими заболеваниями чувствовали себя нужными обществу»

О реформе в области психического здоровья в Молдове говорили давно и много. Расскажите, к чему инициаторы реформы стремились и чего добились?

Реформа началась еще в 2005 году, когда Молдова ратифицировала Европейскую декларацию по охране психического здоровья и были введены первые принципы, касающиеся психического здоровья. В 2007 году разработали первую Национальную программу психического здоровью. В Национальной стратегии здравоохранения есть специальная глава об этом. Именно тогда началась трансформация старой системы, основанной главным образом на госпитализации.

Дело в том, что раньше пациента в больнице лечили от острых проблем. Но за то время, что он проводил в клинике, он терял многие навыки, в том числе социализации. Когда пациент возвращался домой, часто происходили обострения, и он возвращался в больницу.

Эффективнее, если человек проходит лечение в семейной обстановке, дома. Поэтому решили перенести отдельный сегмент лечения психических заболеваний в область семейной медицины. Теперь семейный врач должен вести и осматривать не только соматических больных, но и психических, следя за выполнением рекомендаций психиатра. Открыли коммунитарные центры в районах, чтобы удерживать больных дома. В 2016 году вышел приказ министерства здравоохранения, чтобы в каждом районе был коммунитарный центр психического здоровья с мультидисциплинарной группой: психиатр, психолог, социальный работник, медсестра и эрготерапевт.

Их действительно открыли всех районах?

Да, но я не знаю, насколько они обеспечены квалифицированным персоналом.

Насколько в процессе реформы сократилось число коек для психически больных людей?

Дело не в том, сколько «закрылось» коек, а в балансе — нужно понять, какова потребность в них, и обеспечить ее. При открытии центров поток пациентов должен был переориентироваться на них. Только когда это произошло, сократилось и число коек. В целом по стране их стало на 700 меньше.

Действительно ли снизился поток пациентов в Костюженскую психиатрическую больницу?

Да. Центры выполняют свою задачу — помогать пациентам лечиться и реабилитироваться в домашних условиях. Так они смогут работать и быть независимыми от родственников, пенсии по инвалидности. Это необходимо для того, чтобы они чувствовали себя нужными обществу.

«На первом месте среди психических заболеваний в Молдове — депрессия»

Каким психическим расстройствам больше всего подвержены жители Молдовы?

Точной статистики нет. В Молдове около 100 тыс. психически больных людей. На первом месте среди заболеваний — депрессия. На втором — умственная отсталость, слабоумие и другие психические заболевания, которые возникли из-за внешних воздействий на мозг человека. На третьем месте — невротические заболевания: неврозы, тревога, фобии. На четвертом месте — шизофрения.

Больше всего в Молдове распространена депрессия. А насколько это опасное заболевание? И как понять, что пора лечиться, а не просто «стало грустно»?

Депрессия — это феномен, который к 2030 году станет лидирующим заболеванием на планете. Ежегодно на Земле около миллиона людей кончают жизнь самоубийством, находясь в депрессии. Статистика показывает, что уже сейчас примерно 450 млн. человек в мире страдают от депрессии различной степени тяжести.
Однако депрессии в чистом виде не существует. Это форма заболевания, которая затрагивает разные уровни психики. Депрессии могут возникать из-за соматических заболеваний. Меланхолическая депрессия возникает при потере близкого человека, после увольнения или сокращения с работы. Есть депрессия, генетически обусловленная нехваткой нейромедиатора (вещество в нейронах, участвующее в процессе передачи нервного импульса от одного нейрона к другому) — серотонина. Депрессия может быть связана с сезонными циклами — весной и осенью. Причин очень много.

Люди могут работать и не подозревать, что желудок или печень начинают болеть из-за принявшей иную форму депрессии. Они начинают проверять у врачей желудок и не могут понять, в чем дело. А лечить нужно душу, психику. Около 60-80% людей, которые обращаются к семейному врачу за лечением, страдают психическими заболеваниям, которые они не осознают или не хотят осознавать.

Основной признак депрессии — это пониженное настроение, которое длится продолжительное время. Если не менее трех недель человек находится в подавленном состоянии, чувствует постоянный упадок сил, страдает от бессонницы или, напротив, постоянно хочет спать, нужно обратиться к специалисту.

Правильно ли я вас понимаю: если не лечить депрессию, она может из психического заболевания стать физическим?

Да. Здесь уместнее сказать о психосоматике или о разгрузке психического конфликта в соматическую сферу через нервную систему. Подавление каких-то чувств ищет путь во внешний мир через наше тело. Психический конфликт принимает образную форму и ведет к дисфункции определенных органов. Не зря говорят в народе — «сердце ушло в пятки», «вскипел, как чайник».

В зависимости же от формы и степени тяжести депрессии назначается терапия и лечение. Иной раз без медикаментов не обойтись. Бывает, что даже лекарства не всегда помогают и доходит до электросудорожной терапии (терапия через электрические импульсы).

Почему в Молдове людям часто стыдно признаться другим, что они страдают от депрессии? Действительно ли это слабость?

В Молдове был и остается стереотип, что физически болеть — это почти героизм, а психически — это слабость, и лучше от таких людей держаться подальше. Люди боятся, что какими-то магическими путями, если они будут общаться с депрессивным человеком, заразятся этим унынием и грустью. Но, как говорили великие психиатры, в каждом человеке есть психическая болезнь, но не у каждого она проявляется.

Разве иметь сахарный диабет — это слабость? Нет. Зато, если у человека шизофрения, значит, бедолага потерял голову. Это связано с нашим сознанием: мы сотнями лет сжигали ведьм на кострах, считая их иными, по-другому относились к людям другого цвета кожи, теперь к людям с другой ориентацией. И все это потому, что они отличаются от некой «нормы». Я не считаю, что психическая болезнь — это слабость. Это реакция наших пациентов на жизнь. Дело не в том, как называется болезнь, а как человек относится к действительности. Если ему нужна помощь — необходимопомочь.

Расскажите, как действуют антидепрессанты? И можно ли после лечения обходиться без них?

Антидепрессанты очень нужны для регуляции нейромедиаторов, для снижения уровня тревожности у пациента. Не надо путать антидепрессанты с транквилизаторами. Антидепрессанты не вызывают привыкания, в отличие от транквилизаторов. И нужно учитывать важный момент: лечение должно быть комплексным и включать терапию и медикаменты. Подход к больному должен быть многосторонним. Нет таблетки от всех проблем. Психотерапия выравнивает состояние человека, выявляет коренные внутренние проблемы: низкую самооценку, блоки, детские травмы и т.д.

«В нашем обществе агрессия связана с тем, что люди не чувствуют защищенности»

Правда ли, что очень много психических патологий — из детства, когда ребенок неосознанно реагировал на ситуации? Насколько важно человеку разбираться в своих детских воспоминаниях, обидах, травмах?

Это доказывает множество трудов психиатров и психотерапевтов. Первым это выявил Зигмунд Фрейд, описав Эдипов комплекс — период, когда ребенок осознает себя «третьим лишним» у родителей. Могут возникать травмы, которые остаются на всю жизнь. Некоторые психоаналитики идут дальше, считая, что травмы зарождаются еще в период беременности и первый год жизни ребенка — кормление грудью, касания, объятия. Однако далеко не всем людям нужно «разбираться» со своим детством. Только тем, кому это действительно мешает в жизни. В таком случае важно осознать, что произошло, почему и примириться.

Сейчас много говорят об аутизме и приводят разные версии причин его возникновения. Почему он все-таки возникает?

До 2000 года в Молдове редко говорилось об аутизме. Когда же мы перешли на международную классификацию болезней, этот диагноз начали ставить чаще. А теперь можно наблюдать гипердиагностику аутизма. У нас появился тренд на аутизм, когда семейные врачи или педиатры, если ребенок еще не говорит, ставят диагноз «аутизм», если не играет — снова «аутизм». Министерство здравоохранения вскоре откроет Центр диагностики и лечения аутизма. Там будут работать квалифицированные специалисты, которые будут давать четкие диагнозы.

Простыми словами, аутизм — это когда ребенок живет своим внутренним миром и ему трудно соприкасаться с внешним. Психотерапевты, в том числе детский психоаналитик Дональд Винникотт, считают, что это связано с первым годом жизни ребенка и его контактом с матерью. Ребенок познает внешний мир через маму — ее грудь, руки, эмоции, игру. Будет это хороший мир для него или плохой, зависит от этого взаимодействия. Ребенок может не получать много информации из внешнего мира, но извлекать ее из внутреннего и концентрироваться на чем-то, что ему интересно: математика, шахматы, живопись. То, что аутизм могут спровоцировать прививки от краснухи, — это миф. И возник он, наверняка, из-за того, что аутизм пока недостаточно изучен.

В молдавском обществе есть и другая специфика — ощутимая агрессия в транспорте, магазине. Агрессия — это черта характера или следствие психического расстройства?

Агрессия в принципе свойственна человеку. Она помогала выживать в древние времена. Проявление инстинкта, а не черта характера. От морали и воспитания человека зависит, насколько он может это контролировать и удерживать, и будет ли эту агрессию выплескивать на других или перенаправит в другое русло.

В Молдове почему-то никто не берет метлу и не идет в парк Штефана чел Маре мести дорожки, когда чувствует прилив агрессии. Но хватает малейшего повода, чтобы проявить собственное эго, подавив другого, более слабого. Никто никогда, за редким исключением, не проявляет агрессии по отношению к морально или физически более сильному человеку. Это закономерность. В нашем обществе агрессия связана с тем, что люди не чувствуют защищенности и подобным образом могут заявить о себе, доказать, что чего-то стоят. В более развитых странах люди не будут так самоутверждаться.

Но чаще всего агрессия проявляется в семье. Неудовлетворенный мужчина проявляет агрессию по отношению к жене, детям. Он не пойдет на улицу с кем-то драться. А дома он может выпустить наружу внутреннюю тревогу. Алкоголь и агрессия обычно идут парой. Проблема в том, что агрессоры редко осознают свою нервозность, гиперраздражительность, агрессивность. Это как алкоголизм — трудно это осознать и признать. Жертвам же агрессии желательно обращаться в коммутативные центры.

Рассказы людей, страдающих шизофренией

Мне очень хочется поделиться своими ощущениями. К сожалению, в обычной жизни людей, готовых меня выслушать, нет. Даже в дурке их не было. Как-то мы с девочками после хорошего кофе разговорились про свои истории. Но одна девчонка просто вдруг стала плакать, ей стало страшно, она просила не рассказывать.
* * *
Это ощущение помню очень хорошо: при разговоре с посторонним, когда уже готово сорваться с губ что-то о том фантастическом, сверхъестественном мире, в котором я жила, мне будто кто-то прикладывал ладонь ко рту, мягко так «затыкал», мол, молчи, дура, молчи.
* * *
Голоса — это зло. Всегда. Что бы они ни говорили. Конечно, хорошее утешение — думать, что ты избранный, но нужно переставать слушать их и говорить с теми, кто пытается вклиниться в ваш мозг. Если делать наоборот, то однажды это обернётся против вас. Думаете, голоса всё время будут приветливыми? Это только поначалу. Потом они начнут говорить о смерти, убийстве… Нельзя с этим шутить!
* * *
С голосами лучше не связываться. Могут в такие дебри увести, что назад дороги не станет видно. Никакой полезной информации вы от них не получите. Все довольно деструктивно. Особенно, когда они начинают с вами рассуждать о смерти… Есть еще те, которые идут извне. Те самые опасные! Не шутите с ними.
* * *
У меня были галлюцинации со звуками, все звуки становятся раскатистыми, как в колодце, и появляются звуки, которые тебя «зовут». Иногда появлялись лица — на стене, на кресле, на моём лице.
* * *
У меня были голоса несколько раз. А зрительные — предметы двигались, одежда летала, под столом что-то ползало, двигались дверные ручки, насекомые бегали по стенам…
* * *
Я сплю, тут чувствую — меня трогают за плечо. Удивляюсь, но не поднимаю голову — дома никого же нет. Меня снова трогают за плечо. Я, наконец, ничего не соображая со сна, поднимаю голову, и тут сразу же с середины комнаты громкий голос начинает говорить, жаловаться, жалобно так плакать и причитать беспрерывно. А когда выговорился, то пропал.
* * *
Мои первые глюки начались в 14 лет и очень сильно напоминали видения. Бредовые видения. Когда спускался по лестнице в подъезде, показалась, что кто-то преследует меня. И за стеклом я увидел силуэт человека без кожи. Потом всё было залито кровью: я видел, что люди сходят с ума от крови и режут друг друга. Я подошёл к окну — там все резали друг друга. Таких сильных галлюцинаций было мало. Обычно просто стены дышат, оживает дверная ручка, и появляются силуэты.
* * *
Кажется, что меня преследуют, оборачиваюсь — никого. Когда нахожусь одна в комнате, кажется, будто кто-то стоит за спиной, оборачиваюсь — опять же никого. Часто снятся кошмары, что я кого-то режу…
* * *
Мне временами хочется кого-нибудь убить. Вот, например, идёт совершенно незнакомый человек, а у меня в голове тут же рисуется картина его вспоротого живота и выпадающего оттуда на асфальт кишечника.
* * *
У меня были глюки, голоса, очень много голосов. Казалось, как будто за мной следит сосед сверху. Зашел домой, закрыл дверь, начал смотреть в глазок. Видел людей из ада. Мне стало страшно, они демонстрировали свои страшные лица.
* * *
В возрасте от 10 до 12 лет я любила мучить и убивать животных. Если не убью, то потом буду его крепко обнимать, жалеть и отчётливо чувствовать, что это я, такая хорошая, спасла, скажем, пёсика от злой живодёрки, забыв, что этим чудовищем я была сама. В 12 лет я прекратила издеваться над животными, потому что я убила бабушкиного любимого щенка и видела, как она горько плакала. Я наврала, что щенок сорвался в восьмого этажа — это я его поставила на перила и выжидала, пока он упадёт. В 13 лет этот пёс начал меня преследовать. Я слышала, как ходят его лапки с маленькими коготочками по линолеуму. Видела его… Он скалился на меня, мне было страшно, я истошно кричала.
* * *
Просматриваю газету. В газете фото какой-то актрисы. Фото как фото. Но глаза у нее живые! Смотрят прямо на меня! У меня жуткий страх.
* * *
У меня было нечто похожее. Глаза как бы выделялись и светились, тоже страшно было.
* * *
А мне, наоборот, все люди в газетах казались мертвыми. Как будто это снимки трупов.
* * *
Мне видятся глаза огромного размера, в диаметре где-то метр, и их очень много, они со всех сторон смотрят на меня.
* * *
Когда долго в зеркало смотрю, все вокруг растворяется, и я вместо себя вижу черного человека, страшного до жути. Сейчас боковым зрением начала видеть его вместо других людей.
* * *
Ко мне по ночам приходит то ли дьявол, то ли нечто какое-то, и я с ним разговариваю.
* * *
Мне часто являются глюки, связанные с телом. То вдруг понимаю, что руки не мои. То глючит, что между головой и ногами расстояние в несколько километров. То я безмерно огромный, то очень маленький, то меня вообще нет, меня забыли сотворить.
* * *
Появились зрительные галлюцинации — они разные. Очень разные. И красивые, и жуткие. Я не управляю иногда вообще собой. Недавно я хотела утопиться, правда, этого я не помню. Меня вытаскивали из ледяной ванны в одежде, не реагирующую ни на кого и заплаканную.
* * *
Года четыре назад я чуть с катушек не слетел — такие были глюки. Внутрь моей комнаты вползали на четвереньках голые люди без лиц. С потолка спускались пауки размером с собаку, фотографии начинали разговаривать со мной шепотом, напротив дома на ветках сидело человекообразное существо с головой свиньи.
* * *
Я сидел на берегу реки и смотрел в окно заброшенного здания, которое было на другом берегу. Там серая тень женского пола с роскошными формами танцевала стриптиз, а потом стала вести себя еще пожарче… Я перешел через мост и подошел к этому окну, посмотрел в него — и увидел костлявую старуху с косой, и она этой косой резко махнула в мою сторону. Ощущение было такое, как будто она меня и скосила, но я не упал.
* * *
На меня когда находит мысль, будто я играю главную роль в фильме ужасов. Сценарий всегда один и тот же — меня хотят убить. В последний раз я была на природе на шашлыках. Так мне начало казаться, что шашлыки сделают из меня. Всех начала подозревать в людоедстве, а меня будто туда специально заманили, чтобы съесть.
* * *
Недавно приснилась мне какая-то монотонная музыка неизвестного инструмента. И от этой музыки у меня пошла кровь из носа. Я проснулся, но музыка по-прежнему играла, от этого мне стало страшно.
* * *
Иногда перед сном, когда выключен свет, я чувствую, что в комнату зашел мертвец, стоит и смотрит на меня.
* * *
Ночью проснулась оттого, что меня душат. Начинаю кричать, пытаюсь пошевелиться — тело скованное, и чья-то рука зависла надо мной. Лежу и вижу, как я сама от себя отделилась и пошла в другую комнату. Саму себя видела, своего двойника.
* * *
В темной комнате, когда я пыталась заснуть, мне казалось, что кто-то рядом, кто-то смотрит на меня, мерцали тени и блики. Были слышны шорохи и шаги, дыхание. Несколькими часами ранее, когда я сидела за компьютером, мне казалось, будто кто-то дотрагивается до меня. Такое со мной бывает нередко. Жутко. Меня трясет, и я мокрая от пота, хоть в комнате прохладно. Каждый шорох пугал меня до мурашек. Некоторые предметы сами падали. Ночь была похожа на фильм ужасов.
* * *
А у меня такое было: проснулась посреди ночи, а на меня из темноты смотрят два красных глаза, и как будто вокруг них темнота гуще. Как будто там маленькое тело, но его не видно. Оно было маленькое — глаза находились сантиметрах в 15 — 20 от пола. И оно было враждебное. Я смотрела ему прямо в глаза. Так испугалась, что потом еще несколько лет не могла уснуть сразу — ждала и боялась.
* * *
Иногда кажется, что я на самом деле не живу, а лежу в глубокой коме, и все, что происходит вокруг, мне только мерещится.
* * *
Самое ужасное — просыпаться после кошмара прямо в кошмаре и так несколько раз подряд, пока не проснешься на самом деле.

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *